Конец эпохи доминирования Том 3 экстра: Замороженное сердце

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Экстра: Замороженное сердце – перевод EliSan; редактура Akili

– Босс, ещё немного и мы будем на месте.

Оглянулась назад Лилия, открывая взору уродливый, похожий на гигантскую многоножку шрам, что тянулся поперёк всего её прежде привлекательного лица; зрелище воистину достойное сожаления.

– Вы все остаётесь здесь, – равнодушным голосом произнёс Цзянг Шутиан. – Я пойду один.

Услышав его слова, Лилия сразу же ощутила в душе лёгкую тревогу. Все последние несколько лет, Цзянг Шутиан из раза в раз без колебания рисковал всем, лишь бы только вернуться к семье Цзянг. С утраты Сяо Ша прошло не так много времени, да и во всём отряде в целом осталось совсем немного людей. Из оставшихся никто даже до уровня старшины не дотягивал.

Можно даже сказать, что весь отряд наёмников был полностью вырезан ради одной лишь цели вернуться сюда. Если бы тогда, в самом начале, они избрали остаться там, где их впервые настиг туман, их ситуация сегодня абсолютно точно не была бы столь плачевной.

Учитывая положение дел, разве ж может Цзянг Шутиан принять своё полное поражение? Но в действительности глубоко в душе все в отряде прекрасно знали, что это самое поражение уже не за горами. Просто сам Цзянг Шутиан с самого начала отчаянно отказывался смотреть правде в глаза.

– Позвольте мне пойти с вами.

– Нет, я должен пойти один, – холодно отчеканил Цзянг Шутиан. – Возражения не принимаются.

Лилия нехотя закрыла рот, прекрасно понимая, что никакие дальнейшие попытки его переубедить тоже не возымеют эффекта. С того самого рокового дня наступления апокалипсиса семья Цзянг стала больной темой для босса. Никто не имел права её касаться.

Лилия опасалась лишь того, что как только её боссу откроется горькая правда, эта его болевая точка может внезапно выйти из-под контроля. К каким ужасающим последствиям это может привести?

В отряде почти не осталось людей. Если они потеряют ещё и босса, Лилия даже представить не может, куда ей в таком случае податься. Разумеется, с её силой она может пойти куда угодно, но ни одно место более не будет для неё значить ровным счётом ничего. Во всём мире есть лишь одно место, к которому она испытывает глубокую привязанность – ОПЦ. Если отряда не станет, ей негде будет более набраться смелости двигаться дальше.

В мире, подобном этому, конечная цель странствия не имеет значения. Куда важнее: есть или нет рядом те, кто пройдёт этот путь вместе с тобой.

– Босс, – с болью обратилась к Шутиану Лилия и взмолилась, – я прошу вас лишь об одном: не забывайте, что все мы прошли этот путь вместе с вами, не жалея даже собственных жизней лишь ради того, чтобы довести вас до дома! Прошу, помните, что я всё ещё здесь, с вами.

Цзянг Шутиан взглянул на девушку. На миг его губы дёрнулись, словно желая что-то сказать, но в итоге он сохранил молчание, так и не дав ей ни единого обещания.

Повернувшись к нему спиной, Лилия продолжила холодным твёрдым голосом, хоть по щекам её уже и текли слёзы:

– Мы всё ещё не расквитались с тем иным за смерть Сяо Ша. Как на лидере группы, на вас лежит ответственность за его месть. Даже если вы в итоге умрёте от рук Тринадцатого, месть должна свершиться!

– Да, – наконец-то раздался ответ из-за спины.

Лилия сражу же почувствовала облегчение и смахнула с лица слёзы. Теперь она по крайней мере была уверена в том, что босс, несомненно, вернётся. Ну а над проблемой, что её босс может специально попытаться снискать смерть от рук Тринадцатого, она подумает позднее.

Когда же Лилия снова оглянулась в сторону мужчины, его силуэт уже едва виднелся вдалеке. На фоне заходящего солнца проложенная им в небе ледяная тропа отсвечивала алым. Зрелище было прекрасным, однако в глазах Лилии оно представлялось лишь дурным предзнаменованием, цветом крови. Каким бы красивым оно ни было, оно могло нести лишь неудачу.

 

 

Продвигаясь вперёд, Цзянг Шутиан не особо спешил. Нынешние его способности были таковы, что его максимальная возможная скорость выходила далеко за рамки воображения обычных сторонних обывателей. Свои истинные возможности он раскрывал крайне редко просто потому, что в большинстве случаев в этом не было никакой необходимости.

В последнее время, благодаря наладившейся коммуникации, в мире появились своего рода титулы «Двенадцати мировых элит». Если бы связь не восстановилась, как бы люди узнали, что происходит на других континентах? Что уж там говорить о создании подобного рейтинга элит.

Из числа людей в нём числились Ледяной Император Цзянг Шутиан, Бог Грома Джин Зан и Огненный Король Деберт.

Бог Грома Джин Зан жил неподалёку. Цзянг Шутиан был знаком с Джин Заном. Хоть близкими друзьями они и не были, да и последняя их встреча случилась очень давно, у Цзянг Шутиана не было никакого намерения его сейчас навещать. Куда важнее то, что его собственный дом уже совсем близко. Все прочие дела и взаимосвязи могут и подождать.

Глубоко внутри все люди в мире надеются на то, что трое человеческих элит объединятся. В конце концов, по силе иные намного превосходят людей, и так уж получилось, что именно люди являются наиболее излюбленным блюдом их рациона.

Однако Цзянг Шутиан знал, что подобному союзу не бывать никогда. Джин Зан ведь как-никак является молодым господином мафии. Ждать того, что он станет послушно прислушиваться к мнениям других, не приходится. Деберт же напротив является военным и публичным лицом своего государства. Тамошнее правительство целиком и полностью полагается на силу Деберта и его подчинённых, с огромным трудом сводя концы с концами. Уже в тот факт, что Деберт по-прежнему подчиняется приказам сверху, довольно непросто поверить. Ну и потом, станет ли правительство и армия подчиняться приказам кого-то со стороны? Тоже сомнительно.

Из всех трёх, группировка Цзянг Шутиана наиболее слабая. У него ведь даже базы своей нет, тем не менее Цзянг Шутиан их нисколько не боится. Джин Зан и Деберт ведь до сих пор даже в седьмой ранг не пробились, в то время как он сам уже давно достиг восьмого.

Прорубание себе потом и кровью пути домой – вот что на деле оказалось самым эффективным методом тренировки. От этой мысли Цзянг Шутиан не сдержался и сухо усмехнулся. Как бы ему ни хотелось, но он вынужден признать, что боль и страдания действительно являются крайне благотворной почвой для стремительного увеличения сил.

Но, как бы медленно он ни продвигался вперёд, до своего пункта назначения ему всё равно рано или поздно добраться суждено. Ещё будучи на приличном расстоянии, Цзянг Шутиан безошибочно узнал район, где находится его дом. Как бы основательно он ни был разрушен за прошедшие годы, Цзянг Шутиан всё равно моментально его признал.

Опустившись на землю со своей ледяной тропы, он начал медленно, шаг за шагом, идти по мостовой. Он пытался идти как можно медленнее, но ноги сами собой несли его вперёд всё быстрее и быстрее. Минуя одну за другой смутно знакомые и в тоже время чужие улицы, Цзянг Шутиан обнаружил, что память его за прошедшие годы всё же немного притупилась. И вот наконец-то знакомый придорожный знак. Он помнит: ещё два шага вперёд, поворот налево и будет виден дом…

В тот же миг его взору предстал огромный чёрный иной. Как бы сильно Цзянг Шутиан не желал отвергнуть увиденное, он не мог. Тот иной стоял прямо поверх его собственного дома.

Цзянг Шутиан медленно двинулся вперёд. Нет, ещё слишком рано. Он не может позволить себе расклеиться и потерять надежду сейчас. Шансы на то, что Шую и Шуюн все эти годы оставались на прежнем месте в ожидании его возвращения, с самого начала были ничтожно малы. Они вполне могли уже давно куда-нибудь перебраться. Домой он идёт лишь в надежде отыскать зацепки их возможного нынешнего местопребывания.

Однако всё это время он упорно продолжал подсознательно игнорировать один очевидный факт. Ледяной Император Цзянг Шутиан – это имя уже давно успело разлететься по всем уголкам планеты. Если бы они по-прежнему были живы, почему сами тогда не пришли к своему Даге?

Цзянг Шутиан шагнул вперёд чтобы получше рассмотреть этого иного. Будучи обладателем восьмого ранга, он способен незаметно приблизиться к чему угодно.

Этот иной был на удивление человекоподобным. Верхняя половина его тела была человеческой, за исключением локонов его длинных чёрных волос, что напоминали змей – прям как у Медузы Горгоны. На теле же его виднелись красные похожие на вены полосы. Среди них особенно сильно выделялись две вертикальные красные полосы под его газами, словно два ручейка кровавых слёз. Нижняя же часть его тела, однако, представляла собой огромный ком грязи.

Своей нижней половиной этот иной зиждился на вершине полуразрушенного дома. Он с упоением взирал на заходящее солнце, словно был заворожен этим кроваво-красным сиянием.

Остановившись, Цзянг Шутиан довольно долгое время молча смотрел на иного. Он не хотел двигаться. Всем своим существом не желал к нему приближаться…

Если бы только он не выглядел настолько похожим. Если бы только разница в их внешнем облике была велика настолько, чтобы сделать его окончательно неузнаваемым. Тогда Цзянг Шутиан смог бы сохранить хотя бы толику надежды. Смог бы продолжить искать невозможное.

Но небеса отказались даровать ему даже подобное снисхождение!

– Шую?

Услышав оклик, иной вздрогнул и резко обернулся. Однако увидев, что за спиной у него стоит всего лишь на всего жалкий человечишка, моментально расслабился. Он решил, что это существо, должно быть, слишком мало и слабо, потому-то он его и не заметил.

– Шую, я… я твой Даге. Ты всё ещё помнишь?

До Цзянг Шутиана как-то раз дошёл слух о том, что у некоторых иных сохранилось их прежнее человеческое самосознание. В тот раз, услышав эти россказни, он просто отмахнулся от них, посчитав бредом, но теперь Цзянг Шутиан был готов ухватиться даже за эту соломинку. В этот момент он был готов поверить в любую чушь.

– Ай-я-я. Так до сих пор есть те, до кого ещё не допёрло, да? – усмехнулся иной. – Я не один из вас. И тебе это должно быть прекрасно известно. Разве вы, людишки, уже не разобрались с этим? «Мы» цепляемся к останкам мёртвых людей. Поглотив все оставшиеся в них питательные вещества, «мы» затем становимся иными. Для «нас» люди не более чем питательная почва для того, чтобы пустить корни. Мы даже можем потом вас пожирать, чтобы и дальше эволюционировать. Я искренне признателен вам за подобную самоотверженную жертву.

Возникшая было в сознании Цзянг Шутиана мимолётная иллюзия после этих жестоких слов моментально рассыпалась. Казалось, он вот-вот сойдёт с ума. Он знал. Знал с самого начала лучше, чем кто бы то ни было. Шую уже давно погиб, умер с пришествием чёрного тумана… нет, возможно, даже раньше. Вполне вероятно, он погиб ещё когда ему на голову упала облицовочная панель здания.

Этот иной захватил тело Шую и даже присвоил себе его лицо. И всё же, он не был его драгоценным ди-ди, не был Цзянг Шую!

Его семьи уже нет в живых. Все его наёмники это прекрасно понимали. Один лишь Цзянг Шутиан отказывался это признавать, пожертвовав всем, чтобы вернуться домой.

Как же сильно он надеялся, что Шую не погиб. Даже находясь в глубокой коме, он, возможно, смог пережить час суда. После этого он мог бы даже очнуться.

Вот насколько сильным и оптимистичным мальчишкой был Шую. Ему необходимо было лишь очнуться и тогда он непременно смог бы защитить Шуюн, дядю и тётю. Шую несомненно смог бы продержаться до моего возвращения.

Но всё это не более чем пустые грёзы.

Такой вещи как «чудо» не существует.

Ди-ди, мей-мей, дядя, тётя – все они мертвы ещё с самого начала апокалипсиса. Он же за эти годы в своём стремлении вернуться назад, чтобы разыскать свою семью, одного за другим продолжал терять членов своего отряда: Каина, Зен Ксинга, Тсенг Юнкиан, Сяо Ша… осталась одна лишь Лилия.

И ради чего в итоге были все эти жертвы?

Цзянг Шутиан поднял глаза к небу и тяжело вздохнул. В тот же миг из его тела вырвалась холодящая душу ледяная аура.

– Ты, ты… – взвизгнул иной. – Только не говори, что ты и есть Ледяной Император Цзянг Шутиан? Невозможно! Даже если ты и есть тот самый Ледяной Император, ты не можешь быть настолько силён. Я же почти достиг седьмого ранга. Я же так близок.

– И останешься лишь «близок» на веки вечные, – холодно объявил Цзянг Шутиан.

И сразу за словами Ледяного Императора последовал его удар. Этот иной и впрямь не был слаб. Как тот и сказал, он был на грани перехода в седьмой ранг. Кто бы мог подумать, что прямо под боком у Бога Грома Джин Зана проживает столь сильный иной да ещё и умудрился остаться незамеченным? С течением времени он мог бы стать ещё одним Тринадцатым.

Что и следовало ожидать от иного, сформировавшегося из тела Шую. Он и в самом деле был сильнее большинства других иных.

Цзянг Шутиан осознал, что его ход мыслей был ненормальным. Он не хотел убивать этого иного. Не желал так легко бросать попытки залечить эту столь давно зияющую в его душе рану. Он опасался, что тогда не сможет найти в себе силы двигаться дальше – даже стремление отомстить за Сяо Ша не сможет стать для него достаточным стимулом.

Как долго длился их бой, Цзянг Шутиан толком и не уловил. Он знал лишь то, что под конец битвы, в то время как сам он ещё мог продолжить сражаться, иной уже полностью утратил все свои силы. В ходе битвы он множество раз пытался сбежать, но куда там! Огромный ком грязи, коим являлась нижняя часть его тела, Ледяной Император уже давно заморозил, крепко-накрепко пригвоздив его к месту.

Цзянг Шутиан приблизился к иному. Их фигуры различались столь же сильно, как небо и земля. Иной был поистине огромен, размером с целый дом. Цзянг Шутиану пришлось встать на его ногу и запрокинуть голову чтобы взглянуть в эти знакомые и в тоже время чуждые черты лица.

– Не убивай меня! – взмолился иной. Однако затем, словно внезапно что-то сообразив, спешно выкрикнул. – Ге-ге. Ты же мой ге-ге, да? Теперь я вспомнил. Ге-ге, не убивай меня!

– Зови меня Даге. Вы с Шуюн предпочитаете звать меня Даге.

– Даге! – незамедлительно воскликнул он, охотно следуя данному ему совету.

На лице Цзянг Шутиана появилась едва уловимая улыбка. Взойдя вверх по сотворённым им самим ледяным ступеням, он застыл лицом к лицу с иным и нежно провёл ладонью по его невообразимо прекрасному лицу. Его ди-ди всегда отличался настолько привлекательной внешностью, что даже Шуюн жаловалась, что после стольких-то лет любования своим Эрге, она, право, не знает, какой-такой божественной красотой должен будет обладать её будущий муж, чтобы удовлетворить её взор.

И он не утратил своей привлекательности, даже обратившись в иного, хэх.

Иной же, видя реакцию мужчины, внутренне облегчённо выдохнул. Похоже, жизнь его сегодня всё же не оборвётся и, возможно даже, он обрёл себе союзника?

Подумав так, его тут же охватило волнение. Пусть он и был избит в пух и прах и на полное восстановление уйдёт уйма времени, если в обмен на это он заполучит стоящего перед ним человека себе в союзники, то это его победа!

– Шую, ответь Даге лишь на один вопрос.

– Конечно! – иной изо всех сил старался выглядеть безобидным и невинным, но при этом совершенно не осознавал, насколько в действительности лживо выглядело его лицо, порождая крайне странный и нелепый образ.

Цзянг Шутиан вновь нежно улыбнулся и едва слышно спросил:

– Это ты съел Шуюн?

Услышав вопрос, иной тотчас же застыл. Он вот уже много лет питается людьми. Откуда ему знать, кого именно он сожрал, не говоря уже о том, чтобы помнить имена своей еды?

В этот момент Цзянг Шутиан внезапно с силой отвесил себе пощёчину.

– Да что я вообще несу! – забормотал он. – Шую никогда не причинил бы боль Шуюн. Хоть он и любит подшучивать и задирать свою мей-мей, он никогда даже руки на неё не поднимет! Иной, никакой ты не Шую!

Иной сразу же почувствовал, что дела плохи, и незамедлительно принял решение бросить свою нижнюю половину тела и бежать. Однако ему было невдомёк, что на деле он является наконечником летящей стрелы, что вот-вот достигнет своей финальной точки; разве ж по силам ему было удрать из цепких рук самого Ледяного Императора?

Уничтожить это прекрасное лицо, ибо иной не вправе носить лицо Шую. Уничтожить эту грудную клетку, ибо иной не вправе обладать сердцем Шую. Уничтожить к чертям всё вокруг, ибо дома моего больше не существует, а раз так, то быть на этом месте кладбищу в упокой всем умершим здесь.

Его сердце сковал лёд.

В тот же миг Цзянг Шутиан осознал, что его сила вновь выросла. До этого он и так уже являлся непревзойдённой элитой восьмого ранга, что без труда мог позволить себе смотреть на весь мир сверху вниз. А теперь неужто я достиг девятого ранга? Хотя, думаю, никто в любом случае не сможет этого подтвердить, ведь ни одно живое существо ещё не достигало подобного уровня силы.

Но какой в этом теперь смысл?

Весь его мир был уничтожен уже очень давно. И лишь теперь он это осознал в полной мере.

Словно ледяная скульптура, он остался стоять на прежнем месте без движения, пока не явилась Лилия, чтобы забрать его. После чего он упал на колени и проплакал всю ночь. Позднее он вернулся с ней назад и основал собственную базу, расширив зону влияния ОПЦ. Одного лишь имени «Ледяной Император» было более чем достаточно, чтобы люди устремились к нему пачками.

До того самого дня, как тот насекомоподобный парень1 не упомянул возможность перемещения во времени и возвращения в прошлое, вдохнув в обледеневшее сердце Цзянг Шутиана новую жизнь…

[Замороженное сердце, конец]

Сноски

1. Парень : тут не совсем понятно, иной подразумевается или человек. Скорей всего иной

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *