1/2 Принц Том 5 глава 7: Невероятная любовь Пумы

posted in: 1/2 Принц | 0

1/2 Принц Том 5: Больше не Принц

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 7: Невероятная любовь Пумы – Перевод James Hook

Я уже давно хотела задать вопрос: «Что мы собираемся делать после объединения Центрального континента?»

С лицом, полным любопытства, я спросила об этом Белую Лебедь и других.

Однако ответом мне были пренебрежительные взгляды. Только Белая Лебедь не выдержала и громко посетовала:

– Как вы можете спрашивать о таком, Милорд? Мы сносились до костей только от текущего управления городом!

Я задумчиво почесала голову:

– Но мне-то совершенно нечем заняться, от вас мне даже бумажка какая за последние дни только изредка перепадает.

– Это потому, что чтобы Вы не делали, потом приходится переделывать, избавлять от ерунды! – закричала Белая Лебедь, едва не плюясь в меня огнём.

По-моему, с той поры, как я решительно отвергла идею восстановления репутации Сеньора, Белая Лебедь совершенно перестала меня уважать.

С чувством обиды я ответила:

– Ничего подобного! Я очень тщательно всё просматриваю!

– Вы всё тщательно просматриваете? Тогда взгляните хотя бы на этот документ – «Проект укрепления городских стен». Вот Ваш настоящий ответ: «Поскольку городские стены поистрепались от пожаров и войны и их вид никуда не годится, специально выделить средства, чтобы перекрасить стены, желательно в мой любимый розовый цвет». Подпись – Принц, Сеньор.

– И что тут не так? – озадаченно спросила я.

Ответом было общее молчание. Белая Лебедь взяла другой документ:

«Нехватка руководящего состава», на который вы ответили: «Людей не хватает? Э, может быть во «Второй Жизни» маловато игроков, меньше, чем мне казалось? Хорошо, я приму решение после консультации с ИМ»1, подпись – Принц, Сеньор.

– Ой, действительно, я ещё не спросил ИМ об этом, – ответила я, нервно складывая пальцы. – Но я не виноват! Со всеми этими недавними нападениями на города…

Белая Птица ничего не произнесла вслух, но обо всём сказало выражение её лица: нахмуренный лоб и полная безнадёжность.

Я начала грызть ногти. Как ни странно, но я ощущаю потребность внести в документы какие-нибудь поправки. Я с отчаянием принялась умолять:

– Белая Лебедь, ну, пожалуйста, дай мне ещё что-нибудь из документов на рассмотрение!..

– Ни за что! – твёрдо ответила Белая Лебедь.

Я надела маску скорбящей жертвы с припухлыми губами и даже слезинкой в уголке глаза, и с неохотой пробормотала:

– Как же так всё обернулось? Я же с таким старанием делал эти документы, а в ответ ни толики благодарности, даже совсем лишили работы!

Ко мне подошёл братец Волк и, погладив по голове, проворковал, словно утешая ребёнка:

– Хороший мальчик, Принц, иди пока один поиграй на улице. Как только у нас для тебя что-нибудь найдётся, мы тебя позовём.

Ох, раз даже братец Волк мне такое говорит, выбора нет. Пришлось смириться и «Пойти одному поиграть на улице».

Но едва пройдя через городские ворота, я сбросила всю свою надутость и начала подумывать, с кем бы поиграть: «Может найти Кеншина с Полярным Лисом и лишить их некоторого количества чая? Или пойти попугать монстров? Есть вариант отработать технику брожения Пельмешки на армии Вечного города…»

Идя, я перебирала всякие возможности.

– Принц!

«Лолидракон? Я уже долго не слышала этого голоса», – переполненная счастьем я подняла глаза к небу, разыскивая источник. И действительно, мне удалось заметить силуэт ковра-самолёта.

– Лолидракон, ребята, вы вернулись! – закричала я, радостно размахивая руками.

Лолидракон, Бессердечный Ветер и Солнечный Свет спрыгнули с ковра-самолёта. Однако выражение лиц первых двух было тяжёлым.

– Что случилось? – озадаченно спросила я. – Ваше расследование дало плохие результаты?

– Да, очень плохие! Мы выяснили, что из пяти повелителей континентов владыки и Восточного, и Западного, и Южного стали мишенями убийц. Ещё хуже, что владыка Северного континента Цветок вместе с пятерыми товарищами по команде таинственно исчезла на прошлой неделе. Граждане Цветочного города все в поисках, но никто не смог связаться ни с кем из них, – мрачно сообщила Лолидракон.

– А Вспылка и другие в порядке? – с тревогой спросила я, надеясь на лучшее.

– Они в порядке, с повелителями всех четырёх оставшихся континентов пока всё хорошо, – сказал Бессердечный Ветер.

– За исключением пропавшего владыки Северного континента, Цветка, – уточнила Лолидракон, поджав губы и нахмурившись.

Погрузившись в раздумья, я вслух высказала вопрос:

– Получается, Северный континент сейчас под наибольшим подозрением?

Лолидракон и Бессердечный Ветер смолкли на некоторое время, затем Бессердечный Ветер нарушил тишину:

– Такое впечатление создаётся на первый взгляд, если исходить из сложившейся ситуации. Однако, есть довольно много противоречащей информации. Например, как они смогли бросить свою собственную столицу, с таким трудом возведённую, почему не поставили в известность жителей о своём отсутствии? Такой поворот событий более чем странен. В довершении ко всему расследование показало, что Северный Цветок не столь амбициозна, чтобы захватывать власть во всей «Второй Жизни».

Лолидракон продолжила:

– На мой взгляд, её больше беспокоит собственный внешний вид, чем статус повелителя. Она предпочла бы сделать себе маску на лицо, чем отправляться на войну.

«То есть подозревать её абсолютно неуместно…» – я не могла помочь и спросила в замешательстве:

– Если всё именно так, то откуда взялись эти убийцы?

– Мы точно не знаем, но мы говорили с тремя другими владыками и приняли решение, что все они прибудут на Центральный континент в недельный срок, чтобы обсудить этот вопрос вместе.

Лолидракон повысила голос, чтобы акцентировать:

– Это означает, что через неделю в Вечном городе пройдёт встреча повелителей!

– Встреча повелителей, эм?.. – я не могла не поразиться. – Должно быть, стать повелителем целого континента – довольно удивительно. Интересно, какие они, эти повелители?

– Гм, в теории они все должны быть удивительные, но, конечно, всегда бывают исключения, – ответила Лолидракон, украдкой взглянув на меня.

– Исключения? Какие исключения? – поинтересовалась я с любопытством.

Но Бессердечный Ветер, стоявший рядом, уже едва сдерживался от распиравшего его смеха и, наконец, безудержно разразился им. Я же так и осталась чесать репу, стараясь понять: «Странно, над чем они смеются?»

Закончив смеяться над своей собственной шуткой, Лолидракон и Бессердечный Ветер вдруг подозрительно замолчали и погрузились в какую-то странную прострацию. Я смотрела на это, будто шаря в темноте в попытке найти что-либо. Эти двое, кажется, решились встретиться друг с другом взглядами. Вопросы так и возникали один за другим в моей голове.

– Я-я, пожалуй, пойду поищу ещё кого-нибудь и обсужу это с ним, выслушаю чьё-либо мнение. Чем больше голов, тем лучше, правда же? – бывшая обычно очень спокойной, Лолидракон сказала это с необычайным волнением и без оглядки умчалась.

– А чё вообще было-то? – подозрительно спросила я, созерцая оставленную Лолидракон пылевую дорожку.

– Принц, я должен сказать тебе что-то важное! – вдруг произнёс Бессердечный Ветер, по-прежнему находившийся там, где и первоначально.

– Братан нашёл, что обсудить со мной? Это такая редкость! Давай поговорим в Вечном ресторане, – ответила я, указывая на данное заведение.

Ян Мин кивнул, а Солнечный Свет, о присутствии которого все давно позабыли, немного улыбнулся и заявил:

– А я пойду поищу Небесную Лазурь.

 

 

Я как обычно уселась в своём любимом углу и сделала заказ на двоих. Я молча ждала, что Ян Мин начнёт выкладывать мне то, что, собственно, собирался обсуждать. Но еда была подана, поэтому больше ждать я не могла и принялась набивать рот.

– Сестрёнка, я влюбился в Лолидракон, – как ни в чём не бывало сказал брат.

Он произнёс это таким тоном, как если бы сообщал, что съел на завтрак яйцо на жареном хлебе, но при этом его сообщение могло напугать богов и заставить чертей плакать. Ситуация была не менее серьёзной, как если бы президент Соединённых Штатов случайно нажал на кнопку запуска ядерных ракет, что неминуемо привело бы к катастрофе.

Я замедленно повернулась к нему, роняя палочки для еды и теряя изо рта кусочек пищи, успевший туда отправиться. Положив обе руки на его плечи, я со всей серьёзностью изрекла:

– Дорогой братан, если вокруг ходит эпидемия гриппа, а весь твой вид показывает, что ты его подхватил, чувствуешь, как теряешь разум от лихорадки, не беспокойся, твоя сестра немедленно доставит тебя к врачу, и после нескольких уколов будешь как новенький!

Ян Мин бесцеремонно снял с себя мои руки и раздражённо ответил:

– Я полностью в своём уме, спасибо за заботу.

В течение нескольких минут висела мёртвая тишина. Вдруг меня пронзила догадка, я сжала в кулак правую руку и ударила в ладонь левой:

– А, я поняла! ты, должно быть, влюбился в прекрасную потустороннюю Лолидракон из романа Цзин Юна!2 Мой дорогой брат, она – всего лишь вымышленный персонаж, её не существует на самом деле. И боже упаси, если бы это было не так! С Ян Гуо и его Меланхоличными Пальмами шутки плохи!3

– Та, которую я люблю – Лолидракон из «Второй Жизни», член «Странного Отряда», работающая со мной в ведомстве иностранных дел. Так понятно твоей пустой башке?! – развеял Ян Мин мои иллюзии.

Мои руки бесконтрольно задрожали. Я недоверчиво спросила брата:

– Ты действительно влюблён в Лолидракон? Как это может быть? Не ты ли говорил, что никогда не западёшь на кого-либо старше тебя? Она же не только родилась раньше, но и выглядит более развито…

– Лошади могут оступиться, а люди – оговориться. Это доказанный факт, что влюбиться можно в того, кто не относится к тем, кто тебе нравится, – Ян Мин невзначай пожал плечами.

Я не находила слов:

– Как тебя угораздило влюбиться в неё? Ты же давно её ненавидишь!

– Не могу точно сказать. Возможно, когда мы расследовали покушение, а может быть раньше, когда она затоптала меня до смерти, – честно ответил Ян Мин, затем добавил, нахмурившись. – А может быть, это случилось, когда увидел её с вами в окрестностях Звёздного города. Иначе я бы не стал так безосновательно сердиться, даже если бы вы похитили Небесную Лазурь и Розу. Может быть, настоящая причина того, что я злился, – ревность к тем, кто был с нею.
Ян Мин вяло засмеялся.

– В любом случае, любовь всегда начинается с ненависти!

«Похоже, мой брат и в самом деле влюбился в Лолидракон…»

– И что собираешься делать? – снова спросила я. – «Лолидракон – не так проста. Боюсь, как бы брат не сбежал или каких глупостей не наделал в отчаянии, например раскричит, что я трансвестит или ещё чего похуже…»

Слова Ян Мина поразили меня как гром среди ясного неба во второй раз:

– Я уже признался ей.

Я на некоторое время потеряла контроль над своим ртом. Неудивительно, что Лолидракон столь странно себя вела последнее время. Наконец, мне удалось выдавить два слова:

– Что она?

– Сказала, что я идиот, – снова пожал плечами Ян Мин.

Я вздохнула и похлопала его по спине:

– В море полно рыбы, так что небольшой отказ не имеет значения. Найдёшь лучший куш. Главное, не делай глупостей, особенно не открывай свою истинную личность.

Ян Мин несколько раз рассмеялся, бросая хулиганские взгляды:

– Я не тот, кто хлебнул горя, гм.

«Не хлебнул горя? Разве не от тебя ушли Роза и Небесная Лазурь ко мне?» – сказать это вслух я не решилась.

Вместо этого глупо спросила:

– Но ведь она же отвергла тебя?

Ян Мин загадочно хихикнул и покачал пальцами:

– Когда женщина, выслушав признание, называет тебя идиотом, стоя со свекольно-красным лицом, это никак не отказ.

– А что тогда это? – наивно задала я вопрос.

Ян Мин снова продолжительно рассмеялся и безответственно самодовольно изрёк:

– Тебе не понять!

Не знаю, было это совпадением или договорённостью, но едва Бессердечный Ветер скрылся из виду, ко мне с сердитым видом подлетела Лолидракон. Так-то она пошла интересоваться чужим мнением!

Она отчаянно заговорила:

– Принц, что тебе только что говорил брат? О своём признании?

– Да, – честно ответила я.

– Не могу поверить, что этот придурок пошёл рассказывать всем направо и налево! Мало того, что он выговорился Солнечному Свету, так теперь ещё и тебе всё разболтал. Бьюсь об заклад, пройдёт немного времени, и об этом узнает весь мир! – Лолидракон едва сдерживала гнев и продолжала. – Этому дураку лучше не пытаться меня сердить, я не знаю, что я сделаю!..

Я нахмурилась:

– Вообще-то он не пытается тебя сердить, он совершенно серьёзен.

Логлидракон глупо заморгала, только затем спросив:

– Он… Серьёзен? Невозможно! Он просто пытается из меня посмешище сделать!

Я наклонила голову и глубоко задумалась на некоторое время, прежде чем выдала заключение:

– Уверен, его намерения серьёзны. Раньше, гоняясь за девчонками, он никогда и ничего мне не говорил. Нынешний разговор со мной говорит о том, что ты действительно ему очень нравишься.

Из прочитанных любовных романов я знала, что когда женский персонаж слышит признание мужского персонажа, её лицо краснеет, а сердце может замереть на мгновение. Она прячет смущённый взгляд и может быть вовсе ошарашена.

Обидно, но эта книга, похоже, не любовный роман, а Лолидракон не относится к женским персонажам таких романов. Вместо смущённого взгляда её лицо было преисполнено злобным умыслом, давая хорошую возможность для этой книги превратиться в роман ужасов.

Дымясь от ярости и скрипя зубами, Лолидракон зачем-то вытащила нож и стала размахивать им вокруг, издавая дикие вопли:

– Смотрите, как я убью этого выродка!

Я была в осадке: «Даже если мой брат ей совсем не нравится, это ж не причина его убивать!»

– Почему ты хочешь убить его?

– Тебе не понять! – Лолидракон выкрикнула те же слова, что и высказал мой брат перед уходом.

Я почесала щёку, пытаясь разобраться в ситуации. Нормальные пары обычно идут выбирать наряды или кольца. Но эти двое стоят друг друга манерами и речью. Я, конечно, не знаю, что планируют мой брат и Лолидракон, но могу получить хорошее представление о том, какой может оказаться моя будущая невестка.

Я пробормотала под нос:

– Лучше буду-ка я поосмотрительней, а то если вдруг Лолидракон станет частью моей семьи, то может и в самом деле зашибить меня.

1 – ИМ – игровой мастер (GM – Game master или Game moderator)

2 Лолидракон из романа Цзин Юна – это ссылка на Возвращение героев
Кондора – одного из героических романов данного автора о боевых искусствах. Она была сиротой, оставленной у дверей дворца, и в конце концов взятой женщиной в древнюю секту гробницы. Став ученицей, она осваивала боевые искусства секты. Не имея возможности покинуть гробницу, она выросла неописуемой красавицей, но холодной внутри, нелюдимой и безэмоциональной. Имя Лолидракон в этой новелле скорее всего заимствовано из данного романа

3 Ян Гуо и его Меланхоличные Пальмы: Ян Гуо был единственным учеником Лолидракон. В конечном итоге они влюбились друг в друга. Однако в то время отношения мастера и подмастерья были под запретом. Из-за ссоры со сверстниками и возникших недоразумений они были разлучены на 16 лет, прежде чем сумели воссоединиться в конце романа. За этот срок Ян Гуо изучал Кун Фу у различных мастеров боевых искусств. Меланхоличные Пальмы – разработанный им гибридный стиль, включающий элементы разных школ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *