1/2 Принц Том 4 глава 10: Дух Запада в таком же положении, что и я?

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 10: Дух Запада в таком же положении, что и я? – Перевод James Hook

С хмурым от свалившейся проблемы лицом Гуи декламировал извиняющимся тоном:

– Я искренне сожалею, что мои личные проблемы прервали концерт.

– Да неважно, и не с такими проблемами имели дело, – ответила я, едва братец Волк исцелил мне руку. – Но что произошло между тобой и Духом Запада?

– Он любовь мою украл, вы что, ПРИДУРКИ, не понимаете?!! – вдруг взревела Дух Запада, усаженная в стороне и крепко связанная.

– Помимо моего Принца, ты ещё какого-то мужчину умыкнул, а? – недоверчиво посмотрела на Гуи Небесная Лазурь.

Лицо Гуи вспыхнуло ярко-красным цветом, он зарычал, сжав кулаки:

– Неправда это! И Принц – не твой!

Злоб холодно спросил:

– Тогда почему эта девушка обвиняет тебя?

От слов Злоба Гуи сдулся как проколотый шарик. Он ответил, будто мучимый разрывающей головной болью:

– Я тоже не понимаю. Но, поскольку она сказала, что является Духом Запада и даже упомянула Милую Жёнушку, вынужден предположить, что это как-то связано с одним инцидентом, произошедшим до моего вступления в Странный Отряд. Тогда я объединился с одной парочкой, одним из её членов был Дух Запада, другим – Милая Жёнушка. Однажды Милая Жёнушка призналась мне в своих чувствах. Чтобы избежать постоянных притязаний Милой Жёнушки и нападок Духа Запада, мне ничего не оставалось, кроме как сбежать.

– Ублюдок! Это из-за тебя Милая Жёнушка полностью изменилась! – от злости на лице Духа Запада выперли вены, что совершенно не шло её элегантной внешности.

– Э-э… Прошу прощения, есть вопрос… – глядя пониже подбородка на заметно грудастую Духа Запада, нерешительно заговорила я. – Ты вроде девушка, и Милая Жёнушка, как я понимаю, тоже девушка… Не пойми неправильно, я ничего не имею против однополой…

– Дурень чёртов! Я парень, пацан! – со свирепым взглядом ответила Дух Запада.

«Парень? Может ли Дух Запада быть подобно Мин Хуану: мужчиной, выглядящим как женщина? – у меня закралось подозрение. – Не, не может быть. У Мин Хуана грудь плоская, как гладильная доска. А у Духа Запада… Гм, размера на два больше, чем моя, когда я девушка. Как это может быть парень?»

Я наклонила голову и с сомнением стала изучать две мясные кубышки Духа Запада.

«Неужели подделка?» – я рассеянно положила ладони на два шара плоти.

«Ум-м… А они мягкие… – я дважды сжала их. – И довольно упругие… Странно, точь-в-точь как настоящие».

– П-принц… Ваше Высочество!.. – Гуи вылупился на меня… А, нет, на мои руки.

Феникс и Небесная Лазурь также пялились на мои руки с пылающими лицами.

Я не уверена, было ли это на самом деле, но показалось, что при этом они глотали слюни с явным выражением желания.

– Убери от меня свои грязные руки, пацан! – застывшая поначалу в шоке, взорвалась Дух Запада. Глаза Духа Запада так пристально глядели на мои руки, что казалось, сейчас выскочат из орбит.

Я поскорее убрала руку, забеспокоившись, что она извернётся и откусит её.

– Ты явно девушка, – прямо указала я положение вещей.

Все кивнули. Я уже настолько нагло пощупала доказательства, где ещё тут можно ошибиться?

– Если бы не этот ублюдок Гуилиастос, я бы не оказался в таком положении! – промычала Дух Запада.

– Что ты имеешь ввиду? – я почесала макушку, не решаясь склониться к тому или иному доводу в ситуации. – «Не может же Гуи проводить операции по смене пола? Хотя… как монетка упадёт1»

Словно это место принадлежало ей, Дух Запада уселась подобно королю, не спрашивая дозволения. Скрестила ноги, фыркнула и не спеша начала рассказывать свою историю:

– Чёрт подери! Когда я узнал, что Милая Жёнушка любит теперь не меня, я поклялся быть УИ2, пока этот сопляк Гуилиастос не опустится до первого уровня. Кто бы мог подумать, что сопляк предусмотрительно смотается, вынуждая меня выслеживать его многие мили!

При этих словах Гуи беспомощно улыбнулся.

– К счастью, этот сопляк Гуилиастос был настолько заметным, что его местонахождение можно было легко найти, просто спросив случайных прохожих. Я преследовал его до скал, где нашёл оставленный этим ублюдком предмет его одежды на краю обрыва. Я был уверен, что эта сволочь устроила себе убежище под скалой, чтобы спрятаться от меня. Гм, думаешь, пацан, это меня остановило? Я спустил верёвку и продолжил погоню! – казалось, Дух Запада особенно гордилась своей настойчивостью.

Я перевела взгляд на Гуи. Он не выглядел тем, кто полезет на скалы ради того, чтобы от кого-то скрыться. Выносливость барда не столь велика, он вполне может ослабнуть, сорваться на полпути и разбиться насмерть.
Гуи же, стоя с покорным лицом, беззвучно, одними губами произнёс:

– Отвлекающий манёвр.

«А, тогда понятно, – я почесала голову. – Похоже, Гуи понял, что Дух Запада не станет смотреть, куда прыгает».

– Кто ж знал, что вместо этого сопляка, я столкнусь с каким-то скрытым заданием? – Дух Запада сделала странное лицо. – Этот чёртов мифический зверь даже снизошёл сообщить, что я получу случайное божественное наказание, если не одержу над ним победы. Только у меня ни шанса не было, как назло, шкура монстра была подобна стальной броне! Так что пришлось получить божественное наказание. И надо же так статься, случайное божественное наказание превратило меня в девчонку!

Под конец Дух Запада громко жаловалась.

Правда, выражение моего лица, а также лиц Лолидракон и Злоба немного изменились.

«Никогда бы не подумали, что я – не единственный трансвестит во «Второй Жизни». Оказывается, у меня здесь есть товарищ. Только я – женщина, ставшая мужчиной, а он – мужчина, ставший женщиной. Интересно, кто из нас несчастней?»

Через некоторое время, поскольку мы оба были в одной лодке, я нерешительно приоткрыла рот, чтобы приободрить Духа Запада:

– Э… Ты, по крайней мере, выглядишь довольно симпатично.

– Чушь! Это ужасно проблемно! – громко проревела Дух Запада.

«Проблемно, а мне казалось, нет проблем. Ведь игра не моделирует месячные…» – подумала я.

– Ты засматриваешься на женщин? – холодно фыркнула Лолидракон.

– Женщины – это ерунда! – Дух Запада медленно поднялась и подошла к окну, так как ноги её не были связаны, позволяя последним лучам заката окатить своё тело. – Беда не в упомянутом отношении к женщинам, а в том…

С заходом солнца на улицу опускалась ночь, и вдруг тело Духа Запада стало меняться. Оно стало выше, мускулистей, длинная причёска превратилась в модный ёжик, изгибы груди медленно уплощились, наконец, она превратилась в него!

Мы поражённо уставились на немыслимое преобразование, долгое время не в силах оторваться, в конце концов, я выдохнула и сказала:

– Это, безусловно, быстрее операции по смене пола…

– Дух Запада, что происходит? – недоумённо спросил Гуи.

– Это всё наказание мистического зверя, – Дух Запада произнёс это суровым мужским голосом, соответствовавшим его нынешнему грубому языку.

Он нетерпеливо нахмурил лоб:

– Я не хотел становиться женщиной. И в результате наших переговоров я теперь превращаюсь в женщину утром и снова становлюсь мужчиной с приходом ночи.

– Это, действительно, проблема… – выговорила я, с трудом удерживаясь от улыбки.

– Вот, дерьмо! Быстро развяжите меня! Верёвка чересчур тугая! – лицо Духа Запада выражало крайний дискомфорт.

Гуи с колебанием посмотрел на меня. Я пожала плечами, мол «Мне без разницы». Тогда Гуи повернулся к Духу Запада и произнёс:

– Прежде, чем я тебя развяжу, ты должен пообещать, что никогда не будешь вредить Принцу!

Дух Запада усмехнулся:

– Ни за что! Даже, если я не буду сражаться из-за мести, я собирался бросить ему вызов, пацан. Этот милый мальчик должен кое-чему поучиться.

Меня разобрало громким смехом:

– Почему б тебе тогда не присоединиться к Вечному городу? Это дало бы возможность бросить мне вызов когда угодно!

– Принц, это не очень хорошая идея. А если он поранит тебя? – с открытой озабоченностью вмешался Гуи.

Я ответила без всякого страха:

– Всё будет нормально. Я уже долго не воевал с монстрами, поэтому чувствую некоторую заржавленность. Так, по крайней мере, будет кто-то для спарринга. Если меня ранят, просто позови братца Волка, чтобы меня исцелил. Если же я умру, значит мне следует больше практиковаться. Но… – я уверенно посмотрела на Духа Запада. – У меня нет намерения проиграть!

Глаза Духа Запада загорелись:

– Ха, кажется, в милом мальчике проснулась смелость!

– Прекрати называть меня милым мальчиком, или я буду звать тебя горячая красотка! – полуугрожающим тоном сказала я Духу Запада.

– Не посмеешь! – яростно прошипел Дух Запада.

– Ой, конечно, посмею, Дух, ты – горячая красотка с сиськами третьего размера! – я обнажила Чёрный дао и разрезала верёвки, стягивающие Духа Запада.

Глаза Духа Запада сияли от волнения и смотрели на меня с жадностью тигра, когда он взмахнул мечом. Я видела, что он такой же любитель посражаться.

– Не разочаруй меня, Дух Запада! – я подняла Чёрный Дао, чувствуя возбуждение от приближающейся схватки.

Дух Запада не задумываясь немедленно ринулся вперёд. Я покачала головой: «Может быть, Дух Запада и любитель подраться, но он не хочет пользоваться головой при сражении». Я немного сместилась в сторону, уворачиваясь от несущейся туши, одновременно подтолкнув его, вынудив упасть на спину почти плашмя.

– Чёрт побери! – громко прорычал Дух Запада.

Недовольный промахом, он вскочил и снова нацелился на меня.

Видя, что он не сделал никаких выводов, я слегка подняла брови. Кажется, мне придётся заставить его тело запомнить этот урок навсегда. Улучив момент, я схватила запястье руки Духа Запада, в которой он держал меч, и правой ногой яростно двинула его в живот. Он сжал зубы от боли, а я вырвала у него меч и слегка улыбнулась. «Пусть резня начнётся!»

Используя все четыре конечности и оба меча я принялась мутузить соперника:

Чёртик из табакерки!3 Разрез крест накрест!

Я даже надраила об него свои сапоги, неоднократно выкрикивая:

– Я тебе покажу, как прерывать мой концерт!

– Вот так! Драка позволяет ощутить такое освобождение! – сказала я, счастливо убирая Чёрный Дао, сделав при этом жест поперёк своей шеи и как бы отсекающие некоторые части движения.

– Хорошо, пришло время поесть.

Прежде чем уйти, я не забыла дать распоряжение Злобу, возглавлявшему военное ведомство, сделав жест в сторону окровавленного куска плоти на земле:

– Не забудь записать Духа Запада в армию. Его уровень и боевые навыки довольно неплохи, кроме того, он может использовать сексуальную привлекательность в качестве тактики. Было бы непросто найти человека с подобным талантом даже за десяток лет.

– Так точно, – сказал Злоб, но, посмотрев на Духа Запада, нахмурился, вероятно, задумавшись о способе наилучшего применения отданной в его распоряжение боевой единицы.

– Хорошо, тащите свои головы в Вечный ресторан откушать! – я радостно возглавила группу, собираясь пойти в мой самый любимый Вечный ресторан и поесть там на халяву. – «Хе-хе-хе, не платить за еду в Вечном ресторане – большая привилегия, доступная мне как сеньору».

– Я уже обещала пойти с Солнечным Светом попробовать, что продают уличные торговцы, так что я с вами не пойду, – немного поколебавшись, сказала Небесная Лазурь.

– О, – отвечая, я стала обкусывать большой палец. – «Небесная Лазурь и Солнечный Свет, кажется, сблизились за эти дни. Может, они стали хорошими друзьями? Это не так и плохо. По крайней мере, с ним Небесная Лазурь счастлива».

– Ладно, пойдёмте есть! – едва я подняла ногу, вознамериваясь начать движение, как две руки опустились на мои плечи.

– Принц, книжный магазин почти готов, автограф-сессия для портфолио на следующей неделе. Пожалуйста, не забудь попрактиковать свою подпись, чтобы она выглядела аккуратно.

Я обернулась и увидела улыбающуюся мне невестку Юлиану. Затем она повернулась к Гуи и спросила:

– Как скоро выйдут книги?

Гуи кивнул и ответил:

– Две книги готовы к публикации у меня, и ещё одна та, что дали мне Джина и Юн. Таким образом, в день торжественного открытия могут быть представлены три книги.

– Принц, строительство Вечной рапсодии истощило бюджет Вечного города до критического уровня, – сияние улыбки невестки Юлианы ни с чем нельзя было сравнить. – Нам придётся организовывать больше концертов и продавать больше альбомов, чтобы немного компенсировать затраты. Поэтому, пожалуйста, продолжай работать над песнями и продажей альбомов, понятно?

– Понятно, – проглотила я сухой комок, а голова моя онемела от понимания того, что нужно делать.

 

 

Последующие дни стали настоящим кошмаром. В течение двух недель Вечная Банда провела пять концертов. Более того, чтобы привлечь публику, каждый концерт я вынуждена была выделывать какой-нибудь новый трюк, например, выпрыгнуть на сцену через горящие обручи или снизойти на площадку в костюме ангела.(После этого я, наконец, поняла, почему на всех картинах ангелы всегда изображены стоя, прямыми словно стрела со слегка вытянутыми руками. Попробуйте, неся на спине крылья весом более тридцати килограммов, принять иную позу).

Как это не странно, поклонникам, похоже, пришлось по вкусу небольшое прерывание первого концерта, вызванное появлением Духа Запада. Теперь в каждый очередной концерт Дух Запада под пристальной улыбкой невестки Юлианы вынужден был бросать мне вызов перед зрителями. Тогда я должна была пинать его в зад. И чем больше он получал пинков, тем счастливее были фанаты.

Ах, должно быть тебе нелегко, горячая красотка Дух Запада.

(Дух Запада яростно ревёт: «Какого чёрта! Я парень!»)

Благодаря тяжёлому труду Гуи, Небесной Лазури и других книжные магазины, наконец, были построены. Они открыли два. Один из них располагался в самом центре города, другой, объединённый с кафе, появился на берегу озера. Его отличная атмосфера и освещение специально создавались как романтическая ловушка для влюблённых. Так что, тренируемая в течение многих дней моя подпись нашла, наконец, достойное применение.

В день автограф-сессии вокруг бушевало море людей… Погодите, это слишком обыденная фраза не в моём стиле. Лучше так, на эту ужасающую автограф-сессию завалилось настолько огромное количество народу, что казалось, будто в Симединге разом появились Джолит Цай, Джей Чоу, Энди Лау и с ними ещё Стефани.4

Короче говоря, люди всех возрастов и полов сбились в массивную толпу. Здесь были мужчины, женщины, особи с неопределённой ориентацией всех возрастов от пяти до пятидесяти.

«Слава Богу, у нас есть ковёр-самолёт. Иначе мы бы не сумели попасть в книжный магазин» – вздохнула я, глядя на ужасающую толпу.

– Солнечный Свет, приземляйся на сцене у магазина, – сказал Гуи, указывая на небольшой пятачок, где в виде импровизированной сцены были установлены столы и стулья, окружённый солдатами во главе с Нань Гунь Цзуем в целях безопасности и чтобы предотвратить доступ туда фанатов.

– Разумеется, – Солнечный Свет послушно опустил ковёр-самолёт к земле в указанное место.
Я первой спрыгнула с ковра-самолёта, немного улыбаясь кричащим возле сцены поклонницам. Затем подошла к заранее подготовленному столу и села в кресло.

– Начинаем автограф-сессию, – глубоко вздохнув, сказала я, взяла в руки перо, поднесённое сотрудниками, и стала готовить себя к подписанию автографов, пока руки не упадут.

«Спасибо вам за поддержку», «Рад пожать вам руку», «Эй, поцелуи не допускаются!», «Цзуй, быстро убери этого фаната отсюда!» – этими и другими моими репликами сопровождалась раздача автографов.

Раздавая автографы, я с нежной улыбкой отвечала на вопросы поклонников. Время от времени находились желающие непременно поцеловать меня, а некоторые настолько не приемли отказа, что бросались на меня, чтобы вынудить целоваться. Только после того, как Нань Гунь Цзуй оттаскивал таких прочь, процесс раздачи автографов мог продолжаться. Этот цикл повторялся снова и снова: росчерк, ответ, предложение поцелуя, попытка силой поцеловать, наблюдение, как схватили и оттаскивают.

Краем глаза я иногда поглядывала на других членов Вечной Банды. Ситуация у Гуи ничем не отличалась от моей, за исключением того, что, будучи бардом, он не обладал большой физической силой, поэтому на его щеках красовались уже несколько насильных поцелуев «волчиц». Гуи теперь продолжал раздавать автографы, сдерживая слёзы от обиды и даже использовал Духа Запада, ранее желавшего разорвать его, в качестве щита.

Ревнивые поклонницы уже оставили отметины своих «волчьих когтей» на бедной горячей красотке Духе Запада, но он (ныне она) не позволил себе применить ответных мер.

(Как сказала невестка Юлиана, платежеспособный клиент – король, поэтому, не зависимо от того, что делают поклонники, они всегда правы).

В противоположность этому Злоб находился в гораздо лучшей ситуации. Учитывая, что он являлся воином, а также отстранённость его лица, вряд ли кто из фанаток осмелился бы приблизить к нему свои уста. Вместо этого они с нежностью смотрели на него в тоске, готовые проглотить, если такая возможность представится.

Поскольку Феникс и Небесная Лазурь были девушками, поклонники мужского пола могли позволить себе делать всё, что им заблагорассудится. Что было, безусловно, проблемой. Эта пара была окружена таким количеством воинов Вечного города, что я могла разглядеть только их силуэты.

«Почему такое отношение? Почему меня защищает только один Цзуй? Что за сборище сластолюбцев, забывших о своём сеньоре при виде женщин?»

Автограф-сессия продолжалась в этом духе, пока горячая красотка Дух Запада не превратилась в Духа Запада с модным ёжиком. Все мы продолжали раздавать автографы, за исключением Гуи, при этом едва сдерживали слёзы от изнеможения. Если б не поклонники, взирающие на меня со всех сторон, я бы разревелась во весь голос. Со скорбью я бросила взгляд на свою правую руку. Её неудержимо трясло, будто я перенесла инсульт, пока прикидывала в уме, сколько ещё людей стоят в очереди.

 

 

– Последний… – я поставила заключительный росчерк, чувствуя, что сейчас двинусь.

К счастью, от того, как этот чувак оглядывается на Небесную Лазурь и Феникс, было совершенно очевидно, что мной он не в малейшей степени не заинтересован. Какой идеальный финал, слов нет!

Едва я закончила подпись, он, конечно, тут же бросился к дуэту и принялся ползать на коленях по полу. Неожиданно в его левой руке из ниоткуда возник колоссальный букет красных роз, а в правой – огромное кольцо с бриллиантом размером с бейсбольный мяч.

– О, милая леди Небесная Лазурь! Моя любовь к вам течёт непрерывно, как Хуанхэ5, простирается до бесконечности подобно белым облакам в небе и обрушивается волна за волной как океанский поток! – такая тошнотворная чушь хлынула из уст этого животного. И блюющие звуки растекались вокруг также непрерывно, как Хуанхэ.

– О, моя возлюбленная леди Небесная Лазурь, пожалуйста, выходи за меня замуж!

– Прошу прощения, должна сообщить всем, что у меня уже есть возлюбленный! – прямо объявила Небесная Лазурь, нещадно глядя на беспородье на сцене, затем, как бы извиняясь, посмотрела на поклонников вокруг.

– Кто это? Кто осмелился украсть у меня женщину, не опасаясь за собственную жизнь?! – начали волноваться поклонники Небесной Лазури вокруг сцены.

Я беспомощно вздохнула. Вероятно у меня больше всего врагов во всём мире.

Небесная Лазурь сделала глубокий вздох и подняла голову к небу, взглянув на Солнечного Света, сидевшего на ковре-самолёте:

– Вот тот, которого я люблю.

– Э-э?.. – включая меня и Солнечного Света раздалось пять таких звуков.

У Небесной Лазури, смотревшей на изумлённого Солнечного Света, покраснели щёки. Прошло немало времени, прежде чем она повернулась и поклонилась мне:

– Прости, Принц, но я поняла, что люблю Солнечного Света, поэтому я не могу испытывать чувств по отношению к тебе.

– Ты… Это… – я долго заикалась, не в состоянии выдавить даже половины осмысленной фразы.

«Ох, почему моя нынешняя головная боль гораздо сильнее, чем в то время, когда Небесная Лазурь пыталась заставить жениться на себе меня. Небесная Лазурь, если твоё сердце выбрало другого, я поддержу тебя на 120 процентов. Но не могла бы ты выбирать нормального возлюбленного? Сперва ты запала на трансвестита, каковым являюсь я, а теперь на этого… Если бы ты по-прежнему любила меня, это можно было бы назвать однополой любовью. Но ты влюбилась в компьютерного персонажа! Это-то как назвать? Даже зоофилия лучше, чем влюбиться в НИП.6 Зверь, по крайней мере, является физическим телом. А НИП? Только не говорите, что будете настаивать на утверждении: Всё правильно, я влюблён в несколько строк программного кода»

– Солнечный Свет, я тебе не нравлюсь? – спросила Небесная Лазурь спокойным тоном, искренне глядя на Солнечного Света, явно не сомневающаяся в положительном ответе.

– Я… Я… – Солнечный Свет плотно сдвинул брови, явно застигнутый врасплох.

– Ты и в правду любишь Небесную Лазурь?! – опешив, я побледнела. – «Солнечный Свет – компьютерный персонаж! Даже приобретя самосознание, он всё равно отличается от обычного человека. Например, он не знает, как сказать неправду, поэтому не может утешить людей белой ложью. Если у него нет никаких чувств к Небесной Лазури, он бы сказал об этом прямо. Но он не смог, неужели это означает?..»

Солнечный Свет повернулся ко мне, в его глазах была растерянность.

– Принц, здесь не то место для подобных вопросов, – потянул меня в сторону Гуи, указывая на зрительскую массу возле сцены.

– Ты прав, – я с усилием подавила в себе тревогу, вновь принимая образ Кровавого эльфа Принца.

Выставив на лице вежливую улыбку, я произнесла очаровательным тоном:

– Автограф-сессия на сегодня закончена. Вечная Банда приложит ещё больше усилий в будущем, мы надеемся и впредь на вашу поддержку. Спасибо.

Секунды, которые я ждала, пока толпа разойдётся, показались годами. Затем я схватила Солнечного Света и Небесную Лазурь, чтобы утащить их с собой. «Но куда пойти?» – колебалась я недолго. – «Конечно, домой к Джине и Юну!»

С этой мыслью я быстро отправила им личное сообщение с распоряжением ждать нас у себя дома.

Уже тронувшись в путь, я вдруг задержалась и повернулась к остальным участникам Вечной Банды, двинувшихся следом.

Очень угрожающим тоном я сказала:

– Никому не сметь идти за нами, ясно?!

Трио позади меня демонстративно застыло. Но при виде моей строгой физиономии все дружно кивнули.

1 – Здесь в основе оригинала китайская идиома, в которой первая фраза является загадкой, а вторая предлагает объяснение, например, первая фраза «12 футовый монах», вторая «Нельзя достать его голову» В целом это означает: «Монах так высок, что вы не сможете достать до его головы». Смысл идиомы, что это так удивительно и странно, что никто не будет сразу знать, что делать. Лучше всего подходит для описания мыслительных процессов, идущих от середины или спутанности сознания. «Как могло произойти убийство, если комната заперта изнутри?». Ну а в данном случае: «Она выглядит женщиной, но утверждает, что является мужчиной»

2 УИ – убийца других игроков. Отличительная особенность (обычно в играх) – красный ник над головой и коварность (player killer)

3 Чёртик из табакерки – художественный перевод, так как, судя по оригиналу, подразумевает удары головы противника о пол в разных направлениях

4 Симединга – Известные окрестности торгового района в Тайбэе, является крупнейшей пешеходной зоне в Тайване. Это наиболее важный потребительский район в западной части Тайбэя, источник Тайваньской моды, место тусовок и японской культуры;

Джолит Цай – Золотой голос Тайваня, исполнительница китайской песни, пользующаяся огромной популярностью не только в Тайване и Китае, но и в Гонконге, Сингапуре и Малайзии, имеющая немало поклонников в Штатах;

Джей Чоу – Тайваньский композитор, певец и музыкант, актёр и режиссёр кино. Исполняет сам и пишет для других. Его музыка получила признание во всей Азии. Затем наблюдается его карьерный рост в режиссуре и актёрском мастерстве. Имеет собственную фирму по звукозаписи;

Энди Лау – Тайваньский певец, актёр и кинопроизводитель. Был одним из самых успешных в коммерческом плане киноактёров Гонконга с 1980 года, сохраняя при этом карьеру певца. В 1990-ом получил звание одного из четырёх королей кантонской музыки, наряду с такими личностями, как Арон Квок, Джеки Чан и Лев Лай;

Стефани (Сяо Цян) – Известная тайваньская модель и актриса, бывшая очень популярной в конце 1990-ых, начале 2000-ых годов, получившая в средствах массовой информации звание самой красивой женщины Тайваня

5 Хуанхэ – Жёлтая река, река Китая, одна из крупнейших в Азии. Название «Жёлтая» связано с обилием наносов, придающих желтоватый оттенок её водам. Именно благодаря им море, в которое впадает река, называется Жёлтым. Бассейн Хуанхэ считается местом формирования и становления китайского этноса.

6 НИП – дословный перевод термина NPC (неигровой персонаж)

1/2 Принц Том 4 глава 9: Концерт

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 9: Концерт – Перевод James Hook

В игре:

«Принц, давай поживей сюда! Концертный зал завершён» – едва войдя в игру, услышала я возбуждённый и немного нервозный голос невестки Юлианы.

«Правда? Приду посмотреть».

«Интересно, как он выглядит? Должно быть, весьма роскошно, мы ведь вбухали в него огромные деньги», – подумала я и спорой походкой направилась к стройке.

Руководствуясь указаниями невестки Юлианы, я оказалась снаружи замка.

Все меня уже ждали. Едва сдерживая волнение, я подошла ближе, чтобы внимательно рассмотреть концертный зал, где предстоит выступать.

– Н-невозможно!.. – я замолкла с отвисшей челюстью. – «Боже мой! Это же точь-в-точь древнеримский Колизей из учебников!»

– Ха-ха, добро пожаловать в Вечный город! Подумай только, это же первый концертный зал во «Второй Жизни»: Вечная рапсодия! – со смехом поприветствовала Юлиана.

– Потрясающе! – выговорила я.

С нескрываемым волнением на лице, я лихорадочно обшаривала глазами всё это архитектурное великолепие. Сооружение было округлой формы около двадцати этажей в высоту. Стены пепельного цвета покрывали древние на вид гравюры. Я подошла ближе, чтобы получше разглядеть. Гравюры были выполнены примитивными насечками, и изображали различные инструменты, применявшиеся разными народами. Я провела пальцами по творению, не в силах сдержаться.

– Здесь гравюры музыкальной тематики, – пояснила невестка Юлиана. – На других сторонах изображены битвы, природа и все виды ремёсел.

– Принц, не стой в дверях под впечатлением от фасада. Проходи внутрь и оцени интерьер, – сказал братец Волк, выходя из дверей.

Он поспешно протащил меня через массивный двухарочный проход, ширина которого позволяла пройти разом не одному десятку человек.

Пройдя через дверь, я поражённо уставилась на невероятно великолепную сцену, развернувшуюся передо мной. Стоя в центре арены и глядя вверх на ряды сидений вокруг, которые, казалось, поднимаются до облаков, я импульсивно выпалила:

– Я в самом деле здесь буду выступать?

– В самом деле, – сладко улыбаясь, подошла ко мне Лолидракон. – Как тебе? Это место достаточно хорошо для выступления Вашего Высочества?

– Более чем достаточно! – ответила я, краснея. – Но здесь чрезмерно просторно! Будет достижением, если зрители заполнят хотя бы одну десятую этого зала…

– Братец Принц ошибается, это место будет заполнено до отказа! – опровергнула Кукла, прыгая через ступеньку. – Кукле руки не поднять, так я устала от продажи слишком большого количества билетов на прошедшей неделе!

– Вот именно! – кивнула невестка Юлиана. – Если бы не доходы от продажи билетов, нам бы не хватило средств на постройку этого зала.

– Я говорил вам, ребята, что на Принца стянется огромная толпа, – рассмеялся братец Волк, энергично хлопнув меня по спине. – Хотя, признаю, я не предугадал, что Принц станет представительным лицом «Второй Жизни».

– Я вообще не думал об этом, – беспомощно пожала я плечами.

– Неважно, Принц, просто соберись и стань одним из самых ярких событий Вечного города! – от души рассмеялась Юлиана.

В глубине моей души появилось неприятное ощущение. Только не говорите, что они хотят меня заставить сделать что-то ещё!

Пока я раздумывала над этим, Юлиана продолжила:

– Я слышала, департамент строительства планирует сооружение двух книжных магазинов. Принц, после того, как концерт закончится, а книжные магазины будут построены, ты сможешь с удобствами провести ещё и автограф-сессию.

– А, конечно, – с облегчением вздохнула я, убедившись, что речь идёт действительно только об автографической сессии.

Я повернулась в сторону посадочных мест и промямлила также с волнением и некоторой нервозностью:

– Так это место будет битком набито публикой, эм…?

– Принц! Принц! – донёсся до меня оглушительный рёв толпы, подступающей снаружи, отчего я сильно струхнула.

Я судорожно сделала несколько дыхательных упражнений: вдох, выдох, вдох, выдох…

«Блин, мне всё ещё не по себе…» – я беспомощно взглянула на коллег по группе.

Гуи без остановки болтал, словно попугай, пытаясь меня успокоить:

– Не волнуйтесь, Ваше Высочество, просто представьте, что студент-ты… Нет, болельщики – это простые камни, и всё будет хорошо. Просто делайте то, что обычно делаете, и будет порядок…

Гуи озабоченно посмотрел на моё побледневшее лицо. В ответ я закатила глаза: «Не нужно делать вид, что я ослышалась по поводу студентов. Выходит, мы для вас ничто, просто камни, так, профессор?»

– Просто не обращай на них внимания, – Злоб слегка нахмурился, и похлопал меня по спине, пытаясь выровнять неустойчивое дыхание.

– А чего ты испугался-то? Это только группа людей и больше ничего, – Небесная Лазурь бросила надменный взгляд в сторону толпы, людей в которой было как песчинок на пляже.

– Я тоже немного нервничаю, – лицо Феникс было бледным подобно моему.

«Наконец-то, кто-то реагирует нормально, как я», – с удовлетворением подумала я.

– Кончайте это шоу на дороге! Все помнят, как мы репетировали ваш выход? – вдруг, улыбаясь как Мона Лиза, высунула голову Лолидракон. Я изобразила такую же улыбку на своей бледной физиономии.

Закрыв глаза, я ещё раз глубоко вздохнула. Когда мои глаза открылись, на лице осталось только спокойствие:

– Давайте, сделаем это!

 

 

Прогулка А-ля концертное испытание.

Он был одним из профессиональных игроков Второй Жизни, но никогда не думал, что в сетевой игре можно на самом деле провести концерт. Поэтому, услышав, что в Вечном городе предполагается проведение концерта, а в главной роли не кто иной, как ставшая с недавних пор широко известной Вечная Банда, он решил отправиться в Вечный город, чтобы расширить свой кругозор.

«Дьявол! Пришлось простоять в очереди целых пять часов, чтобы купить билет! Эта группа действительно настолько популярна?» – бормотал он про себя. Долгое ожидание раздражало, но он был рад, что решился приехать и стал свидетелем таких эпических событий. Хотя, как с его любопытством такое можно было пропустить?

В Вечном городе множество достопримечательностей, на которые стоит взглянуть. Один фонтан в форме полумесяца на центральной площади стоит цены билета. Весь город сам по себе богатый и величественный! Интересно, сколько средств затратили на его строительство? Он восхищался улицами, что были шире и аккуратней, чем в созданных на доигровой стадии Солнечном, Лунном и Звёздном городах. Магазины и рынки вдоль улиц были красивыми и по-своему уникальными. Задавшись вопросом, сколько бы стоила аренда такого магазина, он загрузил голову расчётами.

Но жилой район шокировал его как ничто другое.

«Это… Это всё ещё часть игрового мира?» – он разинул рот, широко распахнул глаза и онемел. От улицы, от прекрасных садов вдоль улицы, от особняков – всё было настолько прекрасно, что глаз не оторвать. Жадно осмотрев каждый, он тяжело вздохнул и произнёс:

– Я должен поселиться в одном из них. Продать дом в Лунном городе… Ведь, когда обнаружится, насколько прекрасное здесь место, спрос на недвижимость в программно построенных городах скорее всего упадёт.

На другой день он поспешил к концертной площадке на заре, надеясь заполучить хорошее место, но просчитался. Перед ним была уже куча народу.

– Сколько вы уже стоите здесь? – спросил он людей недоумённо.

– Мы пришли сюда после вчерашнего ужина, – ответили люди в конце очереди.

– А мы разбили палатки прямо здесь сразу, как купили билеты два дня назад, – ответили из группы девушек в середине очереди.

– Ха, подумаешь, а я вот наблюдал, как по кирпичику строилась Вечная рапсодия, – с гордостью похвастался человек, стоявший первым.

Он никак не прокомментировал эти реплики. С любопытством, достаточным, чтобы убить кошку, он нетерпеливо поинтересовался, чем столь привлекательна Вечная Банда, что такого сотворил Принц, лицо Второй Жизни, чтобы привлечь всех этих поклонников.

– Принц! Принц! – девушки рядом с ним возглашали так громко, что он опасался за свои барабанные перепонки.
Он ничего не мог поделать, только вздохнул, недоумевая, как позволил втянуть себя в это столпотворение. «Здесь действительно слишком людно, шумно и утомительно», – думал он, разминая своё измученное тело. Теперь он мог лишь надеяться, что Вечная Банда достаточно талантлива, чтобы не разочаровать его.

Вдруг с неба повалил снег. Поражённый, он смотрел на опускающиеся вниз, к нему снежинки. Даже оравшие рядом девушки на мгновение смолкли, поражённые красотой падающего снега.

«Наверное, работа мага», – отметил он про себя.

Вдруг возникли пять ледяных столпов от неба до земли. Он по-прежнему с удивлением наблюдал, как пять нечётких фигур скользнули по столпам к земле, но когда они вот-вот должны были её достигнуть, лёд внезапно разлетелся на крошечные кристаллы, рассыпавшиеся по всему колизею. Сцена залилась ослепительным сиянием, провозглашая прибытие этих пяти особенных людей.

«Так это и есть Вечная Банда?» – теперь он ясно видел пятерых людей, и каждый из них обладал своим исключительным обаянием. Гордый и надменный флейтист, красивый и завораживающий гуцинщик, эротичная и нахальная гитаристка, женственная и очаровательная ударница и, наконец, тот, с кровавой тиарой на голове, неописуемо великолепный солист, чьё лицо подёрнуто слабой и застенчивой улыбкой… – «Неужели Принц?»

Принц завораживающе улыбнулся, поднял палец к губам, призывая всех к тишине неслышным «Тс-с-с-с», затем заговорил спокойным и ещё более гипнотизирующим голосом:

– Не нужно ничего говорить, давайте начнём с песни!

– Вся жизнь, любовь, упущенный момент,
В душе твоей моих красок цвет померк,
Мечты, слова, всё, что можешь пожелать,
На самом деле счастье может мне воздать,
Ведь ты – моя радость и боль!1

Он не мог описать чувства, накрывшие его со звуками пения Принца. Голос был громкий, эмоционально будоражащий, в нём был некий трепет, какой издаёт бабочка, без сожаления порхающая в огонь. К этому интенсивный ритм барабанов и душевные колебания гитарных струн заставляли его сердце дико колотиться в ритме музыки, на гране разрыва.

Под таким первым впечатлением все, включая него, когда первая песня закончилась, потеряли дар речи. Безумное увлечение светилось в глазах зрителей, и пот струился от вида участников Вечной Банды на сцене.

– Вам понравилось? – Принц вдруг непринуждённо засмеялся, и заразительность смеха оказалась достаточной, чтобы ослабить душевные напряжения в сердце каждого.

– Да! Это было потрясающе! – выкрикнул кто-то, прежде чем остальной зрительский контингент среагировал и взорвался бурей аплодисментов.

Он позволил своему голосу присоединиться к массовому шквалу.

– В таком случае… – Принц закрыл глаза, будто что-то обдумывая.

Поклонники один за другим успокоились, опасаясь потревожить ход его мыслей.

Принц медленно открыл глаза, глаза, заполненные гаммой всевозможных настроений, и нежным голосом, словно шептал что-то сладкое в постели, произнёс:

– Любовь – всегда такая дилемма… Выбрать того, кто любит вас, или того, кого любите вы?

Безнадёжно горький звук флейты с едва уловимым намёком на сладость вдруг разлился по Вечной Рапсодии. Затем к ней присоединилась воздушно-плавная мелодия гуцини, акцентировавшая одинокий лейтмотив флейты. Наконец, возник голос Принца, низкий и тёплый, как мурлыканье любовника, совершенно отличающийся от интенсивного и громкого в предыдущей песне.

 

 

Таким образом, его непрерывно очаровывал голос Принца. После первой, второй, пятой, десятой песни ему было мало, хотелось ещё.

– Следующая песня будет последней на сегодня. Мы исполним мою любимую: «Это моя жизнь». Можете все громко повторять за мной «Это моя жизнь»? – слова Принца принесли сожаление и радость одновременно.

– Это моя жизнь! – когда Принц спел последнюю строфу, вся толпа замерла в беспрецедентной полной тишине, которую нарушал только звук сердцебиения повсюду в зрительных рядах.

– Умри Принц!!! – внезапно раздался холодный голос.

Сверху можно было заметить только метнувшуюся серебряную молнию, а Принц на сцене быстро отшатнулся.

– Принц, ты ранен!

С трибуны он мог видеть, как гуцинщик испуганно попытался двинуться вперёд, чтобы ближе рассмотреть левую руку Принца, залитую кровью. С противоположной стороны гневно сверкала женщина-мечник.

Принц отмахнулся и, не обращая внимания на ранение, спокойно произнёс:

– Если меня не подводит память, я не знаком с тобой, так почему ты хочешь убить меня и сорвать мой концерт?

От звука этих слов он начал бессознательно дрожать. Несмотря на безразличный тон Принца, никаких сомнений не было в том, что глубоко в его душе зарождается злоба.

– Твой любовник забрал мою любовь! Поэтому я здесь, чтобы убить тебя и дать этому ублюдку возможность прочувствовать боль от потери любимого человека! – глаза женщины-мечника пылали, словно бушующий огненный ад.

Принц замедленно моргнул, а потом спросил в полной растерянности:

– Мой любовник? Ты имеешь в виду парня или девушку?

В мечнице было столько ярости, что хватило бы прожечь девять небес:

– Парня, конечно же!!!

Со стороны отнюдь не было ощущения очевидности ответа. Он проанализировал ситуацию и остался в недоумении: «Странно, Как это может быть парень? Парень украл у неё любимого человека? А какого пола тогда её любовник?..»

Принц, казалось, был удивлён меньше. Почесав затылок, он махнул рукой в сторону флейтиста и гуцинщика и спросил:

– Который?

Гуи, держащий гуцинь, имя которого было тут же названо, в неведении покачал головой:

– Я знаю тебя?

Мечница ощерила зубы и взревела:

– Как ты смеешь, извращенец, забыть меня?! Ублюдок, может ты и Милую Жёнушку забыл?

Цвет лица гуцинщика внезапно изменился. Очень неуверенно он спросил:

– А ты ей кто?..

– Пацан, ну ты и выблядок! Я М-У-Ж Милой Жёнушки! Тебе хватает наглости забыть обо мне? – мечница выглядела настолько рассерженно, словно могла вспыхнуть в любой момент.

– Муж Милой Жёнушки? Но тогда ты – Дух Запада?2 – недоверчиво предположил гуцинщик.

– Ты угадал, пацан, – с дьявольским выражением лица ответила мечница.

Это было проявлением большого искусства, учитывая элегантность и изысканность её лица.

– Как ты стал… Таким? – бледный от ужаса спросил гуцинщик.

– Это всё ты виноват! И хватит этой чёртовой болтовни! Сейчас я убью твоего любовника, твоего парня, Принца! – вскричала Дух Запада, выхватывая меч и бросаясь на Принца.

Следующую сцену, наблюдаемую им со стороны, он запомнил навсегда. Мечница, называемая Духом Запада, была действительно сильной. Навскидку уровня семидесятого. Но она ничего не могла поделать против безоружного Принца. Принц легко увернулся от двуручного меча Духа Запада и даже пристально осмотрел её сверху донизу с большим интересом.

Когда терпение Принца, наконец, лопнуло, он, не в силах больше сдерживаться, спросил:

– Слушай, ты продолжаешь кричать «Пацан», как старикан какой-то, и тут же заявляешь, что муж Милой Жёнушки. Но при этом выглядишь ты чётко девочкой. Так ты парень или девушка, всё-таки?

Мечница не ответила, продолжая яростно нападать. Её щеки пылали пунцом от переполнявшей злобы:

– Ублюдок, ты человек вообще? Всё, на что способен, это уклоняться?

– А ты ожидала, что я буду послушно стоять на месте ради тебя? – с усмешкой ответил Принц, забавляясь.

– Точно! – проревела Дух Запада с поднятым мечом, намереваясь снова нападать на Принца.

На этот раз Принц в самом деле замер на месте и не двигался. Увидев, что Принц вот-вот забрызгает всю сцену своей кровью, все в ужасе закричали. Принц же вдруг нанёс быстрый удар, пославший меч женщины высоко в воздух, затем круговым ударом ноги отправил Духа Запада прочь со сцены, после чего небрежно поймал меч, падающий сверху.

Не обращая внимания на мечницу, которая, переполняемая ненавистью, харкала кровью на земле, Принц неторопливо повернулся лицом к зрителям и с лёгкой улыбкой извинился:

– Я прошу прощения за эту помеху в концерте, надеюсь, недовольных не будет. В любом случае, наш концерт на сегодня завершён. Надеюсь, все вы по-прежнему будете поклонниками Вечной Банды, и купите наш фотоальбом в книжном магазине Вечного города, который скоро откроется.

Концерт закончился, но он всё обдумывал произошедшее, идя по широким улицам Вечного города. Он вспоминал необыкновенное выступление Вечной Банды и ещё более удивительные боевые навыки, продемонстрированные Принцем. Он всегда думал, что Принц стал представительным лицом только из-за своего внешнего вида. Кто мог предположить, что будет так интересно наблюдать за его боевой техникой?

Он не мог не озвучить мысль:

– Стать гражданином Вечного города – не такая уж плохая идея!

1 Исходные слова и музыка: Ах Син и МейДэй.

2 Дух Запада – в английской транслитерации XiMen Feng. Через всю манхву он проходит с переведённым именем, при этом автор поясняет, что на самом деле это просто фамилия.

1/2 Принц Том 4 глава 8: Дневник свиданий

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 8: Дневник свиданий – Перевод James Hook

– Ах, профессор, вы не обязаны решать мои проблемы… – заливаясь горючими слезами, я смотрела на профессора Мин Гуи Вена, сидящего напротив.

– Не волнуйся, если, оказав небольшую услугу, я помогу решить проблему своего ученика, это меня нисколько не затруднит, – улыбка Гуи расплылась во всю ширь, пока он отхлёбывал из своего стакана.

«Джина! Ты меня в гроб загонишь!..» – Никогда бы не подумала, что ради того, чтобы уговорить профессора пойти на свидание со мной, она наплетёт такую несусветную ложь. Даже для меня в её истории не было никакого здравого смысла. И уж тем более невероятно, что профессор Мин в это, кажется, поверил!

А История такова: вчера после занятий Джина подтащила меня прямо к профессору Мину.

– Профессор, у нас очень серьёзная проблема, и я надеюсь, вы сможете нам помочь, – Джина изобразила глубокую скорбь и страдание, хотя мне как-то не верится, что она может опечалиться от чужих проблем.

Профессор Мин, видя серьёзность вопроса, успокоил Джину своей обычной мягкой улыбкой:

– Что случилось? Рассказывай медленно и по порядку, не нервничай.

– На самом деле проблема у Сяо Лан. Уже в течение года Сяо Лан угрожает сталкер1 и никак не хочет оставить её в покое! – Джина сдвинула брови и прослезилась.

– Сяо Лан, это правда? Этот тип тебе известен?

– Этот тип? Кто этот тип? – я в полной растерянности взирала отсутствующим взглядом.

Джина вдруг громко закричала:

– Профессор, смотрите! Сяо Лан совсем не в себе из-за домогательств того парня!

– Ох, – профессор Мин нахмурился. – Неудивительно, что Фенг Лан последнее время так рассеянна в классе и всегда в спешке убегает по окончании уроков.

«Я выглядела рассеянной из-за пытких репортёров, постоянно норовящих выдавить из вас информацию о Принце. А не уходи я в спешке из школы, какой-нибудь репортёр со слишком острым зрением мог бы заметить моё сходство с Принцем. И тогда быть мне фаршем».

– Это так, профессор, знаете, как тот парень страшно выглядит? Сяо Лан сказала ему, что скорее умрёт, чем будет с ним, но это ничего не изменило! Даже пинки в зад и моё каратэ не действуют. В конце концов, мы наврали ему, что у Сяо Лан уже есть прекрасный парень: красивый, зрелый и надёжный. Но тот тип сказал, что не поверит в это, если только… – здесь на лице Джины отразились сомнение и смущение.

– Если только что? – очень серьёзно спросил профессор Мин.

– Если только он не увидит этого человека своими глазами, – вздохнула Джина. – Но где нам найти того, кто исполнил бы эту роль?

Джина покачала головой в безысходности.

– Я понял. Я сыграю эту роль, – профессор Мин расплылся в улыбке.

«Не может быть! Профессор Мин, где ваш коэффициент умственного развития 200?» – я не верила своим ушам, глядя на серьёзное лицо профессора Мина.

– Замечательно, профессор! Тогда завтра после уроков сходите с Сяо Лан в кафе или прогуляйтесь по магазинам. Я беру на себя задачу привести этого типа, чтобы он, наконец, поверил словам Сяо Лан! – радостно воскликнула Джина.

– Хорошо, – на лице профессора Мина всё так же сияла улыбка.

Вот так мы оказались с профессором Мином в этом кафе под открытым небом, где теперь беспричинно пьём кофе. Я же пока так и не поняла, как профессор Мин купился на историю Джины.

– Студентка Фенг Лан, почему тот человек всё ещё не пришёл? – улыбка по-прежнему не покидала лицо профессора Мина.

– Я… Я не знаю…

«Откуда бы ему взяться?» – я проклинала Джину, которая сейчас была неизвестно где.

Лицо профессора Мина вдруг стало серьёзным. Он вздохнул:

– Студенка Фенг Лан, я думаю, этот человек не придёт. Вернее, этого человека даже не существует.

– Вы знали? – я удивилась. – «Если он знал правду, то зачем пошёл со мной?»

Профессор Мин снова натянул улыбку:

– С тех пор, как я начал преподавать, я столкнулся с множеством поводов пригласить меня на свидание. Вы придумали самый невероятный.

Услышав это, я могла только глупо улыбаться. Это всё объясняет.

– Студенка Фенг Лан, я должен сказать, что моё сердце уже занято, поэтому… – профессор Мин продолжил с некоторой неловкостью. – Боюсь, я не могу принять ваши чувства.

Я некоторое время сидела в недоумении, прежде чем поняла, что он думал, будто настоящей причиной свидания было признаться в моих чувствах к нему.

– Студентка Фенг Лан, не нужно так расстраиваться. Ваша внешность или что-то ещё совершенно ни при чём, моё сердце действительно занято… – увидев мой ошарашенный взгляд, профессор Мин явно заволновался и попытался всецело объяснить свою позицию.

– П-ф-ф… – я не удержалась и засмеялась.

«Это не моя вина…» – когда профессор Мин волнуется, он вдруг начинает выглядеть глупо, как Гуи. Изысканный и серьёзный профессор в очках и белой рубашке с глуповатым видом – это просто слишком смешно!

– Почему вы смеётесь? Женщин сейчас так трудно понять! – пробормотал Гуи себе под нос.

– Профессор, вас сразил Принц? – мне вдруг захотелось услышать, это произнесённым вслух самим профессором Мином, в реальной жизни.

– Да, это Принц, – и хотя он пытался оставаться спокойным, лицо Гуи слегка покраснело от смущения.

После молчаливой паузы я вдруг выпалила:

– Вы не пожалеете об этом? Ведь Принц – мужчина.

От моего вопроса выражение лица Гуи вдруг приобрело глубину:

– Сожаление?.. Принц как роза с шипами. Если бы я с самого начала знал о шипах, то может быть и не потянулся к ней. Но теперь я уже сорвал её, вдохнул её аромат, увидел её красоту. Если я брошу её сейчас, то боль в моём сердце будет несоизмеримо больше, чем та, с которой терзают шипы мою кровоточащую руку. Поэтому я не могу отринуть её.

Спустя какое-то время глубокий взгляд Гуи исчез, теперь он смотрел на меня с красным лицом.

– Прошу прощения, это, наверное, прозвучало несколько странно, – сказал он.

Улыбнувшись, я покачала головой и торжественно произнесла:

– Профессор, пообещайте мне одну вещь, прежде чем наша сегодняшняя встреча закончится.

– Что же это? – Гуи заметно задрожал.

– Угостите меня вермишелью с моллюсками в соусе из белого вина и борщом!2

– Что?

После того, как я поела вермишели с моллюсками в соусе из белого вина и борща в своё удовольствие, профессор Мин недоумённо оплатил счёт. Так что моё свидание с профессором Мином можно считать результативным.

Той же ночью Джина и Юн с волнением поймали меня.

– Куда вы меня ведёте? – неуверенно спросила я.

– Что за глупый вопрос? Конечно же на твоё следующее свидание! – сердито рявкнула Джина.

– Ох!..

 

 

– Туда! – Джина спряталась за фонарный столб, указывая пальцем на братца Зуо, стоявшего немного поодаль. – Сяо Лан, я сказала Зуо Линг Бину, что ты хочешь побывать на ночном рынке3, но у меня нет времени идти с тобой. Поэтому я попросила его пойти с тобой вместо меня. Поняла?

– Поняла.

– Тогда давай, вперёд! И не забудь сравнить оба свидания! – Джина вдруг вытолкнула меня из-за столба.

Теперь выбора не было, и я направилась к братцу Зуо.

– Вот и ты, Сяо Лан, – улыбнулся братец Зуо.

– Ага, – я кивнула головой.

– Куда ты хочешь пойти за покупками для начала? Или может быть сперва поедим? – заботливо спросил братец Зуо.

– Поедим, – у меня никогда не было желания бродить по магазинам, поэтому я могла сказать только о еде. Это не потому, что я обжора!

К концу нашей прогулки я держала в левой руке жареную курицу, в правой – красный чай, и при этом ещё жевала хрустящий картофель. Чего я только не напихала в рот! Братец Зуо даже помогал мне, неся шашлык из цыплёнка и улиток в соусе.

– Хочешь ещё чего-нибудь поесть, Сяо Лан? – внимательно спросил братец Зуо.

Я покачала головой, указывая на скамейку в парке:

– Давай лучше посидим и доедим, что набрали.

– Хорошо.

Потребляя еду, я обдумывала слова матери. Она сказала, что я нравлюсь братцу Зуо? Гм, надо бы спросить у него. С этими мыслями я открыла рот и рассеянно задала этот вопрос:

– Братец Зуо, я тебе нравлюсь?

Братец Зуо застыл на довольно заметное время, затем медленно повернул голову в мою сторону. Глаза его наполнились неопределённостью от ощущения счастья и беспомощности. Он ещё долго молчал, затем произнёс:

– Да, я люблю тебя все восемь лет.

«Восемь лет?! – моё сердце ёкнуло. – Неужели он действительно любит меня так долго?..»

– Любишь меня все восемь лет? Я достойна этого?

– Конечно, – без колебаний ответил братец Зуо.

– Но я не знаю, люблю я тебя или нет. Я не могу определиться…

Видя, что ясное настроение братца Зуо понуривается, я почувствовала себя виноватой и не знала что делать. Думаю, поступаю крайне бездушно по отношению к братцу Зуо. Восемь лет! Это же такая тяжёлая ноша, что у меня перехватило дыхание только от упоминания о ней!

– Ничего, я подожду, – просто предложил братец Зуо в ответ.

Я немного поколебалась:

– Не пожалеешь об этом? Может быть… Может быть я…

Братец Зуо повернулся ко мне спиной и мечтательным тоном, которого я от него ни разу ещё не слышала, произнёс:

– Подсолнух всегда смотрит на солнце без сожаления и жалоб. Под ветром и дождём он всегда ждёт тёплую улыбку солнца. И хотя ожидание солнца столь болезненно, подсолнух ни разу не пожалел и не пожалеет об этом.

Созерцая широкоплечую и одинокую фигуру братца Зуо, я вдруг заметила, что уши его покраснели, как перезрелый помидор.

– Подсолнух, мда… – я неспешно жевала еду, даже не замечая её вкуса.

 

 

– Ну, как прошло всё вчера? – на следующий день спросили Юн и Джина, жадно распахнув глаза от волнения.

– Довольно неплохо, – я поскребла щёку.

– Так какой вариант перспективней? – жаждал узнать Юн.

– Гм… В первом варианте, хотя он заплатил только один раз, единовременная стоимость была очень значительна и оставила меня с бесконечным послевкусием. В другом варианте он платил непрерывно, и хотя единовременная стоимость невелика и вкус уступает предыдущему, совокупная доля затрат также весьма весомая, – привела я факты.

– И что это значит? – в замешательстве спросил Юн.

Шлёпнув Юна по голове, Джина сказала:

– Глупый, не можешь понять метафоры? Это означает следующее. Хотя профессор Мин любит недолго, он всё же влюбился в неё, хотя думал, что она – парень. Эта жертва очень впечатляет. К тому же любовь профессора страстна как огонь. Это, безусловно, оставляет впечатление. Любовь же Зуо Линг Бина, напротив, нежна как вода, но при этом непрерывна и устойчива как поток. Его постоянные жертвы не столь впечатляют, как принесённая профессором, но если принять во внимание общее время, которое он любил Сяо Лан, общая жертва, на которую он пошёл, не менее значительна, чем профессора. Ясно тебе?

– Теперь я понял, – Юн осветился внезапным озарением.

– Вот, разве я не права, Сяо Лан? – с гордой хвастливостью спросила Джина.

– Нет, я имела ввиду еду… – почесала я затылок.

– Еду? – выпучили глаза Юн и Джина.

Я кивнула, как будто моё объяснение было самым естественным:

– Хотя Гуи угостил меня только вермишелью с моллюсками в соусе из белого вина и борщом, стоимость блюд составила более 800 долларов.4 Это действительно дорого, но так вкусно, что я до сих пор переживаю этот вкус. Братец Зуо на ночном рынке угощал меня разными закусками, и хотя они были не так восхитительны, как вермишель, их было великое множество. Я по-настоящему поела в своё удовольствие, а общая их стоимость может оказаться не меньше, чем у угощения Гуи.

По непонятной мне причине у обоих выступила пена вокруг рта, а смотрящие на меня глаза побелели.

Наконец Джина заключила:

– Тот, кто влюбится в тебя, будет проклят на восемь поколений!

– Апчхи! – Мин Гуи Вен и Зуо Линг Бин чихнули одновременно в двух разных местах.

«Кто-то проклял меня?» – подумал каждый из них.

1 Сталкер – термин, используемый для обозначения индивидов чрезмерно настойчиво преследующих и навязывающих себя другому лицу

2 Вермишель с моллюсками в соусе из белого вина выглядит примерно так; для тех, кто хочет это сам приготовить, есть рецепт здесь (переводить не буду, а то вдруг мне не понравится :-)) ).
Борщ – имеется ввиду известный нам суп, думаю, нашим соотечественникам объяснять не нужно (а вот англоязычным читателям автору пришлось)

3 Ночной рынок или ночной базар – уличный рынок, работающий по ночам, как правило предназначен для неспешных прогулок, неторопливых покупок, также включает в себя точки питания (кафе). Дневные рынки, в отличие от ночных более деловые и суматошные.

4 800 долларов – имеются ввиду тайваньские доллары. 800 этих долларов по состоянию на декабрь 2010 года соответствуют примерно 26 долларам США

1/2 Принц Том 4 глава 7: Портфолио

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 7: Портфолио – Перевод James Hook

– Во-первых, позвольте представить вам необходимые инструменты для создания портфолио. Номер один – вот это существо. Маленькое, лёгкое и компактное оно может быть использовано как в помещении, так и на открытом воздухе. Его даже можно положить в мешок, так что будет удобно носить с собой… – Лолидракон кивнула в сторону плавающего в воздухе предмета, который, как ни посмотри, напоминал гигантское глазное яблоко с крыльями летучей мыши.

Видя, как все тупо уставились на этот гибрид, летающую глазомышь, Лолидракон дважды кашлянула, восстанавливая внимание:

– Я дала ему название. Это фототварь! Основное назначение фототвари – делать фотоснимки. Ёмкость памяти – 500 фотографий или около 5 часов видео. Кроме того, можно купить дополнительный блок памяти, тогда ёмкость соответственно возрастёт. Также нужно отметить, что цифровая матрица этого существа составляет 10 мегапикселей. Его можно использовать для съёмок на память во время отпуска, запечатления места преступления и дальнейшего предъявления в суде и так далее!

В конце концов Лолидракон подытожила:

– Уже сейчас фототварь в продаже во всех крупных зоомагазинах. Но торопитесь! В первой партии всего пять тысяч фототварей!

– Далее, второй инструмент, который Джина сотворила совсем случайно. Это иллюзия очарования со 100%-ой гарантией результата! Она может изобразить всё: от исторического пейзажа до декоративных украшений! Это серьёзное подспорье, когда дело доходит до создания портфолио, – разглагольствуя, Лолидракон просто захлёбывалась слюной, сжимая карту очарования.

– Лолидракон, ты слишком много смотрела торговый канал СВТВ в последнее время? – серьёзно спросила я.

– Я бы ничего не стала покупать с этого канала, – закричала она, потом покраснела и добавила. – Но, как вы знаете, на канале недавно сменился сезон, поэтому я пошла на канал СВТВ поработать телеведущей, чтобы на заработанные деньги немного пройтись по магазинам.1

На некоторое время все потеряли дар речи.

Я вдруг вспомнила:

– А закончив портфолио, как мы собираемся его распространять?

– Я собираюсь отнести его в официальную издательскую контору «Второй жизни» и получить оценку. После принятия решения относительно объёмов печати, они, вероятно, через пару дней, выпустят его, – сказала Лолидракон. – Мы планируем продавать издание в магазине принадлежностей.

«Что? Выходит, теперь портфолио – это принадлежность? Как такое может быть? Или этим мы собираемся так отвлекать наших врагов?..» – думала я беспомощно.

Внезапно меня осенила идея:

– А как насчёт книжного магазина?

– Открыть книжный магазин? Хорошая идея, – колеблясь, ответила Лолидракон.

– А это очень не плохая идея! – вдруг заговорил Гуи с волнением. – После того, как станет возможным издание книг, многие игроки попытаются опубликовать свои работы, но немногие из них, в отличие от нас, смогут выставить свои книги на продажу в магазине принадлежностей. Но открыв книжный магазин и позволив игрокам выставлять в нём книги, мы получим комиссионные, тоже неплохой способ заработка.

– Но будут ли потенциальные клиенты? – осторожно прокомментировал Злоб.

– Это будет зависеть от качества книг. Нам придётся тщательно отбирать выставляемые книги. Через некоторое время, я думаю, выявятся хорошие авторы. Хорошие авторы означают много клиентов. Ведь на самом деле, у многих людей не хватает времени на чтение в период бодрствования, так у них появится возможность читать книги при помощи устройства для игры во сне! Многими это будет очень востребовано! – счастливо выпалил Гуи.

– И добавит ещё один уникальный объект в Вечный город, что привлечёт сюда ещё больше людей! – Небесная Лазурь в возбуждении сжала кулаки.

Лолидракон пожала плечами:

– Давайте сделаем книжный магазин. Так как это по части отдела строительства, то оставляю вопрос двум его руководителям для внутреннего обсуждения.

Гуи кивнул, сверкнув глазами. Повернувшись к Небесной Лазури, глаза которой тоже блестели, он начал болтать с ней о книжном магазине.

– Я имела ввиду, что вы обсудите это позже, а сейчас давайте-ка начнём делать портфолио! – с улыбкой, от которой волосы встают дыбом, добавила Лолидракон.

Но затем она произнесла такое, что волосы стали ещё выше:

– Так, снимай это.

– Снять это? Снять что? – спросила я непонимающе.

Глаза Лолидракон медленно скользнули с моего лица на грудь.

«Этот взгляд!» – я не выдержала и плотно схватилась за свой ворот.

Её взгляд продрейфовал дальше. Я крепко ухватилась за пояс, подумав: «Боже мой, Лолидракон, перестань валять дурака! Иначе это портфолио получит статус «Только для взрослых»!»

 

 

– Я могу немного отдохнуть? – спросила я, находясь всё ещё в дурмане.

Никогда не думала, что создание портфолио будет таким изматывающим. Это была проверка на стойкость, выносливость и способность переносить сильную боль!

Проверка на стойкость: я должна была принимать различные позы невероятной сложности и замирать в них, чтобы Лолидракон могла сделать снимки. Иногда приходилось оставаться в позе до получаса. Я подозреваю, что Лолидракон рисовала меня, а не фотографировала.

Проверка на выносливость: Я неохотно уступила настойчивости Лолидракон, посчитавшей, что выставить напоказ два кусочка будет отлично.2 Ведь два кусочка у парня ни чем таким не являются. Но обузданная взглядом Злоба: «Не смей или у-м-р-ё-ш-ь!» и огромными слезящимися глазами Гуи: «Ваше Высочество, вы не должны терпеть такое унижение» – я замерла в процессе обнажения. Далее я наблюдала, как Лолидракон при поддержке Феникс и Небесной Лазури противоборствовала Злобу и Гуи. Две стороны начали громко и яростно спорить о том, должна я обнажать два кусочка или нет, заставляя меня, при этом, то снимать, то надевать одежду. Не, ну чьи это кусочки вообще-то?

Наконец я вышла из себя и с мрачным лицом заорала:

– Зат-кни-тесь!!!

Все пятеро синхронно повернулись в мою сторону и хором сказали:

– Тогда решай сам!

Под взглядом пяти пар глаз мой гнев сразу улетучился и я испуганно пробормотала:

– А как насчёт половинчатого решения?

– Снять рубашку, но при этом не показывать один из кусочков? – пробурчала Лолидракон, а затем нехотя добавила. – Хорошо, это решает проблему.

– Ничего подобного! Этот здесь будет всё видеть! – Злоб махнул рукой в сторону Гуи.

– Моя позиция – тебе никогда не должно быть видимо тело Принца! – стиснув зубы, яростно процедил Гуи.

– Ну и что будем делать? – спросила я, почёсывая лицо. – «Так не пойдёт и эдак не пойдёт… Эти ребята раздражают меня ещё больше, чем девчонки!..»

Мои размышления прервал странный звук:

– Вшш-ш-шк!

«Это похоже на… клеящую ленту?..» – мы обернулись.

Это была Феникс с двумя кусками клеящей ленты. Она смотрела на мою грудь…

Затем: С теми, кто говорит, что боль, вызванная отдиранием липкой ленты от важного места сравнима с болью при родах, я теперь полностью согласна.

 

 

Я пришла в себя после этой ужасной фотосессии и смотрела на Лолидрагон слезящимися глазами, умоляя:

– Так могу я теперь отдохнуть?

– Можешь отдыхать, – ответила Лолидракон.

Мои глаза загорелись

«Я могу, наконец, прогуляться по Вечному городу! Я не могу дождаться узнать, какие вкусности здесь можно найти!» – взволнованно думала я.

– Ненадолго. Завтра мы начинаем репетицию концерта!

– Репетицию концерта?.. – недопоняла я.

– Угу, это под личным контролем Юлианы, потому что в концерт была вбухана куча денег, – тихо прошептала мне на ухо Лолидракон.

– ВААААА! Кошмар! – я думала, что расплачусь.

– Старший Брат, несмотря на то, что мы начнём репетиции завтра, у тебя нет времени, чтобы выйти и поесть, следовательно, ты не должен ходить есть. Как-то так, мне кажется, – выговорил Юн.

Он беспомощно смотрел на меня, и я даже не стала комментировать этот их приговор моей битве с едой.

Видя полное отсутствие моей реакции, Джина добавила также беспомощно:

– Старший Брат, если захочешь чего-нибудь съесть, просто напиши нам в личку, мы сразу же пришлём тебе.

Услышав такое, я, наконец, затолкала в рот куриную ножку, что держала в руке, сделала глоток, чтобы промочить пищевод, и сказала с некоторым смущением:

– Спасибо.

– Ваше Высочество! Хотите ещё разного жареного мяса? – Гуи радостно протянул мне салфетку, чтобы вытереть руки, а Феникс промокнула рот носовым платком.

Джина и Юн наблюдали с завистью.

– Эй, а где Небесная Лазурь? – вдруг спросил Юн, озираясь.

– И Солнечный Свет? – добавила Джина.

– А, они пошли на прогулку, – сказала я, махнув в неопределённом направлении. – «Странно, почему Кеншин не пошёл? Нет, я ничего такого не думаю – этот парень всегда на моей стороне, только ведёт себя немножко слишком тихо…» (даже автор не знает, как объяснить всем, что он на самом деле там, где всегда – сидит с ничего не отражающим непроницаемым лицом).

– Ух ты! Вот это номер! Небесная Лазурь решилась изменить себе! – поражённо сказала Джина.

– Она сказала, что собирается найти место для нашего книжного магазина, – буркнула я, пытаясь выбрать приправу для жареного мяса, что принёс мне Гуи.

– Книжный магазин? Какой ещё книжный магазин? – непонимающе спросил Юн.

– Книжный магазин Вечного города, который мы собираемся открыть в ближайшее время – первый книжный магазин во «Второй Жизни», – с горящими глазами рассказал Гуи.

«Блин, не удивительно, что он профессор, начиная говорить о книгах, сходит с ума…» – думала я, поедая мясо.

– Но где мы будем брать книги, которые намереваемся продавать? – с сомнением спросила Джина.

– Для начала мы выставим на продажу портфолио Вечной банды. Дополнительно я собираюсь написать несколько книжек и выставить их тоже. Позже, получив признание, мы позволим другим выставлять на продажу свои книги в нашем магазине или даже принимать рукописи с целью издания книги. Для меня это нетрудно, – глаза Гуи светились интеллектом уровня 200 IQ.

– Правда? Тогда… М… – что-то пробормотал Юн, но переспрашивать было неловко.

Я вдруг вспомнила, что Джине и Юну нравилось сочинять рассказы. Они частенько выбирали меня первым читателем своих трагедий: «Грустнейшие рассказы в мире и истории человечества». И, честно говоря, не такими уж плохими они и были. Только название подкачало, что даже комментировать не хочется. Какое название, спросите вы? То, которое только что прочитали: «Грустнейшие рассказы в мире и истории человечества».

– Можем ли мы выставить свои книги в вашем магазине? – не вытерпев, выкрикнула Джина.

– Конечно! Так, ребята, я предоставляю вам несколько свободных дней, чтобы вы могли воспользоваться этой возможностью и написать их. Затем я проверю, напечатаю, и мы сможем выставить произведения на церемонии открытия, – Гуи был счастлив, что нашёлся кто-то, готовый участвовать в написании книг.

– Да! – Джина и Юн в волнении обняли друг друга.

– Кстати, Джина, Юн, вы уже купили дом? – я вдруг вспомнила, что последний раз они выбирали дом. – «Интересно, как это происходит?»

– Да, только что приобрели. Это очень милый белый коттедж, даже с садом! – счастливо ответил Юн.

– О, хочу посмотреть! – я внезапно поднялась. – Официант, остальную еду я забираю с собой!

– К сожалению, Принц, я тоже должен идти, – глубоко вздохнув, поднялся Гуи. – Юлиана велела мне вернуться к проектированию сцены для концерта. Кроме того, нужно делать проект книжного магазина. И не забывай, что мне ещё книги писать.

«Ого! Он действительно занятой. Уж не знаю, сколько времени он тратит на подготовку нашего классного материала, десять минут? А то и ещё меньше…»

– Ваше Высочество, хотя я не смогу находиться рядом телом, моё сердце всегда с вами! – Гуи продолжал смотреть на меня большими слезящимися глазами, пока я не пнула его в раздражении.

– Пока Гуи здесь нет, я вернусь в военный департамент, накопилось много незавершённой работы, – заявил Злоб.

«То есть, если Гуи здесь, тебе не нужно заниматься военными делами?»

– Мне, в таком случае, лучше вернуться в департамент финансов. Юлиана на грани срыва от стресса! – Феникс ужасно побледнела.

– Хе, хе, всё нормально, все можете расходиться. И пока что-то не придёт или ничего не случится, не надо пытаться искать меня снова, – я счастливо помахала вслед. – «Это такая редкость! Неужели, настал день, когда я могу отвязаться от этих четверых и просто расслабиться. Эх, можно насладиться тишиной!..»

– Старший Брат, не нужно так радоваться, когда у других печаль. У всех у них была неотложная причина, чтобы уйти, – Юн еле сдерживал смех.

Я расслабилась:

– Не разойдись они в ближайшее время, я бы сорвался. Ладно, пойдёмте, наконец, посмотрим ваш дом.

По пути к дому Юн вдруг сказал:

– Старший Брат, можно задать тебе давно мучающий нас вопрос?

Я уставилась на него: «Обычно Юн просто говорит то, что хочет. С каких пор он стал спрашивать разрешения?»

– Что же это? – спросила я.

– Старший Брат, ты знакома с Фенг Лан? – спросила Джина, и моё сердце пропустило несколько ударов.

Я остановилась.

«Чего это она меня об этом спрашивает? Она узнала? Не может быть! Просто так спросила?» – размышляла я.

Самым спокойным голосом, каким только могла в данный момент, я ответила:

– Фенг Лан? Не знаю такой. А почему ты спрашиваешь?

– Я так и думал, – пробормотал Юн.

Я вздохнула с облегчением.

– В конце концов, сказать, что знакома с самой собой, было бы довольно странным, правда, Сяо Лан? – походу добавила Джина.

Моё сердце замерло секунды на три, затем я закрыла лицо руками и чуть не разрыдалась.

«Я знала, что они узнают! Это конец! То, что моя тайна раскрыта Юном – этим ходячим радиовещателем – худший вариант развития событий! Как только новость распространится, только подумайте, что сотворят фанаты, количество которых достаточно, чтобы заполнить и Атлантический, и Тихий океаны. ВААААА!.. Как я теперь жить буду?!..»

Джина похлопала меня по плечу:

– Не бери в голову, я прекрасно тебя понимаю, Сяо Лан. Я уже применила каратэ к Юну и предупредила, что если он разболтает тайну, то в следующий раз удар будет направлен на самое уязвимое место парня. Так что ему не захочется быть причиной утечки новости.

– Уф, это было на грани! Но чем я себя раскрыла? Как вы, ребята, узнали? – спросила я. – Вы же всегда называли меня Старший Брат!

– Поскольку ты не называла нам своего игрового имени, нам пришлось спросить твоего брата. Он сказал, что ты – трансвестит в игре, – выложил Юн.

– БРАТЕЦ, ТЫ НЕДОУМОК! Не вынуждай меня убить тебя для защиты своей чести! – я сжала кулаки и стала подумывать, что лучше будет добавить в обед: пестициды или крысиный яд.

– Так, мы сложили воедино то, что ты – игрок-трансвестит, то, что тебя нравятся симпатичные мальчики, а также то, что у тебя не вызывает интереса известнейший симпотяжка – Принц. Единственная причина тому, как мы подумали, то, что ты и есть Принц. И хотя твоё поведение в игре и жизни разнится, твои основные привычки очень похожи. Так что мы перестали сомневаться, – беззаботно пожал плечами Юн.

– Но знаешь, твой кровный брат, Фенг, такой рассеянный, что может войти в историю. Не пойму, как Ян Мин, зная даже, что ты – трансвестит, не понял, что ты – Принц… – с восторженным лицом сказал Юн.

– Никто так не догадлив, как вы ребята, – пробормотала я.

– Ну, не будь мы такими догадливыми, как бы мы узнали о твоей настоящей личности? И что это мы зовём тебя Старший Брат, да Старший Брат? – Джина ударила меня по голове.

«Ой, ну почему все знакомые мне девки такие вспыльчивы? И всем им почему-то хочется бить меня по голове…»

– Я говорил, что ни один глупец не стал бы доверять нам после стольких предательств с нашей стороны. А это оказалась ты, Сяо Лан. Тогда понятно, почему ты продолжала нам помогать, – продолжал сетовать Юн.

Он и Джина были настолько тронуты, что поклялись быть с Принцем навсегда.

Что я после этого могла сделать ещё, кроме как скрести свой затылок и глупо смеяться?

– Это неважно, важен захватывающий романтичный любовный треугольник. Кого ты собираешься предпочесть, профессора или старшекурсника? – уставилась на меня Джина.

– Не задавай мне те же вопросы, что и мама, Джина! Я не знаю! Романтический и захватывающий… Джина, ты преувеличиваешь! – я беспомощно вздохнула.

– Что ты так волнуешься? Просто встречайся с обоими, – буркнул Юн.

– Эй, ты мужик или кто? Что ты советуешь девушке встречаться с двумя парнями?! – подскочив, завопила на ухо Юну Джина.

Я спросила озадаченно:

– Разве мы не пришли к заключению, что он не парень?

– Сяо Лан! – Джина вдруг ухватилась за меня. – Давай проведём эксперимент!

– Эксперимент? – непонимающе спросила я.

– Пойди в реальной жизни на свидание с каждым из них! – глаза Джины ужасающе засверкали.

– Эм…

1 это китайский каламбур. Если в английском языке (и в русском) это звучит как просто покупки, то в оригинале подразумевает «Потратить очень много денег при совершении покупок», особенно в очень дорогих магазинах.

2 Два маленьких кусочка – В Китае говорят «Разоблачи три части», подразумевая демонстрацию трёх интимных частей (двух сосков и ХХХ). Здесь, говоря о двух кусочках, Лолидракон имеет ввиду соски Принца.

1/2 Принц Том 4 глава 6: Лицо «Второй Жизни»

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 6: Лицо «Второй Жизни» – Перевод James Hook

– Сяо Лан, я могу опустить факт, что ты стала трансвеститом. Я даже могу проигнорировать, что ты стала красивее. Но помимо этого ты ещё и стала певцом!

Моя мама бесцеремонно разбудила меня рано утром. Я затуманено наблюдала, как мои родители разглагольствуют с полными слюны ртами, разбрызгивая её во все стороны, и про себя думала, что мне повезло быть разбуженной мамой, иначе те фанатки оставили бы меня совсем без одежды.

Наконец, мама не смогла больше созерцать мой удивлённый, непонимающий взгляд, схватила моё ухо и проревела:

– Ты в курсе, что весь мир ищет Кровавого Эльфа Принца?

– Что? – от такой шокирующей новости я немедленно вышла из ступора. – Мама, ты ведь имеешь ввиду всю «Вторую Жизнь», правда?

– Не только «Вторая Жизнь», но и реальный мир тебя также ищет! – сказал папа, словно сбрасывая на меня бомбы и, конечно, наслаждаясь этим.

– Почему реальный то мир меня ищет? – спросила я в недоумении.

Мама принялась массировать лоб, будто при головной боли:

– Неужели не понимаешь? Твоё пение поразительно! Многие академии талантов, модельные агентства и даже корпорация «Вторая Жизнь» хотели бы сделать тебя своим представителем, лицом, так сказать.

Моя челюсть отвисла:

– Корпорация «Вторая Жизнь»? Не может быть! Разве они не знают, что я трансвестит?

– Ты меня спрашиваешь? – сердито возмутилась мама. – Я знаю только, что они разместили скриншоты тебя на главной странице официального сайта «Второй Жизни». Я даже распечатала их.

Я выхватила распечатки из маминых рук. Первая картинка зафиксировала момент, когда я подняла дао, чтобы рубануть неизвестного противника. Вторая – крупным планом мой поцелуй с Феникс и Небесной Лазурью. Третья – выступление Вечной Банды на площади. Каждая картинка была снабжена громкой подписью, например: «Сливочный ликёр Второй Жизни – Кровавый Эльф Принц», «Хотите подобно Принцу быть в постоянном окружении девушек?», «Мечтаете стать всемирноизвестным, как Принц?»; и резюме: «Здесь нет ничего, чего вы не могли бы сделать, но есть даже то, о чём вы не мечтали. Реалистичный на 99% мир – Вторая Жизнь – ждёт вас!»

Мои руки дрожали, когда я просматривала стопку фотографий Принца.

«Что случилось, – думала я. – Как так всё обернулось? И ведь понятно, что у этих скриншотов, размещённых на главной странице самой популярной в мире реальновременной игры «Вторая Жизнь», экспозиция в N раз выше, чем у обнажённых фото знаменитостей женского пола!»

Я закричала в отчаянии:

– Что, что мне делать то?!

Мои родители посмотрели на меня с торжественными лицами и сказали:

– Во-первых, пойди приготовь завтрак.

– Мама, Папа, вряд ли это здесь уместно! – вены вздулись на моей голове. – «Во всяком случае, мне нечего на них полагаться…»

Но под яростными взглядами родителей и глупого брата, мне всё же пришлось приготовить завтрак, прежде чем я пошла в университет.

Прожевав яйцо на жареном хлебе, я поехала к месту учёбы на автобусе. Вокруг университета, к своему удивлению, я обнаружила фургоны новостных репортёров.

«Что происходит?» – задавалась я вопросом.

Моя голова была переполнена ими, когда я сошла с транспорта и плелась до классной комнаты.

Шедший следом за мной брат, Фенг Ян Мин, присвистнул при виде толпы репортёров, окруживших профессора Мин Гуи Вена. Со злорадством он заявил:

– На этот раз у профессора проблемы!

– Простите, почему вы решили создать группу во «Второй Жизни»? – спросил мужчина репортёр и сунул микрофон профессору Мин Гуи Вену.

– Сожалею, но мне пора начинать урок, так что, пожалуйста, закончим на этом, или мне придётся вызвать службу безопасности, – прямо ответил профессор Мин Гуи Вен.

– Такой красивый! – сказала какая-то женщина репортёр, а её глаза отображали два сердца.

Мужчина репортёр неумолимо задал другой вопрос:

– Знаете ли вы, где сейчас находится Принц?

– Без комментариев! – ответил Мин Гуи Вен ледяным тоном, а лицо его потемнело.

 

 

[После этого:]

Наконец охранник оттеснил толпу репортёров.

Я сидела на своём месте и изумлённо наблюдала, как профессор Мин Гуи Вен, очевидно терзаясь головной болью, слушал сплетни Гу Юн Фея, дававшего классу полный отчёт о том, что, как и почему происходило.

– С тех пор, как Вечная Банда нашего Вечного города начала концертный тур, она стала неимоверно популярной. Многие последовали за ней из Звёздного города в Лунный, а затем в Солнечный, чтобы посмотреть выступление.

Юн выглядел очень гордо, даже обратился к профессору Мин Гуи Вену:

– Не так ли, профессор?

Профессор Мин Гуи Вен всем видом выражал усталость и страдание:

– Да, нас преследовали, что мы едва с ума не сошли.

– Я не ожидала, что Принц будет таким красивым! – произнесла одна из студенток, крепко держа кучу фотографий, что я видела сегодня утром.

– Я слышала, что многие академии талантов ищут Старшего Брата, – озабоченно упомянула Джина.

Юн также почесал ухо:

– Старший Брат, действительно, умеет скрываться. Даже профессора отыскали на следующий же день. Но о Старшем Брате нет вообще никакой информации.

– Какая жалость! Если бы Принц объявился, это, несомненно, стало бы сенсацией! – разочарованно сказала другая студентка.

«Сенсация?! Если я, единственный трансвестит «Второй Жизни», объявлюсь, сенсация, наверное, была бы такой же, как при выходе в продажу очередной версии «Второй Жизни»!» – беспомощно подумала я, сидя в стороне.

– Ты права, Принц такой прелестный и так здорово поёт… Если бы он стал певцом, то добился бы огромной популярности во всём мире! – вставила ещё одна студентка, очарованная настолько, что была буквально похоронена в фотографиях.

– Верно, я сходила на официальный сайт «Второй Жизни» и скачала там песни Принца. Там есть и «Это моя жизнь», и «Мечты хотят на волю» – добавила держательница компакт-дисков.

«Там… Там даже песни можно скачать?!» – я чуть не упала в обморок.

– Гуи, выйди на минутку! – донёсся голос братца Зуо от двери.

Я удивлённо подняла глаза на это неуместное появление, увидев ещё и группу репортёров у него за спиной.

– Что за дела? Я профессор! Соблюдай некоторое приличие! – раздражённо проворчал Гуи.

Он дал нам самостоятельное задание и вышел.

Братец Зуо на мгновение встретился со мной взглядом «ДРОЖУ!», а затем, стоя у входа в класс, сказал журналистам:

– Ни я, ни профессор не знаем ни о местонахождении Принца, ни обо всём том, что представлено «Второй Жизнью». По всем вопросам, пожалуйста, подождите, пока ситуация устаканится, и тогда Вечный город сделает объявление.

– Что касается концерта в Вечном городе, он состоится, как и запланировано, – добавил Гуи.

Журналисты продолжали безостановочно задавать вопросы. Спустя продолжительное время, поняв, что Братец Зуо и Гуи не собираются ничего более сообщать, они собрались в группы и приняли решение поспешить к себе назад, чтобы написать отчёт, в противном случае нечего будет давать в вечерние новости.

Когда журналисты, наконец, ушли, братец Зуо сказал тем же тоном:

– Хотя, думаю, он должен поостеречься и внимательно отнестись к тому, чтобы не обмолвиться кому-либо о своей реальной личности. Иначе всё станет проблематичным.

Эти слова, видимо, предназначались для меня.

 

 

[В игре:]

Едва закончив учебный день, будто сидя на иголках, я буквально побежала домой, вытащила игровую гарнитуру, открыла личку и начала плакаться на имя Лолидракон:

«Лолидракон, что за чертовщина с этим представительным лицом «Второй Жизни», какого хрена?»

Беспомощным голосом Лолидракон ответила:

«Мне жаль, но это было решением руководства корпорации. Я ничего не могла сделать».

«Что значит, ничего не могла сделать? – потребовала я. – Ты же знаешь, что я – трансвестит. Как я могу быть лицом «Второй Жизни»?»

«Можешь конечно. Ты ведь станешь только виртуальным представительным лицом».

«Виртуальным лицом? Это ещё что такое?» – я свела вместе брови.

«Единственное, что ты не можешь – это появиться в реальной жизни. Всё остальное: фотографии, реклама и даже песни – не проблема. Именно поэтому руководство решило сделать тебя игровым и телевизионным представителем, – объяснила Лолидракон. – Тебе не понадобится раскрывать свою настоящую личность».

«Но… Но…» – пробовала я найти аргументы.

«Помимо всего прочего это даст много преимуществ Вечному городу и Вечной банде, – с воодушевлением продолжала Лолидракон. – Даже только для одной репутации Вечного города это уже очень много. Ты знаешь, что несмотря на то, что Вечный город пока не открыт, множество людей уже ждут за его пределами? Не говоря уже о тех, кто желает примкнуть к армии Вечного города! Их так много, что нам потребуется строгий отбор!»

«Но…» – я попыталась возразить.

«Ещё один момент. У нас были трудности с реализацией даже фотоальбома, а распространение книг и компакт-дисков во «Второй Жизни» вообще было невозможным! Теперь же, только из-за тебя, корпорация специально доработала эти функции! Представляешь, какое это подспорье экономике Вечного города?!» – последние слова Лолидракон явно предназначались для того, чтобы выбить из меня всякие сомнения.

«Я не уве…»

«За это предоставляется компенсация. Просто дай мне свои банковские данные и тебе перечислят деньги», – финально добила меня Лолидракон.

«Я с радостью буду лицом «Второй Жизни». Лолидракон, пожалуйста, хорошо меня обучи», – ответила я без каких-либо колебаний.

 

 

«Деньги! Здорово! Теперь я смогу решить все свои проблемы, возникшие из-за того, что мои родители до сих пор ничего не зарабатывают. Сегодня ночью в честь праздника все будут есть снежную говядину1 с овощами! Думаю, они обрадуются. Мясо для еды! Мне кажется, что быть представителем совсем не плохо!»

Пока я предвкушала как буду есть тушёную говядину с овощами, внезапно возникли четыре тени. Это были люди, вышедшие вчера из игры в том же месте и в тоже время – члены Вечной банды. Окружив меня с нехорошими выражениями на лицах, они в унисон заголосили:

– Принц! Что за дела с этим представительным лицом?!

– Э-э… Я могу только повторить то, что сказала мне Лолидракон. Если вкратце, то у меня есть причины стать представительным лицом, – я вздохнула.

«Я слишком наивна, не предполагала, что участие в игре может вызвать проблемы. Вот и сейчас «Вторая Жизнь» подтвердила моё невежество относительно способов игры в игру с 99-процентной реалистичностью», – бешено метались у меня мысли.

Выслушивая мои объяснения, члены Вечной банды не переставали сердито глядеть.

Их лица остались таковыми и после. Не желая нарушать тишину серьёзности, я могла только выставить беззаботную улыбку и сказать:

– Нам ещё нужно провести концерт в Солнечном городе. Все готовы?

– Мы можем ответить «Нет»? – побледнев, спросили все.

Моё лицо также потеряло цвет:

– Я тоже хотел бы сказать «Нет», но мы сегодня должны провести этот концерт и поскорей вернуться в Вечный город. Потому что Лолидракон велела сделать фотоальбом.

– Что? Фотоальбом? – выражения лиц Злоба и Гуи изменились. Особенно Злоба, обычно бывшее безэмоциональным.

– Да, фотоальбом, – беспомощно пожала я плечами. – Только не думайте, будто лишь я должен это делать. Всем участникам Вечной Банды придётся!

– Но Принц, на официальный сайт пойдут только твои фотографии, так что не надо! Почему ты должен быть представительным лицом? Так же будет ещё больше соперниц на твою любовь! – умышленно прокричала Небесная Лазурь.

– Ай… – огорчённо вздохнула Феникс.

– Не будь представителем, Принц! – Небесная Лазурь тревожно схватила меня за руку.

– Я не могу, я уже дал согласие корпорации «Вторая Жизнь». И что более важно, я уже взял половину денег и съел тушёное мясо с овощами. Что теперь я могу сделать?

– Не смей! – Небесная Лазурь со злобой посмотрела на меня.

– Я не могу, я должен, – я не смогла освободить руку от хватки Небесной Лазури, поэтому сумела лишь затащить её вслед за собой на ковёр-самолёт. – Давайте-ка все закончим последний концерт этого тура!

– Я запрещаю тебе быть представителем! В противном случае я больше не буду выступать! – в отчаянии Небесная Лазурь принялась угрожать мне.

«Как же это меня раздражает! – думала я, и две вены вздулись поперёк моего лба. – За мной гоняются бесчисленные толпы женщин-волчиц, я должна быть представительным лицом, я должна проводить концерты и даже должна делать фотоальбомы. Но что ещё более важно, я никому не могу позволить узнать, кто я на самом деле. Особенно Юну и Джине, которые непрерывно допрашивают меня в школе на предмет моего нынешнего местонахождения в игре. И на фоне этих досадных и нервирующих событий теперь ещё приходится иметь дело с своенравностью Небесной Лазури! Не хочу тратить время!»

– Хватит, раздражает! Я буду представительным лицом, хочешь ты того или нет! – гневно буркнула я.

– Ты! Ты… – Слёзы навернулись на глаза Небесной Лазури, но она упорно их сдерживала.

От этого взгляда половина моего сердца смягчилась, тут же сожалея, что я накричал на Небесную Лазурь без причины. Даже если у меня плохое настроение, я не должна срываться на ней.

Я уже собиралась открыть рот, чтобы извиниться, но тут голова Небесной Лазури поникла и слёзы, наконец, брызнули у неё из глаз. Она вытерла их рукавом, повернулась и побежала.

– Небесная Лазурь! – закричала я, но она не остановилась.

– Настало время запланированного концерта, – нахмурился Злоб.

– А как же Небесная Лазурь? – я с тревогой наблюдала, как она свернула в какой-то переулок.

– Я поищу её, – сказал Солнечный Свет. – Мы с Кеншином много гуляли по округе в последнее время и знаем пути.

Я озабоченно задумалась на минуту:

– Хорошо, Солнечный Свет, ты ищешь Небесную Лазурь. Но Кеншину придётся остаться с нами. Как бы не пришлось потом присматривать за Феникс.

– Ладно, – ответили и Кеншин, и Солнечный Свет.

Я взглянула в направлении, где в последний раз видела Небесную Лазурь, преисполненная безграничным самобичеванием, и надеясь, что не совершила непоправимых ошибок.

 

 

Довольно странное ощущение, когда исполняешь без одного участника. Хотя я пела настолько хорошо, насколько могла, беспокойство не покидало меня. Я надеялась, что Солнечный Свет быстро разыщет Небесную Лазурь, и что она на меня не сердится.

И только по окончании концерта, когда ковёр-самолёт Солнечного Света с силуэтом Небесной Лазури на нём прилетел спасать нас, немного полегчало.

– Небесная Лазурь, я виноват, что накричал на тебя. Просто я был в очень нервозном состоянии. Пожалуйста, прости меня, – сложив руки, извинялась я перед Небесной Лазурью.

– Хм! – Небесная Лазурь надулась и отвернулась.

Я беспомощно поскребла лицо:

– Да, мы скоро должны будем делать фотографии, хочешь взять их, Небесная Лазурь? Хотя, если ты собираешься уйти из группы…

Услышав это, Небесная Лазурь обернулась и закричала:

– Я не ухожу! Я хочу получить их!

Видя опухшее лицо Небесной Лазури, меня распирало от смеха. Уговорческим тоном я сказала:

– Хорошо, хорошо, мы возьмём их вместе.

– Ваше Высочество, мы прибыли в Вечный город, – взволнованно указал Гуи вниз, под ковёр-самолёт.

– Как замечательно, что мы, наконец, добрались до дома! – я счастливо посмотрела на наш дом, Вечный город.

«Дом даёт ощущение покоя и устроенности. Вон там Лолидракон кричит и машет нам…» – думала я, энергично махая в ответ Лолидракон.

До нас донёсся срывающийся голос Лолидракон:

– Принц! Осторожно! Мы тестируем новый барьер! Не подлетайте близко!..

– А? – «Интересно, что имела ввиду Лолидракон, говоря…»

БАМЦ!

Лолидракон наблюдала, как каждый из находящихся на ковре-самолёте прижимался к барьеру, а затем комками скатывался вниз, словно птица после удара о стекло. Ей оставалось только бормотать про себя: «Слишком поздно…»

 

 

– «Гигантская яичная скорлупа», как следует из названия, имеет форму гигантского яйца и подобно твёрдой оболочке защищает всё, что вы хотите защитить. Закрываемая область увеличивается в зависимости от моего уровня и сейчас составляет примерно пятую часть Вечного города. Если я не пью зелья маны, то могу поддерживать её около 10 минут. Но если я не ограничен в количестве маны, то могу удерживать и два часа. Это определённо, очень, очень большая поддержка защите города, – сказав это, Юн смущённо почесал затылок. – Но я никогда не предполагал, что первой экспериментальной целью окажетесь вы, ребята и Старший брат.

– В следующий раз предупредите о своём яичном щите до того, как я разобью нос! – ответила я недовольно.

– Это гигантская яичная скорлупа, – поправил Юн.

– Старший брат, я изобрела новую миражную фу, – Джина поспешно вытащила пачку фу, чтобы показать мне, как будто это было драгоценное сокровище.

Я с любопытством спросила:

– Миражная фу? что она делает?

Джина кашлянула несколько раз и начала объяснять:

– Миражная фу предназначена для создания миражей, что следует из её названия. Порядок использования следующий: во-первых, экзорцист вставляет различные иллюзии при изготовлении фу, во-вторых, при непосредственном применении помещённая в фу иллюзия проявляется в этом районе. Например, если я помещу сейчас в фу пустыню, то затем, когда я применю фу, возникнет мираж пустыни. Даже несмотря на возможность создания только неприкасаемых иллюзий, эти фу будут неплохим подспорьем в запутывании врагов.

– Вот как? Интересно, дай-ка попробовать! – я с энтузиазмом вытащила одну бумажку, чтобы поиграть.

Вытянув руку, я бросила фу. Все вытянули шеи, ожидая результата.

– Все выглядят такими беззаботными. Вам нечем заняться?! – внезапно раздался сзади голос невестки Юлианы. Эти исключительно нежные тона напугали меня так, что всё тело покрылось гусиной кожей.

– Е-есть дела… Я сейчас же пойду займусь… – я обернулась, и первое, что оказалось в поле моего зрения – это смертельно страшная улыбка невестки Юлианы.

– Тогда почему ты до сих пор здесь? – улыбаясь, снова заговорила невестка Юлиана.

– Д-да… – я бросила взгляд влево-вправо, лихорадочно ища какое-нибудь дело, к которому можно было немедленно приступить.

Джина снова кашлянула:

– Э, Старший брат, это…

– Не мешай! Я ищу себе какую-нибудь работу. «О, вон там, кажется, есть занятие, думаю, я могла бы пойти туда и помочь перетаскивать брёвна».

– Старший брат, – Джина раздражённо смотрела, как я инициативно переквалифицировался в грузчики.

– Принц, что ты делаешь? – только что подоспевшая Лолидракон удивлённо смотрела, как я тащу бревно.

Я в смущении опустила свою ношу:

– Э-э, невестка Юлиана сказала мне найти полезное занятие…

– Юлиана? – лицо Лолидракон выражало полную растерянность. – Разве она не в офисе ведомства финансов? Только что, выходя, я видела её там.

– Не может быть! Это ведь невестка Ю… – я указала туда, где мгновение назад находилась невестка Юлиана и обнаружила, что больше там её нет. Я совсем запуталась. – «Что происходит?»

Джина беспомощно улыбнулась:

– Старший брат, это была иллюзия, вышедшая из миражной фу. Я внедрила в фу мираж о том, как невестка Юлиана надзирает за работниками.

– То есть ты случайно внедрила этот образ, а я случайно его вытащил? – уголок моего рта дёргался. – «Ни хрена ж себе удача!»

Джина извинительно улыбнулась мне.

– Забудьте, забудьте об этом! Я в самом деле едва не испугался до смерти, вы, два клоуна! – бросила я, с облегчением похлопывая себя по груди, всё ещё не оправившись от произошедшего.

– Старший брат так легко испугался? Боюсь, он действительно может позже перепугаться до смерти, – лучезарно улыбаясь, сказал Джина.

Я сглотнула, подумав, что это заявление выглядит как скрытое предложение: «И что она имела ввиду?»

– Церемония военного парада! – резонирующим голосом объявила Лолидракон.

– А? – я до сих пор не в себе, а тут ещё какая-то церемония военного парада.

Но Лолидракон уже нетерпеливо тащила меня прочь.

Затащив меня к себе в комнату, Лолидракон выудила из сумки набор блестящих лёгких серебряных доспехов, сделанных как будто для меня.

– Почему я должен идти на военный парад? – спросила я в ужасе, не в состоянии унять дрожь в конечностях. – «Тут какая-то ошибка! Я же девушка, мне не нужно служить в армии. Но зато приходится выступать на военном параде».

– Потому что все хотят видеть какую личность представляет из себя их сеньор, – небрежно ответила Лолидракон, помогая мне надеть доспехи.

– Да неужели только личность? – горько засмеялась я.

Лолидракон покачала головой:

– Должна предупредить, во-первых, если будешь считать абсурдным своё появление на военном параде, то гарантирую, военное ведомство первым возжелать убить тебя.

– О, ведомство финансов и ведомство городского планирования не позволят тебе смыться, – добавила она, отвлекшись. – Благодаря тому, что ты стал представительным лицом, под твой величественный образ пришло служить множество солдат, чему несказанно радо военное ведомство. Кроме того, за воротами ожидает огромная толпа как туристов, так и людей, ждущих очереди на покупку дома в Вечном городе, что вызывает даже стычки средь них. Ведомства финансов и городского планирования, наконец, смогли вздохнуть с облегчением.

Также, представительное лицо должно думать и о «Второй Жизни». Так что, если ты сгубишь свой имидж на церемонии, количество людей, желающих твоей смерти, заполнит Тихий океан.

Я поморщилась и сказала:

– Мда, если мне к тому же придётся объявить, что я трансвестит, Атлантический океан также заполнится.

– Ладно, ладно, не будь таким подавленным. Достаточно принять образ Кровавого Эльфа, выходя на сцену, и сказать несколько слов. Больше ничего не потребуется, – закончив крепить броню, Лолидракон похлопала меня по спине.

«Но я ж нервничать буду!» – приуныв, подумала я.

– Послушать тебя, Лолидракон, так там будет пять тысяч солдат. Пять тысяч! Откуда они взялись то?! Я стал представительным лицом всего-то несколько дней назад, разве не так? Подумать только, пять тысяч пар глаз, то есть десять тысяч глаз будут на тебя смотреть, как тут не занервничаешь?

Лолидракон хохотнула несколько раз:

– Успокойся, успокойся! Думаешь, я тебя не знаю? Как только взойдёшь на помост, так автоматически обратишься в бесстрашного Кровавого Эльфа!

– Правда? – спросила я подавленно.

– Правда. Теперь иди! – Лолидракон сильно толкнула меня.

– Зачем нужно было так сильно меня толкать? – тихо проворчала я, глядя в сторону коридора, ведущего к гнетущему подиуму.

Обычно, достаточно нескольких шагов, и вы оказываетесь в конце. Но сегодня коридор оказался аномально сложным, длинным и тёмным. И хотя обычно я хожу быстро и с лёгкостью, сейчас даже поднятие ноги казалось затруднительным.

– Пошли, – Лолидракон похлопала меня по плечу.

– Как, Принц, ты ещё здесь? Все уже заждались! – братец Волк подошёл со своей обычной уродливой улыбкой.

– Братик Принц, ты вернулся! Кукла так скучала по тебе! – Кукла бросилась ко мне с распростёртыми объятиями.

Я также раскрыла объятия, улыбнувшись:

– Не боишься, что съем твою еду?

Кукла симпатично показала язык.

– Принц, доспехи так идут тебе! – во взгляде Гуи была такая страстная влюблённость, что я сильно стукнула его по голове.

– Принц, поторопись! – невестка Юлиана поощрительно улыбалась.

– Всё, пошли, – я расслабленно улыбнулась, ожившие стопы уверенно понесли меня к ослепительному свету в конце тоннеля, а члены Странного отряда пристроились позади.

 

 

Подавляющий солнечный свет был таким ярким, что выйдя из коридора я едва смогла открыть глаза. Я притенила их тыльной стороной ладони, давая привыкнуть к свету, лишь затем опустив руки и оглядев ряды людей.

Мне лучезарно улыбались Роза и Сломанный Меч, Леголас сохранял свою нейтральную манеру поведения, со своим огромным боевым топором стоял Эльфсил, Целитель выглядел как все жрецы – жрец, более всего походящий на жреца.

Я с улыбкой прошла мимо команды Розы. За ними стояли Чёрные Призраки. Высокомерный Мин Хуан так и напрашивался на наказание. Бессердечный Ветер в раздражающе поддельной атмосфере очарования. Злоб как обычно с каменным лицом, только его глаза показывали озабоченность и беспокойство.

Нань Гунь Цзуй, как и Ледяная Феникс, Белая Лебедь, Конг Конг и остальные члены Праведных Клинков с гордостью смотрели вниз на других солдат, будто хвастались сокровищем. Но в то же время они ещё и с нервозностью следили за малейшими признаками проявления моего недовольства.

С этого места я, наконец, чётко увидела всё пространство площади, заполненной народом. А прямо передо мной находился подиум. Очевидно, мне следовало туда подняться, а затем, используя образ Кровавого Эльфа и мой статус сеньора Вечного города, поприветствовать всех.

В совершенно спокойном настроении я шагнула к подиуму, а затем, ступенька за ступенькой, поднялась на него. Под выжидающими взглядами окружающих, я стояла со спокойной и уверенной улыбкой.

– Я сеньор Вечного города, также известный как Кровавый Эльф Принц! – прямо в точку я определила свой статус. – В этом нет ничего выдающегося. Это просто моё положение в Вечном городе. Так же как вы – солдаты и защитники Вечного города, я являюсь его сеньором. По мне, будь ты солдатом в армии или господином в замке – все мы есть часть Вечного города. Другими словами, все мы – это Вечный город, а Вечный город – это мы! Давайте вместе бесконечно расширять Вечный город и обеспечим его постоянное присутствие во «Второй Жизни»! – звучно и сильно закончила я.

Под пылающими и обожающими взглядами с площади я величественно покинула сцену, в то время как туда вышло Военное ведомство, начав группировать солдат, объяснять им суть военных операций, порядок учений и так далее. Короче, меня это уже не касалось ни коим образом. Я в любом случае ничего не понимала в военной организации. По пути с трибуны я заметила Лолидракон, яростно махающую мне руками. Не оставалось ничего, кроме как последовать за ней.

– Не думала, что кто-то вроде тебя способен толкнуть такую человеческую речь с трибуны! – вполголоса прошептала мне Лолидракон.

– Эй, что за отношение?! Я легко говорю как нормальный человек! – я опровержительно закатила глаза.

– Неужели? «Я голодный» тоже считает, что говорит как человек? – спросила Лолидракон.

Немного виноватым тоном я ответила:

– Люди тоже могут проголодаться. И вообще, куда ты меня ведёшь?

– Фотографироваться! Для! Альбома! – прозвучали три звучных и сильных слова.

1 Снежная говядина – говядина высокого класса, внутримышечный жир которой мраморного цвета и выглядит как снежинки. Отсюда и название

1/2 Принц Том 4 глава 5: Дневник злоключений уличных музыкантов

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 5: Дневник злоключений уличных музыкантов – Перевод James Hook

Объединив свои усилия, члены Вечной Банды, наконец, придумали способ собрать столько слушателей, сколько возможно. Во-первых, участники разделятся на 4 группы и проследуют разными путями: Злоб, Гуи и я – в одиночку, а Феникс и Небесная Лазурь – вместе, в сопровождении двух телохранителей, Кеншина и Солнечного Света. Нам бы хотелось начать шествие от восточных, западных, северных и южных ворот соответственно и встретиться на центральной площади, где мы и начнём свою уже совместную деятельность.

Посматривая на растущую орду народа позади себя, я подумала, что, наверное, хватит. Если каждый приведёт примерно такую же, то на площади плотность населения может достичь критической массы и привести к взрыву.

С этими мыслями я продолжала шествовать к площади, и так совпало, увидала Гуи, подходившего с другой стороны в то же время. Гуи был определённо красивым парнем, его красота могла конкурировать с моей. И число женщин, среди похотливо увязавшихся следом за ним, преобладало.

Я помахала Гуи и он побежал мне навстречу.

– Так, остальные уже добрались сюда? – спросила я?

Гуи расцвёл в улыбке, отвечая:

– Я видел Небесную Лазурь и Феникс, привлёкших немало мужчин.

– Вот как?

Опёршись на руку, я вскарабкалась на фонтан в центре площади, затем втащила Гуи наверх.

Теперь мы оба сидели в стильной позе на ободе фонтана, позволяя толпе восхищаться нами, а самим небрежно глазеть по сторонам, высматривая прибытие остальных.

– Хорошо, что мы взяли их с собой. Иначе нам бы не удалось привлечь ни одного парня, – полушутя сказала я. – Ведь не можем же мы позволить Вечному городу стать городом женщин?!

– С присутствием Вашего Высочества, боюсь, он действительно станет городом женщин, – с улыбкой ответил Гуи.

– Что-о-о?! А вы, значит не несёте за это никакой ответственности? – с сарказмом возмутилась я. – Вы со Злобом тоже красавцы, что не встречаются людям на улицах ежедневно. Кстати, помнится мне, Кеншин и Солнечный Свет также симпатичны. Да и Нань Гунь Цзуй выглядит неплохо. И Сломанный Меч, пусть даже он уже и занят. Ой, не понимаю, в Вечном городе так много красивых парней!

– Перед тобой, Принц, красота любого блекнет, – медленно произнёс Гуи влюблённым тоном.

Его рука нежно смахнула белые волосы, упавшие на мой лоб, а затем… Его отправили в фонтан, ударив с прыжка.

Пожалуйста, не поймите неправильно, я не толкала ногами Гуи! Смотрите сами! Это Злоб! Вот он, возник рядом со мной, с угрожающим взглядом, сердито смотрит вниз, на Гуи в фонтане.

– Ты здесь? Ого! Злоб тоже пользуется успехом! – я оглядела море лиц на площади и удовлетворённо кивнула головой.

– Феникс и Небесная Лазурь чуть поотстали, но скоро дойдут, – ответил Злоб, неохотно вытаскивая Гуи из фонтана.

– А, вижу их!..

Меня прошиб холодный пот от вида двух неторопливо идущих ультра-красавиц, дорогу которым очистили два телохранителя (я отрядил Солнечного Света и Кеншина). А за ними следовала толпа плотнее роя муравьёв – орда извращенцев с избытком мужских гормонов. Как видно, дизайнеры Лолидракон неплохо поработали над костюмами. Верх был сексуален: леопардовые полумайки без бретелек. Низ – экстремально коротким, состоящим из обтягивающих фигуру кожаных юбок и туфель на высоких каблуках. Все три предмета одежды являлись, без сомненья, тройкой благочестивого оружия, требующегося для привлечения мужчин. На Небесной Лазури и Фениксе такая одежда проявляла ещё более разрушительный эффект, достаточный, чтобы мужчины пускали слюни до смерти от обезвоживания.

– Похоже, все участники Вечной Банды в сборе, – слегка улыбнулась я, созерцая двух невероятно клёвых красавиц. – Давайте начнём с чего-нибудь захватывающего. Небесная Лазурь, Феникс, вы готовы?

Небесная Лазурь вытащила гитару и негромко пробежала по струнам, указывая таким образом на готовность. В это время Феникс с помощью четверых остальных участников разворачивала ударную установку. Взяв, наконец в руки палочки и небрежно брякнув по барабанам, она тоже кивнула мне.

Стоя на краю фонтана и оглядывая огромную аудиторию, я надменно сказала:

– Тогда ничего не будем говорить. Просто споём сперва. Пусть все увидят музыкальное мастерство Вечной банды!

– Не вопрос! – одновременно сказали Небесная Лазурь и Феникс.

После этого Феникс сразу же начала энергично отбивать ритм, вынуждая шумную толпу успокоиться. В этот же момент Небесная Лазурь яростно дёрнула струны гитары. Я издала рёв в небеса и начала первую песню нашего концертного тура. Вследствие напряжённого ритма и звучного пения, меня понесло в дикий танец, я танцевала, будто сражалась. Предавшись настрою, я полетела, я прыгнула, я излила себя всю в исполнении, будто бы по моим жилам разливался огонь, стремящийся воспламенить сердца всех присутствующих…

 

 

Вот, наконец, и последняя нота. Восстанавливая чувства после страстных танцев, я молча встала на месте. Без нашего участия на площади воцарилась тишина. Было настолько тихо, что я слышала собственное дыхание.

– А-а-а-а-А-А-А-ААА!!! – громкие и пронзительные женские визги поднялись от толпы, буквально пронзая мне барабанные перепонки.

В нарушенной ими тишине голоса были подобны взрыву метеорита, столкнувшегося с Землёй, который ещё и привёл к цепной реакции:

– Браво!

– Бис!

– Это слишком замечательно!

– Пойте ещё!

– Ах, какой симпатяшка!

– Какая красотка! Блин, у меня чуть не кровь из носа!..

Заметив всё возрастающий шум, я подняла бровь:

– Что ж, давайте сделаем атмосферу поспокойней. Гуи, Злоб, это ведь не проблема?

– Конечно, нет, Ваше Высочество! – Гуи достал гуцинь и элегантно сел на край фонтана.

– Давайте, начнём, – Злоб взял флейту и неподвижно замер.

Высокая и гордая одинокая фигура идеально сочеталась с флейтой.

Свист флейты начал растекаться среди криков и шума. Но по каким-то причинам они не могли заглушить её душевное звучание. Звуки флейты разливались сквозь толпу, сквозь шум, плывя непосредственно в уши каждого. Очень быстро площадь утонула в молчании, нарушаемым только грустным плачем флейты.

Потом к ним добавились тихие и трогательные переливы гуцини Гуи, а затем и я приоткрыла рот и запела совсем другим, в отличие от предыдущей песни, голосом, полным печали.

 

 

Вот и вторая песня закончилась. И снова нас окружило молчание. Я вспомнила нашу главную цель – пропаганду Вечного города.

– Приветствую всех! Мы – Вечная Банда, находимся под покровительством Вечного города. С сегодняшнего дня мы начинаем концертный тур по Солнечному, Лунному и Звёздному городам. Также мы дадим серию концертов в Вечном городе примерно через месяц. Так что, надеюсь, вы все сможете посетить наши грандиозные выступления. Теперь, хотелось бы представить всех нас. Я – вокалист, Кровавый Эльф, Принц! – слова я сопроводила дьявольской улыбкой.

– Гитарист, Небесная Лазурь! – Небесная Лазурь симпатично высунула маленький розовый язычок.

– Ударник, Ледяная Феникс! – ленивая улыбка Феникс излучала очарование.

– Я Гуилеастос, играю на гуцини, – открыто улыбнулся Гуи.

– Злоб, мой инструмент – флейта! – короткой фразой хладнокровно закончил Злоб.

Теперь, глядя на бесчисленное число глаз под сценой, у меня сложилось ощущение затишья перед бурей. Я только и смогла отправить в личку каждому сообщение: «Блин, нам надо слинять прежде, чем они придут в себя!»

«Поддерживаю!» – в гнетущей и пугающей тишине мнения членов Вечной Банды на этот раз были на удивление одинаковы.

– А-а-а-А-А-А-ААА!!! – разнёсся сливающийся воедино вопль.

– Солнечный Свет! Доставай свой ковёр-самолёт!!! – при виде толпы, безумно двинувшейся на нас, все участники Вечной Банды одновременно издали душераздирающий крик, будто по предварительному сговору.

– Скорее, забирайтесь! – взопрыгнув на ковёр с разбега я протянула руку, чтобы втащить Гуи.

И тогда началось перетягивание каната между мной и кучей женщин, ухватившихся за его ноги.

– Ваше Высочество! Спасите меня! – со слезами на глазах вопрошал Гуи.

Женщины! Когда дело доходит до зацапывания красивых парней, их сила становится неисчерпаемой! Я, чьё тело уже наполовину стащили с ковра, отчаянно боролась против них:

– Злоб, Кеншин! Скорее, помогите мне!

– Э-эх… – голос Злоба прозвучал так, словно он и хотел бы помочь, да не мог этого сделать.

Скосив глаза, я увидела его агонизирующее лицо. Верхняя часть туловища Злоба была на ковре-самолёте, обе руки держались за него мёртвой хваткой, в то время как нижнюю часть его тела обнимали пять симпатичных девушек, от которых он не мог освободиться.

– Умри, извращенец! – нервно вскрикнула Небесная Лазурь.

Ударом она сбросила мужика, обнимавшего её бёдра. Но тут же другой озабоченный в них вцепился.

– Огненная стрела! Огненная Стрела! Огненная… – Солнечный Свет непрерывно испускал огненные стрелы, также помогая Небесной Лазури сбрасывать с ковра извращенцев.

– Ух, как страшно!.. – Феникс спряталась за единственным, кто мог защитить её – Кеншином.

Но хотя лезвие меча Кеншина уже окрасилось кровью, мужчины продолжали лезть один за другим, не заботясь о своих жизнях.

– Пельмешка! Скорострельная Мясная Атака! – я выхватила Пельмешку и направила под ноги Гуи, маниакально стреляя ещё сырым и сочащимся кровью мясом.

Когда красивые девушки покрылись этим мясом, их чувство отвращения, наконец, превалировало над решимостью ловить красавцев. Одна за другой они отцепились от ног Гуи. Втащив, наконец, его на ковёр, я бросилась на помощь Злобу.

– Мясная ата-а-ака!

Отбившись от очередной группы девушек и освободив Злоба, я повернулась в сторону Небесной Лазури и Феникс.

– Небесное пламя! – Гуи приказал Огненному Фениксу дыхнуть огнём на толпу извращенцев.

В скором времени куча угольно-чёрных извращенцев попадали вследствие этой воздушной атаки.

– Солнечный Свет! Поторопись! Взлетаем! – проревела я.

– Хорошо, – после того, как Солнечный Свет отдал распоряжение ковру самолёту, нашей группе удалось, наконец, сбежать.

С бледным лицом я спросила:

– И подобное нас ожидает в течение всего ближайшего месяца?

– О, БО-О-ОЖЕ!.. – испустили все члены группы нечеловеческий крик.

И только теперь я поняла, насколько труден путь артиста.

 

 

(Концертный тур,день 2)

«Первая группа докладывает, главный вход заблокирован. Повторяю, главный вход заблокирован. Через главный вход точно не пройти. Какова ситуация у других групп?» – спросила я по личке у второй и третьей групп.

Голоса Злоба и Гуи сообщили:

– Вторая группа докладывает, задний вход оккупирован врагами. Повторяю, задняя дверь оккупирована врагами.

– Третья группа докладывает, у окон тоже толкотня! – жалобно провыла Небесная Лазурь.

Комнаты гостиницы, которые мы арендовали, сегодня снова захватили фанаты! Мне хотелось плакать, но слёзы не текли. Если бы я предположила это раньше, я бы не тратилась на аренду. Почему я вместо этого не использовала деньги на еду?!

– И что нам делать? – спросили меня остальные.

Хмуря брови, я ответила:

– Думаю, нам остаётся только взять спальные мешки и отдыхать на улице.

– Четвёртая группа докладывает, – небрежно сообщил Солнечный Свет. – За городом замечены люди, повсюду вас ищущие, ребята.

– Тогда спать на ковре-самолёте, хотя здесь и тесновато немного… – беспомощно подвела я.

. . .

Группа людей на ковре-самолёте, который не очень большой:

– Я хочу спать рядом с Принцем! – надулась Небесная Лазурь и крепко обняла меня.

А Феникс уже давно лежала в моих объятиях.

– Я тоже хочу обнять Ваше Высочество! – отпихиваемый ногами Злоба, Гуи сумел лишь обхватить мои голени и боролся изо всех сил.

Наконец, я улеглась. Мою левую руку крепко обняла Небесная Лазурь, правую сторону моего тела придавила Феникс, человек, вцепившийся в мою правую голень и отказывавшийся отпускать, был Гуи, а схватившим Гуи за ворот с желанием сбросить его с ковра был Злоб. Солнечный Свет и Кеншин пристроились рядом с нами, рядом с кучей человеческих тел из нас получившейся.

– Как тесно, – холодно прокомментировал Кеншин.

 

 

(Концертный тур, день 5)

– Все надели плащи? – спросила я, понизив голос.

Шестеро позади меня кивнули.

– Выглядит незаметно, – удовлетворённо сказала я. – Это хорошо, пойдёмте, нам как-то нужно телепортироваться в Лунный город.

– Давайте поторопимся! У меня уже чувство, что за нами кто-то гонится… – донёсся из-под одного из плащей голос Небесной Лазури, очевидно не желающей задерживаться ни минуты.

– Потише! Если кто-нибудь узнает в нас членов Вечной Банды, будут большие проблемы! – проговорил Злоб.

– Пошли! – сказала я и двинулась вперёд, благо станция телепортации находилась не слишком далеко.

Чем дальше я шла, тем больше ощущала, будто что-то не так. Пускай станция телепортации никогда не испытывала недостатка в клиентах, но наплыв такого моря людей, это же ненормально? Мы продолжали идти к станции с чувством тревоги.

– Минутку! – Большой здоровенный парень преградил нам путь. – Если вы хотите воспользоваться станцией телепортации, то должны снять плащ. Это требование безопасности.

«Снять? Дадут ли мне вообще тогда возможность уйти отсюда?»

Мысли о бедственном положении, в котором мы окажемся, откройся, что мы – Вечная Банда, вынудила меня на жёсткий и холодный ответ:

– Что?! Станция телепорта в собственности твоей семьи? Чтобы её использовать, нужно твоё согласие?

Человек смущённо поскрёб затылок и ответил:

– Нет… Просто кое-кто поручил мне останавливать здесь игроков, чтобы я убедился, что проходящие не те, кого не надо пускать. Было бы ужасно, если бы я пропустил их…

– Пропустил кого? – хотя, думаю, я знаю ответ на этот вопрос.

Мускулистый парень замялся:

– Это очень известная в последнее время Вечная Банда!

«Что и ожидалось…» – подумала я беспомощно. Я усердно спросила каждого по личке, что они могут предложить сделать. Однако ответом была только тишина.

– Прорываться! – от Кеншина поступило единственное предложение.

– Годится! – закричала я, поскольку всё равно в голову не приходило никаких иных решений.

Таранным ударом я отбросила грузного парня. Не ожидав такого, тот отлетел далеко, но прежде успел схватиться рукой за мой плащ.

– А-А-А-Х! Это Принц! – раздался пронзительный вопль.

Мой лоб жутко вспотел:

– МЫ ОБ-РЕ-ЧЕ-НЫ!..

 

 

(Концертный тур, день 10)

– Тьфу, не могу больше есть жареное мясо! Десять дней подряд на завтрак, обед и ужин было жареное мясо! Меня вырвет, если я съем ещё хоть кусочек! – плакала Феникс, откусывая от кусочка жареного мяса в руках.

Наконец, это оказалось выше пределов её выносливости:

– БЛЮ-Э-Э-Э!..

Я с холодной отрешённостью уставилась на Гуи, отодвинувшегося в сторону. Его тошнило так, что это было уже трагедией.

«У нас нет другого выбора. Я тоже хочу поесть чего-нибудь другого. Но даже Солнечный Свет и Кеншин не могут сходить купить какой-нибудь еды. Всякий раз, когда люди видят нас или кого-либо в маске, они бросаются на него, будто сумасшедшие!»

Солнечный Свет, всегда элегантно улыбавшийся, на этот раз выглядел на редкость мрачно. С печалью в сердце он посетовал:

– Последний раз, когда я пошёл купить для вас еду, едва сумел вернуться.

– То, что у нас есть хоть какая-то еда, уже хорошо, – холодно сказал Злоб.

«Главное, чтобы мы сами не превратились в пельмени в ближайшее время. Да, и кстати, что собирается есть Пельмешка?» – я тщетно взглянула на Пельмешку, но тот играл в «Лети, лети» со своей женой, Огненным Фениксом.
«Может замесить жареное мясо в форме шара и рассматривать как пельмень без оболочки, чтобы съесть?.. Кому в голову пришла такая дурная идея?..»

 

 

(Концертный тур, день 15)

– Все, скорее, валим отсюда! – во весь голос орала Небесная Лазурь, дико несясь с площади, где только что состоялся наш концерт.

Её преследовала длинная вереница извращенцев.

– Небесная Лазурь, давай сюда! – крикнул Солнечный Свет с ковра-самолёта.

Подлетев на низкой высоте, он протянул руку и втащил её.

– Уф, кажется, все здесь, так? – спросил Солнечный Свет, с облегчением вытирая пот.

Но тут с бледным от ужаса лицом Гуи воскликнул:

– Где Моё Высочество, Принц?!

А где-то в человеческой куче я ужасно кричала:

– ПОМОГИТЕ-Е!!! А-А-А-А!.. Отпустите мою куртку!.. Верните штаны! Господи, с меня же почти всё стянули… Пожалуйста, оставьте хотя бы трусы!..

1/2 Принц Том 4 глава 4: Наиважнейший вопрос в жизни Пельмешки

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 4: Наиважнейший вопрос в жизни Пельмешки – Перевод James Hook

– Перекличка! Принц – здесь, Гуи – здесь, Злоб – здесь, Небесная Лазурь – здесь, Феникс – здесь, Кеншин – здесь, Солнечный Свет – здесь, – бормотала Лолидракон, проверяя присутствие каждого. – Вижу, что все здесь, тогда слушайте! Сегодня мы начинаем концертный тур. После долгих размышлений, начать было решено со Звёздного города, затем отправимся в Лунный, наконец, в Солнечный.

На моём лице отразилась насмешка: «Долгие размышления? Это бросание кубика считается долгими размышлениями? Хотя, если учесть факт выяснения вопроса, какого цвета кубик взять…»

– Перво-наперво, ребята, вы один раз выступаете открыто на городской площади каждого города, затем несколько небольших выступлений в разных барах и ещё раз на площади. Важное напоминание, после каждого концерта не забудьте сказать, что вы из Вечного города, и что примерно через месяц в Вечном городе состоится концерт. Понятно? – с суровым выражением разъяснила Лолидракон.

Все устало кивнули, поскольку слышали это уже сотни раз. Основная цель нашей группы сейчас – прославить Вечный город, заполучить побольше поклонников, ну и разумеется заработать денег.

– Хорошо, Вечная банда, выступаем! – с энтузиазмом закричала Лолидракон.

Полные бурлящей крови и волнения мы подхватили:

– МЫ ИДЁМ!

– Ах, да, забыла упомянуть, Юлиана сказала, что нам не хватает средств, поэтому попросила вас, ребята, убивать по дороге мобов, чтобы покрыть командировочные, – небрежно добавила Лолидракон.

«Да ну? Неудивительно. Невестка Юлиана забрала вчера все мои деньги…» – я повернулась и посмотрела на остальных. Выражение их лиц было могильным.

«Бог мой, похоже, нас всех накануне ограбили!»

– Я правильно поняла, нам ещё и придётся убивать мобов ради денег? – сказала я мрачно. – Это шутка? Нам нужно пересечь континент в течение месяца, при этом выступать во всех трёх городах! Ты хочешь выдвинуть меня на пост президента или что-то примерно такое, но даже кандидат в президенты получает джип!

– Мы можем использовать мой ковёр-самолёт, – с лёгкой улыбкой предложил Солнечный Свет.

Я резко повернула голову в сторону Солнечного Света и посмотрела на него, тронутая предложением: «Освободить его всё-таки было отличной идеей!»

– Решено! Будем путешествовать на ковре! – счастливо подытожила я.

 

 

– Нам повезло, что всегда можно поесть жареного мяса, – сорвался с моих губ вздох облегчения, когда я жадно ловила руками падающие сверху кусочки жареного мяса. Надо мной Пельмешка ехала верхом на Огненном Фениксе, проводившим жизнь в воздухе.

– Да, – вздохнул Гуи. – После того, как я выбил кое-какие деньги на жильё от Лолидракон, я совсем забыл о расходах на еду. К счастью, у нас есть Пельмешка и Огненный Феникс, так что нам не придётся голодать.

Небесная Лазурь и Феникс стали рабами вкуснющего жареного мяса. Потеряв всё своё женское самообладание, они жадно ловили падающую еду и поглощали её почти так же быстро, как и я.

Что касается Кеншина и Солнечного Света, то Солнечный Свет непрерывно бомбардировал молчаливого Кеншина вопросами, пока они оба ели.

– Где мы собираемся остановиться на ночь? – небрежно спросил Злоб.

– Может в парке? – предложила я. – Тогда деньги можно будет использовать на еду.

– Принц, вы не должны идти на это! – с болью в нежном взгляде сказал Гуи.

А затем вдруг предложил:

– Логично было бы спать прямо на городской площади. Таким образом, проснувшись завтра мы можем сразу с места в карьер, петь.

– Ты прав, – кивнула я.

– Что, спать на городской площади?! – недоверчиво фыркнули Небесная Лазурь и Феникс, тревожно заглотив своё жареное мясо.

– Почему нет? Это же совсем немного времени так называемого сна, только перед выходом из системы и сразу после входа в неё, – пожала я плечами, не заботясь об их недоверии.

– НЕТ!!! – вскричала Небесная Лазурь с пылающим красным лицом. – Что за шуточки такие? Мы не можем так поступить, даже если это на совсем не продолжительное время! Спящую девушку НИКОГДА не должно быть видно незнакомцам!

Даже Феникс, редко соглашавшаяся с Небесной Лазурью, яростно закивала.

– Тогда давайте остановимся в гостинице, девушки не должны пренебрежительно позволить другим увидеть их спящими, – сказал Злоб, бросив на меня многозначительный взгляд.

«Ах, да, я же тоже одна из девушек. Ха, я почти забыла!» – я поскребла затылок с глупой улыбкой на лице.

– Так, арендуем три комнаты. Небесная Лазурь будет жить в одной комнате с Феникс, Солнечный Свет с Кеншином, Злоб и Гуи займут последнюю.

Я наклонила голову, погрузившись в свои мысли: «А как же я? Жить в одной комнате с Небесной Лазурью и Феникс я не могу, так? Ведь в игре я полноценный мужчина со всеми причиндалами. Что мне делать, если эти двое надумают силой использовать меня?..»

«… Также я не могу поселиться в одной комнате с Гуи и Злобом. Поскольку технически я всё ещё девушка и должна быть… Скромной.(Определение скромности: Хотя я очень хочу этого в своём сердце, внешне я должна делать вид, что не хочу этого. Если бы братец Зуо не знал, кто я на самом деле, как здорово было бы смотреть на двух невероятно привлекательных парней во время сна. Ничего не могу поделать, так и пускаю слюни, представляя себе эту сцену!)»

«Как раздражает! Впервые подвернулся такой случай, только чтобы вызвать раздражение!..»

– Я буду спать с Солнечным Светом и Кеншином! – наконец приняла я решение.

«Вот здесь должен быть порядок. Оба они на самом деле не люди, и оба довольно мило выглядят…»

Услышав это, Гуи и Злоб повернулись ко мне с осуждающим взглядом. Затем на лице Гуи стали отражаться грусть, разочарование, жалость к себе и другие подобные эмоции. Злоб же опасно прищурился, чтобы от его радужек не начался пожар.

Я начала яростно потеть и поэтому выпалила:

– Хорошо, я буду спать один!

По прибытии в гостиницу, я жалобным голосом попрощалась со всеми и направилась в свою комнату, планируя забиться в угол.

– Принц! – вдруг крикнул Гуи, стремительно повернувшись ко мне.

Он призвал своего Феникса, прежде чем продолжить:

– Вот, возьми Феникса, тогда, если проголодаешься, у тебя будет жареное мясо.

– ГУИ! – прикосновением, я выразила ему свою благодарность, счастливо взяла «Продукты питания» и пошла в свою комнату.

 

 

Теперь, сидя в номере, я торопливо вынула Пельмешку, желая получить немного еды, прежде чем выйти из системы:

– Пельмешка, плюнься мясом!

– Хорошо, мама! – Пельмешка радостно выплюнула кучку мяса.

Обученный Огненный Феникс немедленно дохнул огнём, доведя жареное мясо до совершенства. Я с волчьей жадностью поглощала еду, пока оба питомца играли в стороне. Кажется, они неплохо ладят.

– Огненный Феникс, Пельмешка хочет покататься верхом, – сказала Пельмешка, трясь о ноги Огненного Феникса головой, уговаривая таким образом.

Огненный Феникс сперва надменно поднял голову, но взглянув в широкие и невинные глаза Пельмешки, вздохнул (клянусь, я видела его вздох!):

– Что с тобой делать? Садись.

Под одобрительные возгласы Пельмешки, Огненный Феникс поднял её клювом на спину.

– Огненная птичка, лети! – снова закричала Пельмешка.

В глазах Огненного Феникса была беспомощность, когда он пролетал круг по комнате с Пельмешкой на спине.

Я слегка приоткрыла рот: «Такие взаимоотношения между питомцами являются нормальными? Домашние питомцы с интеллектом – это действительно что-то! Даже их эмоции кажутся такими реальными! Беспомощное выражение глаз Огненного Феникса практически такое же, как у меня, когда я разговариваю с Пельмешкой…»

Я закрыла рот и продолжила жевать жареное мясо.

Пельмешка безостановочно восхищалась, наконец заявила:

– Огневушка наилучшая! Пельмешка-шка хочет летать с тобой всегда!

«Неужели? Огненный Феникс, кажется стал немного жарче. Как будто покраснел? Ерунда какая-то!»

– Да! Пельмешкой-шкой излюблена только одна Огневушка! – крикнула Пельмешка. – Так же как мама!

Я гордо кивнула: «Хорошая Пельмешка, не забыла о своей старой доброй маме».

– Тогда, Пельмешка, хочешь жениться на мне? – медленно спросил Огненный Феникс.

Мои глаза расширились от потрясения, а вкусный шашлычок выпал из отвисшей челюсти.

– Что значит жениться? – спросила Пельмешка, моргая своими большими невинными глазами.

Огненный Феникс торжественно произнёс:

– Не ручаюсь за точность понимания, но знаю, что поженившись, мы всегда сможем оставаться вместе.

Пельмешка начала дико скакать на спине Феникса:

– Здорово! Пельмешка-шка хочет быть с тобой навсегда! Женимся! Женимся!

Я захлопнула челюсть, подобрала выпавшее мясо и сунула обратно в рот, продолжив жевать: «Что это было? Птица сейчас взяла и сделала предложение пельменю? Да к тому же пельмень – никто иная, как моя дочь? Это… Это нелепее научно-фантастического романа и страшнее ужастика!»

Мне вспомнились слова Лолидракон. Кажется, она говорила, что двое питомцев могут иметь детей. И какого же рода дети у этих двоих могут появиться? Пельмени, фаршированные мясом Феникса? И ведь это ещё не худший вариант. Если родится Феникс с пельмениной вместо головы, думаю, я упаду в обморок.

Пока я воображала, как будет выглядеть Феникс с пельмениной вместо головы, Пельмешка и Огненный Феникс подошли ко мне и Пельмешка счастливо завизжала:

– Мама, Пельмешка-шка хочет жениться на Огненном Фениксе!

Я оказалась в полном ступоре. И что мне ответить? Поздравить их?

Вскочив, я схватила в охапку обоих питомцев и, пинком открыв дверь, устремилась в комнату Гуи и Злоба.

 

 

– Гуи! Твой сын соблазнил мою дочь!!! – проревела я, также ногой распахивая дверь.

Уже войдя, я вперилась в двух человек в комнате. Протёрла глаза и уставилась снова. Моя челюсть поползла вниз. Нет, это не моё воображение. Я действительно вижу Гуи, лежащим поверх Злоба. Точнее они оба спутались на полу. Гуи, находящийся сверху, увидев меня, очевидно, был потрясён не меньше.

– Упс, простите, что побеспокоил вас, ребята… Очень виноват! – я почесала затылок и, немного смутившись, закрыла за собой дверь.

– Принц! Ваше Высочество! Подождите! Это недоразумение!.. – раздались за дверью отчаянные крики Гуи.

Затем с воплями Гуи пролетел через дверь. Я проворно увернулась, наблюдая, как он грохнулся рядом со мной бесформенной кучей. Я заглянула в комнату и увидела Злоба, стоявшего прямо как жердь с вздувшимися венами на лбу и выдвинутой правой ногой. Ясно, виновником внезапного полёта Гуи из комнаты был Злоб.

Я глянула на Гуи, приходившего в себя после падения, затем на пышущего яростью Злоба и тупо спросила:

– Ребята, вы развлекаетесь садомазохизмом?

– НИКОГДА! – процедил Злоб сквозь стиснутые зубы.

– Тогда зачем ты пнул Гуи? Разве вы там оба не… – я поперхнулась, запнувшись. Это не должно выйти из уст леди!

– НЕТ! – одновременно крикнули Гуи и Злоб.

– Он внезапно бросился на меня! – сказал Злоб, пронзая Гуи взглядом.

– Ах, Гуи, не слишком ли это грубо? – спросила я, покачав головой.

Кровь отхлынула от лица Гуи. Он поспешно начал пытаться объясниться:

– Это было случайно! Я не хотел!..

Я прервала:

– А, так вы не смогли остановиться!

И понимающе кивнула:

– Ну конечно, Злоб же симпатяшка, естественно Гуи не смог устоять перед искушением, поэтому и прыгнул на Злоба.

– Я внезапно услышал твой крик, от этого случайно споткнулся и упал на Злоба. Вот и всё! – закончил свой приговор Гуи.

Когда до него дошло сказанное мной, лицо его потемнело.

– Принц! – бесстрастное лицо Злоба вдруг изменилось. – Твоя левая рука!..

– А что с моей левой рукой? – я посмотрела на неё.

Моя бедная левая рука всё это время держала Огненного Феникса, и теперь запах жареного мяса доносился уже от неё.

– А-а-а-а-а!…

После того, как все сбежались на мои вопли и недоумённо на меня уставились, пришлось объяснять, по какой причине я ворвался в дверь комнаты Гуи и Злоба. А Ледяная Феникс в это время обрабатывала мою изуродованную руку красным зельем.

– И теперь Пельмешка и Огненный Феникс намерены пожениться, – закончила я.

Реакция на услышанную новость, судя по лицам окружающих, была аналогичной моей – распахнутые рты и излучающие недоверие глаза.

– Я знала, что питомцы могут образовывать пары, но не слышала о таком странном сочетании, – сказала Небесная Лазурь, бросая подозрительные взгляды на носы птицы и Пельмешки.

– Хозяин, я выхожу замуж! – заявил Огненный Феникс Гуи почти что командным тоном.

– Ох, – ошеломлённо выдохнул Гуи, ни в малейшей степени не походивший на хозяина. Затем нахмурился. – Но как вы поженитесь?

– Понятия не имею, – небрежно бросил Огненный Феникс.

– Ты действительно хочешь жениться на моей Пельмешке?

Наблюдая такую неуважительность со стороны Огненного Феникса, я с некоторой долей гнева сразу натолкнулась на мысль, что не хочу выдавать мою милую маленькую Пельмешку за этого надменного цыплёнка! Что, если он использует мою Пельмешку? Что если он её обманет?

Огненный Феникс кивнул со всей серьёзностью:

– Мне очень нравится Пельмешка.

Я попыталась пристально смотреть на Огненного Феникса сверху вниз, но он не отступил. Наоборот, он поднял крыло и окружил им Пельмешку как защитной стеной. Я вздохнула: «Да, всё говорит о том, что Огненный Феникс по-настоящему любит Пельмешку».

Оставалось только покачать головой. Будучи родителем, в такой день вы не в силах будете удержать взрослеющую дочь от брака. Даже такую дочку, как моя Пельмешка. Надо подумать о хорошей стороне. Ведь по крайней мере эта пара теперь сможет специализироваться на жареном мясе, делая его для меня по первому моему желанию.

С тяжестью на душе, вызванной расставанием с единственным ребёнком, я сказала:

– Тогда решено. Только мне нужно проконсультироваться со специалистом по игре на предмет того, как питомцы женятся.

– Специалистом по игре? – подозрительно спросил Феникс. – Во Второй Жизни есть специалисты по игре?

Я пожала плечами:

– Про остальных не знаю, но мой зовётся Лолидракон.

Открыв личку, я вкратце изложила Лолидракон ситуацию. Как обычно, она хохотала до судорог, прежде чем ответить мне:

«Женитьба питомцев – дело простое, тем более, если они сами согласились. Один из хозяев оглашает предложение о браке, и если другой соглашается, церемония завершена».

– Гуи, согласен ли ты, чтобы твой питомец, Огненный Феникс, взял в жёны мою Пельмешку? – объявила я, как только Лолидракон закончила.

Гуи под пламенным взглядом Огненного Феникса не колеблясь ответил:

– Да, согласен.

Системное сообщение: Ошибка церемонии.

Гуи и я непонимающе замерли: «Ошибка?» Я снова уточнила у Лолидракон и даже дословно пересказала ей фразу, которую мы использовали.

«Странно, вроде бы всё правильно. Вы уверены, что они хотят пожениться?» – в замешательстве спросила Лолидракон.

«Конечно, они сами первыми это предложили».

Лолидракон на некоторое время умолкла, наконец нерешительно сказала:

«Принц, спроси у Огненного Феникса и Пельмешки об их поле. Я только что вспомнила, что Фениксы образуют пары, то есть могут быть как мужского, так и женского пола. Причём выглядят и зовутся они одинаково».

– Огненный Феникс, ты девочка? – спросила я с бледным лицом.

– Я всегда была девочкой! – сердито ответила Огненный Феникс.

Тёмные линии прочертили моё лицо: «Какого чёрта здесь происходит? Мало того, что я только и натыкаюсь на геев вокруг, так теперь ещё и питомцы туда же! До чего мир докатился!»

От этих откровений моя голова ужасно разболелась.

– Ты девочка и Пельмешка девочка. Как две девочки могут пожениться?

– Что ты такое говоришь? Пельмешка – мальчик! – раздражённо возразила Огненный Феникс.

С широко распахнутыми глазами все повернулись к Пельмешке:

– Пельмешка – мальчик?!

– Только не говорите мне, что система сбойнула из-за этого… – произнесла я нерешительно. – Гуи, согласен ли ты, чтобы мой питомец, Пельмешка, взял в жёны твоего питомца, Огненного Феникса?

Гуи выдержал паузу и ответил:

– Да, согласен.

Системное уведомление: Церемония успешно завершена, Пельмешка теперь женат на Огненном Фениксе.

«Вот, блин!..»

1/2 Принц Том 4 глава 3: Уличная труппа

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 3: Уличная труппа – Перевод James Hook

– Вы хотите, чтобы я стал певцом и давал концерты? – голова начала слегка кружиться.

«Что они возомнили? Разве я не правитель города? Как я могу опуститься до певца?»

– Да просто посмотри на себя! – Лолидракон сунула мне зеркало. – Взгляни на это непобедимое, супер-пупер красивое лицо, на эту высокорослую стать с идеальными пропорциями! Посмотри на это прохладно-элегантное равновесие (пока не открыл рот), добавь к этому свой мощный вокал! Если ты не станешь торговать те… я имею ввиду записями, это будет растрата природного дара!

Я бросила взгляд на Лолидракон. Забавно, мне послышалось или она действительно начала произносить «телом»? Но это онлайн-игра. Почему бы не стать певцом в игре и давать настоящие концерты?

– И фотосеты! – добавила Лолидракон.

После чего начала ловить меня в фоторамку и лапать с угрожающей скоростью, быстро съязвив:

– Не волнуйся, мы не заставим тебя перетерпеть лишнего. Разве что чуточку, совсем немного…

– Чуточку? Немного? – подозрительно спросила я. – В самом деле, немного? Чуть-чуть?

– Да, немного, совсем чуть-чуть, – глубоко искренне рассмеялась Лолидракон.

Позже я узнала, что «Немного» и «Чуть-чуть» в понимании Лолидракон были два маленьких моих кусочка.1 Лолидракон, где ты училась китайскому?!

– Минутку, это не дело! Как я могу стать певцом? Я даже не бард! – возразила я.

Лолидракон подняла бровь:

– Помнишь, когда мы начинали, мы касались вопроса, что можем или чего не можем делать в игре? Делай то, к чему лежит душа, не так ли? Суть в том, хочешь ты этого или нет.

Повисла недолгая пауза. «В начале? Я думаю, я делала всё то, что хотела делать. Певец?…– я наклонила голову. – «А что, обещает быть интересным».

Теперь я громко рассмеялась:

– Хорошо, бытность певцом, кажется, выглядит весьма заманчиво!

– Отлично! Теперь дайте мне подумать. Так, ребята, прежде всего вам нужно совершить тур по трём городам: Солнечному, Лунному и Звёздному; чтобы показать себя, сделать имя и естественно заработать немного денег.

Последнее она с поспешностью добавила, поймав блистающую улыбку невестки Юлианы. Заметив, что выражение лица последней потеплело, Лолидракон вздохнула и с облегчением продолжила:

– Наконец, набрав популярность, вернётесь в Вечный город, где дадите концерт. Это позволит нам, во-первых, заработать денег, во-вторых, увеличить население Вечного города. Таким образом, убьём одним выстрелом двух зайцев.
Я задумалась на некоторое время, прежде чем задать вопрос:

– Может, взять Гуи в качестве моего музыкального сопровождения?

При этих словах глаза Гуи немедленно загорелись:

– О, Принц, пожалуйста, позвольте мне следовать за Вашим Высочеством!..

– Не только Гуи, – сказала Лолидракон. – Думаю, нужно рассмотреть ещё другие кандидатуры, чтобы создать группу. Во Второй Жизни нет аудиотреков, которые мы могли бы использовать…

Тут она заколебалась:

– Не знаю, сумеют ли мастера Второй Жизни сделать такие вещи, как инструменты, хотя…

– Не могу сказать насчёт барабанов, но гитары они делают, – вдруг выпалила Небесная Лазурь.

Она запустила руку в сумку и вытащила гитару:

– У меня есть одна!

– Ты умеешь играть на гитаре? – глаза Лолидракон сияли.

Небесная Лазурь гордо кивнула:

– Конечно, я десять лет училась, я очень хорошо играю.

– Великолепно, в группе есть ещё один участник! – счастливо записала Лолидракон.

Я закусила мясную вату2 рисом с яичным супом, немного посомневавшись возможностью дуэта гитары и гуцини. Хотя какая разница? Я ведь отвечаю только за пение! Так что оставлю всё остальное Лолидракон. Гм, а у мясной ваты с яичной кашей неплохой вкус!..

– Я тоже хочу пойти! – холодно сказал Злоб, глядя на Гуи. – Я не дам Гуи возможности побыть с Принцем наедине.

– Ты!… – в гневе сжал кулаки Гуи.

– Можешь играть на каком-нибудь инструменте? – с большим интересом спросила Лолидракон.

На её лице было написано желание сотворить большой хаос.

На китайской флейте,3 – ответил Злоб.

«Ничего себе, гуцинь, гитара и китайская флейта! Это сочетание походит на миску с грязным месивом в моих руках.»

– И я! – торопливо выкрикнула Феникс, видя, что трое из четверых поклонников Принца уже участвуют.

– А на чём ты играешь?

– Я уже десять лет играю на барабанах! – похвасталась Феникс, раздражая Небесную Лазурь, стоящую с её стороны. – Я найду мастера, который немедленно сделает для меня ударную установку. Уверена, это возможно!

– Хорошо, Гуи играет на гуцини, Злоб – на китайской флейте, Небесная Лазурь – на гитаре и Феникс – на барабанах, – перечислила Лолидракон и нахмурилась. – Мы разделимся на две группы, мальчики будут отвечать за более лирические песни, а девочки – за песни в стиле рок.

Я глубоко вздохнула и посмотрела вдаль:

– Времена изменились, юноши предпочитают быть более чувственными, а девушки – как рок-н-ролл… Кажется, я старею.

Лолидракон крепко стукнула меня по голове и передала по РМ: «Вот почему ты не должен отдавать предпочтения ни женским, ни мужским песням. Ты должен петь песни всех видов!»

– Ой! – я надулась, едва не выплеснув слёзы и угрюмо пробормотала. – Я же уже сказал, что буду петь! Зачем ты ударила меня по голове! Без мозгов оставишь!

– Хи-хи-хи, так, члены Вечной Банды определены, – заявила Лолидракон. – Гуи, приступай к работе над текстами и мелодиями песен, Злоб, начинай заниматься хореографией, Принц, приступай к заучиванию текстов, Небесная Лазурь и Феникс, пойдём готовить костюмы!

Глаза Лолидракон сияли. Она схватила девчонок и исчезла с такой быстротой, будто телепортировалась.

– Гуи, ты можешь сочинять песни?

«Почему я не знаю, что Гуи умеет сочинять стихи и музыку?»

Однако Гуи выглядел обеспокоенно:

– Я? Я никогда раньше не сочинял песен.

Мы погрузились в молчание. Потом я обратилась к Злобу, стараясь раздуть крошечный отблеск надежды:

– Ты умеешь танцевать?

– Да, – ответил Злоб, и моя надежда расцвела. – Я раньше танцевал народные танцы.

Моё сердце внезапно упало, становясь холодным и твёрдым, словно замороженная рыба, которой можно убить.

Голова Лолидракон вдруг всунулась обратно в комнату:

– Ребята, если вы всё хорошо не подготовите, вы будете вышвырнуты из Вечной Банды. Принц, конечно, исключение. Но если он не сделает всё хорошо, то будет питаться только простым рисом.

Произнеся это, её голова снова исчезла.

На моём лбу пульсировали две вены. И если сердце только что было подобно замороженной рыбе, то теперь это был вулкан. «Чёрт бы побрал эту Лолидракон! Всегда угрожает мне едой! Не дай бог, я найду твою слабую сторону я тогда В.. Ё.. Б… ************* (из-за ненормативной лексики и чрезмерного насилия эта фраза подвергнута авторской цензуре, в противном случае это было бы запрещено союзом писателей)».

 

 

Через несколько дней после этого события преподающий литературу профессор был замечен за решительным чтением школьных учебников по музыке во время чтения лекций по истории литературы. Но что самое главное, в его учении был толк. Эй, гений не должен использоваться таким образом!

В то же время другой исключительный кадр, проводя лабораторные эксперименты в своей аспирантуре, вдруг срывался в танец хип-хоп, вальс или вообще тайваньскую оперу. Люди невольно заподозрили, что это от опытов что-то переклинило в его мозгах. Было даже начато расследование по этому поводу.

Что касается меня, то из-за неготовности пока что песен, я вынуждена была тренировать вокал непрерывным пением «До, ре, ми, фа, соль, ля, си…»

Лолидракон, Небесная Лазурь и Феникс также использовали меня для обмерок и в качестве модели на импровизированных показах мод. Поначалу, как девушке, мне вполне нравилось выбирать одежду. Но каждый раз, облачившись в новый костюм, я вынуждена была сталкиваться с развратными глазами трёх извращенцев. А это отнюдь не весело, особенно, когда я поняла, что количество ткани на костюме стремительно сокращается. Я убежала в панике.

Когда я слиняла, а попытка использовать Злоба для демонстрации мод закончилась провалом, они схватили беззащитного Гуи и заставили его носить плавки.

«Что? Почему я не знала? Чёрт, как я могла упустить такой сладкий вид?»

Но в итоге, Вечная Банда постепенно оформилась, вскоре первые песни, танцевальные движения и костюмы были готовы.

Первая репетиция прошла как дебют на площади Вечного города.

Я была облачена в чёрно-красный обтягивающий тематический костюм, который оставлял открытыми половину моего плеча и руки, а также длинные сапоги. Несмотря на прохладный тон, это выглядело сексапильно. Позади меня находились две сексуальные красотки, одетые в такой же манере: одна в мини-юбке, а другая в горячих шортах. Небесная Лазурь в коротких сапогах была напористо прекрасна, словно танцующий огонь. В то же время Феникс на высоких каблуках выглядела утончённо-прохладной будто лёд. Обе они, чуть отстав от меня, вышли на импровизированную сцену.
Глядя на пары глаз полных тоски перед сценой, я почувствовала внезапное желание петь от всего сердца, чтобы удовлетворить и слушателей, и свою внутреннюю потребность.

Я закрыла глаза и подумала о первой песни, написанной Гуи, затем погрузилась в её текст. Песня была очень эмоциональной, я начала петь высоким и мощным голосом, передавая оттенок печали, словно пламя, притягивающее мотылька:

– Ты смеёшься иль плачешь – твой поступок – моя Библия, что я внимательно читаю,
Я счастлив и грустен, я отдаю свободу, чтобы жить с тобой, я хочу идти по жизни с тобой,
Ты огонь, ты ветер, ты дьявол, вьющий сети от соблазна ангелов.4

Я пела под аккомпанемент громких барабанов Феникс и диких аккордов гитары Небесной Лазури, в сопровождении чувственной хореографии танцев Злоба, словно сама была мотыльком, летевшим в огонь со своей лебединой песней. Отдала своё тело страстной любви, от которой нет спасенья.

Когда песня закончилась, люди перед сценой стояли и смотрели словно опьянённые.

«Кажется, я и в самом деле могу петь довольно здорово!» – счастливо подумала я.

– Эта песня кажется мне послабее, чем «Мечты хотят на волю» – нахмурилась Лолидракон.

Её слова словно гигантским железным молотом ударили меня по голове. Я посмотрела на Лолидракон, залившись слезами:

– Не может быть! Я столько времени репетировала эту песню!

– Может ты был недостаточно эмоционален? – Лолидракон посмотрела на Гуи. – Это ж очевидно, ты никогда не был по настоящему влюблён, особенно безответной горько-сладкой любовью.

При словах Лолидракон Гуи потемнел. Затем открыл рот и запел ту же песню.

(Чтобы вы не заподозрили, что я пытаюсь накрутить больше текста ради денег, слова песни были удалены)5

Несмотря на то, что мы пели одну и ту же песню, глубина передаваемых эмоций была несравнима. Я поняла, что означает «недостаточно эмоционален», сказанное Лолидракон. Я не знала, что голос, каким исполнял Гуи, может быть настолько насыщенным разнообразными оттенками: настолько грустный, что ещё не придумали определения, передающий обиду, но при этом сладостный, особенно, когда он взглянул на меня. Я просто, просто не посмела взглянуть в его глаза, я боялась, что сделав это по неосторожности, вызову жуткий гнев Злоба, свирепый взгляд которого был на грани взрыва. Сделай Гуи хоть одно движение, Злоб принялся бы превращать его в отбивную.

Да ещё эти две женщины у меня за спиной… Обе в равной степени готовы превратить человека в ростбив. Э, что за шутки? Только я вправе бить Гуи! Другим даже нечего думать об этом!

При мыслях об этом мне показалось, что я уже давненько не мутузила Гуи. С радушной улыбкой и самым тёплым голосом я произнесла:

– Гуи, научи меня петь.

– Да, Ваше Высочество! – Гуи ринулся ко мне с трогательным выражением.

Я наблюдала за ним, несущимся ко мне, тоже счастливо. Ухватив его одной рукой, я бросила остальным: «Пойду попрактикуюсь». затем затолкнула Гуи в первую попавшуюся комнату и…

«Хе-хе-хе!»

– В любом случае, мы должны практиковаться в максимальном темпе. Мы собираемся заявить о себе в трёх городах не позднее, чем в течение недели! – грызла Лолидракон остальных членов Вечной банды.

– Да!

 

 

Однажды, закончив песенную тренировку, я вдруг ощутила, что игнорирую тех четверых, что привела с собой в город.
«Интересно, чем они занимаются?»
Чувствуя себя немного виноватой, я спросила по личке: «Джина, Юн, где вы, ребята?»

В вопрос добавилось некоторое беспокойство.

Ответ от Юна пришёл немедленно, его настроение было приподнятое: «Мы выбираем дом».

«Выбираете дом?» – я замешкалась.

«Да, Гуи сказал, что как граждане Вечного города мы можем купить здесь жильё за полцены», – взволнованно добавил Юн.

«Продав неиспользованные билеты на корабль и добавив некоторые наши сбережения, мы можем позволить себе уютное местечко!» – не удержалась Джина и продолжила с воодушевлением. – «Поэтому то мы пошли выбирать дом сейчас. Если мы будем ждать, когда Вечный город официально откроет свои ворота для всех, то придётся бороться за дома с большим количеством желающих».

«О, так я, выходит, тоже должен поскорее начать выбирать себе дом?» – срочно уточнила я. Но тут вспомнила, что все мои деньги забрала невестка Юлиана. – «Блин! Я не могу позволить себе даже дом! Только не говорите, что мне, властителю этого города, придётся жить на улице!»

Юн спросил меня со смехом: «Старший Брат, ты же должен останавливаться во дворце. Зачем тебе дом?»

Джина, с другой стороны, не знала, плакать или смеяться: «Старший Брат, все из Странного Отряда, Чёрных Призраков, Команды Розы, Нань Гунь Цзуй и другие важные люди Вечного города останавливаются во дворце. А ты, Лорд, как мог предположить, что будешь использовать деньги из собственного кармана, оставшись обделённым?»

«Ах вот оно как!» – я поняла. – «Сообщите мне ребята, как определитесь с домом, и не забудьте пригласить меня тогда».

«Разумеется!» – ответил Юн.

Я вдруг вспомнила о другом вопросе и задала его: «Ах, да, не знаете часом, где Солнечный Свет и Кеншин?»

«Они вроде бы часто обитают в Вечном трактире», – немного поразмыслила Джина. – «Если нет, значит бродят где-нибудь по Вечному городу».

«Пойду, поищу их», – сказала я, снова забеспокоившись.

После того, как Джина и Юн приобретут себе дом, что станет с Кеншином и Солнечным Светом? Где они собираются жить? У меня нет лишних денег, чтобы помочь им с недвижимостью. Я поскребла лицо и решила, что в крайнем случае они могут переехать ко мне. Вряд ли я буду полноценно использовать свои дворцовые комнаты.

Я торопливо побежала в трактир, где немедленно обнаружила обоих сидящими и пьющими чай. Я села, схватила чай Кеншина и выпила, лишь затем спросив в спокойном тоне:

– Как проводите время?

Кеншин уставился на чашку в моих руках, потом без слов взял себе другую и налил ещё чаю. Солнечный Свет же с улыбкой ответил:

– У нас всё хорошо. Мы гуляли по городу, наблюдали за людьми и пили чай здесь.

– Звучит скучновато! – я чувствовала себя виноватой, что, затащив сюда, перестала с ними считаться. – Почему бы вам не поехать со мной на гастроли? Так вы сможете увидеть другие города!

– Гастроли? – Солнечный Свет выглядел озадаченным.

Я почесала затылок в смущении:

– Гастроли – это только название. На самом деле мы просто собираемся зарабатывать деньги в трёх городах.

– Зарабатывать? – Солнечный Свет был вновь в недоумении.

– Петь песни на улицах… – попыталась я объяснить.

– Почему вы хотите петь на улицах? – с элегантной улыбкой спросил Солнечный Свет.

– Чтобы заработать денег! – я почувствовала, что встретила другую Пельмешку.

– Зачем вы хотите заработать денег? – не унимался Солнечный Свет.

Я бросила взгляд на Кеншина, который ничего не делал:

– Почему бы тебе не спросить Кеншина? Я не могу объяснить правильно.

Солнечный Свет нахмурился:

– Когда я задаю вопросы, Кеншин не отвечает.

Я взглянула на молчавшего Кеншина и поняла, почему он безмолвствует. Если бы мне на несколько месяцев пришлось остаться с Солнечным Светом наедине, даже такая болтушка как я поймёт смысл слов «Молчание – золото». Возможно, шумному Юну и чрезмерно любопытному Солнечному Свету жилось бы хорошо?

– Просто сопровождайте меня в поездке, – сменила я тему.

Солнечный Свет ответил ещё одной теплой улыбкой:

– Хорошо.

– Те двое выглядят, как желающие поговорить, – вдруг сказал Кеншин, указывая взглядом через моё правое плечо.

– А? – я повернулась и сразу напряглась. Я не могла двинуться, поскольку два человека, отразившиеся в моих глазах, были ни на что не годные весь-день-играющие, не готовящие и не работающие родители!

Они очень обрадовались тому, что я развернулась к ним, и принялись отчаянно махать руками, постепенно пробираясь к моему столику. Моя мама выглядела невероятно взволнованной, когда заговорила:

– Как вы, господин? Помните нас? Мы встречались на турнире Искателей приключений, а нашего сына зовут Бессердечный Ветер из Чёрных Призраков!

«Да, а ваша дочь – владыка Вечного города. Как я могу забыть маму и папу?» – подумала я беспомощно, при этом наштукатуривая улыбку на своём лице. – «Конечно, ты любовь-морковь муж, и любовь-морковь жена, да?»

– Смотри, муженёк, господин помнит нас, – сказала мама, скося глаза.

– Я говорил тебе! Как господин может нас забыть? Вспомни, каким всемогущим, полным сил и почти благочестивым был господин в день осады! Он так напугал врагов, что те потеряли контроль над своим нутром, сразу же опустились на колени и сдались. После такого господин на вряд ли забудет нас! – мой отец решительно ударил кулаком по столу.

– Не надо, не надо так перевозбуждаться! – торопливо сказала я, подумав. – «Почти благочестиво? Мне действительно интересно, какого чёрта им нравится то, как я упала с ковра-самолёта!»

Папа взъерошил волосы и проговорил извиняющимся тоном:

– Виноват, я слишком разошёлся. Но, господин, это в самом деле было великолепно! Моя жена и я охотно принимаем наше поражение! Наши прошлые обиды забыты!

«Забыты – это прекрасно, забыты – это прекрасно…» – вздохнула я с облегчением.

– И господин хорош не только в бою, даже его голос великолепен! – глядя на меня с яркой улыбкой добавила моя мама.

– Что вы… – я также вымучила улыбку в ответ.

– Но Сяо Лан, почему ты не спела свою любимую «Это моя жизнь»? Или другую нравящуюся тебе «Мечты хотят на волю» вместо той песни? – озадаченно спросила мама.

– Ах, это потому что гуцинь не подходит для рок-музыки. Мне пришлось выбрать что-нибудь более чувственное, – улыбаясь ответила я.

– Ах, вот оно что! – мы засмеялись втроём. Наши улыбки были удивительно похожи.

– Принц, твоё прозвище Сяо Лан? – бросил Кеншин со стороны.

Моя улыбка застыла, до меня, наконец, дошло сказанное мамой и папой. Мои глаза полезли на лоб, с меня стекло несколько вёдер холодного пота. Наконец, я сумела с трудом сглотнуть и посмотрела на двух ухмыляющихся людей.

– Вы… Я… Не… – стала заикаться я.

“Не отрицай, Сяо Лан, уж не думаешь ли ты, что те части мозга, что ответственны за распознавание людей, у нас также недоразвиты, как у Ян Мина?» – донёсся мамин голос в приватном канале.

– Как вы раскрыли меня?.. – спросила я, стушевавшись.

– Это очень просто, – с радостью принялся объяснять папа. – Во-первых, Ян Мин сказал, что ты – трансвестит во Второй жизни…

«Глупый брат! Твой рот слишком широкий!»

– Во-вторых, Линг Бин любит Сяо Лан, но в игре он не отлипает от Принца, хотя, принимая во внимание характер этой натуры, его шансы на два пункта ниже нуля. Это уже позволяет предположить, что Принц и Сяо Лан – одно лицо. В-третьих, Сяо Лан всегда пела эти две песни. Кто ж не узнает этот голос? За исключением моего глупенького сына, Ян Мина, конечно.

Я сделала небольшую паузу перед тем как задать ещё несколько вопросов:

– Что ты сказал? Я нравлюсь братцу Зуо? Разве он не Ян Мина любит?!

Теперь некоторую паузу выдержали папа и мама:

– Линг Бин любит Ян Мина? Как это может быть? Не тебя ли он постоянно донимает?..

– Братец Зуо всего лишь хочет защитить меня, ведь так? – глупо спросила я.

Согласно моего прошлого вывода братец Зуо конкурирует с Гуи за привязанность моего брата. Гм… Это странно. Почему тогда в игре они всегда придерживаются меня, а не Бессердечного Ветра?

Мои родители ошеломлённо застыли, потом мама упала в объятья папы с рыданиями:

– Муж мой! Почему оба наших ребёнка настолько тупы?!

– Ах, это должно быть потому, что мы забыли помолиться Богине Плодородия, прежде их рождения! – вздыхая, покачал головой отец.

– Так, в конце концов, влюблён братец Зуо в Ян Мина или нет? – я наклонила голову в сторону и, кусая пальцы, лихорадочно соображала.

– Конечно же нет! – одновременно ответили папа и мама. Мама схватила меня за ухо – «Ой, ой, ой!» – и закричала:

– Не принижай его преданности! Линг Бин любил тебя восемь лет! Он блестящий учёный и вообще, такой замечательный… Если ты не собираешься ухватиться за него и выйти за него замуж, то тогда за кого?

Я высвободила своё ухо и принялась потирать его с мрачным выражением: «Братец Зуо любил меня восемь лет? Тогда…»
Я вдруг вспомнила драку между братцем Зуо и Гуи. «Может ли быть так, что человек, из-за которого они подрались, не Ян Мин? Это была я?!»

– Скажи, ты собираешься снова привязать к себе Линг Бина и позволить маме лицезреть сладкого лапочку? – моё бедное ухо снова оказалось в маминых клещах.

«Мама, вот ты и показала, наконец, своё истинное лицо!»

– Но… Но я не знаю, люблю я братца Зуо или нет! – ответила я беспомощно. К тому же, если я выйду замуж за братца Зуо, Гуи безусловно будет плакать, пока Великая Китайская стена не упадёт!

– Гуи? – мама хлестнула по мне взглядом больших невинных глаз. – Не тот ли это распускающий слюни бард?

– Да, и он профессор в моём университете!

«Эй, мама, некрасиво так заглядываться на других парней в присутствии своего мужа, несмотря на то, что папа, кажется, привык к твоей падкости на красивых мальчиков».

– Профессор? В самом деле? – лицо мамы наполнилось тоской, прежде чем её глаза сверкнули на меня. – Он тоже красавчик. По своему, не такой, как Линг Бин. Они оба желанные лапочки, которые смогут содержать тебя всю жизнь. Ха-ха-ха! Неплохо, неплохо, Сяо Лан! Просто выбери любого из них. Мама возражать не будет.

«Конечно, для тебя любой лапочка будет конфеткой! Откуда бы появились возражения?» – я вздохнула, вспомнив, что в ближайшее время придётся выступать на улицах с двумя парнями и двумя девушками, а также тот факт, что все четверо были моими ярыми поклонниками. Всё ведёт к тому, что я буду по уши в грязи!

– В любом случае, мама, ничего никому не рассказывай о моём секрете, – мой взгляд стал суровым. – Особенно Ян Мину. Если расскажешь хоть кому-нибудь, я выйду замуж за уродливого парня, который будет мозолить тебе глаза!

В глазах мамы возник ужас:

– Не надо, не надо! Обещаю, я не скажу ни слова! Но Сяо Лан, не забудь, ты должна выбрать одного из лапочек в качестве жениха!

Я устало кивнула: «Кто требует немедленного решения? Я пересеку тот мост, когда подойду к нему».

Что касается того, проболтается ли мой папа… Вы слышали выражение «Клюющая курица»? Сказанное моей мамой есть сказанное и моим папой! И это безоговорочно верно.

Я снова выхватила чай из рук Кеншина и осознанно проигнорировала Солнечного Света с его: «Я хочу спросить…». Мда, кажется, дела идут из рук вон…

1 Два маленьких кусочка – В Китае говорят «Разоблачи три части, подразумевая демонстрацию трёх интимных частей (двух сосков и ХХХ). Здесь, говоря о двух кусочках, Лолидракон имеет ввиду соски Принца

2 Мясная вата – китайские сушёные изделия из мяса, имеющие лёгкую текстуру и пушистые как хлопок. При приготовлении куски свинины тушатся в подслащенном соевом соусе пока вилкой не начнут легко отделяться мясные волокна. Затем мясо растягивают и сушат в духовке. После лёгкой сушки его мнут, разбивают и готовят в большом котелке до полного высыхания.

3 Китайская флейта – существует много разновидностей этого инструмента. Тот, на котором играет Злоб по-китайски называется «Сяо». Это прямоточная (торцевая) флейта из тёмного бамбука коричневого цвета.

4 Из «Махаон». Лирика и песни: Ах Синь (певица известной китайской группы Майский день).
К сожалению, могу привести только перевод английского текста, который явно передаёт только смысл песни, но не саму песню – прим. переводчика

5 Ю Во начинала как интернет-писатель. Китайские интернет-сайты обычно платят автору в зависимости от количества слов. Обычная ставка – примерно 3 цента за 1000 слов помножить на количество людей, подписавшихся под текстом

1/2 Принц Том 4 глава 2: Поцелуй змеи

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 2: Поцелуй змеи – Перевод James Hook

– Принц, приведённые тобой люди удивительные, не так ли? – подозрительно спросила Лолидракон. – В каком уголке Земли ты их откопал?

Я пожала плечами:

– Джина и Юн – мои одноклассники. Это просто случайная встреча. К тому же они только что узнали, что я Принц. Что же касается Кеншина и Солнечного Света…

Я заколебалась. Могу ли я ей рассказать?

– Они NPC из скрытого квеста, так? – как ни в чём не бывало заявила Лолидракон.

– Откуда ты знаешь?! – оторопев потребовала я.

Лолидракон замерла на мгновение, потом ответила:

– Я же скрытый админ, помнишь?

– Ох… – я поскребла щёку.

«Разве она не говорила, что скрытые админы не отличаются от обычных игроков? Поэтому-то я думала, что она не будет знать этого!»

Лолидракон глубоко вздохнула и покачала головой:

– Ты невероятный везунчик, что смог завершить эту супер-пупер отвратительно скрытую миссию. Знаешь, Лантис и Кеншин были созданы только для забавы. Никто не предполагал, что их задание кто-то выполнит.

– Ну, на самом деле, причина там… – я немного колебалась.

«Я должна рассказать Лолидракон о самосознании Кеншина и Солнечного Света? Но ведь Лолидракон – сотрудник Второй Жизни. Кто знает, вдруг она сообщит об этом происшествии?»

– Было бы лучше, если бы ты рассказал всем, что они твои человекоподобные питомцы. Я уже видела многих, кто рассматривает их как игроков, – проворчала Лолидракон.

– Нет, я не могу! – я отчаянно замахала руками.

Лолидракон подозрительно спросила:

– Почему?

– Э, потому что они обрели самосознание, и я теперь не намерен рассматривать их в качестве человекообразных питомцев. Я на самом деле хочу, чтобы они были как обычные игроки, – выпалила я на одном дыхании.

– Самосознание? – побледнела Лолидракон.

Как и ожидалось, это её действительно шокировало.

Я сделала глубокий вдох, а затем сказала совершенно серьёзно:

– Лолидракон, не могла бы ты не говорить, не информировать никого, ладно? Особенно людей из игровой компании. Иначе Солнечный Свет и Кеншин окажутся в опасности. Я не хочу, чтобы их стёрли. Поэтому, пожалуйста…

Лолидракон некотрое время сохраняла строгое выражение лица, чем заставила меня понервничать. Наконец, оно сменилось разразившимся хохотом. Махнув рукой, она сказала:

– Расслабься, я не буду ничего говорить. Ведь не каждый день NPC обретают самосознание. Это так здорово! Зачем мне сообщать компании? Чтобы они испортили мне удовольствие?

Я лишилась дара речи. Насколько ж неудачлива компания, что наняла Лолидракон!

С глухим стуком открылась дверь. Я и Лолидракон повернулись в сторону входа. Тут же знакомая миниатюрная фигурка прыгнула мне на руки:

– Принц, ты, наконец, вернулся!.. Ах, я так скучала по тебе!

Я невыразительно скосила глаза вниз. Небесная Лазурь, невероятно неостанавливаема, будто таракан.

Теперь другая очень знакомая черноволосая голова легла мне на плечо из-за спины. Я оглянулась в стоическом молчании. Эта обладала даже большей энергией, чем Небесная Лазурь – Гуи! Жесткокожий настолько, что даже пули не могли его пробить, он смотрел на меня со слезами на глазах.

– Ваше Высочество, вы наконец вернулись! Я так волновался!

Что ещё хуже, стоявший передо мной с вздувающимися венами на голове Злоб давно вытащил меч. Я бесстрастно наблюдала, как он отбросил Небесную Лазурь и Гуи, а затем принялся выколачивать из них жизнь. Избиваемый дуэт, не желая оставлять это просто так, ополчились против Злоба. Небесная Лазурь парировала атаки Злоба, а Гуи, тем временем, выпустил в него холодную стрелу1, превращая Злоба в кровавую подушку.

– Не остановишь их? – равнодушно спросила Лолидракон.

– Хорошее представление, зачем останавливать? – в такой же равнодушной манере ответила я.

Именно в этот момент меч Злоба взлетел в воздух, подброшенный Небесной Лазурью, задел мою щёку и оставил кровавый след. Трое драчунов остановились и оглянулись на меня с сожалением и страданием в глазах. Я с лёгкой улыбкой вытерла кровь со щеки тыльной стороной ладони:

– Мне тоже досталось? Интересно!

Наконец, Лолидракон перестала жевать гвази, наблюдая как я мочу трио, и задала вопрос по чату: «Принц, почему бы тебе не привязать к себе Феникс? Она денно и нощно стонет о Ване. Нань Гунь Цзуй расстроен, да и Белая Лебедь тоже».

«Кто такая Белая Лебедь?» – я ударила Гуи правой рукой, наступила на Злоба левой ногой и левой рукой зажала Небесную Лазурь, используя все свои силы.

– Ах, ты ж ещё не знаешь! Я расскажу, что тут произошло.

Лолидракон поведала мне обо всём, что случилось в моё отсутствие.

 

 

– Что, Роза и Сломанный Меч вместе? – я побледнела, остолбенев.

«Интересно, нам придётся дать им красный пакет2 в ближайшее время? В последнее время мама всё время играла и не написала ни рукописи. С финансами у нас дома полный облом. Где я должна взять деньги на красный пакет?!» – подумав об этом я в бешенстве набросилась на трио на полу.

– Ты ревнуешь? – Лолидракон подняла бровь.

В этот момент трое полумёртвых на полу вдруг вскочили и озабоченно уставились на меня.

Я ответила горячо:

– Ни в коем случае.

– Это хорошо, – вздохнул с облегчением кто-то рядом.

Я обернулась, и увидела Сломанного Меча, Розу и всех остальных.

– Вы когда припёрлись? – тупо спросила я.

– Они начали стекаться, когда ты взялся за трио, – пожала плечами Лолидракон.

Я неловко улыбнулась всем:

– Э-э, м-м… Привет, ребята.

– Пфф… – Юн вдруг разразился хохотом. – Эй, что с тобой не так? Парни не идут? Пфф… Только девочки? Что ты будешь делать! Старший Брат, почему ты становишься всё глупее и глупее? Сперва хотя бы изображал серьёзность.

Я стремительно ударила его.

«Разоблачаешь меня? Хочешь моей смерти?»

Затем я разгладила свою одежду и обвела рукой четверых привезённых со мной, представляя остальным:

– Это Гу Юн Фей – заградитель, Лю Джина – экзорцист, Солнечный Свет – маг, и Кеншин – воин.

Юн, брошенный на пол моим ударом, смотрел на представление как русалка:

– Привет всем, я Гу Юн Фей, над которым всегда издевался Старший Брат.

– Я Лю Джина, очень рада встретиться со всеми, – Джина беззастенчиво жеманилась перед толпой.

– Я Солнечный Свет, здравствуйте, – Солнечный Свет улыбнулся элегантно и с теплотой.

– Кеншин, – коротко произнёс Кеншин.

Убедившись, что все четверо закончили представляться, я предполагала представить им всех остальных. Но посчитав количество присутствующих, решила не делать этого и небрежно сказала:

– Ну, вы потихоньку познакомитесь друг с другом.

– Принц, приведённые тобой товарищи на этот раз необычайно талантливы! – Братец Волк нежно погладил меня по голове.

«Естественно, они сильны, вы ещё не знаете, сколько времени и сил я потратил на них!» – я вздохнула и прикрыла глаза, вспоминая то время…

 

 

Я закончила трудный подъём на высочайший пик Лазурной горы, только чтобы найти трёх древних пророков, стоящих перед каменным монументом, сказавших:

– Что ж, юнец, если победишь нас, сможешь стать Королём Демонов!

Ах, это враньё! Победив их, я получила стручок навоза. Я смотрела на него и не верила своим глазам. Для чего б мне мог понадобиться навоз? Я ничего не выращиваю, поэтому мне не нужны удобрения, ведь так?

– Суть этого задания – получить Великую пилюлю возвращения. С именем каменного монумента пророчество исполнится, – медленно объяснял Кеншин.

Видя, с каким отвращением я смотрю на Пилюлю Возвращения, он добавил:

– У съевшего Пилюлю Возвращения очки опыта десятикратно увеличиваются в течение трёх дней.

– О, это весьма впечатляет, – я мило улыбнулась трём старым пердунам.

Уважения к пожилым людям на тот момент не было и в помине.

Кеншин и я задали трём старым пердунам хорошую трёпку, прежде чем получить навоз, спустили с горы каменный монумент вместе с собой и застали у подножия своих знакомы в разгар хорошего барбекю.

– Я поделюсь с вами этим навозным стручком, а затем мы пойдём в Призрачную пещеру и потренируемся!

Я вырвала ароматное свеже-жареное мясо и, не обращая внимания на опешившие лица, насильственно накормила каждого его долей навоза. Поскольку оба после этого упали в обморок, у Кеншина и меня не оставалось выбора, кроме как взять в охапку по одному спутнику и поспешить обратно к Призрачной пещере.

Вернувшись к Призрачной Пещере, я изо всех сил пыталась изобразить падение с обрыва, после которого Кеншин нетерпеливо меня спас.

После освобождения Солнечного Света мы помогли Джине и Юну тренироваться в Призрачной Пещере как ненормальные. При помощи Великой пилюли возвращения оба набрали примерно по 15 уровней. Наконец, при помощи ковра-самолёта Солнечного Света мы поспешили в Вечный город. Опасаясь не поспеть вовремя, я даже угрожала ковру-самолёту, принуждая лететь с головокружительной скоростью. В противном случае я бы использовала его как бесплатный коврик для чистки обуви всех прохожих при входе в Вечный город.

(Вздох). На этих двух своих друзей жизни и двух NPS, обретших самосознание, я потратила уйму времени и усилий. Что ж, цель оправдывает средства.

 

 

Отвлёкшись от воспоминаний, я снова обратила внимание на присутствующих и тут заметила расстроенность и замешательство на их лицах. Проследив их взгляды, я поняла – Ледяная Феникс!

«Ах, да, – я вздохнула. – Я же обещала Нань Гунь Цзую, что позабочусь об его обожаемой сестре. Да и Лолидракон говорила мне взять Ледяную Феникс под своё крыло. Так, похоже мне не избежать решения этого вопроса…»

– Феникс! – нацепив властно-тоскливое выражение на лицо, я направилась к Феникс.

Феникс в панике закричала на меня:

– Не подходи ко мне!..

Я остановилась в полушаге и тихо произнесла фразу:

– Я не знал, что ты ненавидишь меня так сильно!

– Нет, нет… Просто… Что ты… – некоторое время Феникс не знала, как ответить, а потом расплакалась.

«Я действительно заставила Феникс расплакаться?» – я тоже растерялась. – «И что мне теперь делать?»

В разгар паники и непонимания мне послышался шёпот Лолидракон:

– Подойди и обними её, идиот!

«Угрр! Тебе легко говорить!..» – но видя ужасные рыдания Ледяной Феникс я могла только загнать свою неуверенность поглубже и мягко обнять Феникс, утешая:

– Всё хорошо, не плачь, никто не станет обвинять тебя.

Сперва Феникс билась в моих руках, но чем больше она боролась, тем крепче я держала её, пока она не успокоилась в моих объятьях, выплакивая душу.

– Прости, я не хотела… П-просто Ван, он… Он попросил меня… А я, я не могу забыть его!.. – причитала Феникс в моих руках.

«Нет, я слишком милостиво обошлась с Ваном, просто отпустив его! Ох, я становлюсь всё менее и менее кровожадной. В следующий раз буду жёстче!»

– Ладно, ладно, теперь можешь начинать забывать. Если задумаешься о нём, просто приди и обними меня… – говоря это, я гладила длинные волосы Феникс и начала понимать, почему мужчины любят девушек с длинными волосами. Так приятно касаться гладких и ароматных длинных волос!

– Принц!.. – Феникс смущённо уткнулась лицом мне в грудь так, что были видны только два красных уха.

– Гм… – я подняла нос из шелковистых волос Феникс и сразу поняла, что не нужно было этого делать, так как перед глазами оказались три мстительных духа.

Гуи удерживал Братец Волк, и тот молотил ногами в воздухе. Злоба не подпускали Цзуй и Белая Лебедь. Его глаза были налиты кровью. Небесную Лазурь оттаскивали Роза и Сломанный Меч. Она была настолько зла, что её щёки налились пунцом.

Я застыла, прошибленная холодным потом. Очевидно, Феникс заметила это и застенчиво подняла голову, затем заметила трёх мстительных духов. Выражение её лица переменилось, теперь в её взгляде читалась странная решимость.

«Тьфу, у меня плохое предчувствие! И пусть пока мои инстинкты ни разу не предугадали хороший исход, они превосходно предсказывают всё плохое!»

– Принц, если ты действительно благосклонен ко мне, поцелуй меня! – Феникс закрыла глаза и высоко подняла голову, всем своим видом изображая девушку, ожидающую поцелуя.

«Бр-р-р, ну вот, опять! Хотя, поцеловать её – непроблема, ведь до неё я уже поцеловала множество интересных людей: из девушек – свою собственную кузину, из парней – игрового NPC Кеншина. Что теперь меня может испугать? Правда, если я сейчас поцелую её на глазах трёх злых духов, мне не видать покоя до конца дней! Гуи бы ревел, пока бы Великая Китайская стена не упала3, Злоб пилил бы меня лекциями о целомудрии девушек, Небесная Лазурь сошла бы с ума и, чего доброго, могла вызвать Феникс на дуэль…»

Пока я колебалась, Феникс уже открыла полные слёз глаза, хотя и старалась сдержать слёзы изо всех сил. Как чрезвычайно мучительно!

Более не мешкая, я приняла решение. Подняв потрясённое лицо девушки, я слегка поцеловала её.

Змеиный поцелуй!4 Принц, сделай ей змеиный поцелуй! тогда она по настоящему станет твоей, душой и телом! – подбодряла нас Лолидракон со стороны, выглядя сильно взволнованной.

«Змеиный поцелуй? Что ещё за змеиный поцелуй? Поцеловать как змея?..» – я была сбита с толку.

«Засунь свой язык в рот Феникс и двигай его там по кругу, вот и будет змеиный поцелуй!» – раздался голос Лолидракон в личке.

«А…» – я сделала всё согласно объяснению – всунула свой язык в рот Феникс и стала двигать им по кругу.

Наконец, когда стала ощущаться нехватка дыхания, я закончила змеиный поцелуй, и лизнула свои собственные губы.

«Интересно, Феникс ела конфету? Почему её рот такой сладкий на вкус?»

– Так возбуждающе! – тупо произнесла Лолидракон.

Я бросила на неё взгляд с мыслью: «Лолидракон, если хочешь попробовать, пожалуйста. Не надо смотреть с такой страстью! Соблюдай некоторое приличие, в конце концов!»

Я глянула, как там Феникс. Её глаза превратились в два огромных сердца, а тело стало мягким и безвольным, удерживаясь только за счёт моих рук. Как это могло быть? Я чувствовала только небольшое оцепенение и сладость. Поскребя щёку, я решила пока не задумываться об этом. По крайней мере, я отвратила Феникс от Вана и это хорошо. Правда пока ещё оставалась проблема в виде трёх мстительных духов…

Я передала Феникс, всё ещё находящуюся в обморочном состоянии, её сестре, Белой Лебеди, и двинулась прямиком к обиженным духам, которые стояли будто статуи, примёрзнув к земле от шока при виде сделанного мной.

Перво-наперво я подошла к Небесной Лазури и улыбнулась ей. Она не могла не улыбнуться в ответ. Я повторила все прежние действия, впившись в неё хорошим змеиным поцелуем. Созерцая глаза в форме сердечек другой девушки в моих руках, я вдруг почувствовала необычайное веселье.

Я швырнула Небесную Лазурь Розе и повернула голову в сторону двух мужчин. Но тут нахмурилась: «Я не против целовать девушек. А мужчин? В конце концов, я ведь всё-таки юная девушка, наверное, будет не очень хорошо, если я сделаю это… Но мне действительно интересно, чем отличаются ощущения от целования парня или девушки!»

– Принц… Ваше Высочество!.. – слёзы Гуи уже превратились в два водопада, а голос его был полон тоски.

«Ладно, – подумала я. – Поцелую его один раз, а то он такой несчастный.»

Но только я вознамерилась подойти к нему, а Гуи начал приходить в неописуемый восторг, как…

– Ты не можешь целоваться с ним! Я ещё допускаю целование с девчонками, но ТЫ НЕ должен ЦЕЛОВАТЬ ГУИ! – пламенный гнев Злоба был столь силён, что едва не материализовывался.

Я остановилась ради собственной безопасности и пожала плечами в адрес Гуи.

– Злоб, что я тебе сделал? – глаза Гуи были полны боли и гнева.

Ненависть глубока, как море крови!5 – сверкнул глазами Злоб в ответ.

Я отвернулась, не заботясь о сваре этого дуэта, лениво потянулась и обнаружила, что проголодалась.

– Лолидракон, я хочу есть.

Лолидракон проявляла полное равнодушие, как будто уже давно знала, что за этим последует.

– Еда уже готова, пока ешь, можешь познакомиться с новыми членами: Белой Лебедью, её мужем, Наблюдательным Взглядом6, родителями Бессердечного Ветра и другими.

– РОДИТЕЛИ Бессердечного Ветра?! – я подчеркнуто произнесла слово «Родители». Если я не ошибаюсь, у Бессердечного Ветра те же родители, что и у меня?

– Да, на этот раз засада. Родители Бессердечного Ветра сильно помогли нам, да к тому же решили поселиться в Вечном городе, – сказала Лолидракон, акцентируя слово «Родители», как и я.

Мои плечи опустились. Я только выбралась из одного шторма, как пришёл другой. Начинаю подозревать, что не видать мне покоя, пока на свете есть хоть одно несчастное божество.

Я последовала в столовую за Лолидракон и… пот покатился с меня как с ненормальной. Кто-то выходит замуж? Это похоже на свадебный пир! Я могла видеть ряды фонарей и лент, все в красных тонах. Насчитывались десятки круглых столов со всеми занятыми местами. Сидящие за ними наблюдали за моим входом возбуждённо, широко распахнутыми глазами. Я ощутила, будто Лолидракон и я – долгожданные жених и невеста. Я даже оглянулась, не прилеплено ли гигантское «Поздравляем» к стене позади меня.

«Что за!..» – зачем только я оборачивалась! Ещё неизвестно, нарисовано ли это слово краской или настоящей кровью. Выглядело только что написанным, поскольку с него продолжало капать.

– Сеньор землевладелец, не желаете ли коснуться вопроса городских финансов в первую очередь?

Незнакомое лицо. Должно быть Белая Лебедь, о которой говорила Лолидракон. Она держала в руках толстую пачку бумаги, загородив мне путь к прекрасному обеденному столу. Выражение её лица было уважительным, но не слишком скромным.

– Давайте сперва поедим! – я махнула рукой. Нет ничего важнее, чем моя замечательная еда.

Услышав это, Белая Лебедь убрала документы, которые держала в руках, и произнесла:

– Да, милорд. Тогда не будете ли любезны объявить о начале обеда?

Я сморщила нос – не привыкла к такому обходительному обращению.

– Внимание всем, Пришло время поесть!

Тихая толпа взревела и вернулась к жизни. Я тоже очень хотела сесть и насладиться изысканной едой: белый рис, мясные нити и яичный суп… Я моргнула, но увидела те же три блюда.

«Не может быть! Это еда?»

– Лолидракон, что это?

– Главное блюдо, – ответила Лолидракон без малейшего колебания, видимо зная, о чём я подумаю.

– Это… – уголок моего рта свело судорогой, я вспомнила, что братец Зуо говорил мне что-то о финансовых проблемах Вечного города. Неужели всё настолько плохо?

– В чём дело? Человек, спустивший 5000 кристальных монет на корабль до Восточного континента, не удовлетворён едой? – раздался тёплый голос невестки Юлианы. Однако я почувствовала себя словно упавшей в ледяную яму и не могла унять дрожь.

– Блюда чудесны! У меня никогда не было такого… Такого здорового питания! – в подтверждении своих слов я взяла чашку с рисом и стала при помощи лопатки набивать рисом свой рот.

Невестка Юлиана слегка улыбнулась ещё раз:

– Принца, должно быть, достаточно хорошо кормили во время этой поездки, правда?

– Правда… – я начала жутко потеть.

Внезапно возникло озарение, которое могло сохранить мою шкуру! Я схватила свой рюкзак и выкопала блестящий красный рубин. (Помнится, это был один из тех, что украшал чью-то большую дверь. Я выломала его перед отъездом.)
Трясущимися руками я преподнесла его:

– Невестка, пожалуйста, прими в знак признательности этот скромный подарок от маленького братца.

Невестка Юлиана дала знак Феникс взять рубин. Феникс натурально обнюхала рубин, прежде чем резюмировать:

– 3000 кристальных монет.

«Ох, Феникс, ты же не собака, чтобы нюхать!»

Невестка Юлиана глазами намекнула Лолидракон продолжать. Та поспешно бросила палочки для еды и в спокойной и достойной манере заявила:

– Принц, поскольку в городе экономический кризис, мы решили послать тебя зарабатывать деньги.

Я указала на собственный нос и с абсолютно недоумённым лицом подумала: «Меня? Зарабатывать деньги? Тратить – это пожалуйста, но зарабатывать?! А что если они хотят зарабатывать на мне как на жеребце… На моём мужском теле?»

Я побледнела и спросила:

– Как вы предлагаете мне это делать?

Кукла вдруг расцвела в лучезарной улыбке:

– Братик Принц такой красивый!

Лолидракон кивнула:

– Плюс к этому имя Кровавого Эльфа хорошо известно.

«Я пропал… Я пропала! Они действительно хотят заставить меня работать мужчиной-моделью! Моей первой работой будет торговля собственным телом! Нет, ни в коем случае! Никогда! Если об этом узнают, как я, молодая девушка, буду жить? Это невозможно!..»

Но тут я увидела широкую улыбку невестки Юлианы.

«Тьфу, я же могу быть сопровождающим мужчиной, продавать свою улыбку, а не тело. Это уже терпимо…» – я снова посмотрела на улыбающееся лицо невестки Юлианы.

«Или, в конечном итоге, я позволю продавать своё тело красавицам…»

– По словам Лолидракон ты довольно неплохо поёшь? – как гром среди ясного неба вдруг прозвучал голос братца Волка.

Я оказалась в ступоре: «Я хорошо пою?»

С совершенно недоумённым лицом я повернулась к Лолидракон.

– Разве ты не пел мне раньше «Это моя жизнь»? – подняла бровь Лолидракон. – Осмелюсь сказать, ты под стать оригинальному певцу по крайней мере.

– Принц, ты будешь петь, а я тебе аккомпанировать! – Гуи вытащил гуцинь и начал её настраивать.

«Подыгрывать на гуцини песни в стиле рок-н-ролл? Лучше бы не надо! Даже если оригинальный исполнитель не перевернётся в могиле, струны гуцини наверняка порвутся…»

Но, видя ожидание в глазах толпы, я была слишком смущена, чтобы сказать «Нет». Выбора не оставалось, кроме как приступить к обсуждению песни с Гуи.

– Давайте будем исполнять более душевную песню, а то эта не очень подходит для сопровождения на Гуцини.

– Которую тогда? – спросил Гуи.

Мне не нужно было раздумывать:

– Мечты хотят на волю.

Как только Гуи сыграл первый аккорд, я погрузила себя в лирический образ песни, открыла рот и запела:

– В полёте на крыльях нет ничего странного, перья мягки и легки,
Мечты тяжелы и обременительны, как бы взлететь они могли?
Прыгаю, вскакиваю, пытаюсь…
Падаю, больно, как ни стараюсь…

Преодолимы силы, трудности, но не чувства.
Последний шаг приносит боль мне, другим, но невечно боли буйство.
Легенды в скорби, в печали, в боли
Созданы теми, кто хочет летать.
Мечты хотят на волю!7

Я закончила, глубоко вздохнула и вернулась к реальности, открыв глаза. Казалось, моё пение поглотило всех слушающих. Я могла только поскрести щёку: «Я на самом деле настолько хорошо пою?»

Невестка Юлиана первой открыла глаза. Они светились ярким волнением, когда она выдала:

– Мы озолотимся!

«Э, что она имеет ввиду? Почему я так неловко себя чувствую при этих словах, особенно узрев родителей, сидящих за столом слева от меня как бы в глубокой задумчивости?» – моё сердце бешено заколотилось.

1 Холодная стрела – выражение из китайской литературы, буквально означающее скрытую атаку с использованием стрел.

2 Красные пакеты – это преимущественно подарки на общественные и семейные праздники, например, свадьба или Новый год по лунному календарю. Красный цвет конверта символизирует удачу и, предполагается, отгоняет злых духов. Акт с просьбой о красных пакетах обычно называется Мандарин. Женатый человек не отвернётся от такой просьбы, так как в противном случае это будет означать, что он отворачивается от удачи в Новом году. В соответствии с китайскими обычаями, молодожёны также ожидают щедрых красных пакетов как благословления на счастливый брак.

3 Рыдать, пока Великая Китайская стена не упадёт – отсыл к древней легенде. Сооружение Великой Китайской стены привело к смертям множества людей, поэтому люди в Древнем Китае не хотели идти на её строительство. Тем не менее, император силой вынуждал мужчин покидать дома и идти на строительство Великой Стены. Женщина по имени Мэн Цзян Нв (Meng Jiang Nv) только вышла замуж, как её мужа забрали на стройку Великой Стены, где он и погиб. Легенда говорит, что после смерти мужа Мэн Цзян Нв плакала дни и ночи под Великой Стеной, пока незавершённая её часть, дрогнув, не упала.

4 Змеиный поцелуй – в китайском произносится также, как «Поцелуй языком». Аналогом также является французский поцелуй.

5 Ненависть глубока, как море крови – обычно эта фраза используется, чтобы выразить по-настоящему сильную ненависть, например, когда враг убил ваших родителей – отсюда и «Море крови». Также «Море крови» может подразумевать, такую ненависть к врагу, будто вы хотите видеть его кровь, льющуюся в количествах, достаточных для образования моря.

6 Наблюдательный Взгляд – прим. переводчика: в прошлых главах имя мужа Белой Лебеди было написано на оригинальный манер «Chuang Wai», а в этой, видимо, его перевели на английский: «Outside Window», видимо, как и у нас (в русской версии), разные переводчики.

7 Мечты хотят на волю Автор оригинального текста Yu Wo, перевод с перевода на английский

1/2 Принц Том 4 глава 1: Вечный город никогда не падёт

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 1: Вечный город никогда не падёт – Перевод James Hook

– Не думайте обо мне! Скорее, изрешетите их стрелами! – выл Ван, прижатый к земле ногой братца Волка.

Я подняла бровь, но не успела что-либо сказать. Сломанный меч отрапортовал вперёд с сомнением в голосе:

– Маги уже выставили защитный барьер вокруг нас. Так что дальние атаки против нас бесполезны. Ван настолько поглощён яростью, что сошёл с ума? Зачем ему отдавать такой приказ?

– Даже если бы он отдавал приказы, зачем кричать их в открытую? Почему он не воспользуется системным РМ? – спокойно проанализировал Злоб. – Я думаю, он сейчас раздаёт различные приказы через РМ. Учитывая сложившуюся ситуацию, я думаю, он приказал приготовиться. А затем ворам и воинам с высокой подвижностью спасти его во время нападения.

– Верно. И мы не должны попасться на его уловку. Мы должны немедленно сформировать нашу оборонительную линию! – к нам подошла женщина с аурой командующего. Весь её вид говорил о готовности отдавать приказы.

Но, после некоторых колебаний, она посмотрела на меня:

– Сеньор, формирование нашей обороны на данный момент приемлемая задача?

Я улыбнулась, глядя на неё. Ух, такая классная, умная и красивая девушка. Но кто она? Будучи озадаченной, я всё же ответила:

– Да, конечно, только пожалуйста, велите магам убрать защитный барьер и атаковать тыл противника с помощью магических атак AoE1 или помогать нашей обороне при помощи простых заклинаний.

Она оторопела, а затем с отчаянием ответила:

– Нет! Мы не можем себе этого позволить! Если противник станет атаковать нас стрелами или заклинаниями, мы понесём большой урон из-за высокой скученности наших войск!

– Доверьтесь мне, проблем не будет! – я решительно посмотрела на неё. – Сейчас нет времени объяснять. Пожалуйста, следуйте моим распоряжениям.

Несмотря на мои слова, она всё ещё сомневалась. В поисках поддержки она повернулась к Цзую.

– Делай, как приказывает сеньор, – без всяких колебаний сказал Нань Гунь Цзуй, как будто это было самой естественной вещью в мире.

– Принц, пожалуйста, отойди немного назад, – холодно сказал Злоб. – Ты наш лидер, и твоя работа – давать нам распоряжения и быть моральной опорой. Линия фронта – не твоё место.

Моё лицо опало: «Но я тоже хочу драться!»

Я посмотрела на Злоба с жалобным выражением, но жалобность была неуместна и бесполезна сейчас. Как определил Злоб: «Даже не мерцай». Так что, я могу только шмыгнуть носом и покорно подчиниться его словам.

– Я встану сзади. Кеншин, не забудь помочь мне защитить их, – сказала я Кеншину, чувствуя себя недовольной.

Я отошла назад и встала перед группой магов. Я видела, что наши противники уже построились в боевой порядок для атаки. Белая Лебедь закончила с приказами по обороне. Теперь обе стороны, казалось, только ждут команды, чтобы начать бой.

– Принц, мы действительно собираемся снять защитный барьер? – спросила Роза и другие маги с некоторым колебанием.

Я махнула рукой, не отрывая взгляда от напряжённой ситуации на передовой:

– Да! Не думайте об этом, все вы должны просто атаковать заклинаниями.

Я вдруг вспомнила о чём-то и повернулась к Солнечному Свету с вопросом:

– Солнечный Свет, ты можешь использовать заклинание, которое способно преследовать цели? То, о котором рассказывал мне раньше?

Солнечный Свет изящно улыбнулся:

– Управляемые мистические ракеты? Да, могу, но мне понадобится много времени, чтобы зафиксироваться на врагах.

– Гм, у тебя столько времени, сколько понадобится. Единственное, обязательно наколдуй его до того, как битва закончится, – я кивнула и вновь обратила взгляд к линии фронта.

 

 

– А? До сих пор не начали? Я почти засыпаю!

Чувствую крайнее недовольство, я вяло крикнула Кеншину:

– Кеншин, ты заснул? Быстро начать бой!

Кеншин повернул голову, чтобы взглянуть (бросить свирепый взгляд?) в мою сторону, медленно вытащил катану и исчез с того места, где только что находился.

В мгновение ока, пока ошеломление окружающих ещё не прошло, со стороны противника вдруг донёсся вой. После этого вопли отдельных людей слились в один бесконечный. Все уставились на фигуру в красном, которая возникала то тут, то там без остановки. И где бы она не возникал, животы врагов оказывались распороты и из них наружу вываливались кишки. Уже повсюду лежали тела, а кровь текла рекой.

Я вздохнула: «Кеншин, не мог бы ты прекратить потрошить наших противников? Мы легко можем поскользнуться, наступив на выпавшие на землю кишки. Ты должен учитывать как это повлияет и на нашу сторону!»

Противники, оправившись от первого потрясения, наконец, начали охотиться за Кеншином. Я фыркнула. Если даже я не могла поспеть за скоростью Кеншина 100-го уровня, как же вы сможете его поймать? Невероятным можно считать, если вы сможете хотя бы прикоснуться к краю его одежды!

– Всем, быстро, следовать первоначальному плану! Не отвлекаться на него! – довольно красивый воин кричал изо всех сил, видя, что события разворачиваются не так, как предполагалось.

Под рёв этого человека все враги вдруг бросились к Вечному городу. Когда войска приблизились к линии обороны, их приветствовали бесчисленные огненные шары, ледяные копья, воздушные лезвия и челюсти ада, враз уничтожив первую линию нападающих. Затем, прежде чем я могла взмахнуть руками, чтобы поаплодировать, очередная волна боевых заклинаний накрыла атакующих. Промежуток между волнами был столь мал, что мышь бы не проскочила. Я слегка озадаченно посмотрела на группу магов. О, так они атакуют по очереди! Да ещё с абсолютно чёткой координацией, пропускают тур и колдуют заклинание, не подпуская ни на шаг.

– Магическая атака? Они сняли свои защитные барьеры? Маги, быстро атаковать! – донёсся ещё один тревожный вопль со стороны противника.

В то время, как наша сторона смотрела с некоторым страхом в глазах, я любовалась видом множества заклинаний (плюс одним вонючим носком, который возник ниоткуда), бросаемых в мою сторону. Мда, сеньор есть сеньор. Действительно, восемь из десяти заклятий были направлены на меня. Я подняла брови, не заботясь, но Гуи, бывший на моей стороне, вдруг рванулся, встал передо мной и крепко обнял. На моём виске запульсировала жилка, а я улыбнулась.

– Гуи, я тронут тем, что ты закрываешь меня от атак, но меня больше бесит то, что ты прикоснулся ко мне, и ещё больше факт того, что ты лукаво снова обнимаешь меня! Я безжалостно ущипнула Гуи за лицо.

-Ой!..

Затем, как я и ожидала, звук от множества криков стал громче.

– Что происходит? – Гуи, изначально приготовившийся стать живым щитом, забыл о боли от моего щипка. Он в изумлении смотрел, как ударные заклинания вблизи моей головы внезапно меняли направление и обрушивались на вражеского мага, отправляя его в небеса.

– Хорошая работа, Юн, – похвалила я Юна, стоявшего совсем близко от меня и показывавшего мне «V».

Посозерцав шокированные лица с обеих сторон, я спокойно объяснила:

– Отражающий барьер – это особый навык, дело рук незаметного заградителя. Как здорово, что среди привезённых мной людей есть заградитель, Гу Юн Фей.

Все посмотрели на Юна. Тот как никогда чувствовал высокое состояние духа и гордость.

Гуи посмотрел на Юна, улыбнулся, затем сказал:

– Юн Фей, у тебя пока что выходит только тройка за полугодовой экзамен по литературе. Усерднее готовься к годовому экзамену. Бери пример с Лю Джины. У неё знания на 5 с плюсом.

Однако Юн всем видом показывал радость, а не разочарование от этого известия, бормоча под нос:

– У меня тройка! Я то думал, что мой результат на этот раз соответствует размеру чашки Тян Синь, то есть единице.

«Интересно, а что у меня за экзамен?» – я очень, ОЧЕНЬ хотела спросить. Но вынуждена была отчаянно контролировать свой рот, чтобы случайно не задать Гуи этот вопрос.

– Ты должен быстро восстановить свой отражающий барьер! – только и могла я сказать Юну с некоторой долей обиды, поскольку не имела возможности узнать о своём результате.

Юн подчёркнуто отвесил мне поклон в 90 градусов:

– Да, Старший Брат!

 

 

Пыл сражения немного ослаб, со стороны казалось, что противник безнадёжно сбит с толку. Я не могла не рассмеяться, пока неторопливо шла до Леголаса:

– У вас нет дополнительного комплекта лука и стрел?

Леголас на мгновение изумился, затем вручил мне лук и колчан со стрелами. Я махнула рукой подзывая Джину, затем снарядила лук зубчатой стрелой. В это время Джина автоматически привязала клочок бумаги фу к наконечнику стрелы. Я выпустила стрелу, попав неудачливому человеку в плечо. Тут фу внезапно взорвалась, отослав поражённого человека и нескольких несчастливцев вокруг него на встречу с Буддой.

Пока все смотрели на меня с восхищением, я изобразила слабую улыбку – как обычно. Но в душе в это время пронеслось другое: «Дерьмо! Я не попала в цель! Я же изначально собиралась поразить воина левее, который был настолько уродливым, что свербил в глазах. Как я умудрилась попасть в людей правее него?»

Нахмурив лоб, я подняла лук и выпустила другую стрелу.

«Проклятье! Опять мимо!» – будучи немного раздражённой от этого я вновь взялась за лук и принялась пускать стрелу за стрелой как сумасшедшая. Я стреляла так быстро, что Джина не успевала крепить фу на стрелы в колчане.

Наконец, все вражеские воины в переднем ряду погибли, за исключением уродливого воина, продолжавшего стоять на шатких ногах и смотреть на меня.

«Гм, ну теперь то я убью тебя наверняка!» – я снова подняла лук, прицелилась, и пустила стрелу.

… Одним взмахом меча Кеншин отразил стрелу, летевшую прямо на него. Кстати, отражённая стрела попала в уродливого воина.

«Хорошо, что я не собиралась становиться лучником изначально» – порадовалась я молча, а затем улыбнулась Кеншину, который безмолвно уставился на меня.

– Меткач! – донеслись до меня крики восхищения с нашей стороны.

А увидев ужас в глазах наших противников, я почесала лицо: «Вот уж действительно красивое недоразумение!»

Враги, кажется, оказались в тупике. Они не могли использовать заклинания и стрелы, поскольку боялись, что их удары будут отражены обратно. Непосредственная же атака наталкивалась на совместную оборону воинов и магов. Что они могут сделать, даже если их больше нас?

Я заскучала, поскольку исход битвы на взгляд был очевиден. Поэтому, достав пачку гвази2 из своей сумки, я начала с хрустом её открывать.

– Эй, Принц! Битва всё ещё продолжается! Ты не думаешь, что чересчур расслабился? – с пульсирующей веной на виске сказала Лолидракон, наблюдая за моими действиями.

Я продолжила жевать гвази. Когда же я попыталась объяснить ей, что скучаю, за моей спиной возник огромный луч света, выстрелив в небо. Пока я запрокидывала голову, чтобы наблюдать за ним и заодно вскрыть второй пакет с гвази, луч света в воздухе разделился на сотню маленьких лучей, ринувшихся с неба вниз. Все окончательно поняли, что происходит, когда первый лучик света убил противника.

Управляемые мистические ракеты практически идентичны обычным управляемым ракетам. Единственное отличие между ними в том, что обычные управляемые ракеты могут быть ориентированы только на одну цель. Управляемые мистические ракеты могут поразить сотню целей разом. Однако их недостатком является то, что за длительное время наколдовывания можно заснуть. Маг же должен видеть каждую цель, чтобы зафиксироваться на них. Таким образом, это умение является чрезвычайно полезным для защиты замков, но не более того. Подобно выбранному Юном классу заградителя, дающему прок только для защиты.

Так как от этой атаки погибли сто нападавших одновременно, моральный дух атакующих упал ниже некуда. Некоторые дошли до того, что просто стояли и ничего не делали. Я увидела человека с зелёными волосами и голубыми глазами, прооравшего:

– Стой!

Все атакующие тут же замерли. А все обороняющиеся посмотрели на меня.

«Ой, моя очередь что-то сказать!..» – но мой рот был полон гвази. Поэтому я вынуждена была учтиво поднять правую руку, и с нашей стороны все тоже сразу остановились.

Зелёноволосый голубоглазый человек глубоко вздохнул и сказал:

– Мы сдаёмся!

– Колян! Ты не можешь сдаться! – в бешенстве взревел Ван.

Тот человек, Колян, уныло посмотрел на Вана:

– Ван, всё кончено. Нет нужды заставлять наших соратников бессмысленно терять уровни.

– Независимо от ситуации я запрещаю тебе сдаваться ему! – выкрикнул Ван, злобно зыркая на меня глазами.

Я проглотила гвази, находящиеся во рту, и спокойно повернулась к братцу Волку, сделав знак взглядом. Братец Волк сразу жёстко наступил на грудь Вана. Я с удовлетворением наблюдала, как Вана вырвало несколькими сгустками крови, в результате чего он потерял возможность говорить. Тогда перевела внимание на Коляна и сказала:

– Сдаётесь? Не станете ли потом сожалеть об этом? У вас ещё есть немало людей, способных биться.

Колян горько улыбнулся:

– Биться? В тот момент, когда ты упал с неба, мне следовало понять, что всё кончено. Когда тот человек, настолько быстрый, что напоминал призрака, начал кромсать наших людей, в моём сердце слабо зародилась догадка об исходе сражения. Узнав об отражающем барьере, я мог только молиться, чтобы произошло чудо. Но окончательно заставило меня прекратить битву то, как ты, перестреляв наших людей из лука одного за другим как в игре FPS3, достал гвази, чтобы поесть. Именно тогда я понял, что вы никогда не принимали нас всерьёз, и вся эта борьба – лишь игра для вас. «Игра начинается» следовало понимать буквально…

Выслушав Коляна я усмехнулась, подняла голову и сказала:

– Ты очень рассудительный, Колян. Не хочешь ли присоединиться к Вечному Городу?

На мгновение Колян был ошеломлён, но потом твёрдо ответил:

– Я уже являюсь членом Божественного альянса.

Со злодейской улыбкой я произнесла:

– Если ты откажешься присоединиться к Вечному Городу, я поубиваю всех присутствующих здесь твоих соратников и занесу всех членов Божественного альянса в УеУ.4

Лицо Коляна приобрело гневное выражение.

Я проигнорировала это и громогласно объявила:

– Любой из Божественного альянса, кто присоединится к Вечному городу, станет нашим соратником. Те же, кто откажется, будет навсегда изгнан из Вечного города и объявлен вне закона на его территории.

В ответ на моё заявление противники возмущённо зашумели, многие пришли в ярость.

Увидев это, я доброжелательно добавила:

– Чего вы все так разозлились? Я просто помогаю вам найти повод выйти из Божественного альянса!

При этих словах Колян и другие члены Божественного альянса успокоились и теперь выглядели неопределённо.

Раз они находятся в сомнении, значит на самом деле очень жаждут присоединиться к Вечному городу. Просто ещё не определились из-за ничего не стоящих причин, таких как лояльность, характер и репутация. Поэтому, не дожидаясь согласия, я подняла брови и сказала Нань Гунь Цзую:

– Цзуй, пойди спроси Коляна, сколько членов в Божественном альянсе и обсуди с ним, как пристроить их в Вечном городе.

Цзуй кивнул и подошёл к Коляну. Тот расстроено улыбнулся на мгновение, затем отбросил сомнения и внимательно приступил к разговору с Цзуем.

Изобразив очень злую ухмылку, я присела на корточки, чтобы видеть глаза Вана, которые светились явными гневом и ненавистью, и сказала:

– Эх, Ван, Ван, что мне с тобой делать теперь?

Я специально обошла вокруг, изображая неуверенность, и продолжила:

– Ты не можешь меня победить в поединке один на один, теперь проиграл в бою. Что дальше будешь делать?
В это время приблизился Колян с умоляющим выражением лица. Печальным взглядом посмотрев на своего бывшего военачальника, он сказал:

– Принц, пожалуйста, отпусти Вана.

– Отпустить Вана? – спросила я мягким голосом, широко распахнув глаза.

– Пожалуйста, Принц, отпусти Вана! – молча стоявшая с опущенной головой всё это время Ледяная Феникс вдруг подняла голову и стала меня умолять.

Я глубоко вздохнула и произнесла с торжественностью:

– Если я отпущу Вана, простишь ли ты себя?

Ледяная Феникс вновь опустила голову и разразилась беззвучным непрерывным плачем. Моё сердце готово было разорваться, пока я созерцала её плач: «Гм, моё сердце болит, потому что мы обе – женщины. Так что я понимаю её чувства… Не подумайте лишнего! Я по-прежнему предпочитаю красивых мужчин!»

– Что ж, Братец Волк, подлечи его, и пусть идёт, – распорядилась я беспомощно.

На самом деле первоначально я хотела испытать на нём десять методов пыток маньчжурской династии…

Будучи исцелённым, Ван спокойно встал. Глаза его были настолько спокойны, что это вызывало тревогу. Он сказал:

– Принц, ты действительно достойный противник. Я, Ван, клянусь, что вернусь, и в следующий раз одержу над тобой победу, честную и справедливую!

Я подняла брови и ответила:

– Я буду ждать тебя в Вечном городе.

Ван в последний раз бросил на меня взгляд, и его одинокая фигура вышла из городских ворот.

 

 

– Злоб и Сломанный Меч, вы должны принять руководство выжившими соратниками и привести в порядок Вечный город. Теперь творящийся здесь кавардак как бельмо на глазу! – сказала я.

Наблюдая, как Ван покидает через ворота Вечный город, я вдруг обнаружила, что створки наклонены и едва висят на петлях. Это шло вразрез с моим достоинством. Я не могла исправить это непосредственно, но ощущала желание навести порядок.

Итак, ожесточённая битва за город, потрясшая небеса и землю, гремевшая как рык Дьявола и глас Бога одновременно, неуклюже закончилась звуками поспешного перемещения кирпича и досок.

– Это сражение, на которое впустую ушли бесчисленные суммы денег и уровни наших товарищей закончилось таким беспорядком! Кто будет нести ответственность за финансовые потери?! – бесслёзно рыдала невестка Юлиана на коленях Братца Волка.

– Гм, после принятия в наши ряды членов Божественного альянса наша военная мощь значительно возросла. Я думаю, в настоящее время нет никого, кто осмелился бы напасть на нас, – госпожа Белая Лебедь выглядела весьма счастливой, констатируя этот факт.

– Мы должны переделать и снова восстановить ворота, – сказал Гуи, сердечно вздохнув, издали наблюдая ужасное состояние всех четырёх ворот.

– Интересно, сколько денег согласится нам дать Юлиана? – Небесная Лазурь тоже была подавлена. Вот-вот предстояла битва между департаментом Строительства и Развития и Финансовым департаментом.

– Я снова должна установить ловушки! – с бледным лицом произнесла Лолидракон. – Тысячи ловушек!..

– Принц, ты, наконец, вернулся… – сказал мне Нань Гунь Цзуй.

– Да, ты скучал по мне? – спросила я с улыбкой на лице.

Нань Гунь Цзуй на мгновение запнулся:

– И как сделал это! Когда сражение уже подходило к развязке!

– Кто сказал, что очень скучал по Принцу?! – три головы, принадлежавшие Злобу, Гуи и Небесной Лазури, с разных сторон с рёвом повернулись как одна. По их глазам ясно читалось, что они убьют любого, кто осмелится вступить в борьбу за Принца.

Лицо Цзуя ничего не отразило, но я видел, как его прошиб холодный пот. Он медленно повернул голову и чётко произнёс:

– Я говорю, Сеньор землевладелец, рад вас снова приветствовать в Вечном городе.

– Сеньор землевладелец, рад вас снова приветствовать в Вечном городе! – вдруг проревел какой-то случайный человек, хотя я сильно подозреваю, что это был Конг-Конг.

– Сеньор землевладелец, рады вас снова приветствовать в Вечном городе! – радостно подхватили все.

Сражение завершилось только что и так внезапно, что окружающие на это пока не успели отреагировать. Теперь радость успешно защитивших наш город, наконец, излилась.

Я также дико рассмеялась, подняв Чёрный Дао высоко над головой и закричала:

– Вечный город никогда не падёт!

1 AoE: (Area of Effect) – Заклинания, поражающие некоторую территорию (в радиусе от точки в которую направлены)

2 Гвази – Популярная китайская закуска. Как правило изготавливается из семян дыни, но варианты с семенами подсолнечника или тыквы также равнообиходны

3 FPS – Стрелялка от первого лица, жанр игр, в центре игрового сюжета которых стреляющее оружие в руках главного героя, глазами которого и наблюдается весь игровой процесс

4 УеУ – Игровой термин, сокращение от «Убью едва увижу» (в оригинале “KOS – kill of sight”), что означает, что игрок, занёсший вас в данный список, будет убивать вас при первой возможности – едва встретит