1/2 Принц Том 5 глава 2: Противостояние

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 5: Больше не Принц

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 2: Противостояние – Перевод James Hook

– Похоже, на Центральном континенте немало людей, отказывающихся признавать Принца предводителем, – задумчиво нахмурился Нань Гунь Цзуй, выслушав доклад Белой Лебеди о событиях минувшего дня.

– Я думаю, причиной здесь являются несколько факторов: во-первых, у Принца не достаточно высок уровень, во-вторых, он не выжил в финальной битве в турнире Искателей приключений, ну и в-третьих, став представительным лицом, Принц получил не только восхищённых поклонников, но и ревнующих завистников, – подробно предположил Злоб.

Нань Гунь Цзуй ещё сильнее нахмурился и с беспокойством посмотрел на меня:

– Принц, единственное, что ты сейчас можешь, это упорно тренироваться и повышать свой уровень.

Я пожала плечами:

– Это не проблема. Чем заниматься административной работой или военной чепухой, я бы лучше потренировался.

– Ещё важнее, чем прокачка, поднять вашу репутацию! – решительно заявила Белая Лебедь.

– Репутация? – все посмотрели на Белую Лебедь и, пожалуй, кроме меня, с ней согласились.

«Правда что ли? Я действительно не достаточно почитаема?»

– Подождите, как мне может не хватать репутации? Я не всегда был в образе Кровавого эльфа в общественных местах? – быстро стала я приводить доводы. – Это что, шутка? Я не хочу быть более почитаемым! Я не выдержу, если все начнут мне поклоняться, как те пятеро из группы поддержки!

Белая Лебедь посмотрела на меня с какой-то неопределённостью, затем нерешительно уточнила:

– Милорд, недостаток репутации может быть связан с вашей внешностью.

– Внешностью? – я была шокирована. – «Что не так с моей внешностью? Может быть, я слишком красиво выгляжу, чтобы быть уважаемым?..»

– Имеешь ввиду, что Принц выглядит слишком молодо? – вдруг вставила невестка Юлиана.

Белая Лебедь неуверенно кивнула:

– Милорд, могу я спросить, сколько вам лет исполняется в этом году?

При этом вопросе взгляды всех присутствующих переместились на меня и будто бы принялись меня обмерять. Чувствуя себя неловко под столь пристальным вниманием, я быстро ответила:

– Двадцать.

– Двадцать? Вы старше, чем я думала, но всё равно слишком молоды. Самому молодому среди остальных четверых сеньоров двадцать четыре. Не говоря уже о том, что выглядите вы, милорд, только на семнадцать или восемнадцать, – с унылым выражением вздохнула Белая Лебедь.

Гуи, казалось, не согласился:

– Он выглядит прекрасно! Здесь проблема в том, что Принц редко занимается каждодневными городскими делами. Других руководителей отделов жители видели вживую. А с образом Принца многие знакомы только по фотографиям на официальном сайте «Второй Жизни».

Я не могла не закатить глаза при словах Гуи:

– Я-то чем виноват? Сперва меня отправили в концертный тур, теперь мне нужно тренироваться. Где мне время взять, чтобы заниматься каждодневными городскими делами?!

В ответ на мои слова все только вздохнули с беспомощными выражениями на лицах.

– Так не может продолжаться! Репутация нашего Сеньора должна быть приведена в соответствие! – с необычной решимостью заявила Белая Лебедь. – И я подумаю, как это сделать!

Я почему-то вздрогнула.

 

 

Увидев, что все встали на колени передо мной, включая членов Странного Отряда, Чёрных Призраков, Команды Розы и других, я оказалась в полном недоумении и не знала, что делать. И то, что Белая Лебедь уже доложила мне о предстоящем событии – так называемой церемонии Клятвы верности – не имеет никакого значения.

В рамках подготовки к предстоящему игровому обновлению, а также к вторжению в Солнечный, Лунный и Звёздный города, было принято решение провести общую церемонию присяги на верность мне, как Сеньору Вечного города. Во-первых, церемония должна объявить широкой публике о намерении Вечного города покорить официальные города, во-вторых, привести в соответствие мою репутацию – совершенно непонятную для меня вещь.

– Я, Уродливый Волк, клянусь служить Сеньору Вечного города, Принцу, с безраздельной преданностью! – братец Волк торжественно смотрел на меня.

Естественно, он стоял при этом на коленях. А услышав его слова, я почувствовала себя как-то… Несчастливо. Почему братец Волк стоит передо мной на коленях?

– Я, Юлиана…

– Я, Гуилиастос…

– Я, Кукла…

– Я, Лолидракон…

– Я, Злоб…

– Я, Нань Гунь Цзуй…

– Я, Роза…

Один за другим мои близкие друзья присягали мне на верность. Я должна быть счастлива от этого? Но моё сердце ощущало пустоту, будто бы я только что потеряла что-то важное.

Когда все закончили произносить клятву верности, я вымолвила слова, подготовленные для меня Белой Лебедью, вымолвила торжественным тоном, который никогда не использовала раньше:

– Я, Сеньор Вечного города, Принц, принимаю вашу клятву. Отныне все вы – мои верные подданные. Клянусь вести вас к славе и величию по «Второй Жизни»!

Все одновременно воскликнули:

– Да славится Вечный город!

– Да славится Вечный город!.. – повторила я с лёгким чувством пустоты, теперь уже не только на душе, но и в словах.
После церемонии на лицах всех были выражения счастья и предбоевого волнения. Я держала на лице натянутую улыбку, но в сердце была тяжесть.

 

 

– Милорд, как ваша сегодняшняя тренировка? – с улыбкой похлопал меня по спине братец Волк.

Я сухо улыбнулась при этих словах:

– Братец Волк, почему ты обращаешься ко мне «Милорд»?

Братец Волк почесал затылок, пожал плечами и ответил:

– Так Белая Лебедь велела нам отныне к вам обращаться, чтобы укрепить репутацию Сеньора Вечного города. Это также было одним из пунктов сегодняшней церемонии Клятвы верности.

– Я не привык к такому, – уныло проговорила я. – Почему даже Странный Отряд должен преклонять передо мной колени? Лучше бы вы задирали меня, как раньше, а не стояли передо мной на коленях.

– Принц, – произнёс братец Волк нерешительно.

– Это милорд! – немедленно напомнила братцу Волку Лолидракон, также, как когда-то беспощадно лупила меня по голове. – Брат Волк, не забывай наказ Белой Лебеди!

Затем она обернулась ко мне, бросив свирепый взгляд:

– Не думай, что я хотела вставать перед тобой на колени. Если бы не необходимость укрепления твоей репутации, я не стала бы на колени перед мальчишкой вроде тебя!

– Лолидракон! Не смей так говорить с нашим сеньором! – упрекнула Белая Лебедь, очевидно, недовольная тоном Лолидракон.

– Почему я должен укреплять свою репутацию? – не удержалась я от возмущения, и подавленная обида, накопленная за эти несколько дней, выплеснулась наружу. – Почему нельзя было оставаться просто друзьями? Почему вы поклоняетесь мне, будто богу какому-то?

– Милорд!.. – братец Волк и Лолидракон потрясённо смотрели на меня, поражённые внезапной вспышкой гнева.
Шум толпы вокруг нас утих, и люди один за другим начали поворачиваться в нашем направлении.

– Милорд!.. – запаниковала Белая Лебедь, косясь на толпу, всё больше уделявшую нам внимание, при этом одаривая меня хмурым взглядом.

Увидев членов Странного Отряда вместе, Команда Розы, Злоб и остальные забеспокоились. Видя их выражения, хмурые взгляды Нань Гунь Цзуя и Белой Лебеди, я ощутила себя сдувшимся воздушным шариком. Меня вдруг будто бы оставили все силы. Я устало махнула рукой:

– Простите, я просто очень устал. Я пойду, отдохну.

Я повернулась и вышла, ни на кого больше не глядя. Достигнув главного зала, я вдруг поняла, что не знаю, куда иду… «Пойду, поищу Юн Фея или Лю Джину. Они-то поймут мои чувства!»

Подойдя в подавленном настроении к коттеджу Лю Джины и Юна, я со злостью пнула дверь. Как и ожидалось, за этим последовал вскрик Юна:

– Принц! Я уже десять тысяч раз говорил, что так дверь можно сломать! Если сломаешь дверь, будешь платить за неё!
На душе у меня просветлело. Юн говорит со мной как всегда и не называет милордом!

– А как же церемония Клятвы верности?! – донёсся до моих ушей голос мамы.

– Папа, мама, и вы здесь? – я удивлённо огляделась.

В комнате были не только Джина и Юн, но и мои родители.

– Конечно же, все встанут на колени и присягнут вам на верность, но ты же не ждёшь, что твои родители тоже встанут перед тобой на колени? – беспомощно спросила Джина.

Слыша об этой церемонии я начинаю сходить с ума: «Почему каждый должен вставать на колени и заявлять о своей преданности?!»

Я больше не могла сдерживаться и стала кричать, пытаясь выразить все свои чувства и разочарование:

– Они мои друзья! Почему они должны обращаться ко мне «Милорд»?! Почему они должны отдавать мне честь?!

Моя вспышка поразила всех. Только после минуты молчания Джина произнесла:

– Но это необходимо…

– Чушь! Мы раньше этого не делали, и всё было в порядке, разве не так?! – быстро возразила я. – Мне не нужно было укреплять никакую репутацию!

– Сяо Лан, это нужно, – серьёзно сказал папа. – Вечный город становится всё могущественнее, всё больше людей присоединяются к нему. Они должны следовать за королём, а не дружить с ним.

– Король, опять это слово! Почему я чувствую себя увенчанной этим тяжёлым словом?

– Сяо Лан, ты вступила на этот путь. И если не хочешь отказаться от всего, можно лишь продолжать идти вперёд, – со всей убеждённостью произнесла мама.

– Я… Я готова идти дальше. Мне просто не нравится, что мои друзья превратились в подданных. Это уже слишком для меня! – не смогла не вымолвить я.

– Сяо Лан! – Юн ухватил меня за плечи. – Какого чёрта ты творишь?! Ты сейчас не ты. Ты сейчас тот, кто смело идёт вперёд и не отступает перед трудностями! Ты – душа этой группы! Слёзы и неуверенность должны быть чужды тебе!

– Но я не могу не плакать! Я не чувствую уверенности! – крикнула я, закрыв глаза. – Я не бог! Я не настолько величественна!

– Сяо Лан… – все удивлённо поднялись и принялись утешать меня.

Я отчаянно высвободилась из объятий Юна, вытерла слёзы и, не оглядываясь, покинула дом.

Все четверо закричали вслед:

– Сяо Лан, подожди!

Я крикнула в ответ, не поворачивая головы:

– Оставьте меня! Ничего не хочу слышать!

Со скоростью, на которую только способна, я подобно ветру неслась от того места, где предполагала найти успокоение. Я никак не могла предположить, что не только Джина и Юн, но и мама с папой не смогут меня понять. Невесело улыбнувшись, я огляделась и поняла, что стою перед Вечным рестораном.

Разумеется, я вошла. Может хоть удастся найти тихий уголок, чтобы выпить успокаивающий напиток? Я увидела, что Кеншин и Полярный Лис сидят на балконе с напитками и закусками на столе. Я нагло шагнула к ним, сразу уселась за стол, схватила графин Полярного Лиса и залпом осушила его.

Полярный Лис молча наблюдал за моими действиями, лишь когда графин был опорожнён, он произнёс:

– Это коктейль из водки и виски.

Встретившись взглядом с Кеншином, он добавил:

– Очень сильный, нормальный человек опьянеет после небольшой чашки.

Теперь Кеншин и Полярный Лис вместе уставились на меня. От этого я снова начала злиться:

– Чего вылупились? Не знаете, что я – Сеньор Вечного города? Живо закажите мне ещё вина!

Кеншин отвёл глаза и спокойным голосом коротко ответил:

– Он пьян.

– Угу, – также спокойно промычал Полярный Лис.

«Чёрт подери, они мне вина не заказали!» – Я разгневанно саданула кулаком по столу. – Официант! Принеси ещё вина и все закуски на этот стол немедленно!

– Решил расстаться с жизнью? Так тратя деньги, рискуешь попасть под гнев невестки Юлианы, – донёсся из-за спины вкрадчивый голос Лолидракон.

Я не повернулась, не желая отвечать.

Лолидракон вздохнула и присела на соседний стул рядом со мной:

– Что случилось? Почему ты так злишься? Клятва верности – всего лишь церемония, не принимай её близко к сердцу.
Будучи просто разъярённой, я громко ответила:

– Что ты имеешь ввиду под всего лишь церемонией?! Вы все – мои друзья! И вы не должны были склонять передо мной колени как минимум!

– Совершенно верно, мы твои друзья, но мы и Ваши подчинённые. Чем вам не нравится преклонение коленей подчинёнными перед Вами с целью демонстрации своей преданности? – Лолидракон смотрела на меня нахмурившись.

– Каких подчинённых ты имеешь ввиду?! Вы – друзья мне!..

После предыдущего рёва мой голос показался мне сиплым. Я схватила кувшин вина, поднесённый официантом и принялась бездумно заливать его в себя, как будто это могло вымыть горечь из моей души.

Кажется, я её напугала. Лолидракон на какое-то время потеряла дар речи и молча смотрела, как я глотаю вино. Наконец, с серьёзностью и торжественностью она промолвила:

– Принц, ты больше не беззаботный принц, Вы – король, взваливший на плечи огромную ответственность!

Я приостановила поток вина.

«Почему мне так тяжело от этих слов? Король? Я?!» – с этими мыслями я сказала со всей горечью. – Лолидракон, мне не нравится нынешнее положение, не нравится, как все воспринимают меня и эти… Эти барские титулы!..

Лолидракон медленно поднялась, вздохнула и произнесла:

– Ты смакуешь моменты счастья легенды, но отказываешься взять на себя ответственность и боль?

Я онемела и только смотрела, как Лолидракон покинула ресторан, не оборачиваясь. Я опустила голову и безучастно уставилась в дно своей кружки. Моя душа была так скручена, что я не понимала, что сейчас чувствую.

– Принц, ты в порядке? – спросил женский голос из-за моей спины.

Я напряглась: «Неужели вернулась Лолидракон?»

Перед моими глазами возникло озабоченное лицо Феникс. Но ощущение надежды во мне умерло, а пустоты в душе стало ещё больше. Я нетерпеливо махнула рукой в сторону Феникс и чрезмерно резким тоном сказала:

– Хватит меня доставать!

Вернувшись обратно к столу, я продолжила есть и выпивать, только через некоторое время обратив внимание на хмурые взгляды Кеншина и Полярного Лиса, направленные мне через плечо. Быстро обернувшись, я увидела Феникс, безмолвно льющую слёзы.

Меня это обескуражило, я оказалась полностью потерянной и не знала, как реагировать. Но Феникс уже сама заговорила. И, несмотря на две дорожки слёз, катившихся по её щекам, тон её оставался аномально спокойным:

– Принц, я на самом деле никогда не волновала тебя, ведь так?

– Я…

«Что я могла сказать? Если бы Феникс не любила меня, мы бы, может быть, могли стать хорошими друзьями. Но так как она не могла не влюбиться в меня, ей суждено испытывать боль. Правильно ли было позволять ей влюбляться в меня с самого начала?..» – я вдруг в ужасе поняла, что никогда даже хоть немного не думала о последствиях.

Я не нашла, что ответить. Да Феникс, похоже, и не ждала ответа. Она повернулась и молча зашагала прочь: «Мои страстные чувства любви горят, как пламя Феникса, но все, кого я встречаю, готовы задушить меня холодом айсберга».

«Феникс…» – я могла только оцепенело смотреть на печально удаляющуюся фигуру. И даже, когда она уже была не видна, я так и не могла отвести взор.

– Принц! – выкрикнули одновременно два голоса, а у дверей появились два силуэта, хорошо знакомых мне: Злоб и Гуи.
Они одновременно подошли ко мне, но я видела их как в тумане.

– Принц, не нужно брать на себя такую ответственность. Если это причиняет тебе боль, откажись! – Злоб утешительно погладил меня по голове.

– Это правда возможно? – я грустно улыбнулась. – Вот так взять и бросить? Потерять всех друзей? Отказаться от замысла создать легенду вместе со Странным Отрядом?

– Сяо… Принц… – тихо выдохнул Злоб, но ничего больше не добавил.

– Ваше Высочество, если вам нужно проплакаться, пожалуйста, вот вам плечи Гуи! – Гуи сочувственно потянул меня в объятия.

В тот момент я была в ступоре, но потом подняла голову и посмотрела на него. Он как обычно пытался есть тофу1, но мне кажется, я вдруг что-то поняла.

– Ты специально это делаешь? – спросила я.

– Что? – на долю секунды изменилось лицо Гуи, но тут же вернулось к своему нормальному чрезмерно драматичному выражению. – О, я просто не могу себя удержать, когда я рядом с Вами, Ваше Высочество!

– Ты всегда пытаешься воспользоваться мной и целенаправленно создаёшь повод ударить тебя? – я посмотрела Гуи прямо в глаза, не позволяя ему дурить. – Позволяешь мне бить себя, чтобы я излил своё отчаяние, так ведь?

Дальше я уже хрипло кричала:

– Зачем тебе нужна такая жертва? Зачем ты терпишь боль и даже унижение?!

Я схватила его за шиворот, не давая возможности убежать:

– Зайти так далеко и такие меры в отношении меня, стоит ли оно того?! Ты же даже не знаешь моего настоящего имени!

Лицо Гуи вдруг стало нежным. Он мягко провёл ладонями по моим щекам, а в глазах отразились такие боль и счастье, что я несколько смутилась:

– Если за свои слёзы я получу твою улыбку, то это более чем стоит того, – произнесли его губы.

Вдруг Гуи был яростно отдёрнут назад и опрокинут на пол. Но хотя Злоб смотрел на Гуи отчаянно свирепым взглядом, он не мог затмить его взгляда. Гуи бесстрашно встретился со Злобом взором, и в его глазах передавалось сожаление.

– Почему я продолжаю вредить людям? – пробормотала я, а мой взгляд был пустым, будто взирал в чёрную бездну. – Найдутся ли такие, кто не пострадает не зависимо от того, что я буду вытворять?..

– Принц?! – Злоб и Гуи обернулись ко мне в шоке, а в глазах появилась тяжесть озабоченности.

Будто в тумане я встала и направилась к выходу. Ощутив, что Гуи и Злоб идут позади, я остановилась, обернулась и сказала им:

– Не ходите за мной, я хочу некоторое время побыть в одиночестве. Пожалуйста, не ходите за мной.

Гуи и Злоб остановились. И хотя оба были такими разными, в их глазах было такое одинаковое беспокойство и сострадание одновременно…

«Они оба так сильно меня любят! Какой же должна быть боль, испытываемая ими? Кому из них я могу облегчить эту боль? Братцу Зуо, который ждал меня 8 лет, или Гуи, пожертвовавшему достоинством ради меня?» – ответ был труден. Ох, как труден!

Покинув ресторан и шатаясь по улицам своего города, я вдруг вспомнила разговор со своим братом в сетевой игре «Мир», в которую мы тогда играли.

«Почему у других есть деньги, земли и слава, которых мы не получим никогда, сколько бы не тренировались?» – жаловалась я после измельчения бесконечного числа монстров, в чём я мало могла помочь.

Защищая меня спереди мой своевольный младший брат закатил глаза: «Это ты называешь тренировкой? Ты не знаешь, сколько усилий пришлось положить тем людям, прежде чем они сумели получить всё это!»

«Уверен? А мне кажется, они купили всё это за деньги», – презрительно ответила я.

«Слушай, кончай завидовать другим! Быть владельцем города вовсе не так уж и хорошо. Почему ты не хочешь подумать об обязанностях, которые к этому добавляются?» – ответил братец в тоне радуйся тому, что есть.

«Какие обязанности? Имеешь ввиду необходимость лежать и собирать арендную плату?» – не могла не возразить я.

Ян Мин выглядел так, будто учил безнадёжного ребёнка: «Сестрёнка, ты просто не понимаешь. У моего друга есть город. И каждый день он беспокоится, как бы не потерять его, о доходах и расходах, о напряжённости отношений между своими соратниками и о людях, которые не принимают его и хотят сместить с трона. А кроме того, заполучив один замок, тебе захочется и второй, и третий… И ты не будешь чувствовать себя счастливо, пока не станешь господствовать во всей игре, а это просто огромная ответственность!»

Я бездумно ответила: «Я не хочу второй замок, я просто хочу один. Зачем мне господствовать во всей игре?»

Буквально нарезая на куски монстров, Ян Мин не смог продолжить обсуждение. Он пробормотал только одну вещь в качестве ответа, которую я не приняла во внимание в то время. Но теперь это стало ясным как день: «Есть ситуации, которые не оставляют человеку выбора. И только те, кто не оказывались в них, могут говорить так легко».

«Только те, кто не оказывались в них, могут говорить так легко…» – я закрыла глаза и позволила слезам пробиться наружу из уголков глаз.

– Братик Принц, – донёсся до моих ушей нерешительный голос Куклы.

Не желая, чтобы юная Кукла увидела меня в таком состоянии, я не обернулась к ней, просто произнесла:

– Со мной всё нормально. Я просто хочу побыть один. Не нужно беспокоиться обо мне, Кукла.

– Братик Принц, можно, Кукла погуляет с тобой?

– Сейчас я хочу побыть один! – настойчиво отклонила я.

Но Кукла шагнула ближе, схватила меня за руку и в спокойном, совершенно нежданном мной от неё, тоне сказала:

– Не оставайся с этим один на один, иначе совладаешь разве что с диким гусем. Просто позволь мне находиться рядом, думаю, я могу понять твою проблему, проблему правителя.

Я сперва только скосила глаза в ответ, потом недоверчиво скривилась:

– Как ты можешь понять?

– Как может не понять принцесса из реальной жизни?

При этих словах я удивлённо повернулась к Кукле и была встречена её царственным взглядом и излучающим элегантность лицом. Она улыбнулась и сказала:

– Позволь мне прогуляться с тобой, и ты лучше ощутишь бытность правителя.

«Я лучше ощущу бытность правителя? Принцесса говорит мне, что я лучше ощущу бытность короля? До сегодняшнего дня я бы с определённостью заявила, что этого никогда не случится. Но теперь…» – Я только горько улыбнулась. – Каким образом я могу лучше себя почувствовать в роли правителя? Я как оказался в трясине: не могу двигаться вперёд и не могу повернуть назад.

– Это потому, что ты зациклен только на боли продвижения или боли отступления и забываешь о радостях, которые могут быть в обоих случаях, – ответил Кукла.

Говорила она решительно, но я чувствовала в её словах ещё и смущение.

– Тем не менее, давай просто погуляем. Возможности всегда есть, пока ты не забился в угол и здраво мыслишь, – Кукла сильно подтолкнула меня в спину и в мгновение ока мы достигли городских ворот.

– Куда мы идём? – удивлённо спросила я.

– Небо бесконечно, а мир огромен. Мы можем пойти, куда хотим!

 

 

Между тем в Вечном ресторане:

– Чего случилось то? – невозмутимо спросил Полярный Лис.

– Это нас не касается, – Кеншин безразлично продолжал пить чай.

Человеческие эмоции были слишком сложны для его понимания.

– Это никак не связано с нами? – вздохнул Полярный Лис.

– Несмотря на то, что он наш Сеньор, мы не обязаны беспокоиться о его личных делах, – безжалостно ответил Кеншин.

– Нет, нас это всё-таки касается, – Полярный Лис недовольно посмотрел на стол, заполненный вином и закусками. – Нам придётся оплачивать его счёт.

1 В китайском оригинале здесь использован литературный термин «есть тофу». Её происхождение таково: В старину магазины тофу обычно открывались супружескими парами. Муж по ночам готовил тофу, а жена в течение дня ей торговала. Так как они и сами постоянно ели тофу, их кожа становилась мягкой и гладкой. Это привлекало много посетителей (в основном мужского пола, так как торговала жена). Мужчины использовали термин «Есть тофу», как эвфемизм, идя в магазин тофу флиртовать с его хозяйкой. А ревнивые жёны, в свою очередь, соответственно выговаривали своих мужей: «Ты опять ел тофу сегодня?» Так что теперь выражение используется, чтобы обозначить мужчину, который хочет воспользоваться женщиной, ну, или в подобном смысле

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *