Конец эпохи доминирования Том 1 глава 7: Кофе не виноват

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 7: Кофе не виноват – перевод EliSan

Притаившись на террасе второго этажа у стены, я приложила руку к своему животу, и острая волна боли мгновенно пронзила всё моё тело. В районе живота у меня не доставало весьма внушительного куска плоти, да и крови я уже успела потерять немало. Резкий металлический запах, несомненно, привлёк бы внимание иных, так что у меня не оставалось иного выбора, кроме как заморозить саму рану и сочащуюся из неё кровь.

Я такая дура. Мои хвалёные знания предыдущего мира подвели меня; даже в самых страшных снах я не могла себе представить, что иные первого ранга начнут появляться уже сейчас. Изначально я думала, что подобные иные должны будут появиться не раньше чем через полгода с начала апокалипсиса, поэтому была абсолютно не готова встретить одного из них всего лишь спустя полтора месяца. Я действительно была слишком уж беспечна в прошлом.

Тогда, приблизительно в тоже время, Гуан Веюн могла лишь убегать, спасая свою жизнь. Она и понятия не имела ни о каких кристаллах эволюции, так что и причин добровольно бросаться в бой с иными у неё не было. Вероятно, именно поэтому я и не подозревала о том, что иные первого ранга начали появляться в столь раннее время. Хотя, думая об этом сейчас, моя неосведомлённость уже не казалась мне такой уж странной. Полагаю, в будущем мне не стоит слишком уж полагаться на собственный опыт.

Хоть моим оппонентом сейчас и являлся иной первого ранга, мне было вполне по силам ему противостоять. Моё нынешнее тело и сила способности уже также должны были достигнуть первого ранга, если судить по стандартам предыдущего мира. Я получила эту серьёзную рану лишь потому, что по собственной глупости недооценила своего врага. Похоже, мне всё ещё не доставало осторожности и внимания, которыми обладала Гуан Веюн.

Тот иной первого ранга всё ещё рыскал вокруг в поисках меня, ходя взад-вперёд по саду, что находился под террасой. Чуть ранее я сумела повредить ему колено, так что он немного прихрамывал на ходу. Он выглядел таким разъярённым, словно желал порвать меня на лоскуты, затем зажарить и съесть, упиваясь чувством мести.

Я молча оценила степень наших повреждений. Стоит ли мне продолжить бой или же сбежать?

После того, как я заморозила рану на своём животе, она уже не болела так сильно, но, без сомнения, повлияет на силу моих дальнейших атак. Пожалуй, мне действительно стоит отступить…

Нет!

Я тут же вздрогнула всем телом. Это неожиданное «Нет!», что всплыло в моей голове, было так не похоже на обычную меня.

Я до сих пор прекрасно помню, что Гуан Веюн постоянно думала о побеге. Что если найдёт достаточно безопасное место, сможет спрятаться там на всю оставшуюся жизнь. А вот «он» напротив всегда рвался в бой. «Он» постоянно думал о том, как бы уничтожить всех этих иных и стать сильнее, чтобы никогда более ему не приходилось ни от кого убегать. Я помню бессчётное множество раз, когда мне приходилось взваливать на себя побеждённого «его» и с позором удирать прочь.

Но по прошествии времени «он» стал становиться всё сильнее и сильнее, и вскоре я уже оказалась далеко позади. Забудьте о том, чтобы сражаться бок о бок, даже побег после его очередного проигрыша уже становился невероятно трудной задачей.

Один из нас думал о побеге, другой – о сражении. Тем не менее, ни одну из наших позиций нельзя было назвать ошибочной. Если бы рядом с ним не было меня, что думала о побеге, «он», что думал о битвах, никогда не смог бы прожить долго, даже если бы у него в запасе было ещё двадцать жизней. И всё же в итоге он стал весьма сильным бойцом, чья сила многократно превосходила мою.

Значит ли это, что чтобы стать сильнее, нужно сражаться?

Я глянула вниз на иного через пустоты в ограждающих террасу перилах. С каждой минутой он подбирался всё ближе и ближе, так что мне следовало побыстрее решить, буду ли я продолжать бой или же сбегу. Иначе упущу идеальную возможность, какое бы решение я ни приняла.

Это довольно редкий случай, чтобы иной первого ранга появился всего лишь спустя полтора месяца после начала апокалипсиса. Если съедим его кристалл эволюции, это в значительной мере увеличит наши силы, ведь так?

Если бы сейчас на моём месте был «он», он непременно бы выбрал сражение.

Но тогда рядом с ним всегда находилась глупая Гуан Веюн, что постоянно вытаскивала его из различных передряг. У меня же за спиной не было никого. Если я проиграю, то погибну.

Я ухмыльнулась.

Говорите, чтобы стать сильной, нужно бороться? Если буду сражаться в подобных битвах, где нет возможности отступить, смогу ли я превзойти «его» или даже достичь уровня Ледяного Императора?

Я подняла свой морозящий шест с пола и встала на ноги. Иной к этому моменту как раз успел подойти к участку земли под террасой. В этом ином было больше двух метров роста, что на данном этапе апокалипсиса являлось просто беспрецедентной цифрой, особенно если сравнивать с размерами среднестатистических иных этого периода. Ко всему прочему всё его тело покрывал толстый панцирь. Скорее всего, эта эволюция была вызвана тем, что ранее его кто-то ранил огнестрельным оружием.

Чуть ранее я недооценила прочность этого панциря, в результате чего мне не удалось пробить его своим шестом. Он же тем временем успел полоснуть меня своими когтями по животу. К счастью, упав на землю, я успела ответить ему ударом в колено, так что счёт между нами был равный.

Опустив взгляд на макушку иного, я стиснула зубы и спрыгнула вниз. Мой шест тут же устремился ему в голову, но иной сумел заблокировать мой удар, подставив руку. Эта атака также не сумела пробить его толстый панцирь, однако, судя по его реакции, определённый ущерб она всё же нанесла.

К этому моменту физическая сила моего тела значительно возросла, да и шест являлся ударным оружием, так что, даже если его и защищает панцирь, моё нападение наверняка не прошло для него безболезненно.

Иной ухватился одной рукой за морозящий шест. Физическая сила его тела значительно превосходила мою собственную. Мне не удалось вырвать шест из его хватки достаточно быстро, так что иной, воспользовавшись этой заминкой, успел схватил своей второй рукой мою ступню. Из-за этого его движения я была вынуждена выпустить шест, чем он не преминул воспользоваться, отшвырнув шест далеко-далеко в сторону.

На мгновение эту покрытую коричневыми чешуйками морду исказило ликование. Но уже в следующий момент я сделала резкий разворот в воздухе и ударом колена размозжила его самодовольство ко всем чертям. Продолжая своё движение, я выхватила нож, что всё это время был прикреплён к моему бедру, и вонзила его прямиком в раздувшееся до ненормальных размеров глазное яблоко.

Иной тут же взревел от боли. В своей агонии он принялся размахивать руками во все стороны, одна из которых задела мою рану на животе, отчего я вздрогнула всем телом. Но лишь это меня не остановило. Дождавшись удачного момента, я разом схватила оба его кулака и приморозила их к своим!

Запечатав его движения, я принялась как бешеная пинать нож, что торчал из его глазницы, вгоняя его всё глубже внутрь черепной коробки.

С оглушительным грохотом его внушительных размеров тело повалилось на землю, но даже в этой ситуации он продолжал изредка молотить руками по воздуху. Быстро разморозив собственные руки, я подпрыгнула к ножу и принялась яростно дергать его в разные стороны. Верх, верх, вниз, вниз, влево, вправо, влево, вправо – не хватало только кнопок А и В для полной имитации игрового процесса1. Эти движения сделали своё дело, окончательно превратив его мозг в кашу. Лишь тогда иной наконец-то затих, лишь слегка подергивая конечностями.

Фу-ух…

Я смогла-таки победить иного первого ранга!

Чувствовала я себя сейчас просто замечательно, полностью игнорируя как собственную усталость, так и ранения. Будущее виделось мне в сплошных розовых тонах. С начала апокалипсиса прошло всего лишь полтора месяца, а я уже сумела победить иного первого ранга. Помнится, в прошлом Гуан Веюн даже спустя год продолжала убегать при виде подобного противника.

Затем настало время разделывать добычу. Панцирь действительно оказался до смешного крепким. Я молотила, пилила, резала и пинала его, и лишь когда моя спина уже начала выть от изнеможения, мне удалось-таки вытащить из него драгоценный кристалл эволюции. Но увидев, что этот кристалл по размеру был аж с фалангу моего мизинца, я почувствовала, что все мои усилия окупились сполна.

Одна лишь эта добыча уже в разы превосходила все мои ожидания, а вкупе с всё нарастающей болью в районе живота я решила, что пора бы закругляться на сегодня и ехать домой.

По дороге назад я разогнала машину сильнее, чем обычно, так как всё нарастающие волны боли от раны на животе сильно беспокоили меня.

Моё ранение оказалось хуже, чем я предполагала. Начинаясь сбоку, поперёк моей талии тянулись три когтистые полосы, которые буквально вспороли две трети моего живота. Раны были очень глубокими. Если бы я не заморозила их вовремя, то уже к середине того напряжённого боя мои внутренности, несомненно, уже начали бы вываливаться наружу. Это было близко.

Смахнув проступивший на лбу холодный пот, я принялась за перевязку своего ранения, после чего вколола себе ещё и дозу антибиотика, хотя для моего тела, что уже успело достигнуть первого ранга эволюции, он уже не столь эффективен. В конце концов, если тело человека не научилось бы противостоять подобным инфекциям, ни один человек не прожил бы и нескольких лет, сколько бы антибиотиков у него ни было.

Встав перед зеркалом, я принялась обрабатывать те из многочисленных раны, что можно было разглядеть из-под одежды, и те, что слишком сильно кровоточили. Прочие же ссадины и мелкие порезы я оставляла без внимания.

Я уставилась на отражение в зеркале, откуда на меня глядел привлекательный молодой человек. У него был немного бледный цвет лица, вероятно являющийся следствием множества ран на его теле. Его стройный слегка мускулистый стан был сплошь испещрён шрамами. Но ничто из этого не могло испортить его привлекательность.

«Цзянг Шую», что стоял предо мной, был уже полностью здоров. Шуюн сказала, что моё тело более-менее вернулось к тому состоянию, которое имело до падения облицовочной панели мне на голову, и что теперь я выглядела даже чуточку более подтянуто, чем прежде.

Каждый день, бросая привычный взгляд на зеркало, чтобы оценить прогресс реабилитации, я невольно ловила себя на мысли, что едва не слепла от красоты этого юноши. Когда я улыбалась, он улыбался мне в ответ привлекательной в своей таинственности улыбкой… Какого чёрта! Я же просто улыбаюсь как обычно, так откуда берётся эта таинственность?!

Во время моих ежедневных походов в душ я вообще стараюсь не смотреть на своё отражение. Я сильно опасалась, что в виду чрезмерного самолюбования у меня вновь кровь носом пойдёт, как у какого-нибудь конченого нарцисса.

Но даже покрытая всеми этими жуткими шрамами я всё равно вызывала у людей жалостливые возгласы «ой-ёй» из-за моего вопиюще худощавого и посему совсем не мужественного телосложения. Боже, да сколько ж можно!

Зевая во весь рот, я быстренько переоделась и пошла искать Шуюн. Мне следовало побыстрее закончить со своими сегодняшними обязанностями и отправиться спать.

Встав перед Мей-мей, я продемонстрировала ей результаты сегодняшней охоты. Прежде чем раздобыть тот кристалл первого ранга, я так же успела победить ещё трёх обычных иных, из-за чего в итоге мой сегодняшний улов составил четыре кристалла эволюции. Все кристаллы были довольно крупными, особенно тот кристалл первого ранга… Кхем! Ладно, признаю, тут я немного красуюсь.

– Почему этот кристалл такой большой? – удивлённо спросила Шуюн. – Даже наёмники ни разу не возвращались домой с подобными крупными экземплярами!

– Этот кристалл я добыл из иного первого ранга. Он лучше обычных. Для начала съешь один из тех, что помельче… – в этот момент резкая колющая боль в районе живота вынудила меня на секунду замяться, – затем приготовь три кружки чая.

Шуюн не ответила, а просто молча уставилась на меня. По её взгляду нельзя было понять, о чём она думает. И только я начала перебирать в голове различные варианты, как она заговорила:

– Хорошо, я прямо сейчас пойду и приготовлю чай. Два кристалла, что поменьше, для тёти с дядей, в то время как крупный для Даге, всё правильно?

– Да… Постой!

Помявшись немного, я всё же решила, что это прекрасный повод немного поболтать с Даге. Я уже довольно давно не пересекалась с ним, а сейчас после победы над иным первого ранга, у меня было просто отменное настроение.

– Сделай чай лишь для тёти с дядей. Я же приготовлю кофе для Даге.

Стоило Шуюн услышать это, как её глаза тут же заблестели:

– Угу-угу, прекрасная идея. Если Эрге приготовит кофе для Даге, уверена, он будет очень рад.

Пока кофе варилось, я напевала себе под нос незамысловатую бодрую песенку. Последнее время я почти всё свободное время уделяла охоте, да и Даге был по горло завален своими обязательствами. Похоже, они уже истратили почти весь запас амуниции, что у них был, так что планировалось расширить зону поиска. В этом жилом районе нашлись лишь несколько охотничьих ружей, что было явно недостаточным для наших наёмников.

Когда я вошла, Даге занимался чисткой своего пистолета, и был явно удивлён моему неожиданному визиту.

– Даге, я приготовил для тебя кофе, – с улыбкой на губах заговорила я.

Даге взглянул на чашку кофе в моих руках, не переставая при этом прочищать пистолет. Я поставила кофе на стол, и только было собралась вновь заговорить, как Даге горько вздохнул и пробормотал:

– Шую, ты каждый день выходишь из дома. Чем ты занимаешься?

– Ищу дополнительные припасы, – я могла лишь вновь повторить моё старое оправдание.

– Вот как? – Даге всё продолжал натирать свой пистолет, не поднимая на меня взгляда.

Это оправдание было единственное, что я могла ему ответить. К тому же я действительно приходила домой с припасами. Ведь чем дальше я отъезжала, тем в более сельскую местность попадала, а там нетронутых запасов было куда больше, так что каждый день я приносила домой как минимум несколько рюкзаков провианта. Но, так как я не хотела, чтобы они продолжали излишне полагаться на огнестрельное оружие, я специально не брала с собой пушек.

Видя, что Даге продолжает чистить свой пистолет, я бросила взгляд на чашку кофе и, не удержавшись, напомнила:

– Даге, почему бы тебе не прерваться и не выпить кофе, пока горячий?

– Просто оставь на столе. Я выпью его чуть позже.

Услышав подобный ответ, я лишь ещё больше разволновалась. Ведь в этой чашке был расплавлен кристалл первого ранга, раздобыть который было не так-то просто, так что, чтобы успокоиться, я непременно должна была лично убедиться, что он выпил приготовленный мной кофе. Не в силах больше ждать, я попыталась вновь подтолкнуть его:

– Может, всё-таки выпьешь сейчас? Я же специально для тебя его варил!

Даге поднял на меня глаза:

– Я недавно выпил воды, так что сейчас мне не хочется пить. Я выпью кофе позже, – объяснил он.

Я открыла было рот, но тут же молча закрыла, так как не имела ни малейшей идеи, как бы ещё убедить его выпить кофе именно сейчас.

Даге внимательно посмотрел на меня, после чего отложил пистолет в сторону.

– Шую, есть ли ещё какие-нибудь сведенья об апокалипсисе, о которых ты ещё не рассказал нам? Если таковые имеются, лучше будет поведать о них всем.

Сведенья, о которых я не рассказала? Он что, действительно хочет, чтобы я рассказала им обо всех мельчайших деталях десяти лет, что я прожила в апокалипсисе?

Но, что самое главное, даже если я и решусь рассказать им подробности, они попросту не смогут понять большинство из сказанного мной. К примеру, иные первого ранга. По большому счёту это просто более сильные иные. Люди разделили их на ранги просто, чтобы проще было общаться между собой. Если ты сам лично никогда не сталкивался с подобной силой в реальном бою, то попросту не сможешь понять, какую мощь подразумевает каждый из рангов. Объяснять это на словах было бы абсолютно бессмысленно, и лишь заставило бы людей лишний раз переживать без особой на то причины.

К тому же меня также беспокоила возможность перепутать что-то. К примеру, буквально сегодня, спустя лишь полтора месяца после начала апокалипсиса, я наткнулась на иного первого ранга, который по хранившейся в моей памяти информации должен был появиться лишь спустя полгода. А что, если бы я ошиблась ещё в чём-нибудь?

В прошлой жизни Гуан Веюн была самой что ни на есть простой женщиной. Весь первый год она только и знала, как перебегать из одной наиболее безопасной зоны в другую, так что имеющаяся у неё информация может оказаться и не совсем точной.

– Лишь воспоминания из моей прошлой жизни, но их не так-то просто объяснить.

Даге кивнул и более не стал задавать никаких вопросов. Было похоже на то, что он вообще не собирался более со мной разговаривать. Да и к чашке кофе он также не притронулся.

Чувствуя себя немного неуютно, я подавила в себе желание просто-напросто забрать чашку кофе с собой. Я напомнила себе, что способностью Даге является исцеление, и что сейчас он расплачивается за те кристаллы, что я съела прежде…

Сделав глубокий вдох, я решила, что, нет, Даге всегда был честен со мной.

– Ладно, только не забудь его выпить потом, Даге.

– Хм-м.

Вернувшись в комнату, я плюхнулась на кровать и какое-то время просидела в прострации. Сегодняшние раны были действительно серьёзными, так что мне следовало бы поскорее лечь спать, чтобы ускорить процесс заживления. Таким образом, я смогу и дальше продолжить заниматься охотой. Да и глаза у меня уже смыкаются. Но по какой-то причине меня не покидало тревожное чувство.

После недолгих раздумий я всё же решила подняться с кровати и, игнорируя боль в области живота, проследовала к заднему двору дома. С недавних пор мои пять чувств заметно обострились, и вскоре я смогла уловить лёгкий запах кофе в воздухе.

Я пошла вперёд в поисках источника этого запаха. Подойдя к стене дома и подняв голову, я увидела окно комнаты Даге. Затем же я опустила голову и взглянула на землю.

Туда, откуда и исходил запах кофе.

Я ошибалась. Мне следовало позволить Шуюн, как и раньше, заварить ему чай. Теперь же кристалл первого ранга пропал впустую. Возможно даже, что этот мой визит насторожил Даге, и с этого дня он не станет пить даже приносимый Шуюн чай. Если это произойдёт, что же мне тогда делать?

Я упала на колени и, зачерпнув пропитанную кофе почву, принялась заглатывать одну пригоршню за другой.

Я не могу позволить кристаллу пропасть зря.

 

 

В результате у меня разболелся живот, и я всю ночь пробегала в туалет. Я так и не смогла сомкнуть глаз, и, как следствие этой бессонной ночи, состояние моих ран на животе только ухудшилось. С наступлением утра я уже и вовсе не могла подняться с кровати.

Лёжа в постели, я ощущала, как пылают мои щёки, в то время как всё тело неустанно пробивает дрожь. Я ощущала такую слабость, будто была беспомощным котёнком. По этим признакам я быстро поняла, что у меня жар, причёл довольно сильный.

В ходе прошедших трёх недель я регулярно покидала дом после полудня, иногда даже пробиралась наружу под покровом ночи. Как и следовало ожидать, добыча сразу пяти порций кристаллов была отнюдь непростой задачей. Особенно доли Даге, так ему требовалась двойная порция кристаллов эволюции. Его способностью ведь являлось исцеление. Она не могла повысить его боевой потенциал, так что его зависимость от кристаллов была гораздо выше, чем у остальных.

Каждый день я выжимала из себя все силы до последней капли, так что, даже учитывая превосходное здоровье Цзянг Шую, и помощь, что оказывали телу съеденные ранее кристаллы, нагрузка на тело была существенная…

В этот момент раздался стук в дверь, и до меня донёсся голос Шуюн:

– Ге, пора завтракать. Почему ты не спускаешься?

Я задумалась. Скрыть своё больное состояние от Шуюн мне всё равно не удастся, так что я ответила:

– Юн-юн, ты можешь принести мою порцию ко мне в комнату? Скажи остальным, что я не в настроении есть со всеми.

Если Даге заметит, что я болен, и проведёт осмотр, я уже не смогу скрывать свои многочисленные ранения. А если Даге поймёт, что выбиралась я из дома ради битв с иными, даже предположить не берусь, как он на это отреагирует.

После недолгого молчания из-за двери всё же прилетел ответ:

– Ладно.

Через какое-то время Шуюн вернулась с подносом. С большим трудом, но я смогла заставить себя подняться и проковылять к двери, чтобы впустить её внутрь комнаты.

Шуюн внесла еду и, усевшись рядышком, принялась молча наблюдать, как я ем. Она, наконец, заговорила, лишь когда я закончила свою трапезу, опустив палочки и поставив тарелку на поднос:

– Ге, ты заболел. Может всё-таки рассказать об этом Даге? У него же дар целителя, так что он может вылечить тебя.

– Не нужно, – тут же отвергла идею я.

Шуюн не стала напирать, но и сдаваться полностью явно не собиралась:

– Тогда сегодня я приготовлю куриный суп для тебя. Пообещай, что съешь его.

Я слегка замялась. Для достигшего первого ранга тела, как у меня, куриный суп уже не имел никакого благотворного влияния. Но если он может помочь Шуюн расслабиться, мне остаётся лишь кивнуть, произнести «хорошо» и заглотать суп, когда придёт время.

Наевшись, я легла обратно в постель и ещё немного поспала. Когда же я проснулась, я было собралась вновь заняться своим оружием, но стоило мне активировать свою способность, как голову пронзила острая боль. В итоге мне пришлось забить на эту идею и посвятить весь день еде и сну в надежде поправиться хотя бы немного быстрее.

К моему удивлению даже на третий день я всё ещё чувствовала себя очень вялой, а туман в голове лишь ухудшился. Открыв в то утро глаза и покосившись на часы, я приметила, что даже циферблат расплывался у меня в глазах. Распознать, который именно сейчас час, мне стоило немалых усилий. О, мой бог, уже час тридцать по полудню. Если бы не голоса за дверью, я, скорее всего, проспала бы даже дольше.

– Он что, по-прежнему, как сущее дитя, отказывается есть со всеми за столом?

Это… голос Даге?

– Нет, что ты, Даге. Эрге просто проспал. Вчера он засиделся до глубокой ночи.

– Чем можно заниматься до глубокой ночи в эти времена? Надеюсь, ты не хочешь сказать, что он телевизор до поздней ночи смотрел? Снаружи полно иных, так что мы даже свет включать не решаемся. Кроме сна, чем ещё он может заниматься ночью? Шуюн, хватит уже придумывать для него оправдания!

– Нет же, Даге, Эрге вовсе не…

– Цзянг Шую! Немедленно открой дверь!

Открыть дверь…

Но я даже встать не в силах…

В этот момент к собственному изумлению я увидела, как дверь моей комнаты буквально отлетает в сторону, будучи сорвана со своих петель пинком. В тот же миг в комнату ворвался разъярённый Цзянг Шутиан. От одного лишь его вида моё сердце тут же сжалось от волнения.

Да, с моими знаниями об апокалипсисе я верила, что сумею выжить, даже если покину этот дом. Но мне попросту не хотелось этого делать. Я не хотела оставлять эту семью позади.

Но наёмники ненавидят меня, да и Даге уже начал недолюбливать. Он даже вылил кофе, что я сварила специально для него. Насколько же сильны его подозрения в том, что я не его младший брат?

Если я решу не уходить, значит ли это, что я продолжу ждать, пока подозрения Цзянг Шутиана не превысят некий порог, после которого тот придёт за моей жизнью?

Но Юн-юн, Даге, дядя и тётя…

Переродившись в этом мире, пусть и вновь в апокалипсисе, у меня хотя бы теперь есть семья и друзья. Я правда не хочу уходить, но тогда что мне делать?

– Шую?

Даге стремительно прошествовал к моей кровати и взглянул на меня. В тот же миг его лицо словно окаменело. Что же до меня, то я была в ужасе. Он что, собирается меня придушить?

– Даге, ты кретин!

Шуюн вбежала в комнату и принялась колотить Даге что есть мочи. Эй, девочка. Это наш всемогущий Даге, так, на минуточку. И у тебя хватает смелости мутузить его, как тебе вздумается?

– Самый настоящий безмозглый кретин! Придурок! Я всё видела; ты вылил кофе, что Эрге приготовил для тебя. А ведь в нём был кристалл эволюции, ради которого Эрге так отчаянно сражался. И он был размером аж с большой палец!

Юн-юн, ты преувеличиваешь. Он был размером с фалангу мизинца, не больше.

– Даге, а ты знаешь, что Эрге съел всю землю, на которую ты вылил то кофе?!

Она видела? Странно, моё чутьё не должно быть настолько притуплённым, чтобы не заметить её присутствия. После недолгого раздумья, я припомнила, что тётя обладает способностью к поиску, и мигом поняла, как обстояли дела. Похоже, дядя с тётей также были в курсе происходящего. Шуюн, ну правда…

Шуюн с силой оттолкнула Даге в сторону и, подойдя к кровати, опустила на меня свой печальный взгляд. По её щекам уже струились слёзы, каплями срываясь вниз одна за другой.

– Несколько дней назад я заметила, что Эрге как-то странно ходит. В этот раз это было даже более очевидно, чем во времена его предыдущих ранений. В эти дни ему даже вставать было тяжело. А я ведь знала. Его раны, должно быть, очень серьёзные. Он лишь недавно поправился, а теперь опять выглядит таким слабым.

– Он ранен? – переспросил Даге, удивлённо уставившись на меня. – Не болен? Но как он умудрился пораниться… стоп, ты сказала, он сражался? Ради кристаллов эволюции? Но кто ходил с ним?

После этого Шуюн рассказала ему всю правду, и каждое слово её обвинительной речи было пропитано негодованием, направленным на Даге.

– Чай, что я заваривала для Даге каждый день, всегда содержал в себе кристалл эволюции. Даже для меня, тёти и дяди были заготовлены порции. И каждую из них для нас подготовил Эрге! Он каждый день днём и ночью сражался с иными. Он даже не рассказывал мне о своих ранениях, но хватало одного лишь взгляда на его походку, чтобы понять – Эрге получил ещё одну рану!

Выходит, Шуюн всё-таки, знала. А ведь я даже хвалила себя за актёрские способности. В итоге же её актёрский талант оказался похлеще моего.

На лице Даге к этому моменту уже появилось ущемлённое выражение, и он произнёс ещё более опечаленным голосом:

– Шую, почему ты скрыл это от меня? Ты что, совсем мне не доверяешь? Неужели Даге более не заслуживает твоего доверия?

Нет! Просто я не хочу присоединяться к наёмником, что так открыто ненавидят меня. Мне даже пришлось бы делить с ними добытые кристаллы. Мне банально не хочется делиться с ними кристаллами поровну! Они даже отказались давать кристаллы Шуюн, тёте и дяде, так как я вообще могу делиться с ними!

Уж лучше буду ходить за кристаллами в одиночку и рисковать буду тоже в одиночку. Меня это вполне устраивало до тех пор, пока я могла оставлять кристаллы у себя и делиться лишь со своей семьёй. Но, если бы Даге прознал об этом, он ни за что не позволил бы мне сражаться одной, что и стало причиной, почему я утаила этот факт от него.

Я не могла рассказать ему. У меня не было иного выбора, кроме как раз за разом вступать в бой с иными. Но как бы много я ни сражалась, добытых кристаллов всегда недоставало. Итак, кому именно мне стоит отдать кристаллы, добытые сегодня?

Сегодня объявился иной первого ранга. Если я нарвусь на более сильного иного первого ранга, смогу ли я победить его? Если нет, смогу ли сбежать?

Если встречу Даге дома, какими глазами он на меня посмотрит? Насколько сильно он подозревает меня?

Юн-юн, не грусти. Я в норме, правда…

Вся несправедливость этой ситуации, боль, страх и, самое главное, нежелание что-либо терять – в моей груди разом вскипели множество различных эмоций. Я знала, что мой жар, должно быть, усилился, иначе отчего бы ещё меня охватило столь большое количество различных сложных чувств? Даже в том бардаке, коим являлась моя прошлая жизнь, я никогда не испытывала подобных путаных эмоций.

Даге нахмурился. Выражение его лица трудно было описать словами, и стоило мне увидеть его, как сердце тут же кольнуло.

– Не плачь, Сяо Ю. Во всём виноват лишь Даге, – очень тихо пробормотал Даге.

– Ты не выпил кофе, что я приготовил, – пробормотала я то, что заставляло меня испытывать гораздо большие страх и боль, чем что-либо другое. – Ты вылил его. Даге, ты боялся, что я отравлю тебя? Ты правда думал, что я могу попытаться навредить тебе?

– Прости, – Даге принялся утирать слёзы, что так и лились из моих глаз. – Прости меня. В будущем, что бы ты ни принёс, Даге выпьет всё до последней капли.

Я плакала. Я не понимала, почему, но слёзы продолжали катиться по щекам. Когда же я, наконец, стану настоящим мужчиной, что проливает кровь врагов, а не собственные слёзы? Я постоянно плачу, как девушка, портя привлекательную внешность Цзянг Шую.

Неожиданно Даге наклонился вперёд и прикоснулся своим лбом к моему.

– Сяо Ю, у тебя очень сильный жар, – обеспокоено заговорил он. – Где именно ты был ранен?

Я столь сильно плакала, что мне трудно было даже слово внятное выдавить.

– Живот, – всё же смогла произнести в итоге я.

Даге тут же стащил одеяло и разорвал футболку, после чего принялся аккуратно снимать бинты.

Как только последние бинты были убраны, стоящая рядом Шуюн сделала резкий вдох, после чего в ужасе прижала руку ко рту, не смея издать и звука. Моя рана действительно так ужасна? Да нет, нельзя делать выводы лишь по реакции впечатлительной Шуюн. Даже если бы она увидела порез длиной всего лишь в палец, она всё равно смотрела бы на него с тревогой и озабоченностью. Даже принялась бы заботливо стирать подтеки крови.

– Рана инфицирована, – с бледным лицом пробормотал Даге.

Не удивительно, что меня всего знобило. Моё тело ведь уже достигло первого ранга. Раз рана, что я обработала, всё равно инфицировалась, то тот иной первого ранга был действительно сильным противником. Даже после своей смерти он по-прежнему пытался утянуть меня за собой в ад.

Неожиданно мой живот окутало нежное, успокаивающее тепло. То была способность Даге к исцелению. Прошло немало времени с тех пор, как я в последний раз имела возможность почувствовать это приятное ощущение. Я уже почти что забыла, насколько это хорошо, когда о тебе кто-то заботится.

– Шуюн, иди нагрей воду. Нужно обтереть Эрге.

– Хорошо!

После лечения Даге я почувствовала себя значительно лучше. Жар ещё не спал полностью, но хотя бы боль в области живота утихла. После этого Даге и Мей-мей принялись вместе обтирать моё тело, и это было так приятно, что я аж размякла и почувствовала сонливость.

В этот момент в ухе прошелестел тихий, но такой надёжный голос Даге:

– Сладких снов, Сяо Ю. Когда проснёшься, Юн-юн приготовит тебе вкусный завтрак.

Я издала лишь продолговатое «м-м-м», после чего благополучно провалилась в сон.

 

 

Когда же я открыла глаза в следующей раз, я оказалась привязана к кровати по рукам и ногам, словно индейка на разделочной доске.

Какого чёрта?

– Оу, красавчик проснулся!

Лишь когда со стороны раздался неожиданной голос, я осознала, что в комнате помимо меня был ещё кто-то. Я повернула голову на звук голоса и увидела совершенно незнакомую мне женщину. Она медленно и вальяжно разглядывала меня похотливым взглядом, что сильно меня раздражал.

– Он выглядит даже лучше, чем те звёзды на ТВ. Боги, даже спящим он был вполне себе симпатичным, а теперь, проснувшись, стал ещё краше.

Этот голос… В комнате ещё кто-то есть? Повернув голову в другую сторону, я заметила ещё трёх мужчин и женщину. В общем счёте пять человек, и все они были мне не знакомы.

Вторая девушка растянулась рядом со мной на кровати. Она выглядела младше, на вид двадцать с хвостиком, не больше. Не отрывая от меня своих глаз, она потянулась вперёд и принялась ласкать моё лицо. Увидев это, та первая женщина так же наклонилась вперёд и начала лапать меня повсюду.

Я аж дар речи потеряла. Так как в прошлой жизни я была женщиной, я всегда боялась быть изнасилованной. Теперь же, когда я стала парнем, мне, похоже, по-прежнему стоит опасаться насилия над собой. Именно поэтому я и говорила, что быть слишком привлекательным в этом постапокалиптическом мире отнюдь не здорово!

Стараясь игнорировать всё непрекращающиеся домогания, я попыталась разобраться в ситуации, будучи в полностью обездвиженном состоянии. Сперва я заметила тётю с дядей на полу рядом с кроватью. У обоих были связаны как руки, так и ноги, и они взирали на меня обеспокоенными взглядами, но, к счастью, выглядели целыми и невредимыми.

Раз дядя с тётей здесь, где же тогда Шуюн… Чёрт! Она же очень красивая молодая девушка! Запаниковала в душе я.

Стоп, сбавь-ка лошадей. Выражение на лицах дяди с тётей лишь слегка озабоченное. Если судить по этому, то она, скорей всего, в безопасности… Она обязана быть в безопасности!

В этот момент в комнату вошёл ещё один человек. Он был очень высоким и долговязым, а на плече у него висела винтовка. Повернувшись к высокому широкоплечему мужчине, что находился в этой комнате, он начал свой отчёт:

– Сер, тут что-то странное творится. Подвал этого дома доверху забит едой и прочими жизненными необходимостями. Причём большинство всё ещё запечатано в коробках. Там просто какое-то безумное количество припасов. Да и не похоже, что они были собраны здесь путем обчистки близлежащих домов. Выглядит так, будто эти ребята предсказали ход событий и заранее запаслись всем необходимым.

Дерьмо, они уже добрались до подвала. Теперь-то они точно никуда отсюда не уйдут.

Их было слишком много, да и вооружены они были разного рода огнестрельным оружием, что серьёзно подымали их боевую мощь. За спиной у широкоплечего я разглядела самый настоящий автомат. Даже женщины были вооружены пистолетами.

Если бы у них на вооружении были лишь пистолеты, я могла бы уклониться от пуль или заблокировать их льдом. Но вот с мощью и скоростью автомата мне уж точно не потягаться. Единственное, на что я могла рассчитывать – побег, но тогда это значило бы бросить дядю с тётей позади, чего я никак не могла сделать.

Я быстро проверила состояние собственного тела. Сперва я создала во рту небольшой кусочек льда, тем самым убеждаясь, что могу спокойно применять свою силу. Также это помогло мне немного унять свою жажду. Затем я немного пошевелила бёдрами, проверяя состояние раны на животе. В ответ на это движение я почувствовало лёгкую колющую боль. Похоже, рана ещё не успела зажить полностью. Но сознание было ясное, жара больше не наблюдалось.

Если бы только эти ребята стояли чуть более разбросано по комнате, так, чтобы между каждым было небольшое расстояние, я смогла бы вынести их поодиночке.

– Блин, вы единственные тут развлекаетесь! – злобно выпалил коротышка с заострённой головой и крысиными глазками, глядя на двух девушек. – Как жаль, что той куколке удалось удрать. Она была очень даже ничего.

Шуюн сбежала? Слава богу!

В ответ на его слова, толстяк вмазал коротышке подзатыльник и проревел:

– Прикуси язык, придурок. Ты ещё чего полезного ему скажи!

Коротышка потёр ушибленный затылок:

– Да какая ваще разница. Двое из трёх грёбанные старпёры. Мелкий же, походу, болен. Какое мне до них, нахер, дело?

Услышав его слова, я нахмурилась. Кто-то из наёмников должен был присматривать за местностью с чердака. Этого человека уже убили или же ему тоже удалось сбежать?

В любом случае, всё, что я могла сейчас делать, это спокойно дожидаться удачного момента. Как только они разойдутся на более значимое расстояние друг от друга, я смогу разобраться с ними, не подвергая опасности тётю с дядей. Хоть все они и были вооружены стволами, но кроме широкоплечего и долговязого, что выглядел немного опасным типом, остальные, похоже, не умели толком держать в руках огнестрельное оружие.

Но, в то время как я была готова ждать, две девицы рядом со мной явно этого не планировали. Они продолжали водить руками по самым разным частям моего тела. Вскоре они даже начали ласкать нижнюю часть моего тела и закатывать футболку на моей груди.

Это привело меня в глубокий культурный шок. Серьёзно? Вы двое настолько развратны, что готовы изнасиловать меня у всех на виду? С начала апокалипсиса не прошло и двух месяцев, так как же они успели деградировать до подобного безнравственного состояния столь быстро?

– А ну не смейте лапать Шую! – закричал на них дядя. Он сейчас пребывал в такой ярости, что всё его лицо окрасилось в бордовый цвет. – У вас что, совсем совесть отшибло? Делать подобное с ребёнком!

Та, что помоложе, тут же остановилась с покрасневшим от стыда лицом. Похоже, моральный кодекс ещё не успел полностью выветриться из её головы. А вот вторая лишь рассмеялась в ответ:

– И что с того? На дворе конец света. К чему мне весь этот стыд? Думаешь, стыд сможет прокормить меня?

После этого она нарочито размашистым движением разорвала футболку у меня на груди.

Вашу ж мать! Если буду просто ждать удачного момента, меня точняк изнасилуют! А ведь я даже поклялась, что никому не позволю оседлать себя в этой жизни! В моей груди поднялась внезапная волна ярости. Мне даже захотелось отрубить любопытные ручонки этой сучки и засунуть их ей в глотку!

– Немедленно прекрати это! – проревел дядя сквозь стиснутые зубы.

– Сяо Ю же всего восемнадцать лет! Вы не можете так с ним поступить! – в отчаянье закричала тётя.

Голоса дяди с тётей сумели мигом погасить возникшее в груди пламя. Плевать, я же мужчина, в конце-то концов. Если женщина сделает со мной и то, и это, всё равно формально я не буду «оседлана»2.

Начинать сейчас бой, наплевав на всякую предосторожность, было бы слишком рискованно. Их всё же было слишком много. В одной лишь этой комнате собралось уже шесть человек, и было бы логично предположить, что снаружи есть и другие. С другой стороны дядя с тётей были по-прежнему крепко связаны и не могли двигаться. Во время боя они не смогут уклониться от шальных пуль.

Услышав возглас тёти, женщина пришла лишь в ещё больший восторг:

– Вах! Как же свезло! Он всё ещё молодой и чистый восемнадцатилетний жеребец!

После чего легла на меня сверху и принялась покусывать мои соски. Девушка помладше также не смогла долго противостоять соблазну и подалась вперёд за поцелуем. К счастью, мне удалось вовремя отвернуться, так что поцеловать меня в губы ей так и не удалось. Не хотелось мне, чтобы первый поцелуй этого тела был украден в подобной ситуации.

Только не говорите мне, что они планируют продемонстрировать всем сцены из разряда 18+?! Мне действительно захотелось расплакаться. В своей прошлой жизни я поведала немало подобного, но полагала, что как только стану сильнее в этом мире, смогу избежать подобных дрянных ситуаций. Но кто бы мог представить, что уже через полтора месяца с начала апокалипсиса я окажусь главным действующим лицом подобной жалкой сцены. Даже Гуан Веюн, будучи простым наблюдателем, не оказывалась в подобном отвратительном положении.

Вот поэтому-то живущие в постапокалиптическом мире люди не могут себе позволить выглядеть излишне привлекательно. И это относится как к женщинам, так и к мужчинам!

Ну уж нет, я должна хотя бы попытаться сохранить чистоту своего тела.

– Н-не надо… – На глазах у меня выступили слёзы. Я нацепила на себя самое жалостливое выражение лица, на которое только была способна. – Хотя бы не здесь.

Я попыталась заставить слезинку скатиться по щёке. Моей самой обычной улыбки хватало сполна, чтобы заворожить людей вокруг. Теперь же, когда я специально стараюсь выглядеть жалостливо, посмотрим, смогут ли эти две девицы устоять предо мной! Быстрее тащите меня в соседнюю комнату, чтобы овладеть мной. Там-то я быстро с вами разделаюсь!

Но, по правде говоря, пока я разыгрывала свою роль, подготавливая сладкую ловушку для двух женщин, моя душа обливалась слезами. Я, человек достигший первого ранга, докатилась до того, что какие-то две девицы смеют издеваться надо мной. До чего же низко я пала!

Две женщины зачарованно уставились на моё лицо. Всего мгновение назад они были столь смелы, что желали изнасиловать меня у всех на глазах, теперь же они в одночасье обратились в невинных дев. Шарм Цзянг Шую воистину неповторим. Одно лишь лицо уже несло в себе недюжинную силу!

– А вот это выражение лица очень даже ничего, – коротышка прыгнул вперёд и, ухватившись своей лапой за мою грудь, радостно заявил. – Даже мужику вроде меня, что никогда не интересовался другими парнями, захотелось опробовать этого мальца. Он вполне сойдёт в качестве замены той сбежавшей куколки.

Пошёл к чёрту! Эта женщина… нет, этот парень никогда не позволит тебе оседлать себя!

Почувствовав, что кто-то позарился на их территорию, обе женщины оскалились и рыкнули в ответ:

– Руки прочь, поганый извращенец! Попробуй только тронь его снова!

Вот только их крик, похоже, его нисколечко не напугал:

– Что же получается, вам можно насиловать людей, а нам нельзя?! Все работали сообща, чтобы схватить его, так что, мать вашу, и поделиться можно! Какого хера нам нельзя его трогать? – тут он обернулся и грянул в сторону толстяка и долговязого. – В смысле, вы только гляньте на этого паренька, разве один лишь его вид не пробуждает в вас желание всадить ему?

Всадить, чёрт вас дери… Да чтоб тебе иной всадил, упырок несчастный!

Я даже не представляла, что моё лицо способно привлечь внимание ещё большего количества людей, более того, мужчин. Эта новость меня даже расстроила. Похоже, в будущем мне не стоит слишком полагаться на собственный шарм. Это верно, что он эффективно работает как против женщин, так и против мужчин, однако тем самым Цзянг Шую не только разобьёт в дребезги любую оппозицию, но и на собственную голову проблем навлечёт.

– Полапай лучше меня! – неожиданно заговорила тётя. – Я лишь немного в возрасте, только и всего. Но, сам взгляни, я всё ещё хорошо выгляжу, да и грудь у меня большая. Ты не думаешь, что играть с женщиной будет приятнее, чем с мужчиной?

Тётушка…

Мне хочется прикончить всех этих ублюдков…

– Молчать! – раздражённо выкрикнул широкоплечий. – Я запрещаю кому-либо прикасаться к пареньку. С этим домом явно что-то не чисто. Держите своё оружие наготове!

В этот момент в комнату вошёл ещё один человек и обратился к широкоплечему:

– Шеф Хао, на чердаке мы обнаружили полностью развёрнутый дозорный пункт. Выглядит он очень профессионально, явно не новички постарались. Но там пусто. Скорее всего, дозорный слинял, как только увидел, сколь нас много.

Дерьмо. Я так и знала, что их тут далеко не шесть человек. Ну и сколько их всего? Ко всему прочему этот недавно вошедший тип не был похож на обычного гражданского. У него явно есть боевой опыт.

Мне не следует действовать необдуманно, но если они действительно посмеют хоть пальцем тронуть тётю… Я вступлю в бой и будь что будет!

По приказу широкоплечего, дядю отволокли в другую комнату, оставив в комнате лишь нас с тётей.

– Сколько вас здесь обосновалось? – спросил он у тёти, приставив нож к моему горлу.

Лицо тёти тут же исказилось.

– Не волнуйся, я не собираюсь тут же убивать его, – признался широкоплечий. – Нет, я буду аккуратно избегать жизненно важные органы, отрезая от него лоскут за лоскутом, при этом сохраняя ему жизнь. Поверь мне, я могу. Сперва я задам эти вопросы тебе, а затем и твоему мужику. Если хоть что-то в ваших рассказах не будет стыковаться, я позволю каждому и своих людей сполна насладиться этим пареньком, после чего срежу с него всю кожу, кусочек за кусочком.

Услышав подобную угрозу, тётя побледнела и с готовностью выложила ему всю информацию, какой только обладала. После чего вместо неё в комнату затащили дядю и повторили процедуру заново, получив точно такие же ответы.

Хреново. Теперь у них имелась вся информация обо всех членах нашего отряда, в то время как сами мы даже не знали в курсе ли те, что дом был захвачен посторонними людьми. Я очень надеялась, что Шуюн или же тот, кто сидел сегодня в дозоре, сумеют поскорее найти Даге и сообщат ему о случившемся.

– Шеф Хао, – заговорил долговязый, – похоже, отряд у них небольшой, но с настоящими наёмниками нам придётся не сладко.

Шеф Хао – я не была уверена, было ли это его настоящее имя или же позывной – почесал свой подбородок и заговорил со мной своим утробным голосом:

– Парень, назови своё полное имя.

Это его требование заставило меня нахмуриться в душе, однако тётя всё ещё находилась где-то снаружи. Нам всем кранты, если хоть одно имя не совпадёт, поэтому мне пришлось ответить честно:

– Цзянг Шую.

– Шеф Хао, вы что, планируете взять его под своё крыло? – толстяк, как видимо, нашёл это крайне странным и с любопытством пробормотал. – Я и не знал, что Шеф Хао также увлекается молоденькими мальчиками.

– Какого чёрта ты несёшь? Такой мужчина как я никогда не заинтересуется другими мужчинами! – Шеф Хао вмазал толстяку подзатыльник, после чего задал вопрос. – ОПЦ. Когда-нибудь слышал эту аббревиатуру ранее?

Толстяк, по-видимому, воспринял этот вопрос как оскорбление, так как кто-то посмел усомниться в его интеллекте, но из-за того, что этим человеком был его предводитель, ему пришлось унять нарастающий гнев и ответить:

– Разумеется, слышал, Отряд Подавления Цзянг. Этот отряд наёмников сравнительно невелик, но ходят слухи, что все его члены весьма искусные бойцы. Их группа широко известна в индустрии. Вы знакомы с ними, босс? Никогда не слышал, чтобы вы упоминали о них.

– Я пересекался с ними, но не могу сказать, что хорошо их знаю. В тот раз я подумывал о том, чтобы переманить нескольких из них в свой отряд, поэтому немного порасспрашивал о них.

– Но я слышал, что переманить ребят из ОПЦ крайне сложно, – выпалил долговязый. – Их состав вообще почти не меняется. Редко кто из них решается покинуть отряд, и ещё реже умудряются вступить в него.

– Всё верно. Как только я узнал об этом, тут же бросил затею переманить кого-то из них, – Шеф Хао вновь принялся чесать подбородок. – Но тогда же я узнал, что лидер ОПЦ проживает в городе Чжунгуань, и что на самом деле его зовут Цзянг Шутиан. А теперь попробуй предположить, кем является этот самый Цзянг Шую?

Этот мужик знает Даге? Я нахмурилась, лихорадочно соображая, но не похоже, что у этого человека были какие-либо счёты с Даге, да и не знал он его толком. Они просто люди из одной индустрии.

Я и не думала, что эти ребята тоже окажутся наёмниками. Теперь уж ситуация стала действительно дерьмовая. Обычные гражданские и профессиональные наёмники были на совершенно разных уровнях, когда дело доходило до драки.

– Если это действительно территория ОПЦ, то ситуация становится довольно щекотливой, – Шеф Хао задумался, после чего продолжил. – Нам не стоит вступать с ними в прямую конфронтацию.

– Но, Шеф Хао, здесь ведь так много припасов, – тут же запротестовал толстяк.

– Я не говорил, что не желаю заполучить эти припасы, – замахал рукой Шеф Хао, чтобы успокоить остальных, после чего принялся объяснять. – Изначально я планировал просто овладеть этим домом. Его местоположение и то, насколько тщательно он был возведён, выглядели крайне привлекательно, не говоря уже о забитом припасами подвале. По пути сюда мы также не встретили ни одного монстра. Скорее всего, ОПЦ уже зачистили все близлежащие гнезда. Но тогда нам необходимо было бы перебить абсолютно всех членов ОПЦ, иначе они точно начнут нам мстить. Просто изредка стреляя по нам из засады, они уже приносили бы нам немало хлопот.

– Тогда давайте просто сразимся с ними, – подал голос коротышка. – Нас ведь гораздо больше, чего нам бояться?!

– Ты хоть понимаешь, сколько амуниции расходуется во время перестрелки, идиот ты эдакий? – сорвался Шеф Хао. – А что если придётся пустить в ход гранаты? Кто знает, сколько ещё сюрпризов таятся в арсенале членов ОПЦ?! Этот бой однозначно наделает немало шуму! Даже если нам в итоге удастся их всех уничтожить, у нас у самих, скорее всего, не останется патронов. Вскоре на шум боя сбежится целое полчище монстров, так что остаться в доме мы всё равно не сможем. И что нам тогда делать без пушек, переть на монстров с ножиком в руках?

Коротышка аж весь сжался, не решаясь более открывать рот.

Какая неожиданность. Этот тип выглядел как обычный брутальный вояка, но на деле оказалось, что голова у него неплохо варит. Остальные также почувствовали, что его слова не лишены смысла, так что не стали возражать.

– Идите и найдите машину, после чего начинайте отгрузку припасов.

– Припасов тут очень много, – отозвался долговязый. – Это займёт немало времени.

– Если вопрос лишь во времени, то мы можем воспользоваться этим вот пареньком, – Шеф Хао приподнял мой подбородок стволом своего автомата. – Цзянг Шутиан широко известен тем, что заботится о жизнях своих подопечных. Как вы думаете, как он поступит, окажись в опасности его собственный младший братик? Жаль, что нам не удалось схватить и его сестричку. Уверен, как старший брат, он любит эту милашку до гроба, – заявил он, особо выделив голосом слово «любит».

Его товарищи тут же принялись хихикать самым что ни на есть похотливым образом.

Шеф Хао вновь задумался, после чего обратился к двум женщинам:

– Вы обе, оставьте на нём ещё парочку отметин так, чтобы он выглядел более жалким. Это ещё больше ранит сердечко Цзянг Шутиана.

Лица двух девушек тут же оживились, в то время как моё помрачнело.

1 Игровой процесс : упомянутая чуть выше комбинация является кодом Канами, что позволяет получить бонус, чаще всего пасхалка в каких-либо играх

2 оседлать : имеется в виду, что, как мужчину, его невозможно лишить девственности, в полном смысле этого слова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *