Конец эпохи доминирования Том 2 глава 7: Даге, Даге

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 7: Даге, Даге – перевод EliSan

Путешествовать по городу ночью было определённо гораздо более утомительно, нежели днём. По ходу странствия мне в карман вновь стали капать новые кристаллы эволюции, причём в таком количестве, что я фактически восполнила все те кристаллы, что прежде потратила на ту группу людей.

Я гнала себя вперёд всю ночь без передышки, и en route1 мне приходилось то и дело останавливаться для боя или же бегать зигзагами между домами в попытках стряхнуть с хвоста крупные группы иных. Это было чертовски утомительно, но я, по крайней мере, сумела довольно-таки далеко продвинуться. Изначально я полагала, что успею прибыть домой лишь к вечеру, однако уже в десятом часу утра я смогла приметить вдали очертания знакомого района, где располагался наш дом.

Но никакая усталость, что успела накопиться за напряжённую бессонную ночь, не могла сравниться с моим стремлением поскорее увидеть лица родных. Стоило мне приметить в отдалении знакомые здания, как скорость моего шага лишь увеличилась. Даже голод, который я испытывала, не смог вынудить меня остановиться для перекуса. Чем быстрее я вернусь домой, тем скорее Шуюн сможет накормить меня своим вкусным питательным завтраком. В конце концов, разве есть люди, которым нравится питаться сухим пайком?! Пусть даже это первоклассный паёк, которым меня снабдила Джин Фенг, он никогда не сможет сравниться с домашней стряпнёй Шуюн!

Последующие несколько улиц я бодро миновала едва ли не вприпрыжку и уже вскоре добралась до знакомого перекрёстка. Ещё буквально пару шагов, повернуть налево, и я увижу мой дом милый дом!

Раз шаг, два шаг, поворот налево!

Однако на том самом месте, где прежде стоял наш дом, я увидела не дорогое моему сердцу здание, а бесформенную ледяную глыбу льда.

Моё сознание разом помутнело, в то время как ноги в одночасье перешли на стремительный бег.

Дома нет! Даже следа от него не осталось!

Где Даге?

Шуюн?

Дядя и тётя?

Я подбежала к дверям калитки. Стены забора, которым был обнесён дом, были полностью целы, однако от самого дома остались лишь обледеневшие развалины. В центре же руин находилась целая куча крупных ледяных осколков, каждый из которых походил на небольшой айсберг. Какого чёрта? Ничего не понимаю. Это кристаллы что, упали на наш дом с неба?

Если бы сейчас на дворе был десятый год апокалипсиса, я бы ещё поняла. Обладатель сильной способности контроля льда смог бы такое провернуть, однако сейчас по-прежнему был лишь четвёртый месяц апокалипсиса! Даже я, будучи носительницей этой способности первого ранга, не смогла бы создать даже один подобный гигантский кристалл льда, не говоря уже о том, чтобы раздавить ими целый дом. Да какого же ранга должен достичь человек, прежде чем он сможет провернуть нечто подобное?

– Даге! – изо всех сил принялась звать я, полностью игнорирую потенциальную опасность подобного действия. – Шуюн! Дядя! Тётя!

Ответа не последовало.

Теперь уже едва перебирая ногами, я заставила себя ступить на огороженную территорию и оглядеться по сторонам. Я боялась увидеть то, чего моё сердце никогда не сможет принять, но в итоге моему взору предстали лишь голые руины и больше ничего. Из моей груди тут же вырвался облегчённый выдох, после чего я собралась с духом и решительно двинулась в сторону ледяной глыбы в центре.

Боже, да каждый из этих кристаллов льда настолько велик, что без труда смог бы расплющить под собой человека… Нет-нет-нет, мне даже думать о подобном не следует!

Обойдя гору ледяных кристаллов по периметру, я так и не нашла и следа кого бы то ни было. Даже следов крови нигде не видно. Как-то это даже странно. Словно дом изначально был пуст. Может, нам просто повезло, и никого не оказалось дома, когда на него с неба обрушились эти ледяные глыбы? А затем, раз уж дом стал непригодным для жизни, Даге и остальные просто перебрались в другое место?

Нет, это невозможно. Даже если бы Даге принял решение переехать в другой дом, они не стали бы уходить слишком далеко. Ведь к тому моменту я ещё не успела вернуться домой. Они бы ни за что меня не бросили!

Продолжая мысленно ломать голову над этой дилеммой, я принялась карабкаться вверх по горе ледяных кристаллов. К счастью, я была носительницей способности контроля льда, так что определённой устойчивостью я обладала, но даже мои руки вскоре начали неметь от холода. Да какой же силы должна была достичь способность, чтобы добиться подобного эффекта? Как это вообще возможно при нынешних-то условиях?

Спустя какое-то время мне удалось-таки, хоть и ценой немалых усилий, достичь вершины горы. И когда я взглянула вниз…

– Даге?!

В самом центре этого скопления огромных ледяных осколков я обнаружила глубокую впадину, на дне которой лежал никто иной, как Даге. Он спокойно с закрытыми глазами лежал себе прямо на льду, и никак не отреагировал даже на звук моего голоса.

– Даге, ты там в порядке?

По-прежнему ноль реакции!

Я тут же торопливо соскользнула вниз по отвесной стене льда. Достигнув основания, я довольно болезненно треснулась коленками о ледяную корку дна, но, проигнорировав неприятные ощущения, тут же перешла в перекат, попытавшись хоть немного затушить набранную инерцию. Затем же, щурясь от боли, на четвереньках подползла к Даге и склонилась над ним, не зная, как быть дальше.

– Даге? Даге?!

Я вновь и вновь звала его, но так и не решалась притронуться к нему, чтобы проверить… не остановилось ли его дыхание.

Холод вокруг стоял такой дикий, что всё моё тело грозилось в любой момент обратиться в ледышку, и даже сердце теперь с каждой секундой всё больше и больше холодело. Я несомненно, умру, если пробуду здесь ещё хотя бы минуту, и это вам говорит носительница способности контроля льда!

Мои глаза начало пощипывать от прилива тепла.

Что же здесь произошло? Как же так получилось, что ты пал, Даге? Разве это вообще возможно? Джин Суи же сказала, что тебе уготовано было стать Ледяным Императором! И ты бы стал им, если бы я не попросила тебя вернуться, из-за чего твоя способность льда заменилась способностью к исцелению. И по этой причине ты теперь лежишь тут…

Пощипывающий мои глаза жар так и не смог пролиться вниз по щекам, так как мгновенно оборачивался в хрустящую наледь. Я спешно подняла руку к лицу и принялась сметать крохотные льдинки со своих ресниц. Я не могла себе позволить здесь и сейчас обратиться в ледяную скульптуру. Я всё ещё не нашла Шуюн, дядю и тётю. Протерев глаза, я потянулась было к Даге, решившись, наконец, проверить наличие у него дыхания, но… наткнулась глазами на его устремлённый на меня взгляд.

Мой рот тут же приоткрылся, а по телу пробежала волна облегчения.

Даге открыл глаза! И он даже смотрит на меня!

– Да…

Но не успела я его окликнуть, как его рука тут же сомкнулась на моей шее. В тот же миг в моё тело хлынул ужасающий поток энергии льда. Даже будучи сама обладателем такой же способности я не могла противостоять подобному напору, и вскоре даже наполняющий мои лёгкие воздух начал стремительно замерзать. Не имея возможности сделать даже вдоха, мою душу охватил страх удушения, и, не желая погибнуть от рук собственного Даге, я замахнулась на него ногой в отчаянной попытке высвободиться из мёртвой хватки.

Однако Даге без труда перехватил мою ногу своей второй свободной рукой, после чего в моё тело хлынула ещё одна мощнейшая волна энергии льда. Пронзивший моё тело холод был столь невыносим, что я непременно закричала бы от боли если бы моё горло к этому моменту уже не было заморожено и не лишилось возможности издавать какие-либо звуки.

Ты хочешь убить меня, Даге? Почему? Ты действительно желаешь… задушить своего ди-ди?

Взгляд Даге был прикован ко мне, и в его глазах я видела лишь жгучую ярость и ненависть, однако медленно, но верно его выражение начало смягчаться, постепенно превращаясь в замешательство. Внезапно его глаза расширились в шоке, после чего он выдавил дрожащим, словно сам не решался в это поверить, голосом:

– Ш-шую?

Но откликнуться я, разумеется, не могла.

Он опустил взгляд на собственную руку и спешно разжал хватку на моём горле. В тот же миг поток тёплого воздуха хлынул в моё замороженное горло, и какое-то время я могла лишь, свернувшись от холода в клубок, болезненно откашливаться. Даге же при этом принялся в панике похлопывать меня по спине:

– Шую, это правда ты? – он примолк, после чего вновь с замешательством переспросил. – Это ведь действительно ты, не так ли?

В рот мне ногу, да, Шерлок. Кем ещё я могу быть? Шуюн?

Через какое-то время моё горло, наконец, немного восстановилось, и я смогла приподнять голову. Даге зачарованно глядел на меня, словно уже лет восемьсот не имел возможности видеть непревзойдённую красоту лица своего собственного ди-ди.

– Шую?! – вновь воскликнул он с таким видом, будто по-прежнему не решался поверить своему счастью.

Да что с тобой не так, Даге? Сначала ты остервенело душишь человека, лишая его голоса, а затем кричишь, требуя от него ответа. Я закатила глаза к небу и едва слышно выдавила хриплым голосом:

– Ага.

Услышав мой ответ, Даге тут же потянулся было вперёд, однако я в страхе тут же поползла назад, прикрывая от него своё горло. Не души меня больше! Ещё одного подобного опыта моё горло уж точно не переживёт!

Даге мгновенно застыл, очевидно, не понимая, почему я избегаю его прикосновения. Его лицо даже вновь на секунду исказилось яростью, но затем его взгляд переместился на мои руки, которыми я обвила своё пострадавшее горло, и вспыхнувшая было злость мгновенно потухла, сменившись выражением самобичевания.

Даге убрал назад руку и бросил попытки приблизиться ко мне. Вместо этого он нахмурился, задумавшись над чем-то, после чего выпалил:

– Шую, кто я для тебя?

…У Даге что, мозги от холода заклинило?

– Даге, – озадачено пробормотала я. Он ведь не мог тоже потерять свою память, так ведь? Невозможно. Он ведь зовёт меня «Шую», так что, очевидно, осознаёт, кем я являюсь.

– Как зовут нашего ди-ди?

Капец, Даге и в самом деле слетел с катушек? Он только что превратил Шуюн из девочки в мальчика!

Когда же я не ответила на его вопрос, Даге всего аж перекосило от гнева.

– Отвечай немедленно! – взревел он.

Почувствовав, что температура окружающего воздуха вновь начала стремительно падать, у меня не оставалось иного выбора, кроме как отозваться по-прежнему хриплым голосом:

– У нас есть лишь мей-мей, и зовут её Цзянг Шуюн.

– Как ты её обычно зовёшь?

– Юн-юн.

Он что, задаёт мне все эти вопросы, чтобы удостовериться в моей личности? Неужели был ещё кто-то, кто пытался выдать себя за меня?

В этот момент Даге наконец-то остановил свой поток вопросов и просто молча уставился на меня. Я честно не знаю, какими словами мне следует передать то выражение лица, что сейчас возникло на лице Даге. Словно у человека, весь мир которого однажды рухнул лишь для того, чтобы сейчас вновь воссоединиться и засиять всеми цветами радуги. Его тело расслабилось, а глаза заблестели от слёз. Я же при виде его слёз мигом застыла в полном шоке. Но прежде чем я успела прийти в себя, Даге уже подпрыгнул ко мне и крепко обнял, что есть мочи прижимая меня к своей груди. Он так сильно сдавил меня в своих объятиях, что моё всё ещё не полностью восстановившееся горло вновь полыхнуло болью.

– Слава Богам, – раздался тихий шёпот возле моего уха. – Я уж было подумал, что снова опоздал, и мне вновь не удастся спасти вас с Шуюн… – на этих словах он резко притих, после чего спешно отпрянул и, заглянув мне в глаза, настороженно спросил. – Где сейчас Шуюн?

– А разве не с тобой? – всё больше и больше запутывалась я. Да что творится с Даге? С ним явно что-то не так. Только не говорите мне, что с его сознанием поигрался какой-то иной психического типа?

– Со мной? – озадачено пробормотал Даге.

– Даге, где Шуюн? Да и остальные тоже?

В моей груди всё больше и больше поднималась волна паники. Никогда не думала, что сумев отыскать Даге в целости и сохранности, мне по-прежнему придётся опасаться за безопасность Шуюн. Учитывая, с каким рвением обычно Даге защищает своих младшеньких братика и сестричку, я была уверена, что даже в случае смертельной опасности Даге ни за что не позволит Шуюн умереть раньше него. Иными словами, раз Даге цел, я была уверена, что и Шуюн цела и находится где-то неподалёку. Так что во всей этой ситуации было нечто абсолютно невообразимое и неправильное.

В этот момент Даге резко нахмурился и поинтересовался:

– Шую, какой сейчас год после начала апокалипсиса?

– На дворе лишь четвёртый месяц, – удивлённо хлопнула глазами я, – так что о «годах» пока явно речи не идёт. Да что с тобой случилось, Даге?

– Четвёртый месяц? – шокировано пробормотал он, окончательно вводя меня в ступор. Затем же он вновь нахмурился и заявил. – Выходит, ты, Шую, не обратился в иного в первый же день? Но, стоп, это тоже как-то странно, ведь в это время я по-прежнему должен быть в Океании. Тогда почему же ты говоришь, что Шуюн со мной?

Кто-кто не обратился в иного в первый же день? И… Океания?

Я ошарашено вылупилась на него во все глаза и лишь теперь заметила белые пряди в его волосах. Несмотря на то, что внешне он почти не изменился, его волосы всё же выглядели на порядок длиннее, чем раньше. С того момента, как меня унёс с собой цветущий падальщик, и десяти дней не прошло, так что его волосы просто физически не могли успеть настолько сильно отрасти!

Передо мной был Даге, но в тоже время не Даге. Он обладает способностью контролировать лёд, и он был в «Океании»… Получается, передо мной сейчас находится никто иной как Ледяной Император, Цзянг Шутиан?!

Мать моя женщина! Неужели это правда… хотя почему бы и нет?

В конце концов, я умудрилась не только в иной мир перескочить, но ещё и обратиться из женщины по имени Гуан Веюн в паренька по имени Цзянг Шую. Ледяной Император Цзянг Шутиан же просто объявился здесь в своём изначальном обличии! Он всего-то перенёсся в иной мир. Как ни посмотри, его ситуация будет попроще моей! Ведь даже сейчас я не уверена на все сто, являюсь ли я реинкарнировавшейся путешественницей через миры или же просто больным на голову пареньком.

И пока я стояла там, переваривая шокирующую информацию, Даге внезапно осел на землю. Вместе с тем окружающие нас ледяные валуны также принялись стремительно таять, что было хорошей новостью, так как к этому моменту от пронизывающего холода я уже собственных рук не чувствовала. Вот только, лишившись поддержки льда, оставшиеся развалины дома мгновенно начали угрожающе потрескивать, грозясь обрушиться в любую секунду. Ну а когда треск внезапно раздался под моими собственными ногами, я и вовсе струхнула, но было уже слишком поздно. Корка льда раскололась, и мы с Даге оба провалились прямиком в подвал.

У меня и так уже были травмированы горло и нога, а теперь ещё на нас сверху обрушилась целая гора ледяных осколков. Более того, вниз упала я не самым удачным способом. Хуже могло быть разве что, если бы я шмякнулась прямиком мордой в пол. И пока я лежала на полу подвала под давящим весом множества ледяных осколков меня внезапно посетило жгучее желание как следует вмазать Даге за всё хорошее.

К счастью, лёд продолжал очень быстро таять, отчего вся моя одежда в мгновение ока насквозь пропиталась талой водой. Я даже сделала пару глотков этой воды, чтобы смочить пострадавшее горло.

К слову, холодно мне теперь уже не было. В конце концов, тем, что бросало меня в дрожь ранее, был вовсе не холод от окружающего льда, а энергия льда Даге, напор которой к этому моменту уже значительно снизился. Быть может, он специально уменьшил её поток, так как заметил, что его ди-ди вот-вот превратится в сосульку?

Сумев же наконец-то выбраться из-под горы тающих ледяных осколков, я вскрикнула:

– Даге?

Через пару секунд я приметила его лежащую без движения на полу фигуру не так далеко от меня. Я тут же подползла к нему поближе и когда я уже было собралась проверить его дыхание, Даге внезапно сам открыл глаза.

– Ты в порядке, Даге?

На этот вопрос он грустно улыбнулся и отрицательно помотал головой.

– Прости, Шую. Чтобы вернуться назад во времени мне пришлось истратить слишком много моих сил, так что сейчас я не очень хорошо могу контролирую свою способность.

«Вернуться назад во времени»? Вот оно как. Даже такой могущественный человек как Ледяной Император не мог быть столь силён на этом этапе апокалипсиса. Похоже, этот «Даге» успел прожить немало лет в апокалипсисе, что значит, он не просто перескочил в иной мир, он ещё и назад во времени переместился.

– Понимаешь, Шую, я пришёл из десятилетнего будущего, – немного неуверенно заявил он. – Я не твой нынешний Даге.

Нет, Ваше Величество Ледяной Император, вы не просто будущая версия моего Даге, вы абсолютно другой Даге из параллельной вселенной. Мой Даге уже превратился в целителя, так что даже десять лет спустя он не станет обладателем способности повелевать льдом!

– Я нашёл… носителя уникальной способности, что умел управлять потоками времени, и вынудил его отправить меня назад в прошлое. Но я не предполагал, что процесс перемещения будет столь сложен. Мне пришлось израсходовать все свои силы лишь для того, чтобы не позволить потокам разорвать меня на клочки, – он поднял на меня вопрошающий взгляд. – Ты веришь мне, Шую?

– Верю, – кивнула я в ответ. – У Даге, которого я знаю, волосы не такие длинные.

Он усмехнулся, после чего печально заявил:

– Я уже и не помню, какими они были в те годы. Впрочем, я не только это успел позабыть. Ты вот, к примеру, выглядишь куда привлекательнее, чем Шую из моих воспоминаний.

Я озадачено моргнула. Получается, он уже очень давно не видел «Цзянг Шую» того мира? Что же в таком случае случилось с тем Цзянг Шую? Хотя, стоп, Даге ведь недавно сказал «Выходит, ты, Шую, не обратился в иного в первый же день?». Не значит ли это, что Цзянг Шую из того мира обратился в иного в первый же день апокалипсиса?

Эта мысль меня немного шокировала, но чем дольше я думала над этим предположением, тем более логичным оно мне казалось. Если на голову Цзянг Шую того мира так же, как и на мою, упала облицовочная панель здания, и если он так и не успел очнуться, вполне логично предположить, что после прихода чёрного тумана он проснулся уже не человеком.

В этот момент Даге внезапно схватил меня за руку.

– Не беспокойся, Шую. Уж в этот раз Даге непременно защитит вас обоих! – пообещал он.

Мне же оставалось лишь кивнуть в ответ. В конце концов, Даге всегда был человеком, что изо всех сил стремился уберечь своих любимых братика и сестричку от всевозможных бед. Вот только, Даге, здешний «ты» находишься не в Океании, а в Азии… в смысле, в Мессии. Блин, не так-то просто изменить свои привычки.

Что же мне делать с двумя Даге… Хм? Погодите-ка, а разве это не здорово иметь сразу двух Даге?

Более того, этот Даге даже является Ледяным Императором из десятилетнего будущего!

Ледяной Император из десятилетнего будущего объявился на первом году апокалипсиса! Я на секунду застыла, поражённая этим открытием. Д-да с такой мощью мы смело можем хоть прямо сейчас пойти и завоевать весь мир! Человечество сможет процветать даже в этом апокалипсисе!

Я была столь тронута открывшемся мне откровением, что я даже не смогла сдержаться и схватила Даге за руку. Более у меня не было сомнений. Чем больше у меня Даге, тем лучше. Что там два, я бы даже не отказалась от восьми или десяти Даге!

И когда я уже было собралась объяснить Даге обстоятельства нынешнего мира, к примеру, местоположение здешнего Даге, чтобы Даге смог ментально приготовиться к встрече, как… Стоп, этот Даге ведь тоже «Даге». Я уже сама себя запутала со всеми этими «Даге». Как бы там ни было, нужно дать знать Ледяному Императору, что ему предстоит встреча с его альтернативной версией, после чего мы вдвоём отправимся на поиски остальных, а затем уже после объединения все вместе отправимся завоёвывать мир!

Но любые разговоры о будущем пока могут и подождать. Наше нынешнее местоположение с каждой минутой становится всё более и более неподходящим местом для длительных дискуссий. Талая вода продолжала стремительно заполнять подвал, и уровень воды к этому моменту уже был мне по пояс. Если так и дальше продолжится, то уже через несколько минут подвал окончательно превратится в бассейн. Пора сваливать отсюда.

Погодь! Разве наш подвал не должен был быть доверху забит съестными припасами? Как же в таком случае он умудрился превратиться в бассейн?

Лишь теперь я осознала, что подвал дома был абсолютно пуст. Не было видно никаких следов былых припасов, за исключением разве что кое-каких коробок тут и там, однако сказать, находилось ли внутри что-либо полезное, я не могла. На одной из стен же я обнаружила надпись, но из-за большого количества трещин и прочего причинённого стене ущерба большая часть слов уже была утеряна.

ХХю, мХ ХХХ ХХХ твои поиски. Хли ты вернёшься ХХ сам, ХХХ ХХ восток ХХХХ ХХ ХХХ оправимся в Луо’ан. Если ХХ ХХХХХ найти ХХХ тебя, ХХХХ округ ХХХ остановимся у башни ХХХ.

К счастью, несмотря на множество пропусков в тексте, понять приблизительный смысл сообщения по-прежнему было реально. Благо ключевые слова сохранились; иначе я бы уж точно разрыдалась от отчаянья. В этом мире ведь невозможно просто взять в руки мобильный телефон и позвонить другому человеку, чтобы узнать, где тот сейчас находится.

Ясно, выходит, Даге и остальные оправились на мои поиски и ради этой экспедиции даже приняли решение забросить собственную базу. А ведь если смотреть на ситуацию здравым умом, я с наибольшей долей вероятности уже должна была погибнуть от лап той птахи. Но Даге, игнорируя все эти пессимистические прогнозы, собрал всех и потащил их в опаснейшее путешествие. Хей, наёмники, какого чёрта вы столь слепо следуете за своим лидером?! Почему не отговорили его от подобной суицидальной затеи?

Мне хотелось как следует накричать на подчинённых Даге, чтобы не следовали каждому приказу Даге, как стадо тупых баранов, но разливающееся в душе тёплое чувство твердило об обратном.

Теперь, даже если вся неудача семейства Цзянг обрушится на меня одну, я всё равно не откажусь от этой жизни.

В этот момент я почувствовала, как рука Даге внезапно легла на мою грудь. А сейчас-то что, Ледяной Император? Я с беспокойством подняла свой взгляд на Даге, ожидая вновь увидеть то граничащее с безумием гневное выражение лица, однако вместо этого передо мной предстало мёртвенно бледное лицо Даге.

– Даге?

В следующий же момент он нежно, но в тоже время сильно толкнул меня, отбросив на приличное расстояние от себя. Силы этого толчка хватило не только на то, чтобы подбросить меня в воздух, но и выкинуть за пределы ямы, коим был наш подвал, где я благополучно приземлилась на свою пятую точку. И прежде чем я успела понять, зачем он это сделал, моему взору предстало нечто совершено невообразимое.

Внезапно пространство передо мной буквально взорвалось, и огромный ужасающий поток ледяного воздуха хлынул наружу со дна ямы и разом устремился куда-то вверх. Это была энергия льда, причём настолько мощная, что даже мельчайшие капельки воды находящиеся в воздухе моментально заморозились. Всё пространство вокруг начало стремительно погружаться в белёсый искрящийся туман, а по развалинам дома во все стороны побежали причудливый дорожки инея. Было похоже на то, как если бы я внезапно очутилась на вершине какой-то высокой горы.

Меня охватил такой неописуемый холод, что я уже даже носа собственного не чувствовала. Чтобы окончательно не утратить этот самый нос или же ухо у меня не было иного выхода кроме как спешно захромать прочь от ямы, припадая слегка на свою пострадавшую ногу. Что же касается Ледяного Императора, то о его безопасности я не беспокоилась. В конце концов, это же его сила, так что ему самому она не навредит.

Как вскоре выяснилось, решение я приняла правильное и своевременное. Едва я успела выбраться за периметр ограждающих территорию дома стен, как окружающая обстановка снова резко изменилась. Заполонивший всё пространство вокруг дома белый туман начал вращаться как бы всасываясь обратно в яму, из-за чего вскоре над домом возникло подобие торнадо.

Я могла лишь ошалело наблюдать за происходящим. Я не имела ни малейшего понятия о том, что сейчас здесь происходит, как, впрочем, не знала я и того, как мне следует вести себя при подобных обстоятельствах. Более того, я не смела приблизиться к этому потоку даже на сантиметр. Задействованная в этом вихре энергия была попросту ужасающей. Даже будучи спрятанной за высокой каменной стеной забора я чувствовала, что мой нос может замёрзнуть и отвалится в любую секунду. Но, несмотря на всю опасность, я не решалась отойти подальше. Если случится непредвиденное, я в тот же миг прыгну в эту бурю, чтобы помочь… Хотя, о чём это я? Помочь? Да разве такая, как я, может хоть чем-то помочь Ледяному Императору?

Кхем, похоже, от всего этого холода у меня уже мозги заледенели.

Простояв таким образом ещё несколько минут я, уже на полном серьёзе начала обращаться в сосульку. И когда я уже было решила бросить затею с помощью и отступить куда подальше, бушевавшее над домом торнадо втянулось в яму, словно кто-то всосал его внутрь через гигантскую соломинку. После чего атмосфера вокруг вновь стала тихой и умиротворённой, словно никакого аномального явления и не произошло. Настолько тихой и умиротворённой, что даже от горы обломков нашего дома не осталось и следа, словно его тут никогда и не было.

Увидев перед собой пустырь, моё сердце непроизвольно сжалось в груди. Подумать только, столь хороший дом просто испарился в мгновение ока. Разумеется, нам в любом случае рано или поздно пришлось бы покинуть это место; уж больно мал был потенциал для роста в предместьях, так что мы не могли себе позволить остаться здесь навсегда. Но я никак не ожидала, что нам придётся покинуть это место так скоро и столь внезапно, не говоря уже о том, что от нашего дома не останется ни единого кирпичика. Это ужасающее торнадо энергии льда изничтожило всё буквально в пыль.

Но к счастью, всё, что мы при этом потеряли, – это сам дом. Все его обитатели были по-прежнему живы, так что оплакивать тут было нечего.

Я медленно захромала вперёд. Я была обязана проверить, в каком состоянии сейчас пребывал сам Ледяной Император. То, что нечто подобное произошло с ним столь внезапно, было для нас отнюдь не добрым знамением. Должно быть, путешествие через пространство и время далось ему большой ценой.

На подходе к яме я сбавила темп и начала внимательно озираться, стараясь не упустить какое-либо подозрительное явление из виду. Я более чем уверена, что даже одного залпа энергии льда Ледяного Императора хватит, чтобы в одночасье стереть меня в пыль.

Не обнаружив вокруг ничего подозрительного, я сделала глубокий вдох и решительно заглянула в яму. В центре впадины я увидела довольно крупный ледяной кристалл овальной формы, но вот Ледяного Императора нигде видно не было.

– Даге? – позвала я, но ответа не последовало, так что я спрыгнула вниз.

Эта овальная штука в центре по форме напоминает… яйцо?

Должно быть, в этот момент моё лицо перекосилось в весьма и весьма странную физиономию. Изначально я предполагала, что придя домой смогу вволю пожаловаться Даге на несправедливое отношение людей к моей персоне, после чего закушу рассказ домашними вкусностями Шуюн. Но вместо этого я обнаружила свой дом хорошенько провентилированный крупными ледяными валунами. К счастью, вскоре выяснилось, что внутри никого не было. А когда я уже было подумала, что нашла Даге обнаружилось, что на самом деле он Даге из другого мира. Ну и в заключении, пока я предавалась блаженным мыслям о том, что один Даге – хорошо, а два ещё лучше, строя амбициозные планы по завоеванию мира, с Ледяным Императором произошло нечто ну очень странное.

И в итоге Ледяной Император принял форму ЯЙЦА.

Разве это нормально для жизни быть НАСТОЛЬКО непредсказуемой?

Будучи в замешательстве, я пару раз ткнула это загадочное ледяное яйцо на пробу. Его поверхность оказалась немного холодной на ощупь, но никакой реакции на моё прикосновение так и не последовало. Не зная, как мне следует с ним быть дальше, я решила пока просто перекусить в сторонке. В конце концов, я ведь так и не позавтракала, так что к этому моменту была уже довольно голодна. Более того, поедание пищи не мешает мне приглядывать за окружающей обстановкой. Я в любом случае не понимала, что тут происходит, так что не хотела предпринимать каких-либо поспешных действий, что могут лишь навредить. Не говоря уже о том, что мы с Ледяным Императором были людьми совершенно разных весовых категорий. Он с лёгкостью может убить человека, лишь раз щёлкнув пальцами, так что с кем, с кем, а с ним мне бы не хотелось экспериментировать.

Если ничего так и не произойдёт, мне придётся подыскать подходящий автомобиль для транспортировки этого яйца. От одной лишь мысли, что мне придётся путешествовать в компании гигантского яйца, что было размером с половину человеческого роста, у меня начала болеть голова! К счастью, как раз в тот момент, когда я уже доедала последний кусок сухого пайка, яйцо начало покачиваться.

И пока я с интересом наблюдала за развитием событий, на поверхности ледяного яйца появились крохотные трещинки. В этот момент мне внезапно пришла в голову мысль, что возможно мне бы стоило драпать отсюдова, да поскорее. Если из него вырвется ещё одно торнадо как в прошлый раз…

Дерьмо! Нужно скорее выбираться!

И только я подорвалась с места, намереваясь бежать, как яйцо внезапно взорвалось и разлетелось на части. Я тут же вскрикнула и пулей умчалась прочь, не решившись даже на секунду притормозить, чтобы захватить свой рюкзак. Меня пугала мысль, что промедли я хоть на секунду, и меня может постичь та же судьба, что и весь дом. Я, знаете ли, не горела желанием превратиться в кучку пыли на земле!

Вновь укрывшись за уцелевшим забором дома, я приготовилась к взрывам, торнадо, землетрясениям или любым другим катаклизмам, что могли вскоре последовать. В такой позе с бьющимся в груди сердцем я просидела добрых десять минут. Однако как только моё беспокойство за состояние Ледяного Императора наконец-то перевесило страх перед возможной опасностью, я вновь сорвалась с места и побежала обратно.

Заглянув вниз, я обнаружила, что от яйца остались лишь разбросанные по всей округе мелкие кристаллики льда. Но куда важнее этого было то, что со дна ямы на меня взирал человек.

Я ошарашенно на него вылупилась. Он… Он…

– Мамочка? – раздался звонкий детский оклик.

…Не, вообще-то я твой ди-ди.

Я продолжила молча смотреть на него, а он в свою очередь продолжил озадаченно глядеть на меня. Но через несколько секунд этой игры в «гляделки» меня внезапно посетило чувство вины. Вот так вот оставить маленького ребёнка одного в глубокой яме. Не это ли в здоровом обществе называют жестоким обращением с детьми?

Но на самом ли деле он ребёнок?

Спрыгнув в яму, я не решилась сразу же подойти к маленькому мальчику и принялась разглядывать его на расстоянии двух шагов. Он стоял в куче очевидно слишком большой для него одежды. Скажу больше, он фактически утопал в её складках, причём настолько, что даже двинуться был не в состоянии. И эта одежда, бесспорно, была той самой, в которой я недавно видел самого Ледяного Императора.

Ну а прибавив ко всему сказанному ещё и тот факт, что лицо этого мальчика было похоже на уменьшенную копию лица Даге, суровая реальность перед моими глазами становилась попросту неопровержимой.

– Ч-что ты помнишь? – осторожно поинтересовался я. Пусть этот мальчик и выглядит чертовски миленьким, нельзя забывать, что он всё же никто иной, как Ледяной Император. Нельзя давать волю своим рукам! Нельзя щипать его за пухлые щёчки или же трепать волосы на его голове!

Маленький Ледяной Император удивлённо уставился на меня, а затем ответил:

– Я помню тебя, мамочка.

Чёрта-с два я твоя мамочка! Да ты даже пол мой перепутать умудрился! Ни фига ты не помнишь, не так ли?

Мой Даге из параллельного будущего превратился в яйцо, а затем это самое яйцо превратилось в трёхлетнего ребёнка. Ну не полное безумие ли?! Причём ещё более безумным эту ситуацию делал тот факт, что энергия льда этого ребёнка была даже слабее моей.

Моё лицо помрачнело. Как могла перспектива светлого процветающего будущего для всего человечества исчезнуть столь внезапно? Какого чёрта? Ледяной Император, разве ты не прибыл сюда, чтобы защитить нас с Шуюн?

Не желая так просто признавать подобную реальность, я из последней надеждой решилась задать ребёнку ещё один вопрос:

– Но ты ведь помнишь, как тебя зовут, так ведь?

Услышав вопрос, мальчик задумчиво опустил голову. И когда я уже было подумала, что не всё ещё потеряно, он вновь поднял голову и задал встречный вопрос:

– Мамочка, а как меня зовут?

– Зови меня ди-ди. Хотя, нет, лучше уж ге-ге! – обращение «ди-ди» из уст трехлетнего ребёнка и так уже звучало донельзя абсурдно, но, как ни посмотри, «мамочка» была даже хуже того! А вот обращение «ге-ге» в данных обстоятельствах подходит как нельзя лучше.

Однако ребёнок лишь озадачено наклонил голову в бок, очевидно не поняв мою просьбу, и снова настойчиво потребовал:

– Мамочка, моё имя.

– Тебя зовут Цзянг Шу… – и тут я запнулась, нахмурившись. Использовать имя «Цзянг Шутиан» было не лучшей идеей, так как в будущем это может вызвать путаницу. В дальнейшем, когда мы воссоединимся с Даге и остальными, как прикажете нам обращаться к этим двум? Имена-то у них одинаковые. Так что я резко передумала и выпалила. – Тебя зовут Цзянг Сяотиан2!

– Понял, я – Цзянг Сяотиан! – кивнул мне Сяотиан, радостно улыбаясь. Боже, как же у меня сейчас руки чешутся потрепать его милые щёчки!

Выходит, даже такой грозный и могущественный человек, как Даге, в возрасте трёх лет был миленьким и очаровательным пупсиком. Даже не верится, что это дитя всего через пару лет превратится в бравого молодца геройского пошива. Невероятно.

Терпеть более сил у меня уже не было, так что я протянула вперёд руку и ущипнула-таки Сяотиана за розовую щёчку. А-а-а, я это сделала! Я ущипнула Даге! Я ущипнула самого Ледяного Императора!!!

– Мамочка, я есть хочу, – внезапно сообщил мне малыш, отчего я тут же почувствовала себя виноватой.

Как же я могла оставить своего сыночка голодным? Ну что же я за мать-то така… Пого-о-одь! Нет у меня никакого сына! Хотя, стоп, даже не так! Я восемнадцатилетний парень! Почему этот ребёнок упорно завёт меня «мамочкой»? Только не говорите мне, что он, подобно птенцу, стал воспринимать меня, первого увиденного им человека, своей мамой, потому что и сам, прямо как птица, недавно вылупился из яйца?!

– Мамочка, я очень голоден! – снова выпалил Сяотиан и с обиженным видом легонько боднул меня лбом в живот. Как видимо, это было единственное движение, которое он мог сделать, так как по-прежнему находился в плену целой горы одежды.

Я аккуратно выловила мальчика из его пут, оставив лишь жилетку, в которой он смог бы ходить как в своего рода мантии, после чего пошла к рюкзаку за едой.

Поев вяленого мяса с крекерами и запив всё водой, Сяотиан вытер рукой рот и заявил:

– Мамочка, я всё ещё голоден.

Я тут же вытащила из рюкзака ещё одну пачку крекеров, но Сяотиан на это лишь отрицательно помотал головой.

– Их не хочу.

– Сяотиан, не время сейчас быть придирчивым к еде! – раздражённо бросила я. – Уж прости, но раздобыть для тебя бургеров из Макдональдса у меня не получится.

Но Сяотиан лишь вновь помотал головой, после чего ткнул пальцем на набедренную флягу, в которой я хранила все собранные мной кристаллы эволюции.

Чувствую я, растить этого ребёнка будет ой как непросто.

Я молча вытащила наружу один кристалл и протянула его Сяотиану. Тот, даже не задумываясь, моментально проглотил его, после чего уже сам потянулся к фляге и без промедления высыпал всё содержимое фляги себе в рот.

Хей-хей, кристаллы эволюции – это тебе не шоколадные конфеты! Я с болью в сердце проводила взглядом серебряную флягу. На секунду мне даже захотелось схватить этого ребёнка и хорошенько отшлёпать, но затем, глядя на то, как жадно он поглощает кристаллы, мне внезапно припомнились слова Ледяного Императора «Мне пришлось израсходовать все свои силы лишь для того, чтобы не позволить потокам разорвать меня на клочки», так что я сдержала свой порыв и промолчала.

Он жадно глотал эти кристаллы эволюции, а ведь они были всего лишь кристаллами нулевого ранга. Более того, он даже в ребёнка деградировал, так что подобное лакомство уж точно не могло сделать его сильнее. Интересно, насколько же сильно упали способности Ледяного Императора?

Я продолжила молча наблюдать за Сяотианом, пока тот не прикончил всё содержимое фляги, после чего спросила:

– Ну как, Сяотиан, теперь-то ты наелся?

Цзянг Сяотиан в ответ с лёгким замешательством похлопал себя по животику, а затем отрицательно помотал головой.

– Не беспокойся. Вот схожу ещё раз на охоту и раздобуду тебе ещё еды.

Однако едва я произнесла эту фразу, как мне в голову пришла ещё одна мысль, и я нахмурилась. Эти обычные кристаллы нулевого ранга даже для меня годились лишь в качестве бустера для регенерации собственного тела, так что для Ледяного Императора они, вполне вероятно, действительно являются чем-то вроде шоколадных конфет. Но в таком случае даже кристаллы первого ранга не возымеют на него большого эффекта.

Тем не менее, у меня попросту не было иного выбора, кроме как найти способ хоть как-то прокормить этого крошечного Даге.

Он настолько жаждал спасти своих младших братика и сестричку, что даже прибегнул к столь ненадёжному методу, как путешествие назад во времени. Перед лицом подобной упёртости мне оставалось лишь беспомощно вздохнуть.

Подхватив Цзянг Сяотиана, я подняла и усадила его себе на ручки. Даже если он не сможет в итоге превратиться обратно в Ледяного Императора, я просто воспитаю его как собственного ди-ди. Не так уж важно, трое нас братьев и сестёр или же четверо.

Оказавшись поднят на руки, Сяотиан тут же обнял меня в ответ и радостно заверещал «Мамочка! Мамочка!», отчего у меня вновь разболелась голова. Я бы не возражала, если бы ты называл меня хотя бы «папочкой», но почему именно «мамочка»? Неужели ты действительно был настолько слепым в детстве, а, Даге?

– Зови меня ге-ге!

Но даже после этих слов Сяотиан продолжил упорно молчать, лишь непонимающе глядя на меня своими большими глазами, так что я сдалась и решила пойти на компромисс:

– Ну или хотя бы называй меня папочкой, ладно? – взмолилась я.

– Мамочка, ты что, тоже проголодалась? – со всей серьёзностью поинтересовался у меня Сяотиан. – Ты совсем не похожа на папочку. Сяотиан никогда бы вас не спутал.

Но ты путаешь нас прямо сейчас… Хотя, стоп. Я ведь и впрямь больше похожа на маму, разве нет? Я припомнила то семейное фото, что стояло в рамочке у меня в комнате. Даге и папа на нём выглядели так, словно были высечены из одного куска мрамора, а вот мы с Шуюн были куда больше похожи на маму, кроме, разве что, наших прямых носов, что были точь-в-точь как у отца.

В таком случае неудивительно, что он завёт меня «мамочкой». У трёхлетнего Цзянг Шутиана не было ещё младших брата и сестры. В то время Шую и Шуюн были не более чем витающими где-то в неосязаемом пространстве фантомами. Таким образом, для маленького Даге существовало лишь два близких члена семьи: мамочка и папочка. Ну а так как я внешне напоминаю именно маму, он и стал воспринимать меня как свою мать.

Эх, ну и ладно. Какой толк спорить дальше с трёхлетним ребёнком? Как бы там ни было, как только отыщем Даге и Шуюн, я смогу с чистой совестью передать звание «мамочки» Шуюн. Она по-любому куда больше меня годится для этой роли.

Прижав Сяотиана к груди, я задумалась над сообщением, что оставили в подвале Даге и остальные.

Восток, город Луо’ан.

1 En route: на этот раз французское выражение, что переводится как «на этом пути». Опять-таки оставила без перевода, так как фраза выглядела именно так в оригинальном тексте

2 Сяотиан: сяо – маленький, тиан – второй символ имени Даге => Сяотиан = маленький Шутиан

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 6: Город иных

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 6: Город иных – перевод EliSan

Облокотившись на опору линии электропередач, я аккуратно двумя пальцами забросила окровавленный кристалл эволюции в набедренную фляжку. Эта небольшая размером с ладонь фляга была, по всей видимости, сделана из серебра и представляла собой настоящее произведение искусства. Более того, на дне даже было выгравировано имя «Фенг» древнекитайскими иероглифами. Понятия не имею, что побудило Джин Фенг засунуть эту фляжку мне в рюкзак. Может, она рассчитывала на то, что алкоголь сможет придать мне смелости?

Как бы там ни было, стоило мне одним большим глотком осушить содержимое, как эта фляга тут же превратилась в прекрасный сосуд для хранения кристаллов эволюции. К этому моменту обычные кристаллы нулевого ранга годились мне лишь для того, чтобы ускорить регенерацию моего тела и только, поэтому я съела всего несколько штук в самом начале моего путешествия через город. Все последующие же я кидала во флягу, рассчитывая угостить ими своих домочадцев позднее.

Но, честное слово, я никогда не думала, что успею собрать настолько много. Я ведь планировала как можно скорее вернуться домой!

В теории, если бы между офисом Фенг и моим домом лежала прямая дорога без каких-либо препятствий, мне хватило бы всего одних суток беспрерывного бега, чтобы преодолеть это расстояние. Но, увы и ах, подобной прямой дороги не существовало, а город настолько кишел иными, что у меня то и дело невольно мурашки по спине пробегали. В конце концов, даже если не брать в расчёт пока ещё редко встречающихся иных первого ранга, обычным иным тоже вполне по плечу завалить такого сильного человека, как я, если разом нападут на меня достаточно крупной толпой!

Это был уже третий день с тех пор, как я покинула Джин Фенг. Честно говоря, я уже даже стала скучать по тем беззаботным дням, когда меня кормили с ложечки. Я потрясла фляжкой, и содержимое тут же негромко затрещало мне в ответ. Улов за эти пару дней у меня был немалый, но этого и стоило ожидать от города, где иные шныряли буквально за каждым поворотом. Это позволило мне в полной мене осознать, насколько именно опасным стал теперь для людей окружающий мир. Судя по положению дел в городе, мне чертовски повезло, что у меня была возможность быстро подняться до первого ранга в предместьях. В конце концов, уровень потенциальной опасности здесь и в предместьях города настолько разнился, что даже сравнивать не имело никакого смысла.

Хотя нет. Тут скорее следует сказать спасибо насквозь прогнившей удаче семьи Цзянг. Благодаря ей, даже наводнённый иными город мне теперь кажется раем по сравнению с тем, что я пережила, будучи в предместьях. Взять хотя бы число иных первого ранга, что я успела повстречать за этот промежуток времени. Первого я встретила и прикончила во время своей охоты соло. Затем уже вместе с наёмниками наткнулась на мозговика, а ещё чуть позднее на парочку краснопёрых птиц. Учитывая, что с начала апокалипсиса прошло приблизительно четыре месяца, выходит, что, грубо говоря, на каждый месяц приходится по одному иному первого ранга. Какого чёрта? Иные вам не женские проблемы, чтобы иметь подобную месячную цикличность!

Будучи Гуан Веюн, я впервые увидела иного первого ранга лишь на шестом месяце апокалипсиса, и то, тут же поджав хвост, удрала куда подальше, пока тот не успел меня заметить.

Я честно не знаю, как мне следует относиться к крайне своеобразной удаче семейства Цзянг. С одной стороны она позволила мне быстро подняться до первого ранга даже будучи в предместьях города, с другой она разлучила меня с Даге и Шуюн… Эх, ну и ладно. Мне просто нужно поспешить и вернуться к ним поскорее. К слову, мне ведь ещё и опустевшее место Ледяного Императора предстоит восполнить, так что прохлаждаться у меня времени нет. Плевать, будь что будет!

Прикрепив флягу обратно к бедру, я достала карту, дабы убедиться, что двигаюсь в правильном направлении. Несмотря на то, что до окраины Чжунгуань оставалось совсем немного, солнце уже клонилось к закату, так что идти дальше было не самой лучшей идеей. Ещё раз всё хорошенько обдумав, мне с огромной неохотой пришлось взять себя в руки и унять нарастающее желание поскорее увидеть лица Даге и Сяо-мей. Ладно, переночую пока здесь, а завтра уж непременно поднажму, чтобы успеть добраться до дома до заката. Авось, сумею даже поужинать со всеми вместе за обеденным столом.

Я двинулась в сторону ближайшего скопления жилых домов. Так как я была уже довольно близка к границе города, высотных зданий в окру́ге уже было не так много, как в центре, что так и пестрил различными офисами-небоскрёбами, да и располагались они на приличном расстоянии друг от друга. Большинство здешних жилых домов имели не более десяти этажей, но это отнюдь не значит, что иных в этом районе меньше, чем в деловом центре города. Вероятно потому, что эффект от чёрного тумана начал проявляться уже после полуночи, большинство жителей города успели в тот день добраться до своих квартир, так что в высотных офисных зданиях центра на самом деле обитало меньше иных, чем в здешних не очень высоких жилых домах.

Это же являлось и основной причиной того, почему скорость моего продвижения по городу сегодня была значительно меньше, чем во все предыдущие дни. Перемещаясь между домами, мне приходилось быть предельно бдительной. Большинство подобных перебежек заканчивались тем, что я невольно вторгалась на территорию какого-нибудь иного, и мне непременно приходилось вступать с ним в бой. Когда же энергия моей способности падала ниже определённой отметки, у меня не оставалось иного выбора, кроме как забиться в дальний угол и тихо дожидаться, пока силы не восстановятся.

Из всех домов я выбрала небольшое видавшее виды трёхэтажное жилое здание, после чего, убедившись, что внутри никого нет, вошла внутрь. Поднявшись на второй этаж, я облюбовала угловую хозяйскую спальню, так как в ней имелось сразу два больших окна, что в случае нападения обеспечат мне больше вариантов отхода. Забравшись в шкаф, я прикрыла за собой дверцу, но не полностью. Чтобы иметь возможность при необходимости увидеть всю комнату целиком, я оставила небольшую щель.

Хоть на дворе и было всего лишь восемь или девять вечера, я зажевала сухой паёк, запила его водой и, сорвав с висящих надо мной вешалок одежду, запихнула её под голову и приготовилась спать. Я рассчитывала двинуться в путь с первыми лучами солнца, так что мне следовало как следует отдохнуть.

Даге, Шуюн, как же я соскучилась по вам. Никогда более не позволю себе сомневаться. Будь я порождением прошлой жизни или же нынешней, неважно! Это не меняет того факта, что сейчас я Цзянг Шую. Я ваш ди-ди и Эрге!

И когда я уже было начала проваливаться в сон, до меня долетели тихие перешёптывания, и я тут же вновь насторожилась. Подобная ситуация вовсе не была мне в новинку. За время моего путешествия через город я далеко не раз замечала присутствие людей, но старательно избегала встреч с ними, так как связываться с другими группами у меня желания не было.

Город, безусловно, был очень опасным местом, но даже здесь люди умудрялись выживать. Более того, в ходе первых месяцев процент выживших людей в городе был даже выше, чем в предместьях. Скорей всего это объясняется тем, что в городских квартирах люди жили либо поодиночке, либо маленькими семьями, в то время как в предместьях селились преимущественно многочисленными семействами. По этой причине пережить первый день в предместьях было очень непросто, так как даже всего один обратившийся в иного родственник чаще всего становился причиной гибели всей семьи. Горожанам в этом плане повезло больше, но со временем чаши весов всё равно уравновесятся из-за значительно более высокой смертности в городе в последующие годы.

Прислушавшись, я осознала, что обладатели этих голосов зашли в тот же дом, где была сейчас и я. Это заставило меня нахмуриться. Перед тем, как остановиться здесь, я тщательно осмотрела всё здание и убедилась, что оно не является пристанищем других людей.

Неужели они просто случайно выбрали для ночёвки то же самое здание, что и я? Да чтоб их!

Если честно, мне не хотелось по собственной воле уходить отсюда, так как я первая присмотрела себе этот дом, да и время уже было позднее. Но, судя по доносящимся с первого этажа голосам, людей там собралось довольно много, так что для меня будет лучше поскорее слинять по-тихому и подыскать себе новое убежище.

Я нехотя вылезла из шкафа, и когда я уже было поставила одну ногу на подоконник, намереваясь выпрыгнуть наружу, снизу раздался встревоженный женский вскрик.

Там что-то стряслось? Я на секунду замешкалась, но в итоге всё равно решила поскорее покинуть здание через окно. В подобном мире я едва ли могла позволить себе быть святошей и безвозмездно помогать всем окружающим.

– Мамочка!

– …

Я уже стояла в окне, придерживаясь рукой за раму. Чтобы покинуть это место мне оставалось сделать лишь шаг. Но этот оклик определённо принадлежал маленькому ребёнку. Более того, судя по голосу, ему и десяти-то лет от роду ещё не было. Впечатляет уже то, что он сумел выжить в этих условиях. Через сколько же трудностей, должно быть, прошла его мама, чтобы суметь сохранить своё дитя в целостности?

Мама…

Я стиснула зубы, резко развернулась и бросилась к лестнице. Сбежав на первый этаж, я затормозила у основания лестницы, оценивающе глядя на обстановку внизу. Передо мной была разношёрстная группа из приблизительно двадцати людей. Ближе всего ко мне находилась испуганная кучка безоружным стариков, женщин и детей, которых прямо сейчас прикрывали от нападения приблизительно семь-восемь вооруженных пистолетами мужчин. Но стрелять из них они явно не решались, так как, по всей видимости, опасались привлечь к себе внимание ещё большего числа иных. Вместо этого они пытались отбиться от незваных гостей дедовским методом – дубасили их палками и тыкали в них кухонными ножами.

Эта сцена была мне хорошо знакома.

Их оппонентами были пять иных, что вошли в дом вслед за группой. Видок у них был довольно странный. Внешне они напоминали инопланетян из старых фильмов про космические одиссеи, причём тех, кого главный герой истории уже успел хорошенько так избить, а потом ещё и выпотрошить. Один из них был заметно крупнее остальных; высотой он был с полтора человеческих роста. Более того, ни один из кухонных ножей даже поцарапать его не мог, и именно этого иного все окружающие опасались больше всего.

– Уводи остальных наверх! – выкрикнул один из стоящих в авангарде мужчин.

– Нельзя. Мы ещё не проверили остальные эта… Ха? – отозвался было другой мужчина, но, обернувшись и наткнувшись взглядом на меня, он застыл на месте, как вкопанный, с широко раскрытыми от удивления глазами. К счастью для него, рядом находилось немало союзников, что тут же прикрыли его, так что потеря концентрации прямо посреди сражения не стоила ему жизни.

Я не стала заморачиваться с объяснениями и просто молча оголила один из своих ножей. Проскользнув сквозь толпу людей, я так же уклонилась и от ближайших иных, направляясь прямиком к самому сильному из них, что стоял за спинами своих подчинённых. Его руки мутировали в подобия кос, а тело было покрыто экзоскелетом. Этот покров выглядел достаточно прочным, и сам иной, похоже, был полностью уверен в непрошибаемости своей защиты, так что недолго думая смело занёс одну из своих кос, метя в меня. Но я с лёгкостью увернулась от этой примитивной атаки и вонзила нож в сгиб локтя иного. Энергия льда тут же хлынула в его тело.

Этому иному, похоже, никогда прежде не приходилось испытывать на себе атаку способностью, посему он и не знал, как ему следует на это реагировать. Он попытался было сбить нож второй рукой, но тот прочно застрял в его локте по самую рукоять, не говоря уже о льде, что намертво приморозил его к телу иного. В общем, попытка иного избавиться от ножа ударом привела лишь к вспышке ещё большей боли, от которой он тут же взвыл голосом больше напоминающим не вой, а скорее статический звук сломанного радио.

Заметив, что он столь милостиво открыл для меня свой рот, я, недолго думая, вытащила из ножен второй нож. Сперва я схватила его нижнюю челюсть, не давая ему сомкнуть пасть. Затем пырнула его ножом прямо в глотку, попутно провернув его там внутри, после чего, выдернув наружу, тут же всадила его в глазницу иного.

Его глаза, как видимо, имели какую-то плотную прозрачную защитную мембрану, так как при протыкании я почувствовала некое сопротивление, но в итоге с характерным звуком «поп» мембрана таки не выдержала и лопнула. Нож проник в глазное яблоко иного и поразил его мозг.

С этим иным было покончено, но рядом находилось ещё четыре. Я обернулась и взглянула на оставшуюся четвёрку, прикидывая про себя, стоит ли разобраться с ними самой, или же оставить их мужчинам из этой группы людей. Это не только даст им ценный боевой опыт, но так же позволит мне не присваивать себе кристаллы эволюций ещё и этих четырёх иных. Но иные, очевидно заметив, что ход битвы переменился не в их пользу, тут же ретировались и сбежали через окна, не дав мужчинам и шанса проявить свою доблесть.

Городские иные развивались куда быстрее, чем их сородичи в предместьях. Эти сразу же начнут улепётывать, стоит им лишь почувствовать неблагоприятную для себя обстановку, в то время как иные из предместий в схожей ситуации продолжат переть на тебя с настойчивостью несведущего до тех пор, пока не будут уничтожены. Увидев их реакцию, я на долю секунды удивлённо застыла, но вскоре расслабилась, вспомнив, что в моей прошлой жизни городские иные вели себя точно также.

Наклонившись вперёд, я принялась планомерно вскрывать грудную клетку иного с косами у моих ног. Несмотря на то, что первого ранга этот иной достичь так и не успел, он всё равно обладал куда большей силой, чем среднестатистический иной нулевого ранга, так что его кристалл также должен быть более высокого качества. Я не могла просто бросить его здесь.

Комната же, в которой я находилась, при этом погрузилась в поистине удушающую тишину.

– Чт-что ты делаешь? – дрожащим голосом поинтересовался у меня один из мужчин. Судя по голосу, он был довольно юн. Приблизительно того же возраста, что и я.

Проигнорировав его вопрос, я продолжила вскрытие трупа, после чего молча вынула из его груди кристалл. Прежде чем засунуть его в карман, я специально покрутила его в руках, как бы разглядывая, давая тем самым присутствующим шанс увидеть, что я держу в руках. Однако в качестве предосторожности, я всё же не стала кидать его напрямую в набедренную флягу к остальным кристаллам.

Ну и что теперь с ними делать?

Я нахмурилась и лишь теперь соизволила повернуть голову в сторону настороженной толпы. Заметив, что я переключила своё внимание на них, все люди как один напряженно вздохнули, но тут же облегчённо выдохнули, стоило им увидеть моё лицо.

– Так это просто юноша? – все ошарашено уставились на меня в полном недоумении.

Я же неспешно окинула присутствующих нарочито холодным взглядом.

– Наверху сплю я. Чтоб не смели ко мне подыматься, ясно?

Я всего лишь присмотрю за этими ребятами одну ночь и всё. На этом наши взаимоотношения закончатся. Честно говоря, мне стоило покинуть их сразу же, как только достала кристалл эволюции из тела убитого мной иного, но в этой группе людей были старики и дети. Нетрудно было догадаться, что эта толпа представляла собой ничто иное, как несколько цельных семей, которые каким-то образом сумели обзавестись огнестрельным оружием. Было очевидно, что ни один из мужчин прежде не обладал опытом стрельбы из пистолетов, так что с моей стороны было бы немного жестоко просто бросить их в подобном положении.

Нацепив на себя равнодушный холодный вид, я молча двинулась в сторону лестницы мимо толпы людей, рассчитывая тем самым отпугнуть их и избежать лишнего контакта с ними, но…

– Погоди, ты только что использовал в бою какую-то странную силу, не так ли? – прокричал мне вдогонку один из мужчин. Судя по голосу, это был тот же самый тип, что недавно спрашивал меня о том, что я делаю с иным.

Я незаметно покосилась на него. Как и думала, на вид ему было не больше восемнадцати-девятнадцати лет. Он был немного выше меня и имел загорелый оттенок кожи, как у атлета, что много времени проводит под палящим солнцем. Благодаря же ещё и довольно привлекательным чертам лица, впечатление о нём складывалось как о лучезарном добродушном парнишке, что способен с первого взгляда произвести благоприятное впечатление на окружающих себя людей.

Но мне на всё это было глубоко начхать. Проигнорировав его вопрос, я продолжила свой путь к лестнице, но когда я уже поставила ногу на первую ступеньку, дорогу мне внезапно преградила женщина с ребёнком на руках.

– Прошу, возьми мою девочку с собой! – взмолилась она. – Она славный тихий ребёнок. Она не потревожит тебя!

Девочке навскидку было приблизительно семь или восемь лет, и она глядела на свою мать слегка испуганными озадаченными глазами. Но я в ответ лишь угрожающе прищурилась:

– Безвозмездно защищать это дитя готова лишь ты, её мать. Всем же остальным до её судьбы дела нет.

На самом деле я не была так уж против взять эту девочку с собой на второй этаж, но проблема была в том, что одним лишь этим ребёнком дело бы не ограничилось. Помимо неё, здесь находилось ещё пять-шесть детей юного возраста, как впрочем и подросток приблизительно пятнадцати лет. Он тоже, что ли, подпадает под категорию «ребёнка»? Если бы я согласилась взять их всех со мной на второй этаж, то с тем же успехом могла бы просто переночевать со всеми вместе на первом этаже. Но на это шаг я никогда не соглашусь.

Эта женщина перед вами и так уже жалеет, что не ушла сразу после боя с иным. Заче-е-ем вы ещё и пробуждаете во мне мысли Матери Терезы?!

Моя собственная группа ещё была недостаточно сильна и обширна, чтобы безболезненно суметь принять в себя такую нехилую толпу людей. Более того из почти двадцати человек лишь семеро были молодыми мужчинами пригодными для боя, и это учитывая того лучезарного парнишу, что обращался ко мне ранее. Женщины же все были зажатыми и пугались малейшего шороха. Чуть лучше себя вели мамаши, так как они хотя бы обнимали своих детей, но и они боязливо жались к стенкам, не решаясь лишний раз пикнуть.

Я в своё время к этому этапу апокалипсиса уже неплохо владела импровизированным копьём из ручки швабры, готовая в любой момент схватить и утащить прочь своего излишне импульсивного бойфренда.

Чем более жалостливыми они выглядят, тем больше у меня причин не брать их с собой! Уж лучше посплю ещё немного наверху, после чего с первыми же лучами солнца поскорее покину это место и этих людей в придачу.

Приняв это решение, я попыталась было обогнуть преградившую мне путь женщину и подняться наверх, но, похоже, без боя сдаваться она не собиралась.

– Умоляю! – вновь обратилась она ко мне жалобным голосом и со слезами на глазах. – Здесь, внизу, слишком опасно. Прошу тебя, спаси мою дочь!

Я сжала руки в кулак в попытке укрепить свою волю и, слегка повысив голос, потребовала:

– С дороги!

– Да как ты можешь быть таким бессердечным? – яростно выпалил лучезарный парниша. – Это же просто маленькая девочка. Неужели так уж сложно просто позволить ей переночевать рядом с тобой?

Да сложно, ведь рядом с ней я не смогу заснуть! И сбежать я тоже не смогу! А всё потому…

Я быстрым движениям вытащила нож и, ухватив за него обратной хваткой, снова сжала кулаки.

– С дороги!!! – угрожающе прикрикнула я.

В этот раз мой ледяной тон, похоже, так перепугал женщину, что та тут же ретировалась и забилась в дальний угол, крепко сжимая свою дочь в объятиях.

Я начала подниматься по ступеням.

Взбешённый моим поведением, лучезарный парниша хотел было припустить за мной, но в этот момент его схватила за руку другая женщина средних лет. Судя по возрасту, она была его матерью. Лицо её выглядело очень печальным, словно она готова была расплакаться в любой момент, и по какой-то причине оно показалось мне смутно знакомым. Может я встречала её в своей прошлой жизни? Или же с ней был знаком Цзянг Шую?

Парниша, почувствовав, как видимо, хватку матери, немного подостыл, но сдержать рвущихся наружу слов так и не смог:

– Нас уже так мало осталось, город кишмя кишит всевозможными монстрами, а ты даже руки помощи нам не протянешь? Что же, собрался позволить человечеству вымереть? Хочешь жить один среди чудовищ?

Почувствовав, что атмосфера всё больше накаляется, остальные напряглись и попытались приструнить его:

– Прекращай уже, Чен Йишао!

– Молодые люди нынче столь горячи и нетерпеливы. Прошу, не принимай его слова близко к сердцу. Ступай наверх один, если хочешь. Никто из нас более не посмеет тебя потревожить!

Их слова были вежливы и деликатны, однако дрожащий голос выдавал испытываемый ими страх. В глазах этих людей я, вероятнее всего, предстаю лишь слегка более безопасным существом, чем иные. В конце концов, я, будучи человеком, хотя бы не стану пытаться ими закусить.

Поднявшись по лестнице, я вернулась на второй этаж, снова залезла в шкаф и попыталась заснуть, но сон никак не шёл. Ситуация этих людей внизу была мне до боли знакома и близка. Должно быть, я сама в прошлой жизни пережила схожий момент, не так ли? Хотя, я всё же была чуточку лучше тех трусливых женщин. С парнем, которого постоянно несло в самую гущу сражения, мне волей-неволей пришлось стать немного более стойкой, чем среднестатистическая женщина в апокалипсисе.

Если бы тогда нам удалось повстречать какого-нибудь сильного воина человечества, что согласился бы помочь нам… С другой стороны, ну и что, что он так и не объявился? Я всё равно смогла прожить аж целых десять лет в апокалипсисе и без помощи элиты. И даже если бы мы встретили тогда достаточно надёжного защитника, разве это значит, что Ксиа Зенгу непременно остался бы верен мне? К тому же этот парень всегда жаждал силы. Если бы нас тогда действительно взял под своё крыло один из элит, он бы принялся изо всех сил с ним соперничать, а, не сумев превзойти, скорей всего, совершил бы нечто ужасное, чем лишь ещё больше ухудшил бы наше положение.

Сумев кое-как привести свои мысли в порядок, я вновь попыталась заснуть, но лишь продолжила крутиться с боку на бок, не в силах расслабиться. Вынуждена признать, что мягкосердечие всегда было частью моей натуры. В прошлом я была слаба, поэтому не могла гарантировать даже собственное выживание, не говоря уже о помощи другим. Но именно этот факт позволял мне не испытывать угрызения совести по поводу чьей-либо смерти. Теперь же я обладала необходимой для этого силой, но, оказавшись перед выбором сегодня, всё равно предпочла отвернуться от людей внизу. Один лишь образ той женщины, что отчаянно молила меня о спасении своей дочери, вынуждал моё сердце болезненно сжиматься в груди.

Так и знала, что мне следовало просто выпрыгнуть из окна и не связываться с этой группой людей… Хотя стоп. Если бы я действительно выпрыгнула из окна, я, несомненно, жалела бы о содеянном даже больше, чем сейчас о решении остаться.

Как бы я ни поступила, сожаления мне были гарантированы. Всё-таки права была Сяо Ки, когда сказала, что у меня есть склонности святоши.

Да кто вообще так делает? Мало того, что ты хорошо относишься ко всем его любовницам, так ещё и помогаешь им выживать! – возмущённо выпалила Сяо Ки. – Признавайся, ты ведь вчера снова носила еды тому «отработанному материалу», не так ли?

Просто я уже давно выбросила Ксиа Зенгу из своего сердца, вот и всё, – как ни в чём ни бывало отозвалась я. – К тому же, он уже успел сменить целую кучу любовниц. Я бы просто вконец измотала себя, если бы начала ненавидеть всех и каждую из них, ты так не думаешь? Да и еда та была не более чем кое-какими остатками со стола.

Сяо Ки скептически приподняла бровь.

У нас действительно было много невостребованной еды, но выражение лица Сяо Ки по какой-то причине заставило меня почувствовать себя провинившимся ребёнком.

Я не давала еды тем женщинам, что причиняли мне проблемы. Только девочкам. Они ведь всё ещё такие молодые, такие беспомощные. Как ещё они смогли бы выжить, если бы не доверили себя заботам сильного мужчины? Разве ж можно винить их за это?

Ладно-ладно, поступай как знаешь. Не нужно так кипятиться, ты же не чайник. Я всего лишь беспокоюсь за тебя, вот и всё, – заявила Сяо Ки, всем видом признавая своё поражение. – В конце концов, я ведь тоже одна из бывших любовниц этого парня, которой ты помогла. Я не в том положении, чтобы отговаривать тебя протягивать руку помощи таким же, как и я когда-то.

Ну не надо, ты ведь тоже меня не раз выручала из щекотливых ситуаций, разве не так? Если бы не ты, все эти любовницы уже давно бы меня в асфальт закатали…

Эти воспоминания напомнили мне, что положение Гуан Веюн в группе отнюдь не было таким уж прочным и нерушимым. В те дни стоило нам, наконец, найти место, где мы могли бы осесть и обосноваться, страх перед голодными временами начала апокалипсиса вынудил мня начать выращивать различные травы и овощи. И благодаря тому, что мои труды в итоге сумели обеспечить группу необходим для выживания пропитанием, мне удалось сохранить за собой статус «девушки» Ксиа Зенгу. Но этот титул не приносил мне никаких особых дивидендов, только делал меня целью бесконечных нападок его любовниц, однако меня, по крайней мере, никогда не пытались изгнать.

К тому времени я уже какое-то время являлась не более чем номинальной девушкой Ксиа Зенгу и посему могла лишь беспомощно наблюдать за неиссякаемым потоком любовниц, каждую из которых он рано или поздно выбрасывал на улицу, как использованные перчатки. Глядя на всё это, я невольно начала проникаться сочувствием ко всем этим несчастным девушкам. Это и было причиной того, почему я время от времени делилась с ними едой. Чтобы хоть немного облегчить их жизнь.

После всех этих долгих размышлений и витаний в облаках, я резко выдохнула и, выйдя из шкафа, решительным шагом потопала в сторону лестницы. Спустившись вниз, я сразу же увидела кучку вконец измождённых стариков и детей. Не в силах более оставаться в сознании, они тихо дремали, прижимаясь друг к другу. Мамаши же, не выпуская своих чад из объятий, настороженно всматривались в зияющие дыры оконных проёмов и дверей. Напряжение в комнате было столь велико, что даже пытающиеся немного передохнуть мужчины то и дело вздрагивали при малейшем шорохе. Если им и удавалось немного прикорнуть, то лишь слегка. У каждого из них под глазами залегли такие глубокие тёмные тени, что казалось, будто кто-то хорошенько приложился им кулаком по лицу.

Первым моё появления заметил Чен Йишао.

– Чего тебе? – настороженно буркнул он.

Я в ответ молча засунула палец в флягу на своём бедре и, вытащив из её недр один кристалл, выставила его вперёд так, чтобы все смогли его как следует рассмотреть.

– Эта штука зовётся «кристаллом эволюции», – принялась объяснять я. – Их можно раздобыть, вскрыв грудную клетку иного. Съев их, вы сможете усилить как свои физические тела, так и ваши уникальные способности. Помимо этого, они также способствуют более быстрому исцелению любых ран, – сообщила я, после чего, мельком окинув взглядом толпу, подошла к Чен Йишао и протянула ему кристалл. – Ешь.

Однако Чен Йишао лишь отступил назад, не решаясь принять предложенный мною кристалл.

Я нахмурилась. Я что, не того человека выбрала? Принимая во внимание его резкое поведение, я мысленно уже приписала этого паренька к импульсивному типу людей, что действуют согласно собственным эмоциям. К тому же, в отличие от более старшего поколения, люди его возраста предпочитают читать в основном фантастику, так что в теории им должно быть проще принять реальность существования сверхспособностей, кристаллов эволюций и прочих загадочных явлений. Иными словами, у меня не должно было возникнуть проблем с тем, чтобы убедить его съесть кристалл.

Мне нужен был всего лишь один доброволец. Как только он своим примером докажет безопасность кристаллов, все остальные люди с готовностью потянуться следом. К тому же, я ведь уже продемонстрировала всем свои способности. У такого могучего человека, как я, не было никакого смысла пытаться отравить простых слабых людишек. Я уж не говорю о том, что для людей эти кристаллы эволюции являлись единственным лучом надежды в жестоких реалиях этого постапокалиптического мира, в которых человечеству только и остаётся, что убегать и прятаться в попытках избежать неминуемой гибели.

Прошло вот уже несколько секунд, но Чен Йишао всё никак не решался взять в руки кристалл. Я ещё больше нахмурилась, прикидывая, стоит ли и дальше продолжать настаивать на том, чтобы он принял кристалл, или же попытаться найти другого желающего, как в мою сторону внезапно метнулась чья-то стремительная тень. Я инстинктивно сделала шаг в сторону, но, осознав кому принадлежит эта тень, остановилась. Эта была женщина и в руках она сжимала маленького мальчика. Она яростно выхватила кристалл эволюции из моих рук и тут же сунула его в рот своему ребёнку.

Я тем временем успела заметить, что щёки мальчика имели характерный розоватый оттенок, а дыхание было прерывистым и тяжёлым. Было очевидно, что он сейчас испытывает сильный жар. Даже после того, как он проглотил кристалл, состояние мальчика ничуть не улучшилось. Заметив это, мать не выдержала и тот час же разразилась горькими слезами. Со спины к ней приблизился мужчина и печальными глазами уставился на рыдающую мать и ребёнка в её руках; скорей всего, то был её муж.

Подойдя поближе, я внимательно осмотрела тело мальчика – ран нет – и поспешила успокоить горюющую мать:

– Не волнуйтесь. Этот жар, вероятнее всего, является следствием пробудившейся в нём сильной способности, которую его юное тело было просто не в состоянии выдержать. Продолжайте давать ему еду и воду, и его состояние непременно стабилизируется.

Вообще-то после чёрного тумана тела всех без исключения людей стали куда выносливее и крепче, чем прежде, так что в эпоху апокалипсиса никто уже не погибал от простых болячек. Если бы это было не так, то малейшая рана приводила бы к заражению, смерти и последующему превращению в иного. Особенно это касается маленьких детей, вроде этого мальчугана. Обычно маленьких детей принято считать слабыми и беззащитными существами, но на деле их рост и скорость регенерации значительно превосходят таковые у взрослых людей. Через несколько лет некоторые подобные детишки уже превзойдут своих родителей в боевой мощи. И это же время станет тем рубежом, после которого весь известным нам мир окончательно перевернётся с ног на голову.

Я достала ещё один кристалл и поднесла его ко рту матери.

Она застыла на мгновение, после чего повернула голову и взглянула на своего супруга.

– Пусть лучше мой муж съест его.

– По одному на человека.

Услышав мой ответ, женщина понимающе кивнула и потянулась рукой к кристаллу, намереваясь принять его, однако выражение лица выдавало её скрытые мотивы с головой; скорей всего, она собралась припрятать кристалл, чтобы потом передать его своему ненаглядному.

Я тут же переместила руку ко рту мужа и холодным тоном повторила:

– По одному на человека. Ешь прямо сейчас. Но если не хочешь, заставлять не буду.

Супруг женщины застыл на месте, глядя на кристалл у самых его губ, но так и не решился взять его в рот. Подождав три секунду, я, недолго думая, убрала руку с кристаллом от его лица. В конце концов, я изначально дала ему целых три секунды на размышления лишь потому, что он был первым. Остальным же сильно повезёт, если для принятия решения я дам им хотя бы секунду времени.

Обходя комнату, я начала поочередно предлагать кристаллы эволюции всем присутствующим здесь людям. Некоторые принимали и съедали их, некоторые отказывались. Однако, как только я миновала последнего человека, ко мне подошёл Чен Йишао и сам попросил поделиться с ним кристаллом.

– Я думаю, что ты всё же хороший парень, и тебе можно доверять, – заявил он, сверкнув своей безупречной белоснежной улыбкой.

Да мне начхать, что ты там обо мне думаешь. Я подавила в себе желание закатить глаза к потолку. Не хотелось мне из-за такой ерунды разрушать созданный мною образ холодного и равнодушного парня, но кристалл я ему всё же передала.

Увидев, что Чен Йишао по собственной воле подошёл за кристаллом, и что с проглотившими кристаллы ранее людьми ничего плохого не случилось, остальные прежде отказавшиеся тоже устремились ко мне за своей порцией. Однако я лишь развела руки в стороны и пожала плечами, мол, нет больше.

Разумеется, на деле кристаллов эволюции у меня ещё было предостаточно, да и тот более качественный кристалл, что я вытащила не так давно из трупа иного с косами, я оставила себе. Просто у меня более не было настроения делиться с ними. И что вы мне сделаете? Кусните, если не нравится.

Чен Йишао проглотил кристалл и через несколько секунд с подозрением заключил:

– Ничего не чувствую.

– Один или два кристалла погоды не сделают. Максимум, на что ты можешь рассчитывать уже сейчас, это небольшое увеличение своей физической силы. Чтобы проявились другие более существенные изменения, придётся съесть куда больше.

– О, то есть это что-то на подобии прокачки персонажа и его скиллов в игре, так? – выпалил он воодушевившись. – Некоторые навыки становятся полезными лишь после того, как докачаешь их до определённого уровня, я правильно понял?

Что и следовало ожидать от подростка. Мне бы и в голову не пришло объяснять методику развития способностей с помощью игровой системы прокачки уровней и навыков.

– Именно так, – кивнула я. – Более того, как и в игре, чем сильнее будет становиться твоя способность, тем более высокого уровня кристаллы тебе придётся есть для её дальнейшего роста. А более сильные кристаллы соответственно придётся добывать из более сильных иных, – заключила я.

Изначально своими словами я намеревалась лишь дать им подсказку для дальнейшего развития, но в итоге из моих слов они уловили вовсе не ту информацию, которую я пыталась до них донести.

– Эти чудовища станут ещё сильнее?

– О боже, во что же превратился наш мир?

Толпа начала паниковать, мужчины побелели от страха, а женщины принялись тихо всхлипывать.

Сама же я, глядя на этих людей, испытывала гремучую смесь раздражения и сочувствия к ним. Когда ужас этого мира обрушился на меня впервые, я была немногим лучше них. Смотреть на это было не особо приятно. Я хотела уже было развернуться и уйти, оставив их самим разбираться с предстоящими трудностями, но не смогла, ведь эту панику породили именно что мои слова. Если просто брошу их сейчас, не смогу потом смотреть на себя в зеркало.

И когда я уже было собралась заявить, что, мол, люди тоже станут сильнее, так что беспокоиться не о чем, Чен Йишао оживлённо воскликнул:

– То есть, люди тоже со временем станут сильнее?

Я слегка улыбнулась.

– До тех пор, пока ты жив, будешь становиться всё сильнее и сильнее!

После этих моих слов глаза Чен Йишао аж заблестели в предвкушении. Он вёл себя куда оживлённее остальных и этой чертой напомнил мне… Ксиа Зенгу.

Он тоже повёл себя схожим образом на ранних стадиях апокалипсиса. Не то чтобы его совсем не пугали те радикальные изменения, что произошли в нашем мире, просто они не повергли его в отчаянье так, как большинство прочих людей. Когда же он обнаружил, что обладает сверхспособностью, принялся как сумасшедший её развивать, жаждя заполучить себе ещё больше силы. Думаю, он даже с готовностью прокричал бы «Я хочу покорить весь мир!», если бы не считал подобное проявление чувств глупым.

Моё настроение тут же ухудшилось.

– Можешь рассказать чуть побольше об этих «способностях», о которых ты упоминал ранее? – светясь энтузиазмом, попросил Чен Йишао.

Это парень – Чен Йишао, не Ксиа Зенгу! Я отринула в сторону бесполезные воспоминания о своём прошлом куда подальше и вытянула вперёд руку ладонью вверх. В следующий же момент на её поверхности появился небольшой ледяной кристалл овальной формы, который в тот же миг, словно семечко, принялся прорастать. Вытягиваясь всё выше, этот ледяной росток начал множиться, расходиться ветками и покрываться листвой, пока окончательно не превратился в ледяное деревце высотой приблизительно в тридцать сантиметров.

– Красиво, – пробормотал Чен Йишао на выдохе, заворожёно глядя на моё творение.

Все остальные также глядели на меня во все глаза, но во взглядах большинства читалось скорее не удивление, а восхищение. Должно быть, многие из присутствующих здесь людей уже обнаружили у себя ту или иную способность, просто пока не знали, как её следует использовать. Как я уже говорила прежде, сейчас было ещё то время, когда способность контролировать огонь в угоду своей слабости могла использоваться лишь в качестве замены спичек, или того хуже, даже до этого уровня не дотягивала.

– Все без исключения владеют той или иной способностью, – заявила я, тщательно выделив голосом слова «без исключения», – и характер у этих способностей может быть самый разный. Чем сложнее её определить, тем, чаще всего, полезнее она в конечном итоге оказывается, так что не беспокойтесь, если пока ещё не поняли, в чём заключается ваша конкретная способность.

И стоило мне произнести эти слова, как снедающее моё сердце чувство вины заметно ослабло. Этим людям повезло куда больше, чем мне в своё время. Как Гуан Веюн мне приходилось осваивать использование своего улучшенного зрения методом проб и ошибок прямо посреди боя, да и о существовании кристаллов эволюций мы узнали по чистой случайности лишь после того, как я пробила дыру в грудной клетке иного.

– Ох! – внезапно воскликнула женщина, что всё это время крепко сжимала в объятиях своего пылающего жаром сына. – Он очнулся! Очнулся! Мой мальчик очнулся!

Я перевела взгляд на мальчугана. Розоватость на его щеках уже заметно спала. Как я и предполагала, болен он не был, просто мощь его способности вытягивала из его неподготовленного тела все силы. Теперь же, съев свой первый кристалл эволюции, ему сразу же стало легче.

Но сам факт того, что его способность высосала из него столько сил, лишив даже возможности двигаться, говорил о том, что она, вероятно, весьма могущественна и полезна.

Я задумалась, почувствовав непреодолимый соблазн забрать этого ребёнка с собой, вот только оба его родителя по-прежнему были живы. Это значит, мне придётся взять под своё крыло и их тоже. Более того, навряд ли они так уж просто согласятся покинуть худо-бедно безопасную группу людей и вместо этого отправиться в неизвестном направлении с мало знакомым волком-одиночкой вроде меня. А сообщить во всеуслышание о том, что я направляюсь на базу наёмников, у которых есть как оружие, так и набитый провиантом подвал, я, разумеется, не могла, так как в таком случае за мной увяжутся и все остальные.

Слишком много мороки, так что бог с ним!

Но всё равно, если этот ребёнок сможет в итоге подняться до уровня элиты, это станет огромным плюсом для всего человечества. Я вытащила из рюкзака плитку шоколада, отломила кусочек и сунула его в рот мальчику. Остальную же часть я швырнула в руки стоящему рядом мужчине, чтобы развеять любые возможно возникшие в его голове подозрения на почве моего якобы преферентного отношения к его жене.

После чего я тут же развернулась на каблуках и стремительно потопала в сторону выхода из дома.

– Хей, постой, куда…

Чен Йишао попытался было окликнуть меня, но я никак не отреагировала на его зов и продолжила идти вперёд. Я не смела останавливаться. Не смела затормозить даже на мгновение. Пусть ночь и являлась опасным временем суток для людей, я не могла позволить себе остаться с ними. Если пробуду с ними слишком долго, я действительно могу превратиться в Мать Терезу.

В прошлой жизни я ещё могла позволить себе быть святошей, ведь к тому времени у меня уже не осталось никого дорого сердцу. В результате моя жизнь оборвалась в лапах иных, после того как мой собственный бывший парень подставил меня и бросил на растерзание. Мне некого было защищать, и страдать о моей гибели тоже было некому. Однако теперь у меня есть Даге, Сяо-мей, дядя, тётя и наёмники Даге. В этот раз рядом со мной находятся слишком много дорогих для меня людей, поэтому я не могу позволить себе остаться святошей.

В этот момент я резко крутанулась и отклонилась в сторону. Почти в то же мгновение в воздухе прогремел звук выстрела.

Я обернулась и бросила ледяной взгляд в сторону стрелявшего.

– Зачем ты выстрелил в него? – с явным недоумением в голосе спросил Чен Йишао у одного из мужчин из своей группы.

Этот мужчина по-прежнему стоял с направленным на меня пистолетом, причём обе руки, которыми он сжимал оружие, немного подрагивали. То факт, что его выстрел не попал в цель, очевидно, на секунду выбил мужчину из колеи, но уже в следующее мгновение он стиснул зубы и заявил:

– У него есть еда. Только взгляните на его гигантский рюкзак. Уверен, он до верху забит съестными припасами! И… и ещё кристаллы эволюции. Готов поспорить, у него есть ещё. Нужно заставить его оставит всё это здесь, а уже потом пусть проваливает, куда хочет.

– Что ты такое говоришь? – в полном шоке выпалил Чен Йишао.

Но далеко не все разделяли это его недоумение. Немало людей, услышав слова мужчины, начали подавать признаки весьма подозрительной активности.

Заметив это, я улыбнулась. И стоило людям в этой группе увидеть мою улыбку, как в тот же миг вне зависимости от пола и возраста все они замерли на месте в немом благоволении. Лишний раз убеждаюсь, насколько же всё-таки удивительная внешность у Цзянг Шую. Даже то нарочито холодное выражение лица, которое я демонстрировала этим людям, то и дело притягивало ко мне их восторженные взгляды, но с эффектом улыбки оно явно даже рядом не стояло.

– Ты даже слабенького иного победить не в состоянии, тем не менее, осмелился поднять руку на меня? Только не говори, что уже забыл, кто прикончил того крупного иного, чей труп сейчас лежит в углу комнаты?

Вы даже с иными самостоятельно справиться не можете, тем не менее, вам хватает дерзости попытаться убить себе подобного?! Так и думала, не могу я позволить себе быть добренькой с окружающими. Если бы привела эту группу к нам домой, они непременно начали бы вскоре доставлять наёмникам кучу неприятностей, и тогда-то я уж точно никогда бы себя не простила за проявленную мягкотелость!

Тем временем выражение лица стрелка внезапно ожесточилось, а руки его перестали дрожать. Я же лишь спокойно продолжила за ним наблюдать. Было видно, что этот человек ещё не успел полностью лишиться внутреннего понятия чести и морали, так как на лице его по-прежнему виднелись следы испытываемого им чувства вины передо мной. Но это отнюдь не помешало ему выстрелить мне в спину.

Я сжала свою правую кисть, и мои пальцы моментально обвились вокруг рукояти материализовавшегося прямо в воздухе ледяного ножа. После чего я стремительно мотнула рукой, и нож, в мгновение ока преодолев разделяющее нас расстояние, вонзился мужчине прямо в сердце. Глаза мужчины тут же округлились, и он попытался было опустить голову силясь понять, что это только что было, но в результате это незначительное движение головы нарушило равновесие, и он безвольно шмякнулся на пол плашмя мордой вперёд.

Все люди вокруг застыли, не зная, как на это реагировать, но не от страха, а, скорее, от недоумения. Никто из них не понимал, почему тот внезапно упал.

– Не смейте кричать, – равнодушным холодным тоном предупредила их я. – Тот выстрел и так уже был достаточно громким. Если ещё и орать ко всему прочему начнёте, то точно привлечёте сюда целую свору иных, и поминай как звали.

Чен Йишао присел возле мужчины и вопросительно ткнул его пальцем в плечо. Осознав, что что-то с ним не так, парниша спешно перевернул тело мужчины на спину и в ужасе отпрянул, увидел торчащую из его груди овальную ледяную рукоять ножа. Хотя, если уж быть совсем откровенной, мои ледяные ножи не были похожи на «ножи» в полном смысле этого слова. По большому счёту они имели форму довольно тонких заострённых ледяных осколков с куда более широким основанием в качестве рукояти. Я не особо старалась придавать им форму настоящих ножей. В конце концов, я ж не для выставки ледяных скульптур их создаю, а для дела, так что внешний вид не имеет значения.

Как только мёртвое тело мужчины с торчащей из его груди ледяной рукоятью предстало перед людьми, все члены группы сделали резкие вдохи, однако к счастью никто из них так и не закричал. Впрочем, на дворе был уже четвёртый месяц апокалипсиса, так что смерть ближнего была им уже не в новинку.

Не в силах более совладать со своим недоумением, Чен Йишао поднял на меня свой взгляд.

– За-зачем ты его убил?

Затем, что он пытался убить меня! Разве не очевидно?

– В будущем, уверен, ты ещё поблагодаришь меня за это.

Этот мужчина был готов лишить меня жизни ради небольшой кучки еды. Думаешь он не сделал бы того же с вами? Сколько именно людей он бы перебил, сказать не ручаюсь, однако люди подобного типа, как правило, всегда умудряются выжить, ступая по телам собственных товарищей. Апокалипсис всегда кишит подобными грязными людишками, что в любой момент готовы всадить тебе нож в спину, так что чем меньше их останется, тем лучше для всех!

– Никогда! – выпалил Чен Йишао, прожигая меня пылающими ненавистью глазами.

Эх, у этого парнишки те же наклонности Матери Терезы, что и у меня самой в прошлой жизни. Хотя он ведь парень. Тогда как мне следует его называть? Отец Теренс? К несчастью, теми, кто погибал в апокалипсисе раньше всего, были именно святоши. Если подумать, Гуан Веюн сильно повезло, раз ей удалось протянуть целых десять лет в условиях апокалипсиса.

Как бы там ни было, задерживаться здесь ещё дольше причин у меня более не было. Я и так уже стояла в самых дверях, так что, развернувшись, я просто шагнула за порог.

– Стой! – крикнул мне вслед Чен Йишао. Он настолько кипел негодованием, что уже едва не топал от гнева. – Ты что же собираешься просто сбежать после того, как убил человека?

Я остановилась, обернулась и, закатив глаза к небу, предложила:

– Тогда, может, напишешь на меня заявление в прокуратуру?

Закончив фразу, я тут же покинула эту группу людей, не теряя рядом с ними больше ни секунды. Тот выстрел благополучно избавил меня от всех сомнений, которые успели пустить корни в моём сердце святоши. Благодаря ему, я теперь могла уйти, не испытывая и тени вины перед этими людьми. Как только доберусь до дома, я даже смогу поплакаться в рубашку Даге и Сяо-мей и, возможно, удостоюсь соболезнующего поглаживания по голове!

Я иду домой!

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 5: Феникс доброй удачи

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 5: Феникс доброй удачи1 – перевод EliSan

Съев кристалл эволюции, я наконец-то смогла расслабиться и со спокойной душой продолжить лежать на кровати. Теперь, даже если кто-то и заметит аномально быстрый темп, с которым восстанавливается моё тело, это можно будет просто списать на воздействие кристалла. Ко мне самой это уж точно никакого отношения не имеет, верно ведь?

Вот только лежать пластом на кровати сутки напролёт было чертовски скучно. Мне безумно хотелось тайком выскользнуть из постели, чтобы немного походить и размять своё тело, но подле меня сидела кое-какая личность. Эта персона пристально отслеживала моё состояние все эти дни, так что у меня не оставалось иного выбора, кроме как послушно лежать в постели и восстанавливаться.

– Может, уже перестанешь так на меня таращиться? – сухо пробормотала я.

– Нетушки. Даджей2 попросила меня приглядеть за тобой! – с улыбкой ответил этот человек.

Я покосилась на него. Бен был довольно низкорослым четырнадцатилетним подростком, но несмотря на свой малый рост он не выглядел хлюпеньким или слабым; даже наоборот, в его крепких руках чувствовалась определённая сила. Его темноватый оттенок кожи и впалые глаза выдавали в нём полукровку, однако местный акцент ясно говорил о том, что вырос он именно в этой стране.

Несмотря на то, что Бен звал Джин Фенг «Даджей», он определённо не являлся её младшим братом. Фенг упоминала, что у неё есть лишь старший брат по имени Джин Зан и младшая сестра Джин Суи, что делало её средним ребёнком в семье. Структура её семьи сильно смахивала на мою собственную… Стоп, что это я такое говорю? Фенг же девушка, а я парень, так что наши семьи не могут быть одинаковыми. Просто так уж совпало, что мы оба являемся средними из трио братьев и сестёр.

Если уж на то пошло, то все в этой группе обращались к Фенг не иначе как «Даджей», но не в значении кровной «старшей сестры», а скорее «главенствующей женщины», что управляет синдикатом или же какой-либо другой схожей организацией.

Иными словами, ещё до наступления апокалипсиса Бог Грома уже являлся частью триады, в то время как Даге возглавлял собственный отряд наёмников. Занятно было бы узнать, какое прошлое было у Огненного Короля. Я почти уверена, что и он отнюдь не был простым человеком. Не удивительно, что им в итоге удалось сталь правителями постапокалиптического мира. Их сила зиждилась на прочной основе из прошлого, так что разве у нас, обычных простолюдинов, был хотя бы шанс сравняться с ними?

Впрочем, это заявление тоже не совсем верно. В мире изначально существовало немало людей с довольно примечательным прошлым, однако лишь трое из них в итоге стали элитами человечества. Одним словом, да здравствуют наши старшие братья! Неважно, будь то мой собственный Даге или же Даге Джин Фенг, они оба являются поистине удивительными людьми!

– К тому же наблюдать за калейдоскопом эмоций, что отражаются на твоём лице, довольно забавно. С моей стороны было бы кощунством не наслаждаться этим занятным зрелищем! – воскликнул Бен. – Не удивительно, что ты так сильно приглянулся Даджей. У тебя привлекательная внешность, и ты интересный. Будь я девчонкой, тоже похитил бы тебя и сделал своим призовым мужем.

– Меня никто не похищал, – уже в который раз монотонно выпалила я.

Услышав мой ответ, Бен тут же от души расхохотался. Подобные подколы явно доставляли ему огромное удовольствие. Было вполне очевидно, что он совершенно не поверил в правдивость моих слов, но переубеждать его я не намеревалась. В конце концов, все в этой группе видят во мне не более чем постельного мальчика Джин Фенг, и в определённом смысле это было действительно так. В конце концов, Джин Фенг давала мне как еду и воду, так и кристаллы эволюции, в то время как я в ответ на её жест доброй воли лишь лежала на кровати и отдыхала. Как ещё можно назвать подобного человека, как не «постельным мальчиком»?

По ночам Джин Фенг возвращалась в комнату и даже спала рядом со мной на кровати. Если бы не крайне печальное состояние моего тела, что позволяло ей лишь притрагиваться к моему лицу да поглаживать меня по волосам, мне, вероятно, пришлось бы зацензурить этот пикантный момент моего повествования!

– Сяо Ю, ты ведь уже почти полностью восстановился от полученных ран, не так ли? – с намёком поинтересовался Бен, ехидно ухмыляясь.

Аж десять раз! Я провёла в постели всего каких-то там шесть дней! Если бы не мне, а тебе пришлось сразиться с птицеподобным иным первого ранга, после битвы с которым тебя бы ещё сбросили с невесть какой высоты, от тебя бы даже мокрого места не осталось!

Но, вынуждена признать, я действительно уже чувствовала себя куда лучше, чем в первый день моего пребывания здесь. Моё тело восстанавливалось куда быстрее, чем я изначально предполагала, и всё благодаря кристаллам эволюции, которые мне периодически скармливала Джин Фенг. Эти низкосортные кристаллы нулевого ранга уже не могли сделать меня сильнее, но вот на то, чтобы ускорить заживление ран, были более чем пригодны.

– Тебе бы следовало звать меня не «Сяо Ю», а хотя бы «Сяо Ю-ге». Я ведь, всё-таки, старше тебя, – недовольным тоном подметила я.

Однако Бен лишь фыркнул в ответ.

– Существуют всего два человека, в обращение к которым я использую подобную уважительную форму, – это Джин «Ге» и Фенг «Джей». На всех остальных мне насрать с высокой горки! – заявил он, после чего его рот вновь расплылся в хитрющую ухмылку. – Но если в будущем ты действительно сойдёшься с Даджей, то я, так и быть, могу пойти на компромисс и начать звать тебя «зятьком».

– А как же Джин Суи?

Эта девушка, что, по всей видимости, как и я, переродилась в этом мире, не могла меня не интересовать. Изначально я думала, что, раз уж эта Суи была настолько против моего присутствия рядом с Фенг, она непременно рано или поздно наведается ко мне лично, чтобы как следует отчитать, но как ни странно она так и не объявилась. За последние пару дней, помимо Бена и мужиков, что приносили мне еду, я вообще никого не видела.

Улыбка Бена слегка дёрнулась.

– Да я с этой мисс даже ни разу толком и не разговаривал. Вернее сказать, что я в глаза-то видел её всего пару раз. Если бы обстоятельства в мире не сложились подобным образом, такая пай-студентка, как она, никогда бы не стала частью нашей банды. К тому же, мисс всегда отличалась крайне хрупким здоровьем и слабым телом, поэтому Джин-ге запретил ей сюда приходить из опасения, что наши страшные рожи могут её напугать, тем самым невольно ухудшив её самочувствие, – поведал мне Бен, неловко почёсывая затылок.

Хрупким здоровьем? Слабым телом? Из того, что я слышала в тот день, она не показалась мне такой уж «слабой». Пусть голосок у неё и был по-девчачьи звонкий, мысли свои она выражала чётко и уверенно без малейшего намёка на «слабость»… Кстати, если она действительно, как и я, пришла сюда из параллельного мира, является ли она по-прежнему самой собой?

Сколько бы раз я ни вспоминала тот подслушанный мною диалог, меня не покидает чувство, что нынешняя Суи уже не является той Суи из прошлого. Но в отличие от меня, что честно созналась во всём Даге и Шуюн, Джин Суи предпочла сохранить всё в тайне, сославшись на амнезию и пророческие сны.

Не удивительно, что Джин Фенг сумела за столь короткое время превзойти в силе наёмников из нашей группы. Имея в своём распоряжении как информацию Джин Суи, так и силу триады, она, небось, съела больше кристаллов эволюции, чем любой из наёмников. Их ей хватает даже на то, чтобы регулярно подкармливать своего постельного мальчика. Хоть первого ранга она пока ещё и не достигла, подобный темп роста всё равно впечатляет. Интересно, если она настолько сильна, какой же мощью, тогда, обладает этот самый Джин Зан?

И стоило мне только задастся этим вопросом, как дверь комнаты внезапно открылась. Я тут же обернулась на звук, чувствуя лёгкое недоумение в сердце. Для обеда было ещё рано. Неужели Джин Фенг вернулась? Бен, что сидел подле кровати, похоже, пришёл к тому же выводу и с улыбкой поднялся на ноги.

Но вместо подтянутой стройной фигуры одной мужественной девушки в дверях показался силуэт перекаченного мужика, похожего на Халка. Этот Халк был одновременно и невероятно высоким, и безумно широкоплечим с бугрящимися по всему телу мышцами. Именно таких людей обычно и называют «горой мускул». Даже я невольно почувствовала отвращение при виде этого перекаченного тела притом, что сама не так давно пускала слюни, глядя на бицепсы Даге.

Эта гора мышц была настолько приметна, что я далеко не сразу смогла разглядеть ещё одного человека рядом с ним. Этот второй незваный гость выглядел куда более нормальным. Самый что ни на есть обычный четырёхглазый мужчина с очень холодным глазами. Глядя на меня, он даже не пытался скрыть своего отвращения. В его взгляде я даже уловила толику откровенной ненависти ко мне.

Я нахмурилась. За последние несколько дней я уже успела порядком привыкнуть к холодным взглядам. Помимо Джин Фенг и Бена, все навещавшие эту комнату мужчины одаривали меня разного рода презрительными взглядами, но вот до ненависти дело никогда не доходило. Или точнее, что такие как они вообще могут ненавидеть в израненном слабеньком постельном мальчике, вроде меня?

Разумеется, знай они, что я ем добываемые ими кристаллы эволюции, ситуация была бы другой, однако Джин Фенг в первый же день дала мне чёткую инструкцию не рассказывать об этом никому из местных. Она даже запретила доктору наведываться ко мне. Вместо этого она сама собственноручно ежедневно меняла мне бинты и всё ради того, чтобы скрыть насколько неестественно быстро я восстанавливаюсь.

Если честно, никаких особых проблем не возникнет, даже если об этом станет известно, – сказала Джин Фенг в тот день. – Просто мне не хочется тратить силы на то, чтобы разбираться с нытьём некоторых особо вспыльчивых мужиков. В общем, если почувствуешь, что что-то с твоими ранами не так, без колебания скажи об этом мне, и я мигом приведу к тебе дока.

Но на деле отсутствие надзора со стороны врача мне было как раз на руку, так что я незамедлительно пообещала ей, что не выпущу кота из мешка.

Хороший мальчик, – похвалила меня тогда Фенг, вновь растрепав мне волосы.

Эта её реплика меня немало озадачила. Я что, из постельного мальчика теперь превратился в домашнего любимца?

– Старик Джун и Ху Зонг, что вы тут забыли? – с подозрением поинтересовался Бен. – Не припомню, чтобы Фенг-джей давала вам разрешения входить в её личную комнату.

– Да вот, бл*дь, решили посмотреть на ублюдка, что смеет спать в комнате Фенг-джей, – сообщил Халк.

Бен в ответ презрительно фыркнул и с издёвкой выпалил:

– Не знал, что тебя, старик, тоже интересуют парни.

– Чё сказал?! Кого этот тут, бл*дь, парни интересуют? – тут же взорвался от негодования Халк.

Я забеспокоилась, что этот Халк, также известный как Старик Джун, вполне может наброситься на Бена с кулаками, но сам Бен в ответ на его вопли даже бровью не повёл. Он как ни в чём не бывало с широкой ехидной ухмылкой на лице продолжил сидеть на своём стуле рядом с кроватью, совершенно не боясь разозлить этих двух парней. Даже больше, он продолжил свои насмешки.

– Ну-ну, Ху Зонг, не нужно сверлить меня таким грозным взглядом, словно я задолжал тебе миллион баксов. Ну же, давай, улыбнись-ка мне чутка!

После этих слов выражение лица Ху Зонга стало лишь ещё мрачнее.

– Так ты на стороне этого постельного мальчика, Бен?

– Я, Бен, стою на стороне лишь двух людей – Джин-ге и Фенг-джей. Остальные же могут даже не надеяться на мою к ним солидарность, а если ещё и посмеют мне докучать, я сам лично отправлю их в ад прямым рейсом! Что же касается этого парня, то он под защитой Фенг-джей, так что, если у вас есть какие-либо претензии, идите и пожалуйтесь ей лично. К тому же, парни, вы что, вломились сюда просто, чтобы поиздеваться над бедненьким беспомощным калекой, что мы похитили с улицы? Серьёзно?

В сотый раз повторяю, никто меня не похищал! Более того, Джин Фенг – моя спасительница, так что мне немного неловко, что её окрестили своенравной девицей, что ради собственного удовольствия похищает миленьких мальчиков с улицы!

Тем не менее, одно лишь упоминание имени Джин Фенг возымело необходимый эффект. Ху Зонг нахмурился, а грузный Старик Джун принялся нервно переминаться с ноги на ногу, не смея более подымать свой голос.

Бен вновь презрительно фыркнул, после чего каким-то обиженным тоном выпалил:

– Знаете, парни, я думаю, что вы всё поняли с точностью да наоборот. Разве хоть кто-нибудь хоть когда-нибудь мог склонить Фенг-джей к интимной связи против её воли? Наоборот, это она всегда добивалась всего, чего бы ни пожелала. Зная всё это, вы серьёзно думаете, что вот у этого вот лежащего в кровати парниши был выбор?

– … – я стоически выдержала этот выпад в мой адрес и промолчала.

Возразить на это Старику Джуну, похоже, было нечем, так что он решил сменить тему.

– Чё она ваще нашла в этом сопляке? – буркнул он. – У него, бл*дь, кроме мордашки ничего и нет!

– Именно так, Даджей без ума от этого его лица. Так что, если кишка не тонка, иди и сделай себе пластику. Может тогда у тебя и появится шанс завоевать сердце Даджей!

Кого ты пытаешься напугать, ставя мою внешность превыше подобного перекаченного тела?

Старик Джун тут же побледнел.

– Хоре уже чушь собачью нести! Сдалось мне сердце Даджей! Ты свою говорильню-то прикрой! К тому же, как только Джин-ге вернётся, он тут же порвёт этого сосунка на лоскуты!

Я застыла. А ведь он прав. Любой старший брат слетит с катушек, если узнает, что его младшая сестра выбрала себе в мужья какого-то оборванца с улицы. Более того, такого щупленького постельного мальчика, как меня. Если бы нечто подобное выкинула Шуюн, мы с Даге даже слушать бы не стали и просто зарезали ублюдка на месте.

Однако Бен лишь равнодушно покосился на Старика Джуна. В его глазах так и читалось «Ну ты и КРЕТИН».

– Джин-ге вмешивается лишь в те вопросы, которые касаются мадам и юной мисс. Когда это он смел совать свой нос в личную жизнь Фенг-джей? Ты что, забыл, что правом отдавать приказы в нашей банде обладает не только Джин-ге, но и Фенг-джей тоже! И даже если Джин-ге по какой-то причине переклинит, и он полезет воспитывать Фенг-джей, ты серьёзно думаешь, что она послушно выбросит своего постельного мальчика просто потому, что так ей велит сделать Джин-ге?

Фух. С облегчением выдохнула я. Мне чертовски повезло, что Джин Фенг настолько потрясающе мужественная девушка. Мне совсем не хотелось быть избитой Богом Грома, когда я и без того была весьма сильно изранена.

После слов Бена на лице Старика Джуна появилась явная неуверенность. Он и впрямь был обычным перекаченным простофилей, у которого вместо мозгов были сплошные мускулы. Не похож он на плута и интригана.

Ну а раз Старик Джун не из тех людей, что любят плести интриги, и если он не соврал нам, что не испытывает чувств к Джин Фенг, его сегодняшний визит сюда можно объяснить лишь тем, что его кто-то специально подначил к этому. И если этим провокатором не является некто третий, что манипулирует этими двумя из тени, остаётся лишь один возможный кандидат – господин очкарик по имени Ху Зонг. Пусть внешне он и был похож на интеллектуала благородных кровей, в его холодных глазах было нечто жуткое, что невольно наводило на мысль, будто он замышляет нечто гнусное. Да и с самой первой минуты, как вломился в комнату, он ни на секунду не сводил с меня своего ледяного взгляда, так что почти наверняка провокатором был именно он.

– Фенг-джей – обычная девушка, так что вполне могла не устоять перед льстивыми речами смазливого мальчонки, – раздражённо выпалил Ху Зонг ледяным тоном. – Но это поправимо. Нам нужно лишь как следует разукрасить его милое личико, и она тут же потеряет к нему всякий интерес!

– Даже не мечтай об этом, Ху Зонг, – холодно бросил Бен. – Я, так уж и быть, готов спустить вам с рук этот наглый визит в комнату Фенг-джей без её дозволения, списав на «помутнение рассудка ввиду безответной любви к ней», но если помимо этого ещё и посмеете поднять руку на её собственность в её же комнате, порешу на месте без лишних слов!

Стоило этим словам слететь с губ Бена, как лицо Старика Джуна тут же буквально перекосилось от страха, и моему взору предстал крайне неприятный вид трясущегося от страха бугая. Похоже, у него действительно мускулы вместо мозгов, раз решился на столь дерзкий поступок, когда сам только лишь лаять и умеет!

– Даю вам последний шанс. Вон из комнаты! – прикрикнул Бен своим высоким голосом юного мальчика.

Старик Джун выглядел так, будто действительно хотел как можно быстрее уйти отсюда, однако вместо того, чтобы последовать своему собственному желанию, покосился на Ху Зонга, словно ища разрешения. Так и знала. Он и есть провокатор.

Ху Зонг же в свою очередь нахмурившись внимательно посмотрел на Бена, после чего его выражения лица немного разгладилось.

– Мы уходим! – бросил он всё тем же ледяным тоном, после чего оба незваных гостя покинули комнату.

И это притом, что я уже успела просчитать точный наклон головы, при котором их удар оставил бы на моём лице достаточно существенную отметину, но которая не смогла бы испортить мою общую привлекательность. В таком случае я бы смогла продемонстрировать свою вновь приобретённую травму Джин Фенг, вызвав тем самым её жалость, и потребовать у неё ещё два лишних кристалла эволюции в качестве компенсации.

Но эти двое обломали мне всю малину, сразу же сбежав из комнаты поджав хвосты после того, как на них всего лишь пару раз прикрикнули. Ну разве можно быть настолько жалкими? Куда делась ваша решимость врезать мне по морде? Я была разочарованна.

Бен же тем временем успел вернуть своему лицу бодрый вид.

– Не волнуйся! – сказал он ухмыляясь. – Наша Фенг-джей действительно удивительна, и раз она поручила мне присматривать за тобой в её отсутствие, я уж позабочусь, чтобы с твоей головы не слетело ни единой волосины.

Не давай обещания, которые не в состояние выполнить, ты, четырнадцатилетний шкет. У того Старика Джуна кисть руки толще, чем твоё бедро!

Вероятно, заметив моё скептическое выражение лица, Бен хмыкнул, выхватил нож, что был прежде воткнут в его сапог, и принялся ловкими движениями счищать кожуру яблока. Это был уже далеко не первый раз, когда я становилась свидетелем этой отточенной техники владения ножом, после которой на полу возле кровати появлялась целая лента из полупрозрачной кожуры.

У них определённо есть доступ к живой яблоне. На протяжении всех этих нескольких дней в качестве десерта к завтраку, обеду и ужину мне давали исключительно яблоки и только яблоки. Этот фрукт успел мне настолько приестся, что я мысленно внесла его в мой чёрный список блюд наряду с куриным бульоном и медицинской кашей!

Тем временем Бен, закончив нарезать яблоко, наколол дольку на вилку и протянул её мне.

– Я уже довольно давно знаком с Фенг-джей. Она настолько мужественная личность, что умеет вселять в людей трепет, ничуть не хуже Джин-ге. Словно она и не женщина вовсе! Более того, я вообще никогда прежде не видел, чтобы она интересовалась представителями противоположного пола, так что даже уже было решил, что Фенг-джей на самом деле мужчина в женском обличии, и что, в конечном счёте, она станет встречаться с другими девушками. Но внезапно свершилось чудо, и она, наконец, встретила парня, который ей приглянулся! Так что, да, я, несомненно, позабочусь о том, чтобы ты остался в целости и сохранности…

Я молча лежала в постели, делая вид, что слушаю Бена, но на деле его слова влетали мне в одно ухо, и тут же вылетали из другого.

Изначально я думала, что мне потребуется недели две, чтобы полностью восстановиться, но благодаря кристаллам эволюции моё состояние улучшалось куда быстрее, чем я предполагала. Если бы не необходимость скрывать от окружающих истинную скорость моего восстановления, я бы уже сейчас могла без труда позаботиться обо всех своих естественных нуждах самостоятельно. С другой стороны, если бы я сейчас пошла охотиться и нарвалась на какого-нибудь действительно сильного соперника, мои раны, вероятнее всего, вновь открылись бы, а это в свою очередь лишь замедлило бы моё выздоровление.

Я ещё раз пересчитала всё в голове и пришла к выводу, что десять дней будет оптимальным сроком. Я не могла не беспокоиться о том, как обстают дела у нас дома. Мне безумно хотелось прямо сейчас сорваться с места и рвануть домой, но я сдерживала себя, решив выдвинуться завтра. Хоть полностью здоровой меня пока назвать было нельзя, если буду действовать аккуратно и избегать схваток с иными, всё получится.

В этот момент Бен внезапно подскочил со стула.

– О, ты вернулась, Фенг-джей?

Услышав эти слова, я тут же обернулась и увидела, как Джин Фенг закрывает за собой входную дверь комнаты. В одной руке она держала поднос с едой. Заметив мой взгляд, она улыбнулась и поинтересовалась:

– Ну как, проголодаться успел?

От вида её дружелюбной улыбки у меня невольно кольнуло в сердце. Все последние шесть дней, что я провела в этой комнате, Джин Фенг уходила рано утром и возвращалась обратно лишь под вечер. Только полный идиот не смог бы догадаться, что все эти дни с рассвета до заката она проводила в бесконечных сражениях с иными. Более того, после всех этих битв она не забывала прихватить для меня еды и даже приносила мне кристаллы эволюции в качестве закуски. Тем не менее, этот неблагодарный постельный мальчик собрался сбежать от неё уже менее чем через сутки.

Меня спасли, накормили, напоили, даже кристаллами эволюции со мной поделились, а я вот так просто собралась удрать по-тихому. Даже я почувствовала себя настоящей скотиной!

– Да нет, не очень, – честно ответила я. Все эти несколько дней я лишь сосала воду через соломинку, когда мне подносили стакан, и открывала рот, когда мне протягивали ложку с едой, так что я не делала ничего шибко активного, что могло пробудить во мне голод.

Джин Фенг понимающе кивнула и подошла к кровати. Поставив поднос на прикроватный столик, она пробормотала:

– Тебе нужно поесть. Док предупредил меня, что из-за боли в теле у тебя может пропасть аппетит, но кушать всё равно надо.

Мне плохо не от боли во всём теле, а от передозировки яблоками!

Но я всё равно послушно кивнула, после чего Джин Фенг присела возле кровати и принялась медленно кормить меня. Сегодняшней едой был рис карри. М-м-м вкуснотень! Как же я умудрилась забыть накупить тогда кубиков карри про запас?!

– Даджей, – тем временем заговорил Бен хмурым голосом, – сегодня сюда наведывался Ху Зонг в сопровождении Старика Джуна. Полагаю, они собирались наложить на Сяо Ю ручки, но в итоге лишь потявкали немного. Можешь быть спокойна, никто твоего Сяо Ю и пальцем не тронул!

На долю секунды на лице Джин Фенг мелькнула тень тревоги, но уже в следующее мгновение она спокойно отозвалась, словно ничего особенного и не произошло.

– Хорошо, я поняла. Можешь быть свободен. Мы обсудим эту проблему позже.

Серьёзное выражение тут же испарилось с лица Бена.

– Разумеется, Фенг-джей, Бен знает что нужно делать, – нараспев заговорил он со своей фирменной шкодливой ухмылкой на губах. – Бен не будет третьим колесом, – заверил он, многозначительно мне подмигнув, после чего пританцовывая вышел за дверь, напивая себе под нос какую-то озорную мелодию. Он и впрямь был слишком уж сообразительным и хитрым для своего возраста.

– Я разберусь с теми двумя. А также пришлю ещё кого-нибудь для твоей охраны, – пробормотала Джин Фенг, протягивая мне очередную ложку риса карри. – Бен, конечно, силён, но слишком уж юн, так что не умеет пока как следует запугивать людей.

Но я лишь помотала головой в ответ.

– Не стоит. Не нужно наказывать их из-за меня.

Если Джин Фенг сейчас прилюдно накажет их, а я потом сбегу, разве это не выставит её на посмешище перед всеми? А учитывая, что она член триады, ущерб от моего предательства будет даже существенней, чем при обычных обстоятельствах. Прожив в условиях апокалипсиса десять лет, я хорошо представляла, как устроены подобные организации. Как только авторитет лидера оказывается подорван, нарушается командная цепочка, и вся группа вскоре начинает лететь в тартарары.

– Ты тут не причём. Уже просто войдя в мою комнату без разрешения, они пошли против правил организации. Если бы они посмели таким же образом вломиться в комнату брата, их бы пристрелили на месте, не став даже слушать их оправдания, – на её лице вновь мелькнула тень беспокойства. – Должно быть, я всё ещё слишком мягкотелая, – пробормотала она, после чего нахмурилась и с ноткой недоумения в голосе продолжила. – Я же за это время столько иных перебила. Более того, когда я сжигаю их своей способностью, останки иного выглядят куда безобразнее, чем если бы я просто пристрелила их пушкой. Разве этого недостаточно, чтобы произвести суровое впечатление на подчинённых? Почему меня по-прежнему считают мягкотелой?

– Вероятно, потому что ты слишком добра ко мне! – выпалила я, после чего не смогла сдержаться и спросила. – Так почему же ты ко мне так добра?

Она не сразу ответила на этот вопрос. Но, поколебавшись какое-то время, она всё же собралась с мыслями.

– В тот раз я услышала какой-то неоднозначный грохот неподалёку и пошла проверить. Изначально я подумала, что это, скорей всего, очередной иной, но затем к собственному изумлению обнаружила лежащего на земле окровавленного человека, всё пространство вокруг которого было усыпано осколками льда и алыми перьями, что напоминали языки пламени. Кожа этого человека выглядела настолько бледной, что едва не просвечивалась. Я не очень хорошо умею подбирать слова, так что не знаю, как точнее передать тот увиденный мною образ. Но это было прекрасно. Когда же ты взглянул в мою сторону, я едва было не решила, что ты не человек, а какой-то иной, что эволюционировал в сторону неземной красоты. Но, к счастью, в следующий момент ты заговорил. И в тот самый миг я и решила, что непременно защищу тебя. Будет невероятным упущением позволить такой красоте погибнуть и превратиться в уродливого иного.

Я просто молча слушала её. На первый взгляд подобная речь больше подходила президенту фан-клуба какой-нибудь очередной мировой поп-звезды, но тон, которым она её произносила, говорил о другом. Похоже, желание спасти мне жизнь больше походило на стремление сохранить в целостности прекрасное произведение искусства, вроде Моны Лизы, и чихала она на вопрос «зачем это нужно?».

– У меня есть семья, и они всё ещё живы.

– Угу.

– Ты знала? – я была немного удивлена.

– Ты просил карту.

– Я уйду.

– Ты умрёшь.

Я примолкла на несколько секунд, после чего уверенно выпалила:

– Я не прочь умереть, если это ради семьи.

По какой-то причине услышав мой ответ, Джин Фенг рассмеялась, после чего кивнула.

– Не сомневаюсь. Итак, когда же ты собрался уходить?

Я удивлённо застыла. Никогда не думала, что Джин Фенг вот так просто примет сей факт. Если честно, я тут же пожалела о сказанном, стоило словам слететь с моих губ. Если Джин Фенг будет знать о моих планах, она может начать препятствовать мне, что сделает побег куда проблематичней. Но в тоже время я не могла просто взять и сбежать от моей спасительницы, не попрощавшись. Меня бы совесть потом загрызла.

Я долго колебалась, думая, как мне ответить ей на этот вопрос, и в итоге решила сказать правду:

– Завтра.

Джин Фенг в ответ протяжно хмыкнула, словно раздумывая над чем-то, после чего спросила:

– Умеешь стрелять?

– Да.

– Хо-о? – с явным интересом протянула Джин Фенг. – И насколько ты хорош? Где научился?

– Мой Даге – наёмник…

Так мы и проболтали весь оставшийся вечер, пока я не вырубилась от усталости прямо посреди разговора. Проснувшись же на утро, я обнаружила себя в гордом одиночестве во всё той же комнате на той же кровати.

Я приподняла руки – наручников нет, подвигала ногами – кандалов тоже.

Ещё какое-то время, пролежав без движения, я поняла, что и посторонних звуков из-за двери тоже не наблюдалось. Медленно приподнявшись, я села в кровати, после чего спустила ноги вниз и встала. Размякшие после долгого лежания мышцы ног с непривычки едва не подогнулись, но я устояла. Ногами и руками я уже могла двигать без проблем, так что в плане выздоровления успела восстановиться почти полностью. Лишь грудь по-прежнему немного побаливала.

Я подошла к двери, сделала глубокий вдох-выдох, после чего решительно нажала на ручку. Дверь тут же отворилась, предварительно издав характерный звук открывающегося замка. Похоже, дверь была изначально заперта3.

Я высунула голову наружу, и моему взгляду предстал длинный коридор, без единой души вокруг.

Оглядевшись, я снова закрыла дверь, не забыв при этом приподнять ручку, вновь запирая её на замок. Затем я направилась в ванную, чтобы умыться и привести себя в порядок. Пока я чистила зубы, у меня было предостаточно времени, чтобы как следует рассмотреть своё отражение в зеркале. Я опять похудела. Теперь я была даже более щуплой, чем после выздоровления от нанесённых Лин-бо ран. Я выглядела до боли тщедушной и слабой, но это меня не слишком-то беспокоило. Как только вернусь обратно домой, Шуюн мигом раскормит меня до прежнего состояния.

После этой мысли уголки моих губ в отражении тут же слегка приподнялись в улыбке. Чего ты ухмыляешься? Всё, что ты сделала за это время, так это правильно просчитала личность Джин Фенг, и всё! Разве тут есть чему особо радоваться, когда твоё решение привело лишь к тому, что тебя НЕ приковали наручниками и НЕ поставили охрану у дверей комнаты?

Закончив со своими делами в ванной, я застыла в замешательстве, не зная, чем бы мне заняться дальше. И когда я уже было почувствовала голод, я услышала звук проворачивающегося в замочной скважине ключа. Решив, что это, должно быть, Бен с сегодняшним завтраком, я молнией метнулась к кровати и спешно состроила моську больного пациента. Но к моему удивлению тем, кто в итоге переступил порог комнаты, был не Бен, а Джин Фенг собственной персоной. В левой руке она держала поднос с едой, а на правой болтался рюкзак. Понятия не имею, как она умудрилась открыть дверь в комнату, но закрыла она её довольно примитивным способом – с ноги.

Заметив, что я по-прежнему лежу в постели, она скептически приподняла бровь.

– Всё ещё притворяешься? Ты же сказал, что планируешь уйти сегодня, так что быть не может, чтобы ты не мог встать с кровати.

Я в ответ усмехнулась и села в кровати.

Джин Фенг тем временем поставила возле меня поднос с едой.

– Твой завтрак.

Как раз вовремя. Мои живот уже урчал от голода, так что я не стала тянуть кота за хвост и исподлобья взглянула на Фенг щенячьими глазками. Но она на это никак не отреагировала. Лишь продолжила сосредоточенно копаться в недрах принесённого ею рюкзака, даже не думая приступать к моему кормлению.

Прошло не менее минуты прежде чем Джин Фенг наконец-то заметила мой наполненный предвкушения взгляд.

– Ты чего не ешь? – немного озадачено поинтересовалась она, после чего ехидно ухмыльнулась. – Неужели ждёшь, когда я накормлю тебя с ложечки?

– Нет, конечно! – тут же выпалила я, и, схватив ложку, принялась торопливо запихивать завтрак себе в глотку. За эти дни я настолько привыкла, что меня всегда кормят с ложки, что едва не забыла про собственную пару рук. Я ведь и сама себя накормить могу! Не зря говорят, что к хорошей жизни привыкнуть легко, а вот обратно спуститься на землю трудно. Как чувствовала, что нельзя мне здесь больше оставаться. Не могу позволить Фенг и дальше чрезмерно баловать меня.

Тем временем Джин Фенг подошла к кровати и, выхватив у меня из рук ложку, принялась как и прежде кормить меня с ложечки завтраком.

– Кстати, а почему сегодня не каша, а рис? – поинтересовалась я, так как все предыдущие дни питалась преимущественно кашами.

– Потому что каша – еда для больных и раненных людей. А ты разве больной? – спокойно заговорила Джин Фенг, словно это было более чем очевидно. – К тому же ты же сегодня уходишь, так что тебе следует плотно покушать, чтобы как можно дольше оставаться сытым. Там, снаружи, ты не найдёшь никого, кто станет заботиться о твоём пустом животе, поэтому ешь, сколько можешь, сейчас. И давай, пожалуйста, без фраз, в духе «я не голоден», ладно?

В результате я как послушная девочка вылизала всю принесённую еду подчистую, не оставив даже шкурок от яблок.

Как только с завтраком было покончено, Джин Фенг отодвинула в сторону поднос с приборами и приказала:

– Ну а теперь встань-ка, чтобы я смогла тебя рассмотреть.

Я вновь послушно повиновалась и, встав с кровати, прокрутилась вокруг собственной оси, позволяя ей насладиться видом. Напоследок я даже игриво ей подмигнула, выполняя свои обязательства её постельного мальчика.

Заметив мои старания, Джин Фенг прикрыла рот кулачком и попыталась замаскировать свой смех под кашель.

– Какой же ты всё-таки хлюпенький. Даже глазу упасть не на что.

…Ну вот, я теперь даже как постельный мальчик провалилась.

– Это сейчас, но раньше я не был таким худощавым. У меня даже бицепсы были! – попыталась хоть как-то оправдаться я. – Просто из-за ранения я потерял вес.

Джин Фенг лишь спокойно улыбнулась в ответ, да так, что понять, поверила она моим словам или нет, сказать было сложно, после чего протянула мне рюкзак.

– Я собрала для тебя приличное количество еды в дорогу. Если будешь нормально питаться, то быстро вернёшь себе былую форму. А теперь, поспеши уже и переоденься, – заявила она, бросив мне в руки комплект одежды в купе с сапогами.

Я не стала возражать и поспешила переодеться в новый наряд. Как ни странно, он был почти идентичен моему предыдущему костюму: футболка, джинсы и жилетка сверху. Джин Фенг действительно нечто, раз сумела понять, как выглядело моё первоначальное одеяние по тем лоскутам, что от них остались.

– Проверь, достаточно ли я приготовила вещей. Если ещё что-нибудь нужно, скажи.

Я опустила взгляд и с интересом принялась осматривать свои припасы и вооружение. Первым делом мой взгляд упал на крупный походный рюкзак, из левого и правого боковых карманов которого торчали рукояти Пустынного Орла и крупного военного ножа соответственно. Ну а рядом с рюкзаком лежала пара ремней. К одному из них была прикреплена кобура с уже вставленным в неё автоматическим пистолетом, а ко второму ещё один крупный нож.

Подумать только, Джин Фенг даже оружие для меня приготовила.

– В основном я набила рюкзак бутылками с водой и всякими съестными припасами. Пушек всего две штуки. Патроны на дне рюкзака. Старайся не стрелять из пистолетов без крайней на то необходимости. Звук выстрела непременно привлечёт внимания целой кучи иных. В одиночку с подобной толпой тебе не справиться, да и напугать их не получится. В общем, по возможности, разделывайся с иными лишь с помощью ножей.

В этот момент моё веко внезапно дёрнулось, так как я неожиданно для себя осознала одну очень важную деталь. Я состроила нарочито озадаченное лицо и поинтересовалась:

– «Иные»? Ты уже не первый раз используешь этот термин. Под «иными» ты подразумеваешь тех монстров?

– Ага, у нас все их так называют.

– Хо-о.

Чем больше я узнаю, тем сильнее становится моя уверенность, что эта Джин Суи прибыла сюда из того же мира, что и я. Более того, у неё память куда как лучше моей. Она даже знает имена трёх элит человечества.

Интересно, Джин Суи уже достигла первого ранга? В тот раз, когда она болтала за дверью комнаты с Джин Фенг, я не почувствовала никаких энергетических волн с её стороны, однако лишь это ещё ничего не значит. Учитывая её знания, не исключено, что способность Суи уже могла превзойти по мощи мою, и посему я просто не смогла её оценить.

Тем временем Джин Фенг подобрала с кровати пару ремней и помогла мне правильно зафиксировать их на поясе, после чего подняла тяжёлый рюкзак и надела его мне на спину. Затем, сделав пару шагов назад, она оглядела меня критическим взглядом и рассмеялась.

– С этими пушками ты похож на маленького ребёнка, что напялил на себя взрослый костюм в надежде выглядеть старше.

– Вообще-то я довольно меткий стрелок! – огрызнулась я.

– Хорошо, если оно так, – сказала Джин Фенг, после чего похлопала меня по спине. – Иди, пока большая часть банды ещё спит. Я помогу тебе выйти незамеченным, а то, если засекут, потом хлопот не оберёшься.

Она действительно вот так просто даст мне уйти? Я молча хлопнула глазами, в то время как по коже пробежал холодок страха. Всё шло как-то уж слишком хорошо. Должно быть, вся та удача, которую я не дополучила в ходе тех десяти лет апокалипсиса, разом снизошла на меня сейчас и позволила мне повстречать Джин Фенг. Она не только спасла меня, не только накормила меня, лично протягивая мне добавку, но и благодаря ей, я ещё и немало новых сведений смогла узнать от этой Джин Суи.

Разве подобная удача свойственна отпрыскам семьи Цзянг? Неужели сами Небеса пожалели меня, не в силах более смотреть на моё тотальное невезение? Настолько тотальное, что позволило мне повстречать сразу двух иных первого ранга всего лишь на четвёртый месяц апокалипсиса!

Джин Фенг вышла за дверь первой. Сперва она проводила меня через длинный коридор, после чего вынудила спуститься вниз по ужасно длинной лестнице, и лишь тогда мы наконец-то смогли выйти наружу через заднюю дверь.

Я оглянулась и подняла глаза на сооружение, внутри которого я пролежала последние несколько дней. Им оказалось здание высоток приблизительно в четырнадцать-пятнадцать этажей, первые три этажа которого занимали различные магазины, а остальные, как видимо, были отданы под офисы.

– Должно быть, непросто охранять такое огромное здание, не так ли? – нахмурилась я. – Разве, при таких-то размерах, иные и прочие не смогут отыскать лазейку внутрь?

Я специально решила не задавать вопрос «Разве прочие выжившие люди не будут стекаться к нему потоком, ища у вас защиты?». Она ведь была членом триады, так что мне вряд ли придётся по вкусу то, как они обходятся с обычными горожанами. Поэтому будет лучше даже не спрашивать.

– У нас много амуниции, – просто отозвалась Джин Фенг.

И эта простая беззаботно сказанная ею фраза едва не вынудила меня убежать от неё прочь в слезах. Ну почему положение наших групп настолько отличается?!

– Мы убили всех иных вокруг штаба, так что здесь пока безопасно. Первых иных ты можешь повстречать лишь минут через десять пешего хода отсюда. Будь осторожен и поспеши к своей семье. И если…

Джин Фенг внезапно запнулась, но я не стала её подгонять и молча ждала продолжения её слов.

– …И если поймёшь, что там, где вы будете, небезопасно, приведи их сюда, – закончила свою мысль она, но тут же продолжила более серьёзным голосом, чем раньше. – Но, по правде говоря, не думаю, что ты собираешься когда-либо вернуться сюда вновь, не так ли?

Я приподняла уголки губ в лёгкой улыбке.

– Ага, мой Даге – удивительный человек.

Верно, ведь мой Даге, Цзянг Шутиан, является самим Ледяным Императором! Правда, из-за моего вмешательства он невольно пошёл по иной дорожке, став целителем. Вспомнив эту маленькую деталь, на меня вновь нахлынула волна уныния.

Но я уже твёрдо решила, что мы не будем жить ни на чьей территории, даже если она находится под покровительством самого Бога Грома, Джин Зана. Мой Даге всё же был однажды Ледяным Императором, и пусть даже в этой жизни он и не обладает властью над льдом, он непременно станет выдающимся бойцом человечества, просто звать его будут не «Ледяным Императором», а каким-нибудь другим «Императором». А, как известно, два короля не могут усидеть на одном троне.

К тому же эта находящаяся под командованием Бога Грома организация сейчас сильно превосходить нас в боевой мощи. Если Даге и придёт, его просто сделают чьим-нибудь подчинённым, а это просто смехотворно! Даже если он и не будет против этого, я буду!

– Жаль. Ты мне очень даже понравился, – вздохнув, пробормотала Джин Фенг.

Мне только что признались. Признался не кто-нибудь, а мой спаситель. Признался тот, кто буквально купается в деньгах! Ну и как мне поступить?

– Фенг, если мы когда-нибудь встретимся вновь… – я приостановилась, не уверенная стоит ли давать ей каких-либо громких обещаний, и в итоге немного банально закончила, – будет моя очередь кормить тебя с ложечки.

Джин Фенг улыбнулась.

– По рукам.

Разве сложившаяся атмосфера не идеально подходит для прощального поцелуя или чего-то в этом роде? Но я ведь до сих пор так и не определилась со своими предпочтениями, так правильно ли будет с моей стороны дарить ей надежду?

И пока я мысленно металась, не зная как быть дальше, Джин Фенг шагнула в мою сторону. Вот так запросто, не спрашивая. Мне оставалось лишь с волнением глядеть на неё во все глаза. Это… это нормально? Будет лучше, если первый шаг сделаешь ты.

Следует ли мне закрыть глаза?.. Нет! В подобной ситуации мужчина не может позволить себе закрыть глаза раньше девушки.

И тут Джин Фенг ущипнула мою щеку и рассмеялась.

– Ну и смешные же рожицы ты умеешь корчить.

Мне все так говорят.

– Ступай, – твёрдым голосом велела Джин Фенг. – Если место, куда ты направляешься, находится недалеко, постарайся добраться туда до заката.

Разумеется, всего за один день мне до дома было никак не добраться, но я всё равно послушно кивнула. Не то чтобы иные ночью становились сильнее, или что-то вроде того, просто в темноте бороться с ними куда сложнее, чем при дневном свете. Иные зачастую обладают ночным зрением, в то время как мы, хоть и обзавелись чуть более острым зрением после апокалипсиса, не шли с ними ни в какое сравнение.

– До свидания, Фенг. Авось ещё увидимся, – неловко попрощалась я. Меня по-прежнему не отпускало чувство сожаления и вины перед ней. Но с другой стороны у Фенг был её Бог Грома, а у меня мой Ледяной Император. Уж с такими-то телохранителями подле нас мы непременно встретимся с ней в будущем. И вот тогда-то я и верну ей свой долг.

– Прощай, Сяо Ю.

Я вздохнула, чтобы набраться храбрости, и, решительно развернувшись, двинулась прочь. Однако, отойдя уже на приличное расстояние от Фенг, я обернулась. Она так и стояла на прежнем месте. Гордая с идеально ровной спиной и высоко поднятой головой, рука же её спокойно, но твёрдо покоилась на кобуре её пистолета. Одни лишь идеальные пропорции тела Фенг давали ей право называться супер-роскошной горячей цыпочкой. Эта девушка имеет все возможности стать по-настоящему сильной! В прошлой жизни я жаждала быть такой же твёрдой женщиной, как она, но, увы, уже с самого начала наделала столько ошибок, что теперь остаётся лишь рассчитывать на эту мою новую жизнь.

– Джин Фенг, запомни меня. Меня зовут Шую, Цзянг Шую! – крикнула я.

Интересно, смогла ли она расслышать? И когда я уже было собралась отвернуться, она наклонила голову вбок и, выставив вперед руку, показала мне большой палец. Выглядела она при этом так круто, что я искренне пожалела, что не взяла с собой камеру. Как бы мне сейчас хотелось заполучить её фотографию с автографом!

– Всего тебе самого наилучшего, Цзянг Шую.

Я улыбнулась и тоже показала ей большой палец в ответ, после чего без промедления потопала прочь. Ступая по мостовой, я подняла взгляд на скопление высотных зданий предо мной, и по какой-то причине страх и волнение, что прежде сковывали моё сердце, внезапно испарились. Я – девушка первого ранга, так разве мне есть, чего бояться?

Даге, Шуюн, дождитесь меня. Эрге уже в пути!

1 Феникс доброй удачи: у этой главы весьма говорящее название. В китайской мифологии существуют два основных мифических существа: феникс и дракон. Феникс является символом доброй удачи(женское начало), властелином небес, олицетворяет императрицу и инь. Дракон же является символом доброй удачи (мужское начало), властелином земли, олицетворяет императора и ян. Эти два создания дополняют друг друга и символизируют гармонию и процветание.

2 Даджей: обращение «Даджей» сформировано по тому же принципу, что и «Даге» и означает «Первая сестра» или «самая главная сестра»

3 Дверь была изначально заперта: на всякий пожарный поясню. Здесь описывается современная система для входных дверей. Со стороны улицы её, как и обычный замок, нужно открывать и закрывать ключом, а вот изнутри её можно открыть и закрыть простой манипуляцией с ручкой двери (нажать вниз, чтобы открыть/поднять вверх, чтобы закрыть). Иными словами, Шую открыл запертую на замок дверь простым нажатием ручки

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 4: Семья Джин

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 4: Семья Джин – перевод EliSan

Ба-бах!

Мои глаза распахнулись, и я сделала резкий глубокий вдох. От столь внезапно ворвавшегося в лёгкие потока воздуха я закашлялась, причём настолько сильно, что, казалось, мои лёгкие вот-вот разорвутся. Лишь когда кашель постепенно сошёл на нет, я смогла найти в себе силы оглядеться по сторонам.

Каждый сантиметр моего тела изнывал от непередаваемой боли; доказательство того, что я по-прежнему была жива. Тем не менее, тьма, что так и норовила застлать мне глаза, красноречиво указывала на то, что мои раны были очень, очень серьёзными. Ещё до обморока боль во всём теле уже была существенная, однако теперь она стала попросту невыносимой. Грудную клетку я и вовсе не чувствовала.

Я моргнула, пытаясь избавиться от залившей глаза крови, но это не особо-то помогло. Окружающий меня мир по-прежнему был окрашен в алый цвет, но теперь я хотя бы имела возможность разглядеть, где именно нахожусь.

Первое, что бросилось мне в глаза, – это высотные здания. Затем я приметила большое количество заброшенных машин и витрины магазинов по обе стороны дороги, большинство из которых были разбиты. Тротуары и проездная часть были усыпаны мусором. Одним словом, передо мной была картина заброшенного города.

Я в черте города? От осознания того, что я лежу не где-нибудь, а на обочине дороги в луже крови, у меня тут же мурашки по спине побежали. Если такой аппетитный кусочек мяса первого ранга, как я, продолжит валяться посреди города, что буквально кишит иными, меня непременно слопают! Двигайся! Ну же, двигайся!

Вот только сил в моём теле хватило лишь на то, чтобы перекатиться со спины на живот. И стоило моей груди коснуться тротуара, как моё тело тут же пронзила жгучая боль, и я вновь едва не потеряла сознание. Что-то в этой боли показалось мне странным, и как раз в этот-то момент я и припомнила, как в меня врезалась гигантская птица и последовавший за ударом треск рёбер. Я поднесла руку к груди. От ледяной пластинки остались лишь небольшие осколки, а при мысли о том, что в прошедшем бою ледяное копьё тоже разломалось, я едва не расплакалась. Ну почему мне так сложно создать приличное оружие?

Однако горевать о сломанном копье у меня сейчас времени не было. Главное выжить. Где эта сраная птаха? Я огляделась. Недалеко от меня я приметила несколько алых перьев и чешуек на асфальте, но к счастью самой птицы поблизости видно не было.

Хотя, не. Чему тут радоваться? В моём-то состоянии я могу умереть даже от рук самых обычных иных, так что от того, есть рядом птица или же нет, ничего не изменится…

– Кто здесь?!

От звука этого внезапно раздавшегося голоса мой пульс резко участился от притока адреналина. Я подняла взгляд и увидела выходящую из-за разбитой машины женщину. Заметив меня, её глаза тут же округлились от удивления. В одной руке она держала направленный на меня пистолет, а другая… была объята пламенем.

Это была крайне впечатляющая демонстрация способности. Каин ей и в подмётки не годится.

В одной лишь нашей группе были такие сильные девушки как Лилия, Юнкиан и Шуюн, а теперь всего лишь спустя три месяца после начала апокалипсиса я встретила ещё одну настолько горячую штучку, что та в прямом смысле слова пылала огнём. Только не говорите мне, что все женщины в этом мире такие же сильные?! Что же случилось с горькой судьбой женщин в апокалипсисе?

За долю секунды в моей голове вспыхнули и промелькнули с сотню различных мыслей, которые постепенно сжались в одно единственное слово:

– Помоги…

Девушка никак не отреагировала, лишь продолжила молча следить за мной взглядом.

– Про-шу, помоги мне… – взмолилась я, лихорадочно перебирая в голове все позы и выражения лица, что я практиковала перед зеркалом, пытаясь сложить их в вызывающий наибольшую симпатию образ. Могу лишь надеяться, что моё лицо не слишком пострадало в бою, и что оно не перекашивается от пронзающих моё тело волн боли.

Наконец-то девушка медленно опустила пистолет и зашагала в мою сторону. Пока та шла, охватывающее её вторую руку пламя также потухло.

Я облегчённо выдохнула. Хоть я и не знала, какого рода человеком она являлась, её помощь мне была жизненно необходима. Я должна как можно скорее выбраться из своего нынешнего положения, при котором рискую быть съеденной иным в любой момент.

– Где болит? – спросила женщина, встав на колени рядом со мной.

– Везде, – отозвалась я, но стоило этим словам слететь с моих губ, как девушка тут же нахмурилась, и я спешно добавила. – В груди больше всего. Остальное терпимо.

Я всего-то не чувствовала левой ноги, а правая была тяжёлой и неповоротливой, словно в неё свинца налили. Обе руки были настолько изодраны чешуёй птицы, что казалось, будто с них стесали всю кожу. И не будем забывать про боль, периодически пронзающую мой позвоночник. Если честно, мне было бы проще сказать ей, где у меня не болит – пожалуй, лишь в голове.

Тем временем женщина вновь нахмурилась.

– Неужели, ты и есть тот парень, которого держала в лапах птица?

– …Да, красная птица, – рассчитывая развеять её сомнения на мой счёт, я решила, что не лишним будет добавить немного деталей.

Получается, в город меня отнёс тот самый цветущий падальщик, что так некстати объявился на поле боя, когда битва уже завершилась. Должно быть, это Джунгуань, верно? Или же он успел утащить меня ещё дальше?

Услышав мой ответ, девушка восхищённо вздохнула.

– Ты умудрился выжить даже после того, как эта птаха схватила тебя, а потом ещё и сбросила вниз с невесть какой высоты. Вот что я называю «обмануть саму смерть»!

Поверь, Цзянг Шую приходится обманывать смерть чаще, чем ты можешь себе представить. Если бы я по-прежнему была той слабенькой Гуан Веюн, то любой из моих оппонентов в этом мире убил бы меня прежнюю раз тридцать, не меньше!

– Фенг-джей, что ты там делаешь?

Девушка передо мной тут же обернулась и ответила:

– Тот парень, которого держала в лапах птица, упал здесь, и он всё ещё жив.

– О-о?

Тут ещё кто-то есть? Я повернула голову рассчитывая разглядеть вновь прибывшего человека, но из-за находящихся вокруг машин не смогла, к тому же к моей груди потихоньку начала возвращаться чувствительность, из-за чего тело сковала такая боль, что я едва могла дышать.

– Хей, ты в порядке? – поинтересовалась девушка, с ноткой беспокойства в голосе.

– А-ага, – звук её голоса позволил мне удержать уже было начавшее соскальзывать в небытие сознание. Я изо всех сил старалась оставаться в сознании, ведь если я позволю себе расслабиться сейчас, меня скорей всего просто бросят позади. Я не могу себе позволить потерять сознание!

– Как бы ни так. У тебя лицо бледное, как мел.

К этому моменту к нам успели подойти ещё несколько человек, однако из-за наплывающей на глаза тьмы я уже не могла различить ничего, кроме их расплывчатых силуэтов. Если уж на чистоту, то я и в черты лица девушки не всматривалась; моё тело буквально трещало по швам, так что мне было, мягко говоря, не до любования.

Внезапно кто-то поднял меня на руки. Это довольно резкое движение породило новый взрыв боли в моей груди, и я невольно вскрикнула.

– Хей, не смей засыпать, слышишь?! Оставайся в сознании!

– С такими ранами он точно не жилец. Уверена, что хочешь забрать его с собой?

– Захлопнись! – рявкнула в ответ девушка.

Я же, благодаря этой небольшой перепалке, смогла наконец-то расслабиться. Эта девушка однозначно не бросит меня здесь на произвол судьбы.

Всё-таки внешняя привлекательность порой бывает и полезной. Благодаря красивому лицу Цзянг Шую, я могла теперь со спокойной душой провалиться в сон.

Сяо Ю.

– Хм?

Окружающий меня мир внезапно переменился. Теперь я находилась на каком-то… заднем дворе? Когда же я попыталась повернуть голову, намереваясь осмотреться, тело отказалось мне повиноваться. Вместо этого мои ноги сами собой несли меня к какой-то одной им известной цели. В моём сердце тут же поднялась волна паники, и когда я уже было собралась оказать сопротивление, в моём поле зрения появился человек, чей образ моментально успокоил меня.

Им был Даге, вот только выглядел он куда младше. На вскидку я бы дала ему лет двадцать.

Похоже, мне опять снится сон о прошлом Цзянг Шую, а это значит, что я потеряла-таки сознание.

Заметив моё приближение, Даге лучезарно улыбнулся. Пусть он и выглядел молодо, рост у него был такой же высокий, так что ему пришлось специально наклониться, чтобы оказаться со мной вровень.

– Сяо Ю, я подумываю о том, чтобы основать свой собственный отряд наёмников. Что думаешь?

Вполне возможно Даге предо мной был даже младше, чем я думала. Этот Даге ещё не обладал той аурой прирождённого лидера, что стала неотъемлемой частью его образа в будущем. Вместо этого, стоило ему заговорить о собственном отряде наёмников, как его глаза тут же заблестели от предвкушения. Видеть его таким возбуждённым было немного странно, но в то же время свежо и ново.

– Не катит! – выпалила «я» раздражённым голосом юного мальчика.

Даге тут же помрачнел, словно на него вылили ведро холодной воды.

– Почему? Думаешь, я не справлюсь? – спросил он, нахмурившись.

И тут я ни с того ни с сего начала возмущённо подпрыгивать, ревя при этом как разъярённый львёнок:

– В прошлый раз ты заявил, что хочешь вступить в отряд наёмником. И знаешь что случилось? За последние три года ты провёл в стенах дома не более трёх месяцев! Что же будет, когда ты создашь свой собственный отряд? Вспомнишь ли, что у тебя вообще есть ди-ди и мей-мей? Ладно я, мне на тебя начхать, но вот Юн-юн будет очень по тебе скучать!

– Просто миссии зачастую затягиваются, – виновато пробормотал Даге. – К тому же, я ведь только начал свою карьеру, так что мне необходимо принимать участие в различных операциях и набираться боевого опыта.

Услышав это заявление, я лишь раздражённо махнул рукой.

– Даге, ты пошёл в наёмники сразу же, как выпустился из школы. Теперь же у нас более нет таких денежных проблем, как тогда, так что тебе следует пойти в университет!

– Я не очень-то заинтересован в образовании, – неловко пробормотал Даге. – Я буду вполне доволен, даже если только вы двое получите высшее образование.

– Знание есть сила, Даге! Я не против самой идеи основать свой отряд, но сперва ты должен отучиться в университете!

– Сяо Ю, я же наёмник и по-прежнему должен работать. Где мне искать время на учёбу?

Я кивнул, прекрасно понимая, что Даге ни за какие коврижки не отбросит свою карьеру наёмника ради обучения в университете, так что решил пойти на компромисс.

– Ты можешь поступить в Национальный Открытый Институт. Я уже всё разузнал. Там не требуются стопроцентная посещаемость. Достаточно будет просто появиться раз в пару месяцев для сдачи экзаменов.

После моих слов Даге нахмурился, явно недовольный. Нечасто мне доводится видеть подобное выражение на его лице. По крайней мере, в мой адрес.

– Сяо Ю, это моя жизнь и лишь мне решать, что мне нужно и не нужно делать.

Но я просто проигнорировал его слова и вместо этого протянул ему бланк для вступления.

– Колледж Объединённого Организационного Развития. С помощью старых знакомых отца мне удалось записать тебя на неполный курс по Управлению и Менеджменту. Если получишь по нему хорошие оценки, я что-нибудь придумаю. Полагаю, это даст нам возможность перевести тебя на продвинутый курс.

Я призадумался, перебирая в голове огромный список имён и контактов различных знакомых отца. Затем, проделав то же самое со списком деловых партнёров матери, я пришёл к выводу, что никаких проблем с этим возникнуть не должно. Единственным спорным моментом во всей стратегии было, сможет ли Даге получить достаточно высокие оценки или же нет. В конце концов, даже пользуясь лазейками в системе, мне не удастся превратить «0» баллов в «100». У мамы с папой, конечно, было много классных знакомых, так что даже при таком раскладе я всё равно смогу нарисовать ему «100» баллов в дипломе, однако если кто-то специально начнёт нам палки в колёса вставлять, могут возникнуть проблемы. В общем, я бы предпочёл, если бы Даге сам набрал высокий балл.

Даге молча принял из моих рук форму, сверля меня гневным взглядом.

Я же с триумфом выпалил:

– Если ты создашь свою собственную команду наёмников, тебе ведь понадобится ею как-то управлять, верно? Одних лишь личных превосходных боевых качеств для этого будет явно недостаточно!

Услышав эти слова, Даге выдавил сквозь стиснутые зубы с всё тем же хмурым видом на лице:

– Напомни, пожалуйста, сколько тебе лет?

– На девять лет младше тебя, – с готовностью отчеканил я.

– Мне же, вроде как, в этом году лишь двадцать исполнилось.

– Именно так, тебе уже двадцать, – с серьёзным видом согласился я. – Так что, если не начнёшь учиться сейчас, ни за что не поспеешь вовремя.

– Не поспею вовремя к чему?

Я наклонил голову в бок, не в силах ответить ему на этот вопрос, после чего в итоге выдал совершенно другие слова:

– В Колледже Объединённого Организационного Развития ты сможешь завести много полезных связей. Чем раньше ты встретишь всех этих людей, тем быстрее сможешь реализовать эти связи и превратить их в прибыль.

– Эта твоя светлая голова меня порой пугает, – едва не проскулил Даге, схватившись за голову. – А ведь мама так надеялась, что ты вырастешь невинным беззаботным ребёнком.

Я закатил глаза к небу.

– Если бы я был невинным и беззаботным, думаешь, ты смог бы позволить себе вот уже три года носиться по свету в качестве наёмника, а, Даге? Не будь таким жадным, желая заполучить всё и сразу.

– Резонно, – усмехнулся Даге немного кривенькой улыбкой и поднял белый флаг. – Ладно, так уж и быть. Полагаю, обучение в такого рода колледже мне не повредит. Но имей в виду, что после поступления я смогу наведываться домой даже реже, чем сейчас. Ты точно уверен, что оно того стоит?

Я кивнул. У нас не было выбора. В жилах Даге течёт кровь Цзянг, а это значит, что его всегда инстинктивно влечёт во всевозможные опасные места. Ранее он с таким рвением ухватился за работу наёмника, с головой погрузившись в мир вечных боёв, словно был задыхающейся рыбой, которой наконец-то посчастливилось дорваться до пруда. Если бы не мы с Шуюн, он, скорее всего, и вовсе никогда бы не вернулся домой.

Я уже довольно давно догадался, что однажды он непременно захочет основать свой собственный отряд; иначе я и не стал бы подымать вопрос дополнительного образования. Чем сильнее станет Даге и его отряд, тем меньше будет шанс, что с ними произойдёт что-то плохое.

Не знаю почему, но меня упорно не покидало дурное предчувствие, что что-то непременно должно произойти, что-то поистине катастрофическое. Я нахмурился. По какой-то причине ещё с самого детства мне всегда становилось страшно при одной лишь мысли о будущем.

Тем временем Даге горько вздохнул.

– В таком случае, будь добр позаботиться о Шуюн вместо меня.

– Да как будто тебе нужно мне об этом напоминать! Юн-юн – моё сокровище, она куда важнее тебя. Я уже выбрал, в какую среднюю и старшую школу она поступит в будущем. Что же касается университета, то с этим вопросом придётся немного повременить. Нужно сперва понять, что ей нравится, прежде чем определяться с вузом.

– Ха-ха-ха! – расхохотался Даге, после чего беспомощно замотал головой. – Шую, ну серьёзно. Тебе вовсе не нужно настолько сильно о нас беспокоиться.

– Если бы ты согласился, как хороший мальчик, остаться дома и посещать университет как положено, после чего присоединился бы к числу офисных планктонов, что работают строго с девяти до пяти, мне бы и не пришлось так о вас беспокоиться.

– …В таком случае, прости уж, но беспокойся о нас и дальше.

Я вздохнул.

– Ничего, я уже привык. Да и выбора у меня особого нет. Ты же как-никак мой Даге!

– Какая я тебе ещё «Даге»?!

Я встрепенулась.

– Понять не могу, ты уже проснулся, или просто во сне бормочешь?

Я медленно повернула голову в сторону, откуда раздался голос. Она стояла подле кровати, нагнувшись вперёд, и глядела на меня сверху вниз. Но рассмотреть как следует её черты лица я не могла, так как… Мисс, ваша грудь закрывает мне обзор!

Сверху на ней была кожаная обтягивающая жилетка без рукавов, а бёдра опоясывал сделанный из той же кожи толстый ремень, к которому было прикреплено отнюдь немалое количество различных кобур. Одним словом, видок у неё был весьма впечатляющий. В таком прикиде она без труда могла бы сняться в каком-нибудь экшене. Роль крутой героини, что надирает задницы плохим парням ей подойдёт идеально!

Погодите, это ведь не фильм, нет ведь? Кто знает, может, я опять умерла и переродилась ещё в каком другом мире или даже стала персонажем фильма. Как показала практика, в этом мире даже самые безумные вещи порой случаются. Но всё же я очень надеюсь, что это не так! Не хочу покидать Даге и Шуюн!

Желая как можно скорее убедиться, что я по-прежнему Цзянг Шую, я попыталась приподняться на локтях.

– Лучше не двигайся. У тебя очень серьёзные раны, – нахмурившись, предупредила девушка. – Если бы у нас не было необходимого медицинского оборудования и семейного врача, что умеет проводить операции, ты бы уже скончался.

Откуда у вас взялось медицинское оборудование, да и какой семейный доктор обучен проводить хирургическое вмешательство? Да кто вы вообще такие?

– Мы в Джунгуань? – спросила я, мысленно скрестив пальцы крестиком. Я не хочу знать, что вновь куда-то переместилась. Каким бы хорошим ни оказался новый мир, ему не сравнится с Даге и Шуюн!

К счастью, девушка утвердительно кивнула в ответ. Я облегчённо выдохнула и с готовностью улеглась обратно на кровать, так как грудь к этому моменту уже горела огнём, и у меня не осталось энергии, чтобы удерживать вес тела на локтях.

Девушка же тем временем насупилась и раздосадовано выпалила:

– У тебя сломаны восемь рёбер, а в тех, что не сломались, полно трещин. Тем не менее, ты всё ещё пытаешься двигаться? Неужели так уж не терпится на тот свет отправиться? Если хочешь умереть, так и скажи. Я с готовностью всажу тебе пулю в лоб.

Я тут же замерла, не осмеливаясь даже пальцем пошевелить.

Девушка же наконец-то решила сменить свою дислокацию, усевшись на край кровати, благодаря чему я теперь могла рассмотреть её лицо без вмешательства «округлых преград».

У неё были длинные затянутые в высокий конский хвост волосы. Что же касается лица, то первое, что сразу же бросилось мне в глаза, это её довольно толстые прямые брови, что придавали её образу особую привлекательность, а под ними виднелся длинный прямой нос и тонкие алые губы. Какая привлекательная женщина!

Понимаю, что описывать девушку словом «привлекательная» вместо «красивая» довольно странно, но именно оно подходит ей лучше всего. Она выглядела именно что привлекательной и очень крутой. Глядя лишь на лицо, её вполне можно было принять за мужчину со слегка более отточенными нежными чертами лица! Тем не менее, стоило бросить один лишь взгляд на её грудь, как становилось предельно ясно, что мужчиной она быть никак не может. Размерчик у неё был даже больше, чем у Лилии. Это 4-тый размер или даже больше?

Как раз в этот момент девушка с силой шлёпнула меня по голове.

– А ну харе уже на мою грудь пялиться! Или пулю словить захотел?

Ой-йой-йой! От удара моя голова едва не разлетелась на кусочки. Тяжёлая же у этой девушки рука. У меня аж на глаза слёзы выступили. А ведь я не специально на них смотрела. Просто они у меня прямо перед самым носом маячат, так что мой взгляд как-то сам собой переместился в ту сторону. Должно быть, это всё проделки Цзянг Шую. Он ведь самый настоящий восемнадцатилетний парень!

– Это всего лишь два округлых куска мяса, только и всего, – недовольно проворчала девушка, но уже в следующий мгновение дружелюбным тоном поинтересовалась. – Ну, и? Как звать-то тебя?

– Цзя… – я запнулась на полуслове, и спешно сменила свой ответ. – Зови меня Сяо Ю. Ко мне так все обращаются.

В прошлом тому́ наёмнику потребовалось лишь услышать фамилию «Цзянг» чтобы связать меня с младшим братом Цзянг Шутиана, а затем использовать в качестве заложника. Теперь же, будучи прикованна к кровати с серьёзными ранениями, мне следует быть ещё более осторожной. Я не могу позволить себе причинить вред Даге и остальным.

– А я Джин Фенг, – просто представилась девушка, после чего ещё раз оглядела меня и согласно кивнула. – Прозвище «Сяо Ю» тебе подходит. Ты действительно похож на «мягкого словно пёрышко» парня.

– …«Ю» в моём имени пишется как «Ю» в слове «Юзоу», вселенная, а не как «Ю» из слова «Юмао», перо.

Джин Фенг без особого интереса кивнула и продолжила на меня таращиться, однако спрашивать о том, на что она столь пристально смотрит, я не стала. Ясно же, что она лицом Цзянг Шую любуется. Об этом даже лишний раз спрашивать не требуется!

Чувствуя на себе её пристальный взгляд, я немного неловко поблагодарила:

– Эм, спасибо, что спасла меня.

Не отводя глаз, Джин Фенг наклонила голову вбок и улыбнулась.

– Благодари за это своё лицо.

Уже сделала.

– С такой внешностью, как у тебя, почему ты не пошёл в шоу-бизнес? – она на секунду притихла, после чего с подозрением уточнила. – Ты ведь ещё не пошёл по этой дорожке, нет ведь? Я знаю лишь о крупных звёздах телеэкрана, остальных же краткосрочных знаменитостей не запоминала.

– Нет, я только-только в вуз поступил. Кто ж знал, что с миром может такое случиться.

Я повесила голову, изо всех сил стараясь казаться подавленной. Я попыталась представить, как должен чувствовать себя обычный молодой восемнадцатилетний парень, которого внезапно закинули в постапокалиптический мир, но зашла в тупик. Модель поведения тех проживших десять лет в апокалипсисе молодых ребят, которых я помню по своей прошлой жизни, вряд ли можно было применить в данной ситуации, а с момента моего перерождения я пока не встретила ни одного нормального подростка. Да, был один Лу Ренджи, но, к сожалению, его тоже вряд ли можно назвать «нормальным».

Джин Фенг вытянула вперёд руку и потрепала меня за волосы, чем напомнила мне Даге. Должно быть, дома все едва ли не волосы у себя на голове рвут от волнения. Интересно, как далеко я сейчас нахожусь? Цветущие падальщики летают очень быстро, так что проследовать за ним Даге и остальные однозначно не смогли. Должно быть, сейчас они все из кожи вон лезут, пытаясь отыскать хоть какие-то следы, я же в свою очередь не могу даже с кровати подняться. Да и на восстановление сил уйдёт какое-то время. Я уж и не говорю о том, что это Джунгуань, крупный город и по совместительству самый опасный для людей регион…

Тут мне в голову пришла одна мысль, и я торопливо заозиралась по сторонам. Спальня, в которой я находилась, была даже больше жилых комнат в моём доме, но украшена была очень просто, без каких-либо излишеств. Дизайн комнаты был выполнен на сочетании белого с чёрным, что напоминало интерьер в спальне Даге у нас дома. Но, что было даже более важно, в этой комнате отсутствовал элемент потрёпанности, что был присущ всем помещениям в апокалипсисе. Одним словом, это была очень чистая и просторная жилая комната.

– Что это за место? – поинтересовалась я. Кто же ты такая, спасительница ты моя?

– Моя комната, – прямо ответила Джин Фенг.

Этот ответ меня немного удивил. Эта комната похоже на спальню Даге, мужчины, а ты утверждаешь, что она твоя? Ну ладно, принимая во внимание, насколько ты привлекательна и крута, не мудрено, что твоя спальня смахивает на мужскую.

– А если чуть более обобщённо?

– Офисное здание, которым владеет моя семья.

– …И где конкретно в Джунгуань находится это ваше офисное здание?

– На Северном авеню.

Я нахмурилась. Северное авеню? Чёрт, не припомню такого названия. Ранее я не планировала уходить слишком уж далеко от дома, так что изучила карты лишь близлежащих к дому районов. Планировку Джунгуань я собиралась изучить чуть позднее.

Я вновь подняла голову и тут же встретилась взглядом с Джин Фенг. Та продолжала с явным интересом меня разглядывать, совершенно не скрывая того, что наслаждается зрелищем. Я невольно вздрогнула и торопливо заговорила:

– У вас есть какая-нибудь карта города, на которую я могу взглянуть? Я хотел бы проверить, как далеко меня отнесла птица.

Джин Фенг согласно кивнула. Похоже, она не была против исполнить мою просьбу.

На протяжении всего разговора она не сводила с меня своего пристального взгляда, любуясь моей внешностью. Однако делала она это открыто, без тени похоти или же злого умысла. Так обычно смотрят девушки на фотографию понравившейся им знаменитости в журнале. Более того, так как она лишь смотрела, даже не пытаясь ко мне прикоснуться, я смогла в значительной мере расслабиться, и её взгляд более не причинял мне дискомфорта.

– Что ж, пойду схожу за картой, а заодно прихвачу тебе чего-нибудь перекусить. – сказав это, она вновь наклонилась вперёд и прошептала мне на ухо. – Твой образ слабого симпатичного мальчика был весьма неплох, однако ты всё испортил тем, что первым делом попросил принести тебе карту, а не еду. Будь ты действительно слабеньким симпатичным мальчиком, ты бы первым делом попросил меня принести тебе именно что еды, особенно после того, как получил столь серьёзные ранения.

– …

И вновь мне напомнили, что я обладала нулевым актёрским талантом. Но в моём положении с израненным телом да в незнакомом подозрительном месте, я едва ли могла вскочить с постели и начать строить из себя бравого молодца. Поэтому-то я и посчитала, что притвориться слабеньким симпатичным мальчиком будет наиболее верным и безопасным решением, разве я не права?

Мне оставалось лишь взглянуть на Джин Фенг самыми чистым и невинным взглядом, на который я была способна. Пусть актёрским талантом я и не обладала, моё красивое личико никуда не исчезло. То, что я симпатяжка ещё никто не отменял, верно?

Заметив мой наигранно-невинный взгляд, Джин Фенг рассмеялась, но критиковать дальше мои актёрские способности не стала. Она лишь похлопала меня по щеке на прощание, после чего поднялась с кровати и двинулась к двери.

Теперь даже мне самой захотелось прикоснуться к этому моему воистину всемогущему лицу. Поверить не могу, что даже после того ожесточённого боя с цветущим падальщиком, в ходе которого я получила столько травм, что и сосчитать не представлялось возможным, моему лицу не было нанесено никаких существенных ран. Оно осталось всё таким же привлекательным и даже спасло мне жизнь, так что, похоже, род Цзянг всё же не настолько невезуч, как я думала… Ауч, рука. Пожалуй, я всё-таки воздержусь от лишних движений.

Я повернула голову в сторону удаляющейся Джин Фенг. Лишь теперь, когда она отошла от меня на приличное расстояние, я смогла разглядеть её во весь рост. Она была очень высокой и стройной. Ростом она однозначно была выше 170 см. Снизу на ней были одеты брюки для верховой езды и пара высоких кожаных сапог, что лишь подчёркивали стройность её невероятно длинных ног. В это момент мой взгляд сам собой переместился на её зад. Сзади она не имела таких же пышных округлостей как и спереди, но во многом именно благодаря своим малым размерам её пятая точка выглядела очень упругой и подтянутой. Более того, кончик её длинного конского хвоста то и дело как бы дразняще чиркал её по попе при каждом новом шаге…

В этот момент Джин Фенг резко развернулась, и я поспешно отвела взгляд в сторону. Она тут же улыбнулась мне, вот только улыбка эта была какой-то не весёлой. Неужели, она догадалась, что я пялилась на её зад?

– Если кто-нибудь спросит, мой ли ты мужчина, думаю, тебе же будет лучше ответить утвердительно. С твоим-то личиком, если у тебя не будет защитника… Ну, полагаю, ты и сам всё прекрасно понимаешь.

Я скривилась и понимающе кивнула головой.

Джин Фенг открыла дверь комнаты, и я не преминула воспользоваться этим моментом, чтобы оценить обстановку снаружи. Около двери я не заметила никакой охраны, так что, как видимо, за пленника меня здесь не считали… Или же они решили, что из-за серьёзных ран я просто не способна на побег, поэтому и приглядывать за мной нет нужды. Вернее даже, что без их непосредственной помощи я тут же лапки склею.

Пользуясь отсутствием посторонних лиц, я приподнялась, чтобы оглядеть свои раны, и моё лицо тут же побледнело. Не удивительно, что снаружи комнаты не оставили охрану. Получив такие увечья, обычный человек не смог бы подняться с кровати как минимум месяц, так что разве ж я смогла бы найти в себе силы для побега? Это же объясняет, почему Джин Фенг не купилась на мой образ слабенького миленького мальчика. Чтобы соответствовать ему, мне следовало бы горестно стонать при каждом третьем издаваемом мной слове.

Даже мне потребуется дней пять для того, что просто встать с кровати. Но сразу же уйти я по-любому не смогу. В конце концов, сейчас я находилась в черте города, где уровень опасности был в разы выше, чем в предместьях города. Более того, я из рода Цзянг, так что показатель опасности можно сразу же как минимум утроить. Полагаю, мне придётся оставаться здесь до тех пор, пока не восстановлю порядка 70-80% моего боевого потенциала, иначе, боюсь, мне не удастся вырваться из черты города.

Как бы сильно я не хотела прямо сейчас броситься обратно к Шуюн и Даге, я просто подпишу себе смертный приговор, если начну излишне торопить события.

Если бы только Даге был здесь. С его-то способностью мне удалось бы восстановиться вдвое быстрее, но в то же время, если бы он действительно здесь был, у меня и не было бы причин думать о том, чтобы куда-то спешно бежать. Я могла бы просто спокойно лежать и медленно восстанавливаться!

Эх, ну и ладно. Дома остались Даге, Шуюн, с её поистине божественным контролем над молниями, группа первоклассных наёмников, что в последнее время весьма неплохо продвинулись в своих тренировках, и целая куча различного оружия, так что всё с ними будет в порядке. А вот моё собственное положение было куда более тревожным, так что мне бы следовало о самой себе побеспокоиться.

Я призадумалась, пытаясь сообразить, как бы мне выпутаться из этой ситуации. Вот оно! Если съем кристаллы эволюции, мои раны затянутся гораздо быстрее.

Я поднесла руку к груди. Что и следовало ожидать, укреплённая моим льдом стеклянная бутылочка, в которой я хранила добытые кристаллы эволюции, исчезла, но я сильно сомневалась, что у меня отняли её эти ребята. В ходе ожесточённого боя даже сверхпрочная ледяная пластинка не выдержала и разломилась, поэтому было бы странно, если бы ледяная бутылочка, что по прочности даже рядом не стояла с пластинкой, умудрилась уцелеть.

Лёжа на кровати, я глядела в потолок и пыталась вспомнить как можно больше деталей того, что со мной произошло прежде, чем потеряла сознание во второй раз. Одним из самых ярких воспоминаний была объятая пламенем рука Джин Фенг, и этот огонь вовсе не был безобидным огоньком зажигалки. В тот раз я отчётливо почувствовала исходящую от него мощную энергию, достаточную, чтобы убить. До первого ранга эта сила, может, пока и не дотягивала, но любого из наших наёмников она побила бы без труда.

Получается, эти люди тоже знают о кристаллах эволюции?

Пока я размышляла, дверь в комнату внезапно открылась. Однако в этот раз моим посетителем оказалась не Джин Фенг, а незнакомый мне мужчина. Он поставил поднос с едой и картой на прикроватный столик, после чего бросил на меня какой-то неопределённый взгляд, в котором едва-едва, но всё же читалась капля… презрения?

Теперь уже я не решалась проявить свой нулевой актёрский талант, так что просто проводила его немного настороженным взглядом.

– Хм, постельный мальчик, – фыркнул себе под нос он, после чего тут же удалился.

Какое-то время я молча прислушивалась к звукам из-за двери, и лишь убедившись, что рядом никого нет, схватила карту с подноса.

Стоило мне как следует её рассмотреть, как мои брови тут же сошлись на переносице да так крепко, что вполне могли бы задавить между собой комара. Как и следовало из самого названия, Северное авеню находилось на севере Джунгуань, в то время как наш дом располагался чуть южнее восточного направления. Это было однозначно лучше, чем если бы мы находились на абсолютно противоположных концах города. Учитывая везучесть крови Цзянг, я была вполне готова к тому, что добираться до дома мне придётся через весь город. Ситуация оказалась не так печальна, как я думала, но мне всё равно необходимо будет преодолеть порядка двух третей города.

Если бы я могла спокойно проехать на машине, то дорога, вероятно, заняла бы не больше часа, но учитывая, что нынешний город кишел иными, то на то, чтобы добраться до дома, мне может и жизни не хватить. Но и это ещё не всё. Даге, помнится, упоминал, что им не удалось покинуть город на машине так как все выезды из города были заблокированы всевозможным транспортом, а это значит, что нынешняя ситуация на дороге, должно быть, стала ещё хуже, чем тогда.

Другим способом преодолеть разделяющее меня от дома расстояние, было выйти из города и обогнуть его по периметру. Этот маршрут куда длиннее предыдущего, но в тоже время и в разы безопаснее.

Запомнив оба маршрута, я отложила карту в сторону и принялась медленно пить воду через трубочку. К еде я решила пока не притрагиваться. Учитывая состояние моего тела, у меня не должно быть сил есть самостоятельно. Джин Фенг может и поняла, что я лишь притворялась подавленной и слабой, однако, уверена, она по-прежнему не знает, насколько сильной я на самом деле являюсь. С её точки зрения, какой бы силой я изначально не обладала, подобные раны должны были лишить меня возможности двигаться самостоятельно.

Внезапно, с той стороны двери послышались громкие голоса двух девушек, однако до меня они долетали в приглушенном состоянии из-за закрытой двери. У двери этой комнаты была весьма неплохая звукоизоляция, так что даже мне пришлось прислушаться, чтобы хоть что-то разобрать.

Несмотря на то, что моя способность не улучшала мои физические показатели, после прихода чёрного тумана человечество… нет, абсолютно все живые существа на планете стали сильнее и выносливее. И с каждым новым приходом чёрного тумана эффект будет лишь усиливаться. Другими словами, если не будешь работать над собой самостоятельно, вмиг окажешься не у дел и будешь устранён. И под этим я подразумеваю не просто фигуральное выражение, а вполне себе реальное физическое устранение, при котором все твои косточки окажутся обглоданы до кристальной белизны.

Ну и, конечно же, чем больше кристаллов эволюции ты съешь, тем более высоким и привлекательным станешь и даже поумнеешь настолько, что на любом экзамене сможешь получить 100 баллов… Ну ладно, это я уже прикалываюсь. В общем, всё это я говорю к тому, что по мере роста моей способности, моё тело тоже будет постепенно усиливаться, хоть и не в той же мере, как у людей, чьей способностью является усиление их физической силы. Иначе как бы я смогла всего за несколько месяцев превзойти в боевой силе опытных наёмников, что, как и я, пережили чёрный туман? Пусть даже у меня и были необходимые для этого знания, моё тело могло просто не поспеть вслед за мной.

Но довольно уже с ретроспективой. Суть в том, что при необходимой концентрации я могла без особого труда слышать, о чём именно говорят люди снаружи. Не думаю, что в их группе хоть кто-то успел развить свою способность достаточно сильно, чтобы осознать, что усиленнее коснулось не только их способности, но и тела в целом, так что девушки у двери, скорей всего, думают, что их отсюда не слышно. И я действительно не смогла бы их расслышать, если бы с самого начала апокалипсиса не ела бы кристаллы эволюции с той же лёгкостью, с какой ем рис на завтрак, обед и ужин.

– Сестра, только не говори мне, что ты действительно запала на этого постельного мальчика?

Под «постельным мальчиком» она подразумевает меня? Интересно, когда это я успела превратиться из «слабенького мальчика» в «постельного мальчика»? Впрочем, я не возражаю. «Слабенький мальчик» – это просто лишний груз, а вот у «постельного мальчика» есть своя функция и свои поклонники.

– Его зовут Сяо Ю, – эта реплика, вероятно, принадлежала Джин Фенг.

– Да начхать мне на то, как его там зовут! Он всего лишь абсолютно бесполезный постельный мальчик!

Суи1, ты прям с каждым днём становишься всё более и более дикой, – несмотря на смысл сказанных ею слов, в голосе Джин Фенг не было слышно недовольства. – Даже Ге, что почти не бывает дома, подметил, что ты в последнее время сильно изменилась.

– Я… Я просто… – голос Суи понизился настолько, что я уже едва могла разобрать её слова. В итоге, мне пришлось ещё больше напрячь свой слух. – Я просто беспокоюсь за тебя, сестра.

– А я и не говорила, что это плохо, – оживлённо подметила Джин Фенг. – Ты родилась со слабым здоровьем, поэтому мама с самого детства холила тебя и лелеяла, из-за чего ты в итоге выросла комнатным цветочком. С такой «тобой» мне и разговаривать было не о чем. Но после этого чёрного тумана ты прямо-таки одичала. По мне так это неожиданный, но приятный бонус.

– Ничего об этом не знаю, я же все свои воспоминания потеряла, как-никак. Я не помню эту прошлую «себя», так что и ты про неё забудь. Настоящая «я», это «я», что стоит перед тобой!

…С каких это пор потеря памяти стала обыденной вещью? Никогда не слышала, чтобы чёрный туман вызывал у людей амнезию!

– Ну и здорово, – беспечно бросила Джин Фенг. – Я в любом случае предпочитаю именно такую «тебя», какая ты есть сейчас, но будь уж добра хотя бы перед мамой играть роль пай-девочки, ладно? Сама же знаешь, что она ещё не привыкла к твоей новой личности, поэтому продолжает настаивать, что ты, это уже не ты, а кто-то другой.

– Да какое сейчас это имеет дело! – не выдержала и вспылила Суи в ответ. – Я лишь хочу, чтобы ты как можно скорее выкинула взашей этого бесполезного постельного мальчика! Разве я не говорила уже, что твоим парнем непременно должен стать Цзянг Шутиан и никто другой?!

Я была крайне удивлена столь внезапно услышать имя Даге в подобном диалоге. Неужели эта Суи лично знакома с моим Даге, и даже собирается представить ему свою сестру? Но, не могу не признать, она знает толк в мужчинах!

Тем не менее, я тоже вполне себе ничего. По какой-то причине во мне внезапно заиграла ревность.

– И как, по-твоему, я должна сойтись с этим твоим Цзянг Шутианом, если я его даже ни разу не встречала? – раздражённо поинтересовалась Джин Фенг.

– Поверь, рано или поздно, но ты наверняка с ним пересечёшься, – тут же заверила её Суи. – Брат же уже подтвердил, что он живёт где-то неподалёку. Сестра, мы же с тобой сейчас не о каком-то там левом парне говорим, а о самом Ледяном Императоре, Цзянг Шутиане!

Что?

Меня словно молнией шибануло.

Тем временем Джин Фенг горестно вздохнула.

– Ещё один из твоих пророческих снов?

– Именно! – возбуждённо воскликнула Суи. – У нас уже есть Бог Грома, Джин Зан, так что как только мы заполучим в свои ряды Ледяного Императора, Цзянг Шутиана, мы сможем править всем миром! Так что не забывай, что этот постельный мальчик просто игрушка и не более того, ладно? Даже думать не смей о том, чтобы начать с ним серьёзные отношения. От подобного молокососа для нас пользы с гулькин нос.

Бог Грома… Джин Зан… Так что ли? Фамилия «Джин» действительно встречается довольно редко, да и к тому же, хоть я и не могу чётко вспомнить имя Бога Грома, «Джин Зан» всё же звучит отдалённо знакомо. Иными словами, это может оказаться и правдой.

– Не думаю, что Сяо Ю так уж слаб. Несмотря на то, что на его теле живого места нет, он совершенно не жалуется. Он определённо крепче большинства людей, – заявила Джин Фенг, после чего беззаботно добавила. – И даже если он действительно окажется молокососом, что с того? Благо, у меня есть к чему он может присосаться.

Если бы я была парнем, думаю, я уже давно бы взорвалась от негодования, слыша как эта Суи то и дело оскорбляет меня, называя «молокососом» и «постельным мальчиком». К счастью, в душе я остаюсь женщиной. Ни одна женщина не будет против, когда её называют симпатичной. Ведь чтобы быть постельным мальчиком, я должна быть красивой, так ведь?!

– Сестра, Цзянг Шутиан по-любому гораздо привлекательней него! А раз уж Ге даже лично с ним знаком, мы просто не можем позволить себе упустить такой шанс!

Когда он нужен тебе больше всего на свете, тебе не удастся отыскать Ледяного Императора Цзянг Шутиана, даже если в его поисках сотрёшь свои ноги в кровь. Тем не менее, он может с лёгкостью объявиться в самом неожиданном месте, даже когда ты его и не ищешь!

Но, постойте, Даге же целитель! Я нахмурилась. Что не так с этой Суи? Неужели она смогла добыть всю эту информацию путём применения какой-то эдакой способности?

После апокалипсиса в людях пробудились самые разные способности, так что вполне возможно, что способность, позволяющая видеть пророческие сны, действительно существует. Вот только Даге – целитель, так что сложно сказать, насколько её предсказаниям можно верить. С другой стороны, она смогла правильно назвать прозвища двух элит: Ледяной Император и Бог Грома…

– Ещё раз спрашиваю, как я могу «не упустить шанс», когда я даже не знаю, где мне его следует искать? К тому же, судя по описанию Ге, он относится к тому типу мужчин, что любят отдавать приказы остальным. Такие парни меня ну совсем не интересуют.

Тогда неудивительно, что в твоей кровати лежу именно я. Настоящие сильные волевые мужчины тебя не интересуют, а вот хлюпенькие миленькие мальчики очень даже?

– Ну разумеется он отдаёт приказы, он же Ледяной Император, Цзянг Шутиан!

– К слову о Ледяном Императоре, разве раньше ты не говорила, что в твоём пророческом сне он был в Глассии? Но не так давно Ге подтвердил, что на деле он определённо находится здесь, в Мессии. Не значит ли это, что твои пророческие сны не так точны, как мы изначально предполагали?

Я согласно кивнула. Именно так. Даге – целитель, так как же он, по-вашему, должен стать Ледяным Императором?

Тем временем Джин Суи, уловив скепсис в словах сестры, не выдержала и рыкнула в ответ:

– В этом нет никакой ошибки. Ледяной Император Цзянг Шутиан, Бог Грома Джин Зан и Огненный Король Де́берт – так зовут трёх элитных воинов человечества!

Так она и про элиту знает? Более того, ей даже известно имя Огненного Короля. Разве пророческие сны вообще бывают такими детализированными? Я уж и не говорю о том, что с начала апокалипсиса прошло лишь пару месяцев. Если она способна узнать столь многое с помощью одной лишь собственной способности, то это уже не просто талант, она смело может объявить себя снизошедшим на землю божеством!

Эта Суи, «потерявшая память» Суи. Возможно ли, что… она такая же, как и я?

– Как бы там ни было, Цзянг Шутиан находится в Мессии, и это факт. Ге ведь сказал, что тот лично приходил к нему за оружием в день, когда объявился чёрный туман, так что добраться до Глассии он физически бы не успел.

Так, спокойствие. Мне нужно всё тщательно обдумать. Сейчас Даге действительно здесь, в Мессии, но если бы переродившаяся я не вынудила его в срочном порядке вернуться, он, вероятно, так и остался бы в Глассии, как и утверждает Суи.

И всё же, способностью Даге является исцеление, а не власть над льдом… Стоп, причина, по которой Даге обрёл способность к исцелению, скорей всего, заключается в том, что в тот момент он отчаянно желал скорейшего выздоровления своего ди-ди. Но если бы он остался в Глассии, его мысли были бы заняты совершенно другими проблемами, так что в нём действительно могла бы проявиться способность контроля льда…

Это было открытие поистине вселенского масштаба.

Верно, эта Джин Суи вовсе не обладает даром предвиденья. Скорей всего, она такая же, как и я. Вот только является ли она настоящей Джин Суи, что лишь вспомнила свою прошлую жизнь, или же в её теле поселилась чья-то абсолютно другая душа, я не знала. Вся эта проблема с параллельными вселенными слишком сложна для меня.

– Сестра, для нас важно не то, на каком он континенте находится, а то, что он станет Ледяным Императором в будущем, и что мы обязаны привлечь его на нашу сторону! – твёрдым голосом выпалила Суи в ответ.

От её слов у меня внезапно разболелась голова, да посильнее, чем болели раны и сломанные рёбра.

Выходит, из трёх элит человечества одного мы уже лишились ввиду эффекта бабочки, который породила маленькая и незначительная я?

Внезапно я почувствовала тяжеленный груз ответственности на своих плечах. Теперь я просто обязана стать достаточно сильной, чтобы занять опустевшее место Ледяного Императора; иначе я стану величайшей преступницей человечества за то, что лишила людей одного из их защитников… нет, я стану будущей величайшей преступницей.

– Если всё так, как ты говоришь, и Ге с этим Цзянг Шутианом действительно в будущем станут Богом Грома и Ледяным Императором соответственно, то они никогда не смогут быть частью одной группы, – холодно подметила Джин Фенг. – У любой команды может быть лишь один лидер.

– Вот именно поэтому-то ты и должна стать девушкой Цзянг Шутиана! Тогда это уже не будет проблемой!

Я нахмурилась. Что-то в её словах было явно не так, но у меня не получалось чётко определить, что именно.

На несколько секунд между девушками повисла пауза, после чего Джин Фенг медленно заговорила:

– Суи, я, конечно, рада, что ты стала более активной и дерзкой, однако нехорошо вести себя так навязчиво. Ты относишься к своей собственной сестре как какой-то пешке.

– …Про-прости, я… я просто беспокоюсь о нашем будущем.

Джин Фенг кивнула, после чего напомнила:

– В любом случае, не позволяй этой своей черте проявляться перед мамой, хорошо? Иначе она опять расплачется, и Ге снова будет недоволен.

– Ладно, – с неохотой пообещала Суи.

Голоса двух девушек стихли, после чего дверь наконец-то открылась и в комнату вошла Джин Фенг.

– Я уж думал, вы там собрались весь день трепаться, – пожаловалась я, глядя на Джин Фенг щенячьими глазками, после чего покосилась на поднос с едой. – Я голоден как волк.

Джин Фенг усмехнулась и подошла к кровати. Взяв с подноса тарелку рисовой каши с фаршем, она принялась медленно кормить меня ею с ложечки. Оставленная на столь долгое время без внимания, каша уже успела остыть до приемлемой для употребления температуры.

Наевшись и напившись до отвала, я выдохнула, после чего перевела взгляд на Джин Фенг и озадачено поинтересовалась:

– Почему ты так добра ко мне?

Даже принимая во внимание моё лицо, тебе вовсе не обязательно было лично кормить меня с ложечки, знаете ли. Ты же младшая сестра Бога Грома, Джин Зана! Это слишком большая ответственность для меня!

Услышав мой вопрос, Джин Фенг вновь усмехнулась.

– Ты же мой мужчина. Если не о тебе, то о ком же тогда я должна заботиться?

Эм, только не говори, пожалуйста, что тебе доставляет удовольствие делать пасы в сторону тяжелораненых?

Вероятно из-за того, что я настороженно на неё уставилась, Джин Фенг в очередной раз рассмеялась и потрепала меня по голове. Серьёзно, завязывай ты уже с этой привычкой. Если продолжишь трепать мне волосы, я начну ещё больше скучать по Даге и остальным. Я ведь очень о них беспокоюсь!

– Не волнуйся, я буду соблазнять тебя по всем правилам.

Со-соблазнять?

Ладно, допустим это уже не первый раз, когда девушка объявляла о своих намереньях в адрес Цзянг Шую. Разве раньше за мной не гонялась школьная Мадонна?! И всё же какая-то там школьная Мадонна и младшая сестра самого Бога Грома были птицами совершенно разного полёта! Цзянг Шую, твоё лицо не перестаёт меня удивлять!

Тем временем Джин Фенг взяла с подноса фрукт, что шёл в качестве десерта, – яблоко. Достав небольшой размером с ладошку ножик, она принялась ловко отчищать его от кожуры. Слой срезанной кожуры был столь тонок, что буквально просвечивался, да и резала она без остановки, из-за чего у её ног вскоре образовалась целая лента из яблочной кожицы.

Но куда больше её отменной техники отчистки фруктов от кожуры меня заинтересовало само яблоко. Где вы умудрились раздобыть это яблоко? У вас что, фруктовый сад на заднем дворе раскинулся, или как?

И пока я размышляла над этим вопросом, Джин Фенг вновь заговорила:

– Я не буду заставлять тебя жениться на мне.

Же-жениться? Чёрт, мисс, мы же знаем друг друга от силы один день. Что это ещё за скорострельная свадьба?

Но не стану скрывать, что при упоминании свадьбы мне стало немного спокойнее. Должно быть, она обладала очень высокими моральными принципами, раз даже в апокалипсисе продолжала думать о замужестве. Похоже, мне не придётся волноваться о том, что меня могут ХХХ, и это хорошо… Я думаю…

Мой взгляд снова невольно метнулся в сторону груди Джин Фенг, и она не преминула это заметить и тут же влепила мне оплеуху.

– Не бей меня по голове, – запротестовала я, – я же глупым стану!

– Хорошо. Твои сломанные рёбра, сломанные руки или сломанные ноги – выбирай, что из этого мне ударить.

– …Ладно, лучше уж голову.

Джин Фенг усмехнулась и замахнулась рукой. И когда я уже было приготовилась получить ещё одну затрещину, я почувствовала нежное прикосновение к своим волосам.

– Если согласишься на брак и станешь моим мужем, сможешь любоваться моими прелестями сколько хочешь. Я не стану тебя бить. Как тебе такое предложение?

Да постой же ты! Разве до брака я не должна сперва согласиться встречаться с тобой? Почему мы перескочили прямиком к свадьбе?

Я заглянула в глаза Джин Фенг. Она выглядела абсолютно серьёзной, без намёка на шутку, так что я была вынуждена также серьёзно ответить:

– Это слишком внезапно. Давай вернёмся к этому вопросу чуть позже, когда узнаем друг друга получше?

К счастью, она не стала возражать и любезно кивнула в знак согласия.

Пока я наблюдала, Джин Фенг успела аккуратно нарезать яблоко на ровные дольки. В её движениях не были ни грамма злости или же раздражения. Лишь теперь, убедившись, что она спокойна, я осмелилась спросить:

– Мисс Джин Фенг, могу ли я задать вам один вопрос?

– Зови меня просто Фенг. Валяй.

– Оу, ладно. Тогда, Фенг, если я правильно понял, ты собственными глазами видела, как я выпал из лап большой красной птицы, так? В таком случае, может, ты знаешь, в какую сторону она улетела после этого?

Я беспокоилась о том, что цветущий падальщик мог развернуться и вновь напасть на Даге и остальных. Разумеется, в этот раз он уже не мог рассчитывать на поддержку стаи, так что, даже если иной и вернулся, Даге и остальные достаточно сильны, чтобы суметь разделаться с этим одиноким цветущим падальщиком первого ранга. Тем не менее, хоть головой я это и понимала, сердцем продолжала беспокоиться о них.

Джин Фенг наколола на вилку одну из долек и сунула мне её в рот. Лишь после этого она удосужилась ответить:

– Она никуда не улетела. Мы сбили эту пташку.

– Чем? – тут же выпалила я в шоке. Неужели Бог Грома уже научился летать? Он ведь не мог стать настолько сильным так быстро, нет же?

– Тремя выстрелами из Barrett.

…Да уж, сравнивать нас с ними действительно смысла нет.

Я слегка приуныла. Похоже, Бог Грома сейчас владеет куда большей огневой мощью, чем Ледяной Император. Эта мысль моментально привела меня в дурное настроение. Самым сильным человеком должен быть мой Даге!

Стоп, а ведь если бы Даге остался в Глассии, в его распоряжении по-прежнему были бы не только все бойцы ОПЦ, но и весь их арсенал, так что он тоже мог бы делать выстрелы из Barrett с той же лёгкостью, с какой разбрасывался бы обычными ручными гранатами. Он определённо не проиграл бы Богу Грома!

Но из-за того, что я позвала его сюда, у нас нет ни Barrett, ни даже Ледяного Императора.

Теперь уже я окончательно пала духом.

– О чём ты думаешь? Ты так сильно нахмурился, – поинтересовалась Джин Фенг. Она вытянула вперёд руку и провела пальцами по моей переносице, разглаживая морщинки, но при этом сама тоже невольно нахмурилась.

Я же тем временем воображала себе сцену, в которой я стала объектом презрения всего человечества, после того как правда о случившемся вышла на свет.

В десятилетнем будущем из моей прошлой жизни человечеству и так уже приходилось несладко, хоть у них и были аж три могучих защитника. Теперь же, когда число элит сократилось до двух, сможет ли человечество вообще выжить?

Хватит ли у меня сил заменить Даге в роли Ледяного Императора?

Сама того не осознавая, я потянулась к груди. Рука моя болела, грудь болела ещё сильнее, но более я не почувствовала ничего. Ледяная пластинка, что прежде укрывала моё сердце, уже давно раскололась и полностью исчезла. Я уже столько раз пыталась создать себе оружие, но его вновь и вновь разрушали. Не значит ли это, что разница между мной и тем Ледяным Императором приблизительно равна расстоянию между центром Земли и открытым космосом?

– Сяо Ю.

Я подняла свой взгляд на Джин Фенг.

– Ложись спать, – сказала она, нежно поглаживая меня по голове. – Ты получил серьёзные раны, так что не забивай себе голову всякими сложными мыслями. Чем больше будешь думать, тем дольше придётся восстанавливаться. Поэтому просто поспи.

Я внимательно на неё посмотрела и серьёзным тоном заметила:

– На моё полное восстановление уйдёт немало времени.

В условиях апокалипсиса люди нередко бросали позади даже абсолютно здоровых товарищей, что уж говорить об израненном незнакомце вроде меня.

– Знаю. Док уже сказал мне, что для полного выздоровления тебе потребуется месяц постельного режима, и ещё как минимум три месяца реабилитации. Но я не думаю, что на деле это займёт так уж много времени.

Чёрт! Я совсем забыла про то, что у них есть доктор. Хреново. Всего один медосмотр, и ему не составит труда заметить, насколько быстро я на самом деле восстанавливаюсь. А я-то рассчитывала отдохнуть здесь недельки две, после чего удрать домой. Теперь все мои планы пошли коту под хвост.

– Открой-ка рот.

Что? Ещё еда? Я что, свинья, которую раскармливают для убоя? Я нахмурилась и подняла взгляд на Джин Фенг. Она стояла с протянутой ко мне рукой, а на ладони у неё лежал небольшой полупрозрачный кристалл.

Кристалл эволюции.

1 Суи: до этого в 1-ой Экстра имя «Суи» я перевела как «Сяо Юи». Я думала, это кличка, но оказалось, что это её реальное имя. Просто имейте в виду, что это одно и то же лицо

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 3: Алые, словно кровь, прекрасные, словно цветы

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 3: Алые, словно кровь, прекрасные, словно цветы – перевод EliSan

С отъезда Даге прошло вот уже три дня. На протяжении этого времени тренировками Юнкиан занималась Шуюн, так как я хотела успеть довести своё ледяное копьё до худо-бедно приличного состояния прежде, чем вернутся наёмники.

Это оружие должно будет прослужить мне как минимум 3, а то и все 5 лет, так что относилась я к этому вопросу весьма серьёзно. Буквально каждый слой я укладывала с максимальной точностью, так что весь процесс отнимал у меня даже больше сил, чем при создании ледяного шеста. К счастью, с тех пор я и сама стала куда сильнее, так что за раз успевала создать больше слоёв, чем прежде. Если судить по нынешней скорости, то на всё про всё у меня должен уйти приблизительно месяц… Ах, да! В этот же раз мне ещё наконечник нужно будет сделать, так что стоит накинуть ещё дней десять.

Даге решил начать потихоньку обследовать Джунгуань, так что меня оставили позади присматривать за домом, а раз уж мне и самой необходимо было свободное время для работы над ледяным шестом, то всё сложилось как нельзя лучше.

Но что потом? Я ведь не могу и дальше продолжать сидеть дома, пока остальные исследуют город, так ведь? Даже если я буду, как и прежде, получать свою долю кристаллов эволюции, я потеряю возможность получить боевой опыт, а это меня однозначно не устраивает.

Но в тоже время и дом совсем без защиты оставлять не дело. Вот же ж, блин, задачка…

– Эрге, ужин готов! – заглянув в комнату, сообщила Шуюн. Заметив ледяное копьё, она с интересом на него уставилась, после чего восхищённо вздохнула. – Твоё копьё с каждым днём всё симпатичнее и симпатичнее!

Ну да, будучи покрыто слоем переливающегося льда даже самое неказистое копьё будет выглядеть как конфетка. Мой прежний шест был покрыт чистым прозрачным льдом, но в этот раз я прикладывала больше усилий к спрессовыванию слоёв, поэтому моё нынешнее копьё имело лёгкий молочный оттенок, который ещё и прекрасно скрывал истинную природу копья, а именно рукоять швабры с привязанным к ней лезвием ножа.

Поднявшись со своего места, я последовала за сестрой, не забыв прихватить и копьё с собой.

– Эрге, ты и в столовую с копьём в руке пойдёшь?

Я опустила взгляд на ледяное копьё.

– Да я уже порядком привык таскать его за собой повсюду. К тому же от него приятно холодом веет.

На дворе был всё ещё сентябрь, так что погода по-прежнему стояла довольно жаркая. Приблизительно то же самое происходило и в первый год моей предыдущей жизни. После апокалипсиса перепады температуры по всему Земному шару постепенно начали становиться куда более резкими и существенными. Чем больше проходило времени, тем более экстремальными становились условия на планете. В конечном итоге дошло до того, что все четыре времени года стали настолько чётко разделяться между собой, что даже случайно залетевший в Солнечную систему инопланетянин смог бы без труда определить, какой именно сейчас у нас сезон. К счастью, все эти радикальные перемены в климате сошли на нет к концу пятого года после апокалипсиса; иначе, если бы температура так и продолжила расти и падать, не то чтобы люди, даже иные не смогли бы выжить на этой планете.

Весна станет сезоном бурного цветения. Именно в этот время иные будут эволюционировать с наибольшей скоростью, особенно растениеподобные иные. Людям в этот период безопаснее всего оставаться в городах и не высовываться, однако если всё же выйти на охоту, то и трофеи можно заработать немалые. Лето же превратится в сезон запредельных температур. Отнюдь немалое количество людей будет сражаться и погибать просто за глоток воды. Осень, к счастью, будет самым благотворным для людей сезоном. В этот период можно будет без труда прожить просто собирая различные фрукты с деревьев. Ну а что же касается зимы, то, полагаю, никого не удивит, что именно в этот сезон мы будем нести самые серьёзные потери каждый год.

– Ты прав, в последнее время стало куда жарче, – откликнулась Шуюн, после чего задумалась и с лёгкой тревогой поинтересовалась. – Слушай, Эрге, ты же владеешь способностью контроля льда. Значит ли это, что ты стал уязвимее к жаре? Может мне всё же стоит включить кондиционер?

Того маленького электрогенератора, что у нас имелся, было явно недостаточно, чтобы снабжать электроэнергией весь дом, так что кондей мы обычно не включали.

Почувствовав на себе встревоженный взгляд Шуюн, которая беспокоилась о том, как бы её Эрге вдруг не растаял, я не выдержала и рассмеялась.

– Нет, всё с точностью да наоборот. Уж что-что, а жара причиняет мне куда меньше дискомфорта, чем всем вам. Я ведь по сути всё равно что ходячая морозилка, а как стану посильнее, смогу и вовсе стать заменой кондиционеру и охлаждать весь дом.

Услышав мой ответ, Шуюн выдала краткое «оу», после чего с явным любопытством задала новый вопрос.

– Тогда боишься ли ты холода, Эрге?

Я лишь отрицательно помотала головой.

– Здорово! Значит ли это, что Каин тоже не боится жары?

– Ага. И это касается не только нас двоих. Чем больше кристаллов эволюции ты съешь, тем проще сможешь переносить жару и холод. Твоё тело станет более крепким и будет куда лучше приспосабливаться к переменам в окружающей среде.

– Так вот оно что, – кивнула Шуюн с видом, будто её внезапно озарило. – Не удивительно, что я по-прежнему чувствую себя более-менее комфортно, несмотря на высокую температуру снаружи. А ведь раньше в жаркую погоду у меня всегда аппетит пропадал, и я даже спать не могла без кондея.

Войдя в столовую, я сразу же заметила, что дядя, Юнкиан и Чен Кьянру уже ждут нас за столом. Единственная оставшаяся в доме нахлебница была в эти несколько дней достаточно тактична, чтобы не слоняться без дела по дому. Вместо этого она принялась помогать Шуюн с готовкой, благодаря чему её присутствие мозолило мне глаза чуть меньше, чем прежде. Но даже так Шуюн смогла доверить ей лишь нарезку овощей. Положиться на неё в чём-либо другом не представлялось возможным.

Как-то раз, жаря стейк на сковородке, она додумалась бухнуть сверху целую столовую ложку соли в качестве приправы, после чего ко всему прочему ещё и спалила бедный кусочек мяса ко всем чертям. В результате у Шуюн не осталось иного выбора кроме как отдать горе-стейк на съедение курам… Да, именно так, курам. Правда теперь, после апокалипсиса, даже обычные курицы стали куда крупнее и несли куда более большие и вкусные яйца, чем прежде. Жаль, но пока нам удалось отыскать лишь две особи, так что пока яиц на всех не хватало. Очень надеюсь, что Даге сможет отыскать ещё какую-нибудь полезную живность в городе.

– Надеюсь, Даге не забудет прихватить с собой каких-нибудь семян, – пробормотала Шуюн, глядя на уставленные различными мясными блюдами стол, среди которых как бы случайно затесались всего несколько небольших тарелочек с маринованными овощами или же консервированными бобами. – Как же я соскучилась по свежим овощам.

Если честно, я тоже уже успела порядком соскучиться по свежим овощам, но не решалась говорить об этом вслух. В конце концов, в моей прошлой жизни горячая еда уже сама по себе считалась роскошью, о которой я не могла даже мечтать, особенно в ходе первых трёх месяцев апокалипсиса. Теперь же я уже была настолько разбалована, что желала вкусить свежих овощей.

– Вот, Эрге, держи яичко, – Шуюн с улыбкой протянула мне варёное яйцо, что по размеру напоминало не куриное, а скорее страусиное. – Я специально оставила желток жидким, как ты любишь.

Я опустила взгляд на яйцо. Белок был полностью приготовлен, в то время как желток был по-прежнему жидкий. Кулинарные способности Шуюн с каждым днём становились всё лучше и лучше.

Несмотря на то, что моя нынешняя жизнь протекала настолько спокойно, что мне порой становилось даже немного стыдно перед остальными людьми, я всё равно искренне надеялась, что эти мирные дни будут длиться вечно.

Угу! Всё будет в порядке до тех пор, пока у нас есть Даге! Отрезав кусок яйца своими палочками, я с благодарностью принялась за еду.

Однако стоило мне лишь положить первый кусочек яйца в рот, как с наружи раздалось громкое кудахтанье и возня. Да ладно, неужели курица поняла, что я ем её яйцо?

Услышав шум, Юнкиан тут же поднялась с места.

– Пойду проверю.

Я же с грустью покосилась на яйцо предо мной. Лишь я и дядя были удостоены честью съесть по яйцу, так что мне было немного не по себе смотреть на то, как кто-то другой, кто даже яйца не получил, идёт ухаживать за курицами. В общем, я не выдержала и окликнула:

– Нет, не нужно. Я сам схожу. Ты весь день просидела в дозоре, так что наверняка устала. Останься и спокойно поешь. Эти куры, скорее всего, просто в очередной раз подрались.

Юнкиан не стала возражать. Она лишь пожала плечами и плюхнулась обратно на стул.

Я же тем временем толкнула назад свой собственный стул, забыв при этом, что прислонила ледяное копьё к его спинке, отчего то с громким «шмяк!» рухнуло на пол. Вздохнув, я мимоходом подобрала его и направилась на задний двор.

Наших двух куриц мы держали в большой клетке из нержавеющей стали, предназначенной для крупных собак. Что поделать, ведь после апокалипсиса даже обычные куры не только стали вдвое больше, но и по силе теперь не уступали собакам. Их крупные и невероятно твёрдые клювы стали настолько крепкими, что без труда проделывали дыры в любой древесине, так что держать их можно было лишь в стальных клетках.

Проблема была лишь в том, что эти две курицы по какой-то причине невзлюбили друг друга. Они то и дело начинали драться по любой даже самой незначительной причине. К несчастью, Даге не смог найти ещё одну столь же крупную и крепкую клетку; иначе мы бы уже давно расселили этих двоих.

Эх. Я забыла напомнить Даге, чтобы поискал стальных клеток в городе. Остаётся лишь надеяться, что он сам об этом вспомнит, потому что в будущем я планирую обзавестись даже большим количеством всякой живности.

Как я и думала, шум исходил от наших двух беснующихся кур, что как очумелые носились по клетке, пинали стенки и клевали замок. Они выглядели даже более безумными, чем обычно.

Я нахмурилась. Странно, они не нападают друг на друга. Тогда в чём же причина суматохи?

Я призадумалась, пытаясь припомнить, приходилось ли мне иметь дело с подобным странным поведением животных в предыдущей жизни. В прошлом, когда бы нам ни удавалось найти более-менее безопасное укрытие, я всегда тут же начинала настаивать на том, чтобы начать разводить животных. Те голодные дни в начале апокалипсиса настолько меня травмировали, что я стала буквально помешана на сборе съестных припасов для группы.

Я даже припомнить не могу сколько раз мне приходилось останавливать этого идиота, Ксиа Зенгу, убеждая не есть каждое животное или же иного, которого ему удавалось схватить живьём, сразу же. Особенно в случае птиц вроде куриц и уток, которые могли нести яйца. Мне даже приходилось угрожать ему съесть его самого, если он посмеет слопать хоть одну из них! Разумеется, это работало лишь до тех пор, пока он не стал сильным.

Помнится, в те дни животные порой действительно начинали метаться как безумные, особенно когда…

Чувствовали опасность!

Я тут же вздрогнула и инстинктивно обернулась, ища глазами предположительного врага, но вокруг было тихо и спокойно, как и всегда, однако окружающие здания, заборы и деревья порядком загораживали мне обзор. С заднего двора мне едва ли удастся что-либо разглядеть, так что я мигом рванула в дом и побежала вверх по лестнице на мансарду1, после чего выбежала на балкон.

Очутившись на балконе, я тут же принялась внимательно всматриваться в близлежащие окрестности, но мне так и не удалось приметить никакого движения снаружи. Даге и остальные выполнили свою работу тщательно; на улице не то чтобы иных, даже обычных кошек и собак не было видно.

Неужели у меня паранойя разыгралась? Может у наших кур действительно поехала крыша, или же они решили лапки размять… стоп, небо на горизонте выглядит…

Я прищурилась. На улице к этому времени уже стемнело, да и уличное освещение не работало. Отсутствие света, конечно, позволяло звёздам в небе казаться ярче и всё такое, однако это же не позволяло толком увидеть что-либо на фоне неба. Приглядевшись повнимательнее, я заметила, что определённый участок неба кажется чернее, более того он, если зрение мне не изменяет… движется?

Продолжая следить за этим пятном взглядом, я пожалела, что не убедила оставить дома Лилию. У неё хорошее зрение. Она бы мигом разглядела, что к чему.

Стоп, это же…

Стая птиц!

Я вздрогнула и тут же метнулась прочь с балкона обратно под крышу мансарды. Прислонившись к бойнице2 у самого пола, я принялась с трепетом следить за направлением движения стаи.

Если это обычные птицы, то они не станут вламываться в дома просто в угоду привычки. Однако если это птицеподобные иные, то даже предположить не берусь, на что они могут пойти.

Направление движения стаи не сулило нам ничего хорошего. Если она продолжит придерживаться этого курса, то непременно пролетит над нашим домом.

Поняв это, я тут же побежала вниз по лестнице. Я должна рассказать Шуюн и остальным об увиденном. Нам всем придётся затаиться. Если на нас летят именно что птицеподобные иные, и ели они поймут, что здесь есть «еда», то, боюсь, мы все действительно превратимся в их ужин!

Стоило мне влететь в столовую, как Шуюн ту же подскочила.

– Эрге…

– Тс-с-с, – приложила палец к губам я, после чего вкратце описала ситуацию и велела сохранять спокойствие. Это оказалось на удивление просто. Следуя моему требованию молчать, никто из них не проронил ни единого слова или же звука.

Моя предыдущая группа даже близко не была такой собранной и дисциплинированной, как эта. Каждый раз, когда бы на нас ни нападали иные, в убежище подымался невыносимый шум и гам. Кричащие мамашки-домохозяйки, бегающие и визжащие беспризорные детишки, вопящие мускулистые мачо-мэны, каждый из которых верил, будто именно ему по плечу прокачать ситуацию – всё это и даже больше у нас было. Из-за всего этого гама контролировать ситуацию было практически невозможно.

Я дала им краткую инструкцию, и когда мы уже было собрались тихо переждать опасность, раздалось кудахтанье снаружи.

Чёрт, куры же всё ещё на улице!

Я, а следом за мной и Юнкиан, тут же побежали на задний двор и отворили дверцу стальной клетки. Обе курицы незамедлительно набросились на нас. Разумеется, не из тёплых чувств к нам, а с намереньем удрать. Мы с Юнкиан обе взяли по одной, однако куры к этому моменту уже совершенно обезумели и ни в какую не давали нам возможности затащить их внутрь дома.

Проблема была даже не в том, что курицы упирались, как могли, а в том, что мы боялись ненароком их убить. Если они обратятся в иных, то растить их станет ещё сложнее. Как и все живые существа, иные, разумеется, тоже были съедобными, но вот вкус их мяса никто гарантировать не мог. Более того, некоторые иные даже ядовиты, так что я бы предпочла питаться животными и растениями, которые не успели ещё обратиться в иных.

Прижимая к себе пинающуюся и выворачивающуюся из рук курицу, я подняла глаза к небу. Теперь уже силуэты птиц были отчётливо видны, но из-за темноты внешность их разглядеть не получалось.

– Шую, – зашептала Тсенг Юнкиан. – учитывая расстояние, с этими птицами явно что-то не так. Они слишком большие. У них размах крыльев как минимум два метра, у некоторых и того больше.

Услышав её слова, я тут же схватила выдирающуюся курицу за голову и свернула ей шею, после чего проделала тоже самое с курицей в руках Юнкиан. Умертвив обе птицы, я заморозила их тушки своей способностью; будет весьма некстати, если они вдруг оживут как иные.

Протянув обеих кур Юнкиан, я прошептала:

– Ступай в дом и найди оружие. Не забудь также дать по пистолету дяде и Шуюн. Я буду наблюдать за обстановкой с мансарды.

Что же касается Чен Кьянру, то не поймите меня неправильно, я не пыталась дискриминировать её или что-то в этом роде. Просто она никогда прежде не держала в руках огнестрельное оружие, так что в панике может ненароком и союзника подстрелить. Мне будет спокойнее, если в этот раз она просто постоит в сторонке и не будет мешаться под ногами.

Разумеется, помимо пушек у нас было и другое оружие – наши способности. Шуюн к этому моменту уже была достаточно сильна, да и Юнкиан весьма преуспела в тренировках, однако судя по размеру и числу птиц в этой стае, ни у кого из нас не хватит сил продержаться весь бой на одних лишь способностях. Поэтому огнестрельное оружие по-прежнему было нам необходимо.

По пути на мансарду я прихватила с собой военный бинокль Даге. Эта вещь была одной из тех, что наёмники изначально притащили с собой, так что, разумеется, функцию свою выполняла отменно. С его помощью я смогу ясно и отчётливо рассмотреть этих птиц даже при таком малом освещении.

У всех птиц в стае было алое, словно кровь, оперение.

Тсенг Юнкиан была права. У каждой из этих птиц размах крыльев был не меньше двух метров, а у лидеров группы он и вовсе превышал три метра. Не удивлюсь, если и в длину эта тварь окажется свыше четырёх метров. Более того, их тела не были покрыты перьями; вместо этого у них на крыльях виднелись тонкие кожаные мембраны. Эти крылья давали им определённое сходство с летучими мышами, однако в отличие от настоящих летучих мышей, у этих существ были птичьи головы. Более того, будь то летучие мыши или же птицы, никто из них обычно не имеет покрытые чешуёй тела.

Эти птички сулят нам БОЛЬШИЕ неприятности… Сейчас я в полной мере осознала, что до этого момента сильно недооценивала невезучесть семейства Цзянг. Мне вновь пришлось переосмыслить показатель их удачи, и теперь перед цифровым показателем в моей голове значился знак минус!

Неудивительно, что в этой семье так много выдающихся людей. С таким-то «везением» весь их род давно бы прервался, если бы они не обзавелись парочкой бонусных очков себе в пользу. Как бы иначе им удалось прожить достаточно долго, чтобы породить на свет меня, Цзянг Шую?

Тем временем стая с каждой минутой подлетала всё ближе. Теперь уже не стоило и надеяться, что лидеры хоть на сколько-нибудь изменят своё направление движения. Невезучесть семейства Цзянг конечно просто поражала воображение, но если всё пройдёт гладко, птицы не задержатся здесь надолго. В конце концов, весь наш район был тщательно зачищен, так что тут нет абсолютно ничего, что могло бы привлечь внимание этих пташек… Стоп, если подумать, разве излишняя опустошённость территории не будет для нас столь же опасной?

Только не говорите мне, что эти птицы уже настолько умны?!

Мать вашу, да с таким везением как у Цзянгов всё возможно!

Глядя через бинокль на небо, я внимательно наблюдала за неспешно приближающейся к нашему дому стаей. В основном моё внимание было сосредоточено на лидирующей птице. Она была настолько огромна, что даже в голове не укладывалось. Судя по схожим чертам и цвету оперения, все эти иные мутировали из одного и того же вида птиц, а это значит, что превосходящий остальных размер лидера, вероятно, является следствием его эволюции в иного более высокого ранга…

Смотрю, встречи с иными первого ранга уже стали обычным делом для семейства Цзянг! Впредь мне следует уделять больше времени своим тренировкам; в конце концов, с моим «везением» не удивлюсь, если в один прекрасный день я наткнусь на иного второго ранга, всего лишь выйдя прогуляться до магазина за порцией лапши быстрого приготовления.

Выходит, эту стаю возглавляет иной первого ранга. Моё сердце забилось ещё чаще. Как раз в этот момент мне припомнилась моя же собственная клятва о том, что никогда в этой жизни не стану убегать от сражения, и тут же невольно криво ухмыльнулась. Бред. Да как будто жизнь может быть настолько простой штукой. По крайней мере, сейчас я даже пискнуть не решалась.

Какая же я всё-таки трусиха. Мы ведь оба первого ранга, так почему же, в отличие от него, что гордо расправив крылья летит по небу, я сижу притаившись внутри здания и не решаюсь даже носа высунуть. Да что там, я даже дышать громко боюсь. Говорите, что нельзя сравнивать себя с другими людьми? Что ж, теперь я даже с птицей себя сравнивать не вправе!

Неужели я слишком уж расслабилась в последнее время? Судя по тому, что я видела, отнюдь немалое количество иных уже перешло на первый уровень, так что моя реинкарнация ни в коей мере не поставила меня в привилегированное положение по отношению к иным. Тем не менее, я всерьёз раздумывала над тем, чтобы провести весь следующий месяц дома за неспешной работой над своим копьём.

А ведь ещё совсем недавно я без особых проблем совмещала работу над шестом с ежедневными вылазками на охоту. Ну и что, что у меня сейчас нет нормального оружия? Это не повод не сражаться с иными! В будущем я вполне могу встретить и других оппонентов, что подобно Даге будут способны растопить мой лёд прямо посреди боя. Что тогда? Неужели просто смирюсь с участью стать чьей-то закуской?

Нет, если продолжу в том же духе, то мигом растеряю все те преимущества, которыми наделила меня реинкарнация. Даже если после этого Даге свяжет меня цепями, я всё равно буду периодически выбираться из дома ради охоты соло. Интересно, насколько сильно рассердится Даге, если я сбегу в Джунгуань на пару дней, оставив позади лишь записку?

По спине у меня ту же пробежал холодок.

Пока я размышляла, стая успела подобраться совсем близко к нашему дому. На праздные мысли времени больше не осталось, так что я во все глаза уставилась на лидирующую птицу. И тут внезапно в моей памяти всплыло название.

Цветущие падальщики.

Алые, словно кровь, прекрасные, словно цветы, их тела всегда покрыты кроваво-красной чешуёй, а зрение остро, как у орла. У этой разновидности иного есть привычка сбиваться в группы, как, впрочем, и другие особые черты, которые я, к сожалению, уже не помню.

Если честно, я лично встречала не так уж много видов иных. Я ведь как-никак была очень слаба. Настолько, что при приближении иного боялась издать даже звук из опасения расстаться с жизнью. В общем, не было у меня возможности ходить по округе и глазеть на иных, а вот различных слухов нахвататься успела.

Не знаю даже, почему, но в нашей небольшой колонии большинство людей относилось ко мне очень доброжелательно. Если не считать девушки, что снискала благосклонность Ксиа Зенгу конкретно на тот момент времени, со всеми остальными у меня не было абсолютно никаких тёрок, не говоря уже о вражде. Скорее даже наоборот. Они очень любили подолгу болтать со мной, чему я совершенно не была против, так как обязанностей в группе я имела не так уж и много. Ксиа Зенгу никогда не позволял своей «девушке» заниматься какой-либо работой, так как считал эту перспективу крайне унизительной для своего имиджа, так что за все прожитые в апокалипсисе годы я успела переслушать массу различных историй. И, разумеется, большинство историй живущих в апокалипсисе людей сводилось к рассказу о том, как им удалось избежать смерти от рук или же лап какого-нибудь иного.

Как раз в этот момент стая достигла дома. Со своего места я даже слышала ритмичные взмахи их крыльев во время полёта. Судя по темпу, они не планировали останавливаться. Я облегчённо выдохнула. Слава богу, они не захотели остаться.

Бам!

Я застыла в ужасе. Это что, был выстрел? Судя по звуку, стреляли откуда-то снизу.

Но прежде чем я успела хотя бы забеспокоиться о происходящем на первом этаже дома, как ритм крыльев птиц в стае резко изменился. Теперь это было не ритмичное похлопывание во время полёта, а резкие мощные взмахи как при экстренном торможении.

Затем раздался громкий грохот; это стая алых птиц приземлилась на крышу и балкон.

Я затаила дыхание, не решаясь даже шелохнуться, и взмолилась, чтобы никому на первом этаже не взбрело в голову издать ещё какой-либо звук. И вообще, что там у них происходит?

Пытаясь унять всё нарастающую тревогу, я тихонько выглянула наружу через бойницу под окном. К счастью, на заднем дворе птиц не оказалось. Похоже, все до последней приземлились либо на крышу, либо на прилегающий балкон.

Прошу, улетайте! Находящегося в этом доме мяса не хватит даже чтобы наполнить ваши клювы!

Тем временем один из цветущих падальщиков на балконе вытянул вперёд шею и принялся всматриваться в комнату через окно. Я же как можно плотнее прижалась спиной к стенке под окном в надежде, что тот меня не заметит. Через несколько секунд птица внезапно клюнула стекло, отчего то тут же осыпалось, и просунула голову внутрь комнаты. Её покрытая чешуёй голова зависла прямо надо мной. Мне трындец.

Пытаясь совладать со страхом, я покрепче сжала в руке своё ледяное копьё. Единственно верное решение в моей нынешней ситуации будет проткнуть мозг этой птицы прямо сейчас, после чего что есть мочи побежать наружу и прочь от дома. Могу лишь надеяться, что сумею увести за собой всех птиц прежде, чем они заметят Шуюн и остальных внизу…

Внезапно голова цветущего падальщика надо мной резко дёрнулась назад; буквально за мгновение до того, как я нанесла удар.

О-о-очень медленно я повернула голову вбок и вновь выглянула наружу через бойницу. Все птицы на балконе смотрели в одном направлении. Этот свет… фары автомобиля! Даге и остальные вернулись!

Стоило мне это осознать, как откуда-то неподалёку раздался визгливый птичий крик, после которого все цветущие падальщики как один вновь поднялись в небо. Заметя это, я тут же рванулась к лестнице. Чтобы сократить свой путь, я принялась перепрыгивать через перила и даже иногда отталкивалась от стен ногами, благодаря чему вскоре буквально влетела в гостиную.

Все четверо по-прежнему были там и все живые, однако останавливаться и анализировать выражения их лиц у меня времени не было. Подбежав к ним, я резко выхватила автомат из рук дяди.

– Прости меня, Шую, – смущённо пробормотала Тсенг Юнкиан. – Мне не удалось удержать ситуацию под контролем…

Но мне было плевать на её извинения. Вместо этого я без промедления бросилась к входу, вышибла дверь, выбежала наружу и, нажав на курок, принялась бесконтрольно стрелять в небо.

Даге и остальные находятся в салоне микроавтобуса. Они навряд ли смогут углядеть этих птиц на фоне тёмного неба. Если такая туча иных внезапно обрушится на них, микроавтобус даже перевернуться может. Мне нужно предупредить их об опасности, а заодно и отвлечь внимание иных на себя.

Стрекочущий звук выстрелов вынудил цветущих падальщиков резко развернуться. Заполонив собой всё небо, они принялись, словно коршуны, кружить надо мной. Я ясно ощущала на себе их взгляды, и от этого чувства мой пульс резко участился, а по телу побежали мурашки от ужаса с тонкой примесью… предвкушения.

Как и я, лидирующая птица в этой стае достигла первого ранга. Глядя на его гордо парящую фигуру в окружении десятков приспешников и крохотную меня, что одиноко стояла на земле, становилось очевидно, что даже ёмкое слово «удручающее» не способно передать всю глубину моего отчаянного положения. Учитывая количество птиц в небе, если каждая из них выплюнет по сгустку слюны, то получившегося количества хватит сполна чтобы утопить любого среднестатистического человека… Хотя лично мне смерть от удушья в этой жизни вряд ли грозит. Хоть я и не обладала способностью контролировать воду, я всё же имела власть над льдом. Даже если вы забросите меня в середину океана, я всё равно смогу создать себе небольшую ледяную лодочку.

В общем, у того цветущего падальщика была стая подчинённых, в то время как у меня был мой Даге. Ещё увидим, кто кого должен бояться! Сегодня на ужин у нас будет дополнительное блюдо из птицы в память о почивших курицах.

Проигнорировав заполонивших всё небо красных птиц, я развернулась и вместо этого уставилась на крышу. Там на самой высокой точке дома над мансардой разместился тот самый цветущий падальщик первого ранга. Он один своим внушительным размером походил на нашу небольшую мансарду, так что та на его фоне смотрелась какой-то игрушечной.

Этот цветущий падальщик также смотрел лишь на меня. Чёрные зрачки его глаз были столь велики, что белка почти не было видно, как, впрочем, и у обычных птиц. Вот только из-за увеличившегося после апокалипсиса размера тела, его глазные яблоки также стали значительно крупнее прежнего, и от этой пары глаз у меня невольно мурашки по спине побежали.

И дело было не только в размере. В этом взгляде был далеко не птичий ум. Если бы не внешний вид этого иного, я бы без промедления решила, что на меня смотрит самый настоящий сознательный человек. Гордо взирая на меня сверху вниз, он оценивающе оглядел меня, словно решал, достойна ли я стать его противником.

Я поудобнее перехватила автомат в моей левой руке. Вернее даже не автомат, а штурмовую винтовку западного образца. Если не ошибаюсь, эта модель обозначается как L85A1. С подобным оружием пережить первый год апокалипсиса обычно не составило бы труда до тех пор, пока у тебя есть патроны. Однако, чтобы справиться с этой тварью на крыше, мне, боюсь, понадобится что-нибудь помощнее вроде Barrett M95.

В прошлой жизни мне удалось выжить в самом опасном месте, в черте города, имея в качестве оружия всего лишь палку от швабры, теперь же мне понадобился Barrett, чтобы отбиться от иных будучи в самом безопасном регионе, предместьях города. Я действительно не знала, стоит ли мне завидовать семье Цзянг или же соболезновать им. Только не говорите мне, что это всё из-за того, что «с великой силой приходит великая ответственность», и поэтому каждый герой обречён нести на своих плечах вес всех величайших невзгод мироздания?

Взмахи крыльев за моей спиной становились всё громче и громче, пока внезапно не раздалась серия громких выстрелов. Даге и остальные наконец-то отреагировали.

В этот момент цветущий падальщик на крыше дома поднял свою голову и издал протяжный крик. На его шее я приметила белое кольцо. В таком случае, это, должно быть, самка. Человек, что поведал мне историю об этих птицах, упоминал, что женские особи цветущих падальщиков отличаются от мужских наличием белого оперения вокруг шеи в виде кольца.

После этого крика хлопающий звук крыльев начал вновь отдаляться. Скорей всего прочие птицеподобные иные из стаи отправились сразиться с Даге и остальными, в то время как моим оппонентом будет самочка первого ранга с белым кольцом на шее. Она уставилась на меня своим ясным, словно гладь воды, взглядом. В этих глазах так и читалось «Твоим противником буду я».

Эта птица уже обладала чётким характером, и это отнюдь не было хорошей новостью для нас. Судя по всему, день, когда иные начнут говорить по-человечески, наступит куда раньше, чем я слышала. Вернее, в прошлой жизни этому кусочку информации потребовалось больше времени, чем я думала, чтобы достичь моих ушей.

– Сяо Ю!

Как раз в этот момент Тсенг Юнкиан, Шуюн и дядя выбежали наружу с оружием в руках. Единственная, кто так и не показалась, был Чен Кьянру. Скорей всего, Тсенг Юнкиан сочла, что та будет лишь под ногами мешаться, посему запретила ей выходить из дома.

Не сводя взгляда с птицы, я ткнула большим пальцем за спину.

– Идите и помогите Даге разобраться с той стаей.

Все трое стояли спиной к цветущему падальщику с белым кольцом на шее, поэтому никто из них не заметил его присутствия. Но о том, что иной может атаковать их со спины, я ничуть не волновалась. У этой птицы была своя гордость, словно у царицы, что восседает на троне, в то время как её рыцари, прочие иные из стаи, исполняют её волю. Скорей всего, она лично вступает в бой лишь с представителями того же ранга что и она, вроде меня.

Услышав мой приказ, Шуюн немного замялась.

– Мне тоже можно?

– Да, ступай.

В этот раз отправляя её в гущу схватки я, как ни странно, не испытывала ни малейшего сомнения. Принимая во внимание тот факт, что, даже просто сидя дома, мы умудрились навлечь на свои головы такую катастрофу, с моей стороны будет неправильно недооценивать мощь невезучести семьи Цзянг. Шуюн стоит начать потихоньку набираться реального боевого опыта, чтобы суметь защитить себя в будущем, случись ещё что-нибудь непредвиденное.

И сегодняшний налёт иных для этих целей подходит как нельзя лучше, так как сражаться ей предстоит с иным не человеческого типа. Это правда, что ни один иной по сути уже не является человеком, однако до тех пор, пока он обладает человеческой внешностью, психологическое давление от его убийства значительно возрастает.

Я бы очень не хотела вынуждать Шуюн проходить через боль и страх убийства человека в своём первом же реальном бою, так что эти цветущие падальщики, что имели форму птиц, пришлись весьма кстати. К их смерти можно относиться как убийству обычных куриц или же уток. Более того, те части тела, что не будут обращены в угольки молниями Шуюн, мы сможем даже съесть!

Тем временем дядя, заметив, что мой взгляд прикован к чему-то на крыше, тоже попытался было обернуться.

– Шуюн, на что ты там смо––

– Не оборачивайся! Просто уходите! – прикрикнула я, отчего дядя от неожиданности аж слегка подпрыгнул на месте. К счастью, дядя всегда был весьма послушным, так что его голова моментально застыла в пол-оборота. Затем, не давая ему прийти в себя, Шуюн быстренько схватила его за руку, после чего вместе с Юнкиан промчалась мимо меня.

– Будь осторожен, Эрге. Не поранься, – на прощание предупредила меня Шуюн.

Я вопросительно приподняла бровь. Да разве ж возможно в такой ситуации не пораниться? Мне ведь сейчас предстоит сразиться с цветущим падальщиком первого ранга.

– Я постараюсь.

Слушая, как топот их ног постепенно удаляется, я ещё крепче сжала автомат в моей левой руке и ледяное копьё в правой. В этот раз я решила не создавать ледяных лезвий под ступнями. Всё-таки, я пока не очень хорошо владела этой техникой, так что брать на себя лишний риск в столь важном бою мне не хотелось. Даже самой маленькой ошибки будет достаточно, чтобы вынудить меня распрощаться с жизнью.

Как видимо заметив, что я закончила со всеми приготовлениями, самочка с белым кольцом на шее расправила свои крылья, издав громкий боевой клич, и, распушив перья на хвосте, наклонилась вперёд, готовая рвануть вперёд. И уже в следующее мгновение она резко, словно ракета, спикировала прямо на меня. Если такая махина действительно рухнет на меня, я моментально превращусь в аппетитную котлету.

Я тут же подняла винтовку и принялась стрелять без разбора, однако, как и думала, толку от этого было мало. Эта птица, скорей всего, уже не раз сталкивалась с огнестрельным оружием в прошлом, посему эволюционировала таким образом, чтобы стать максимально пуленепробиваемой, покрыв своё тело чешуёй.

Я отшвырнула доказавший свою бесполезность автомат в сторону и, направив все мои силы в ноги, присела. Буквально за мгновение до неизбежного столкновения с птицей, я резко подпрыгнула, после чего, оттолкнувшись обратной стороной копья от земли, запустила себя ещё выше. В тот же момент всё пространство подо мной превратилось в сплошное море алых перьев вперемешку с алой чешуёй. Похоже, мутация её покрова не была полностью завершена. Лишь половина её тела была покрыта чешуёй, в то время как вторую половину по-прежнему украшало алое оперение.

Осознав это, я облегчённо выдохнула. Если даже эта перешедшая на первый ранг особь смогла изменить лишь половину своего покрова, то прочие цветущие падальщики нулевого ранга из её свиты однозначно уязвимы к пулям. Даже если Даге и остальным не удастся эффективно применить свои способности в бою, это не создаст больших проблем, так как для победы им вполне достаточно будет просто палить из пушек.

Через несколько секунд мой взлёт прекратился, и я моментально, пользуясь естественной инерцией падения, выставила копьё вниз с намереньем пронзить шею птицы. К несчастью, она, похоже, раскусила мою задумку, так что тут же прямо в воздухе крутанулась вбок, прочертив крыльями большой круг. Наконечнику моему копья удалось лишь слегка чиркнуть шею птицы, попутно срезая несколько её перьев. Однако была ли она ранена этой атакой или же нет, сказать сложно.

Уже подлетая к земле, я быстренько создала десять ледяных ножей и метнула их в сторону её незащищённого из-за вращения брюха. Несмотря на то, что по-настоящему убить иного можно лишь ударом в голову, причинение большого количество незначительных ран тоже может принести определённую пользу, а животноподобные иные чаще всего наиболее уязвимы именно в районе живота.

В следующий же миг, когда мои ноги вновь коснулись земли, воздух пронзила серия дзынькающих звуков. Ударившись о чешуйки на животе иного, созданные мной ледяные ножи разлетелись в стороны и безвольно осыпались на землю. Пристально следя за полётом птицы, я про себя быстренько сосчитала количество ударов, что попали в чешуйки. Ровно десять. Жалко.

Однако в следующее же мгновение цветущий падальщик в небе внезапно издала яростный вопль. Да ладно! Неужели, я действительно смогла ранить её тем ударом в шею?

Пусть даже по-настоящему убить иного можно лишь уничтожив его мозг, с отсечённой от основного тела головой иной уже не способен причинить серьёзный урон человеку, даже если его голова способна плеваться молниями изо рта. У этой же птицы предо мной голова выглядела довольно устрашающей. Как и большинство иных, этот цветущий падальщик, похоже, предпочёл укрепить своё самое уязвимое место – черепную коробку – проигнорировав защиту шеи. Если так, то для победы достаточно будет просто переломить ей хребет. Придя к этому выводу, я решила сосредоточить свои атаки на её шее.

Проблема была лишь в том, что моим противником была птица. Пока она летает в небе, я не смогу нанести ей никакого даже самого худо-бедно серьёзного урона, пока та сама не начнёт пикировать вниз, чтобы атаковать меня. Иными словами, единственная стратегия, которую я могу применить в данной ситуации, это контратаковать при каждом удобном случае. В этот момент мне вновь невольно припомнился тот бой Ледяного Императора, свидетелем которого я стала. Интересно, сколько ещё времени пройдет, прежде чем я научусь подобно ему прокладывать себе ледяные тропы прямо в воздухе с той же лёгкостью, как если бы я скользила по земле?

Пока я размышляла, самочка успела сделать крюк в небе и вновь броситься в пике́ для новой атаки. Судя по издаваемым ею громким вскрикам, она была крайне разъярена, однако это же напомнило мне, что нынешние иные пока отличались от тех, что будут населять планету десять лет спустя. На данный момент все они были не более чем «новорождёнными» детьми, которым и шести-то месяцам от роду нет, и движут ими пока преимущественно лишь инстинкты. Несмотря на то, что в иных первого ранга уже начали потихоньку пробуждаться личностные качества, они всё равно больше походили на вспыльчивых и неуравновешенных детей.

Я материализовала новую порцию ледяных ножей чуть более худшего качества, чем предыдущие. При каждом новом снижении птицы, я запускала в неё две-три штуки из общего числа ножей. Первые несколько раз она слегка изменяла траекторию полёта, избегая их попадания в жизненно важные места, однако вскоре, похоже, осознала, что они не способны причинить ей вред. Их остроты не хватало даже для того, чтобы срезать ей перо, не говоря уже о том, чтобы повредить её чешую. В итоге она перестала обращать внимания на летящие в неё ледяные ножи и сосредоточилась на атаке.

По прошествии десятка таких атак, у каждого из нас появились первые ранения. В одном из налётов её клюв раскроил моё левое предплечье, в то время как мне удалось нанести удар по её крылу древком ледяного копья. Ни одна из этих ран не была смертельной. Разумеется, незначительными они тоже не были, однако до тех пор, пока они не снижают нашу подвижность, их вполне можно было игнорировать. Я вот от прилива адреналина даже боли не чувствовала.

Моего оппонента её травма, очевидно, также не особо беспокоила. Пожалуй, единственное, чего я добилась своей атакой, так это ещё пуще разъярила этого цветущего падальщика. Но то было и понятно. В конце концов, она была иным первого ранга и возглавляла довольно крупную стаю, так что, скорей всего, ей нечасто доводилось сражаться с людьми, что способны нанести ей хоть какой-нибудь урон.

Уйдя на очередной разворот, птица внезапно повернула голову в сторону второго поля боя и издала громкий протяжный вопль, так что я тоже тут же обеспокоенно обернулась назад. В отличие от моей довольно-таки жаркой битвы с иным первого ранга, наёмники вполне очевидно превалировали над своим врагом. Остальные цветущие падальщики из стаи не обладали защитой против огнестрельного оружия, поэтому, глядя на нескончаемый поток пронзающих небо пуль, они не смели снижаться слишком сильно. Усеянная трупами сородичей земля красноречиво указывала на судьбу любого, кто рискнёт приблизиться к обороняющейся группе наёмников.

Тем не менее, положение Даге и остальных также было не из простых, так как им попросту нечего было противопоставить врагам, что парили настолько высоко в небе. К счастью, внезапно раздавшийся крик их лидера с белой шеей позволил разрешить завязший в безвыходном положении бой. Скорее всего, этим протяжным воплем наше нетерпеливое дитя приказало своим подчинённым атаковать. Благодаря этому, стая вновь принялась пикировать вниз для атаки лишь для того, чтобы попасть под пули наёмников и бездыханно рухнуть на землю.

Увидев, к чему привёл отданный ею приказ, самочка с белым кольцом на шее пришла в бешенство. Она тут же расправила крылья, желая, как видимо, сменить поле боя и вместо меня броситься на группу Даге. Заметив это, я вновь с помощью копья взлетела высоко в небо и запустила в неё с десяток новых ледяных ножей. Птица, видя что это просто ножи, не восприняла атаку всерьёз и не стала уворачиваться, пока один из ледяных ножей не вонзился ей прямо в шею. Вскрикнув от боли, она резко крутанулась и вновь гневно уставилась на меня.

Тот нож, что вонзился ей в шею, был не обычным простеньким ледяным ножом, которые я рандомно создавала до этого момента, а моим собственным ледяным кинжалом. Всё это время я кидала в неё бесполезными ножами лишь для того, чтобы ослабить её бдительность и создать возможность для атаки острым кинжалом.

Приземлившись на балкон мансарды, птица начала яростно хлопать крыльями, периодически вскрикивая от боли. Но избавиться от моего ледяного кинжала было не так-то просто. У моей способности имелась слабость – заморозка всех нанесённых ран, что не позволяло врагу истечь кровью. Однако эта же особенность сейчас буквально вморозила кинжал в рану, не позволяя вытащить его наружу.

У птиц отсутствует такая важная часть тела как большой палец, поэтому они не способны за что-либо ухватиться. Единственный способ, каким они могут воспользоваться в попытке избавиться от застрявшего в их теле кинжала, будет ударить по нему крылом, что лишь усугубит полученную рану. В худшем случае вместе с кинжалом они могут даже вырвать себе кусок плоти. Однако у этого цветущего падальщика рана находилась на шее, поэтому она не могла позволить себе применить слишком много силы. Если не будет сдерживаться, недолго будет и собственную глотку разорвать, а эта перспектива сулит ей куда более серьезную травму, нежели застрявший в шее кинжал.

Пока та пыталась избавиться от кинжала, я тем временем рванула в сторону мансарды. Сперва я запрыгнула на балкон второго этажа, после чего побежала вверх по стене дома, создавая на своём пути небольшие ледяные полочки. Эти полочки были довольно хрупкими и поэтому моментально раскалывались, стоило мне раз от них оттолкнуться, однако для того чтобы просто взобраться вверх их прочности вполне хватало.

До тех пор, пока я могла поставить на что-то ногу, ни одна даже самая высокая стена не могла послужить препятствием на моём пути.

Стоило мне достичь мансарды, как самочка с белым кольцом на шее тут же попыталась вновь взлететь в небо. Не желая этого допустить, я запустила с десяток ледяных ножей в точку чуть выше её нынешнего местоположения, и птица, что после предыдущего горького опыта уже не смела просто игнорировать мои атаки, была вынуждена приземлиться обратно на балкон мансарды. Увидав в этом свой шанс, я подняла копьё и наотмашь замахнулась им, метя птице прямо в шею. Увы, от этого удара ей удалось увернуться, однако следующий же горизонтальный удар угодил ей точнёхонько в торс.

Взвыв от ярости и боли, она вывернула свою голову и вцепилась своим клювом в древко моего копья. Обезумевшая птица не выпустила его даже когда я запустила в неё новую порцию ледяных ножей. Как же жалко, что у меня не было припасено ещё одного ледяного кинжала, иначе бы… Хотя нет, стоп! Я ведь могу воспользоваться ледяной пластиной!

И когда я уже было собралась запустить руку в нагрудный карман, чтобы вытащить оттуда ледяную пластинку, цветущий падальщик к белым кольцом на шее внезапно начала бить крыльями, пытаясь взлететь. Но что более важно, она по-прежнему сжимала в клюве моё копьё. Моё сердце тут же ёкнуло. Если она поднимет меня в воздух, мне конец.

Я тут же попыталась силой вырвать копьё, но к моему удивлению птица начала отчаянно сопротивляться. Она, вцепившись в копьё поистине мёртвой хваткой, упорно отказываясь его выпускать, в то время как я просто-напросто не могла позволить себе выпустить его из рук. Если птице удастся отобрать у меня копьё, то ей не составит труда забросить его куда-нибудь далеко и надолго всего несколькими взмахами своих мощных крыльев. Если это произойдёт, то нам останется лишь надеяться на то, что Даге таки посчастливилось наткнуться в городе на Barrett.

В отчаянной попытке удержать копьё и удержаться самой, я смогла лишь приморозить собственные ноги к балкону, а руки к копью, после чего наша битва внезапно трансформировалась в своего рода соревнование по перетягиванию каната.

Пытаясь взлететь, птица что есть мочи хлопала крыльями, периодически задевая ими и меня, отчего моё тело то и дело пронзали волны жгучей боли. Когда же пернатая, наконец, заметила, что её взмахи наносят мне урон, она пришла в такой неописуемый восторг, словно только что внезапно выиграла главный приз в лотерее, и принялась с удвоенным рвением хлестать меня своими крыльями. Чешуйки, что покрывали её крылья, были остры как ножи, и если бы я не покрыла всё своё тело тончайшим слоем льда, то в мгновение ока превратилась мы в кучку тонко нарезанного мяса.

Но пусть мне и удалось защитить себя от острой чешуи, мощи её ударов это ничуть не снижало. Каждый сантиметр моего тела ныл от боли, а из уголка губ уже заструился ручеёк крови.

Чёртова пернатая! Собрав энергию своей способности в ладонях, я напитала ею копьё и, используя его как проводник, направила волну холода в клюв птицы. Первые несколько секунд она, казалось бы, и не была особо против, однако как только энергия, пройдя по клюву, достигла плоти, та моментально выпустила копьё. Дрожа всем телом, самочка принялась, как очумелая, мотать своей головой из стороны в сторону. Воспользовавшись её замешательством, я, недолго думая, замахнулась и нанесла мощный удар древком копья ей в голову. Удар получился настолько сильным, что та не смогла удержаться на ногах и плашмя рухнула на пол балкона.

Эта моя атака, похоже, окончательно выбила её из колеи, лишив всякой возможности мыслить рационально. В порыве гнева она напрочь позабыла о своём преимуществе полёта и вместо этого с громким топотом рванула в мою сторону на своих двоих, и эти её ноги уже не были тоненькими хрупки птичьими лапками, а вполне себе надёжной мощной опорой. Один пинок такой ножки вполне может из меня последний дух выбить.

При обычных обстоятельствах я предпочла бы увернуться, однако балкон, на котором мы сейчас находились, был недостаточно велик. Его размер не превышал размах всего одного крыла иного предо мной, так что бежать по большому счёту было некуда. Чтобы уйти из-под атаки мне пришлось бы выпрыгнуть за пределы балкона, а сделать этого я никак не могла. Мне наконец-то удалось разъярить птицу достаточно сильно, чтобы та забыла про свою возможность полёта, и я просто обязана была сделать всё, что в моих силах, чтобы не позволить ей вновь об этом вспомнить. Я обязана справиться с ней, и сделать я это должна именно сейчас!

Я вновь метнула быстрый взгляд в сторону второго поля боя подо мной. К этой минуте Даге и остальным уже удалось окончательно взять ход сражения под свой контроль и более половины цветущих падальщиков из стаи уже бездыханно лежали на земле. Превосходно. Экономить энергию мне более ни к чему, так что теперь смогу разойтись на полную. От меня требуется лишь сразить эту самочку с белым кольцом на шее, с остальным Даге справится и без моей помощи.

Я покрепче сжала копьё, и в тот же миг из моих ладоней хлынула мощная волна энергии льда. Обвившись вокруг ледяного копья, она напитала его силой моей способности так, то теперь копьё было не просто покрыто льдом, оно само излучало холод. Если кто-то помимо меня сейчас рискнёт притронуться к этому копью, то минимум половина тела бедолаги моментально обратиться в лёд при первом же касании, если, конечно, сила его способности не превосходит или на худой конец хотя бы равна моей.

Несясь на меня, словно паровоз, цветущий падальщик с белым кольцом на шее ни на секунду не сводила своего переполненного ненавистью взгляда с моего копья, однако мне так и не удалось углядеть в её глазах ни тени страха. Мы оба принадлежали к первому рангу, а значит мне навряд ли удастся с ходу превратить её в сосульку, тем не менее на её скорость это определённо повлияет.

Дождавшись нужного момента, я сделала выпад копьём, и это движение отнюдь не было простой физической атакой. Наполненное энергией моей способности, оно теперь также несло в себе и силу льда, оставляя после себя дорожки из крохотных кристалликов льда в воздухе. Получив удар от такого оружия, даже цветущий падальщик первого ранга не смогла избежать урона от энергии льда. Почувствовав холод, птица вздрогнула, и с её тела тут же посыпался тонкий слой наледи.

Как я и думала, холод от моей способности повлиял на большинство движений её тела, мешая наносить удары, однако этот эффект распространялся лишь на «большинство» её атак, посему один пинок и два удара крылом всё же достигли моего тела. Одна из этих атак не причинила мне особого вреда, а вот две остальные таки нанесли мне существенный урон. Один из ударов крылом угодил в грудь, из-за чего изо рта теперь у меня хлестала кровь, а пинок попал по левой голени. К счастью, мне удалось вовремя вывернуть ногу, так что удар пришёлся лишь по касательной, не переломив кость, однако подвижность мою эта травма всё же снизила.

Тем не менее, несмотря на всю серьёзность полученных мною травм, раны птицы были даже более существенны, чем мои. К этому моменту мне в общем счёте удалось пронзить её своим копьём пять раз, причём одна из этих атак перерезала сухожилие на её правом плече. Из-за этого ранения она уже не могла атаковать меня правым крылом, да и подняться в воздух была не в силах. Думаю, с таким крылом она даже планировать нормально не сможет.

В результате нашего ожесточённого боя, как сам балкон, так и находящаяся рядом небольшая мансарда были полностью разрушены. Поручни уже давно обвалились, да и в полу повсюду виднелись дыры и трещины, так что с каждой новой минутой надёжной опоры под ногами у меня становилось всё меньше. Вот только птица из-за этого была в ещё более бедственном положении, чем я. Учитывая отнюдь немалый вес её тела и разваливающийся под ногами балкон, что в любую секунду грозил обрушиться, каждый её шаг заставлял и без того ненадёжную конструкцию сотрясаться.

Она попыталась было заставить себя взлететь, но боль в крыле мешала ей. Я же, воспользовавшись моментом, вновь набросилась на неё, желая не дать ей возможности подняться в небо. В порыве отчаянья и злости, птица снова бросилась на меня, напрочь позабыв уроки прошлого. До этого момента я уже не раз использовала инерцию её тела против неё же самой, вонзая своё копьё в щели между покрывающими её тело чешуйками.

Однако стоило мне сделать выпад, как к моему полнейшему ужасу наконечник копья внезапно обломился! Мои зрачки мгновенно сжались от шока. Чёрт! Это копьё было всё ещё недоделано, но иного выбора, кроме как сражаться им, у меня не было. Пусть теперь в моих руках осталось лишь древко копья, отвалившийся и застрявший в ране врага наконечник должен нанести птице существенный вред.

Новая волна боли, похоже, заставила её окончательно свихнуться. С безумным воплем она вновь набросилась на меня, словно всего секунду назад и не получала никаких ран. В следующий же момент от моего копья откололся ещё один фрагмент. Чего и следовало ожидать, стоит в ледяной корке появиться хотя бы одной трещине, как вся поверхность разом становится хрупкой и уязвимой.

Заскрежетав зубами, я замахнулась и всадила оставшийся в руках фрагмент древка в оставленную наконечником рану на теле птицы, вгоняя тем самым наконечник ещё глубже в плоть птицы. Сейчас мы с ней уже находились настолько близко, что она без труда могла клюнуть меня, всего лишь вытянув вперёд шею, что она, в прочем, и не преминула сделать.

Уворачиваясь от клюва, я резко нагнула голову вбок и одновременно с этим изо всех сил пнула торчащее из её тела древко. Благодаря этому манёвру копьё ещё глубже воткнулось в её тело, однако сама я потеряла из-за этого равновесие, и клюв чёртовой птицы угодил мне в грудь. Удар получился настолько сильным, что выбил из моих лёгкий весь воздух. В глазах всё закружилось и потемнело, и если бы не тот факт, что мой слух успел уловить хруст разламывающейся под ударом клюва ледяной пластинки напротив моего сердца, я и вовсе посчитала бы, что уже умерла.

Половина общей длины того, что прежде было моим копьём, уже торчало из её груди, однако птица продолжала очумело атаковать, словно и не замечала своего ранения. Не стоит недооценивать живучесть иных. Не смея больше пинать древко копья из опасения пропустить ещё один серьёзный удар, мне оставалось лишь атаковать голову птицы, попутно уворачиваясь от её острого клюва и выжимая из себе последние крохи энергии льда, что ещё остались в моём теле. Но птица даже не думала останавливаться, словно окончательно для себя решила во чтобы то ни стало утащить меня за собой в ад, даже если это будет значит лишиться жизни самой.

Под натиском сыплющихся на меня атак, я была вынуждена отступить к самому краю балкона, где и упёрлась ногами в торчащие из пола обломки перил в отчаянной попытке не свалиться вниз. На этом крохотном балконе мы были словно двумя дикими зверьми в одной клетке. Мы оба готовились к финальной схватке, зная, что лишь один выйдет из этой битвы живым!

В этот момент самка с белым кольцом на шее внезапно подняла голову к небу и издала жалобный клич, после чего вновь попыталась меня клюнуть, однако мне удалось перехватить её атаку, ухватившись за подклювие. Крепко вцепившись в неё, я начала что есть сил вливать в её клюв энергию льда. Пусть физически я и не была столь же сильна, как эта птица, я компенсировала этот недостаток мощью своего льда!

Тем не менее, клюв злосчастной птицы продолжал медленно но верно приближаться ко мне, пока не уткнулся мне в лоб. Вместе со звуком разламывающегося под давлением льда мой лоб пронзила жгучая боль. Поставив на кон свои жизни, мы оба вкладывали в это сражение, всё, что у нас было, из последних сил стараясь пересилить соперника. У этого противостояния возможны лишь два исхода: либо её клюв пронзит мою голову, и я умру, либо моя способность превратит её мозг в кусок замороженного тофу, и она умрёт – другого не дано!..

Неожиданно до меня долетел приближающийся звук хлопающих крыльев. Дерьмо! Так тем жалостливым воплем она звала сородичей на помощь?!

Оказавшись в безвыходном положении между молотом и наковальней, я на секунду замерла, и это мгновение потери концентрации привела к тому, что мой лоб пронзила новая волна боли. Я тут же спешно взяла себя в руки и, отрешаясь от окружающего мира, вновь сконцентрировалась на сопернике предо мной. Моим единственным врагом сейчас была лишь эта птица. Как только разделаюсь с ней, прочие пернатые более не будут представлять для меня никакой угрозы…

Наши с ней тела находились настолько близко, что теперь я могла видеть отражение моего перекошенного, как у дьявола, ненавистью лица в её огромных чёрных зрачках. От прежнего образа нежного привлекательного мальчика теперь не осталось и следа.

Верно, в апокалипсисе существовал лишь один способ выжить, и этот способ заключался в том, чтобы превратить себя в демона.

– Я переродилась в этом мире не для того, чтобы умереть от клюва какой-то там птицы!

Собрав воедино все оставшиеся силы, я единым мощным порывом выдавила из себя последние крупицы энергии льда. В тот же миг моё сознание пронзила острая волна головной боли. На секунду я даже не знала, была ли то боль от перерастраты сил, или же от того, что клюв птицы таки пронзил мою голову…

– Осторожно, Эрге, сзади!

В моих глазах всё кружилось и плыло, так что на долю секунды я даже потеряла ориентацию, но уже в следующее мгновение небо озарила резкая вспышка света, очень знакомого света, за которым тут же последовал не менее знакомый громкий трескучий звук. От мысли, что Шуюн находится где-то рядом, на меня накатила волна облегчения. Лёжа на спине, я воззрилась на моего первого настоящего врага в этой жизни. Предо мной возвышалось тело гигантской птицы, что теперь было полностью обращено в ледяную скульптуру.

Переполненная чувством самоудовлетворения, я не смогла сдержать рвущихся наружу эмоций и разразилась громким смехом.

Крек, крек-крек.

Я болезненно нахмурилась. Перспектива быть раздавленной весом двухметровой птицы мне отнюдь не нравилась, не говоря уже о том, что от этой птицы несло неприятным запахом палённого мяса.

– Ге! – выкрикнула Шуюн и, подбежав ко мне, в очень не женственной манере пинком скатила с меня обгорелый труп птицы. Бережно подхватив меня под плечи, она помогла мне принять сидячее положение, после чего быстренько оглядела меня. От вида покрывавших всё моё тело ран её глаза зажглись равной долей тревоги и злости. Если бы не наше нынешнее положение и крайне изувеченное состояние моего тела, я уверена, она бы уже со слезами на глазах принялась избивать меня своими кулачками.

– Я же просила тебя быть осторожным и не пораниться, так почему же ты позволил этой птице нанести себе столько увечий?

В ответ на этот вопрос я смогла лишь сухо усмехнуться. Думаешь, я могла вовсе не пострадать в подобном бою? Тебе бы следовало радоваться уже тому, что твой Эрге живым вернулся!

– Как ты добралась сюда так быстро? – спросила я, отводя взгляд в надежде сменить тему разговора.

После того, как самка с белой шеей позвала на помощь, наше с ней противостояние накалилось настолько, что времени на то, чтобы смотреть по сторонам, у меня не было. Мне оставалось лишь надеяться, что Даге и остальным удастся сбить всех ринувшихся в мою сторону птиц до того, как они доберутся до меня, но я и предположить не могла, что первой ко мне на подмогу подоспеет именно Шуюн. Всего одним раскидистым разрядом молнии она умудрилась сразить всех летящих в мою сторону иных, в мгновение ока превратив их тела в искорёженные и абсолютно несъедобные птичьи трупики.

– Даге велел мне приглядывать за тобой. Он сказал, что ты непременно попытаешься сделать что-нибудь безумное, и что сдержаться ты сможешь, лишь если будешь знать, что я где-то рядом.

Да уж, Даге определённо относится к тому типу старших братьев, что знают, как одновременно приструнить и мотивировать своего ди-ди. Я даже не знала, что мне на это ответить.

Вид моих ран, похоже, был настолько пугающим, что Шуюн не сразу решилась попытаться ко мне притронуться, однако вскоре всё же выпалила:

– Эрге, я помогу тебе спуститься. Этот балкон выглядит так, будто готов развалиться в любую минуту.

Я согласно кивнула. Пусть моё тело и трещало по швам от боли, балкон уже даже начал слегка пошатываться, так что находиться здесь было небезопасно. Если решу остаться, а потом балкон действительно обрушится вниз, мои раны станут только хуже. Медленно поднявшись на ноги, я с лёгкой тревогой в сердце покосилась на замороженный труп цветущего падальщика с белым кольцом на шее.

– Юн-юн, думаю, я смогу и сам спуститься. Беги лучше вперёд и позови Даге. Нужно как можно скорее извлечь кристалл эволюции из этого иного.

Несмотря на то, что сейчас птица по-прежнему пребывала в замороженным состоянии, я не могла сказать с уверенностью, что та вновь не оживёт, стоит льду растаять. К этому моменту я уже знала, что тотальное невезение семейства Цзянг недооценивать не следует, так что я хотела покончить со всеми возможными рисками как можно быстрее.

Услышав мои слова, Шуюн уставилась на меня обеспокоенным взглядом, так что в надежде развеять её волнение я сделала несколько шагов вперёд и чуть не скорчилась от пронзившей моё тело боли. Теперь, когда рядом не осталось никаких источников смертельной угрозы, что держали меня в постоянном напряжении, я, наконец, смогла почувствовать, насколько сильно было измождено и избито моё тело.

Я выдавила из себя натянутую улыбку и лишь тогда Шуюн неохотно пробормотала:

– Ладно, я сбегаю за Даге.

Она тут же двинулась в сторону разрушенной мансарды, и когда я уже было собралась последовать за ней, моё сердце внезапно сжалось и я инстинктивно подняла голову к небу.

Прямо на нас с ужасающей скоростью летела какая-то чёрная тень.

Времени думать о собственной боли у меня не было, так что я бросилась вперёд и отпихнула Шуюн в сторону, после чего почувствовала, как в меня врезалось нечто огромное.

Рёбра тут же отдались трескающим звуком. Удар оказался настолько сильным, что вышиб из меня весь воздух. Даже с раскрытым нараспашку ртом мне не удавалось сделать и вдоха. Я задыхалась. Насколько же серьёзные травмы были нанесены моей груди…

И ровно за мгновение до того, как моё сознание соскользнуло в небытие, в моей памяти внезапно всплыл ещё один эпизод из того рассказа о цветущих падальщиках.

Я вам вот что скажу, Мэм. С этими цветущими падальщиками лучше не связываться. Даже если уверены, что непременно сможете победить, всё равно не ввязывайтесь с ними в драку. Эти птахи всегда летают парами по двое, так что если видите на горизонте одного, значит где-то неподалёку есть и второй, причём обе особи непременно будут одинакового ранга.

– Эрге, не-е-ет!..

Отчаянный вопль Шуюн сумел-таки на секунду пробиться через окутавшую меня пелену тьмы, однако даже он начал стремительно таять, растворяясь во тьме. Я опять теряю сознание?

Нет, я не могу. Если потеряю сознание сейчас, непременно умру. Я не должна терять сознание, не долж… на…

1 Мансарда: раньше переводила как чердак, однако раз уж у них там даже балкон имеется, полагаю, будет уместнее переводить как мансарда

2 Бойница: знаю, что слово «бойница» выбивается из контекста, но более подходящего слова не нашла. Просто считайте, что наёмники слегка модифицировали мансарду под свои нужды

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 2: Горечь и сладость кофе и шоколада

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 2: Горечь и сладость кофе и шоколада – перевод EliSan

В то время как мои руки работали над спрессовыванием кристаллов льда, уши то и дело улавливали тихие перешёптывания в духе «Эрге такой привлекательный, что не только женщины, даже мужчины на него клюют. И, что самое интересное, сам он, если верить Даге, не уверен, какой пол предпочитает!» На пятый же день моих душевных мучений на почве дурного воспитания мей-мей, произошло событие, что слегка нарушило рутинный распорядок последних дней.

После ужина Даге заявил, что желает переговорить со мной у себя в комнате. Услышав это заявление, наёмники подняли свои взгляды на Даге, после чего покосились на меня. На их лицах при этом застыло настолько взволнованное выражение, что казалось, будто мы с Даге задумали не беседу, а смертельный бой.

Я кивнула и последовала вслед за Даге. В тот же момент из-за спины до меня вновь донеслись тихие перешёптывания, однако в этот раз голоса принадлежали не девушкам, а наёмникам.

– Ну что, как думаете? Кто победит, ге-ге или ди-ди?

– Раньше я бы без сомнения заявил, что босс, однако в недавней миссии Шую тоже продемонстрировал недюжинную силу! В смысле, он же всего одним пинком смог отправить босса в полёт!

– Неужели настал тот день, когда звание «босса» перейдёт в другие руки?

– Фак! Если всё так, то я буду болеть за ге-ге! Не хочу, чтобы моим боссом стал восемнадцатилетний пацан.

Похоже, проблема была не только в мей-мей. Даже в воспитании наёмников было немало косяков.

Я раздражённо прошествовала в комнату Даге.

Зайдя в комнату, он развернулся и тут же ошарашенно застыл при виде моего разгневанного лица.

– Шую, прошу тебя, умерь свой гнев хоть немного, – беспомощно вздохнув, взмолился Даге. – Последние дни при виде меня ты только и делаешь что супишься.

– Я очень зол на тебя! – рыкнула я.

Ты посмел рассказать Шуюн о моих двойственных сексуальных предпочтениях! Это, конечно, правда, однако разглашать подобные сведенья пятнадцатилетней девушке было вовсе не обязательно, разве нет? Воспитание Шуюн потерпело крах, и всё из-за тебя!

– Я непременно возмещу тебе свой долг, – неловко пробормотал Даге.

– Поздно уже рыпаться по этому поводу! Воспитание Шуюн уже провалилось, так как же ты собираешься возмещать мне этот долг? Думаешь, сможешь вернуть первозданную чистоту моей Юн-юн?

Даге нахмурился, словно осознал что-то, после чего прямо спросил:

– Тогда скажи мне, как мне тебе отплатить? Ледяной шест я тебе сделать не смогу, так что скажи, чего ты хочешь, и я сделаю всё возможное, чтобы достать это оружие для тебя.

…Ледяной шест?

Ах, вот оно что. Похоже, всё это время мы с Даге говорили о совершенно разных вещах. Я о Шуюн, а он о ледяном шесте. Мы даже мыслим на разных волнах, так что неудивительно, что нам никак не удаётся друг друга понять!

То, что мой ледяной шест столь внезапно растаял, может, и привело меня в замешательство, и это вынудило меня спешно приняться за создание нового оружия. Однако, если говорить начистоту, то был лишь первый прототип, иными словами, тестовый образец, и его качество было далеко от идеала. Для первого года апокалипсиса его прочности, может, и хватило бы, однако далее я всё равно планировала его менять. Теперь же, раз уж он изволил сломаться, мне всего-то пришлось приступить к созданию нового оружия чуть раньше запланированного срока. Я даже могу сразу создать не просто шест, а копьё с наконечником, так что, если честно, особой горечи по поводу утраты шеста я не испытывала. Не думала, что Даге будет убиваться по этому поводу больше, чем я сама.

– Да забудь ты уже про этот шест, – вздохнув, замотала головой я.

Даге застыл на мгновение, после чего удивлённо выпалил:

– Забыть? Тогда из-за чего ты был так зол последние несколько дней?

«Из-за чего», спрашиваешь?

– Не смей обсуждать с Юн-юн мои половые предпочтения! – взревела я.

– …Оу, – Даге тут же отвёл свой взгляд в сторону.

– …Ну и? О чём ещё ты поведал Юн-юн?

– …

– Что. Ты. Ей. Сказал?

– Я просто мимоходом подметил, что из вас с Сяо Ша могла бы получиться неплохая пара.

– ЦЗЯНГ ШУТИАН!

Да ты самый настоящий преступник, что рушит чужое благое воспитание! Не удивительно, что я то и дело слышу разговоры об обхватах талии и о том, кто кого должен седлать. Из-за этих недвусмысленных дебатов последние несколько дней я провела в полнейшем смятении, разрываясь между желанием пойти и остановить это и осознанием того, что не в праве этого делать. Всё-таки одёргивать других, когда я сама пребываю в крайне запутанном положении, было бы по меньшей мери странно. От всех этих душевных метаний у меня чуть волосы на голове не поседели!

Но уже через секунду обуревающая меня ярость мгновенно сменилась ледяным спокойствием.

– Даге, – холодно начала я, – я придумал, как ты можешь возместить мне утрату шеста.

– Эм, уже довольно поздно, так что давай продолжим этот разговор завтра.

– В ближайшие полчаса стой на месте и не двигайся. Довольно простое наказание, не так ли? – заявила я, ударив кулаком в ладонь, напрочь проигнорировав последние слова Даге.

Глядя на мои приготовления, Даге со всей серьёзностью заявил:

– На завтра у нас запланирована миссия по сбору припасов.

– Ты у нас целитель, так что к завтрашнему дню будешь как огурчик, – выпалила я и тут же замахнулась кулаком.

 

 

Фу-ух… Выйдя расслабленной походкой из комнаты Даге, я тут же наткнулась взглядом на затаившуюся за ближайшим углом группу наёмников, что, вполне очевидно, подслушивала наш с Даге «разговор».

– Чего это вы тут в засаде засели? Более достойного занятия для себя не нашли?

– Никак нет, босс, – хором отозвались наёмники.

– Ваш «босс» сейчас вон там, подлечивает себя, – ледяным тоном продолжила я. – Желаете к нему присоединиться?

– Никак нет, босс.

Я призадумалась. Пользуясь случаем, думаю, будет не лишним немного потренировать этих ребят. Не стоит спускать на самотёк воспитание наёмников. Придя к этому заключению, я быстро развернулась и направилась в свою комнату за ледяным копьём. Пусть я начала работать над ним всего пять дней назад, его вполне хватит на то, чтобы побить парочку людишек.

Я собрала всех на заднем дворе дома. Наёмники так и вовсе выстроились передо мной ровной шеренгой. Даже бестолковая троица студентов не была исключением… правда все трое, подражая наёмникам, стояли с нарочито выпрямленными спинами, при этом то один, то другой периодически прыскали сквозь стиснутые губы, не в силах более сдерживать свой смех.

– С начала апокалипсиса прошло чуть больше трёх месяцев, – начала свою речь я. – Изначально я полагал, что вы сможете спокойно справиться с любыми неприятностями, даже не имея отточенных навыков владения собственными способностями. В конце концов, на данный момент огнестрельное оружие по-прежнему является куда более практичным средством борьбы, чем способности. Но всего пару дней назад мы столкнулись с мозговиком, да и тот Лу Ренджи умел обращаться со своей особой силой куда лучше, чем любой из вас. Вы, надеюсь, осознаёте, что он физически не мог съесть больше кристаллов эволюции, чем вы, так ведь? В общем, если подытожить, ситуация, на мой взгляд, складывается далеко не самая радужная…

Чем дольше я говорила, тем более расслабленные позы принимали остальные, выходя из своих наигранных образов бравых солдатиков. Похоже, они наконец-то начали воспринимать этот урок более серьёзно.

– …На данный момент даже Шуюн владеет своей способностью в разы лучше вас, – я окинула всех присутствующих взглядом и приметила, что все отреагировали на эту новость довольно равнодушно. Похоже, мне стоит немного их встряхнуть и раскрыть глаза на истину. – Или же вы думаете, что способность Шуюн годится разве что для подзарядки ваших гаджетов?

Я обернулась к Шуюн и, ткнув пальцем в растущее на участке дерево, приказала:

– Срежь вон ту ветку.

Шуюн в ответ немного удивлённо моргнула глазками после чего медленно подняла руку. Со стороны её вытянутая вперёд рука больше походила на мольбу нежной юной девушки о помощи. Но уже в следующее мгновение с кончиков её пальцев внезапно сорвался ослепительный разряд молнии, с последовавшим за ним трескучим звуком ломающегося дерева. Глаза всех присутствующих удивлённо распахнулись, после чего все, как один, повернули головы и уставились на дерево. Часть густой листвы несчастного растения теперь отсутствовала. Вместо этого на её месте теперь клубился серый дымок, а на листве под деревом лежали обугленные останки той самой ветки.

Ей удалось срубить именно одну конкретную ветку, не больше, не меньше. Вот поэтому-то я никогда не устаю восхищаться её воистину феноменальным контролем своей довольно агрессивной способности. Подобный уровень вполне можно назвать божественным и это ни в коей мере не будет преувеличением.

Ни Даге, ни я не желали пускать Шуюн в гущу сражения, но это не значит, что я планировала позволить ей стать беспомощной слабачкой. Если кто-нибудь посмеет теперь насмехаться над моей Сяо-мей, непременно обратится в ароматный стейк с хрустящей корочкой снаружи и нежным мясцом внутри.

Постепенно один за другим присутствующие сумели-таки оторвать свои ошарашенные взгляды от почерневших останков ветки. Вновь повернув голову, они уставились на нас с Шуюн настолько светящимися желанием глазами, что их вполне можно было бы использовать в качестве замены фонариков.

– Хотите стать такими же сильными? – ухмыльнулась я, специально мучая их этим вопросом. Все вы раньше насмехались над моими словами о пользе способностей, а что теперь? Можете уже начинать кричать и молить меня о помощи!

– Так точно, босс!

– Хватит уже называть меня «боссом». Не хочу я быть вашим боссом.

– Так точно, младший босс!

…Похоже, в ближайшее время мне придётся серьёзно заняться воспитанием этих наёмников.

Я слегка подбросила ледяное копье, перехватив его поудобнее по середине древка. Обучая Шуюн, мне приходилось быть особо нежной, так как я не могла позволить себе совершить с ней нечто грубое, вроде атаки энергией льда с последующей заморозкой. Поэтому процесс обучения шёл не очень быстро и отнял у меня кучу сил, прежде чем мне наконец удалось сделать из Шуюн потрясающего эксперта по части контроля собственной способности. Однако стоящие сейчас предо мной люди не являются моими мей-мей, а представляют собой группу толстокожих мясистых наёмников, да ещё и плохо воспитанных!

– Разделитесь на группы по двое и попытайтесь вместе заблокировать мой шест своими способностями; иначе превратитесь в сосульки! Если больше не сможете терпеть холод и захотите ударить меня грубой силой, не сдерживайтесь. Но учтите, каждый удар кулаком я потом верну вам в десятикратном размере; за каждый удар ногой я буду ломать одну кость. У нас ведь есть Даге, так что мне не придётся беспокоиться о том, что могу сделать кого-то из вас калекой.

Калекой? Все дружно перевели взгляд на стоящего за моей спиной человека. На всех лицах ясно читалось «Тогда почему же у босса по-прежнему фингалы под обоими глазами?»

Да потому, что я специально целюсь в лицо, когда бы мне не представилась возможность кому-то вмазать. Ну, давайте! Укусите меня, если не нравится!

Призадумавшись на мгновение, я кликнула:

– Каин, иди-ка сюда. Будешь первым.

– Так и знал, что ты меня ненавидишь, – проворчал Каин, выходя вперёд.

– Твоей способностью является огонь, так что в теории противостоять моему льду тебе должно быть проще, чем остальным.

Не, ну серьёзно. В этот раз я честное слово не планировала отыгрываться на нём под предлогом важного дела.

– Пусть так, но ты по-любому меня ненавидишь, – продолжил гнуть своё Каин.

Я затихла на пару секунд, после чего, начхав на всё, выпалила:

– Верно, я тебя ненавижу! Не так давно ты не удосужился даже попытаться меня остановить, когда я намылился погулять снаружи дома. Тебе абсолютно плевать на то, жив я или мёртв!

– Ха-а? С чего бы мне тебя останавливать? – явно озадаченно, поинтересовался он.

По-прежнему строишь из себя невинную овечку?

– Разве тебе не приходило в голову, что одному мне будет снаружи небезопасно?! – взревела я. – Я же всего лишь восемнадцатилетний малец!

Я предпочла проигнорировать все скептические взгляды вокруг, что так и говорили «Ага, небезопасно. Для иных».

– К тому моменту мы уже удостоверились, что все иные в округе стали последними наследниками их рода.

Слово «наследник» тут было явно не к месту, тупой иностранец!

– К тому же, тебе ведь уже восемнадцать. Разве к этому моменту ты уже не должен был выучить, куда тебе следует и не следует ходить? – заключил Каин, словно это было совершенно естественно.

– … – уже во второй раз за день меня посетило чувство, что я говорю со своим собеседником на разных языках.

В тот же момент Каин похлопал меня по плечу, одарив своей голливудской улыбкой в тридцать два белоснежный зуба.

– Но, это ничего, Юнкиан вот тоже меня ненавидит, так что прибавление ещё одного ненавистника погоды не изменит. Я об одном лишь прошу, по лицу не бей, ладно? Боссу его фингалы даже определённого шарма добавляют, а вот мне они не к лицу. Давай оставим эту привилегию боссу, согласен?

…Ох, как же это милостиво с твоей стороны.

Внезапно для себя я осознала, что моя мелочная натура сузила мои горизонты даже больше, чем я предполагала. Я так долго точила зуб на этого образцового солдата, чья белоснежная улыбка годилась даже для рекламы зубной пасты, а он, оказывается, совершенно не желал мне зла.

Кончики ушей у меня запылали огнём, и я яростно парировала в порыве притворного гнева:

– На дворе сейчас апокалипсис, так что любые вопросы ненависти могут и подождать. Самое важное для нас сейчас – выжить. Поэтому я буду тренировать вас с полной отдачей… чтобы искупить перед вами вину за свою мелочность.

Закончив свои слова, я тут же схватила Каина за руку и направила в неё энергию своей способности.

– А-А-А-А-А-А-А-А-А! – в тот же миг раздался душераздирающий крик нашего мускулистого мачо-мэна. – Холодно, очень холодно! Я передумал, прошу, не ненавидь меня. Пожалуйста, отпусти-и-и!

Чего ты так разорался! Куда твои яйца делись? Взгляни… Юнкиан вот после всего даже не пискнула! Вот что я называю настоящий мужик!

Впрочем, с другой стороны у неё же способность к воде, что позволяет ей в определённой мере подстраиваться под мою ледяную способность, уменьшая ущерб.

Таким образом я сорвала болезненные крики с уст всех до последнего наёмников, пройдясь по строю сначала в одну сторону, потом в другую. Троицу студентов-нахлебников эта участь также не миновала. Даже обычно молчаливый Динг Джун вопил во всё горло. К счастью, Даге с остальными уже давно зачистили все близлежащие районы от иных, иначе, судя по их душераздирающим крикам буквально до хрипоты, нас бы уже давно окружило целое полчище иных.

Лишь истратив всю энергию своей способности до последней капли, я наконец-то соизволила объявить:

– На сегодня всё, можете быть свободны.

Стоило этим словам слететь с моих губ, как все присутствующие облегчённо выдохнули, словно люди, которым чудом удалось избежать смертного приговора. В этот момент их переполнило такое счастье и восторг, что они принялись одновременно и смеяться, и плакать, совершенно растеряв свой прежний вид бравых профессиональных наёмников.

Я двинулась назад к дому, по дороге подобрав ледяное копьё, что незадолго до этого оставила неподалёку, и лишь тогда припомнила, что уже истратила всю энергию своей способности. Другими словами, мне уже не удастся хоть сколько-нибудь продвинуться вперёд в укреплении своего нового оружия. Если продолжу обучать наёмников по этой методике, то, боюсь, мне придётся забыть о создании полноценного ледяного копья.

В сегодняшней тренировке приняли участие все до единого обитатели дома, даже дядя с тётей. Если бы мы не жили сейчас в апокалипсисе, за подобное жестокое обращение с собственной роднёй на меня бы непременно пожизненно навесили клеймо дикого и кровожадного ребёнка. Теперь же, ха, они меня потом даже благодарить будут за то, что вовремя их всему обучила.

Единственным человеком, что не принимала участия в тренировке, была Шуюн просто потому, что ей более не требовались подобные базовые тренировки. Полагаю, будет эффективнее, если я доверю обучение преуспевающей половины жильцов дома ей, в то время как сам займусь обучением отстающей половины.

– С завтрашнего дня вашими тренерами будем мы с Шуюн, так что разделитесь на две группы…

В тот же миг пространство вокруг меня резко опустело, в то время как подле Шуюн теперь уже было не протолкнуться. Я холодно усмехнулась.

– Шуюн, почему бы тебе не провести показательный урок? – ткнув пальцем в Юнкиан, предложила я. Из-за совместимости наших с ней способностей ей сегодня пришлось проще всего. За всё время тренировки она так и не издала ни звука, чем заработала себе звание «настоящего мужика».

Шуюн кивнула и, мило улыбнувшись, нежно взяла Юнкиан за руку.

– Юнкиан-джей, я начинаю!

Вот так и пришёл конец последнему мужику из числа наёмников.

Славно! Теперь осталось лишь искупаться и баиньки.

 

 

Выйдя из ванны, я уже было собралась позвать Шуюн, чтобы помогла мне просушить волосы, но вместо неё обнаружила в комнате Даге. Этот могучий, словно сошедшее на землю божество, мужчина восседал на розовой кровати на фоне лавандовых обоев с по-прежнему чёрными фингалами под глазами.

Даге, ты хоть понимаешь, что, находясь здесь, ты полностью рушишь свой образ?

Стоп, почему вещь в его руках кажется мне такой знакомой?..

– А ну немедленно положи на место моё копьё! – резко взвизгнула я.

Пусть этому «младенцу» всего пять дней от роду, пять дней есть пять дней! Уже дня через два он станет достаточно прочным, чтобы пойти с ним на охоту. Если Даге растопит и это оружие, я… я… я не знаю, что вообще могу сделать человеку, что способен непринуждённо расхаживать перед всеми с фингалами под глазами!

Даге же в ответ поднял голову и спросил:

– Так ты, Шую, предпочитаешь использовать длинное колющее оружие? А как насчёт мечей или же ножей? Для них найти приличную базу было бы не так сложно.

Да, я знаю, что моё копьё выглядит не очень, но не мог бы ты сперва положить его на место? Прошу, помилуй его жизнь!

Даге наконец-то положил копьё обратно на покрывало кровати, благодаря чему я смогла облегчённо выдохнуть. Лишь после этого я ответила:

– Тогда, в прошлом, единственным оружием, которым я мог пользоваться на первых порах, был привязанный к ручке швабры кухонный нож, так что, проведя столь долгое время с подобным оружием в руках, я порядком к нему привык. Разумеется, я и другим холодным оружием неплохо владею, но с шестом в руке мне всё же привычней.

С самых первых дней апокалипсиса все люди стремились удерживать иных на как можно большем расстоянии от себя. Если бы не тот факт, что пули в апокалипсисе всегда были в дефиците, никто бы и вовсе не решился сразиться с иным «Mano a Mano»1. Поэтому-то в итоге предпочтение и было отдано длинному холодному оружию вроде копий, ведь протыкать иных на большом расстоянии было куда безопаснее, чем приближаться к ним вплотную. Отсюда и пошли мои отменные техники боя с шестом, что в итоге перекочевали за мной из того мира в этот.

– В таком случае я попытаюсь найти для тебя настоящее копьё, – кивнув, отозвался Даге.

– Да нет, не стоит. Длинные копья найти не так уж и просто, да и это оружие, по правде говоря, лишь временное.

– Временное? Тогда каким будет твоё постоянное оружие?

– Длинное копьё и кинжал, сделанные целиком и полностью лишь из спрессованного льда.

Я вытащила из нагрудного кармана небольшую ледяную пластину. Она была очень маленькой, в половину ладошки, да и в толщину составляла не больше трёх положенных друг на друга листков бумаги. В тоже время она была достаточно прочной, чтобы выдержать удар не только от моего нового ещё недоделанного копья, но даже старого ледяного шеста, над укреплением которого я корпела целый месяц!

Вот только за всё прошедшее с начала апокалипсиса время я смогла создать лишь этот небольшой кусочек, поэтому я всегда хранила его в нагрудном кармане в качестве дополнительной защиты. В будущем он превратится в моё дополнительное оружие – кинжал. Ну а когда же я стану более опытной в материализации и спрессовывании подобного льда, я примусь за создание своего основного оружия – длинного копья. Весь процесс, вероятно, займёт не менее пяти лет. С этим делом торопиться не стоит.

Даге взял в руки ледяную пластинку и принялся вертеть её в руках, периодически постукивая по поверхности ногтём. Он, как видимо, тоже осознал невероятную прочность этой на вид хрупкой пластинки и восхищённо вздохнул.

– Сяо Ю, ты действительно нечто.

Честно говоря, не думаю, что я заслуживала подобной похвалы. Если бы в новом мире переродилась не я, а Даге, он бы к этому времени уже покорил полконтинента. А чего добилась я? Всего-то создаю обычное оружие новичка. Тут не чем гордиться.

Но, Даге, о чём ты хотел так срочно поговорить, что пришёл ко мне посреди ночи? Поспеши, пожалуйста, иначе Шуюн не сможет лечь спать. Недостаток сна вреден для кожи, знаешь ли!

В этот момент Даге поднял на меня взгляд, и я тут же не удержалась и выпалила:

– Даге, да сотри ты уже эти фингалы со своего лица!

– Опа? Это ведь ты мне их поставил, а теперь сам же не в силах на них смотреть? – с ухмылкой поинтересовался Даге, однако фингалы под его глазами моментально испарились, словно их и не было.

Как ни посмотри, а способность у Даге была довольно странной. Её мощь совершенно не вязалась с тем, что я знала о способности исцеления из своей предыдущей жизни. В прошлом способность Сяо Ки даже близко не обладала подобной силой, не говоря уже о том, что ей в жизни не удалось бы растопить мой ледяной шест.

С другой стороны Гуан Веюн в то время смело можно было назвать лягушкой из колодца2. Она ни разу не встречалась лицом к лицу с обладателями действительно сильных способностей. Большая часть информации, которой она обладала, доходила до неё через третьи руки или же и вовсе через слухи, так что наверняка сказать, сколько из этого было правдой, не представляется возможным.

Моё преимущество от перерождения продлится не больше одного-двух лет, а если семейству Цзянг так и продолжит так конкретно не везти, то даже чи́та под названием «перерождение» будет недостаточно для их выживания!

Иной первого ранга, Лу Ренджи, мозговик… ни с одним из этих мы ещё не должны были встретиться на этом этапе апокалипсиса.

– Каин родом из трущоб, а там дети вынуждены взрослеть быстро. С его точки зрения восемнадцатилетний пацан, как ты, уже является полноценным взрослым, посему сам в ответе за собственную безопасность. У него не было никаких злых намерений.

Я уставилась на Даге. Так он пришёл объяснить тогдашнее поведение Каина.

– Сказать по правде, я и сам был на него чуточку зол тогда. Однако, после того как мы с ребятами ещё раз всё обсудили, мы пришли к выводу, что никакой опасности для тебя в этом не было. Всех иных в округе мы уже к тому времени зачистили, да и, судя по времени твоего отсутствия и объёму припасов, что ты приносил обратно, ты не так уж далеко отходил. В общем, мы решили позволить тебе погулять да подышать свежим воздухом, иначе твои вспышки гнева участились бы прямо пропорционально твоей скуке.

После его слов я наконец-то поняла прежний ход их мыслей. Цзянг Шую не умел водить, поэтому-то они и решили, что, даже если я и попытаюсь украсть машину, не смогу её завести без ключа зажигания. Другими словами, в своих расчётах они опирались на идею, что я передвигаюсь на своих двоих, в то время как на деле я пользовалась как раз таки транспортом.

Если подытожить, то весь былой инцидент свёлся к банальному недопониманию между двумя сторонами. Сперва я разозлила наёмников тем, что скрыла от них существование кристаллов эволюций, из-за чего те какое-то время относились ко мне враждебно. По этой причине все последующие события я по накатанной начала воспринимать исключительно в самом худшем свете.

– Даге, неужели я действительно настолько мелочный человек? – удручённо поинтересовалась я. Была ли Гуан Веюн столь же мелочной и прогнившей личностью, что не могла простить даже малейшее посягательство на свою территорию так же, как не могла простить и застрявшую в её глазу песчинку?

– В тебе живы воспоминания о долгих десяти годах в апокалипсисе, так что не стоит требовать от себя слишком многого, – ободряюще потрепал меня по голове Даге. – Просто в следующий раз не пытайся держать всё в себе. От этого будет лишь хуже. Если у тебя есть какие-либо вопросы, не стесняйся обсудить их вместе со всеми.

– … – долгое время я не произносила ни слова. Когда же сил молчать уже не осталось, я резко выпалила с обидой в голосе. – Даге, почему ты всё-таки вылил тогда мой кофе? Неужели ты на полном серьёзе решил, что я могу захотеть отравить тебя?

На лице Даге тут же появилось горькое сожалеющее выражение, и он принялся неспешно объяснять:

– Видишь ли, как-то раз в прошлом я слегка перегнул палку со своими насмешками над тобой, и тогда ты точно также принёс мне чашку кофе под вечер. На следующее утро у меня разыгралась такая диарея, что я даже на самолёт сесть не смог, и мне пришлось отложить одну очень важную миссию.

…Цзянг Шую, ты и впрямь нечто! Ты даже осмелился подмешать Даге слабительное. Мой триумф в виде фингалов под глазами Даге меркнет в сравнении с этим!

– И это притом, что тебе тогда было всего лишь двенадцать лет, – лицо Даге слегка перекосилось, словно от внезапной головной боли. – Когда ты недавно пришёл ко мне с кофе, на твоём лице была точно такая же улыбка, что и в тот раз, поэтому я не осмелился его выпить.

Получается, меня подставил Шую из прошлого. Где это слыханно, чтобы человек смог настолько сильно споткнуться об самого себя?

– Однако я не буду отрицать, что меня действительно посещала мысль о том, что ты мог мне что-нибудь подмешать, – Даге на миг затих, после чего продолжил. – И сейчас я не имею в виду нечто безобидное вроде слабительного.

Я невольно вздрогнула.

– Честно говоря, если бы ты не рассказал мне о Гуан Веюн, мы с Шуюн, вероятно, никогда бы не заметили, что с тобой что-то не так. Мы бы так и продолжили всё сваливать на потерю памяти, – подметил Даге, криво усмехнувшись. – Так что твоё признание, можно сказать, посадило семя сомнения в моей душе, что время от времени начинало прорастать. Полагаю, именно поэтому после того инцидента, когда я застал тебя копающимся в могиле иного, я начал воспринимать всё слишком близко к сердцу и позволил себе лишние мысли. К тому же я думал, что это просто чашка кофе, и оттого, что я его вылью, беды не случится.

С этим не поспоришь. Если бы это действительно была лишь обычная чашка кофе, никакой проблемы бы не возникло. Вот только это означало, что подозрения в мой адрес уже пустили корни в его душе. Теперь вопрос был лишь в том, возрастут ли они ещё больше и дадут ли плоды.

Тогда у меня по-прежнему была надежда, что Гуан Веюн действительно является прежним воплощением Цзянг Шую, что я лишь временно забыла о своей бытности Цзянг Шую, что на деле я самый настоящий Цзянг Шую!

Но Цзянг Шую всё же умер, и теперь моё сердце сковал лёд даже холоднее моей собственной способности.

– Шую, – Даге посмотрел на меня очень серьёзным взглядом, – многие люди выживали даже после клинической смерти. Или ты хочешь сказать, что все они уже не те, кем были раньше?

Так и знала. Он всё слышал. Я непроизвольно сжала кулаки.

– И ты не должен заставлять себя быть таким «Цзянг Шую», каким мы ожидаем тебя видеть.

Так он и это заметил.

Цзянг Шую был общительным парнем. Настолько, что порой его даже можно было назвать добрячком. Но на деле он имел достаточно твёрдый стержень внутри и ничуть не боялся своего грозного Даге. Когда же его доводили до ручки, он со злости мог даже собственным дяде и тёте по больным местам навалять.

По крайней мере, таким был Цзянг Шую, каким мне его описала Шуюн.

Разве же я на него похожа?

Цзянг Шую не боялся Даге, а я…

– Даге, я всегда тебя боялся.

Услышав эти слова, Даге заметно вздрогнул, и его лицо помрачнело, но в то же время он не выглядел удивлённым. Полагаю, он это заметил, хоть я и пыталась вести себя как «Цзянг Шую», что не боится своего Даге. Даже, вот, побила его на днях.

– Почему? Я ведь никогда не причинял тебе боли.

На какое-то время в комнате повисла тишина, но затем я всё же собрала волю в кулак и призналась.

– С самого моего пробуждения я знал, что являюсь Гуан Веюн. И чем добрее вы ко мне относились, тем страшнее мне становилось от мысли, что вы узнаете правду. В какой-то момент я более не смог этого выносить и всё вам рассказал. Но стоило мне избавиться от груза этой давящей истины, как в моём сердце зародилось новое опасение. А что если в будущем вы отбросите идею о реинкарнации и перестанете воспринимать меня как своего ди-ди? Тогда ты, вероятно, просто придушишь меня насмерть.

– Никогда! – тут же взревел Даге. – Шую, насколько же сильно ты во мне сомневаешься? Я твой Даге, и я никогда не причиню тебе боли!

Глядя на его разъярённое лицо, мне до боли хотелось сказать «Даге, почему бы тебе не придушить меня прямо здесь и сейчас? В ином случае, даже когда весь мир начнёт в один голос твердеть, что я «не Цзянг Шую», ты просто обязан будешь продолжить воспринимать меня как своего ди-ди, настоящего ди-ди!»

Но я так и не смогла сказать этого вслух. Я не могу просить у него слишком многого… в нынешнем положении Цзянг Шутиан ни за что бы не смог придушить меня, ведь так? Сейчас у меня была внешность Цзянг Шую, и он не смог бы убить меня, не имея чёткой уверенности в том, кто именно находится внутри этого тела.

Я подняла на него решительный взгляд, и через какое-то время неспешно заговорила:

– Даге, если в тебе ещё хоть раз – один единственный раз – пробудится подозрение насчёт меня, я немедленно уйду из дома, оставив вас с Шуюн позади. Мы никогда больше не встретимся. Так будет лучше для всех нас.

Услышав мои слова, Даге тут же вздрогнул и сухо пробормотал:

– Шую, я не божество. Неужели ты правда веришь, что твой Даге может жить, не совершая абсолютно никаких ошибок?

– Ты уже сделал одну ошибку, вылив мой кофе, и я тогда не ушёл, – настойчиво выпалила я. – Если позволишь себе сделать ещё одну подобную ошибку, значит, ты мне не доверяешь. А раз уж я такой мелочный до мозга костей человек, я никогда тебе этого не забуду. Я не желаю быть братом тому, кто мне не доверяет, и кого я вынужден бояться!

– Хорошо сказано! – согласно кивнул Даге. Его взгляд смягчился и, подняв голову, он внимательно заглянул мне в глаза, впервые за этот разговор посмотрев на меня так, как смотрел бы на своего собственного ди-ди. – Ты действительно Шую, – твёрдым уверенным голосом заявил он. – В этом нет и не может быть никакой ошибки. Шуюн всегда умела разбираться в людях куда лучше меня, а она никогда тебя не подозревала.

После этих слов Даге мои глаза резко потеплели и увлажнились. Нет, так дело не пойдёт. Я принялась торопливо моргать, пытаясь избавиться от покалывания в глазах.

Хорошо, в таком случае Цзянг Шую – это Цзянг Шую, и точка! До тех пор, пока и Даге, и Шуюн верят в меня, я тоже буду верить в то, что я Цзянг Шую!

Даже если в будущем их вера в меня по какой-то причине даст трещину, или же нам станет известна ещё какая-нибудь шокирующая информация, я, вероятно, всё равно смогу от них сбежать. Хотя, может случиться и так, что меня действительно придушат, но это всё равно лучше, чем день ото дня страшиться и подозревать самых близких мне людей. Подобного опыта мне и в прошлой жизни хватило с головой. Теперь же, когда у меня появилась возможность прожить новую жизнь вместе с семьёй, что всецело мне доверяет, как я могу позволить себе допустить ту же ошибку?!

Даге протянул вперёд руку и нежно потрепал меня по голове.

– Не волнуйся, Даге непременно вас всех защитит.

Мои глаза опалила новая волна жара. Даге, пожалуйста, не говори ничего больше! Иначе я не сдержусь!

Но пусть я уже и была на грани слёз, сдержать своё любопытство я всё же не смогла и выдавила вопрос:

– Мой характер действительно совсем не изменился?

Как минимум Шую не мог быть таким же плаксой, как я, верно же?

С недавних пор его личность немало меня заинтересовала, особенно с учётом того, что я женщина. Если у меня такой же характер, как у паренька, значит ли это, что Гуан Веюн при жизни была слишком мужеподобна, или же что Цзянг Шую был слишком женственный?… С другой стороны, разве прожившая десять лет в апокалипсисе женщина по логике не должна была стать более щедрой и благодушной, чем восемнадцатилетний шкет, что всю свою жизнь прожил в комфорте?

– Несильно, – неспешно, но с лёгким нажимом начал Даге, – так что не нужно больше притворяться, ладно? Когда ты начинаешь вести себя излишне оживлённо, как в последние дни, это наоборот заставляет меня думать, что что-то здесь не так.

Ясно. Ноль баллов за неестественную игру.

– Но есть одна вещь, которая действительно изменилась.

– И что же во мне изменилось? – поинтересовалась я, испытывая равную долю любопытства и тревоги в душе. Однако я тут же принудительно заставила себя расслабиться. И Даге, и Шуюн мне доверяют, так что бояться мне нечего!

Даге ухмыльнулся.

– Раньше ты не бросал украдкой взгляды на мой пресс.

…Выходит, он уже давно заметил, как я поглядываю на его торс! Вот же ж, разве теперь разница между мной и Цзянг Шую не стала очевидной. Шую уж точно никогда не пускал слюни, глядя на мужской торс, так ведь?!

– …ты без стеснения на него таращился.

– …

Ладно, признаю, Цзянг Шую, ты победил. Ты настолько меня превзошёл, что даже сидя на ракете, я бы не смогла тебя догнать. Ты просто непревзойдённый извращенец, что одновременно является братофилом и сестрофилом!

Видя моё замешательство, Даге вновь потрепал меня по голове.

– Просто ты всегда очень завидовал моему телосложению. Ты даже заявил, что после сдачи экзаменов непременно купишь себе парочку тренажёров, чтобы накачать себе такие же мышцы, как у меня. К слову, сейчас ты уже выглядишь куда крепче, чем прежде, так что продолжай в том же духе, – объяснил он.

Ясно. Прости, парень, я неправильно тебя поняла. Но знаешь, Цзянг Шую, даже если бы ты их приобрёл, ты бы просто выбросил деньги на ветер. Видишь ли, всё это время я не только ела питательную здоровую пищу Юн-юн, но также успела слопать целую уйму кристаллов эволюции, и пару раз даже сразилась в смертельной схватке с иными. Тем не менее, всё, что я получила в итоге, это едва заметные хлюпенькие мышцы. Чтобы стать таким как Даге, куда быстрее будет шибануть себя молнией и попытать счастье в ином мире!

Опустив голову, я бросила печальный взгляд на своё худощавое тельце. На моих руках действительно виднелось немного мяса и, хоть и без характерных для накаченного пресса кубиков, мой живот всё же выглядел достаточно подтянутым. Но всё это бледнело и терялось на фоне Даге!

Ладно, не гоже нам, смертным, сравнивать себя с небожителями вроде Даге, так что я… я лучше буду сравнивать себя с Сяо Ша!

Юн-юн как-то раз сказала, что у Сяо Ша на вид талия у́же, чем у меня, так что в следующий раз мне стоит самой пойти и проверить. Если его телосложение окажется более крепким, я попрошу Юн-юн посадить его на диету до тех пор, пока его талия не станет уже моей!

 

 

Не помню точно, где и от кого я это услышала, но в прошлом мире существовала теория о том, что все способности изначально произошли от одного корня – разница лишь в том, как вы их используете. По этой теории чёрный туман, что обволакивает планету раз в год, несёт в себе некую энергию, что не только снимает своего рода предохранитель с человеческих тел, но и дарует нам доступ к этой самой загадочной энергии.

Но Гуан Веюн уже с первых дней стала отставать от остальных, что уж там говорить о разнице между ней и элитой к концу десятого года апокалипсиса. Если бы её жизнь была гонкой, то, учитывая её достижения, она пробежала бы не больше трёх метров от линии старта. Самый высокий ранг иного, с которым она когда-либо сражалась, был третий, и это произошло аж на восьмом году апокалипсиса.

Цзянг Шую же в течение всего лишь трёх первых месяцев уже успел убить двух иных первого ранга. Есть пословица: нет смысла сравнивать себя с другими, ибо всегда найдётся кто-то, кто будет лучше тебя. Если зацикливаться на подобных вещах, то недолго и в пожизненные лузеры себя записать!

Хотя, если взглянуть на ситуацию с другой стороны, то Цзянг Шую успел съесть на порядок больше кристаллов эволюции, чем Гуан Веюн за тот же промежуток времени. Утешала саму себя я, пытаясь убедиться, что прежняя «я» была не полной бездарностью, а просто глупой женщиной. Как бы она смогла стать сильной, если с самого начала только и делала, что отдавала все кристаллы эволюции своему дрянному парню?

Хоть я и заявила прежде, что собираюсь стать Ледяным Императором, настоящий Ледяной Император уже, небось, ведёт свой отряд вперёд с целью покорить весь мир. Просто пока новость об этом ещё не успела добраться до нас, потому что мы сейчас находимся на совершенно другом континенте… Ну, по крайней мере, я не думаю, что мы с ним находимся на одном континенте.

Несмотря на то, что названия континентов в этом мире отличались, их всё равно можно было более-менее наложить на известные мне. Посему, с великой долей вероятности здешняя Мессия соответствует Азии из моего мира. Честно говоря, не помню точно, на каком именно континенте Ледяной Император объявился впервые, однако однозначно не в Азии. К слову об Азии, как же звали местного элитного бойца человечества?.. Не помню.

Ксиа Зенгу не раз отчитывал меня за то, что я никак не могла запомнить имён трёх элит из числа людей. Но в то время мне на это, откровенно говоря, было глубоко начхать… куда важнее было запомнить точное местоположение припасов. Эта ленивая задница поначалу даже не пыталась запомнить, где располагаются ближайшие магазины и супермаркеты. Неужели он думал, что имена трёх элит смогут помочь ему прокормить себя?

Кстати о названиях материков. Изначально я решила, что здешняя Океания и Океания из моего прежнего мира – одно и то же, однако я ошиблась. Наша Океания здесь зовётся Глассией3, что по совместительству является тем самым местом, где едва не застрял Даге.

В общем, Ледяной Император находится где-то далеко на другом континенте и точка. Тем не менее, другой представитель элиты впервые объявился именно здесь, в Азии… в смысле, в Мессии. Если мы сможем его отыскать и убедим присоединиться к нашей команде, не значит ли это, что мы станем передовой группой людей на всём континенте? Вот только имени его я не помню. В моей памяти зафиксировалось лишь то, что у него довольно необычная фамилия. Но какая?

– О чём задумался, Эрге?

– О громе, – машинально ответила я.

– Шоколаду захотелось?

– Что? – я озадаченно перевела на неё свой взгляд.

– К сожалению, у нас нет шоколадных батончиков «Чёрный гром» в подвале, – невинно заметила Шуюн. – Я не стала их покупать в тот раз, так как Даге считает их слишком сладкими. «Godiva» сойдёт?

Да уж, сравнивать мою прежнюю жизнь с жизнью Шую действительно смысла нет! Я со слезами на глазах согласно кивнула. Раньше подобный дорогой шоколад мне был не по карману, так что мне ни разу не доводилось его попробовать. Теперь же я планирую наверстать это упущение! В любом случае для роста мышц нужны калории.

Кстати о мышцах, я обернулась и подозвала к себе Сяо Ша, что недалеко от нас практиковался в метании ножей.

Сяо Ша подошёл к нам с видом обречённой покорности.

– Что, опять настала моя очередь тренироваться?

– Подними руки.

Он ту же послушно поднял руки. Несмотря на то, что Даге нашёл немало дыр в моём актёрском мастерстве, для устрашения прочих членов отряда наёмников этого вполне хватало. Теперь они беспрекословно подчинялись любому моему слову. Похоже, они действительно воспринимают меня как младшего босса ОПЦ, или что-то в этом роде… Как-то это неправильно. Ладно, неважно. Главное, что от моих истязаний Даге был хоть какой-то толк.

Я вытащила мерную ленту и замерила талию Сяо Ша.

На один дюйм шире.

– …

С сегодняшнего дня буду есть «Godiva» на десерт к завтраку, обеду и ужину, а Сяо Ша отныне будет питаться исключительно овощами!

Однако позднее Шуюн заявила, что в наших обстоятельствах овощи стали куда более ценной едой, нежели какие-то там шоколадки «Godiva», так что Сяо Ша сумел избежать участи превратиться в вегетарианца. Мне же с огромной неохотой пришлось отказаться от этого замысла и от безысходности запихнуть себе в рот ещё больше конфеток «Godiva».

Когда же настало время обеда, я со всей серьёзностью заговорила:

– Даге, если во время ваших миссий вы встретите человека с очень сильной способностью контроля молнии и необычной фамилией, можешь спросить его имя? Постарайся поладить с ним и оставь какой-нибудь способ экстренной связи, после чего вернись ко мне и назови мне его имя.

– Уже сделал, – спокойно отозвался Даге.

Я вдрогнула от неожиданности и тут же поинтересовалась:

– Правда? И как же его зовут?

– Цзянг Шуюн.

…А ведь верно, Шуюн очень умело обращается со своей способностью молнии, да и фамилия «Цзянг» у неё достаточно необычная. Мать моя женщина!

– Бог Грома – мужчина, – даже немного жаль, но я ни за что не позволю моей милой сестрёнке сменить пол, так что остаётся лишь горько вздохнуть и двигаться дальше.

– Бог Грома? – все с интересом навострили уши.

– Ты про шоколад? – облизав губы, уточнила Юнкиан. – Знаю, они не только сладкие, но ещё и реально вкусные.

– Нет, я сейчас говорю о человеке! – у них что, только еда в голове крутится?! Вспылив, подумала я. – Ледяной Император, Бог Грома, Огненный Король – это клички трёх элитных воинов человечества, так что советую вам их запомнить!

В нашей группе присутствовали обладатели всех трёх этих элементов – льда, молнии и огня. А вот в моей прошлой жизни у нас не было ни одного выделяющегося на фоне других человека в команде. Просто лажа какая-то!

– Неужели… – с придыханием начал Каин, – я и есть…

– Нет, – поспешила остудить его разыгравшееся воображение я. – Огненный Король сейчас не на этом континенте. В Мессии сейчас должен находиться лишь Бог Грома.

Каин тут же разочарованно сдулся, в то время как остальные дружно перевели свои взгляды на Шуюн. С того самого знаменательного дня первой общей тренировки, мнение наёмников о возможностях Шуюн росло с геометрической прогрессией. Дошло до того, что в определённый момент все они принялись проявлять инициативу в уборке дома, так как решили, что «занимаясь домашними обязанностями, можно натренировать себя и стать такими же крутыми, как она».

Тсенг Юнкиан взяла на себя стирку, Лилия выметала из дома каждую до последней пылинки из дома, Сяо Ша вывешивал бельё на улице, после чего заодно и высушивал его, Зен Ксинг пропалывал землю на заднем дворе, готовя почву к высаживанию семян, ну а с Каином нам не приходилось беспокоиться о нехватке огня каждый раз, как выдыхался очередной баллон с газом.

Отряд Подавления Цзянг вскоре уже можно будет переименовывать в Отряд Домработников Цзянг.

В сравнении с трудолюбивыми наёмниками, наше трио нахлебников в эти дни проявили себя как самые настоящие ленивые задницы, причём до такой степени, что меня уже начал раздражать один лишь вид их наглых сытых рож. Су Йинг и Чен Кьянру ещё ничего, так как они хотя бы могли составить компанию Шуюн и немного помочь ей с уборкой, но вот весь из себя молчаливый, словно ходячий мертвец, Динг Джун… хм! Да я его так загружу, что он ещё пожалеет, что жив остался!

– Н-неужто этот «Бог Грома» и есть наша Ш-шуюн? – то и дело запинаясь, пробормотала Лилия.

Я же озадачено застыла. Вы что не слышали, что я только что сказала?

– Бог Грома – мужчина.

Все тут же облегчённо выдохнули. Меня же эта их реакция взбесила настолько, что я едва не взревела «Все вы, а ну марш наружу! Время для интенсивных тренировок!». Вы даже не представляете, как бы я хотела, чтобы Шуюн оказалась тем самым Богом Грома! Тогда этот постапокалиптический мир плясал бы под нашу дудку!

– Я всё равно планировал сегодня отправиться в Чжунгуань, – неожиданно вставил Даге, – так что попутно буду держать нос по ветру и попробую поискать этого твоего «Бога Грома». Но шансы на то, что мы случайно на него наткнёмся, крайне малы.

Я знаю, что шанс этого невелик, но всё же. Однако я удивлена, что Даге внезапно захотел приблизиться к городу. Я призадумалась. Хотя нет, это вовсе не странно. Тот полицейский участок и так уже находился на окраине города. Вероятно, то место было последним незачищенным зданием в округе. Провианта у нас было предостаточно – уже даже в подвал всё не влезало – а вот с амуницией дела обстояли иначе. Даже операция в полицейском участке не принесла нам больших результатов. В общем, если мы желаем обзавестись достаточным количеством амуниции, нам необходимо отправиться в город.

– Шую, ты останешься здесь и присмотришь за домом, ладно?

Я моргнула в недоумении и выпалила:

– Вообще-то, я думаю, мне следует пойти с тобой, Даге.

Даге в ответ лишь помотал головой.

– Путь до города неблизкий. Чтобы отыскать хоть какие-нибудь полезные ресурсы нам придётся остаться там на ночь. От мысли, что мне придётся оставить дом без присмотра более чем на сутки, мне неспокойно. Единственный, кому я могу со спокойной душой доверить защиту дома, это ты. Я также оставлю здесь Сяо Ша, так что он сможет тебе помочь.

…Даге, ты то и дело объединяешь нас с Сяо Ша в одну группу при каждом удобном случае. Ты точно не делаешь это специально?

Я призадумалась. Если мы с Даге оба уйдём, то ни один из нас не сможет перестать волноваться за судьбу дома, так что кто-то должен остаться позади. Вот только позволить остаться Даге мы не можем, ведь именно он является лидером наёмников. Как боец я, может, и сильна, вот только лидерскими качествами, подобно Даге, не обладаю.

– Почему бы тебе не оставить Тсенг Юнкиан дома? Она ведь отличный снайпер, а вот я в этом не силён.

Гуан Веюн никогда не была настолько везучим человеком, чтобы суметь наложить свои руки на нечто столь крутое как снайперская винтовка.

– Хорошо.

Я бросила взгляд на трио нахлебников.

– Почему бы тебе также не взять с собой Динг Джуна, Даге? Пора бы ему уже начать отрабатывать свою еду.

Динг Джун внимательно заглянул мне в глаза, но в итоге так ничего и не сказал.

Признаю, я та ещё шовинистка – специально создаю проблем для Динг Джуна, при этом на поведение Су Йинг и Чен Кьянру смотрю сквозь пальцы. Но у меня буквально в подкорке сидит твёрдое убеждение, что девушки должны оставаться дома и по возможности не рисковать своими жизнями на поле боя. Именно по этой причине мы с Даге никогда не позволяли Шуюн участвовать в миссиях, хоть и знали, какой подавляющей силой она обладает. Мы стараемся оберегать её, как только можем.

Знаю, что это не совсем правильно с моей стороны, но ничего не могу с собой поделать. Лишь от мысли, что Шуюн может…

– Шутиан, Сяо Ю, – внезапно заговорила тётя, – я бы тоже хотела принять участие в сегодняшней вылазке.

От неожиданности я удивлённо моргнула глазами и выпалила:

– Невозможно!

Даге тоже заметно нахмурился.

– Моей способностью является поиск, что позволяет мне ощущать присутствие всех живых существ в округе. Я могу помочь Шутиану избегать опасных участков. Пожалуйста, позвольте мне пойти, иначе мы с дядей будем волноваться.

Честно говоря, я уже почти забыла о способности тёти – верно, её «поиск» будет весьма полезен. Я заколебалась и вопросительно покосилась на Даге.

К моему удивлению Даге почти сразу согласно кивнул.

– Ладно, тётя, ты с нами. Помимо этого, Су Йинг тоже стоит присоединиться к группе.

Услышав эти слова, Су Йинг испугано вздрогнула и даже взглянула на Шуюн, ища поддержки, но та никак не отреагировала. Что и следовало ожидать от моей мей-мей, она прекрасно понимает, что Даге в этой ситуации прав, поэтому полностью его поддерживает.

Заметив это, Су Йинг оставалось лишь согласиться.

Я тоже догадывалась о причине, почему Даге захотел взять её с собой. Она обладала способностью психического типа, да к тому же провела немало времени рядом с мозговиком. Если их отряд вновь наткнётся на иного психического типа вроде мозговиков, она сможет лучше остальных противостоять его воздействию и привести в чувство остальных.

В этот момент Даге встал из-за стола и объявил:

– Операция будет проходить в Чжунгуань и продлится три дня. Ступайте и соберите все необходимые вещи. Выдвигаемся через час.

– О-о! – воскликнули наёмники и разошлись по своим комнатам. За последнее время все они успели значительно продвинуться во владении своими способностями, поэтому я не чувствовала особой тревоги из-за продолжительности намеченной на сегодня миссии. Прежде Даге и его команда сумели вырваться из самого сердца столицы, теперь же они всего лишь собираются пройтись по окраине города. К тому же теперь все они могут худо-бедно контролировать свои силы, так что особых проблем возникнуть не должно.

Отдав приказ собираться, сам Даге тем не менее остался в комнате, так как его вещами занималась Шуюн. Вместо того чтобы уйти, он обернулся ко мне.

– Шую, мне поискать что-нибудь конкретное для тебя в городе?

Я немного призадумалась, после чего выпалила:

– «Godiva».

Как раз в этот момент в столовую вернулась Шуюн. В одной руке она держала рюкзак для Даге, а во второй ещё одну тарелку со сладостями, большинство из которых были шоколадными конфетами.

– Не волнуйся, Эрге. Тогда, в супермаркете, я купила очень много коробок шоколада!

Странно, помнится в тот раз Шуюн добавила к общей куче покупок всего несколько коробок. Только не говорите мне, что она тогда купила лишь вакуумные упаковки с курицей, медицинские травы и шоколад? Да ладно! Даже такую вещь как прокладки я для тебя купила!

Пока я про себя поражалась выбору Шуюн, та уже повернулась к Даге.

– Даге, добудь, пожалуйста, маленький холодильник. Эрге очень любит сладости, так что мы можем установить один в комнате Эрге. Таким образом он сможет всегда иметь под боком кучу конфет.

После этих слов я внезапно почувствовала угрозу объёму своей талии. Я всего лишь хочу стать чуть более плотным, чем Сяо Ша, не больше. Серьёзно!

– Также нам бы не помешал ещё один небольшой электрогенератор. Ну и, конечно же, чем больше баллонов с газом и канистр с топливом вы сможете привезти, тем лучше, – торопливо добавила я. Уверена, Даге в любом случае планировал их достать, однако удержаться от лишнего напоминания не смогла. Если бы я этого не сделала, потом все три дня как на иголках бы сидела.

– Понял.

Слегка заколебавшись, я всё же решилась и продолжила:

– И ещё, Даге, не приводи с собой слишком много людей. Бери лишь тех, что не похожи на мошенников или же пронырливых личностей.

Даге внимательно на меня посмотрел.

– Вообще-то, я не планировал и вовсе приводить с собой людей, – ясно и чётко произнёс он.

Такого ответа я не ожидала. Никогда бы не подумала, что Даге окажется даже более хладнокровным человеком, чем я. Признаю́, сохранять статус-кво и не принимать никаких новичков в группу было, несомненно, безопаснее, ведь чем больше народу, тем больше с ними проблем. Даже если наёмники Даге и смогут поддерживать подобие порядка какое-то время, в определённый момент, когда число новичков перевалит за некий рубеж, они неизбежно начнут конфликтовать между собой. Найдутся даже те, кто начнут проворачивать свои собственные грязные делишки. Таким образом внутри одной большой группы начнут формироваться более маленькие закрытые группки.

Но в то же время, если мы не начнём принимать людей сейчас, можем оказаться в невыгодном положении потом. Поэтому, вместо того чтобы в будущем искать желающих присоединиться к нам, лучше взять их сейчас и воспитать из них толковых и преданных общему делу соратников.

Судя по тому, как обстоят дела, совсем скоро колонии выживших людей начнут появляться то тут, то там. В конце концов, люди – существа социальные. Не то чтобы среди нас совсем не было тех, что предпочитает жизнь одинокого волка, но даже эти одинокие волки вынуждены будут опираться на поддержку колоний. Что же касается нашей группы, то мы попросту слишком самообеспечены и организованны, так что предводитель колонии не оставит нас без внимания. Если нас и не выкинут из колонии, то, как минимум, разделят.

Хоть убейте, но я не могу представить Даге подчиняющимся чьи-либо другим приказам! Да и развала отряда наёмников нужно избежать любой ценой!

– Нам нужно больше людей. В будущем мы организуем собственную колонию.

– Ты хочешь основать базу? – вылупился на меня Даге. – Зачем?

Я удивлённо моргнула. «Зачем» спрашиваешь? А затем, что, если не создадим собственную колонию, нам придётся жить, следуя чужим приказам. Вокруг тебя, Даге, всегда витает аура лидера, так что лидеры колонии невольно будут видеть в тебе угрозу, что, несомненно, привлечёт проблемы на твою голову. Помимо этого наша Сяо-мей такая миленькая и юная, что кто-нибудь непременно захочет наложить на неё свои грязные ручонки. Да и у меня самой та ещё смазливая мордашка. К гадалке не ходи, проблем с моей внешностью также будет немало. Принимая во внимание всё сказанное, я вообще не вижу ни единой возможности нам выжить на чужой территории!

– Я просто хочу, чтобы мы тихи и мирно жили все вместе.

– Так и будет! – воскликнула Шуюн, подскочив ко мне и крепко обняв.

На губах Даге мелькнула едва заметная улыбка.

– Ладно, тогда давайте создадим собственную базу. Я займусь всеми приготовлениями, так что можешь на этот счёт не волноваться. Даге всё сделает в лучшем виде, – на этой ноте Даге протянул вперёд обе руки и потрепал нас с Шуюн по голове. Почему Даге так любит трепать людям волосы?

– Шую, тебе всего восемнадцать лет. Всего лишь на три года старше Шуюн. Ты по-прежнему ребёнок, так что не пытайся взваливать на себя слишком много.

– На дворе апокалипсис, Даге, – закатила глаза я и надменно заявила. – Иным начхать на то, сколько мне лет, когда они меня кусают.

– Я рядом, так что ни один иной не сможет тебя укусить.

Ладно, признаю, эти слова мне очень даже приятны. Несмотря на то, что я не собираюсь полагаться на чью-либо защиту в этом мире, сам факт, что кто-то по собственной воле желает меня защищать, согревает мне душу.

– Если нечем заняться, ступай и найди свою любовь. Тебе же уже восемнадцать лет.

…Даге, я ещё даже не определилась окончательно, какой именно пол мне нравится. Пожалуйста, дай мне ещё немного время подумать над этим.

Не желая оставаться в долгу, я тут же выпалила встречный щекотливый вопрос:

– Даге, тебе уже двадцать семь. Когда же я смогу потрепать за щёчки своего племянника или же племянницу?

Даге призадумался и ответил:

– Юнкиан прежде уже спрашивала, могу ли я помочь ей зачать ребёнка. Если так хочешь племянника, я могу согласиться исполнить её просьбу.

Даге! Куда исчезло твоё чувство стыда? Его что, иной сожрал?! Как ты можешь даже думать о том, чтобы стать чьим-то орудием для зачатия детей?

– Нет! – сердито воскликнула Шуюн. – Единственный человек, с кем у тебя когда-либо будет ребёнок, – это твоя будущая жена. Если посмеешь заиметь ребёночка с кем-либо ещё, я тут же выкину его на улицу!

Отлично сказано, Шуюн! Выкинь их!

Даге засмеялся и вновь потрепал своих брата и сестру по голове.

– Ладно-ладно, не буду. Выкидывай их, сколько пожелаешь.

Насупившаяся Шуюн всё ещё стояла перед Даге с надутыми щеками, но даже так она успела метнуть в мою сторону мимолётный многозначительный взгляд. Я в свою очередь метнула ей ответный взгляд, что ясно говорил «понял». Братья и сёстры действительно думают в одном ключе.

С этого момента нам придётся тщательнее присматривать за нашим Даге!

1 Mano a Mano : испанское выражение, что дословно переводится как «рука об руку» в значении рукопашного боя. Оставила в таком виде, так как в оригинале оно тоже не переводилось

2 Лягушка из колодца : отсылка к японской пословице «лягушка из колодца не знает о большом море»

3 Глассия : ранее была переведена как Арктика, но, получив более точные сведенья о континентах в дальнейших томах, англичане приняли решения переименовать его в Глассию (что с эспера́нто переводится как «лёд»)

Конец эпохи доминирования Том 2 глава 1: Как складываются обстоятельства для крутого, учтивого и привлекательного

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 1: Как складываются обстоятельства для крутого, учтивого и привлекательного – перевод EliSan

Выбравшись, наконец, из офиса, я просто изнывала от усталости. По прошествии последних нескольких дней, на протяжении которых я была вынуждена оставаться на работе сверхурочно, я наконец-то смогла … поработать ещё два часа сверхурочно.

Возможность уйти с работы сразу же по окончании рабочего дня очень похожа на те сумочки LV1, что красуются на витринах магазинов – вы страстно желаете этим обладать, но не можете себе позволить! Но не беда. Компания, на которую я работаю, в соответствии с трудовым кодексом, всегда выплачивает существенные бонусы за каждый проработанный сверхурочно час. Иными словами, чем больше часов я проведу в офисе, тем больше заработаю денег, а их никогда много не бывает. Та квартира, что мы с мамой осматривали в прошлый раз, выглядела весьма неплохой. Прям даже жалко, что цена оказалась нам не по карману. Ещё раз всё тщательно подсчитав, я пришла к выводу, что мне никак не потянуть ежемесячные платежи подобной городской квартиры, так что от этого варианта невольно пришлось отказаться.

Пожалуй, будет лучше, если я продолжу зарабатывать деньги ещё года два. К тому времени я уже успею накопить достаточно средств, чтобы позволить себе купить приличный домик. Те, что я могу позволить себе уже сейчас, совершенно не отвечают нашим стандартам проживания…

– Веюн!

Я обернулась и с удивлением уставилась на лучащееся лицо парниши, что резво подбежал ко мне со спины. Он всегда вёл себя очень беспечно и легкомысленно, прямо как ребёнок. Когда бы я, нанеся аккуратный макияж, не шла с ним на свидание, прохожие всегда принимали меня за его старшую сестру. Вот же ж! Да я младше его на целый год!

– Зенгу, ты что здесь делаешь? – поинтересовалась я, окинув недовольным взглядом его гавайскую рубашку с коротким рукавом, пляжные шорты и сланцы.

– Пришёл встретить свою девушку после рабочего дня! – с ухмылкой отозвался Ксиа Зенгу.

– О, девушку? Ну и как, хорошенькая она у тебя? – поинтересовалась я.

В ответ он слегка нахмурил брови, после чего, помотав головой, цокнул языком:

– Пожалуй, обычная.

Я тут же раздраженно пихнула его локтём.

Он же в ответ лишь похлопал глазками, изображая полное недоумение.

– Я имел в виду, что она обычная красавица. Не писаная, но всё же.

Да уж, умасливать девушек комплиментами ты совсем не умеешь! Я закатила глаза. Ну и ладно. «Обычная красавица» тоже неплохо. В конце концов, неземной дивой я никогда не была, так что определение вроде «обычной красавицы» уже было весьма лестным.

– Устала? – поинтересовался Ксиа Зенгу, подсунув свою руку под мою ладонь. Он имел эту вредную привычку вечно хватать меня за руку. Сколько бы я не пыталась, мне никак не удавалось его от этого отучить. У меня же потные ладошки! Очень неловко, знаете ли, ходить с кем-то за ручку когда у самой ладони влажные. Хоть он и утверждает, что его это не беспокоит… Ну ладно, если честно, в глубине души мне эта его привычка даже нравилась.

– Выжата как лимон.

– Зачем ты себя так выматываешь каждый день? – почёсывая голову, спросил он. – Я же уже говорил тебе, что у меня есть свой дом. Ты просто можешь жить со мной. Нет причины покупать ещё один!

Я вновь закатила глаза к небу. Не то чтобы идея о замужестве никогда не приходила мне в голову, но мне было всего лишь двадцать пять лет. Хоть последние три года я и провела, будучи в отношениях с этим парнем, никому не ведомо, какие сюрпризы может преподнести нам судьба в будущем. К тому же я в любом случае обязана была предоставить маме свой собственный уголок в этом мире.

– Или же ты мне не доверяешь? – недовольным тоном уточнил он.

– Нет-нет, разумеется, доверяю, – сухо пробормотала я. Я была слишком измотана, чтобы пререкаться с ним.

Беспечный тон, которым я произнесла эти слова, очевидно, не понравился Ксиа Зенгу. Он отпустил мою руку и, ускорив шаг, в гордом одиночестве потопал вперёд. Я же, бросив взгляд на его высокую стройную фигуру, в очередной раз смогла лишь почувствовать жалость к самой себе. Мне не только приходилось изводить себя дополнительными часами на работе, но и разбираться со вспыльчивым характером своего парня.

Перейдя на бег, я быстро догнала его.

– Ну чего ты? Так быстро разозлился? Какой же ты у нас оказывается мелочный!

– Да, я очень мелочный! – раздражённо парировал он, после чего развернулся и что-то бросил в меня. К счастью, эта вещь не была большой, так что, пусть его резкое движение и застало меня в расплох, я не пострадала; в ином случае я бы ни за что ему этого с рук не спустила. Мы ещё даже не женаты, а он уже проявляет признаки домашнего насилия!

Той вещью, что приземлилась мне на грудь, оказалась небольшая коробочка. Похоже, это был подарок. Это меня немало озадачило. Сегодня что, какой-то особенный день? Это точно не мой день рождения, и не юбилей наших совместных отношений. Это также не день нашего первого знакомства, да и, будь то китайский или же западный, Валентинов день был определённо не сегодня… Я открыла крышечку коробки.

И увидела внутри небольшое колечко с бриллиантом.

Учитывая размер камня и принимая в расчёт зарплату Ксиа Зенгу, ему, должно быть, пришлось копить целый год без учёта еды и питья, чтобы суметь позволить себе купить подобную дорогую вещь.

Сумев наконец-то оторвать взгляд от кольца, я подняла голову и тут же увидела перед собой довольно ухмыляющуюся от уха до уха физиономию Ксиа Зенгу. Он стоял предо мной, преклонив колено, во всё тех же шортах, гавайской рубашке и сланцах. Даже бездомный на его месте выглядел бы более благородно. На его счастье он был довольно-таки симпатичным молодым человеком, иначе его бы точно приняли за какого-нибудь бродягу с улицы. Это в свою очередь лишний раз подтверждает тезис о том, что даже в повседневной жизни крайне важно следить за своей внешностью, ибо если ты красив собой, то, даже окажись ты обнажённым посреди улицы, люди вокруг всё равно назовут это искусством.

– Веюн, ты выйдешь за меня? – спросил он, одарив меня своей лучезарной улыбкой.

Я же, услышав этот вопрос, лишь рассмеялась. Как же долго я ждала этих самых слов. Пожалуй, даже слишком долго. Целых десять лет!

– Ксиа Зенгу никогда в жизни не предлагал мне выйти за него!

Несмотря на то, что мы вместе пережили судный день, что я бессчётное множество раз спасала ему жизнь, что бриллиантовые кольца в эпоху апокалипсиса превратились в простой мусор и в большом количестве бесхозно валялись на обочине дороги, этого парня ни разу не посетила мысль подобрать одно из них и сделать мне предложение!

Я сжала ладонь и смяла лежащую в ней коробочку. Теперь в моей руке уже было не кольцо, а длинный ледяной шест, что излучал сильные волны леденящего душу холода, тем самым идеально соответствуя моему нынешнему душевному состоянию.

– Веюн? – озадачено окликнул меня Ксиа Зенгу. Его лицо выражало полное смятение, однако в следующий же мгновение он встревожено воскликнул с нотками паники в голосе. – Чт-что с тобой, Веюн?

В ответ я подняла над головой шест и, со всей дури обрушив его на голову Ксиа Зенгу, выкрикнула:

– Меня зовут Цзянг Шую!

От удара шестом лицо молодого мужчины тут же рассыпалось, а за ним, словно зеркало, разлетелся и весь окружающий нас мир.

Превосходно! Как же давно я мечтала о том, чтобы как следует врезать тебе, Ксиа Зенгу, ха-ха-ха… однако, откровенно говоря, праздновать тут особо было нечего. В конце концов, ударила я сейчас не настоящего Ксиа Зенгу. Нет смысла испытывать восторг от того, что разрушила обычную иллюзию?.. Хотя, ощущение всё равно было чудесное! О, да!

Ладно, теперь нужно успокоиться. Успокоиться! Первое, что мне сейчас нужно сделать, это отыскать Даге и остальных. Осмотревшись по сторонам, я обнаружила себя в коридоре, по обе стороны которого находилось множество закрытых дверей. Висячая в воздухе пыль ограничивала поле зрения, мешая смотреть вдаль, но мне удалось-таки разглядеть силуэты нескольких лежащих на полу людей. Это и есть наши наёмники? Так, Каин, Лилия, Зен Ксинг… странно, где же Даге?

– Да… – и когда я уже было собралась позвать Даге, я резко оборвала саму себя на полуслове и стремительно обернулась. Настороженно уставившись в окутанный серой дымкой тёмный угол, я приметила там ещё один силуэт. Это и есть шестой?

Я подняла свой шест на изготовку, однако как раз в этот момент дверь, через которую я сама вошла не так давно, вновь отворилась, и в коридор влетел Сяо Ша. Вот только в следующую же секунду он застыл на месте, как вкопанный. С помутнённым взором, словно в трансе принялся нашёптывать себе под нос:

– Нет, брат, я не такой как ты. Я не стану идти по твоим стопам…

– …

Как же быть? До чего же хочется подольше за ним понаблюдать.

Глубоко опечаленная тем, что не имею возможности послушать подольше, я рванула вперёд и влепила Сяо Ша две смачные пощёчины в обе щеки.

Не успев ещё полностью отойти от своего видения, Сяо Ша обернулся ко мне и, выдавив из себя вымученную улыбку, вновь заговорил:

– Пожалуйста, не бей меня больше, брат, я сделаю всё, как ты хочешь.

– …Какой послушный мальчик.

Ещё через несколько секунд Сяо Ша, проморгавшись, окончательно пришёл в себя и, увидев перед собой меня, незамедлительно покраснел от смущения как маков цвет. Так он и застыл, не в силах выдавить из себя и слова.

– Это была иллюзия. Похоже, она активируется сразу же, стоить кому-либо войти внутрь, – кратно объяснил я. – Я тоже в неё попался.

Так что харе уже смущаться. У всех есть один или два бывших парня, о которых не хочется вспоминать. Оу, а ведь в твоём случае это могла быть и бывшая девушка. Хотя, он же, вроде, сказал «брат»… А-а, пофиг!

Закончив с объяснениями, я молча ткнула концом шеста в сторону лежащих на полу наёмников, после чего устремила свой напряженный взгляд на силуэт в углу коридора. Заметив это, Сяо Ша тут же перешёл в боевую готовность мгновенно выкинув из головы любые мысли о бывшей девушке или же брате, что занимали его мысли до этого момента. Что и следовало ожидать от настоящего профессионала своего дела.

В этот момент силуэт сделал шаг вперёд, благодаря чему мы наконец смогли отчётливо его рассмотреть. Стоило нам увидеть его лицо, как мы с Сяо Ша тут же облегчённо выдохнули.

– Чего это ты в углу прячешься, Даге? Хочешь до смерти перепугать своего младшего братишку?

В этот момент Сяо Ша ухватил меня за руку и прошептал на ухо:

– С боссом что-то не так!

Можно подумать, я без подсказки бы не заметила. Я и сама это прекрасно видела. Глаза Даге была настолько налиты кровью, что казалось, будто он вот-вот заплачет кровавыми слезами. Да и окружающая его аура была словно у короля-демона! Вокруг него витала настолько плотная жажда крови, что её можно было прямо-таки кожей ощутить!

Я непроизвольно сделала шаг назад. Глянув краем глаза на Сяо Ша, я приметила, что и он выглядел крайне настороженным. Когда же он заметил, что я отступила на шаг, он, недолго думая, сделал два шага назад. Вполне очевидно, что аномальное поведение моего Даге перепугало его до чёртиков.

С каждым новым шагом Даге в нашу сторону, мы делали ответный шаг назад. Бог с ним, с этим шестым; нам сейчас в первую очередь стоит опасаться Даге!

– Что происходит с боссом? – в ужасе спросил Сяо Ша.

– Скорей всего, угодил в иллюзию.

– Может, тогда влепишь ему пару пощёчин, как сделал недавно со мной?

Раз такой умный, может тогда сам это и сделаешь?

– Босс ни за что не посмеет тебя убить, – тут же на опережение добавил Сяо Ша.

– Сейчас он находится внутри иллюзии, так что «я», которого он видит, скорее всего не я, а кто-то другой. Вполне возможно, что сейчас на моём месте он видит перед собой своего самого ненавистного врага, что в прошлом увёл у него девушку! – подметила я, раздражённо зыркнув на Сяо Ша.

– Такого человека не существует. В этом мире нет никого, кому по силам было бы что-либо отобрать у босса.

И то верно… Нет, постой-ка! Главный вопрос сейчас не в этом! Суть в том, что я ни за что не приближусь к Даге, пока он пребывает в подобном состоянии!

К этому моменту Даге уже успел сократить разделяющее нас расстояние буквально до пары шагов. Нам с Сяо Ша больше некуда было отступать. Прямо позади нас была дверь, так что, чтобы отойти ещё дальше от Даге, у нас не было бы другого пути, кроме как открыть её и выбежать наружу. Однако при нынешних обстоятельствах, с лежащими на полу наёмниками, со странно ведущим себя Даге и загадочным шестым, что по-прежнему прятался где-то неподалёку, мы просто не могли себе позволить вот так просто удрать, поджав хвост.

– Верните…

Глаза Даге сейчас были похожи на два алых шара, отчего казалось, что он в любой мо… нет, он уже плакал кровавыми слезами. Несмотря на то, что сейчас его обуревала такая непомерная ярость, что та вполне могла бы опалить собой небеса, по его щекам стекали вниз два кровавых ручейка, орошая собой его разгневанное, словно у Асуры, лицо. Испытываемая им агония и боль были столь сильны, что даже пересиливали бушующее в его сердце пламя ярости. Сейчас он больше всего походил на живое воплощение вселенских мук и страданий.

Это зрелище глубоко шокировало нас.

Верните мне мою семью!

Семью? Вздрогнула я, тут же осознав какого рода иллюзию сейчас видит Даге. Для него семья – самая важная и драгоценная вещь на всём белом свете, не так ли? Разумеется, товарищи из отряда наёмников тоже важны, но явно не в той же степени, что семья.

Семья – это то, что он чувствует себя обязанным защищать, нечто незаменимое. И если он не сможет это удержать… Мама, тогда, в последние мгновения своей жизни, что же ты пыталась мне сказать? Сколько бы раз на протяжении десяти лет я не прокручивала этот эпизод в своей голове, мне так и не удалось прийти к какому-либо определённому ответу на этот вопрос.

В этот момент Сяо Ша внезапно дернул меня в сторону. Бах! Подняв взгляд, я увидела Даге с поднятым и направленным в нашу сторону пистолетом в руке. Более того, секунду назад он сделал из него выстрел!

От осознания того, что Даге только что пытался меня пристрелить, на меня тут же нахлынула волна ярости. Даге, ты же лидер самой сильной группы наёмников в мире. Ты же Цзянг Шутиан! Хочешь сказать, что какой-то там никчёмной иллюзии оказалось достаточно, чтобы вынудить тебя пустить пулю в собственного младшего брата? И после этого ты ещё смеешь называть себя моим могучим Даге?!

Ты даже не представляешь, насколько чудовищные вещи происходят каждый раз, когда рушится непоколебимый имидж ге-ге в глазах его ди-ди!

Твёрдо решив про себя выбить из Даге всю дурь и вернуть его на истинный путь как можно скорее, я покрепче сжала ледяной шест и изо всех сил замахнулась им в Даге. Непременно украшу его морду парочкой радужных отметин, или моё имя не Цзянг Шую!

К моему удивлению Даге не стал уворачиваться, а вместо этого перехватил шест на лету. Сила его хватки оказалось столь сильна, что, несмотря на сопротивление с моей стороны, высвободить шест не получалось. Спустя какое-то время я почувствовала на своих ладонях влагу. Странно, Цзянг Шую ведь не Гуан Веюн. У этого тела не должны потеть ладони, как у меня прежней, ведь так?

Переведя взгляд на шест, я с ужасом обнаружилась, что по всей длине шеста бегут крохотные ручейки и, срываясь вниз, падают на землю. У моих ног уже даже успела образоваться небольшая лужица.

По какой-то причине мой ледяной шест внезапно растаял.

Увидев, что теперь у меня в руках была самая обычная деревянная рукоять метлы, я едва не взвыла от отчаянья. Хей, у него же способность к исцелению, разве нет? Каким таким магическим образом он сумел в мгновение ока уничтожить мой ледяной шест, ради создания которого я пролила столько пота крови и слёз, не говоря уже о головной боли?!

– Берегись! – внезапно выкрикнул Сяо Ша и, выбежав вперёд, прикрыл меня собой. Я же, не успев ещё полностью отойти от потери своего главного оружия, смогла лишь беспомощно глядеть на то, как Даге с ноги отправляет Сяо Ша в полёт ударом, который изначально предназначался мне. Сяо Ша врезался в стену и грузно упал на пол. Из его рта тут же потекла кровь, но он лишь небрежно смахнул её тыльной стороной руки и крикнул:

– Беги отсюда, Цзянг Шую!

Бежать? Стоящая перед тобой женщина уже поклялась, что уж в этой жизни никогда не станет ни от чего убегать, даже если её врагом станет сам Даге!

Я отбросила в сторону ставшую абсолютно бесполезной рукоять метлы и, спешно создав под своими ступнями ледяные лезвия, вновь пошла на сближение с Даге, и в этот раз он посмел выпустить в мою сторону сразу несколько выстрелов… Даже такая недостойная дочь, как я, никогда не смела направлять оружие на свою мать, ты же набрался дерзости стрелять в собственного младшего брата?!

Недолго думая, я создала прямо в воздухе с десяток ледяных кинжалов и запустила в Даге, однако я не была столь же бесстыдна и не намеревалась подымать руку на члена собственной семьи. Моей целью были кобуры и прочие вместилища для всевозможного опасного оружия, что носил при себе Даге. Я рассчитывала заморозить их, лишив тем самым Даге возможности воспользоваться своим оружием.

Но, как и следовало ожидать от Даге, ему всё же удалось благополучно увернуться от большинства моих ледяных кинжалов, хоть и пребывал сейчас не в самой лучшей физической форме. Тем не менее, с помощью этого ледяного града мне всё же удалось выбить из его рук пистолет. Потеряв своё оружие, Даге было потянулся к бедру, намереваясь достать другой пистолет, однако тот оказался намертво приморожен к кобуре. Даже если ему и удастся вновь разморозить мой лёд, сразу выстрелить у него не получится из-за налившейся в пушку воды.

Я же, сумев к этому моменту вплотную приблизиться к Даге, сжала кулак и с плеча врезала ему по морде, наградив красочным фингалом. Затем, сделав шаг в сторону, я увернулась от ответного пинка Даге, после чего наградила его ещё одним мощным ударом по лицу, окончательно превратив его в панду!

– Сяо Ю?

Даге, к которому, похоже, наконец-то вернулся разум, с недоумением уставился на меня… Ха, фиг тебе! Не собираюсь я теперь останавливаться! С помощью ледяных лезвий под моими ступнями я резко крутанулась, набирая скорость, и в прыжке нанесла Даге удар ногой, отчего тот, неловко пошатнувшись, был вынужден сделать пару шагов назад. Я же, стоило моим ногам вновь коснуться пола, рванула вслед за ним и, используя инерцию собственного тела, вновь ударила его с ноги. Этот удар был куда мощнее предыдущего, так что даже Даге не сумел выстоять и отлетел назад, врезавшись в лежащего на полу Каина, отчего оба в итоге проскользили дальше по полу и, в конечном счёте, впечатались в стену.

Да, именно так! Под предлогом благого дела я исполнила свою месть, специально отбросив Даге именно в это направление. Ну и что ты мне сделаешь, Каин? Укусишь?

От столь сильных взрывных эмоций и жаркого боя у меня невольно сбилось дыхание. Тяжело дыша, я быстро окинула взглядом комнату. Все наёмники, что прежде просто лежали на полу без сознания, уже успели очнуться и глядели на меня во все глаза, словно я была каким-то привидением. Славно. Похоже, все уже успели вырваться из своих иллюзий.

Убедившись в том, что все остальные в порядке, я уставилась вглубь коридора, в темноте которого по-прежнему виднелись загадочные тени, и, угрожающе прищурившись, заскользила прямо к ним. Не прошло и трёх секунд, как я уже достигла нужной мне комнаты и, не останавливаясь, вышибла входную дверь прямо на ходу. Медлить с этим я не могла, так как, если позволю своему сопернику среагировать, дверь в комнату может заблокироваться так же, как это недавно случилось с дверью подвала.

Внутри находилось существо, что внешне походило на человека, но человеком уже не было.

Странные образы продолжали то и дело возникать у меня перед глазами, но я уже знала, что все они были подделками, простыми иллюзиями, хоть и построенными на моих реальных воспоминаниях. Вот только против меня они были бесполезны. Чтобы суметь зачаровать меня, мой соперник должен быть более высокого ранга, чем я, а я уже достигла первого ранга. Он просто физически не мог быть второго ранга!

Какими бы невезучими ни были члены семьи Цзянг, они не могли нарваться на иного второго ранга всего лишь на третий месяц после начала апокалипсиса!

Но, как бы там ни было, это существо предо мной всё равно относилось к очень редкому типу. Изначально я подумала, что в недрах подвала нас поджидает иной психического типа, который также встречался довольно нечасто. В конце концов, большая часть иных обладала физическими способностями разного рода, прочие же попадались нечасто. Но на деле это оказался куда более уникальный тип иного – мозговик.

Несмотря на то, что мозговики встречались крайне редко, появление всего одного такого существа всегда вселяло безумный страх в сердца людей и порождало панику, так как бороться с их хитрыми иллюзиями было очень трудно.

Бо̀льшая часть его тела имела человеческие пропорции, лишь голова выглядела до боли раздутой с вылезающим за её пределы мозгом, который прикрывала собой лишь тончайшая прозрачная мембрана. Однако, несмотря на аномальный вид его макушки, часть лица ниже носа осталась прежней.

В своей прошлой жизни мне посчастливилось избежать личной встречи с подобным опасным врагом. Мне довелось лишь слышать разного рода слухи о них. Поговаривали, что мозговики уже с самого начала обладали способностью говорить по-человечески. Некоторые даже утверждали, что мозговики на самом деле люди, просто проявившаяся в них способность изменила их внешний вид до такой степени, что в глазах прочих людей они стали больше похожи на иных.

Однако были и несогласные с этим мнением люди, которые считали, что, если мы признаем мозговиков людьми, то где же тогда стоит прочертить линию между людьми и иными? Эта и без того условная линия стала ещё более расплывчатой, когда иные начали говорить, а некоторые даже развили в себе способность принимать человеческую форму.

Ещё более запутанной эту историю делал факт, что мозговики питались как людьми, так и кристаллами эволюции. В самом начале они ели преимущественно людей, так как, скорее всего, на тот момент люди представляли собой более простую добычу, нежели иные. Из-за этого люди и приписали мозговиков к категории «иных», однако на более поздних этапах эволюции те неожиданно сменили свои предпочтения и стали употреблять в еду кристаллы эволюции.

– Если сохранишь мне жизнь, я расскажу тебе всё, что ты хотела бы знать, – внезапно заговорил со мной мозговик.

Голос у него был достаточно высокий, как у молодого юноши приблизительно такого же возраста, что и студенты снаружи подвала, так что та история об аварии, вполне возможно, могла оказаться правдой, с той лишь разницей, что шестого никогда не увозили в больницу.

– Всё, на что ты способен, это читать мои мысли, – презрительно фыркнула я. – Ты не можешь знать того, чего не знаю я сам!

Но неужели этот мозговик сумел за столь короткое время, что я пробыла в иллюзии, прошерстить достаточное количество воспоминаний, чтобы понять, какая информация могла бы меня заинтересовать? Не слишком ли он, в таком случае, силён? На дворе всего лишь третий месяц апокалипсиса… Только не говорите мне, что он, как и я, первого ранга? Мозговик первого ранга?

Боже, у семейства Цзянг и впрямь есть всё, кроме удачи!

– Все воспоминания хранятся в мозге. Даже у тебя, в твоём нынешнем крайне аномальном состоянии, есть воспоминания, – заявил мозговик, слегка наклонив голову набок, отчего прозрачный мешок с мозгом у него на голове угрожающе качнулся. Казалось, он вот-вот сорвётся вниз и растечётся словно брошенное на пол тофу.

Не удивительно, что мозговики встречались настолько редко. Этот выпиращий наружу мозг был просто гигантской слабостью, из-за которой пережить начальные этапы апокалипсиса фактически не представлялось возможным.

Я уж и не говорю о том, что их иллюзии поначалу не обладали такой уж большой силой. На первых порах зачаровывание даже одного человека стоило им больших трудов. Сегодня этому мозговику удалось поймать в свои иллюзии стольких людей разом лишь потому, что мы зашли в пространство, которое он заранее подготовил.

Ну а раз даже людей зачаровывать было трудно, то иных и вовсе практически невозможно. На этом этапе развития всё, о чём могли думать иные, были еда, еда и ещё раз еда. Их инстинкты попросту были слишком сильны, да и воспоминаний как таковых толком не имели, так как по сути являлись новорождёнными существами. Поэтому-то и непросто было подобрать иллюзию, что смогла бы хоть как-то заинтересовать иного.

– Цзянг Шую погиб. Разве тебе не хочется узнать больше об этом?

Я тут же застыла, словно громом поражённая.

– После несчастного случая его сердце ненадолго остановилось. Лишь после твоего появления оно забилось вновь. Это воспоминание сохранилось очень отчётливо, так что мне не пришлось нырять очень уж глубоко, чтобы увидеть его. Если позволишь мне нырнуть глубже, я смогу поведать тебе куда больше деталей случившегося. Я даже могу прошерстить воспоминания других людей, если ты захочешь. Как ты уже знаешь, для существования мне не обязательно есть плоть людей. Просто поделись со мной теми кристаллами эволюции, о которых ты рассказывала остальным, и я смогу помочь тебе.

Мозговик продолжал говорить и говорить без передышки, и делал он это лишь с одной целью – обмануть меня. Для него было крайне важно убедить меня либо просто отпустить, либо принять его к себе и выращивать в качестве питомца, как это было с Лу Ренджи. Вот только кто был из них «хозяином», а кто «питомцем» сказать наверняка было сложно, а если ещё и позволить мозговику окрепнуть, то это станет ещё более непростой задачей.

В этот момент из коридора позади меня донёсся шелест приближающихся шагов.

– Сяо Ю… – окликнул меня Даге голосом, в котором отчётливо слышались нотки смущения и самобичевания. Удивительно, но даже голос Даге обладает столь яркой экспрессией.

Стоило мне услышать его голос, как я тут же рванула вперёд, прямо на ходу создавая ледяной посох, и нанесла удар точно по прозрачному мешку с мозгами на голове иного. Пусть этот наспех созданный шест и не обладал прочностью моего прежнего ледяного шеста, с хрупкими волокнами мозга он всё равно справится без проблем.

Но на этом я не остановилась и продолжила колотить его как безумная. Пусть его мозг и взорвался от первого же удара, я не могла его так просто отпустить. Даже когда разобью мозг на мелкие кусочки, превращу в кашицу, а затем окончательно обращу в мерзкую слизь на полу, это не избавит меня от ужасного чувства, что он в меня вселил.

Цзянг Шую погиб.

– Сяо Ю, Сяо Ю, остановись.

Тяжело дыша, с ледяным сердцем, что комом встало у меня поперёк горла, я не могла найти в себе силы обернуться и взглянуть в глаза Цзянг Шутиану. Но и бежать отсюда мне было некуда. Я медленно развернулась… его брови были слегка нахмурены, а выражение лица выражало лёгкую озабоченность. Похоже, он не слышал того, что только что поведал мне мозговик.

Слава богу…

– Сяо Ю, с тобой всё в порядке? – обеспокоено поинтересовался Даге.

– Эта тварь вновь наложила на меня иллюзию, – солгала я, притворяясь, что изо всех сил пытаюсь скрыть от него свою боль. – Я увидел вещи, которые не хотел бы видеть.

Даге затих ненадолго, после чего уточнил:

– Что-то связанное с Гуан Веюн?

Я кивнула в ответ и исподтишка покосилась на него. Никогда не думала, что Даге запомнит моё имя.

– Не стоит забивать себе этим голову, – Даге вытянул вперёд руку, как бы с намереньем потрепать меня по голове, но в самый последний момент остановился, призадумавшись, после чего убрал её назад.

Я слегка нахмурилась.

– Теперь, когда с ним покончено, у нас больше не должно возникнуть никаких проблем. Вскрывать и вытаскивать кристалл эволюции из его груди тоже нет нужды, так как у этого иного его нет. Думаю, сейчас самое время сходить за амуницией, Даге. Нам уже скоро нужно будет возвращаться, а то Юн-юн начнёт беспокоиться.

Даге кивнул и тут же торопливо принялся раздавать приказы своим подчинённым, словно был несказанно рад возможности отойти от меня подальше. Вот только по какой-то причине обязанностью Сяо Ша по-прежнему оставалось следовать за мной по пятам куда бы я ни пошла. Неужели даже после всех прошедших сражений я всё ещё не доказала им свою силу? Неужто они по-прежнему думают, что мне нужен телохранитель?

Так как в подвале мне больше делать было нечего, я решила вернуться в комнату, но, стоило мне переступить порог, как я тут же пожалела о поспешном решении.

Лу Ренджи схватил Чен Кьянру и, сдавив ей горло, взревел:

– Сделаешь ещё хоть шаг, и я заду––

Бам!

Замерев с поднятым вверх пистолетом, моё лицо осталось столь же спокойно. Закончив своё дело, я равнодушно метнула пистолет обратно Сяо Ша. В конце концов, это был пистолет, что я вытащила из прикреплённой к его бедру кобуры.

Сделав несколько стремительных шагов вперёд, я резко пнула Лу Ренджи, оторвав его труп от Чен Кьянру. Похоже, эта девица была не только глупа, но и невероятно слаба, раз ей не удалось вырваться даже из хватки трупа. Умереть, будучи задушенной насмерть трупом, даже в постапокалиптическом мире подобная причина смерти была до смешного жалкой.

– Ты что, полный кретин? То, что в постапокалиптическом мире ценится меньше всего, это жизни других людей. И чего ты только пытался добиться, угрожая мне жизнью ничего не значащего для меня человека?

Будучи Гуан Веюн, я прожила в апокалипсисе целых десять лет. Чтобы выжить самой, как ты думаешь, скольких я бросила умирать или убила сама? Ты что, думаешь, я какая-нибудь Мать Тереза, что желает спасти каждую никчёмную душонку на своём пути?

Я взглянула на оставшихся в живых студентов в лице Су Йинг, Динг Джуна и Чен Кьянру. По неизвестной мне причине Ли Яронг уже успела скончаться и её труп с размозженной головой бесхозно валялся в углу комнаты. Судя по повреждениям, могу предположить, что её убил Лу Ренджи, когда та попыталась бежать.

– Какие у вас способности? Не нужно объяснять. Просто покажите, – потребовала я, направив на них пистолет, что вновь позаимствовала у Сяо Ша. Для большинства людей на начальных этапах апокалипсиса огнестрельное оружие по-прежнему представлялось куда более грозным оружием, нежели способности.

Выражение лица Динг Джуна даже после моих угроз осталось столь же безэмоциональным, разве что слегка побледнело. Однако на бессердечного человека он, на мой взгляд, также не был особо похож. Складывалось ощущение, что он просто от природы не умел ярко выражать свои чувства. Однако, если окажется, что он действительно не имеет даже намёка на чувства, я застрелю его на месте и как можно скорее!

Есть такая поговорка: «Если человек способен комфортно жить, храня молчание, то это его молчание уже само по себе иллюстрирует аномальность этого человека». В нынешних обстоятельствах, подобные «аномалии» были крайне опасны, так что, возможно, будет лучше прикончить его прямо сейчас.

Пока я размышляла над его участью, Динг Джун подошёл к обломкам металлических полок и подобрал с пола гайку. После этого он повернулся к нам и, разжав ладонь, продемонстрировал занятное зрелище того, как гайка, зависнув в паре сантиметров над его ладонью, крутится и вертится во все стороны.

– Можешь изменить её форму? – холодно уточнил я.

Динг Джун удивлённо уставился на меня.

– Нет.

В теории должен, однако на деле он, вероятнее всего, попросту слишком слаб для этой задачи.

Я перевела взгляд на двух девушек… вернее, одну девушку, так как Чен Кьянру к этому моменту уже успела потерять сознание, а возиться с ней, приводя в чувства, у меня не было ни малейшего желания.

Су Йинг сидела на полу с бледным, как сама смерть, лицом. С ног до головы её покрывал слой свежей крови. В таком виде она могла бы без проблем сняться в каком-нибудь ужастике.

– Я-я не смогу показать, – дрожащим от ужаса голосом заговорила она. – М-моя способность не-не такая. Я-я всего лишь могу время от времени с-слышать мысли людей. Но это происходит лишь изредка, честно!

Я кивнула. Похоже, моя догадка оказалась верна. Чуть ранее она смогла предупредить меня об опасности именно потому, что обладала способностью психического типа. Она в значительной степени защитила Су Йинг от воздействия иллюзии, что не скажешь о Чен Кьянру, сознание которой попало под такой жёсткий контроль, что даже нарушило её восприятие времени.

– Что насчёт Чен Кьянру?

– Не знаю, – помотала головой Су Йинг.

Я снова кивнула, после чего присела и нагнулась вперёд к самому её уху. Это моё движение привлекло внимание Сяо Ша, и он внимательно уставился на меня. Да, я хочу переговорить с ней втайне от остальных, и что с того? Укусишь меня?

– Какие бы мои мысли ты не услышала, если посмеешь кому-либо рассказать о них, в том числе Даге, закончишь также как и Лу Ренджи, поняла?

Дрожа как осиновый лист, Су Йинг кивнула мне в ответ со стоящими в глазах слезами, после чего сразу же присоединилась к Чен Кьянру, потеряв сознание.

В конечном итоге в полицейском участке нам удалось заполучить двенадцать коробок всевозможной амуниции, двадцать абсолютно бесполезных бронежилетов и ещё кучу всяких мелочей, которые нам, скорей всего, никогда не понадобятся, но которые мы всё равно решили прихватить с собой.

Также, в дополнение к вышеперечисленному, нашим уловом на сегодня стали три нахлебника-студента.

Что же касается секрета о том, как этим студентам удалось прожить в подвале целых три месяца, то правда оказалась на удивление простой – в подвале был ещё один выход, что находился недалеко от супермаркета. Так что этот «скот» жил довольно-таки неплохо. Лишь в те моменты, когда Лу Ренджи не удавалось заманить в подвал других несчастных людей, что приходили к супермаркету в поисках еды, им приходилось решать, кого следующим отдать на съедение мозговику.

Помимо этого выяснилось, что та встреча, о которой прежде упоминала Чен Кьянру, действительно имела место быть, однако её членами были лишь мозговик, Лу Ренджи, Чен Кьянру, Ли Яронг а также несколько других, которые в последствии обратились в иных, после чего ушли сами собой бог знает куда. Су Йинг и Динг Джун же оказались одними из захваченных позднее людей.

В общем, нашу сегодняшнюю вылазку едва ли можно было назвать успешной, а уж если учесть ещё и потерю моего ледяного шеста, то сегодняшние события и вовсе будет точнее описать как грандиозное поражение нашей группы.

Стоило мне припомнить мой ледяной шест, как глубокая складка тут же залегла у меня между бровями. Надо ж было этому случиться ровно в тот момент, когда я собиралась добавить к шесту наконечник… теперь же у меня даже древка копья нет. От одной лишь мысли, что мне придётся начать всё заново с чистого листа, у меня начинала трещать по швам голова.

По возвращению домой мы обнаружили, что Шуюн приготовила для нас настоящий праздничный стол, причём сплошь из полезной для здоровья еды. Она заявила, что, раз это самая первая моя миссия в составе группы, в её обязанности входит проследить, что её Эрге хорошо питается. Разумеется, она не забыла добавить в ассортимент куриный бульон и медицинскую кашу, так что под конец дня у меня уже болела не только голова, но ещё и живот.

В ходе сегодняшней операции наёмники впервые столкнулись с возможностями мозговиков и были вынуждены вспомнить различные болезненные воспоминания из прошлого, из-за чего сейчас выглядели на редкость вялыми и подавленными. Если бы не студенты, которых нужно было срочно привести в должный вид и где-то разместить, полагаю, все бы предпочли разойтись по комнатам сразу по окончанию ужина.

Если уж на чистоту, то пополнение в наших рядах было как раз кстати, ведь наша группа была ещё попросту слишком мала, так что несколько новых пар рук придутся нам весьма кстати. Проблема была лишь в том, что из этих трёх новобранцев Чен Кьянру пребывала в полной прострации, Динг Джун молчал как рыба а Су Йинг выглядела напряжённой до предела… Ладно, признаю. В нервозном состоянии последней была немалая доля моей вины. Пожалуй, я слегка перестаралась со своим запугиванием.

Как на них ни посмотри, эти студенты были скорее не новобранцами, а обычным бременем для нашей группы. Глядя на них, никто из наёмников не выглядел особо счастливым, но они также не были настолько жестокими, чтобы выставить студентов за порог, велев выживать самим как могут, особенно учитывая изобилие провианта в нашем подвале.

– Шую, сегодня будешь спать с Шуюн, ладно? Тогда они смогут переночевать в твоей комнате, – предложил Даге.

Я удивлённо моргнула, но затем тут же согласно кивнула в ответ. Встав с кресла, я собралась было пойти к себе, чтобы собрать свои вещи. Я не испытывала особой привязанности к комнате, стены которой больше походили на пчелиные соты, нежели на стены спальни подростка, я уже даже не говорю о том, что не так давно в ней скончалось отнюдь немалое число людей.

Однако стоило мне подняться с кресла, как Даге внезапно добавил:

– Это ненадолго. Мы почистим соседний дом и разрушим забор так, чтобы обе территории оказались объединены. Тогда у каждого будет своя комната.

– Ладно, – я исподтишка покосилась на Даге. Какой он сегодня непривычно разговорчивый.

Судя по лицу, у Даге на языке вертелись ещё какие-то слова для меня, поэтому я осталась стоять на месте, терпеливо дожидаясь продолжения его речи. Но в конечном итоге он так ничего и не сказал, лишь помахал рукой.

– Ты, должно быть, сильно устал за сегодня. Иди и отдохни хорошенько.

Я ещё раз кивнула, после чего тут же удалилась в свою комнату с намереньем разобраться с кое-какими вещами. Начнём с того, что мне необходимо было отыскать все запрятанные мною в комнате ножи, после чего вновь разложить их по укромным углам в комнате Шуюн.

Это не заняло много времени, и вскоре я уже сидела на своей койке, ломая голову над тем, как в кратчайшие сроки создать новое оружие для себя. Обычная кровать, на которой я спала в последнее время, была слишком громоздкой и тяжелой, поэтому-то я и не стала её перетаскивать в комнату Шуюн. К тому же за всё то время, что я провела лёжа на этой больничной койке, я успела порядком с ней свыкнуться.

Как раз в этот момент из ванны вышла Шуюн, потирая свои всё ещё блестящие от влаги волосы полотенцем. Не став тратить время на фен, она тут же подошла ко мне и, присев рядышком, озадачено поинтересовалась:

– Эрге, что с вами сегодня приключилось? Все какие-то подавленные. Даже Даге себя странно ведёт. Хмурит брови каждый раз, стоит его взгляду упасть на тебя.

Я примолкла. Только не говорите мне, что он всё же смог расслышать слова того мозговика?

– Моего ледяного шеста больше нет. Даге сломал его, за что я его неплохо так поколотил.

К моему удивлению Шуюн на эти слова никак не отреагировала. Лишь спокойно похлопала своими ясными глазами, после чего понимающе кивнула.

– Тогда не удивительно, что Даге ведёт себя странно. Должно быть, он чувствует себя виноватым за произошедшее. Будь это что-то другое, он непременно, чего бы ему это ни стоило, достал бы для тебя замену этой вещи. Однако ледяной шест подобно тому, что у тебя был, ему никак не создать. Не иметь возможность заменить нечто столь ценное… – тут Шуюн тяжело вздохнула. – Что ж, посмотрим, как ты будешь мучить Даге в этот раз. Но только не переусердствуй со своим наказанием, ладно, Эрге? Снаружи сейчас очень опасно. Если будешь терзать его слишком сильно, это может отрицательно сказаться на ходе будущих миссий.

– …Я что, частенько так наказывал Даге в прошлом?

Это же полный абсурд, как на это ни посмотри! Каким-таким способом Цзянг Шую, обычный парниша без каких-либо сверх способностей, смог наказывать самого Даге? Расскажи, пожалуйста! Я тоже хочу этому научиться!

Шуюн задумалась ненадолго, после чего привела пример:

– В прошлом Даге всегда был очень занят. Домой он возвращался довольно редко, проводя большую часть своего времени в бизнес-командировках. И вот однажды он не приехал на мой выпускной, хоть и обещал, что непременно там будет. Тогда я была ещё очень маленькой, поэтому его отсутствие сильно расстроило меня, и я расплакалась прямо во время церемонии. Ты же в свою очередь разозлился настолько, что заменил все замки в доме, из-за чего Даге по возвращению не смог войти в дом. Помнится, в тот раз Даге был вынужден целый месяц жить в гостинице. Он не мог ни в дом войти, ни уехать куда-либо ещё по работе, так как ты заявил: «Даге, если посмеешь сейчас уехать из страны, я тут же переведу все твои сбережения на другой счёт и уеду вместе с Юн-юн так далеко, что даже ты вовек не сможешь нас отыскать».

О! Задумал совершить «побег с деньгами»? И сколько же тебе тогда было лет, а, Цзянг Шую? Ты действительно нечто, раз не только знал, как скрыться не оставляя следов, но ещё и не забыл пригрозить Даге потерей всех его средств!

– Знаешь, Эрге, в обычной жизни ты очень даже добрый и отзывчивый, но становишься настоящей фурией, когда зол. В такие моменты даже Даге тебя побаивается! – Шуюн на секунду приостановила свой рассказ и захихикала. – Если уж на то пошло, ты и дядю с тётей уже повоспитывать успел. Ты же знаешь, что они оба без ума от археологии и поэтому регулярно принимают участие в раскопках, причём нередко их целями становятся самые опасные регионы планеты. Сколько бы ты их ни отговаривал, дядю с тётей это никогда не останавливало. И вот как-то раз они оказались втянуты в местный вооруженный конфликт, в ходе которого дядя получил пулевое ранение, а тётя сломала ногу. Впоследствии на протяжении всего периода их реабилитации ты тайком пробирался к ним в комнату по ночам и бил по их ранам, приговаривая: «Очень надеюсь, что эти травмы никогда не исцелятся, ведь лежать дома и восстанавливаться куда лучше, чем подохнуть неизвестно где, вы так не думаете?»

Таким образом, остаток вечера я провела, слушая различные рассказы из прошлого Цзянг Шую.

После всего услышанного мне даже пришло в голову, что истинным главой дома на деле является вовсе не Цзянг Шутиан, как я изначально подумала, а Цзянг Шую. Хотя, с другой стороны, это тоже не совсем верно. Цзянг Шутиан был старшим сыном, что взял на себя роль отца и кормильца семьи. Цзянг Шую же был младшим сыном, что принял на себя обязанности матери как защитницы семейного очага и того, кто следит за благополучием и здоровьем членов семьи, в том числе и дяди с тётей. Какие же эти братья всё-таки трудоголики.

Разве мои нынешние трудности могут хотя бы сравниться с той ношей, что взвалили на себя эти братья?

– Эрге, – окликнула меня Шуюн, после чего успокаивающе прислонилась своим лбом к моему, – не волнуйся. Однажды ты непременно всё вспомнишь.

Я улыбнулась и в ответ погладила её гладкие чёрные, цвета воронова крыла, волосы.

– Иди-ка ты лучше высушись, – напомнила я. – Если ляжешь спать с мокрыми волосами, на утро может голова разболеться.

– Хорошо, – отозвалась она, после чего вприпрыжку ускакала к туалетному столику, где лежал фен, после чего принялась сушить волосы, держась второй рукой за вилку. Да уж, её филигранным контролем собственной способности можно лишь восхищаться.

Но знаешь, Шуюн, я физически не способна их вспомнить. Эти воспоминания уже никогда не вернутся.

 

 

Весь последующий день я провела за созданием нового оружия, раз за разом материализуя и спрессовывая лёд, но даже после всех моих трудов на поверхности появилась лишь тонкая мембрана. Больше походило на то, что я не укрепляю шест, а полирую его своим льдом. Впереди меня ждал ещё по крайней мере месяц кропотливого труда, прежде чем новое оружие сможет хотя бы приблизиться по качеству к тому шесту, что у меня был прежде. Впрочем, ну и ладно. Теперь, зато, смогу сразу работать и над наконечником, и над древком сразу. Таким образом, стык получится боле прочным и наконечник не отвалится в самый неподходящий момент в пылу сражения.

– Эрге, ужин готов!

– Хорошо, иду, – ответила я, после чего встала из-за стола и направилась в столовую на первом этаже. По прибытию туда я обнаружила за столом лишь дядю, тётю, Шуюн и трёх новоприбывших студентов.

Чтобы проследить за поведением новых лиц в доме, а также по причине потери моего ледяного шеста, я приняла решение остаться дома и поработать над созданием нового оружия вместо того, чтобы охотиться за припасами вместе с наёмниками. Кстати, сегодня их целью стал тот самый супермаркет рядом с полицейским участком.

Несмотря на то, что Шуюн ничего не стоило шибануть их молнией насмерть, соверши они какое-либо подозрительное действие, я не могла позволить ей запачкать свои руки. Когда в человека попадает молния, его кожа мгновенно поджаривается до хрустящей корочки, оставляя нежное, сочное мясо внутри… в общем, причина не так уж важна, я просто не могла это допустить, и точка. По крайней мере, пока что у нас не было жёсткой необходимости вынуждать её совершать нечто подобное.

Трое студентов уже сидели за столом и голодными взглядами пожирали блюда перед собой, однако стоило мне появиться в столовой, как они тут же заметно напряглись. Особо ярко это было заметно по двум девушкам; обе глядели на меня так, словно я была настоящим демоном. Да разве могут существовать столь привлекательные демоны, как я? Хм, ничего вы не понимаете в красоте.

– Скорее садись за стол, Шую, – позвала тётя, легонько потянув меня за рукав. Сегодня она явно пребывала в приподнятом настроении. – Ну же, ешьте не стесняйтесь. Все вы одноклассники Сяо Ю, так что можете не сдерживать себя, – с улыбкой произнесла она обращаясь к троице студентов.

Вообще-то лишь Чен Кьянру являлась моей одноклассницей, но поправлять тётю у меня не было ни малейшего желания, так как по факту я не была знакома ни с одним из них.

Получив разрешение, вся троица тут же набросилась на еду как дикие звери, напрочь позабыв о собственном страхе и манерах, словно они голодали все последние три месяца. Хотя если подумать, вполне возможно, что именно так всё и было; пусть супермаркет и был прямо у них под боком, без огня или же электричества приготовить приличной еды было невозможно. И даже если электричество и огонь у них были, в тех условиях максимум, на что они могли рассчитывать, это лапша быстрого приготовления.

Заняв своё место за столом, я принялась внимательно следить за троицей, особенно за Чен Кьянру. Я по-прежнему не знала, какой способностью она обладает, так что нужно будет непременно спросить её об этом позднее.

Чувствуя на себе мой пристальный взгляд, Чен Кьянру начала неловко ёрзать на своём стуле, словно больше всего на свете желала сбежать от меня куда подальше. Тем не менее, уйти она также не решалась, словно мой пронзительный взгляд пришпилил её к стулу. С каждой прошедшей минутой напряжение в её теле всё больше и больше нарастало. Тогда-то она и выпалила неожиданный вопрос:

– Цзянг Шую, а ты помнишь Мияо Сянглинг?

Я раздражённо уставилась на неё, изо всех сил пытаясь затушить разразившийся в моей душе вулкан. В следующий раз, когда она вздумает задать вопрос из разряда «а ты помнишь?», я непременно влеплю ей такую затрещину, что и она сама забудет обо всём на свете.

– Нет.

Услышав мой немногословный ответ, из уст Чен Кьянру вырвалось краткое «оу» за которым тут же последовала новая загадочная фраза:

– Она чувствовала себя виноватой за то, что произошло с тобой. Настолько, что даже не нашла в себе смелости навестить тебя в больнице.

Виноватой за что? Окончательно запуталась я. Та панель что, упала с фасада её дома, или как?

– Понимаешь, с тобой приключилось это несчастье как раз тогда, когда ты шёл на свидание с ней.

Так моя бывшая девушка всё же объявилась, да? Моё выражение лица мгновенно посуровело. Обе же студентки настолько перепугались столь резкой перемены в моём настроении, что даже привстали на своих местах, годовые в любой момент сорваться с места. Заметив это, я раздражённо рявкнула:

– Сядьте!

Чен Кьянру и Су Йинг ту же послушно плюхнулись на стулья и вытянули по струнке спины, словно давно уже сгинувшие в потоках времени богатые леди.

Если честно, мне совсем не хотелось знать подробности моих взаимоотношений с бывшей девушкой, но видя горящие любопытством взгляды Шуюн, дяди и тёти, у меня не осталось иного выбора. Иначе в последствии я окажусь единственным человеком в доме, кто не в курсе того, кем была моя бывшая пассия.

– Мияо Сянглинг была моей девушкой?

В ответ Чен Кьянру стремительно замотала головой. Запнувшись на мгновение, она всё же решилась пояснить:

– Она была школьной мадонной, и уже с самых первых дней открыто говорила о том, что желает сойтись с тобой, школьным принцем. Об этом знала буквально вся школа.

Какая смелая и прямолинейная школьная мадонна. Перед таким напором принцу остаётся лишь признать своё поражение.

– Ну и? Смогла ли она в итоге завоевать моего Эрге? – с энтузиазмом поинтересовалась Шуюн, после чего недовольно ткнула меня локтём в бок. – Ты никогда не рассказывал мне о том, что завёл девушку.

Хей, а меня-то за что винить? Я тоже впервые слышу, что у Цзянг Шую была девушка.

– Нет-нет, они так и не успели официально начать встречаться, – поспешила поправить нас Чен Кьянру. – Цзянг Шую сказал, что сейчас самое важное для него – поступить в университет, так что на отношения с девушками у него времени нет. Он обещал, что непременно подумает над этим, когда успешно сдаст все экзамены, так что в тот день была ваша первая встреча. Но всё закончилось тем, что Мияо Сянглинг прождала тебя весь день, но ты так и не объявился. Она решила, что ты обманул её, поэтому последующие несколько дней ходила обиженная и не желала даже слышать твоего имени! Лишь позднее она узнала правду о том, что с тобой произошло несчастье ровно в тот день, когда вы должны были встретиться.

После этой истории выражения лиц Шуюн, дяди и тёти заметно помрачнели. Вины Мияо Сянглинг в произошедшем не было, однако невозможно остаться равнодушным к событиям, что непосредственно затронули жизнь дорогого члена вашей семьи.

Чен Кьянру очевидно осознала, что это была не самая подходящая тема для разговора и спешно поспешила загладить свою ошибку:

– Впрочем, Цзянг Шую в порядке, и славно.

То бишь он мёртв.

– В смысле «в порядке»?! – насупилась Шуюн. – Ты можешь такое говорить лишь потому, что не видела, в каком ужасном состоянии был Эрге не так давно… да он был худой, как шепка! Он выглядел таким слабым, таким хрупким. Нам стоило немалых трудов привести его в должное состояние, каким вы видите его сейчас.

Ни один из студентов не посмел ей возразить. Су Йинг и вовсе бросила на Чен Кьянру красноречивый взгляд, ясно твердящий «ну и зачем, скажи на милость, ты напоминаешь им о вещах, что их раздражают?»

Но Чен Кьянру, как истинная идиотка, коей она и являлась, как ни в чём не бывало продолжила задавать вопросы:

– Цзянг Шую, ты ведь очнулся ещё до наступления апокалипсиса, верно? Странно, что я ничего об этом не слышала.

– Я проснулся всего за три дня до апокалипсиса.

– И в таком состоянии смог пережить ту ночь? – произнёс обычно неразговорчивый Динг Джун, после чего с ноткой восхищения добавил. – Неудивительно, что ты настолько силён.

Услышав эти слова, Шуюн тут же с готовностью горделиво выпятила грудь колесом.

– Мой Эрге не только сумел выжить в ту ночь, ему также хватило смелости схватиться за биту и незамедлительно вступить в бой с иным. Он спас всю нашу семью!

– Иным? – озадачено переспросил Динг Джун. – Ты имеешь в виду тех зомби?

Лучше бы это действительно были зомби. Но нет, иные вполне себе живы и даже эволюционируют куда быстрее нас, людей. Если будешь их недооценивать, мигом окажешься поглощён одним из этих зомби… в смысле, иным. Почему я вдруг тоже начала называть их зомби?

Несмотря на то, что в начале апокалипсиса многие люди называли этих существ «зомби» или же «ходячими мертвецами», довольно скоро все осознали, что эти термины были не совсем корректны. Эти так называемые «зомби» со временем не только не гнили, а, напротив, становились лишь сильнее и сильнее. Если бы трупы развивались быстрее живых людей, то всё человечество могло бы просто повеситься и покончить со всеми проблемами разом.

В общем, люди отказались от первоначального названия и стали именовать их «монстрами». Когда же эти «монстры» научились говорить по-человечески, появилось новое название – иные, которое, впоследствии, и укоренилось. В этом мире, полагаю, события будут развиваться приблизительно по тому же сценарию, по крайней мере, до этого момента все события соответствовали таковым из моего прежнего мира.

– Эрге, не волнуйся ты так, – в устремлённых на меня глазах Шуюн ясно читалась обеспокоенность. – Возможно, твоя девушка по-прежнему жива, – попыталась воодушевить меня она.

Лучше бы она была мертва!

– Не говори ерунды. Мы с ней так и не сходили ни на одно свидание, так что никакая она мне не девушка.

– Ну ладно. Раз говоришь, что она тебе не девушка, значит она тебе не девушка, – озорно заявила она, игриво высунув язык. – А я-то хотела перефразировать это так, словно тебе хотя бы раз свезло найти себе девушку.

В смысле «свезло»? Не выворачивай всё так, будто сами девушки мной не интересуются, ладно? Я уже говорила это миллион раз и готова повторить это снова: с подобной внешностью как у Цзянг Шую ни одна девушка не сможет перед ним устоять. Ни один другой парень не сможет его превзойти, стоит Цзянг Шую поднять голову!

В следующий же момент Чен Кьянру и Су Йинг вскрикнули и вылетели из-за стола, словно это был тонущий корабль.

– …

Не так должны были реагировать на меня девушки.

Шуюн же тем временем взорвалась хохотом.

– Вернитесь! – рявкнула я. Я до сих пор так и не выяснила, какой способностью обладает Чен Кьянру!

Дрожа от страха, обе девушки неспешно вернулись в комнату, так же, дрожа, уселись на свои места и продолжили дрожать сидя передо мной, не смея даже глаз на меня поднять. Я вздохнула, решив, что пытаться как-либо залечить их психологическую травму сейчас будет бессмысленно, и сразу перешла к сути.

– Чен Кьянру, какой способностью ты обладаешь? Не нужно объяснять, просто покажи.

– У-у меня нет никакой способности, – едва слышно пробормотала она в ответ.

Я притихла, прикидывая про себя, насколько можно сейчас доверять её словам. Этой небольшой паузы с моей стороны оказалось более чем достаточно, чтобы вновь вывести шаткую психику Чен Кьянру из равновесия.

– Это правда! – воскликнула она, резко подняв голову. – У меня нет никакой способности. Если не веришь, спроси у Динг Джуна и Су Йинг. У меня правда её нет!

Вообще-то её заверения вполне совпадали с тем, что я слышала от Су Йинг, да и я сама ни разу не чувствовала исходящих от неё характерных для активировавшейся способности энергетических волн. Возможно, она относилась к тому же типу людей, что и дядя с тётей, чьи способности было крайне трудно определить, однако, если это действительно так, хотя бы ради её потенциала, Чен Кьянру стоит оставить в команде.

Я кивнула, про себя прикидывая, как нам следует быть с этой троицей студентов дальше. На данный момент все они были для нас не более чем обуза, но, пройдя необходимую подготовку, все трое вполне могут стать полноценными членами команды. Вопрос был лишь в том, можем ли мы рассчитывать на их преданность.

Если обучим их всему, что знаем, то меньшей из потенциальных проблем будет их побег. Хуже придётся, если они попытаются перехватить инициативу в команде, но самым худшим вариантом будет их попытка всадить нам нож в спину. Я никак не могу подобного допустить!

– Как насчёт ваших семей? Знаете, что с ними сталось?

Динг Джун в ответ замотал головой.

– Я из детдома, а там человек считается полностью независимым по достижению восемнадцати лет. Сейчас же мне уже двадцать, так что я обязан сам о себе заботиться. Поэтому-то я и устроился на подработку в том супермаркете. Я целый месяц просидел там как в западне, прежде чем Лу Ренджи схватил меня.

Итого никаких привязанностей. Славно, этого мы берём!

Я перевела взгляд на Су Йинг. Она была носительницей способности психического типа, и, несмотря на то, что я не очень хорошо понимала теорию проявления в нас определённых сверхсил, я прекрасно знала, что подобные люди встречаются крайне редко и зачастую в результате оказываются очень полезными. Так что, если с ней нет каких-либо серьёзных проблем, я бы хотела её оставить.

Поймав на себе мой взгляд, Су Йинг передёрнулась и едва слышно пробормотала:

– Мертвы. Один съел другого… – дальнейшие же её пояснения о том, кто из родителей кого съел, и вовсе стали настолько тихими, что даже я со своим обострённым слухом не смогла расслышать, но выпытывать из неё эту информацию я не стала. В этом постапокалиптическом мире самую глубокую душевную рану, о которой даже говорить не было сил, люди могли получить лишь при виде того, как один дорогой член семьи пожирает другого.

Последняя же на очереди Чен Кьянру, едва сдерживая слёзы ответила:

– Не знаю. Вся моя семья в тот день была дома в столице, так что узнать, что с ними сталось, никак нельзя.

Похоже, ни с одним из них проблем возникнуть не должно. Но, откровенно говоря, я так просто могу об этом говорить лишь потому, что у нас есть Даге и его наёмники. В моей прошлой жизни… хотя, теперь-то говорить о «прошлой жизни» уже не слишком корректно. В общем, в те времена, когда я ещё была Гуан Веюн, в группах подобно нашей у людей зачастую не было личного пространства для себя. Во многом это и стало причиной, почему, несмотря на постоянные перебежки с места на место и попытки спастись от иных, то и дело находились индивиды, что сами желали занять место лидера группы, промышляли воровством или же пытались наложить руки на женщин. Иными словами весь мир превратился в сплошной хаос. Даже во время сна мне приходилось беспокоиться о том, как бы кто не пырнул меня ножом в спину или не украл мой хлебушек с клубничной начинкой.

Но теперь Даге и его наёмники представляют собой поистине подавляющую мощь, так что эта троица студентов не сможет привнести в группу подобный раздор.

Хотите сыграть в лидера? Да вы даже на меня без страха смотреть не можете, что уж там говорить о Даге!

Хотите всадить нам нож в спину? Да любой из наёмников умеет обращаться с холодным оружием лучше, чем кто-либо из вас, так что для вас же лучше будет научиться сперва нарезать кабачки этими ножами на кухне!

Хотите украсть мой хлебушек с клубничной начинкой? Да обеденный стол каждый день буквально ломится под весом различной рыбы и мяса. Никто голодом вас не морит, так что мой хлебушек вам вообще на кой?

Хотите наложить руки на наших женщин? У нас есть Лилия, наш обоюдорукий стрелок, Тсенг Юнкиан, снайпер, что каждым выстрелом отнимает по жизни, и Шуюн, эксперт по управлению молниями. Если жизнь не дорога, можете попробовать, но не говорите потом, что я вас не предупреждала!

Да что там это моё перерождение! Самым главным чит-кодом является наш Даге!

– Эм, Эрге, почему бы тебе не повитать в облаках в нашей комнате? – дружелюбно предложила Шуюн. – Пока ты здесь, остальные даже бровью пошевелить не решаются. Мне даже жаль их. Сидят все такие зажатые, прям как на иголках.

В ответ я молча поднялась из-за стола, развернулась и двинулась в сторону ведущей на второй этаж лестницы.

Уже у подножья до меня долетел испуганный голос Чен Кьянру:

– Цзянг Шую стал таким страшным! А ведь раньше был нежным и добрым, даже разъяснял нам ключевые вопросы экзамена, а когда у кого-то появлись вопросы, с готовностью отвечал на них.

Эта девица и вправду полная идиотка. Надеюсь ещё не поздно изменить своё решение и выбросить её за порог, нет же?

– Ну, это было до того, как вы разозлили моего Эрге, – с энтузиазмом заговорила Шуюн. – Можете поверить мне на слово, мой Эрге куда страшнее моего Даге! Как-то раз даже был случай…

Шуюн, ты не только не пытаешься залечить их душевную травму, ты напротив лишь сыпешь им соль на раны. Насколько же жуткий образ сложится в их головах обо мне после подобных рассказов? Эх… Ну и ладно. Не так уж часто появляются люди, в чьих глазах я выгляжу более грозным, чем Даге. Раз уж появилась столь редкая возможность, просто позволю им приклоняться перед крутым, учтивым и привлекательным собой.

Я вернулась в комнату и возобновила работу над своим оружием.

Первым делом создала небольшую трещину на одном конце тщательно отполированной ручки метлы, после чего разобрала один из ножей, оставив одно лишь лезвие. Затем вставила лезвие ножа в трещину и хорошенько перетянула всю конструкцию проволокой, тем самым завершив базовую форму моего будущего копья. Знаю, выглядит не очень, но ничего уж с этим не поделаешь.

Если бы я вышла из комы чуточку пораньше, то непременно попыталась бы раздобыть настоящее копьё, каких бы баснословных денег мне это не стоило. К несчастью, я очнулась слишком поздно, поэтому сейчас могу работать разве что с обычной метлой и бестолковым ножом. Ладно, и так сойдёт.

Закончив с основой, я приступила к тяжелому энергозатратному труду по созданию и спрессовыванию льда на поверхности копья. Этот монотонный процесс продолжился и в последующие несколько дней. Если бы я только знала, что поход в полицейский участок обернётся такой катастрофой, с самого начала настояла бы на том, чтобы работать соло.

Единственным радостным последствием нашей вылазки в полицейский участок стало то, что Шуюн, как видимо, была очень рада появлению в доме молодых девушек помимо себя самой и частенько ходила поболтать к Чен Кьянру и Су Йинг. Несмотря на то, что эти две студентки были старше её на пару лет, девушки есть девушки, посему при любых обстоятельствах могли найти общие темы для разговора. Например, у кого, Даге или Каина, кубики на прессе более ярко выраженные; у кого тоньше талия – у Эрге или же Сяо Ша; кого из их трёх предпочла бы Тсенг Юнкиан… хотя, нет. Ни одна из этих тем не похожа на обычные девчачьи разговоры.

Я спрятала лицо в ладонях, не понимая, где именно я совершила ошибку в воспитании Шуюн.

Хоть мне и хотелось закричать на Чен Кьянру и Су Йинг, чтобы не учили мою Юн-юн всяким непотребствам, проблема была в том, что именно Юн-юн и заводила эти похабные темы.

Неужели после краха образа ге-ге, образу мей-мей так же придёт эпичный конец?..

Ну и ладно, на дворе и так уже конец света.

1 LV : Под LV подразумевается известный бренд Louis Vuitton (Луи Витон)

Конец эпохи доминирования Том 2 пролог: По ту сторону двери

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Пролог: По ту сторону двери – перевод EliSan

По правде говоря, подобные, похожие на собак, человекоподобные иные вроде этих пятерых были довольно распространённой разновидностью. Разумеется, сейчас, делая подобные заявления, я опираюсь на свои знания из предыдущей жизни. Причина, по которой многие человекоподобные иные впоследствии приняли форму собак, вероятно, крылась в том, что собаки были самым распространённым типом домашнего любимца.

Позднее все подобные иные объединятся в единое племя, которое люди так и будут условно называть «племя собако-людей». В моей прошлой жизни этот тип иных был одним из самых устрашающих, но боялись его не по причине силы отдельных особей, а из-за их привычки передвигаться стаями. Когда бы вы ни встретили этих иных, перед вами предстанут не одна-две особи и даже не один-два десятка особей, а одна-две сотни особей разом!

Но, если честно, сама я знала о собако-людях лишь понаслышке. Если бы я действительно лично повстречала их в прошлом, то, вероятно, стала бы Цзянг Шую гораздо раньше. С другой стороны, если бы на голову Цзянг Шую этого мира не упала облицовочная панель здания, разве очнулся бы он будучи уже Гуан Веюн?

И, если в моём прежнем мире также существовал некий Цзянг Шую, смог ли он и вовсе проснуться после столь серьёзной травмы головы?..

– Шую!

Яростный оклик Даге резко вывел меня из моего задумчивого состояния. Но прежде чем я успела оглянуться и извиниться, пять теней уже напрыгнули на меня.

Слегка побледнев от неожиданности, я резко ударила шестом в пол. Оттолкнувшись таким образом от земли, я запустила себя высоко вверх и перекувыркнулась через голову назад, уходя из-под атаки пяти стремительно пронёсшихся подо мной теней. Будучи в воздухе, мне даже удалось пнуть одного из собако-людей, благодаря чему по комнате разнёсся его визг боли.

И когда я уже было приготовилась контратаковать, со стороны неожиданно раздались выстрелы. В следующее же мгновение все пять иных сами собой повалились на землю. В общем, моя схватка с собако-людьми закончилась, не успев даже толком начаться. Приглядевшись к их телам, я обнаружила, что головы всех иных либо имели недвусмысленное отверстие в черепушках, либо из их затылков торчали рукоятки метательных ножей.

Обернувшись, я тут же приметила взглядом Лилию, что со смущённым видом стояла с всё ещё поднятым оружием. В следующее же мгновение она торопливо завела руки назад, пряча свой пистолет-пулемёт за спиной, словно это могло помочь ей скрыть тот факт, что именно она произвела те самые выстрелы.

Ну а рядом с ней стоял абсолютно спокойный Сяо Ша. В отличие от Лилии, он даже не пытался скрыть своей причастности. Впрочем, отмазаться у него всё равно никак не получилось бы; торчащие из затылков ножи вполне красноречивым образом указывали на виновника, так что как-либо выкручиваться было абсолютно бесполезно.

Даге уставился на них обоих грозным взглядом.

– Ладно-ладно, признаю, я виновата, – подняв руки над головой, покаялась Лилия. – Тогда мне показалось, что Шую в опасности. Не думала, что он сможет с такой лёгкостью от них увернуться.

– Я у него в долгу, – в свою очередь отчеканил Сяо Ша.

Ещё какое-то время просверлив их глазами, Даге повернул голову и, прищурившись, вперился в меня ещё более грозным взглядом.

Я же, воткнув ледяной шест в голову всё ещё слегка дрыгающегося иного, следуя примеру Лилии подняла над головой руки.

– Я припомнил кое-какие детали своего «сна», так что на секунду потерял концентрацию.

– Ты посмел витать в облаках прямо посреди боя с иным?! – рыкнул в ответ Даге. – С этого дня я запрещаю тебе выходить на охоту без сопровождения! А если попробуешь улизнуть по-тихому под покровом ночи, всю оставшуюся жизнь просидишь дома на цепи!

Я опустила голову в знак повиновения. Даже без лекции Даге я чувствовала, что повела себя уж слишком небрежно. Если бы Гуан Веюн позволяла себе витать в облаках посреди сражения, как я сейчас, она не то что бы десяти лет прожить не смогла, она в первый же год умерла бы раз… тысячу, не меньше!

– Ты меня понял, Шую?

– Да! – быстро отозвалась я. Совсем забыла, что когда Даге надевает на себя личину лидера, обычным скромным поведением его уже не умаслить.

Сейчас у него был такой взбешённый вид, что мне даже смотреть на него было страшно. Мой взгляд лихорадочно метался по комнате, упорно не желая фокусироваться на лице Даге. Я понятия не имела, какими именно словами мне следует извиниться так, чтобы хотя бы немного смягчить это его разъярённое выражение лица. Даге, ты же сейчас до смерти пугаешь своего ди-ди!

В этот момент Зен Ксинг наконец-то решил прийти мне на подмогу:

– Босс, Шую же не профессиональный наёмник. Ему всего восемнадцать лет, и для своего возраста он справился на «отлично». Не будьте к нему слишком строги.

После этих слов грозное выражение лица Даге значительно смягчилось. Он по-прежнему был недоволен, но теперь хотя бы не выглядел столь же устрашающе, как минуту назад.

– Но знаешь, Сяо Ю, хоть ты и не наёмник, на простого гражданского тоже не особо похож. Где ты только научился так ловко двигаться? – задумчиво поинтересовался Каин. – Не припомню, чтобы босс упоминал о том, что ты проходил какие-либо специальные тренировки. А ведь даже среди членов нашего отряда подобные трюки смог бы повторить, пожалуй, разве что Сяо Ша.

– В своём сне я прожил целых десять лет в постапокалиптическом мире, так что, можно сказать, боевого опыта поднабраться успел, – выдала первое, что пришло в голову я. – Всё, что мне сейчас нужно, так это развить собственное тело до должного уровня. Ранее, когда я охотился в одиночку, я уже начал потихоньку тренироваться.

– А разве в своём сне ты не был обычной гражданской женщиной?

– Даже обычная гражданская женщина, что сумела пережить целых десять лет апокалипсиса, сможет размазать тебя по земле, причём с завязанной за спиной рукой! – с лёгким негодованием выпалила я.

– Да ладно! – с недоверием воскликнул Каин.

– Прохладно! – кивнула я. – Если не считать тех, кто с самого первого дня находились под защитой других, все выжившие успели стать куда сильнее, чем любой из нас сейчас.

Выживает сильнейший – таково было единственное правило постапокалиптического мира.

– Ну, тогда всё просто, – ухмыльнулся своей белоснежной улыбкой Каин. – Я тоже переживу десять лет апокалипсиса, и тогда стану достаточно сильным, чтобы одолеть любого из здесь присутствующих одной рукой!

В следующее же мгновение после своих слов Каин едва не рухнул на пол, заработав смачный удар по макушке от Тсенг Юнкиан.

И когда я уже было собралась выдать какое-нибудь язвительное замечание по этому поводу, я неожиданно для себя поняла, что мне абсолютно нечем ему возразить. Последовав моему собственному совету, все они начали поглощать кристаллы эволюции с первых же дней апокалипсиса. Более того, как наёмники они с самого начала обладали куда большим боевым потенциалом, чем обычные люди. Если им действительно удастся пережить эти десять лет, каждый из них, несомненно, станет очень силён!

Неужели я случайно заложило основу для будущей группы суперлюдей? Это же… просто здорово!

В ближайшие несколько лет простого определения «жалкие» будет недостаточно для описания нас, людей, в этом мире. Чтобы суметь защититься от обратившихся в иных людей и прежде безобидных животных и растений, будет лучше, если все станут как можно более сильными!

Кстати о птичках, быть может, мне стоит рассказать о кристаллах как можно большему числу людей? Если благодаря этому люди станут сильнее уже на ранних стадиях эволюции, возможно, наше положение в ближайшие годы и не станет столь трагичным.

– Сяо Ю, ты что, опять в облаках витаешь?

Подняв голову на звук голоса, я тут же оказалась лицом к лицу с Даге, выражение которого сейчас было как у судьи перед вынесением смертного приговора. Дабы отвести от себя его гнев, я тут же с готовностью выложила ему все свои мысли и идеи. Только не вспоминай сейчас, пожалуйста, о своём обещании посадить меня на цепь до скончания веков, я очень тебя прошу!

Даге нахмурился, призадумавшись над моими словами, после чего произнёс:

– Полагаю, сейчас тебе об этом беспокоиться не стоит. Когда встретишь достойных этой информации людей, тогда и поведаешь им об этом. Что же касается недостойных…

…их я об этом уведомлять не стану. Довольно простое и вполне себе логичное решение. Что и следовало ожидать от Даге, он куда проще меня способен находить правильные решения.

– … то, в зависимости от обстоятельств, их, возможно, придётся устранить на месте.

Стой, погоди-ка минутку! Даге, твой ди-ди не поспевает за твоей логикой!

Я окинула вопросительным взглядом остальных. Как ни странно, ни одного из них слова Даге, похоже, не удивили. Та-ак, и кто из нас тут десять лет в апокалипсисе прожил, а?

Во имя выживания всего человечества, у меня не было иного выбора, кроме как попытаться переубедить его:

– Даге, не забывай, пожалуйста, что мы уже потеряли половину всех людей на планете. И чем больше времени будет проходить, тем меньше нас будет оставаться. Так что нам стоит по возможности избегать убийства себе подобных.

Даже если человечеству суждено в итоге вымереть, не взваливай, по крайней мере, вину за это на наши плечи! Я, знаете ли, по-прежнему в рай попасть хочу!

– Под «недостойными» я имел в виду людей вроде той группы наёмников, что подвесили тебя на балконе.

Да таких людей, как те наёмники, я и сама с готовностью убью без лишних слов! Оборвав жизнь всего одного подобного человека, ты обеспечишь выживание десяткам других людей. Да за такое деяние великий король Яма1 даже похвалит тебя после смерти!

– Ладно, не стоит больше терять здесь время. Разделитесь на пары и ещё раз тщательно прочешите этаж. Если наткнётесь на иного-одиночку, убейте его самостоятельно, если же иных окажется больше, возвращайтесь назад и доложите, – отдал приказ Даге.

И только я было собралась, следуя приказу, приступить к поиску пары, Даге холодно заявил:

– Куда это ты намылился? Так не терпится до конца своих дней просидеть на цепи дома? Останешься здесь и вытащишь кристаллы из тел иных.

Дабы не лишиться возможности свободно передвигаться в будущем, я послушно села на корточки и принялась копаться в теле ближайшего покойного иного. К этому моменту мои навыки аутопсии были уже настолько отточены, что мне хватало всего лишь двух-трёх надрезов, чтобы заполучить заветный кристалл эволюции, не замарав при этом руки и каплей крови иного. В былые времена, Шефу Пао Дингу2 удавалось без лишних усилий разделывать тушу быка именно потому, что он знал анатомию этого животного как свои пять пальцев. Что ж, теперь в мире появился Сяо Ю, что может с той же лёгкостью разделывать и трупы иных.

Однако и у подобного высокого мастерства были и свои минусы; уже через пять минут мне нечем было заняться. Призадумавшись немного, я решила критически осмотреть свой ледяной шест по прошествии последнего боя. Вернее, теперь уже ледяное копьё… хотя, нет, всё-таки шест. Тот временный наконечник, что я импульсивно создала прямо посреди боя, к этому моменту уже рассыпался на мелкие осколки.

Так и думала. Всё-таки, мне следовало объединить шест с ледяным лезвием моего ножа. В конце концов, для копья куда важнее иметь хороший прочный наконечник, нежели крепкое древко, ведь в основном его используют для нанесения колотых ран противнику. А среди иных отнюдь немалое количество обладают невероятно крепкими черепными коробками. Если наконечник так и будет постоянно ломаться, то какой с него прок?

– Босс.

Я оторвала взгляд от шеста и заметила, что почти все к этому моменту уже вернулись назад.

Первым преподнести свой отчёт решился Зен Ксинг:

– Босс, мы осмотрели все комнаты на этом этаже, но так и не сумели отыскать склад для амуниции. Мы полагаем, что всё оружие они хранили в подвале.

Эта новость Даге, похоже, ничуть не удивила. В ответ он лишь кивнул и поинтересовался:

– Заметили ли вы какие-либо признаки жизни из подвала?

– Дверь заблокирована. Мы так и не смогли её открыть.

После этой фразы Даге обменялся понимающими многозначительными взглядами с членами своего отряда, словно вывод из этой информации был вполне очевиден для всех них. Мне же оставалось лишь с полным недоумением уставиться на эту группу людей. Я совершенно не понимала, что такого особенного могла значить закрытая дверь подвала, из-за чего мне тут же стало немного не по себе, словно я была каким-то аутсайдером.

Однако, едва я успела это подумать, как Сяо Ша уже зашептал мне на ухо:

– Юнкиан умеет вскрывать замки. С замками вроде тех, что устанавливают в подобных участках, у неё проблем возникнуть не могло, так что причина, по которой мы не смогли открыть дверь, кроется не в замке. Вероятно, она забаррикадирована чем-то тяжёлым изнутри.

Ясно. Я покосилась на Сяо Ша. Чем больше времени проходило, тем больше я убеждалась, что иметь его у себя в долгу было весьма сподручно. В будущем непременно преподам ему побольше уроков по владению способностью. Так много, что он вовек не сможет со мной расплатиться!

– Интересно, могут ли там по-прежнему быть выжившие? – задумчиво пробормотал Каин.

– Навряд ли, – отрицательно помотала головой Лилия. – С начала апокалипсиса прошло уже три месяца. Сколько, как ты думаешь, могло быть съестных припасов в обычном подвале полицейского участка? Учитывая количество иных на первом этаже, у людей внутри явно не было возможности выходить наружу, так что, скорей всего, все они уже умерли с голоду.

А, умерев с голоду, все они непременно обратились в иных.

Прейдя к этому заключению, все вновь взялись за оружие, приготовившись ко второй фазе операции.

Все вместе мы перешли в другую комнату, где и находился вход в подвал. Так как одной из наших задач по-прежнему было не делать лишнего шума, мне оставалось лишь как можно сильнее навалиться на злосчастную дверь. Понятия не имею, что именно было навалено с той стороны, но дверь упорно не желала открываться. В итоге, провозившись с ней по собственным ощущениям чуть ли не полдня, мне удалось лишь слегка её приоткрыть. Боже, да я сдохну раньше, чем её открою.

Всё верно, вы меня правильно поняли, именно я сейчас толкала дверь в гордом одиночестве. Незадолго до этого, когда я выступила вперёд с намереньем помочь, Каин бросил на меня ехидный уничижительный взгляд, поигрывая при этом своими накаченными бицепсами. Это, разумеется, тут же меня немало взбесило. Не советую тебе считать Цзянг Шую обычным хрупким и нежным мальчиком просто потому, что он внешне похож на такого. Съев должное количество кристаллов эволюции, даже хрупкий и нежный мальчик может превратиться в супермена!

Недолго думая, я пинком спровадила Каина, что к этому моменту уже горделиво демонстрировал всем свои кубики. Таким образом, его роль толкача невольно перепала на мои плечи. А, так как дверь была довольно узкой, впихнуть ещё одного человека рядом в помощь не представлялось возможным. В общем, в итоге Даге заявил:

– Раз ты у нас такой сильный, вот сам и толкай.

Знаешь, Даге, я передумала. Твой ди-ди действительно хрупкий и нежный мальчик. Клянусь, я больше никогда не посмею нарушить свой имидж!

– Что, не можешь открыть? – бросил на меня грозный взгляд Даге. – Харэ уже слабеньким притворяться. Мы тут не в игрушки играем, знаешь ли.

– Но я правда не могу её открыть, – насупилась я. – Она застряла.

Как бы в ответ на мои слова, Даге сделал уверенный шаг вперёд и всего одним мощным пинком приоткрыл эту упрямую дверь ещё на пять сантиметров. Эм, Даге, у тебя ведь способность к исцелению? Ведь так?

Тем временем Даге прильнул к образовавшей щели. Лишь убедившись в том, что с той стороны всё спокойно, он обернулся назад и позвал:

– Лилия, подойди и глянь, что там.

Подойдя к двери, Лилия заглянула внутрь и сообщила:

– Вижу несколько связанных между собой металлических полок. Они перегораживают проход, так что, если хотим попасть внутрь, придётся разобрать дверную раму. Помимо этого, к сожалению, ничего не вижу, так как на полках стоят коробки и закрывают обзор.

Нахмурившись, Даге задумчиво уставился на косяк двери. Всё-таки это был полицейский участок, так что здешние двери были прочнее обычных. Разобрать их будет непросто, особенно без необходимых для этой задачи инструментов на руках.

– Босс, если бы внутри действительно было оружие, никто не стал бы тихо сидеть внутри, подыхая от голода. В таком случае они непременно попытались бы пробиться боем, – без особой надежды подметил Каин. – Вероятнее всего, стволов внутри мы не найдём.

– Даже если внутри нет оружия, запас амуниции иметься должен.

Это верно. Это ведь полицейский участок, как-никак, так что амуниции у них должно быть предостаточно. Шанс того, что всю амуницию уже успели растащить, был крайне мал, да и отряд куда больше нуждался именно в амуниции, нежели в самих пушках.

Начнём с того, что немалое количество стволов принёс с собой сам Даге. Помимо этого, не так давно мы уничтожили другую группу наёмников, так что их оружие также досталось нам. Если подытожить, особой нужды в огнестрелах у нас сейчас не было, ведь среди нас и стрелков-то не так уж много. Однако каждая вылетающая из дул наших пистолетов пуля уже никогда не вернётся назад. Если не будем пополнять свои запасы, то в скором времени сможем воспользоваться нашим огнестрельным оружием лишь в качестве металлических дубинок.

– Разбирайте! – решительно выпалил Даге. – Весь первый этаж уже зачищен, так что время повозиться с дверью у нас есть.

Уж в этот-то раз я непременно останусь верна своему образу хрупкого, нежного и милого мальчика. Усевшись в сторонке, я прикинулась безумно измождённой своими недавними потугами и совершенно несведущей в деле разбора дверей.

Откровенно говоря, после наступления апокалипсиса все, так или иначе, владели умением разбирать вещи на запчасти. Разбор дверей и окон считался базовым уровнем, разбор машин и холодильников – продвинутым, ну а умение комбинировать разобранные запчасти, создавая тем самым новые типы оружия, уже считалось высшим мастерством.

Однако сейчас я твёрдо решила, что на данный момент в команде у меня лишь одна обязанность: быть хрупким, нежным и милым мальчиком. Беспомощным ди-ди, что тяжёлым грузом повис на шее у членов отряда, и который не то что разбирать вещи на запчасти не умеет, он даже дверь сам открыть не в состоянии!

– Не ломайте дверь. Мы выходим.

От столь внезапно раздавшегося из-за двери женского голоса все наёмники тут же направили дула своих оружий на дверь с таким видом, словно внезапно увидели привидение.

Тем временем тот же голос вновь произнёс:

– Вы же люди, верно?

Вообще-то это нам сейчас впору спрашивать, люди ли вы!

Быстренько переглянувшись между собой, мы в итоге дружно уставились на Даге.

– Иные не умеют говорить, – спокойно заметил лидер группы.

Верно, Даге прав. Иные не умеют разговаривать. Пока что.

После небольшой паузы всё тот же голос с той стороны двери неуверенно пробормотал:

– Вы-вы же не тронете нас, если мы выйдем?

Ну, серьёзно, ты что, полная дура!? Неужели правда думаешь, что в этом мире есть хоть один человек, который на подобный вопрос ответил бы: «Тронем и ещё как! Так что поскорее открывайте эту дверь, чтобы мы могли вас как следует помучить»?

Разумеется, я не была единственной, кого сейчас посетила подобного рода мысль. На лицах всех остальных так же застыли выражения, словно они не знали, плакать им над этими словами или же смеяться. Однако плюс этой ситуации был в том, что это позволило всем в значительной мере успокоиться. С идиотами иметь дело куда проще, чем с профессиональными наёмниками.

– Пока никто из вас не пытается навредить нам, мы вас не тронем.

На слове «вас» Даге покосился на нас многозначительным взглядом. И то верно, женский голос же всё это время говорил во множественном числе, а это значит, что внутри их явно несколько.

Какое-то время с той стороны двери более не доносилось ни звука, затем послышался едва уловимый шёпот нескольких голосов, настолько тихий, что разобрать слова не представлялось возможным. Однако дискуссию свою они завершили довольно быстро, что говорило об их волнении. После этого раздались скрежет и визг растаскиваемых вещей.

Как видимо, они всё же решили выйти наружу. Я покосилась на Даге. Интересно, собирается ли он просто уйти, как только получит запасы амуниции, или же планирует взять этих людей под своё крыло?

Довольно скоро дверь медленно отворилась, и из подвала вышли двое парней и три девушки. Всем пятерым на вид было не больше двадцати лет, и все поголовно были одеты как типичные студенты городского вуза. Стоило нам увидеть их молодые лица и внешний вид, как мы тут же смогли облегчённо выдохнуть и окончательно успокоиться.

Лишь я по-прежнему была настороже. В конце концов, к десятому году апокалипсиса ты уже не сможешь позволить себе расслабиться даже при виде мальчишки детсадовского возраста на обочине. Вполне возможно, что он окажется вовсе не человеком!

С другой стороны, нельзя забывать, что на дворе сейчас лишь первый год апокалипсиса, а это значит, что не то что маленькие мальчики, даже качки не представляли пока большой угрозы. Все иные на данном этапе развития больше походят на мутантов и человеческие формы обретут нескоро. Так что эта группа студентов, без сомнения, может быть лишь самой настоящей группой студентов.

Более того, стоило им увидеть, насколько много на нас было навешано всякой амуниции, их лица тут же аж побелели от страха. Казалось, что они в любой момент могут дать дёру, в надежде спрятаться от нас куда подальше. При подобных обстоятельствах никто из нас уже не мог видеть в них какую-либо худо-бедно серьёзную угрозу для себя.

– Э-э? Цзянг Шую? – внезапно воскликнула одна из девушек. Мне это лишь показалось или в её голосе действительно мелькнула нотка радости?

Взгляды всех тут же упали на меня.

Я же в свою очередь уставилась на девушку. Несмотря на неопрятный грязный вид, который отнимал у неё немало очков привлекательности, в целом она всё ещё выглядела довольно симпатичной. Если подытожить, то если дать ей возможность привести себя в порядок, она мигом превратится в настоящую красотку.

– Ты-ты чего это так на меня уставился? – озадачено поинтересовалась девушка.

– Прости, но из-за произошедшего со мной несчастного случая я потерял память, так что совершенно тебя не помню, – невольно пришлось признаться мне.

Прошу, прошу, очень тебя прошу, только не окажись, пожалуйста, девушкой Цзянг Шую. Даге ведь уже сказал, что у меня не должно быть таковой, а ему я доверяю больше, чем тебе. И, даже если между нами и было что-то в прошлом, мы расстанемся прямо здесь и сейчас!

– Ты потерял память? – с недоумением начала девушка. – Я твоя одноклассница со старшей школы – Чен Кьянру! Когда новость о том, что с тобой произошёл несчастный случай, добралась до нас, мы даже собрались вместе и сложили для тебя тысячу бумажных журавликов.

Ага-а-а, так мы одноклассники со старшей школы? Ладно, это ещё приемлемо. А остальные?

Я перевела взгляд на двух парней и оставшихся двух девушек. Заметив это, Чен Кьянру принялась поспешно объяснять:

– Это мои друзья из университета. Все они учились в той же старшей школе, что и мы, но в других классах, так что, скорее всего, ты с ними не знаком.

Последние слова Чен Кьянру явно встревожили остальных, и они с явной нервозностью принялись говорить сбивчивыми голосами:

– Я-я тоже знаю Цзянг Шую. Пусть мы и не были одноклассниками, мы всё же учились в одной школе!

– Ой, да ладно те, Цзянг Шую в нашей школе знали все! – воскликнул один из парней. – Он же принц нашей школы. Мало того, что собой красив, так ещё и оценки у него были лучшие на всей параллели!

Ну, учитывая внешность Цзянг Шую, меня совершенно не удивила новость о том, что его провозгласили принцем школы, но вот «лучшие на всей параллели оценки», серьёзно? Цзянг Шую, можешь ли ты быть не настолько потрясающим?.. неожиданно я почувствовала на себе тяжёлый груз ответственности. А то, боюсь, я не смогу соответствовать твоему величественному образу!

– Шую, ты что-нибудь из этого припоминаешь? – вклинился в тираду кучки студентов Даге.

– Ничего, – честно ответила я. В смысле, даже воспоминания о моих кровных родственниках мне лишь во сне являлись, так что о чём-то столь обыденном, как школьные одноклассники, я точно помнить не могу.

– Я правда твоя одноклассница! – с ноткой паники в голосе воскликнула Чен Кьянру.

Но прежде чем я успела ответить, Даге уже махнул рукой:

– Я видел сложенные вами журавлики, так что нет никакой нужды доказывать нам свою личность и дальше, – примирительно заявил он. – Есть ли там внизу запасы амуниции?

Студенты переглянулись между собой, после чего дружно уставились на Чен Кьянру. Той не оставалось ничего иного, кроме как заговорить от общего лица:

– Я видела там несколько коробок, внутри которых было что-то похожее на патроны, но вот оружия в подвале нет.

Даге кивнул в ответ и незамедлительно дал знак остальным, чтобы спустились в подвал. Сам он также последовал к двери… вот только прежде чем ступить за порог его взгляд скользнул по Сяо Ша. Заметив его, Сяо Ша тут же замер подле меня и не последовал вниз за остальными. После этого Даге перевёл свой взгляд на меня, затем на Чен Кьянру. Лишь после этого он удосужился последовать за остальными членами отряда.

Да уж, Даге, взгляды у тебя весьма красноречивые, ничего не скажешь. Будет сделано! Я непременно вызнаю у этой своей одноклассницы, как именно им удалось прожить в этом подвале целых три месяца.

Как только спины наёмников скрылись из виду, двое парней и три девушки разом подбежали ко мне и принялись щебетать в один голос как ненормальные:

– Цзянг Шую, как ты умудрился очутиться в одной компании с этими ребятами? – спросил тот же парень, что говорил ранее. – Только не говори мне, что они тебя схватили?

Я бросила на него раздражённый взгляд:

– Я что, похож на пленника?

Что за идиоты! Пусть у меня, в отличие от наёмников, и нет огнестрельного оружия, я всё же держу в руках шест, да и в действиях меня никто не ограничивает. И каким же боком я похож на пленника? К тому же, разве вас, ребята, не должен в первую очередь волновать странный ледяной шест у меня в руках? Вы даже не в курсе ключевых тем экзамена? Не удивительно, что никому из вас так и не удалось набрать больше баллов, чем Цзянг Шую!

– Да нет, вообще-то, – честно отозвался он, после чего представился. – Кстати, меня Лу Ренджи звать. В школе я был вице-капитаном баскетбольной команды. Может, слышал обо мне раньше?

Я потеряла память, кретин!

Как только остальные услышали представление Лу Ренджи, тоже принялись называть свои имена один за другим.

– Меня зовут Ли Яронг, – представилась самая высокая из трёх девушек. – «Я» от слова «ёя» – элегантность, а «ронг» пишется так же, как и «лотос».

– Су Йинг, – едва слышно пролепетала последняя девушка из-за сковавшего её голос страха. Если бы не слух, который стал значительно острее, благодаря кристаллам эволюции, я бы и вовсе не сумела расслышать её имя.

Последний парень, как видимо, был немногословным человеком.

– Я Динг Джун, – просто сообщил он, не утруждая себя лишними деталями.

После этого все пятеро как один повернули головы и уставились на последнего человека, что ещё не успел представиться – Сяо Ша.

Сяо Ша на мгновение замешкался, после чего выдал:

– Шанггуань Ченша.

На долю секунды я аж опешила, однако довольно быстро поняла, что таково было настоящее имя Сяо Ша. Как необычно. Его фамилия сформирована из двух отдельных слов. Более того, она похожа на фамилии персонажей из каких-нибудь старых новелл по боевым искусствам. Почти в каждой подобной новелле есть персонаж с фамилией «Шанггуань» и, чаще всего, он оказывается благородным элегантным дворянином. Я ещё раз бросила взгляд на Сяо Ша, убеждаясь в том, что он действительно наёмник, и заключила, что прозвище «Сяо Ша» ему подходит куда лучше.

По лицам пятерых студентов было видно, что Сяо Ша их немало заинтересовал. Вероятно потому, что среди наёмников он был ближе всех к ним по возрасту, поэтому в нём они не видели такую же серьёзную угрозу, как в остальных. Однако сейчас было не время давать им возможность порасспрашивать Сяо Ша о секретах его прошлого. Даге ведь поручил мне миссию, так что я не могла вернуться к нему с пустыми руками.

– Ребята, как вы вообще тут очутились? – полагаю, подобный вопрос с моей стороны будет выглядеть весьма логичным и, заодно, позволит начать со студентами открытый диалог. В конце концов, крайне странно, что пять студентов оказались заперты в подвале полицейского участка, да и ещё посреди апокалипсиса.

К моему удивлению этот довольно безобидный вопрос смутил девушек. Ни одна из них не горела желанием отвечать, посему они принялись подталкивать друг дружку локтями, пытаясь скинуть эту обязанность на другого. В итоге роль докладчика пришлось взять на себя Лу Ренджи:

– Мы приехали сюда, чтобы вместе погулять. Мы решили, что, раз уж все поступили в один университет, нам стоит встретиться и узнать друг друга получше, – смущённо почёсывая голову, сообщил он.

Решили погулять в полицейском участке? Разве ваш выбор не слишком уж… уникальный? Я скептически уставилась на пятёрку студентов предо мной.

– Изначально нас было не пять, а шесть человек, но одного из парней сбила машина, когда мы переходили дорогу, – вздохнула Чен Кьянру. – Его тут же увезли в больницу, а нас притащили сюда, чтобы допросить. Планировалось, что нас отпустят домой сразу же после дачи показаний, однако к тому времени на улице уже стемнело. Выйти наружу самим мы не решались, а все полицейские были настолько заняты, что до нас у них просто руки не доходили. И в итоге…

И в итоге час суда настиг их прямо в полицейском участке. Их история звучала не менее трагично, чем обстоятельства Цзянг Шую.

– И что же, вы безвылазно прятались здесь целых три месяца? – с недоверием поинтересовалась я, не скрывая своего скептицизма.

Но, что, по моему мнению, было ещё более невероятно, так это то, что ни один из них не обратился в итоге в иного. Даже бравая команда наёмников под предводительством Даге потеряла двух из восьми своих членов. Так как же вышло, что в группе из пяти студентов не оказалось ни одного обратившегося?

– Три месяца? – с замешательством переспросила Чен Кьянру. – С тех пор не прошло так много времени. Цзянг Шую, ты когда очнулся? У тебя что, даты в голове перемешались?

Что? Мы с Сяо Ша тут же переглянулись. По его выражению лица я могла с уверенностью сказать, что с моим восприятием времени было всё нормально. И это была отнюдь не единственная странность. С этими подростками было явно что-то нечисто. Момент, когда они дали нам о себе знать, место, где они находились, и даже их эмоции были неестественными!

Они вели себя слишком спокойно.

Проведя целых три месяца в закрытом подвале в окружении кучи иных, они смогли совершенно спокойно представиться нам. Если подобное эмоциональная стойкость была для них нормой, то выходило, что у этих студентов психика покрепче будет, чем даже у группы наёмников Даге! Уж извините, но мне не верится, что студенты этого мира могут быть настолько более стойкими, чем студенты из моего прошлого.

– Сяо Ю! – неожиданно для всех раздался душераздирающий вопль Даге из недр подвала.

В следующее же мгновение дверь подвала с громким грохотом захлопнулась прямо у нас перед носом.

Я тут же метнулась вперёд и изо всех сил пнула её ногой, но чёртова дверь даже не шелохнулась, так что было вполне очевидно, что она захлопнулась не сама по себе.

Я обернулась назад и тут же увидела Сяо Ша, что, крепко удерживая Чен Кьянру со спины, угрожал остальным приставленным к её шее ножом.

– Я не знаю, почему она закрылась! – взвизгнула Чен Кьянру. – Я вообще ничего не знаю!..

Недолго думая я нанесла удар своим шестом, но мой противник успел вовремя увернуться. Подобная скорость реакции абсолютно неестественна для нормального человека; ты уверен, что являлся лишь вице-капитаном баскетбольной команды?.. Ва-а-а! Кто же тогда был вашим капитаном, а? Майкл Джордан?

Лу Ренджи без особых усилий повис в окне, держась одной рукой за верхнюю стальную раму.

– Как ты понял, что это я? – поинтересовался он с лёгкой ухмылкой на лице.

– Я почувствовал исходящие от тебя энергетические волны! – если бы в тот момент я не рванула к двери, чтобы пнуть её, в его стальной хватке, вероятнее всего, оказалась бы не оконная рама, а я сама.

– Этот парень что, иной? – спросил Сяо Ша, отходя в сторону и оттягивая Чен Кьянру за собой так, чтобы оказаться как можно дальше от Лу Ренджи.

– Нет, он человек. Такой же человек со сверхспособностями, как и мы.

Моё лицо помрачнело. Подобные непростые времена, вроде нынешнего апокалипсиса, действительно способствуют появлению более сильных духом людей. Ну, серьёзно, что не так с этим парнем? С начала апокалипсиса ведь прошло всего три месяца, а он уже так искусно владеет собственной способностью? Не забывайте, пожалуйста, что сейчас на дворе ещё то время, когда способности повелевать огнём используют лишь в качестве замены спичек!

– Иные? Весьма оригинальное название для этих существ, – усмехнулся Лу Ренджи, после чего с неподдельным любопытством спросил. – Итак, твоей способностью является лёд, я прав? Довольно удобная сила. Почему бы тебе не присоединиться к нам?

Я бросила быстрый взгляд на дверь. Невероятно, но с той стороны двери не доносилось ни единого звука. Только не говорите мне, что Даге и остальные пали всего за несколько секунд? Невозможно! Мне безумно хотелась рвануть им на подмогу, но из-за Ренджи не могла сойти со своего места. Стиснув зубы, я заговорила как можно более спокойным голосом, в надежде вытянуть из врага побольше деталей:

– Ну и, что же происходит там внизу?

– «Он» внизу, – ответил Лу Ренджи, показав свободной рукой цифру «шесть»3.

– Вы же, вроде, недавно сказали, что его машина сбила? – я покосилась на Чен Кьянру ехидным взглядом. Однако в противовес моему ожиданию, на её лице отразилось не замешательство, а самый настоящий животный страх. Казалось, что и она сама не понимает, что тут вообще происходит. Неужели она действительно не имеет к этому никакого отношения?

Заметив брошенный мной взгляд в сторону Чен Кьянру, Лу Ренджи усмехнулся:

– Вообще-то слова о том, что его машина сбила, не такая уж и неправда. И нет нужды прожигать их такими вызывающими взглядами. Эти ребята не более чем скот. Если не смогут поймать кого-то ещё, им придётся предложить себя самих.

Скот? Моё лицо резко посуровело. Всего три месяца прошло, а они уже пали до каннибализма? Но ведь на данном этапе эволюции чего-чего, а еды у нас предостаточно, так что нет никакой нужды опускаться настолько низко. Что вообще творится в голове у этого парня?

– Хорошо, я присоединяюсь к вам, ребята, – заявила я, после чего указала большим пальцем на Сяо Ша. – Его способностью является сверхскорость, так что с горем пополам, да должен пройти критерий отбора. Он тоже к вам присоединится.

Вообще-то, способностью Сяо Ша является ветер, но в подобных обстоятельствах чем меньше информации о своих способностях ты раскроешь, тем лучше.

Сяо Ша бросил на меня взгляд, после чего выпустил Чен Кьянру на свободу. Однако девушка оказалась настолько перепугана, что даже на собственных ногах уже устоять не могла. Стоило Сяо Ша ослабить хватку, как она тут же рухнула мешком на пол, не в силах более подняться на ноги. В итоге трусишка Су Йинг уволокла безвольную Чен Кьянру в дальний угол, где все три девушки, обняв друг дружку, свернулись калачиками от ужаса. Динг Джун же молча стоял подле них в том же углу. По их поведению было видно, что они с Лу Ренджи были явно не на одной стороне, так что, вероятно, эти ребята действительно были не более чем «скотом».

– В таком случае, входите, не стесняйтесь, – пожал плечами Лу Ренджи. – Чувствуйте себя как дома.

Я покосилась на Сяо Ша и тот тут же кивнул мне в ответ в знак согласия. Если честно, при иных обстоятельствах я бы предпочла оставить его снаружи, чтобы тот смог прикрыть тыл в случае необходимости. Но сейчас никто из нас толком не понимал, что происходит внутри. Если обстоятельства сложатся так, что придётся одновременно обороняться и вытаскивать раненых союзников, всего один человек с этой задачей явно не справится, так что вернее всего будет войти в подвал вместе.

Я ещё раз подошла к двери и в этот раз она спокойно отворилась, стоило мне нажать на ручку и слегка толкнуть её вперёд.

– Не входи внутрь!

Этот неожиданный вопль со спины застал меня врасплох… Особенно если учесть, что я вообще впервые слышу этот голос настолько громко и чётко.

Я обернулась назад и взглянула на Су Йинг. В ответ она закричала мне настолько отчаянным голосом, словно это были её последние слова в жизни:

– Дурак! Если тебе по плечу справиться с этим парнем, не заходи в подвал! Если войдёшь, для тебя всё будет кончено!

Всё будет кончено? Тогда Даге… Нет! Никогда. Если моя догадка верна, то с той стороны двери нас, скорей всего, поджидает…

Подобной твари никогда не удалось бы одолеть моего Даге!

– Стой! – резко бросила я в сторону Лу Ренджи. Как раз сейчас он подбежал к Су Йинг с намереньем ударить её с ноги, а учитывая его нынешнюю физическую силу, подобного пинка будет более чем достаточно для того, чтобы Су Йинг навеки распрощалась с этим постапокалиптическим миром.

Я ещё раз перевела свой взгляд на Су Йинг. По лицу было видно, что она места себе от волнения не находила. Щеки её горели румянцем, а глаза блестели от слёз. Сейчас она казалась куда более живой, нежели когда жалась в углу комнаты, словно трусливый кролик. Но важнее всего было то, что сейчас от неё исходили энергетические волны активировавшейся способности.

Теперь я тем более не могла оставить Сяо Ша снаружи. Один лишь Лу Ренджи, возможно, и не представлял бы для него большой угрозы – я подозреваю, что его способность заключается в усилении его физических данных – но я понятия не имела, какой именно способностью обладает Су Йинг, и является ли она нашим врагом или же союзником. Слишком уж много здесь было не совсем понятных рисков, так что просто возьму Сяо Ша с собой. Мне же спокойней будет.

Я бросила на Сяо Ша взгляд, которым просила последовать за мной.

Сяо Ша согласно кивнул, однако в следующее же мгновение замер, после чего уголки его губ слегка приподнялись. Мне оставалось лишь в полном недоумении моргать глазами. Что забавного ты нашёл в этой щекотливой ситуации? Только не говори мне, что ты относишься к тому типу социофилов, которые становятся более оживлёнными в зависимости от степени нависшей над ними угрозы?

Хотя, если припомнить, в условиях апокалипсиса самые хладнокровные ребята чаще всего и оказывались самыми безумными. Надо будет потом переговорить с Даге, чтобы никогда не спускал глаз с Сяо Ша. Надо по возможности предотвратить его превращение из обычного хладнокровного парня в конченого извращенца.

Проходя мимо меня, он едва слышно прошептал:

– Вы с боссом и впрямь очень похожи.

– …Погоди! – воскликнула я и перехватила кисть его руки, что уже потянулась к ручке двери.

Думать о том, какие вообще могут быть сходства между могучим Даге и миленьким Сяо-ди у меня времени не было. Сяо Ша, куда это ты намылился вперёд меня? Мы же даже не знаем, что происходит с той стороны двери, так что не поступай так своенравно!

Сяо Ша стряхнул мою руку и, вновь ухватившись за ручку, произнёс твёрдым голосом:

– В отряде именно я отвечаю за разведку.

Услышав эти слова, я мигом отпихнула его руку в сторону и, проскользнув вперёд Сяо Ша, бросила через плечо:

– А я разведчик нового поколения. Так что с этого дня тебе, старичок, следует идти позади и наслаждаться своей пенсией!

– …

1 Яма : бог подземного/загробного мира. Тот, кто выносит последний приговор душам почивших

2 Шеф Пао Динг : так же известен как «Cook Ding (в некоторых переводах Ting)». Он настолько искусен в разделывании быка, что может сделать это с закрытыми глазами, и даже по прошествии девятнадцати лет его кухонный нож остался столь же остр (что свидетельствует о мастерстве повара)

3 цифра «шесть» : находчивым китайцам, как видимо, лень вторую руку подымать, так что они выдумали систему знаков, позволяющую им показывать не только цифры от 1-5, но и от 6-10 одной рукой. Конкретно цифра «шесть» выглядит как сжатая в кулак кисть с оттопыренными в разные стороны мизинцем и большим пальцем

Конец эпохи доминирования Том 1 экстра 2: Один день в апокалипсисе

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Экстра 2: Один день в апокалипсисе – перевод EliSan

Потерялся

– Юн-юн, ты даже представить себе не можешь, насколько много женщин в условиях апокалипсиса становятся несчастными. Поэтому в будущем ты непременно должна будешь защитить этих женщин, давя всех представителей мужского пола своим каблуком!

– Но, Эрге, вы с Даге ведь тоже «представители мужского пола», разве не так?

– Даге – настоящее божество, а не мужчина. Ну а что же касается твоего Эрге, то я более чем согласен оказаться под твоей милой ножкой.

– Эрге, ты совсем стыд потерял. Вот, позволь мне поднять его для тебя.

Улетел

– Юн-юн, ты считаешь меня извращенцем, раз я фантазирую о всякий непристойностях с участием Даге? Хнык-хнык…

– Нет, Эрге, ведь наш Даге попросту слишком горячий. Даже я порой не могу сдержаться и начинаю воображать о том, какие бы вещи мы могли бы сделать вместе!

– Что?! *Ошарашено глядит полными слёз глазами*

– Ух… Не надо делать такое лицо, Эрге, ведь и с твоим участием у меня тоже такие фантазии бывают!

– Юн-юн, ты же решительная, сильная девушка. Не нужно фантазировать, воплоти свои желания в жизнь! Иди же ко мне! Твой Эрге всегда готов!

– Эрге, у твоего чувства стыда только что крылья выросли, и оно улетело далеко и надолго. Вот, позволь мне поймать его для тебя.

Отправился в космос

– Эх, как же бёдра-то болят. Похоже, вчера я повёл себя слишком агрессивно. Боже, как же я устал. Но, к счастью, у меня хорошая выдержка; иначе бы коньки отбросил!

– И кто же это был, Эрге, мужчина или женщина?

– В смысле «мужчина или женщина»? Это был иной.

– Эрге! Твоё чувство стыда только что отправилось полетать в космос на ракете! Даже Юн-юн уже не в силах тебе помочь!

– Да о чём ты вообще? Вчера мне пришлось большую половину вечера удерживать иного захватом со спины, прежде чем мне удалось его окончательно измотать!

– Эрге, всё в порядке. Тебе не нужно мне ничего объяснять. Юн-юн никому ничего не расскажет. Хнык-хнык…

– П-погоди секунду! Не убегай от меня со слезами на глазах! Прошу тебя, поверь, стыд твоего Эрге ещё не улетел в открытый космос!

Папайя и свиные ребрышки не смогут тебе помочь

– Эрге, Эрге! Ты постоянно твердишь о том, что, мол, фантазируешь о Даге. А-а ещё ты постоянно повторяешь, что хочешь на мне жениться, верно? Выходит ты и обо мне думал в подобном ключе, так ведь? *Румянец*

– Эм, понимаешь, Юн-юн, чтобы стать предметом чьих-либо фантазий у тебя должно быть отменное тело. Ты же у нас… Эх, от силы 2 размер?

– …Лжец, у меня целый миллион.

– Миллион?

– Миллион вольт.

– А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А––

Конец эпохи доминирования Том 1 экстра 1: Дорога домой, часть 1

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Экстра 1: Дорога домой, часть 1 – Перевод EliSan

От простора и роскоши салона первого класса и раболепного поведения обслуживающей полёт стюардессы у Цзянг Шутиана невольно разболелась голова. Обычно он предпочитал не летать первым классом, хоть и мог себе это позволить. В подобной роскошной обстановке он чувствовал себя до боли неуютно, как, впрочем, и все остальные члены его отряда. Подобная атмосфера для них была даже более невыносима, чем царивший на поле брани хаос и грязь.

К несчастью, в этот раз у него совершено не было иного выбора. Он просмотрел все возможные варианты, но, так как билеты ему пришлось покупать в самый последний момент, смог выкупить места лишь на этот рейс.

Через окно иллюминатора Цзянг Шутиан любовался ясным голубым небом и проплывающими под ним облаками, не в силах разглядеть в них ничего странного или необычного. Однако Шую по телефону уверил его, что совсем скоро на мир обрушится жуткая катастрофа, которая затронет каждый уголок этой планеты. И, несмотря на то, что Шую предпочёл не называть эту трагедию каким-либо конкретным словом, Цзянг Шутиан всё равно понимал, что это значит.

Апокалипсис?

– Вы верите ему?

Цзянг Шутиан повернул голову и взглянул на Зен Ксинга, что смотрел на него твёрдым взглядом.

Зен Ксинг же тем временем продолжил спрашивать:

– В те вещи, что поведал вам Шую. Босс, вы действительно думаете, что это произойдёт?

– Я надеюсь, что этого не случится, – спокойно отозвался Цзянг Шутиан.

Ему пришлось в самый последний момент вновь отложить миссию, и честно описать ситуацию всем членам своего отряда. Конечно, он мог бы выдумать другое оправдание, вроде резко ухудшившегося состояния Шую или чего-то подобного, но ему не хотелось лгать своим братьям по оружию, с которыми он прошёл через огонь, воду и медные трубы. И, что самое главное, если описанная Шую катастрофа действительно случится, он не желал оставлять их в полном неведении.

Разумеется, никто из отряда так и не поверил в реальность поведанной Цзянг Шую грядущей «катастрофы», но Цзянг Шутиан всё равно настоял на том, чтобы те приняли его слова к сведенью. Он приказал всем вернуться домой и тщательно приготовиться. Лишь те немногие, у которых не было никаких семейных обязательств, последовали за ним обратно в Мессию.

Если ничего так и не случится, доверие к нему как к лидеру будет полностью разрушено.

И всё же Цзянг Шутиан был более чем готов втоптать свою репутацию в грязь, если это значило безопасную и спокойную жизнь для Шую и Шуюн.

– Иными словами, босс, – задумчиво начал Зен Ксинг, – вы действительно верите его словам? Вам правда ни разу не приходила в голову мысль, что Шую может быть попросту немного не в себе после удара по голове?

Цзянг Шутиан примолк на какое-то время, после чего ответил:

– Я верю ему.

Зен Ксинг же в ответ лишь криво ухмыльнулся, после чего замолк, не став более задавать никаких вопросов.

До посадки оставалось ещё несколько часов, так что Цзянг Шутиан решил наверстать упущенные часы сна, пока у него была такая возможность. Чтобы успеть вернуться в Мессию вовремя, ему пришлось переделать столько дел, что на отдых попросту не осталось свободного времени. Вот только заснуть он так и не сумел. Плохое предчувствие не давало ему расслабиться. Шую велел ему не возвращаться домой, если не поспеет вернуться к шести вечера, однако этот рейс, на который ему удалось купить билеты, приземлится в Чжунгуань как раз приблизительно в это самое время.

Что-то случится после шести часов вечера?.. Нет, прежде чем выпалить этот дедлайн Шую упоминал полночь, так что определённый запас времени у нас всё ещё должен быть. Но брал ли Шую тогда в расчёт время, необходимое для поиска оружия и медикаментов? А на дорогу до дома?

Слишком уж много переменных в этом уравнении, чтобы делать какие-то выводы. Когда же Цзянг Шутиан попытался позвонить домой, чтобы уточнить детали, выяснилось, что звонки с борта самолёта почему-то не проходят. Даже стюардесса не понимала причины отсутствия связи и, соответственно, не могла ничем помочь. В результате она принялась вновь и вновь извиняться перед Цзянг Шутианом за причинённые неудобства, чем лишь ещё больше раздражала его. В итоге он не выдержал и попросил её уйти прочь.

От невозможности сделать звонок в Цзянг Шутиане пробудилась лёгкая тревога. Чтобы вновь отодвинуть нынешнюю миссию на более позднюю дату и рвануть обратно в Мессию, ему пришлось преодолеть с миллион мелких преград. А это в свою очередь привело к тому, что на борт самолёта он успел заскочить буквально в последний момент, и у него не оставалось времени сделать звонок домой. Изначально это его не особо беспокоило, так как он был уверен, что сможет позвонить с борта самолёта. Кто ж знал, что он внезапно окажется в столь затруднительной ситуации?

Зайдя в туалет, Цзянг Шутиан вытащил из кармана свой собственный сотовый. Сейчас правила нахождения на борту самолёта и возможное вмешательство в работу навигации лайнера его волновали в последнюю очередь.

Однако даже с помощью мобильного телефона установить связь так и не удалось.

Разумеется, у подобных проблем со связью могло быть с десяток вполне нормальных логических объяснений, особенно на высоте десятков тысяч футов над уровнем моря, однако Цзянг Шутиан был твёрдо уверен – то, что сказал Шую, правда.

Цзянг Шутиан взглянул на наручные часы. Время показывало ровно 1700. До посадки был ещё целый час.

Вернувшись на своё место, Цзянг Шутиан заметил, что Зен Ксинг с довольно мрачным лицом уставился на него внимательным настороженным взглядом.

– Передай остальным, чтобы были наготове, – спокойно произнёс Цзянг Шутиан.

После этих слов, выражение лица Зен Ксинга ещё больше помрачнело. Нет такого человека, которого могла бы обрадовать мысль о скором наступлении апокалипсиса. Но всё же он послушно последовал приказу и отправился передавать сообщение остальным. Из-за поздней регистрации члены их отряда оказались разбросаны по всему салону самолёта.

Когда же Зен Ксинг вернулся, Цзянг Шутиан покосился на него многозначительным взглядом, после чего мотнул головой в сторону иллюминатора.

Заинтригованный Зен Ксинг выглянул наружу… и увидел, что проплывающие снизу белоснежные облака постепенно окрашиваются в чёрный цвет.

 

 

– Нам хоть до какого-нибудь поставщика удалось дозвониться?

Лицо Цзянг Шутиана с каждой минутой мрачнело всё больше и больше. Изначально прибытие их самолёта было рассчитано на 1800, однако из-за густого тумана пилот отказался сажать самолёт сразу, прокрутившись над городом ещё два лишних часа. Когда же они наконец-то вышли из самолёта, время уже успело перевалить за восемь вечера. Если отнять время, необходимое на дорогу до дома, то на всё про всё у них было чуть больше двух часов… даже два часа, если учесть ещё и дорогу до места встречи с поставщиком.

– Линии перегружены, – нахмурившись ответил Зен Ксинг и, повесив трубку, покачал головой. – Никак не могу дозвониться до старика Ли.

Услышав об этом, Цзянг Шутиан принялся про себя прикидывать, не стоит ли бросить попытки раздобыть оружие и направиться прямиком домой.

В этот момент со стороны раздался неожиданный крик:

– Есть! Получилось! Я смог дозвониться до Джин-ге!

Джин Зан? Цзянг Шутиан нахмурился. Он, конечно, был знаком с этим человеком, однако прежде ни разу не покупал у него оружия. А всё потому, что Джин Зан не был торговцем оружия в прямом смысле этого слова, а молодым господином мафиозной группировки. Всё оружие, что у него имелось, предназначалось преимущественно для его собственных ребят. «Торговлей» он тоже немного подрабатывал, однако цены на товар у него были просто заоблачные.

Из рук Джин Зана Цзянг Шутиан получил лишь одно оружие – его Пустынный Орёл, которому тот достался в подарок. Однако в то же время товар Джин Зана всегда обладал высоким качеством… наряду с высокими расценками. И всё же при подобных обстоятельствах выбирать особо не приходилось, так что он согласно кивнул.

– В таком случае, назначь встречу с Джин Заном.

– Молодец, Овечка Ву! – похлопал по плечу своего товарища Каин.

– Меня зовут Ву Заю! – резко отозвался тот протестующим голосом.

– Идёмте же, бараны вы мои, – заявив это, Цзянг Шутиан первым устремился прочь, однако проходя мимо Заю, он вытянул вперёд руку и потрепал того по голове.

В ответ на это Ву Заю оставалось лишь в очередной раз закатить глаза к небу. Босс идеален во всех отношениях, кроме его привычки подшучивать над подчинёнными и трепать их волосы!

Благодаря этой небольшой перепалке все смогли хотя бы немного расслабиться. Из-за новости о наступлении апокалипсиса каждый из них оказался настолько на взводе, что не было никакого желания беззаботно болтать друг с другом.

Однако эта передышка не продлилась долго. Стоило их группе приблизиться к выходу из терминала аэропорта, как они увидели огромную толпу туристов, что стояла у стеклянных дверей, не решаясь высунуть нос наружу. По ту сторону стекла клубился крайне густой туман, что имел весьма примечательный чёрный окрас. Этот необычный цвет явно тревожил людей вокруг, но всё же не настолько, чтобы стать причиной паники. В конце концов, из-за загрязнения атмосферы порой и не такие чудеса случаются. Даже если им не доводилось сталкиваться с нечто подобным лично, они как минимум слышали о подобных инцидентах по телевизору.

Но для членов ОПЦ появление этого странного тумана имело совершенно иное значение. Несмотря на то, что они не знали наверняка, имеет ли этот загадочный туман отношение к предсказанному им апокалипсису, для любого из них его появление стало не просто плохим, а очень, очень плохим предзнаменованием.

К счастью, ни у кого из нынешних спутников Цзянг Шутиана не было близких людей, чья судьба была бы им небезразлична. Хоть им и непросто было признать то, что происходило прямо у них на глазах, это не тревожило их настолько, чтобы терять самоконтроль. Просто теперь они уже не отмахивались от предостережений Цзянг Шутиана полностью, полагая что у их босса поехала крыша на почве безмерной любви к милому братишке. Вместо этого они… в общем, они по-прежнему не особо верили рассказу Шую, однако теперь хотя бы были настороже.

И всё же, полагаю, лучше было бы сказать, что они не то чтобы не верили вовсе, они скорее подсознательно отказывались в это верить.

– Время поджимает. Вперёд! – Цзянг Шутиан двинулся по направлению к выходу, продолжая на ходу раздавать указания остальным. – Зен Ксинг, Джени, свяжитесь с нашими людьми в больнице, раздобудьте у них все необходимые медикаменты, после чего направляйтесь к месту встречи. Все остальные, вы едете со мной к Джин Зану, – сказав это, Цзянг Шутиан почувствовал лёгкую обеспокоенность и, повернувшись к Зен Ксингу с Джени, добавил. – Что бы ни случилось, даже если вам не удастся получить медикаменты, вы обязаны вновь объединиться с нами к 2230!

Зен Ксинг кивнул и тут же развернулся. Вместе с Джени они сели в такси и незамедлительно уехали прочь. Что же касается Цзянг Шутиана и остальных, то они заранее заказали для себя микроавтобус.

Миссия Зен Ксинга Цзянг Шутиана особо не беспокоила. Договорённость на предоставление им любых медикаментов с сотрудником больницы у них уже была, так что достать всё необходимое не должно составить труда, если, конечно, не возникнут какие-то непредвиденные обстоятельства. А вот с оружием было куда сложнее, так как у них попросту не было надёжного способа заполучить их в строго отведённое на это время. Когда два дня назад Цзянг Шутиан попытался договориться с некоторыми поставщиками заранее, те лишь услышав о дедлайне в два дня и количестве запрашиваемого оружия, тут же отказывались приходить к какому-либо соглашению заранее из опасения оказаться втянутым в нечто опасное. Все поголовно настаивали на предварительной личной встрече с клиентом.

Однако теперь они даже звонки делать не могли!

– Не желаете ли водички, босс? – предложила Лилия, протянув Цзянг Шутиану стакан с водой.

В ответ на это Цзянг Шутиан отрицательно помотал рукой, после чего откинулся назад, продолжая раздумывать над своей дилеммой. Он припомнил, что во время их разговора с Шую, тот сперва упомянул именно оружие, а уже потом медикаменты, а это значит, что именно оружие будет особо необходимо в будущем. Что же за апокалипсис способен поставить оружие превыше медикаментов?

Возможно, их ждало даже более страшное будущее, чем он себе мог представить.

Единственной радостной новостью во всей этой печальной ситуации было то, что дороги в центре города были свободны, так что они смогли доехать до места встречи с Джин Заном всего за полчаса.

 

 

Быстро пробежавшись по довольно внушительному списку запрашиваемого оружия глазами, Джин Зан насторожено нахмурился. По обе стороны он него располагались его телохранители в строгих чёрных костюмах, в кресле же напротив сидел Цзянг Шутиан, позади которого шеренгой выстроились прочие члены его отряда. Если бы кому-то сейчас довилось увидеть эту сцену со стороны, он бы непременно решил, что перед ним два босса мафии в процессе каких-то важных переговоров.

Наконец, Джин Зан помахал листком бумаги и, вопросительно подняв бровь, спросил:

– Цзянг Шутиан, ты это серьёзно?

– Да! – прямо ответил Цзянг Шутиан, так как времени на лишнюю болтовню у него не было.

– И к какому числу оно тебе нужно?

– Прямо сейчас.

От подобного ответа Джин Зан невольно потерял дар речи. Будучи сыном босса мафиозного синдиката, он с самого детства был окружен атмосферой подпольного мира и, несмотря на свой юный возраст, успел повидать немало странных вещей. Тем не менее, в этот самый момент он не имел ни малейшего понятия о том, что сейчас было на уме у Цзянг Шутиана. Если бы он уже не был знаком с этим человеком прежде, то, вероятно, решил бы, что Цзянг Шутиан окончательно свихнулся и задумал восстание. Однако, к худу или же к добру, несмотря на их совсем недолгое знакомство – в конце концов, число их встреч можно было пересчитать по пальцам одной руки – оба мужчины прекрасно понимали характеры друг друга.

– Цзянг Шутиан, – вновь заговорил Джин Зан после слегка затянувшейся неловкой паузы, – даже если ты обыщешь весь Чжунгуань, тебе не удастся отыскать никого, кто смог бы предоставить тебе подобное количество оружия за раз. Любой другой ушёл бы прочь, лишь увидев список запрашиваемого товара. Ни один не стал бы слушать тебя достаточно долго, чтобы услышать твоё желание получить его «прямо сейчас»!

Цзянг Шутиан и сам это прекрасно понимал. Его запросы и раньше не раз отвергали.

– Просто дай мне всё, что сможешь. Если у тебя есть ещё что-нибудь из оружия или амуниции, что не указано в списке, продай мне и это, – после чего добавил чуть с большим напором. – Достань мне это сейчас и я заплачу в три раза больше!

Джин Зан снова нахмурился.

– Понимаешь, тут уже дело не в деньгах. Зачем тебе вдруг понадобилось такое огромное количество пушек?

– Ты, торговец оружием, спрашиваешь у клиента причину его покупки? Это, знаешь ли, против правил.

– Учитывая количество оружия, что ты хочешь от меня получить, – спокойным голосом заговорил Джин Зан, – ни один дилер в этой стране не согласиться тебе его продать, если хотя бы не намекнёшь для чего оно тебе надо. Мы ведь не в воюющей стране живём.

Выражение лица Цзянг Шутиана заметно помрачнело. Предупреждение о наступлении апокалипсиса пришло к нему от его собственного младшего брата. Но, даже будучи старшим братом, он по прежнему не был уверен, во что ему верить, так что не особо рассчитывал на доверие кого-то едва знакомого, с которым он лишь пару раз мельком пересекался. Однако в то же время, судя по тому, в каком направлении развивается их диалог, он не сможет ничего получить, пока не заговорит откровенно.

– Можно переговорить с тобой с глазу на глаз? Только ты и я.

Стоило этим словам слететь с его губ, как мужчины в чёрных костюмах по обе стороны от Джин Зана тут же выступили вперёд. Заметив это, члены ОПЦ незамедлительно потянулись к своему оружию у себя пазухой. Пистолеты с собой они привезти не смогли, однако провести несколько ножей под видом коллекционных образцов, было раз плюнуть.

Подчинённые с обеих сторон выглядели так, словно готовы были рвануть в бой в любой момент, однако оба лидера сохранили своё хладнокровие. Джин Зан не удержался и задумчиво почесал подбородок, обдумывая столь странное поведение Цзянг Шутиана. Чем дольше он об этом размышлял, тем больше разгоралось его любопытство.

– Оставь своё оружие на столе и следуй за мной.

Джин Зан поднялся со своего кресла. Цзянг Шутиан же тем временем вытащил из-за пазухи нож, после чего, положив его на стол, позволил одному из мужчин в чёрных костюмах провести быстрый обыск. Затем же проследовал за Джин Заном в соседнюю комнату.

Как только дверь за ними захлопнулась, Цзянг Шутиан перешёл сразу к делу.

– Ты должен мне пообещать, что до тех пор, пока в мои планы не входит восстание или же причинение какого-либо урона тебе, ты продашь мне оружие из списка.

Разумеется, шанс того, что Джин Зан поверит в его рассказ о приближении апокалипсиса, крайне мал. Однако если это всё-таки произойдёт, захочет ли он расставаться со своим оружием?

С другим человеком он, может, и попытался бы выкрутиться какими-нибудь полулживыми отговорками, однако сейчас перед ним стоял Джин Зан. Когда дело касалось событий внутри государства, этот человек обладал куда большими сведениями, нежели он сам, так что мухлевать не получится. А ложь про то, что он, мол, собирается вывести их за границу, даже для самого Цзянг Шутиана звучала неубедительно, так что других убеждать даже пытаться не стоило. В общем, за неимением лучшего варианта, ему оставалось лишь надеяться, что Джин Зан сдержит своё обещание.

Услышав последние слова, Джин Зан ещё раз с неподдельным любопытством оглядел Цзянг Шутиана с ног до головы, после чего задал довольно неожиданный вопрос:

– Это имеет какое-то отношение к странному туману снаружи?

Цзянг Шутиан заколебался с ответом, однако стоило ему припомнить про неумолимо ускользающее время, как он ту же решился. Как бы там ни было, он хотя бы сможет выяснить, получит ли он в итоге своё оружие или же нет. Цзянг Шутиан утвердительно кивнул головой.

– И насколько это серьёзно?

– Это коснётся всего земного шара.

А это значит… апокалипсис? Выражение лица Джин Зана тут же помрачнело. Ему не особо хотелось верить в подобную перспективу, но и сомневаться в правдивости этих слов у него причин не было. Если бы в итоге выяснилось, что Цзянг Шутиан солгал ему, этот инцидент не удалось бы загладить простым извинением. Даже если бы ему и удалось сбежать из страны живым, он никогда бы уже не смог ступить на эти земли вновь. Если бы он был холостяком без родных или близких, то подобная перспектива ещё была бы возможна, однако по слухам у Цзянг Шутиана действительно есть семья, так что навряд ли он решился бы на подобную безумную авантюру, рискуя навлечь беду на родных.

Придя к такому выводу, Джин Зан ответил твёрдым голосом:

– Хорошо. Я обещаю. Говори.

– До полуночи отвези дорогих тебе людей в какое-нибудь безопасное место. Заготовь оружие и медикаменты, особенно антибиотики, а также закупись как можно большим количеством еды без срока годности.

– И всё? – даже Джин Зану не удалось скрыть своего удивления.

Цзянг Шутиан слегка смутился. Ему следовало бы разузнать побольше о грядущих событиях, когда у него ещё была такая возможность. Теперь же ге-ге оставалось лишь жалеть о том, что не сразу поверил словам своего ди-ди.

Джин Зан усмехнулся и покачал головой:

– Тебе не кажется, что этой информации явно маловато будет?

Цзянг Шутиан же в ответ мог лишь вновь повторить:

– Я заплачу в три раза больше оговоренной цены.

– Если на нас действительно скоро обрушится апокалипсис, не значит ли это, что деньги превратятся в обычные бесполезные кусочки бумаги? – Джин Зан призадумался на минутку, после чего выдал своё решение. – Хорошо, я продам тебе оружие, но не в том количестве, что ты у меня запрашивал. Я отдам тебе половину по цене в пять раз превышающую изначально оговоренную!

Даже если намёки на грядущую катастрофу были всего лишь уловкой, он всё равно сможет получить существенный куш с этой сделки. И даже если Цзянг Шутиан действительно задумал восстание, Джин Зан был абсолютно уверен, что ему удастся остаться в стороне. Более того, времени было в обрез. Если не начнёт действовать прямо сейчас, то до полуночи однозначно не успеет всё подготовить. Этот чёрный туман был уж слишком странным, ведь он даже мог препятствовать работе телекоммуникаций. Поэтому Джин Зан предпочёл поверить, чтобы при наихудшем развитии событий не оказаться в проигрыше.

Услышав предложение Джин Зана, Цзянг Шутиан возликовал в душе, однако на поверхности выдал встречное условие:

– Я должен их получить в течение часа.

– Невозможно! – тут же выпалил Джин Зан. – На сбор всего необходимого нам нужно как минимум полтора часа. Иначе всё, что я смогу тебе предложить, это оружие моих подчинённых, что находится при них прямо сейчас. Всё остальное я физически не смогу для тебя достать, даже если предложишь мне десятикратную оплату. Ты ведь осознаёшь, что мы сейчас даже телефонные звонки делать не в состоянии?

Цзянг Шутиан ещё раз взглянул на свои наручные часы. Время было 2110. С какой бы безумной скоростью они не гнали, дорога отсюда до дома всё равно займёт не меньше часа, и это без учёта расползающегося по округе плотного чёрного тумана.

– Ладно! – решительным голосом произнёс Цзянг Шутиан. – Но пока я не получу своё оружие, ты не должен никуда от меня отходить.

Джин Зан в ответ покосился на него, явно не находя это требование особо проблематичным.

– Без проблем.

Увидев спокойную реакцию Джин Зана, Цзянг Шутиан облегчённо выдохнул. Похоже, база Джин Зана была не очень далеко от их нынешнего места положения.

Так как на счету сейчас была каждая секунда, Джин Зан незамедлительно вернулся в комнату к остальным и тут же принялся энергично отдавать приказы своим облачённым в чёрные костюмы подчинённым. Он даже не пытался что-либо скрыть от Цзянг Шутиана, раздавая свои указания направо и налево прямо у него на глазах.

– Немедленно соберите всё указанное в этом списке оружие. Затем возьмите с собой половину и возвращайтесь сюда. У вас полтора часа, – выпалил он одной группе чёрных костюмов, после чего ткнул пальцем в другого подчинённого. – Отыщи мою мать, Фенга и Сяо Юи, после чего сопроводи их на виллу. Все трое должны быть на месте не позднее чем через час. Это приказ! – грозно прикрикнул Джин Зан и перевёл взгляд на следующую группу чёрных костюмов. – Ступайте в больницу и соберите все медикаменты, что мы обычно используем. Кроме антибиотиков, их прихватите как можно больше. Затем наведайтесь в находящиеся под нашим покровительством супермаркеты и перевезите тамошние съестные припасы на виллу. Чем больше, тем лучше…

Цзянг Шутиану же оставалось лишь терпеливо ждать в сторонке. Он безумно волновался о своих домочадцах, но дозвониться до них всё никак не получалось.

– Босс, – шёпотом обратилась к нему Лилия, – следует ли и нам запастись едой?

Этот вопрос заставить Цзянг Шутиана нахмуриться. Повернувшись к окну, он в очередной раз взглянул на расползающийся чёрный туман, и, помотав головой, ответил:

– Не нужно. У нас нет на это времени. Мы уйдём, как только получим своё оружие. Дела у нас складываются не лучшим образом, так что разделяться не стоит. К тому же, это ведь Шую нас предупредил о грядущем, так что он наверняка сделал все необходимые приготовления со своей стороны.

Как оружие, так и антибиотики были теми вещами, которые он не мог заполучить собственными силами. А раз в их разговоре по телефону он указал лишь эти две вещи, всё остальное он, как видимо, собирался подготовить сам.

Не имея на руках достаточно информации и без возможности установить связь с домом, Шутиану оставалось лишь перебирать и анализировать каждое сказанное его братом слово в том единственном телефонном разговоре. Он ненавидел себя за то, что не задал больше уточняющих вопросов в тот раз, а также винил себя, так как в глубине души, как и прочие, отнёсся к его словам скептически, вместо того чтобы поверить в них. Как лидер он обязан был подготовиться к худшему развитию событий, какой бы нереальной ни казалась угроза, но он этого не сделал.

Джин Зан оказался человеком слова. Ровно в 2300 Цзянг Шутиану было передано всё оружие и амуницию, которую тот желал получить.

– Теперь я у тебя в долгу.

Цзянг Шутиан прекрасно понимал, что людей по-прежнему готовых в подобных критических ситуациях продавать оружие ой как немного, и связи с подобными людьми стоит ценить превыше всего.

Уголки губ Джин Зана приподнялись.

– Если катастрофа действительно произойдёт, то и я буду тебе должен.

– В таком случае будем считать, что мы квиты.

Оба мужчины улыбнулись друг другу, после чего развернулись и, не тратя времени на прощания, разошлись. Для обоих время уже почти истекло.

Цзянг Шутиан окинул взглядом членов своего отряда. Зен Ксинг к этому моменту уже успел вернуться назад со всеми необходимыми медикаментами, так что все пункты списка необходимых дел были успешно выполнены. Проблема была лишь в оставшемся времени.

– Все, быстро в машину!

Заняв своё место на водительском сиденье, Зен Ксинг взглянул на густой чёрный туман по ту сторону лобового стекла, и его выражение лица тут же помрачнело, словно желая соответствовать пейзажу вокруг. Он включил противотуманные фары, но и это не смогло улучшить видимость. В этой ситуации у него не было иного выбора, кроме как высказать своё мнение:

– Босс, при подобных условиях––

– Всем, пристегнуть ремни, – не став даже дослушивать, приказал Цзянг Шутиан.

Услышав подобный ответ, лицо Зен Ксинга ещё больше помрачнело. Остальные же при этом вздрогнули и принялись поспешно ёрзать на своих местах в поисках ремней безопасности. Даже Каин, что обычно пренебрегал подобными мерами безопасности, не был исключением.

– Итак, Зен Ксинг, пришло время жечь резину, – спокойным голосом произнёс Цзянг Шутиан. – ты ведь в прошлом пилотом гоночных болидов был, не так ли?

– …Босс, никто не стал бы жечь резину, когда видимость упала всего до десяти футов. Единственное, что сгорит при подобном раскладе, это наши жизни!

– Мы по-любому, скорей всего, умрём, если не успеем добраться домой до полуночи, так что выбирайте, как предпочтёте умереть.

Зен Ксингу оставалось лишь горько вздохнуть и набраться мужества для предстоящей безумной гонки. А что ещё ему оставалось делать? Несмотря на то, что по факту эта их так называемая «безумная гонка» свелась до езды на скорости пятьдесят-шестьдесят километров в час, её всё равно можно было назвать очень «безумной», принимая во внимание нынешнюю видимость!

Даже эта группа стойких ребят, что при обычных обстоятельствах не вели бровью даже на скоростях выше ста двадцати километров в час, сейчас неустанно молили господа Бога, чтобы тот защитил их поездку, несмотря на то, что двигались они с два раза меньшей скоростью. К несчастью, долго эта гонка не продлилась. Пусть Зен Ксинг и был бывшим пилотом гоночных болидов, что не раз отмахивался от вопросов собственной безопасности, он всё равно был беспомощен перед лицом городских пробок.

Стрелка часов неумолимо приближалась к двенадцати, а это значит, что обычно к этому времени все пробки уже должны были рассосаться. Однако из-за появления странного чёрного тумана, многие люди ударились в панику и попытались в спешке покинуть мегаполис, в результате чего теперь дружно теснились на улицах города.

– Босс, неужели это действительно апокалипсис? – едва не плача, спросил Ву Заю, почёсывая щёку.

Цзянг Шутиан не ответил. Его выражение лица сейчас было мрачнее чёрной тучи, так как всё вокруг указывало именно на этот худший вариант развития событий.

– Заю, прекрати чесаться! – неожиданно выпалил Сяо Ша, после чего поинтересовался у остальных. – Ребят, вы тоже чувствуете покалывание на коже?

Как только этот вопрос прозвучал, все действительно почувствовали какое-то щекочущее чувство по всему телу, и стоило им обратить на него внимание, как это ощущение лишь усилилось. Каин даже пару раз скребанул пальцами по руке, но был вынужден прекратить, получив смачный шлепок по рукам от Лилии.

Цзянг Шутиан как и все прочие также почувствовал это накатывающее волнами зудящее чувство. Неужели этот чёрный туман отравлен? Только не говорите мне, что опасность, о которой предупреждал Сяо Ю, исходит от этого самого тумана! Выходит, этот туман отравит всех людей с наступлением полуночи? Но если дело в этом, как возвращение домой сможет помочь? Или же Шую уже подготовил наш дом к этой газовой атаке?

– Зен Ксинг, ответь мне честно, есть ли у нас шанс добраться до дома хотя бы к 0100? – даже по самым оптимистичным прикидкам, предполагаемый «час икс» никак не мог быть позднее часа ночи.

– Да вы только оглядитесь и сами поймёте, босс. Я не уверен, выберемся ли мы из этой пробки даже через пять часов, что уж там говорить про оставшиеся два часа до часу ночи.

– А если по тротуару?

Челюсть Зен Ксинга слегка отвисла от неожиданности, после чего тот спешно повернул голову и взглянул на тротуар. Из-за застилающего всё вокруг чёрного тумана, от прикосновения к которому неприятно покалывало кожу, пешеходов на улицах почти не было. Хоть тротуар и был заставлен множеством мешающих проезду предметов, что сулило далеко не сладкую поездку, это всё равно было предпочтительней бессмысленному стоянию среди потока машин на дороге.

– Даже так, к 0100 мы всё равно не поспеем. Дороги слишком тёмные, да и преград на тротуаре немало. Быстрее сорока километров в час никак не получится.

И это принимая в расчёт то, что микроавтобус, на котором они сейчас ехали, был специально модифицирован. Его каркас был укреплён; а иначе машина превратилась бы в груду метала уже после нескольких столкновений с препятствиями, что довольно быстро вынудило бы их бросить микроавтобус на мостовой.

Цзянг Шутиан сделал глубокий вдох и решительным голосом приказал:

– Езжай по тротуару к «Одд-Фут»1. У него должны быть противогазы. Имей в виду, мы должны прибыть на место не позднее 0000!

– А вы уверены, что его магазинчик будет всё ещё открыт, учитывая время и обстоятельства? – удивлённо переспросила Тсенг Юнкиан.

– Неважно, открыт он или же нет, – прямо заявил Цзянг Шутиан. – Мы только что обзавелись пушками, так что сможем силой выбить его входную дверь.

Эти последние слова их лидера явно пришлись по вкусу всем членам отряда, в результате чего в салоне раздались их слегка наигранные смешки.

Тем временем Зен Ксинг быстрым движением руки переключился на заднюю передачу и вдавил педаль газа, а так как микроавтобус сейчас находился посреди пробки, окружённый другими машинами как спереди, так и сзади, микроавтобус неизбежно врезался в позади стоящую машину. Но Зен Ксингу на это было явно плевать, так как в следующее же мгновение он вывернул руль и направил микроавтобус в сторону тротуара.

Разъярённый же водитель той позади стоящей машины успел к этому моменту в гневе выскочить из своего авто, желая, как видимо, высказать всё, что он думал о навыках вождения Зен Ксинга. Однако, увидев перед собой столь шокирующую сцену, смог лишь с ошарашенным видом и отвисшей челюстью проводить взглядом удаляющийся микроавтобус. Похоже, представшее перед его глазами зрелище напрочь лишило его дара речи.

Выворачивая руль то право, то влево, Зен Ксинг то и дело сшибал по пути различные предметы: фонарные столбы, рекламные афиши, аппараты с газировкой… он уже и знать не знал, сколько именно различных предметов он снёс. Тем не менее, сейчас Зен Ксинг чувствовал себя куда комфортнее, нежели несколько минут назад; всё-таки ехать вперёд пусть и на избитом микроавтобусе было предпочтительнее, нежели в очередной раз стоять посреди городской пробки.

Таким образом, пройдя через немалое число резких поворотов, снеся множество вещей и пережив бессчётное количество леденящих душу моментов, Зен Ксинг сумел-таки довезти своих товарищей до точки назначения.

Выбираясь из микроавтобуса, Цзянг Шутиан бросил взгляд на свои наручные часы. Полночь… всё-таки он не успел добраться до дома до истечения срока. Теперь же его главной задачей было обзавестись противогазами. Что же касается дома… ему оставалось лишь положиться на Шую.

Стоило Цзянг Шутиану подумать об этом, как его лицо тут же вновь помрачнело. От одной лишь мысли о том, что он взваливает всю ответственность за безопасность их семьи на плечи собственного ди-ди, что лишь пару дней как очнулся после серьёзных травм, ему становилось дурно. Его ди-ди пролежал в коме целый месяц, так что сейчас, вероятно, даже на ногах стоять был не в состоянии. И в таком-то состоянии он будет вынужден защищать их семью?

– Босс, как мы и предполагали, он уже закрылся, – обернувшись назад, отметила Юнкиан. – Как нам––

Вместо ответа, Цзянг Шутиан, выхватив из-за пазухи пистолет, выстрелом вышиб замок, после чего со словами «я вхожу» первым влетел внутрь.

Все члены отряда невольно вздрогнули от испуга. Хоть Цзянг Шутиан и производил впечатление весьма грозного и вспыльчивого человека, на деле же он всегда оставался спокойным и рассудительным. Не раз случалось так, что он специально притворялся разъярённым на публику, в то время как на самом деле вовсе не был зол. Однако сейчас…

– Едва прибыв на место, тут же вышиб дверь чужого дома, да? – усмехнулся Каин. – Босс явно не намеревается ничего здесь покупать, не так ли? Он собрался просто взять всё, что ему нужно, силой.

Юнкиан устало помотала головой.

– Боюсь, в своём стремлении домой наш босс с готовностью вышибет не только входную дверь.

– И то верно.

Однако тогда никто из них ещё не представлял, что эти слова станут точным описанием последующих нескольких дней их жизней. Очень скоро им предстоит вышибить ещё немало вещей ради собственного выживания… и ради своей дороги домой.

1 «Одд-Фут» : с английского переводится как «странная нога» или же «необычная подошва»

1 2 3