Конец эпохи доминирования Том 1 пролог: Цзянг Шую

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Пролог: Цзянг Шую – перевод EliSan

Стоило мне открыть глаза, как я тут же осознала, насколько слабо сейчас было моё тело. Даже дышать сложно.

Я сильно ранена? Мне следовало бы быть благодарной, так как последнее, что я успела запомнить перед тем, как мои глаза закрылись в последний раз, было фактически синонимом неминуемой смерти. Я даже и не мечтала, что после этого вновь смогу открыть глаза.

Я лишь надеялась, что мои раны были не слишком серьёзны. В подобные времена быть калекой по сути уже означало смерть. Если подытожить…

Некоторые, пожалуй, скажут, что в данной ситуации смерть будет предпочтительнее жизни.

Внезапно со стороны раздался неожиданный звук, и я собрала все имеющиеся силы, чтобы повернуть голову в ту сторону. Зрение всё ещё было очень туманным и расплывчатым, но его хватило, чтобы распознать вошедший в комнату белый силуэт. Все конечности были на месте. Все движения выглядели естественными и продуманными. Так что эта фигура не должна принадлежать одному из «них».

Та персона, как видимо, не заметила, что я уже очнулась. Она продолжала суетливо заниматься своими делами, явно пребывая в своём собственном маленьком мирке. В конечном итоге мне ничего иного не оставалось, кроме как подать свой голос, хоть я и не ожидала услышать его настолько хриплым и низким. Сколько же дней я пробыла в отключке?

– Где я?

Одетая в белые одежды персона от неожиданности аж подпрыгнула, после чего уставилась на меня с широко открытыми глазами. Прошло немало времени, прежде чем она наконец-то воскликнула:

– В-вы проснулись!

Да уж, без сомнения, девушка. Этот возглас был просто нечто. Я от всей души надеялась, что мы сейчас находимся в какой-нибудь безопасной зоне; иначе её крики привлекут немало непрошеных гостей.

Она подбежала к кровати и принялась с чем-то шебутливо возиться. Я понятия не имела, чем именно она там занимается. Что бы там ни было, я знала лишь, что она не помогала мне встать и не подавала мне стакан воды.

Зрение постепенно восстанавливалось, но чёткости всё ещё недоставало. Я могла лишь сказать, что лежу в белой комнате. Настолько белой, что она даже казалась странной. Она выглядела до боли… чистой.

– Где я? – повторила я.

– Дома, – девушка в белом наконец-то обратила на меня внимание и ответила мягким голосом. – Не беспокойтесь, я уже нажала кнопку вызова. Доктор и ваши родные будут здесь буквально через минуту.

Мой дом? Кнопка вызова? Родные? Я была в небольшом замешательстве.

Девушка, однако, не намеревалась продолжать свои объяснения, а моё горло к этому моменту уже фактически кричало на меня за промедление. В этот момент не могло быть никаких более важных вопросов, чем банальная необходимость человеческого тела в жидкости.

– Воды!

Она тут же налила мне стакан воды, но вместо того, чтобы дать его мне, поставила на стол, куда мне было никак не дотянуться, и, наклонившись вперёд, принялась с чем-то возиться… Она что, издевается надо мной?

Я так и не проявила никаких эмоций, так как не знала, как именно мне следует умолять её, прежде чем та соизволит подать мне тот стакан.

Внезапно кровать подо мной начала двигаться.

– Ох! Возможно ли, что это––

Девушка вновь выпрямилась и заверила меня:

– Всё в порядке, не волнуйтесь. Я только отрегулировала вашу койку, чтобы вам удобнее было пить.

Я напрягла свою шею и глазные яблоки, желая хорошенько оглядеться. Лишь убедившись, что ничего нового в поле моего зрения так и не появилось, я смогла расслабиться. Только теперь я обратила внимание, что вместо полностью горизонтального положения моё тело приняло полусидящее. Эта находка меня немало озадачила. Неужто это больничная койка? Вот уж действительно редкость, и тот факт, что я сейчас лежала на одной из них, даже казался каким-то нереальным.

Девушка в белом поднесла стакан с водой к моему рту. В него даже была вставлена соломинка для большего удобства.

– Пейте неспешно. Будьте осторожны и не поперхнитесь, – заботливо предупредила меня она.

И почему я получаю подобное внимание, лишь когда я настолько сильно изранена? Неужели та персона всё же чувствует вину за то, что я пострадала?

Он… Всё ещё помнит, что такое чувство вины?

Как только я сделала первый глоток, все прочие мысли тут же ушли на задний план. Эта вода просто неимоверно вкусная! Всё моё существо сейчас было полностью поглощено процессом питья. Это у меня такая неутолимая жажда или же эта вода действительно настолько вкусная? Я уже очень давно не пила столь хорошую на вкус воду.

Я очень внимательно и бережно всасывала эту бесценную жидкость ровно до тех пор, пока дверь комнаты со всего размаху не открылась, а я от неожиданности не подпрыгнула. Лишь благодаря поддержке девушки в белом, что подстраховала меня, я не очутилась распластанной на полу.

– Ге!

Что? Я моргнула в замешательстве. Кто-то стремглав ворвался в комнату, но я всё ещё не желала отрываться от своей соломинки, так что ограничилась тем, что внимательно проследила взглядом, как этот кто-то подлетел к моей койке. Факт был в том, что даже если бы сейчас произошёл какой-либо катаклизм мирового масштаба, я бы и на него не обратила внимания, пока не закончу с этим стаканом воды.

– Ге, ты наконец-то очнулся!

Я попробовала сосредоточить своё зрение, благодаря чему неспешно передо мной проступило заплаканное лицо молодой девочки. Детский овал лица всё ещё выдавал её юный возраст. На вид ей было приблизительно пятнадцать или шестнадцать лет. Она глядела на меня блестящими от слёз глазами, что сияли под изогнутыми в форме двух идеальных полумесяцев бровями. Уже одна лишь эта пара глаз стоила весьма немалого объёма припасов.

Она плакала, утирала свои слёзы, подымала на меня свой взгляд и вновь начинала рыдать.

Выпив всю воду в стакане, я с неохотой выпустила изо рта соломинку и с подозрением поинтересовалась:

– Мы знакомы?

Её глаза тут же расширились. Похоже, мой вопрос стал для неё настоящим шоком. Быть может, мы всё же знаем друг друга? За все годы я действительно успела перезнакомиться с отнюдь немалым количеством людей и не всех из них смогла бы вспомнить. Однако я никак не смогла бы забыть столь симпатичную и милую девочку, если бы хоть раз встречала её прежде.

– Я… Я твоя младшая сестра! – взволнованно объяснила она.

И только я хотела ответить, что, мол, нет у меня никаких младших сестёр, как ещё большее количество людей вломилось в комнату. Приблизительно человек пять или шесть.

Я уставилась на них, при этом жмурясь, чтобы суметь рассмотреть их лица. Никого из этих людей я не узнавала. Да что тут происходит? Даже если он продал меня, кому вообще мог понадобиться инвалид вроде меня?!

В конце концов, я даже стакана воды не стоила.

– Сяо Ю!

– Сяо Ю, ты ведь проснулся, правда? Ты правда проснулся?

– Ну же, скажи хоть что-нибудь, Сяо Ю!

Будучи окружена всеми этими людьми, я пребывала в полной растерянности. Так как я лишь недавно проснулась, мой мозг и так всё ещё больше напоминал разваренную картошку, а тут ещё и эта толпа галдящих людей, от воплей которых мою голову то и дело пронзали волны боли. Я понятия не имела, что они мне говорят, и даже если мне и удавалось разобрать какую-то часть предложения, я совершенно не понимала его смысла.

Да что же всё-таки тут происходит? Всё это по-прежнему могло оказаться лишь тщательно продуманной ловушкой, но в тоже время я была вынуждена признать, что просто-напросто не стою таких усилий.

– Даге! – возбуждённо обратилась к одному из прибывших людей моя так называемая «младшая сестра». – Эрге только что сказал, что не помнит меня!

Я перевела взгляд на этого самого «Даге» – старшего брата, что оказался весьма привлекательным мужчиной. Нахмурив брови, тот спросил у меня:

– Сяо Ю, а меня ты помнишь?

– Даге.

Все тут же облегченно вздохнули. Моя «сестра» же ещё более возбуждённым голосом возмутилась:

– Опять ты надо мной подшучиваешь! Ты всё же узнаешь как меня, так и Даге!

– Не узнаю, – отрицательно помотала головой я, при этом отметив, что шея теперь уже была куда подвижнее, чем раньше. Похоже, всё дело было в том, что я просто-напросто слишком долго пролежала без движения, а вовсе не в том, что я парализована. Фух. Лишь почувствовав себя чуть лучше, я продолжила свой ответ. – Это ты недавно назвала его «Даге».

Лицо «старшего брата» тут же сильно помрачнело, после чего он обернулся к девушке в белом:

– Медсестра, что происходит?

Так она медсестра? Лишь теперь я смогла узнать её униформу, что действительно совпадала с моими воспоминаниями о ней. Вот только как возможно, чтобы здесь всё ещё существовали медсёстры…?

Медсестра нахмурилась и аккуратно спросила:

– Вы помните своё имя?

Не знаю почему, но я почувствовала, что будет лучше не называть им своего имени. Было очевидно, что все они приняли меня за кого-то другого. Наверняка это и стало причиной, почему они вдруг проявили столько заботы в отношении столь израненной особы вроде меня. Всё сводилось к неправильной идентификации личности. Вот только, если они сейчас узнают, что я вовсе не тот человек, за которого меня здесь принимают, смогу ли я и дальше наслаждаться столь же тёплым приёмом?

И кстати, почему они вообще нас перепутали? Неужто у меня лицо изувечено? Мне захотелось прикоснуться к своему лицу, но я всё ещё была не в силах даже руку поднять, так что пришлось просто сдаться.

– Не помню, – это, вероятно, был самый безопасный на данный момент ответ.

Лица всех присутствующих тут же помрачнели.

– Я позову врача, – тут же торопливо заявила медсестра.

– Что ж, как бы там ни было, главное, что Сяо Ю всё же очнулся, – подметил «старший брат» тихим голосом. – Хорошо уже, что ты с нами. Всё остальное вернётся со временем.

После этих слов все немного оживились и подняли на меня свои глаза полные надежды.

Ощущая на себе все эти взгляды, я невольно почувствовала укол совести в своём сердце. Эта самая Сяо Ю, должно быть, многое для них значит, а моя ложь вполне может лишить её последнего шанса на выживание. В сравнение с этой Сяо Ю, что любима столь многими людьми, зачем же было мне, у которой вообще ничего не было, хвататься за жизнь ценой благополучия и счастья этих людей?

– Я не Сяо Ю, – я подняла на них свой смирившийся взгляд и призналась. – Вы обознались.

На всех лицах появилось одно и то же удивлённое выражение.

– Как же мы могли перепутать тебя с кем-то? Что ты такое говоришь, Эрге? – ошеломлённо воскликнула эта младшая сестра.

– Как ты меня назвала? – и тут я неожиданно для себя поняла, что что-то тут было не так. Я всё ещё была довольно слаба, так что ранее не особо внимательно прислушивалась к её словам. Я приняла слово «Эрге» за какое-то имя или же кличку, но стоило поставить его в один ряд с «Даге», «старшим братом», как отрывалось истинное значение слова «Эрге» – «второй брат».

Младшая сестра озадачено моргнула, после чего послушно повторила своё обращение:

– Эрге.

Этого не может быть! Насколько бы сильно не была изуродована моя внешность, меня уж точно никак нельзя было назвать «Эрге»!

Проигнорировав слабость своих рук, я поднатужилась и поднесла их к лицу. Под пальцами я ощутила осунувшееся, изрядно исхудавшее лицо, однако кожа была гладкой. Не было ни характерных для шрамов припухлостей, ни перевязок, что могли скрывать черты моего лица.

По спине у меня пробежал холодок:

– Как меня зовут? – ситуация полностью вышла за грани моего понимания. Да что же здесь творится? Что со мной?

– Цзянг Шую, – ответил мне старший брат встревоженным голосом.

– …Какие три символа?

– Цзянг от слова «Цзянгью», доминирование. «Шу» как в «Шуджи», книга. «Ю» же от слова «Юзоу», вселенная.

Моё дыхание резко участилось, из-за чего одна из стоящих подле кушетки машин издала протяжный предупреждающий писк.

– Его дыхание и сердцебиение слишком сильно участились! – воскликнула медсестра.

– Сяо Ю1!

Вокруг меня раздались множество взволнованных окликов, однако ни один из них не звал меня.

Я не Сяо Ю, не Сяо Ю. Меня зовут Гуан Веюн. Он всегда звал меня Сяо Юн, а не Сяо Ю!

1“Сяо Ю”:Думаю, мне стоит пояснить, что именно произошло в этой главе. Начну, пожалуй, с того, откуда собственно взялось обращение «Сяо Ю». «Сяо» обозначает «маленький». Это слово очень часто используют старшие члены семьи для обращения к младшему (в дальнейшем же оно нередко превращается в подобие ласковой клички).

Вторая же часть обращения «Ю» происходит от второго символа имени (этот символ используется в китайском для составления мужских имён).

Наш же главный герой обознался, решив, что всё это время его окликали как «Сяо Юн» («Юн» является вторым символом её изначального имени, и, разумеется, обычно используется для составления женских имён).

Оба варианта «Сяо Ю» и «Сяо Юн», хоть и пишутся по разному, звучат абсолютно одинаково.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *