1/2 Принц Том 4 глава 3: Уличная труппа

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 4: Уличные певцы Вечного города

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 3: Уличная труппа – Перевод James Hook

– Вы хотите, чтобы я стал певцом и давал концерты? – голова начала слегка кружиться.

«Что они возомнили? Разве я не правитель города? Как я могу опуститься до певца?»

– Да просто посмотри на себя! – Лолидракон сунула мне зеркало. – Взгляни на это непобедимое, супер-пупер красивое лицо, на эту высокорослую стать с идеальными пропорциями! Посмотри на это прохладно-элегантное равновесие (пока не открыл рот), добавь к этому свой мощный вокал! Если ты не станешь торговать те… я имею ввиду записями, это будет растрата природного дара!

Я бросила взгляд на Лолидракон. Забавно, мне послышалось или она действительно начала произносить «телом»? Но это онлайн-игра. Почему бы не стать певцом в игре и давать настоящие концерты?

– И фотосеты! – добавила Лолидракон.

После чего начала ловить меня в фоторамку и лапать с угрожающей скоростью, быстро съязвив:

– Не волнуйся, мы не заставим тебя перетерпеть лишнего. Разве что чуточку, совсем немного…

– Чуточку? Немного? – подозрительно спросила я. – В самом деле, немного? Чуть-чуть?

– Да, немного, совсем чуть-чуть, – глубоко искренне рассмеялась Лолидракон.

Позже я узнала, что «Немного» и «Чуть-чуть» в понимании Лолидракон были два маленьких моих кусочка.1 Лолидракон, где ты училась китайскому?!

– Минутку, это не дело! Как я могу стать певцом? Я даже не бард! – возразила я.

Лолидракон подняла бровь:

– Помнишь, когда мы начинали, мы касались вопроса, что можем или чего не можем делать в игре? Делай то, к чему лежит душа, не так ли? Суть в том, хочешь ты этого или нет.

Повисла недолгая пауза. «В начале? Я думаю, я делала всё то, что хотела делать. Певец?…– я наклонила голову. – «А что, обещает быть интересным».

Теперь я громко рассмеялась:

– Хорошо, бытность певцом, кажется, выглядит весьма заманчиво!

– Отлично! Теперь дайте мне подумать. Так, ребята, прежде всего вам нужно совершить тур по трём городам: Солнечному, Лунному и Звёздному; чтобы показать себя, сделать имя и естественно заработать немного денег.

Последнее она с поспешностью добавила, поймав блистающую улыбку невестки Юлианы. Заметив, что выражение лица последней потеплело, Лолидракон вздохнула и с облегчением продолжила:

– Наконец, набрав популярность, вернётесь в Вечный город, где дадите концерт. Это позволит нам, во-первых, заработать денег, во-вторых, увеличить население Вечного города. Таким образом, убьём одним выстрелом двух зайцев.
Я задумалась на некоторое время, прежде чем задать вопрос:

– Может, взять Гуи в качестве моего музыкального сопровождения?

При этих словах глаза Гуи немедленно загорелись:

– О, Принц, пожалуйста, позвольте мне следовать за Вашим Высочеством!..

– Не только Гуи, – сказала Лолидракон. – Думаю, нужно рассмотреть ещё другие кандидатуры, чтобы создать группу. Во Второй Жизни нет аудиотреков, которые мы могли бы использовать…

Тут она заколебалась:

– Не знаю, сумеют ли мастера Второй Жизни сделать такие вещи, как инструменты, хотя…

– Не могу сказать насчёт барабанов, но гитары они делают, – вдруг выпалила Небесная Лазурь.

Она запустила руку в сумку и вытащила гитару:

– У меня есть одна!

– Ты умеешь играть на гитаре? – глаза Лолидракон сияли.

Небесная Лазурь гордо кивнула:

– Конечно, я десять лет училась, я очень хорошо играю.

– Великолепно, в группе есть ещё один участник! – счастливо записала Лолидракон.

Я закусила мясную вату2 рисом с яичным супом, немного посомневавшись возможностью дуэта гитары и гуцини. Хотя какая разница? Я ведь отвечаю только за пение! Так что оставлю всё остальное Лолидракон. Гм, а у мясной ваты с яичной кашей неплохой вкус!..

– Я тоже хочу пойти! – холодно сказал Злоб, глядя на Гуи. – Я не дам Гуи возможности побыть с Принцем наедине.

– Ты!… – в гневе сжал кулаки Гуи.

– Можешь играть на каком-нибудь инструменте? – с большим интересом спросила Лолидракон.

На её лице было написано желание сотворить большой хаос.

На китайской флейте,3 – ответил Злоб.

«Ничего себе, гуцинь, гитара и китайская флейта! Это сочетание походит на миску с грязным месивом в моих руках.»

– И я! – торопливо выкрикнула Феникс, видя, что трое из четверых поклонников Принца уже участвуют.

– А на чём ты играешь?

– Я уже десять лет играю на барабанах! – похвасталась Феникс, раздражая Небесную Лазурь, стоящую с её стороны. – Я найду мастера, который немедленно сделает для меня ударную установку. Уверена, это возможно!

– Хорошо, Гуи играет на гуцини, Злоб – на китайской флейте, Небесная Лазурь – на гитаре и Феникс – на барабанах, – перечислила Лолидракон и нахмурилась. – Мы разделимся на две группы, мальчики будут отвечать за более лирические песни, а девочки – за песни в стиле рок.

Я глубоко вздохнула и посмотрела вдаль:

– Времена изменились, юноши предпочитают быть более чувственными, а девушки – как рок-н-ролл… Кажется, я старею.

Лолидракон крепко стукнула меня по голове и передала по РМ: «Вот почему ты не должен отдавать предпочтения ни женским, ни мужским песням. Ты должен петь песни всех видов!»

– Ой! – я надулась, едва не выплеснув слёзы и угрюмо пробормотала. – Я же уже сказал, что буду петь! Зачем ты ударила меня по голове! Без мозгов оставишь!

– Хи-хи-хи, так, члены Вечной Банды определены, – заявила Лолидракон. – Гуи, приступай к работе над текстами и мелодиями песен, Злоб, начинай заниматься хореографией, Принц, приступай к заучиванию текстов, Небесная Лазурь и Феникс, пойдём готовить костюмы!

Глаза Лолидракон сияли. Она схватила девчонок и исчезла с такой быстротой, будто телепортировалась.

– Гуи, ты можешь сочинять песни?

«Почему я не знаю, что Гуи умеет сочинять стихи и музыку?»

Однако Гуи выглядел обеспокоенно:

– Я? Я никогда раньше не сочинял песен.

Мы погрузились в молчание. Потом я обратилась к Злобу, стараясь раздуть крошечный отблеск надежды:

– Ты умеешь танцевать?

– Да, – ответил Злоб, и моя надежда расцвела. – Я раньше танцевал народные танцы.

Моё сердце внезапно упало, становясь холодным и твёрдым, словно замороженная рыба, которой можно убить.

Голова Лолидракон вдруг всунулась обратно в комнату:

– Ребята, если вы всё хорошо не подготовите, вы будете вышвырнуты из Вечной Банды. Принц, конечно, исключение. Но если он не сделает всё хорошо, то будет питаться только простым рисом.

Произнеся это, её голова снова исчезла.

На моём лбу пульсировали две вены. И если сердце только что было подобно замороженной рыбе, то теперь это был вулкан. «Чёрт бы побрал эту Лолидракон! Всегда угрожает мне едой! Не дай бог, я найду твою слабую сторону я тогда В.. Ё.. Б… ************* (из-за ненормативной лексики и чрезмерного насилия эта фраза подвергнута авторской цензуре, в противном случае это было бы запрещено союзом писателей)».

 

 

Через несколько дней после этого события преподающий литературу профессор был замечен за решительным чтением школьных учебников по музыке во время чтения лекций по истории литературы. Но что самое главное, в его учении был толк. Эй, гений не должен использоваться таким образом!

В то же время другой исключительный кадр, проводя лабораторные эксперименты в своей аспирантуре, вдруг срывался в танец хип-хоп, вальс или вообще тайваньскую оперу. Люди невольно заподозрили, что это от опытов что-то переклинило в его мозгах. Было даже начато расследование по этому поводу.

Что касается меня, то из-за неготовности пока что песен, я вынуждена была тренировать вокал непрерывным пением «До, ре, ми, фа, соль, ля, си…»

Лолидракон, Небесная Лазурь и Феникс также использовали меня для обмерок и в качестве модели на импровизированных показах мод. Поначалу, как девушке, мне вполне нравилось выбирать одежду. Но каждый раз, облачившись в новый костюм, я вынуждена была сталкиваться с развратными глазами трёх извращенцев. А это отнюдь не весело, особенно, когда я поняла, что количество ткани на костюме стремительно сокращается. Я убежала в панике.

Когда я слиняла, а попытка использовать Злоба для демонстрации мод закончилась провалом, они схватили беззащитного Гуи и заставили его носить плавки.

«Что? Почему я не знала? Чёрт, как я могла упустить такой сладкий вид?»

Но в итоге, Вечная Банда постепенно оформилась, вскоре первые песни, танцевальные движения и костюмы были готовы.

Первая репетиция прошла как дебют на площади Вечного города.

Я была облачена в чёрно-красный обтягивающий тематический костюм, который оставлял открытыми половину моего плеча и руки, а также длинные сапоги. Несмотря на прохладный тон, это выглядело сексапильно. Позади меня находились две сексуальные красотки, одетые в такой же манере: одна в мини-юбке, а другая в горячих шортах. Небесная Лазурь в коротких сапогах была напористо прекрасна, словно танцующий огонь. В то же время Феникс на высоких каблуках выглядела утончённо-прохладной будто лёд. Обе они, чуть отстав от меня, вышли на импровизированную сцену.
Глядя на пары глаз полных тоски перед сценой, я почувствовала внезапное желание петь от всего сердца, чтобы удовлетворить и слушателей, и свою внутреннюю потребность.

Я закрыла глаза и подумала о первой песни, написанной Гуи, затем погрузилась в её текст. Песня была очень эмоциональной, я начала петь высоким и мощным голосом, передавая оттенок печали, словно пламя, притягивающее мотылька:

– Ты смеёшься иль плачешь – твой поступок – моя Библия, что я внимательно читаю,
Я счастлив и грустен, я отдаю свободу, чтобы жить с тобой, я хочу идти по жизни с тобой,
Ты огонь, ты ветер, ты дьявол, вьющий сети от соблазна ангелов.4

Я пела под аккомпанемент громких барабанов Феникс и диких аккордов гитары Небесной Лазури, в сопровождении чувственной хореографии танцев Злоба, словно сама была мотыльком, летевшим в огонь со своей лебединой песней. Отдала своё тело страстной любви, от которой нет спасенья.

Когда песня закончилась, люди перед сценой стояли и смотрели словно опьянённые.

«Кажется, я и в самом деле могу петь довольно здорово!» – счастливо подумала я.

– Эта песня кажется мне послабее, чем «Мечты хотят на волю» – нахмурилась Лолидракон.

Её слова словно гигантским железным молотом ударили меня по голове. Я посмотрела на Лолидракон, залившись слезами:

– Не может быть! Я столько времени репетировала эту песню!

– Может ты был недостаточно эмоционален? – Лолидракон посмотрела на Гуи. – Это ж очевидно, ты никогда не был по настоящему влюблён, особенно безответной горько-сладкой любовью.

При словах Лолидракон Гуи потемнел. Затем открыл рот и запел ту же песню.

(Чтобы вы не заподозрили, что я пытаюсь накрутить больше текста ради денег, слова песни были удалены)5

Несмотря на то, что мы пели одну и ту же песню, глубина передаваемых эмоций была несравнима. Я поняла, что означает «недостаточно эмоционален», сказанное Лолидракон. Я не знала, что голос, каким исполнял Гуи, может быть настолько насыщенным разнообразными оттенками: настолько грустный, что ещё не придумали определения, передающий обиду, но при этом сладостный, особенно, когда он взглянул на меня. Я просто, просто не посмела взглянуть в его глаза, я боялась, что сделав это по неосторожности, вызову жуткий гнев Злоба, свирепый взгляд которого был на грани взрыва. Сделай Гуи хоть одно движение, Злоб принялся бы превращать его в отбивную.

Да ещё эти две женщины у меня за спиной… Обе в равной степени готовы превратить человека в ростбив. Э, что за шутки? Только я вправе бить Гуи! Другим даже нечего думать об этом!

При мыслях об этом мне показалось, что я уже давненько не мутузила Гуи. С радушной улыбкой и самым тёплым голосом я произнесла:

– Гуи, научи меня петь.

– Да, Ваше Высочество! – Гуи ринулся ко мне с трогательным выражением.

Я наблюдала за ним, несущимся ко мне, тоже счастливо. Ухватив его одной рукой, я бросила остальным: «Пойду попрактикуюсь». затем затолкнула Гуи в первую попавшуюся комнату и…

«Хе-хе-хе!»

– В любом случае, мы должны практиковаться в максимальном темпе. Мы собираемся заявить о себе в трёх городах не позднее, чем в течение недели! – грызла Лолидракон остальных членов Вечной банды.

– Да!

 

 

Однажды, закончив песенную тренировку, я вдруг ощутила, что игнорирую тех четверых, что привела с собой в город.
«Интересно, чем они занимаются?»
Чувствуя себя немного виноватой, я спросила по личке: «Джина, Юн, где вы, ребята?»

В вопрос добавилось некоторое беспокойство.

Ответ от Юна пришёл немедленно, его настроение было приподнятое: «Мы выбираем дом».

«Выбираете дом?» – я замешкалась.

«Да, Гуи сказал, что как граждане Вечного города мы можем купить здесь жильё за полцены», – взволнованно добавил Юн.

«Продав неиспользованные билеты на корабль и добавив некоторые наши сбережения, мы можем позволить себе уютное местечко!» – не удержалась Джина и продолжила с воодушевлением. – «Поэтому то мы пошли выбирать дом сейчас. Если мы будем ждать, когда Вечный город официально откроет свои ворота для всех, то придётся бороться за дома с большим количеством желающих».

«О, так я, выходит, тоже должен поскорее начать выбирать себе дом?» – срочно уточнила я. Но тут вспомнила, что все мои деньги забрала невестка Юлиана. – «Блин! Я не могу позволить себе даже дом! Только не говорите, что мне, властителю этого города, придётся жить на улице!»

Юн спросил меня со смехом: «Старший Брат, ты же должен останавливаться во дворце. Зачем тебе дом?»

Джина, с другой стороны, не знала, плакать или смеяться: «Старший Брат, все из Странного Отряда, Чёрных Призраков, Команды Розы, Нань Гунь Цзуй и другие важные люди Вечного города останавливаются во дворце. А ты, Лорд, как мог предположить, что будешь использовать деньги из собственного кармана, оставшись обделённым?»

«Ах вот оно как!» – я поняла. – «Сообщите мне ребята, как определитесь с домом, и не забудьте пригласить меня тогда».

«Разумеется!» – ответил Юн.

Я вдруг вспомнила о другом вопросе и задала его: «Ах, да, не знаете часом, где Солнечный Свет и Кеншин?»

«Они вроде бы часто обитают в Вечном трактире», – немного поразмыслила Джина. – «Если нет, значит бродят где-нибудь по Вечному городу».

«Пойду, поищу их», – сказала я, снова забеспокоившись.

После того, как Джина и Юн приобретут себе дом, что станет с Кеншином и Солнечным Светом? Где они собираются жить? У меня нет лишних денег, чтобы помочь им с недвижимостью. Я поскребла лицо и решила, что в крайнем случае они могут переехать ко мне. Вряд ли я буду полноценно использовать свои дворцовые комнаты.

Я торопливо побежала в трактир, где немедленно обнаружила обоих сидящими и пьющими чай. Я села, схватила чай Кеншина и выпила, лишь затем спросив в спокойном тоне:

– Как проводите время?

Кеншин уставился на чашку в моих руках, потом без слов взял себе другую и налил ещё чаю. Солнечный Свет же с улыбкой ответил:

– У нас всё хорошо. Мы гуляли по городу, наблюдали за людьми и пили чай здесь.

– Звучит скучновато! – я чувствовала себя виноватой, что, затащив сюда, перестала с ними считаться. – Почему бы вам не поехать со мной на гастроли? Так вы сможете увидеть другие города!

– Гастроли? – Солнечный Свет выглядел озадаченным.

Я почесала затылок в смущении:

– Гастроли – это только название. На самом деле мы просто собираемся зарабатывать деньги в трёх городах.

– Зарабатывать? – Солнечный Свет был вновь в недоумении.

– Петь песни на улицах… – попыталась я объяснить.

– Почему вы хотите петь на улицах? – с элегантной улыбкой спросил Солнечный Свет.

– Чтобы заработать денег! – я почувствовала, что встретила другую Пельмешку.

– Зачем вы хотите заработать денег? – не унимался Солнечный Свет.

Я бросила взгляд на Кеншина, который ничего не делал:

– Почему бы тебе не спросить Кеншина? Я не могу объяснить правильно.

Солнечный Свет нахмурился:

– Когда я задаю вопросы, Кеншин не отвечает.

Я взглянула на молчавшего Кеншина и поняла, почему он безмолвствует. Если бы мне на несколько месяцев пришлось остаться с Солнечным Светом наедине, даже такая болтушка как я поймёт смысл слов «Молчание – золото». Возможно, шумному Юну и чрезмерно любопытному Солнечному Свету жилось бы хорошо?

– Просто сопровождайте меня в поездке, – сменила я тему.

Солнечный Свет ответил ещё одной теплой улыбкой:

– Хорошо.

– Те двое выглядят, как желающие поговорить, – вдруг сказал Кеншин, указывая взглядом через моё правое плечо.

– А? – я повернулась и сразу напряглась. Я не могла двинуться, поскольку два человека, отразившиеся в моих глазах, были ни на что не годные весь-день-играющие, не готовящие и не работающие родители!

Они очень обрадовались тому, что я развернулась к ним, и принялись отчаянно махать руками, постепенно пробираясь к моему столику. Моя мама выглядела невероятно взволнованной, когда заговорила:

– Как вы, господин? Помните нас? Мы встречались на турнире Искателей приключений, а нашего сына зовут Бессердечный Ветер из Чёрных Призраков!

«Да, а ваша дочь – владыка Вечного города. Как я могу забыть маму и папу?» – подумала я беспомощно, при этом наштукатуривая улыбку на своём лице. – «Конечно, ты любовь-морковь муж, и любовь-морковь жена, да?»

– Смотри, муженёк, господин помнит нас, – сказала мама, скося глаза.

– Я говорил тебе! Как господин может нас забыть? Вспомни, каким всемогущим, полным сил и почти благочестивым был господин в день осады! Он так напугал врагов, что те потеряли контроль над своим нутром, сразу же опустились на колени и сдались. После такого господин на вряд ли забудет нас! – мой отец решительно ударил кулаком по столу.

– Не надо, не надо так перевозбуждаться! – торопливо сказала я, подумав. – «Почти благочестиво? Мне действительно интересно, какого чёрта им нравится то, как я упала с ковра-самолёта!»

Папа взъерошил волосы и проговорил извиняющимся тоном:

– Виноват, я слишком разошёлся. Но, господин, это в самом деле было великолепно! Моя жена и я охотно принимаем наше поражение! Наши прошлые обиды забыты!

«Забыты – это прекрасно, забыты – это прекрасно…» – вздохнула я с облегчением.

– И господин хорош не только в бою, даже его голос великолепен! – глядя на меня с яркой улыбкой добавила моя мама.

– Что вы… – я также вымучила улыбку в ответ.

– Но Сяо Лан, почему ты не спела свою любимую «Это моя жизнь»? Или другую нравящуюся тебе «Мечты хотят на волю» вместо той песни? – озадаченно спросила мама.

– Ах, это потому что гуцинь не подходит для рок-музыки. Мне пришлось выбрать что-нибудь более чувственное, – улыбаясь ответила я.

– Ах, вот оно что! – мы засмеялись втроём. Наши улыбки были удивительно похожи.

– Принц, твоё прозвище Сяо Лан? – бросил Кеншин со стороны.

Моя улыбка застыла, до меня, наконец, дошло сказанное мамой и папой. Мои глаза полезли на лоб, с меня стекло несколько вёдер холодного пота. Наконец, я сумела с трудом сглотнуть и посмотрела на двух ухмыляющихся людей.

– Вы… Я… Не… – стала заикаться я.

“Не отрицай, Сяо Лан, уж не думаешь ли ты, что те части мозга, что ответственны за распознавание людей, у нас также недоразвиты, как у Ян Мина?» – донёсся мамин голос в приватном канале.

– Как вы раскрыли меня?.. – спросила я, стушевавшись.

– Это очень просто, – с радостью принялся объяснять папа. – Во-первых, Ян Мин сказал, что ты – трансвестит во Второй жизни…

«Глупый брат! Твой рот слишком широкий!»

– Во-вторых, Линг Бин любит Сяо Лан, но в игре он не отлипает от Принца, хотя, принимая во внимание характер этой натуры, его шансы на два пункта ниже нуля. Это уже позволяет предположить, что Принц и Сяо Лан – одно лицо. В-третьих, Сяо Лан всегда пела эти две песни. Кто ж не узнает этот голос? За исключением моего глупенького сына, Ян Мина, конечно.

Я сделала небольшую паузу перед тем как задать ещё несколько вопросов:

– Что ты сказал? Я нравлюсь братцу Зуо? Разве он не Ян Мина любит?!

Теперь некоторую паузу выдержали папа и мама:

– Линг Бин любит Ян Мина? Как это может быть? Не тебя ли он постоянно донимает?..

– Братец Зуо всего лишь хочет защитить меня, ведь так? – глупо спросила я.

Согласно моего прошлого вывода братец Зуо конкурирует с Гуи за привязанность моего брата. Гм… Это странно. Почему тогда в игре они всегда придерживаются меня, а не Бессердечного Ветра?

Мои родители ошеломлённо застыли, потом мама упала в объятья папы с рыданиями:

– Муж мой! Почему оба наших ребёнка настолько тупы?!

– Ах, это должно быть потому, что мы забыли помолиться Богине Плодородия, прежде их рождения! – вздыхая, покачал головой отец.

– Так, в конце концов, влюблён братец Зуо в Ян Мина или нет? – я наклонила голову в сторону и, кусая пальцы, лихорадочно соображала.

– Конечно же нет! – одновременно ответили папа и мама. Мама схватила меня за ухо – «Ой, ой, ой!» – и закричала:

– Не принижай его преданности! Линг Бин любил тебя восемь лет! Он блестящий учёный и вообще, такой замечательный… Если ты не собираешься ухватиться за него и выйти за него замуж, то тогда за кого?

Я высвободила своё ухо и принялась потирать его с мрачным выражением: «Братец Зуо любил меня восемь лет? Тогда…»
Я вдруг вспомнила драку между братцем Зуо и Гуи. «Может ли быть так, что человек, из-за которого они подрались, не Ян Мин? Это была я?!»

– Скажи, ты собираешься снова привязать к себе Линг Бина и позволить маме лицезреть сладкого лапочку? – моё бедное ухо снова оказалось в маминых клещах.

«Мама, вот ты и показала, наконец, своё истинное лицо!»

– Но… Но я не знаю, люблю я братца Зуо или нет! – ответила я беспомощно. К тому же, если я выйду замуж за братца Зуо, Гуи безусловно будет плакать, пока Великая Китайская стена не упадёт!

– Гуи? – мама хлестнула по мне взглядом больших невинных глаз. – Не тот ли это распускающий слюни бард?

– Да, и он профессор в моём университете!

«Эй, мама, некрасиво так заглядываться на других парней в присутствии своего мужа, несмотря на то, что папа, кажется, привык к твоей падкости на красивых мальчиков».

– Профессор? В самом деле? – лицо мамы наполнилось тоской, прежде чем её глаза сверкнули на меня. – Он тоже красавчик. По своему, не такой, как Линг Бин. Они оба желанные лапочки, которые смогут содержать тебя всю жизнь. Ха-ха-ха! Неплохо, неплохо, Сяо Лан! Просто выбери любого из них. Мама возражать не будет.

«Конечно, для тебя любой лапочка будет конфеткой! Откуда бы появились возражения?» – я вздохнула, вспомнив, что в ближайшее время придётся выступать на улицах с двумя парнями и двумя девушками, а также тот факт, что все четверо были моими ярыми поклонниками. Всё ведёт к тому, что я буду по уши в грязи!

– В любом случае, мама, ничего никому не рассказывай о моём секрете, – мой взгляд стал суровым. – Особенно Ян Мину. Если расскажешь хоть кому-нибудь, я выйду замуж за уродливого парня, который будет мозолить тебе глаза!

В глазах мамы возник ужас:

– Не надо, не надо! Обещаю, я не скажу ни слова! Но Сяо Лан, не забудь, ты должна выбрать одного из лапочек в качестве жениха!

Я устало кивнула: «Кто требует немедленного решения? Я пересеку тот мост, когда подойду к нему».

Что касается того, проболтается ли мой папа… Вы слышали выражение «Клюющая курица»? Сказанное моей мамой есть сказанное и моим папой! И это безоговорочно верно.

Я снова выхватила чай из рук Кеншина и осознанно проигнорировала Солнечного Света с его: «Я хочу спросить…». Мда, кажется, дела идут из рук вон…

1 Два маленьких кусочка – В Китае говорят «Разоблачи три части, подразумевая демонстрацию трёх интимных частей (двух сосков и ХХХ). Здесь, говоря о двух кусочках, Лолидракон имеет ввиду соски Принца

2 Мясная вата – китайские сушёные изделия из мяса, имеющие лёгкую текстуру и пушистые как хлопок. При приготовлении куски свинины тушатся в подслащенном соевом соусе пока вилкой не начнут легко отделяться мясные волокна. Затем мясо растягивают и сушат в духовке. После лёгкой сушки его мнут, разбивают и готовят в большом котелке до полного высыхания.

3 Китайская флейта – существует много разновидностей этого инструмента. Тот, на котором играет Злоб по-китайски называется «Сяо». Это прямоточная (торцевая) флейта из тёмного бамбука коричневого цвета.

4 Из «Махаон». Лирика и песни: Ах Синь (певица известной китайской группы Майский день).
К сожалению, могу привести только перевод английского текста, который явно передаёт только смысл песни, но не саму песню – прим. переводчика

5 Ю Во начинала как интернет-писатель. Китайские интернет-сайты обычно платят автору в зависимости от количества слов. Обычная ставка – примерно 3 цента за 1000 слов помножить на количество людей, подписавшихся под текстом

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *