Конец эпохи доминирования Том 1 глава 8: Возмездие больного кота

Конец эпохи доминирования Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 8: Возмездие больного кота – Перевод EliSan

Если раньше я была привязана по рукам и ногам к кровати, то теперь уже оказалась подвешена за руки над балконом второго этажа.

С каждой минутой моё положение становилось всё хуже и хуже. Неужели это и есть то самое хвалёное перерождение? Доводилось ли вам хотя бы раз слышать о возродившемся герое, который получил бы по башке облицовочной панелью, едва не скончался от полученных в ходе боя с иным ран, исхудал до состояния тростинки, успел полакомиться землёй, едва не был изнасилован и в заключении был бы подвешен над балконом?

Если хоть кто-то посмеет заявить, что я, мол, беззаботно проживаю свои деньки в этом апокалипсисе с большим количеством продовольствия, добротным укрытием и прочими факторами, я с преогромным удовольствием отвечу: «Тогда постойте-ка вот здесь, пожалуйста, а я быстренько сбегаю на последний этаж небоскрёба Тайпей 101 и сброшу на вашу голову облицовочную панель!»

Что же касается причины, почему я вдруг оказалась в подобном подвешенном состоянии, то ей стал один из наёмников Даге, который был замечен шныряющим по округе. Лично я была уверена, что это был Каин и что он специально позволил им себя увидеть. Впрочем, даже если это и не был Каин, в душе я всё равно собиралась корить именно его во всех своих бедах!

Единственной хорошей новостью во всём этом невезении было то, что они так и не обнаружили мой морозящий шест и ледяной нож. Скорее всего, они и не особо старались с обыском комнаты, ведь в их глазах я выглядела больным и слабым мальчиком; не говоря уже о том, что куда больший интерес для них представлял наш забитый припасами до самого потолка подвал. Если бы они всё же нашли их, то я бы не смогла отделаться простым подвешиванием над балконом.

Но, если честно, стягивающая мои запястья верёвка меня совершенно не беспокоила. Эти наёмники, конечно, оказались весьма осторожными и использовали для моего связывания толстую пеньковую верёвку. При обычных обстоятельствах этого было бы более чем достаточно, чтобы обездвижить даже самого мускулистого и сильного из наёмников, не говоря уже об обычном восемнадцатилетнем мальчугане вроде меня. Вот только к их величайшему невезению, их противником сегодня была я. Что тут скажешь, отвернулась от них удача!

Хотя, с другой стороны, самой неудачливой персоной сейчас стоило бы назвать именно меня! В смысле, это ведь я была подвешена над балконом.

Если бы не автомат в руках их лидера и не относительная близость дяди с тётей, я бы уже давно их всех перебила… Хотя нет, стоп. Если я правильно помню, они вскользь упоминали что-то про гранаты. Фу-ух! Слава богу, что я тогда решила не предпринимать поспешных действий.

В общем, сейчас мне оставалось лишь висеть над балконом и терпеливо ждать нужного момента. К примеру, если между этими ребятами и Даге начнётся перестрелка, наёмники под командованием Шефа Хао более не смогут уделять мне должного внимания, что станет идеальным шансом для действия. В таком случае мне без особого труда удастся освободить дядю с тётей!

Но, к несчастью, меня невольно тревожила та же проблема, о которой недавно упоминал Шеф Хао. Если обе стороны начнут активно стрелять друг в друга и кидаться гранатами, это не только к чертям собачьим уничтожит весь дом, но даже подвергнет опасности сохранность припасов в подвале. К тому же у Даге и остальных запасы амуниции уже подходят к концу, а контролировать свои способности они толком и не учились. Поэтому, даже если им и удастся одержать вверх над этими ребятами, последующее выживание без поддержки огнестрельного оружия будет уже задачей не из простых.

Прокрутив у себя в голове с миллион различных сценариев, я всё равно пришла к выводу, что наиболее эффективным методом борьбы, будет их поочерёдное уничтожение. Разумеется, с учётом того, что мне вообще удастся их как-то разделить.

Кстати об этом, даже немного жаль, что Шеф Хао не позволил этим двум девицам отволочь меня в другую комнату, чтобы изнасиловать там.

В этот момент на балкон вышел сам Шеф Хао. Вероятно потому, что он боялся быть подстреленным снайпером, он не стал подходить к перилам, а, стоя позади меня, прокричал вдаль:

– Цзянг Шутиан, предупреждаю, держись подальше от этого места. Забудь про эту свою базу, иначе, твой миленький младший братик окажется растерзан нами на маленькие кусочки! – сказав это, он приставил нож к моей пояснице и прошептал на ухо. – Давай, покричи своим жалобным голоском «Ге, пожалуйста, не приходи. Они действительно убьют меня. Дядя и тётя тоже у них в руках». Только эти слова, ты понял меня. Произнесёшь хоть слово лишнее, и твоя тётушка вмиг станет неверной жёнушкой своего мужа.

От его последних слов в моей душе тут же вспыхнуло пламя ярости, но мне не оставалось ничего иного, кроме как выполнить все его требования до последнего слова. Однако заставить себя заплакать я всё равно не смогла, так что пришлось приложить больше эмоций в свой жалостливый крик. Надеюсь, Даге не потеряет от этого голову…

И стоило мне закончить, как Шеф Хао тут же схватил меня за волосы и резко дёрнул назад. Мою макушку тут же обожгло волной боли, но я немного запоздала со своим вскриком. Дело в том, что на долю секунду я позабыла, что сейчас играю роль нежного, слабого и абсолютно беспомощного симпотяжки-студента. И как таковой я не должна быть в силах молча выдержать даже такую незначительную боль. Надеюсь, эта моя небольшая заминка не насторожит его.

К счастью, после этого Шеф Хао спокойно вернулся в дом, так что, похоже, никакого подозрения я у него не вызвала.

Я создала небольшой кусочек льда у себя во рту и принялась медленно рассасывать его, утоляя жажду. За всё это время мне так и не удалось уловить никаких энергетических волн, что свидетельствовали бы о присутствии какой-либо развитой способности у одного из них. Скрыть подобную остаточную энергию было бы невозможно, если конечно среди них нет обладателей даже более сильного дара, чем у меня. Более того, я уже не первый раз создаю лёд во рту, но никакой реакции с их стороны так и не последовало.

Так что, думаю, я смело могу вычеркнуть фактор возможных сильных способностей у противника из списка потенциальных рисков.

Всё, что мне теперь оставалось делать, это ждать хода Даге. И чем дольше он будет медлить, тем больше припасов эта группа наёмников успеет уволочь из нашего подвала. Очень надеюсь, что Даге не станет излишне долго тянуть кота за хвост, а то потом будет столько лишней мороки с возращением припасов на место.

Так как я понятия не имела, сколько ещё мне придётся тут висеть, я продолжила создавать кристаллы льда во рту. Если честно, к этому моменту я уже успела изрядно проголодаться. Как бы мне сейчас хотелось поесть вкусной стряпни Шуюн. Быть в состоянии лишь немного попить воды, с учётом всё нарастающего голода, было для меня настоящей пыткой. Ну всё, теперь-то я точно заставлю Шефа Хао расплатиться за все мои мучения…

– Хао Жеманов! – долетел до нас настолько пропитанный гневом крик Даге, что даже мне страшно стало. – Немедленно отпусти всех заложников; в ином случае даже не надейся уйти отсюда живым!

Я едва не подавилась куском льда у меня во рту.

Ж-жеманов? Только не говорите мне, что это настоящая фамилия Шефа Хао. Как у подобного высокого мускулистого человека может быть фамилия Жеманов? Куда же делась вся его жеманность?!

Шеф Хао вновь вышел на балкон.

– А ты значишь для него гораздо больше, чем я думал.

Что ж ты не сдержался-то, Даге! Теперь врагу о тебе всё известно! Но, хоть в голове моей и крутилась эта мысль, сердце наполнилось едва ощутимым теплом.

– Цзянг Шутиан, – прокричал Шеф Хао в ответ, – если пообещаешь мне навсегда оставить эту базу, я верну твоего младшего брата в целости и сохранности.

– Не делай этого, Даге! – в панике вскрикнула я. Пусть у меня и не было никаких воспоминаний, но внутреннее чутьё подсказывало, что Цзянг Шутиан из тех людей, что будут верны своему слову даже себе во вред. Если он сейчас даст подобное обещание, то вполне возможно действительно примет решение покинуть это место.

Так как говорить что-либо без дозволения мне было запрещено, я тут же получила сильный удар прикладом по голове. К счастью, в этот раз я не забыла вовремя вскрикнуть от боли.

В тот же миг раздался неожиданный звук выстрела, и на стене за спиной Хао Жеманова появилась выбоина всего лишь в двадцати сантиметрах от его головы.

– Фак! – вырвалось из уст Хао Жеманова, и в порыве гнева тот поднял на меня свой автомат. Однако как истинный лидер полностью своё самообладание он, похоже, не утратил, так как дуло своего автомата он направил мне не в голову, а в ноги.

Сейчас я едва могла достать носками пол. Они специально подвесили меня таким образом, чтобы у меня не было твердой опоры под ногами, лишая меня тем самым возможности сопротивляться. Но и полностью отрывать меня от земли они тоже не стали; в подобном положение я бы долго не выдержала.

Вероятно, из-за моей абсолютно безобидной внешности, они даже не стали связывать мне ноги. Лишь запястья были стянуты пеньковой верёвкой. Хех, не стоило вам путать меня с нежным и беспомощным симпотяжкой. Можете мне поверить, лишь часть про «симпотяжку» соответствует действительности!

Крепко ухватившись за толстую верёвку, я изогнула спину и, опираясь на свой центр тяжести, крутанулась вокруг собственной оси так, чтобы оказаться лицом к лицу с Шефом Хао. Используя набранную инерцию, я ударом ноги выбила из его рук автомат. От резкого удара автомат отлетел в стену, да так сильно, что аж застрял в ней.

В тот же момент другой ногой я врезала ему в нижнюю челюсть. Одновременно с этим в моей ладони материализовалось ледяной лезвие. По прочности оно, конечно, не шло ни в какое сравнение с моим ледяным ножом, но вполне сгодится для того, чтобы перерезать даже пеньковую верёвку!

Узел тут же ослаб, и я приземлилась на ноги. Не теряя ни секунды, я рванула вперёд. От неожиданного удара в подбородок, голова моего оппонента невольно запрокинулась назад, так что я устремилась вперёд, целясь ледяным лезвием в моей руке ему прямо в шею…

Но он сумел вовремя отреагировать, впрочем как и следовало ожидать от матёрого наёмника. Шеф Хао прогнулся назад, избежав тем самым худшего для себя исхода. Но даже так, моё ледяное лезвие сумело-таки оставить на его щеке глубокую царапину. Если бы он сейчас пил воду, то вполне вероятно она вылилась бы наружу из подобной глубокой раны.

После этого я сделала кувырок назад, попутно вырывая из стены застрявший в ней автомат, и, вломившись в комнату, открыла огонь по находившимся там людям. Вся череда этих движений была проделана без малейшей задержки, словно каждое новое действие было естественным продолжением предыдущего.

Прежде чем открыть огонь, я краем глаза уловила местоположение дядя с тётей. Они сидели связанные в углу комнаты. Как и ожидалось, наёмникам не было никакого дела до пары обычных гражданских средних лет.

Ра-та-та-та-та-та-та––

Громкий стрекочущий звук автомата буквально взорвал царившую в комнате спокойную атмосферу, изредка сопровождаясь одиночным треском ответного огня из пистолетов. После чего наступила резкая тишина. Хоть я и не успела израсходовать весь магазин, у меня не осталось ни одной живой цели.

На протяжении всего этого непродолжительного действа дядя с тётей молча таращились на меня во все глаза. Всё произошло так стремительно, что они даже отреагировать не успели. В конце концов, с начала боя прошло не больше десяти секунд.

Я тут же выбежала из комнаты. У меня не было времени даже на то, чтобы вытащить свои шест и нож. Я с грохотом захлопнула за собой дверь и, мотнув в её сторону рукой, заморозила входной замок. Это не позволит кому-либо войти в комнату и навредить дяде с тётей.

Что же касается вопроса, почему я не развязала их путы, прежде чем выбежать из комнаты, то ответ крылся в том, что Шефу Хао удалось удрать. Честно говоря, не думала, что даже в такой ситуации он сможет выбраться из комнаты невредимым. Как только Шеф Хао, увернувшись от моего удара, упал на пол балкона, он тут же скользнул в комнату и прыгнул за спины своих товарищей, даже не попытавшись оказать сопротивление. Поймав нужный момент, он воспользовался толстяком как мясным щитом и, прикрываясь им, выбежал из комнаты.

Хоть я и выпустила в его сторону с десяток выстрелов, мне так и не удалось убить Шефа Хао. Мне пришлось позволить ему ускользнуть, так как в комнате были и другие враги. Если бы замешкалась, они непременно успели бы схватить дядю с тётей.

Но я всё равно не собиралась давать ему шанса сбежать. Как он сам и говорил, если уж начинаешь бой с кем-то, нужно сражаться до самого конца. Если не искоренить всю оппозицию полностью и сразу, оставшиеся вполне могут затаить на тебя злобу, и этот факт будет вечно висеть над твоей головой дамокловым мечом. Теперь же, когда я положила добрую половину его наёмников, он непременно возненавидит меня. Особенно сейчас, когда он лишился своей группы в этом постапокалиптическом мире.

Выскочив из комнаты в коридор, я успела заметить спину Шефа Хао. Тот уже успел добежать до конца коридора и собирался спрыгнуть на первый этаж. Если ему удастся выбраться из дома, то найти его вновь будет непросто.

Я материализовала прямо в воздухе с дюжину ледяных ножей. И только я собралась запустить их тому в спину, как из соседней от меня комнаты выскочил долговязый. Он вылупился на меня удивлёнными глазами, но всё равно без малейшего сомнения принялся стрелять из обеих пистолетов, что держал в руках. Что и следовало ожидать, настоящий наёмник без капли жалости откроет огонь по кому угодно.

Я тут же прогнулась назад, прикрываясь висящими в воздухе ножами. Все летящие в меня пули либо просвистели над моей головой, либо были отражены ледяными ножами. Затем я пнула в колено своего соперника снизу вверх и, пока тот падал, вновь вскочила на ноги. Схватив один из ледяных ножей, я резким движением вогнала его в нижнюю челюсть долговязого так, что наконечник показался наружу из макушки.

В этот же момент что-то выпало из его руки. Он успел сделать это движение за мгновение до своей смерти. В таком случае его способностью, должно быть, была сверхскорость… Дерьмо, это же граната!

Провожая взглядом это падающее на пол без чеки смертоносное оружие, я рыкнула и незамедлительно направила обе руки в её сторону. Воздух вокруг меня тут же затрещал, и из моих ладоней прямо на пол хлынул ледяной поток, что захватил собой гранату и вмиг заморозил её.

С моего лба скатились капельки холодного пота… Слава богу, не взорвалась.

Развернувшись, я тут же припустила по коридору, после чего запрыгнула на перила мезонина. Опустив взгляд, я успела заметить Шефа Хао, что как раз открывал входную дверь дома. Я тут же спрыгнула вниз, рванула к нему и подпрыгнула, прицелившись обеими ногами ему прямо в шею. До чего же мне хотелось переломить ему хребет!

Так как именно в этот момент Шефу Хао удалось отворить дверь, он был выброшен на улицу силой моего удара. Следом раздался звук ломающихся костей. В обычных обстоятельствах этого бы хватило, чтобы убить обычного человека, но из-за бессчётных сражений с иными у меня выработалась одна привычка… Одного убийственного удара мне было мало. Чтобы быть спокойной, мне необходимо было разорвать своего соперника на клочки, словно в сцене из какого-нибудь ужастика!

Приземлившись на землю, я встала одной ногой ему на спину. Занеся правую руку назад с вытянутыми вперёд пальцами, я сформировала ледяной меч с собственной рукой в качестве основы и быстрым движением отрезала наёмнику голову.

И когда я уже собралась по привычке разнести его голову вдребезги, припомнила, что предо мной человек, а не иной. Человек не способен выжить без головы. И та не начнёт очумело кусаться, как могла бы сделать голова иного.

У меня не было более причины продолжать это кровавое действо.

Облегчённо выдохнув, я подняла свой взгляд на пятерых или шестерых человек, что стояли предо мной с оружием в руках. Они держали пушки на изготовке, готовые стрелять в любой момент, но меня это совершенно не беспокоило.

– Даге, – держа голову Шефа Хао за волосы в одной руке, я поднялась на ноги и оглянулась, но, не увидев поблизости никого, кроме Даге и наёмников, насторожено спросила. – Вы нашли Юн-юн?

– Она осталась позади. Я не позволил ей пойти с нами, – как ни в чём ни бывало ответил Даге. Похоже, с Шуюн и впрямь всё было в порядке.

Я снова облегчённо выдохнула. Вот и славно, Шуюн невредима, так что этот инцидент исчерпал себя без каких-либо серьёзных последствий.

Естественным движением руки отбросив голову в сторону, я неожиданно для себя припомнила:

– Вот жжешь блин, совсем забыл развязать дядю с тётей, – воскликнула я и тут же развернулась.

По какой-то причине из-за спины прилетел гулькающий звук, как если бы кто-то громко сглотнул слюну.

Все дружно проследовали в дом, который был буквально завален трупами людей. Даге хотел отчистить это место от тел, прежде чем впускать сюда Шуюн, но я была с этим не согласна:

– Шуюн придётся рано или поздно взглянуть в лицо реалиям этого постапокалиптического мира, Даге. Если конечно ты не считаешь, что сможешь вечно защитить её от всевозможных бед. Сам ведь понимаешь, ни один из нас на это не способен, так что для неё же будет лучше начать с малого и научиться переносить вид мёртвых тел прежде, чем придётся перейти непосредственно к убийству людей.

Разумеется, я бы хотела защитить Шуюн от необходимости учиться подобному, но опыт моей прежней жизни ясно и отчётливо твердил мне, что это куда лучше, чем жить под чьим-то крылышком. Даже если мы с Даге посвятим всех себя её защите, если у неё самой не будет никаких боевых навыков, то она будет вынуждена вечно полагаться на других, пока не наступит неизбежный печальный конец. Обречь её на подобное существование было бы куда более жестоким и безответственным решением с моей стороны!

Даге задумался над моими словами, после чего согласно кивнул:

– Ты, конечно, прав, но… – тут он неожиданно вытянул вперёд руку и со вздохом потрепал меня по голове, – Даге свято надеялся, что будет в силах оберегать вас всю вашу жизнь.

– В этом желании нет ничего зазорного, Даге, но твои ди-ди и мей-мей уже выросли. Порой и у нас появляется желание защитить Даге, так что не лишай нас этой возможности.

Уголки губ Даге слегка приподнялись:

– Так ты больше не злишься на меня?

Я озадачено моргнула в ответ:

– Я и не был зол, только расстроен и напуган.

Во мне действительно не было ни грамма злости, скорее, я уважала, боялась и любила его одновременно. Мои чувства к Даге были очень запутанными, так что описать их словами было не так-то просто.

– Напуган? Из-за меня? – ошарашенно переспросил Даге и тут же добавил. – Шую, я ни за что не сделал бы тебе больно!

– Да я не о том! Просто мне становится страшно при мысли о том, что ты можешь посчитать меня… – я так и не смогла договорить предложение, но лицо Даге всё равно озарилось пониманием.

Вообще-то в последнее время я стала думать, что, даже если я и не являюсь Шую на все сто процентов, какая-то часть меня всё же принадлежит ему. Иначе с чего бы я испытывала подобную привязанность к семье Цзянг Шую? Но чем больше я привязывалась к Даге, Сяо-мей, дяде и тёте, тем больше страшилась их потерять. Меня пугала одна лишь мысль о том, что они начнут подозревать меня и думать, что я не тот Цзянг Шую, которого они знали и любили.

– Прости, Даге ведь обещал тебе, что будет доверять несмотря ни на что, а в итоге нарушил собственное слово. Мне очень жаль. Этого больше не повторится.

Даге принялся вновь и вновь извиняться предо мной, отчего я снова едва не разрыдалась. Я с лёгкостью могу убить хоть сотню людей, и, тем не менее, от одного лишь слова «прости» из уст Даге у меня слёзы на глаза наворачиваются. Цзянг Шую, ты просто нечто!

Я начала спешно моргать глазами, убирая из глаз лишнюю влагу. Некоторые из той группы наёмников были всё ещё живы, да и прибраться в доме следовало как можно скорее.

Во время недавнего боя я не всех успела убить. Когда я сражалась с долговязым в холе, те две девушки выбежали в коридор из другой комнаты, но увиденное их так напугало, что они тут же вновь захлопнули дверь. В тот момент я была занята погоней за Шефом Хао, так что отвлекаться на них у меня не было времени. Судя по их реакции, они были теми ещё сосунками.

И вскоре я уже смогла убедиться в том, насколько жалкими они были. Оказалось, они даже не попытались улизнуть из дома, пока я гонялась за Шефом Хао. Вместо этого они просто заперлись в комнате и дрожали как осиновые листы на ветру. Я правда не знала, как мне стоило относиться к этим двум ничтожествам, и это в свою очередь не давало мне прийти к какому-то конкретному решению относительно их участи.

– Они просто женщины, – нахмурился Зен Ксинг, – более того, даже не наёмники вроде Юнкиан. Скорее всего, они либо члены семьи одного из наёмников, либо просто гражданские, которых те подобрали по пути. Разве правильно будет убивать их?

Чего-чего? Говоришь они «просто» женщины? Женщины в определённых вещах пострашнее мужчин будут, между прочим! К тому же они куда злопамятнее! Взгляните хотя бы на меня… Чтобы плохого со мной ни происходило, я во всём виню Каина. А ещё я довольно мелочная, и вам не удастся отыскать в моём сердце ни грамма жалости, как бы сильно не старались.

Я ткнула пальцем на свою разорванную одежду и засосы, что покрывали всю мою грудь и шею.

– Это они сделали, – просветила остальных я.

– Они действительно тебя изнасиловали? – внезапно задал вопрос Даге.

Ч-что ты имел в виду под «действительно»…? Покраснела я.

– Нет! Они лишь полапали меня.

Я открыла было рот, собираясь предложить хотя бы хорошенько их избить… Иначе получилось бы, что я мучилась за просто так! Нет уж, я так не могу… как Даге вынул из ножен кинжал и спокойным плавным движением перерезал им обеим глотки, словно лезвие шлифовал.

Мне оставалось лишь подобрать челюсть и молча проглотить слово «избить» обратно в желудок.

– Хм-м, тогда мы просто убьём их.

Эм, а иначе что бы ты с ними сделал, а, Даге?

– Эрге!

Шуюн стремительно влетела в комнату и тут же бросилась ко мне. Заметив мой потрёпанный вид, глаза её тут же покраснели, но не от того, что она была готова расплакаться, а скорее как у охваченного яростью человека, что жаждет крови своих врагов. Должно быть, у меня из-за голода уже глюки начались. Как вообще может моя нежная, хорошая, милая Юн-юн желать чьей-либо смерти?

– Мне так жаль, Эрге, – с покаянием в голосе заговорила она. – Когда мы их засекли, дом был уже полностью окружён, так что я смогла лишь шибануть одного из них своим электричеством, после чего сбежать к Даге. Если бы я только знала, что они…

Её глаза ещё больше покраснели.

Что? Так это Шуюн доложила о ситуации Даге?

Моё лицо тут же помрачнело, и, резко оглянувшись, я поинтересовалась:

– Кто сидел сегодня в дозоре?

– Я, – смущённо признался дядя.

Э-э? Дядя? Я в шоке уставилась на него. С какого перепугу в дозоре сидел именно он?

– Видишь ли, недалеко отсюда мы обнаружили полицейский участок, так что решили обыскать его на предмет амуниции, – начал объяснять ситуацию Даге, – но внутри мы заметили уж слишком много иных. Для штурма нам не хватало огневой мощи, так что в этот раз мы доверили работу дозорного дяде. Дядя и тётя ведь вели раскопки в самых разных уголках мира, так что умеют пользоваться оружием в качестве самозащиты против бандитов.

И именно в этот день на нашу территорию вторглась другая группа людей, более того, настоящих наёмников. Разумеется, у тёти с дядей против них не было и шанса, а я в свою очередь лежала в постели, восстанавливаясь после сильного жара. К тому же буквально вчера я успешно помирилась с Даге, отчего мой сон выдался исключительно крепким. По этой причине я заметила их присутствие, лишь когда оказалась привязана по рукам и ногам к кровати, словно индейка на разделочной доске. Серьёзно, ну что за невезуха такая… Остались ли ещё в этом мире храмы, где я могла бы помолиться? Что за безумно невезучий год!

В порыве отчаянья я схватилась за голову. У семейства Цзянг действительно было всё, кроме удачи! В смысле, вы только взгляните на них… Мало того, что оба родителя скончались в аварии, так ещё и Цзянг Шую ни с того ни с сего на голову падает облицовочная панель, из-за чего тот впадает в кому. Если это действительно так, то у нас большие проблемы. Если сила была главной вещью, которой должен обладать человек в этом постапокалиптическом мире, то удача, несомненно, стояла сразу за ней на втором.

– Я и не думала, что ты настолько силён! Как-то даже стрёмно немного!

Я обернулась на звук голоса, а Тсенг Юнкиан тем временем продолжила возбуждённым голосом:

– Это совершено не вяжется с твоей внешностью! Вид того, как молодой симпатичный юнец держит за волосы отрубленную голову… Я уж было подумала, что сплю!

– Теперь, когда у нас появилась подмога в лице Шую, взять штурмом тот полицейский участок будет не так уж сложно, – с ухмылкой заявил Каин. – Да уж, что и следовало ожидать от младшего братика босса. Яблоко от яблони недалеко падает.

– Тупой иностранец, – не выдержал Сяо Ша. – Не используй пословицы столь бездумно. Они ведь даже не отец и сын.

– Это же было просто сравнение. Метафора, понимаешь?! – возразил в ответ Каин.

Глядя на то, как наёмники перешучиваются друг с другом без малейшего намёка на враждебность ко мне, я невольно замерла в замешательстве, не зная даже, как мне на это реагировать.

– Они все мои братья по оружию, с которыми я прошёл огонь, воду и медные трубы. Вскоре ты сможешь узнать этих ребят получше, – Даге снова потрепал меня по голове с лёгкой улыбкой на лице, после чего повернулся к Тсенг Юнкиан и Лилии, что стояли надув щёки, и усмехнулся. – Именно так. Даже вы, дамы, являетесь моими братьями!

Я же так и осталась молча стоять на прежнем месте. За те десять лет, прожитых в апокалипсисе, я успела стать очень мелочной. Для меня не так уж просто найти в себе силы позабыть обиды и простить кого-то. А о том, чтобы вновь довериться кому-либо и речи быть не может.

– Ге, довольно уже болтать. Нам следует поскорее прибраться здесь, – Шуюн обвела взглядом залитую кровью комнату. Хоть она и выглядела довольно спокойной, лицо всё же имело слегка бледноватый оттенок.

Даге и я согласно кивнули.

К тому моменту, как мы смогли привести эту свалку, коей стал наш дом, в должный вид, я успела вконец изголодаться. Сейчас я бы даже слона слопала. К счастью, именно в этот момент раздался долгожданный оклик Шуюн:

– Ужин готов!

Ангельский голосок Шуюн всегда ласкал мне уши, но это было особенно верно в тех случаях, когда она звала нас к столу.

За ужином, хоть я и была зверски голодна, во всём моём теле ощущалась такая усталость, что я едва могла держать глаза открытыми. Рана на животе снова начала побаливать, да и энергию своей способностью я почти полностью исчерпала. Это чувство, словно ты выжатый до последней капли лимон, было невыносимо…

– Шую.

Я тут же резко подскочила и заметила, что взгляды всех за столом устремлены на меня.

– Что такое? Кто меня звал? – спешно спросила я. Я была настолько невнимательна, что не смогла даже распознать окликнувший меня голос.

– Эрге, ты только что едва не упал лицом в тарелку, – просветила меня Шуюн, тихо подхихикивая.

Похоже, недавно я едва не уснула прямо за столом. Я смущённо опустила взгляд на стоящую предо мной тарелку супа. К счастью, кто-то успел вовремя меня разбудить, ведь суп был всё ещё горячим.

– С тобой всё в порядке, Шую? – нахмурившись, поинтересовался Даге.

– Я просто устал, – честно ответила я. – У меня лишь недавно спал жар после последнего ранения, да и энергии своей способности я истратил немало, поэтому меня сейчас сильно в сон клонит.

Несмотря на то, что продолжительность сегодняшнего боя была небольшой, я в одночасье высвободила мощную волну энергии, и это было не менее утомительно, чем мои ежедневные вылазки и охота на иных.

– В таком случае поешь и иди спать, – в этот момент Даге притих на мгновение, о чём-то призадумавшись, после чего добавил. – Иди пока в ванну помойся. Ляжешь спать после того, как я подлечу тебя.

Я кивнула. Вообще-то я уже почти закончила со своей трапезой. Заглотив последние несколько ложек супа, я встала из-за стола, проинформировав всех, что иду отдыхать в свою комнату.

К моему удивлению все присутствующие за столом проводили меня дружелюбными взглядами. Но почему? Мне даже стало как-то не по себе. Не так давно за обеденным столом я была словно невидимка. Именно ощущение, словно я была лишней на этом празднике жизни, вынуждало меня побыстрее закончить с едой и как можно скорее уйти прочь.

Вернувшись в свою комнату, я быстренько обтёрлась мокрым полотенцем, после чего принялась ждать прихода Даге. Хоть сегодня я и убила немало людей, следов крови на моём теле почти не было. А виной тому был побочный навык способности контролировать лёд. Каждый раз, когда я наношу удар своим льдом, рана противника моментально замерзает, и кровь не выплёскивается наружу. Хотя это скорее недостаток, чем достоинство, так как эта особенность помогает моим соперникам избегать излишней потери крови!

Я заглянула под бинты, которыми была обвязана моя талия, и заметила, что рана уже начала затягиваться. Но, вероятно, из-за излишне активных движений во время недавнего сражения, некоторые участки шрама снова разошлись и начали кровоточить.

Как раз в этот момент в комнату вошёл Даге. Стоило ему заметить состояние моей раны, как его брови тут же сошлись на переносице, но он так ничего и не сказал, а просто молча приступил к моему лечению. Тепло от его способности как всегда было приятным и успокаивающим. Чтобы не уснуть прямо посреди лечения, мне пришлось то и дело щипать себя.

Закончив дело и вновь обвязав мою талию бинтами, Даге внезапно выпалил:

– Почему бы тебе с сегодняшнего дня не спать со мной? Эта комната в неважном состоянии.

Разумеется, идеальной эту комнату уж точно назвать было нельзя… Все стены были испещрены дырками от пуль, да и не так давно в этой самой комнате скончалось немало людей. Но, учитывая тот факт, что всё это сделала никто иной как я сама, жаловаться было по меньшей мере странно. И всё же, спать в этой сплошь продырявленной, словно пчелиные соты, комнате было куда лучше, чем с Даге!

Оставаться наедине с Даге каждую ночь было бы уж слишком соблазнительно для меня. Я боялась, что от одних лишь кровоизлияний из носа в виду чрезмерного возбуждения я заработаю себе анемию!

Я поспешно замотала головой.

– Почему нет? Ты всё ещё не доверяешь своему Даге?

Заметив грусть в глазах Даге, у меня не осталось иного выбора, кроме как честно признаться:

– Даге, ты ведь не забыл, что прежде я был женщиной, верно?

– И это всё ещё оказывает на тебя какое-то влияние? – удивлённо уточнил он.

– Больше, чем просто «какое-то», – размыто ответила я. В смысле, это не было просто «какое-то влияние», я являлась Гуан Веюн на все сто процентов!

Даге призадумался на минутку, после чего задал новый вопрос:

– Так ты не хочешь спать со мной, потому что я мужчина? Так тебя мужчины привлекают?

Ничего не скажешь, вопрос прямо в яблочко! Никогда в жизни не думала, что мне придётся познать, какого это быть младшим братом, который сознаётся перед старшим в том, что ему нравятся другие парни.

– Я не уверен, – скорчившись, отозвалась я.

И я правда не знала, какой пол привлекает меня больше. Хоть вид Даге и соблазнял меня время от времени, каждый раз, когда мей-мей прыгала в мои объятия, её нежное мягкое тельце вызывало бурю эмоций в моей душе. Какое же я ничтожество!

Цзянг Шую, гадёныш ты эдакий, а ну хватить уже быть таким сестрофилом!

С другой стороны сам Цзянг Шую небось хотел бы прокричать Гуан Веюн, чтобы не смела сохнуть по его старшему брату.

Ох уж эти противоречия!

– Всё в порядке, не стоит об этом беспокоиться, – заявил Даге, в очередной раз лохматя мне волосы. – Подобные вещи порой случаются. Юнкиан вот тоже предпочитает женщин.

…Не-нельзя же говорить о подобном столь внезапно! Даге, ты только что шокировал своего ди-ди!

– Всё будет в порядке, пока ты сам знаешь, чего хочешь.

Я хочу секса с Даге и свадьбы с Сяо-мей, и только попробуй сказать, что это действительно нормально!

– Если не хочешь спать со мной, то почему бы тебе не устроиться в комнате Шуюн? В этой комнате по-прежнему чувствуется запах крови, так что тебе не следует здесь спать. Пусть хотя бы запах выветрится.

– Не стоит, Даге. Подобный запах мне ни капельки не мешает, – я немного замялась, после чего напомнила тихим голосом. – Ге, я прожил целых десять лет в апокалипсисе, поэтому не стоит сравнивать меня с обычными восемнадцатилетними подростками.

Даге взглянул на меня, а затем фыркнул и с иронией в голосе заговорил:

– Хочешь сказать, что ты у нас настолько плохой мальчик, что готов не спать ночами лишь для того, чтобы добыть кристаллов эволюции на всю семью? Один из которых я затем вылил?

– Ну, семья – это совсем другое, – неловко пробормотала я.

Даге вновь улыбнулся и потрепал меня по голове. Почему он продолжает это делать? Мне ведь было уже восемнадцать лет, а он по-прежнему имел привычку лохматить мне волосы. К этому моменту они успели дорасти аж до плеч и были весьма крепкими. Именно поэтому после каждого подобного потрёпывания они мигом запутывались и превращались в подобие гнезда на башке.

– Раз тебя это не беспокоит, то иди спать. Отдохни пару дней, после чего присоединяйся к нам. Не охоться на иных в одиночку. Это заставляет Даге беспокоиться за тебя.

Услышав его слова, я невольно нахмурилась. Решив прояснить всю ситуацию до конца, я заговорила:

– Даге, я не хочу присоединяться к твоим наёмникам, – спокойно произнесла я. – Мне они не нравятся.

– И в чём же причина столь рьяной антипатии? – мой ответ Даге, похоже, не удивил. Впрочем, своё отношение к наёмникам я никогда особо и не скрывала.

– Я им не нравлюсь.

Это фраза прозвучала как из уст какого-то детсадовца. Я даже немного покраснела от смущения. Мне ведь было уже тридцать пять лет, а я по-прежнему жаловалась на жизнь Даге. И, что ещё хуже, самому Даге было лишь двадцать семь! Жаловаться тому, кто младше тебя, было вдвойне постыдней. К счастью, Цзянг Шую был восемнадцатилетним подростком, так что это не выглядело слишком уж неприглядно, верно ведь?

– Не нравишься? Кто тебе такое сказал? – удивился Даге.

А разве, чтобы понять, нужно непременно услышать это из уст другого человека?

– Они наверняка злятся и ненавидят меня за то, что я скрыл от всех информацию о кристаллах эволюции, – выложил я Даге свои доводы.

– Разумеется, они разозлились на тебя в тот раз, ты ведь по сути их добычу украл. Но ведь ты всего лишь восемнадцатилетний мальчишка. Они не станут держать на тебя обиду вечно. К тому же после того случая они все успели полакомиться немалым количеством кристаллов, так что уже успели остыть и успокоиться.

– Если говоришь, что они не в обиде на меня, – вспылила я, – почему же тогда они отказались делиться с тобой кристаллами эволюции? Более того, они делают это в уплату тех кристаллов, что съел я! Как ещё прикажешь мне это понимать?

Если бы Шуюн не рассказала мне об этом, и сила Даге осталась бы прежней, в то время как способности остальных продолжали расти, разве смог бы он удержать своё главенство над ними? Кто-то из них непременно бы восстал с намереньем сместить Даге с поста лидера, а этого я никогда не допущу!

– Я сам это предложил, – сказал Даге, хмуря брови. – Шую, они все мои братья. С самого первого дня существования ОПЦ я ни разу не подводил их. Те кристаллы должны были стать их добычей, ведь именно они сражались с теми иными и рисковали собственными жизнями.

– А если они вдруг станут сильнее тебя? – вскрикнула я. – Что тогда?

– Они уже сильнее меня, – спокойно ответил Даге, повергая меня своими словами в полный шок. В этот момент Даге с хлопком положил свои руки мне на плечи и со всей серьёзностью заявил. – Шую, для наёмников самым важным является работа в команде, а вовсе не способности каждого отдельного человека. Тсенг Юнкиан куда более меткий стрелок, чем я. Сяо Ша более ловкий, чем я. Зен Ксинг лучше разбирается в медицине––

– Я имел в виду боевой потенциал! – вмешалась в его тираду я. Если дам ему продолжить в том же духе, то он вполне может дойти до того, что начнёт сравнивать размер грудь Лилии со своей.

– То есть меткая стрельба, по-твоему, уже не боевой потенциал? – с ноткой иронии переспросил Даге.

Нет… в будущем.

– Если бы мы с Каином оказались врагами на поле боя, то я, скорей всего, проиграл бы ему, – признался Даге. – В рукопашном бою я может и сильнее его, но стоит ему наложить свои руки на пару нунчак, как моё поражение становится фактически неизбежным исходом.

Каин настолько силён? Я тут же насторожилась.

– Шую, среди моих ребят нет слабаков. Какой прок собирать людей, что во всём слабее меня? – произнёс Даге, после чего с гордостью заявил. – Мой Отряд Подавления Цзянг принимает лишь самых лучших!

Принимает лишь самых лучших…

Я молча уставилась на Даге, которого, похоже, совершенно не волновала возможность появления в отряде кого-то более сильного, чем он сам. Стоя перед ним сейчас, в моей голове крутилась одна единственная мысль. Ну почему я не повстречала ни одного подобного человека в прошлом?

Возможно ли, что это та самая «харизма прирождённого лидера»?

В моём прошлом «он» тоже был лидером отряда и забирал себе добрую половину всех собранных группой кристаллов эволюции. Особенно это касалось нас, женщин. Почти все собранные нами кристаллы доставались ему. Это доходило то того, что порой я начинала чувствовать себя не его девушкой, а мамой, что растит своего сыночка.

Он тоже не раз произносил всякие возвышенные фразы, вроде «вы все мои бесценные братья», особенно когда набирал новых полезных членов в команду. Он вёл себя благородно, словно действительно был готов отдать собственную жизнь за товарищей. Но я-то знала, что он был из тех людей, что никогда не позволят кому-либо превзойти его, лидера, в силе.

Отнимая половину добытых кристаллов под предлогом поддержки боевого потенциала команды, он тем самым создавал условие, при котором никто не сможет его обойти, как бы ни старался.

И пусть нынешняя я испытывает к нему лишь презрение, я всё равно пошла по его стопам. Я позволила мелочности затмить свой взор и сузить свои горизонты до размера игольного ушка. Вот к чему привело моё желание остаться сильнейшей из всех.

Тем временем Даге продолжил говорить:

– Шую, все те люди, что сейчас сидят на первом этаже, – это те товарищи, что поверили в мои слова о приближении конца света и последовали за мной сюда.

Вера и доверие… Я затихла. Было время, когда и я доверяла людям вокруг, но ценой этого доверия стала смерть спустя десять мучительных лет в апокалипсисе. И этот горький жизненный урок я запомнила на всю оставшуюся жизнь.

– Тебе не стоит вечно сидеть, запершись в комнате, и не нужно больше молча уходить из-за обеденного стола, как ты делал раньше. Попробуй поладить с ними, ладно?

Заметя во взгляде Даге надежду и лёгкую обеспокоенность, я вновь вспомнила о «нём».

Эти два человека были совершенно разными.

Так, может, и мне стоит измениться?

И я согласно кивнула в ответ.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *