Конец эпохи доминирования Том 1 глава 1: Алый метеоритный дождь

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 1: Алый метеоритный дождь – перевод EliSan

Выходит, я и впрямь умерла?

Сидя в инвалидном кресле, я глядела на абсолютного незнакомца, что отражался в зеркале туалетного столика.

Весьма привлекательный молодой человек, или же корректнее будет назвать его мальчиком?

Он выглядел очень юным. Никак не больше семнадцати или восемнадцати лет от роду. Из-за столь долгого времени, проведённого в коме, его лицо приобрело уставший и истощённый вид, однако всё же сохранило свои привлекательные черты. Широкие брови, ясные глаза, овал лица, что походил на таковой у «Мей-мей»1, однако с прямым длинным носом, более похожим на нос «Даге». Без сомнения, эти трое были единокровными братьями и сестрой.

– Эрге, не хочешь прогуляться немного по дому?

Младшая сестра стояла снаружи комнаты, заглядывая внутрь из-за косяка двери. Она дружелюбно улыбалась мне, хоть и было заметно, что эта улыбка немного наиграна. Как если бы она опасалась, что я могу отказаться от её предложения.

Какое-то время я молча смотрела на неё в ответ, наблюдая за тем, как с каждым новым мгновением улыбка сестры становится всё более и более натянутой. Наконец, я не выдержала и спросила:

– Разве тебе не нужно в школу?

– Я взяла небольшой отгул, – ответила младшая сестра, но увидев, что я продолжаю многозначительно молчать, тут же торопливо добавила. – Мне Даге разрешил! Даге сказал, что будет лучше, если я какое-то время побуду дома. Он сказал, что тебе будет проще, если рядом останется кто-то хорошо тебе знакомый. Поэтому я взяла отгул на две недели. Да и вообще, летние каникулы уже практически на носу, так что разница невелика. Это не повлияет на мою успеваемость!

Если приближается пора летних каникул, разве ж это не значит, что у тебя скоро переходные экзамены? Улыбнулась я, решив не тыкать в слабые места её неуклюжей лжи.

– Ладно, я не против немного прогуляться.

Младшая сестра облегчённо выдохнула и, подбежав ко мне, ухватилась за ручки моего инвалидного кресла. Выйдя из комнаты, мы прошли по небольшому коридору, после чего вышли к лестнице. Открывшееся пространство представляло собой просторную комнату со слегка нависающим над ней мезонином, так что сверху нам открывался неплохой вид на простенький, но составленный со вкусом интерьер гостиной. Пожалуй, только лишь обтянутые чёрной кожей диваны можно было назвать экстравагантными.

Я уже было отрыла рот, чтобы задать новый вопрос, как поняла, что не знаю, как мне следует обращаться к сестре. Назвать её «Мей-мей» у меня язык не поворачивался, так что пришлось вопрос сменить:

– Как тебя зовут?

Этот вопрос, похоже, задел её за живое, но она всё же ответила ущемлённым голосом:

– Цзянг Шуюн.

Я была удивлена услышать символ «Юн» в её имени. Эта находка невольно заставила меня почувствовать некую близость с этой юной девочкой.

– А как Даге зовут? – продолжила расспрашивать я.

– Цзянг Шутиан.

Вспомнив вчерашний день, я вновь поинтересовалась:

– Получается, та пара, что наведывалась ко мне, это наши родители?

– Ам-м, нет. То были наши дядя и тётя. Мы почти с самого детства живём с ними под одной крышей.

Я озадаченно уставилась на неё.

– Наши родители погибли в автокатастрофе, – произнесла Шуюн с понурой головой. – С тех пор прошло уже десять лет.

Услышав её слова, я неожиданно вспомнила ещё один немаловажный вопрос:

– А сколько мне лет?

– Восемнадцать. Эрге уже даже в университет поступить успел. Более того, в свой самый желанный!

Восемнадцать… Я даже уже не знала, как мне на это реагировать. По логике вещей, в этом году мне должно было исполниться тридцать пять лет, так что можно сказать, что это стало моей второй юношеской порой.

– Изначально Даге хотел собрать всех вместе и отправиться в путешествие, чтобы отметить успешное поступление Эрге в университет. Мы даже сумели уломать дядю и тётю вернуться домой, чтобы и они смогли к нам присоединиться, но…

В голосе Шуюн зазвучали такие печальные нотки, что даже моё сердце невольно сжалось в груди.

– Что произошло? – мне внезапно захотелось узнать подробности. Как же мог юный восемнадцатилетний юноша вот так неожиданно скончаться?

– С фасада дома, мимо которого ты проходил, отвалилась облицовочная панель и, упав, ударила тебя по голове.

Пф-ф-ф! Мне захотелось расхохотаться, настолько глупо это звучало. Какая-то жалкая панель падает, и вместе с ней из мира исчезает столь любимый окружающими юнец. В свою очередь его место занимает непрошеная незнакомка, что не была ни полноценным человеком, ни призраком.

– Эрге, пожалуйста, не плачь! – неожиданно обняла меня со спины Шуюн. Но хоть она и была тем, кто сейчас успокаивал меня, её собственный голос предательски дрожал, словно та готова расплакаться в любую минуту. – Даге сумел договориться с твоим университетом, так что ты сможешь туда вернуться, как только тебе станет лучше. Это не должно занять много времени.

Я и не плачу… И только я собралась высказать протест, как почувствовала холодок на своих щеках. Дотронувшись, я поняла, что то были слёзы, но слёзы ли это Сяо Ю или же Сяо Юн?

Силой воли я заставила себя спрятать эту печаль в глубине сердца и продолжила расспрашивать о вещах, которые обязана была знать:

– Сколько вам с Даге лет?

– Даге – двадцать семь, а мне – пятнадцать, – Шуюн, похоже, поняла, что я хотела узнать побольше об этой семье, так что принялась подробно объяснять дальше и без моих наводящих вопросов. – После гибели наших мамы с папой мы переехали жить к дяде, папиному младшему брату. У дяди и тёти нет своих детей, поэтому к нам они относятся как к своим собственным. Но большую часть времени они проводят, летая по свету. Даге тоже часто отлучается, из-за чего дома по большей части остаёмся лишь мы двое.

Я кивнула и внезапно вспомнила ещё одну вещь, о которой мне следовало бы узнать:

– Когда я очнулся, в комнату, помимо вас, вошли ещё женщина и мужчина. Кто они?

– То были секретарь Даге по имени Зен Ксинг и телохранитель Даге, Тсенг Юнкиан.

Я удивлённо моргнула. У Даге даже телохранитель имелся? Он что, богат…? Стоп, разве эти имена и профессии не звучат странно? Я обернулась и скептически глянула на сестру.

Увидев мой взгляд, Шуюн засмеялась и пояснила:

– Да, всё именно так. Мужчина-секретарь и женщина-телохранитель.

Ясно…

– Мы богаты? – этот вопрос немного меня заинтересовал. Дом выглядел весьма опрятно, да и инвалидное кресло, в котором я сидела, было из числа качественных, раз Шуюн даже удалось меня по лестнице спустить. Выходит, эта семья как минимум живёт в достатке, ведь так?

– Полагаю, да? – неуверенно отозвалась Шуюн. – От Даге я слышала, что изначально мы были довольно состоятельны, но когда мамы и папы внезапно не стало, акции нашей компании резко упали в цене и возникли определённые трудности с потоком средств. Дядя и тётя у нас археологи, так что они не знали, как решить эту проблему. В конечном итоге управление компанией полностью перешло в руки других представителей высшего руководства. Вроде бы, именно тогда мы и потеряли большую часть своих сбережений. Дядя до сих пор винит себя за это.

Я нахмурилась. Жизненный опыт подсказывал мне, что автокатастрофа, скорей всего, случилась отнюдь не случайно.

– Не беспокойся, Эрге, – Шуюн, похоже, неправильно интерпретировала перемену в моём настроении. – Деньги у нас по-прежнему есть, да и дизайн-студия Даге уже начала приносить прибыль. Даге сказал, что хоть это и всего лишь небольшая частная компания, дохода с неё хватит на поддержание как дяди с тётей, так и нас двоих. Так что он велел нам не беспокоиться о деньгах и просто сосредоточиться на учёбе.

Посмотрев на Шуюн, мне неожиданно пришло в голову, что Цзянг Шутиан просто замечательный старший брат. Он настолько тщательно оберегает своих младшеньких брата с сестрой, что они оба совершенно не знают никаких трудностей жизни; всё, что им нужно было делать, это учиться себе на здоровье.

Всего лишь небольшая дизайн-студия, а её боссу необходим телохранитель 24/7?

Я не знала, чем на самом деле занимался Цзянг Шутиан и почему ему нужен телохранитель, однако, хоть это время и не походило на «ту эру», эта эпоха, похоже, также не была идеально спокойным местом.

Погодите-ка! А собственно, в какой эпохе я сейчас нахожусь? Я тут же схватила Шуюн за руку и резко спросила:

– Какой сейчас год?

Шуюн удивлённо уставилась на меня и тут же ответила:

– 2015. На дворе всё ещё июнь. Не волнуйся, Эрге. Ты не настолько много времени пролежал в коме.

Услышав этот год, моё сердце тут же словно окаменело, а губы отказывались двигаться. С трудом, но мне всё же удалось выдавить из себя:

– А день?

– 19-ое.

Фак…

Там, откуда я пришла, никто не смог забыть 21-ое июня 2015 года. День, когда весь известный им мир рухнул и исчез без следа.

И теперь я должна буду заново пережить падение мироздания?

– Эрге? Что-то не так, Эрге? Давай-ка я лучше тебя к доктору отвезу! – Шуюн принялась спешно толкать моё инвалидное кресло.

– Да не, ничего такого! – я торопливо ухватила её за руку и успокоила. – Я в порядке. Позволь мне задать ещё несколько вопросов. В какой стране мы сейчас находимся?

Так, спокойствие и только спокойствие! В конце концов, ты уже однажды умерла. Чего ещё ты можешь бояться?

Вот только мне действительно не хотелось заново испытывать на себе ужасы того мира. Если мне действительно придётся пережить всё это заново, то я скорее предпочту покончить с жизнью, как только подвернётся возможность, чем вернуться в этот ад!

Но эта юная девочка действительно была очень мила и заботлива ко мне, да и защитник в лице старшего брата у неё имелся. Если получится, я бы хотела сперва помочь им немного. Найти, к примеру, более-менее безопасное место и загрузить его всякими припасами. Это, возможно, поможет им продержаться хотя бы первое время.

– Хм? Как ты умудрился даже это забыть, Эрге? – взглянула на меня широко открытыми от удивления глазами Шуюн. Но, хоть она и была крайне удивлена, всё же послушно ответила на заданный вопрос. – Мы в Джунго.

Где-где? Никогда не слышала о такой стране прежде! Что-то в этом было очень неправильно. Мы разговаривали друг с другом на чистом китайском, даже без какого-либо странного акцента. Как же в таком случае я могу быть в какой-то стране, о которой даже не слышала?

Ещё не отойдя от первичного шока, переполненная сомнений, мне оставалось лишь продолжать задавать свои вопросы:

– Сколько континентов в этом мире?

– Семь2. – Шуюн глядела на меня всё более и более странным взглядом, но сейчас меня абсолютно не колышет, станет она подозревать или же нет. Сперва я должна прояснить для себя этот вопрос раз и навсегда!

Пока названное число совпадает с тем, что было знакомо мне. Нахмурившись, я задала следующий вопрос:

– И как они называются?

– Мессия, Северный континент, Южная Кая, Средняя Кая, Арктика, Лесогея и Океания.

Все названия не те!

Я сделала несколько глубоких вдохов, успокаивая мечущиеся в моей голове мысли и эмоции, и продолжила:

– На каком из них находимся мы?

– Мы в Мессии.

А вот и нет, я должна была быть в Азии! Это же даже не мой мир! Я не просто ускакала назад во времени, я аж в иную вселенную перескочить умудрилась!

И пока я пребывала в своём порыве паники, мне внезапно пришла в голову мысль, что раз уж я нахожусь в ином мире, то, возможно, «это» тут и не произойдёт.

Держа эту мысль в голове, я облегчённо выдохнула. Где бы я сейчас ни была, находиться здесь всё равно куда лучше, чем на Земле в преддверии тех событий!

К тому же это место почти не отличалось от того мира, в котором я жила прежде. Даже время здесь исчислялось точно так же, так что приспособиться к новой жизни не должно составить большого труда.

Возможно ли, что это так называемая «параллельная вселенная»? Я слышала прежде, что в открытом космосе существует бессчётное множество похожих вселенных, что существуют параллельно и обычно не соприкасаются… Если всё так, то не говорите мне, что в этом мире я могу повстречать другую себя? Это будет уж очень неловкая ситуация.

Впрочем, ладно, до тех пор, пока в этом мире не произошло «это», я даже не против нарваться на сотню таких же, как я!

– Эрге, о чём ты сейчас думаешь? – рассмеялась Шуюн. – Так забавно. Твоё выражение лица то и дело меняется.

– Я гадаю, куда делся Даге.

Хоть я и пришла к выводу, что «это» здесь, скорее всего, не случится, мне всё равно было бы спокойнее, если б этот парень находился рядом. Если «это» всё же произойдёт, то не так уж важно, сможет ли выжить столь слабый и больной парень вроде меня. Однако, если тот же конец постигнет и молодую красивую Шуюн из-за того, что рядом не осталось того, кто смог бы её защитить, это было бы ничто иное как трагедия.

– Даге уехал в командировку, – ответила Шуюн, после чего торопливо объяснила. – Это было какое-то дело, которым он должен был заняться уже давно, но из-за неожиданного происшествия с Эрге он продолжал из раза в раз откладывать его решение на потом. Ему было правда жаль уезжать сейчас, когда ты только очнулся. Если бы он знал об этом заранее, то продолжил бы откладывать эту поездку и дальше, чего бы это ему ни стоило.

Командировка… Нахмурилась я. Эта новость меня немало взволновала, но в тоже время я сама себе напоминала параноика. В смысле, я же нахожусь в иной вселенной, так что что-то подобное не должно произойти и тут, ведь так?

Расслабься ты уже. Всё будет в порядке! Я сделала один глубокий вдох-выдох, успокаивая свои нервы, и продолжила свои расспросы:

– Сколько я пролежал в коме?

– Чуть больше месяца.

Хм, не так уж и долго. Не удивительно, что я всё ещё могу двигаться. Если бы я пролежала в коме полтора года, то почти наверняка смогла бы лишь продолжить валяться на той самой кушетке… Шаги?

– Кто здесь? – резко насторожившись, выкрикнула я.

От неожиданности Шуюн аж подпрыгнула на месте. Я же предостерегающе таращилась на медленно приближающегося к нам человека. Им был незнакомец – мужчина средних лет, которого я прежде не видела в этом доме.

– Эрге, это же Лин-бо3! – тут же принялась успокаивать меня Шуюн. – Он наш повар. Он работает на нашу семью ещё с тех пор, когда были живы мама с папой. Он неплохой человек.

Так у нас даже повар свой имеется. Я уже даже не знала, стоит ли мне удивляться. Эта семейка уж очень сильно отличается от моей собственной.

– Молодой господин, Мисс, настало время ужина, – хоть своим резким поведением я и застала Лин-бо в расплох, он всё равно обращался ко мне в крайне вежливом тоне. Это в свою очередь заставило меня почувствовать себя немного неуютно. В моей прошлой жизни такую же учтивость ко мне проявляли лишь продавщицы за прилавком, когда проводили мою карточку через кассовый аппарат для оплаты какой-либо покупки.

– Хорошо, скоро подойдём, – Шуюн кивнула Лин-бо в знак благодарности. Разговаривала она с ним фактически так же, как и с любым другим взрослым. Ответив Лин-бо, Шуюн наклонилась вперёд. – Давай покушаем с тобой, Эрге. Хоть Эрге и разрешено пока есть только рисовую кашу, Даге специально попросил Лин-бо приготовить её на твоём любимом курином бульоне!

Услышав это, я почувствовала себя немного тронутой. Это небольшое путешествие сквозь миры даже улучшило атмосферу в моей семье. В прошлом из родителей у меня была лишь мать. Вся ноша семейного бюджета лежала на её плечах. Одна лишь оплата моего университета уже сама по себе была весьма не лёгким бременем для неё одной. К счастью, после выпуска мне удалось найти себе замечательную работу. Жизнь наконец-то начала набирать обороты для нас двоих.

Изначально я планировала ещё пару лет пахать как проклятая, накопить тем самым деньжат и, взяв в ипотеку, купить-таки небольшой домик, чтобы у нас с мамой появился свой собственный уголок в этом мире. Стоит ли мне благодарить судьбу за то, что я так и не успела его тогда купить?

– Эрге?

Подняв голову, я увидела, что Шуюн обеспокоенно на меня смотрит.

Я тут же легонько улыбнулась ей:

– Прости, задумался. Идём же кушать. Я жуть как проголодался!

– Хорошо!

После этого Шуюн прицепилась ко мне как банный лист на весь остаток дня, не желая куда-либо отходить. Не успело даже солнце зайти, а старший брат, что по логике вещей должен был быть в бизнес-командировке, успел позвонить домой аж пять раз, расспрашивая о моём самочувствии. Было очевидно, что это трио родственников были очень близки.

Как жаль, что их Сяо Ю уже нет в живых.

Я опустила свой взгляд. Я не планировала просвещать их об этом. В этом мире у меня ничего не было, ведь я здесь не более чем обычный студент, что даже школу закончить не успел. Если я потеряю поддержку этой семьи, то жизнь в этом мире станет для меня большим испытанием. Именно поэтому я продолжу скрывать этот факт от брата и сестры, даже если это сделает меня последней дрянью на планете.

К тому же этот Цзянг Шутиан явно не из простых. Если бы он узнал, что какое-то привидение, вроде меня, вселилось в тело его младшего брата, он, скорее всего, смог бы собрать свою волю в кулак и со стальным сердцем пристрелить меня.

Поэтому мне и дальше придётся делать вид, словно я потеряла память! Даже если они начнут что-то подозревать, пока я в лоб не сознаюсь, что владелец тела успел смениться, сомневаюсь, что они посмеют навредить своему собственному братцу!

Пока я размеренно пережёвывала свою порцию ужина, Шуюн задорно произнесла:

– Кстати, Эрге, я слышала, что сегодня ночью пройдёт метеоритный дождь. Говорят, что его можно будет увидеть даже из города, если не включать много лишнего освещения. Поэтому давай сегодня ночью полюбуемся на метеоритный дождь с нашего заднего двора!

Стакан, что я держала в руках, тут же раскололся, настолько сильно я сжала его в руке. По всему телу пробежала такая волна холода, что аж зубы задрожали.

– Ге! У тебя вся рука в крови! – возглас Шуюн, казалось, звучал откуда-то издалека.

19-ого июня небо пронзит алый метеоритный дождь.

20-ого июня чёрный туман окутает мир.

21-ого июня утренние крики ознаменуют начало конца.

– Юн-юн! – резко закричала я. – Звони Даге и вели ему возвращаться домой немедленно! Плевать, как именно, просто сделай так, чтобы он вернулся как можно скорее! Скажи ему, что я умираю! Скорей же!

Этот мой всплеск настолько выбил Шуюн из колеи, что она уже была на гране слёз:

– Эрге, не пугай меня так! Я сейчас же позову медсестру. Ты не умрёшь! – воскликнула она.

Я схватила её за запястье, не дав убежать прочь, и спросила требовательным тоном:

– Юн-юн, ты доверяешь своему Эрге? Сейчас Эрге умоляет тебя позвонить Даге и вызвать его обратно домой.

Шуюн всего на миг заколебалась, перед тем как немного успокоиться. Ну, или она просто не знала, как ещё меня успокоить, поэтому-то и вытащила свой мобильный телефон и набрала номер.

– Даге, это Шуюн. Ты можешь вернуться домой? – спросила Шуюн неуверенным голосом. – Эрге… Похоже, что у Эрге возникли какие-то проблемы…

Похоже, она не смогла вот так в лоб произнести ложь вроде «Эрге умирает».

– М-медсестра тоже говорит, что это выглядит серьёзно… Правда!… Медсестра занята, поэтому не может подойти к телефону. Она следит за состоянием Эрге… Да, доктор ещё не пришёл…

Провисев на трубке ещё какое-то время, Шуюн внезапно покраснела и, протянув мне трубку, произнесла тихим, словно мышка, голосом:

– Даге мне не поверил. Он сказал, что хочет переговорить с тобой лично.

А всё потому, что ты просто ужасная лгунья. Даже если бы мне действительно было только восемнадцать, я всё равно бы тебе не поверила!

– Даге, – тут же произнесла я в трубку, как должен делать любой хорошо воспитанный младший братик, обращаясь к своему старшему брату. В подобной ситуации мне ничего иного и не оставалось, кроме как идти прямо напролом.

– Да-а, – раздался глубокий протяжный голос Даге, который тут же сменился на укоряющий тон. – Шую, ты напугал Шуюн.

– Прости, я был слишком нетерпелив, – тут же без малейшего промедления извинилась я, после чего перешла сразу к делу. – Даге, где ты сейчас?

– Я в Арктике. Только что приземлился.

Так он аж на другой континент уехал? Я нахмурилась. Теперь мне будет ещё сложнее уговорить его вернуться домой.

– Шую, ответь мне честно, что происходит?

Моё сознание было пусто, да и вообще я была не в том состоянии, чтобы суметь придумать хотя бы мало-мальски убедительную ложь. Но Даге продолжал молча ждать моего ответа, так что мне пришлось-таки выдавить из себя сквозь стиснутые зубы:

– Когда я был в коме, мне приснился один очень нехороший сон, Даге, – я скрестила пальцы, молясь, что он не прыснет чаем на трубку от удивления и не примется на меня кричать, что я, мол, заспался до отупения. – Что-то произойдёт в ночь на 21-ое июня. Катастрофа мирового масштаба! Ты должен вернуться назад и защитить Юн… защитить нас.

Цзянг Шутиан тяжело вздохнул и беспомощно заметил:

– Шую, это же был просто сон.

– Прошу тебя, Даге, хотя бы в этот единственный раз, доверься мне. Я ведь никогда не совершал никаких глупых подколов прежде, разве нет? Ради Юн-юн, прошу, очень прошу тебя, вернись домой! – я от всей души надеялась, что прежний обладатель этого тела не подшучивал над своим старшим братом. Насколько я успела понять того «Шую», он был очень славным малым.

На той стороне линии повисло гробовое молчание.

– Даге, – вновь заставила себя заговорить я, – если к полуночи с 20-ого на 21-ое… Нет, если не успеешь вернуться к шести вечера того дня, то тебе будет лучше и вовсе не возвращаться. Это будет слишком опасно.

Чем меньше времени будет оставаться до 21-ого июня, тем опаснее будет становиться на улице. Если он не успеет вернуться вовремя, то, вполне вероятно, что его самолёт разобьётся. Такой исход был бы крайне нежелателен, так что уж лучше пусть он останется где-нибудь в другом месте, зато хотя бы живым будет.

Произнеся эти последние слова, я выдохнула, осознавая, что сделала, всё, что могла. Если он и сейчас откажется возвращаться домой, то с этим будет уже ничего не поделать. Мне оставалось лишь молиться, чтобы 21-ого числа ничего не произошло. Ну а если всё же это случится – я не желаю переживать это вновь!

– Ладно, я возвращаюсь. Ты и Шуюн ждите дома. Будьте послушными детьми и не отлучайтесь никуда.

К моему собственному удивлению Цзянг Шутиан всё же согласился выполнить эту просьбу. Похоже, он был из того типа старших братьев, что души не чаяли в своих младших братиках и сестричках и вечно их баловали. Разумеется, всё это при условии, что он не обманывает меня сейчас, решив, что простого заверения будет достаточно, чтобы меня успокоить.

– Если получится, привези с собой медикаменты вроде антибиотиков. Будет даже лучше, если при тебе так же будут какие-нибудь стволы…

С каждым новым словом мой голос становился всё тише и тише. Уж слишком странными казались эти слова, когда слетали с уст восемнадцатилетнего парниши вроде Цзянг Шую. Чем больше я сейчас буду говорить, тем скорее он начнёт подозревать меня.

Особенно учитывая тот факт, что я понятия не имела, действительно ли что-то случится 21-ого числа. По возможности я бы не хотела, чтобы эта парочка брата и сестры начала меня подозревать, но я просто не могла промолчать и вовсе не предупредить их о возможной грядущей опасности. Сделать хоть что-то всегда лучше, чем не сделать ничего. В конце концов, я решилась продолжить:

– В моём сне я видел, что следующие несколько дней будут очень опасными. Вероятно, ранений будет не избежать, и лишь оружие сможет обеспечить защиту.

На очень долгое время в трубке вновь повисло гробовое молчание, затем прерванное задумчивым «м-м» Даге. Лишь после того, как он несколько раз повторил «берегите себя», Даге наконец-то соизволил повесить трубку.

Тяжело выдохнув, я внезапно для себя осознала, что с меня градом льётся пот, а во всём теле чувствуется жуткая усталость, так что я тут же пригубила ещё немного куриного бульона, чтобы хоть немного восполнить запас воды в организме.

После ужина я поинтересовалась у Шуюн:

– Юн-юн, тут поблизости есть какой-нибудь магазин или торговый центр с супермаркетом на цокольном этаже?

Шуюн кивнула в ответ:

– Как раз недалеко есть подходящий торговый центр с супермаркетом.

– Тогда давай сходим туда сейчас же. У нас случайно не найдётся в гараже минивэна? – вообще-то я бы предпочла что-нибудь побольше, вроде грузовика, однако такого транспорта у них точно в семье нет, так что даже спрашивать не буду.

Глаза сестрёнки тут же расширились, и она заявила резким недовольным тоном:

– Ты куда это собрался ехать, Ге? Тебе ещё не разрешали выходить на улицу!

– Я должен туда съездить. Мне необходимо купить очень много вещей, – ответила ей я, после чего сделала невинное выражение лица и повторила её собственную коронную фразу. – Мне Даге разрешил.

Шуюн недовольно насупила свой носик, но я продолжала упёрто стоять на своём, так что ей не оставалось ничего иного, кроме как неохотно согласиться:

– Ладно-ладно, я попрошу Лин-бо свозить нас туда.

– Кстати Шуюн, а сколько у тебя денег на руках? – этот вопрос меня немало взволновал, ибо в этом походе по магазинам я собиралась разойтись на полную катушку.

– У меня только несколько тысяч, – ответила Шуюн. Заметив моё озадаченное лицо, она рассмеялась, после чего пояснила. – Даге у нас постоянно в разъездах, поэтому он передал тебе как дебетовые, так и кредитные карточки. Иначе говоря, это ты даешь мне деньги на карманные расходы! Я сейчас же сбегаю за твоим кошельком. Мои карманные неприкосновенны даже для тебя!

Шуюн, похоже, была в приподнятом настроении. Видимо, пока у девушки есть возможность устроить шопинг, она будет безмерно счастлива, даже если виной всему сумасшествие её Эрге.

Так как я сейчас была, по сути, инвалидом, у нашей компании ушло немало времени, чтобы добраться до супермаркета в торговом центре. Я заранее разведала, что в нашем доме имелся внушительных размеров подвал, в котором почти ничего не хранилось, так что всю эту ночь я планировала посвятить шатловым перевозкам продовольствия из магазина в наш подвал.

И едва мы переступили порог супермаркета, как я ткнула пальцем в гигантскую гору риса:

– Лин-бо, тащи ве-е-есь этот рис на кассу и сразу же оплати.

Лин-бо и Шуюн в шоке уставились на меня, после чего Лин-бо аккуратно уточнил:

– Молодой господин, вы точно уверены, что это необходимо.

– Абсолютно точно! – твёрдо заявила я.

Лин-бо на мгновение задумался, а затем выдвинул своё предложение:

– Если молодой господин решил закупиться в подобных немалых объёмах, я могу поговорить с менеджером магазина и попросить отвести товар прямо к нам на дом. Однако в таком случае нам, скорее всего, придётся немного доплатить за транспортировку. Это вас устроит, молодой господин?

– На деньги мне плевать, главное чтобы к утру все покупки уже были у нас!

Лин-бо кивнул мне в ответ. В результате его переговоров с менеджером этого супермаркета, они согласились предоставить нам помощь в транспортировке и даже выделили для этой цели грузовик. И за всё за это мы заплатили всего лишь тысячу сверху. Вероятно, они были несказанно рады визиту такого «оптового скупщика», как я, что даже не стали много с нас просить за дополнительную услугу.

Таким образом, я без малейшего стеснения тыкала пальцем на различные полки и велела всё тащить прямиком в грузовик!

Лапша быстрого приготовления, вяленное мясо, всевозможные банки с маринадами, шоколад и другие сладости, галлоны питьевой воды и прочие напитки, туалетная бумага, батарейки… Воистину бесконечный поток жизненно необходимых вещей так и вливался в подготовленный для нас грузовик. После недолгих раздумий, я отправила следом туда же несколько коробок прокладок. Мне-то они в этой жизни уже ни к чему, а вот Шуюн без них непросто придётся.

– Эр-Эрге, ты разве не перебарщиваешь немного? Да этого всего нам, небось, на десять лет вперёд хватит! – Шуюн как и прежде продолжала толкать мою коляску. Её глаза уже давно превратились в блюдца а челюсть отвисла. Прежнее приподнятое настроение при мысли о шопинге у неё уже давно сдуло, сменившись банальным шоком.

Другие посетители магазина уже так же приметили наше странное поведение и показывали на нас пальцами, но мне на их косые взгляды было как-то плевать. До тех пор, пока эти приготовления способны обеспечить нам выживание в будущем, я не возражаю потерпеть немного насмешек и стыда сейчас. Менеджер же супермаркета, в отличие от клиентов, с лёгкой нервозностью убеждал нас расплатиться за товар сейчас, чтобы им проще было организовать беспрепятственную доставку. Хотя, уверена, всё это было лишь предлогом. Он, вероятнее всего, опасался, что в конечном итоге мы не сможем за всё за это заплатить, и все его усилия будут потрачены впустую.

Я достала свою кредитку, немного волнуясь, хватит ли у меня лимита для оплаты подобной покупки. Но, проведя карту через кассовый аппарат, он вернулся ко мне с чеком, при этом одаривая меня улыбкой на добрую тысячу ватт. Видимо, в лимит мы всё же вписались. Я опустила глаза на чек, в основании которого красовалась цифра в триста с лишним тысячи. Скорее всего, у этой кредитки и вовсе отсутствовало понятие «лимит». Этот Цзянг Шутиан однозначно не просто владелец небольшой дизайн-студии.

Закончив с оплатой, я бросил через плечо:

– Идём, продолжим наши покупки наверху.

– Что? Мы всё ещё не закончили? – к этому момент голова у Шуюн уже, похоже, шла кругом. Она совершенно не понимала, что ей следует делать.

Так мы и продолжили закупаться, систематически зачищая этаж за этажом. Я выбирала удобную крепкую одежду, каждой модели по десять штук, не забыв и о таких вещах как термобельё и пуховики; их я купила в таком количестве, словно бы они относились к разряду потребляемых товаров.

К счастью, на верхних этажах нам посчастливилось наткнуться на магазин с одеждой в стиле мили, а также аптеку. Там я смогла купить всевозможные фонарики, каски и даже берцы. Одних лишь ножей я купила несколько десятков. В аптеке же я приобрела витамины, бинты, разные мази против ожогов и прочие медикаменты. Проще говоря, я разом скупила весь их ассортимент.

[Берцы – высокая военная обувь на шнуровке]

Тут Шуюн уже не сдержалась:

– Эр-Эрге, это уже слишком. Ты же сам всегда мне твердишь, что Даге приходится тяжело трудиться ради этих денег и поэтому мы не должны транжирить их попусту.

Эти слова заставили меня заколебаться. Если все мои страхи не оправдаются и трагедии не произойдёт, то всё, что я сейчас делаю, действительно будет не более чем бессмысленная трата денег. Даже если мы возьмёмся потихоньку расходовать купленные сегодня вещи, в этой семье не так уж много людей, так что был определённый предел того, что нам было по силам освоить. Я уже даже не говорю о некоторых из них, что и вовсе нам не пригодятся, таких как военные ножи.

В то же время, если взглянуть на ситуацию под другим углом, даже если Цзянг Шутиан не окажется настолько богатым, как я подозреваю, вся семья не станет банкротами из-за потери миллиона долларов (в теории). В противовес этому купленные на этот миллион долларов товары, станут просто незаменимы нам, если после 21-ого мир всё же изменится. Так что, если сравнивать два варианта развития событий, можно сказать, что деньги были потрачены с умом!

Придя к такому выводу у себя в голове, я со спокойной душой продолжила свой марафон покупок. Даже уже на пути назад, мне всё ещё казалось, что мы не добрали еды, так что по дороге мы так же совершили рейды и на продуктовые лавки, что располагались вдоль нашего маршрута. Лишь когда от усталости я уже едва переводила дыхание, а в глазах Шуюн от волнения уже показались слёзы, я наконец-то выказала желание вернуться домой. В конце концов, этому моему телу ещё нужно успеть отдохнуть и набраться сил.

– Ге, эй Ге, ты только глянь! – Шуюн полностью открыла окно машины, восторженно показывая куда-то наружу и вверх. Лин-бо предусмотрительно свернул на обочину, чтобы она смогла без опасения для собственной жизни высунуть голову.

Из-за её настойчивых просьб я так же была вынуждена поднять голову к небу. В эту эпоху, когда стало почти что невозможно для человека увидеть настоящие звёзды, всё ночное небо оказалось заполнено сиянием всполохов метеоритного дождя. Это было незабываемое зрелище. Настолько красивое, что перехватывало дух.

Я до сих пор помню те утренние новости, что оживлённо описывали произошедшее накануне: настолько прекрасные стремительно проносящиеся алые полосы, что любой, кому посчастливилось увидеть их собственными глазами, мог бы умереть без малейшего сожаления.

Ага, «без малейшего сожаления» мать вашу, как же. Да чтоб им пусто было…

…И проносящимся алым всполохам…

…И этому проклятому метеоритному дождю.

1 “Мей-мей” : обращение к младшей сестре

2 “семь” : в разных странах принято делить мир на разное число континентов. В Китае Европу и Азию считают как два разных континента

3 “Лин-бо” : “бо” – уважительный суффикс по отношению к зрелому мужчине (чаще всего за 50)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *