Конец эпохи доминирования Том 2 глава 2: Горечь и сладость кофе и шоколада

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 2: Горечь и сладость кофе и шоколада – перевод EliSan

В то время как мои руки работали над спрессовыванием кристаллов льда, уши то и дело улавливали тихие перешёптывания в духе «Эрге такой привлекательный, что не только женщины, даже мужчины на него клюют. И, что самое интересное, сам он, если верить Даге, не уверен, какой пол предпочитает!» На пятый же день моих душевных мучений на почве дурного воспитания мей-мей, произошло событие, что слегка нарушило рутинный распорядок последних дней.

После ужина Даге заявил, что желает переговорить со мной у себя в комнате. Услышав это заявление, наёмники подняли свои взгляды на Даге, после чего покосились на меня. На их лицах при этом застыло настолько взволнованное выражение, что казалось, будто мы с Даге задумали не беседу, а смертельный бой.

Я кивнула и последовала вслед за Даге. В тот же момент из-за спины до меня вновь донеслись тихие перешёптывания, однако в этот раз голоса принадлежали не девушкам, а наёмникам.

– Ну что, как думаете? Кто победит, ге-ге или ди-ди?

– Раньше я бы без сомнения заявил, что босс, однако в недавней миссии Шую тоже продемонстрировал недюжинную силу! В смысле, он же всего одним пинком смог отправить босса в полёт!

– Неужели настал тот день, когда звание «босса» перейдёт в другие руки?

– Фак! Если всё так, то я буду болеть за ге-ге! Не хочу, чтобы моим боссом стал восемнадцатилетний пацан.

Похоже, проблема была не только в мей-мей. Даже в воспитании наёмников было немало косяков.

Я раздражённо прошествовала в комнату Даге.

Зайдя в комнату, он развернулся и тут же ошарашенно застыл при виде моего разгневанного лица.

– Шую, прошу тебя, умерь свой гнев хоть немного, – беспомощно вздохнув, взмолился Даге. – Последние дни при виде меня ты только и делаешь что супишься.

– Я очень зол на тебя! – рыкнула я.

Ты посмел рассказать Шуюн о моих двойственных сексуальных предпочтениях! Это, конечно, правда, однако разглашать подобные сведенья пятнадцатилетней девушке было вовсе не обязательно, разве нет? Воспитание Шуюн потерпело крах, и всё из-за тебя!

– Я непременно возмещу тебе свой долг, – неловко пробормотал Даге.

– Поздно уже рыпаться по этому поводу! Воспитание Шуюн уже провалилось, так как же ты собираешься возмещать мне этот долг? Думаешь, сможешь вернуть первозданную чистоту моей Юн-юн?

Даге нахмурился, словно осознал что-то, после чего прямо спросил:

– Тогда скажи мне, как мне тебе отплатить? Ледяной шест я тебе сделать не смогу, так что скажи, чего ты хочешь, и я сделаю всё возможное, чтобы достать это оружие для тебя.

…Ледяной шест?

Ах, вот оно что. Похоже, всё это время мы с Даге говорили о совершенно разных вещах. Я о Шуюн, а он о ледяном шесте. Мы даже мыслим на разных волнах, так что неудивительно, что нам никак не удаётся друг друга понять!

То, что мой ледяной шест столь внезапно растаял, может, и привело меня в замешательство, и это вынудило меня спешно приняться за создание нового оружия. Однако, если говорить начистоту, то был лишь первый прототип, иными словами, тестовый образец, и его качество было далеко от идеала. Для первого года апокалипсиса его прочности, может, и хватило бы, однако далее я всё равно планировала его менять. Теперь же, раз уж он изволил сломаться, мне всего-то пришлось приступить к созданию нового оружия чуть раньше запланированного срока. Я даже могу сразу создать не просто шест, а копьё с наконечником, так что, если честно, особой горечи по поводу утраты шеста я не испытывала. Не думала, что Даге будет убиваться по этому поводу больше, чем я сама.

– Да забудь ты уже про этот шест, – вздохнув, замотала головой я.

Даге застыл на мгновение, после чего удивлённо выпалил:

– Забыть? Тогда из-за чего ты был так зол последние несколько дней?

«Из-за чего», спрашиваешь?

– Не смей обсуждать с Юн-юн мои половые предпочтения! – взревела я.

– …Оу, – Даге тут же отвёл свой взгляд в сторону.

– …Ну и? О чём ещё ты поведал Юн-юн?

– …

– Что. Ты. Ей. Сказал?

– Я просто мимоходом подметил, что из вас с Сяо Ша могла бы получиться неплохая пара.

– ЦЗЯНГ ШУТИАН!

Да ты самый настоящий преступник, что рушит чужое благое воспитание! Не удивительно, что я то и дело слышу разговоры об обхватах талии и о том, кто кого должен седлать. Из-за этих недвусмысленных дебатов последние несколько дней я провела в полнейшем смятении, разрываясь между желанием пойти и остановить это и осознанием того, что не в праве этого делать. Всё-таки одёргивать других, когда я сама пребываю в крайне запутанном положении, было бы по меньшей мери странно. От всех этих душевных метаний у меня чуть волосы на голове не поседели!

Но уже через секунду обуревающая меня ярость мгновенно сменилась ледяным спокойствием.

– Даге, – холодно начала я, – я придумал, как ты можешь возместить мне утрату шеста.

– Эм, уже довольно поздно, так что давай продолжим этот разговор завтра.

– В ближайшие полчаса стой на месте и не двигайся. Довольно простое наказание, не так ли? – заявила я, ударив кулаком в ладонь, напрочь проигнорировав последние слова Даге.

Глядя на мои приготовления, Даге со всей серьёзностью заявил:

– На завтра у нас запланирована миссия по сбору припасов.

– Ты у нас целитель, так что к завтрашнему дню будешь как огурчик, – выпалила я и тут же замахнулась кулаком.

 

 

Фу-ух… Выйдя расслабленной походкой из комнаты Даге, я тут же наткнулась взглядом на затаившуюся за ближайшим углом группу наёмников, что, вполне очевидно, подслушивала наш с Даге «разговор».

– Чего это вы тут в засаде засели? Более достойного занятия для себя не нашли?

– Никак нет, босс, – хором отозвались наёмники.

– Ваш «босс» сейчас вон там, подлечивает себя, – ледяным тоном продолжила я. – Желаете к нему присоединиться?

– Никак нет, босс.

Я призадумалась. Пользуясь случаем, думаю, будет не лишним немного потренировать этих ребят. Не стоит спускать на самотёк воспитание наёмников. Придя к этому заключению, я быстро развернулась и направилась в свою комнату за ледяным копьём. Пусть я начала работать над ним всего пять дней назад, его вполне хватит на то, чтобы побить парочку людишек.

Я собрала всех на заднем дворе дома. Наёмники так и вовсе выстроились передо мной ровной шеренгой. Даже бестолковая троица студентов не была исключением… правда все трое, подражая наёмникам, стояли с нарочито выпрямленными спинами, при этом то один, то другой периодически прыскали сквозь стиснутые губы, не в силах более сдерживать свой смех.

– С начала апокалипсиса прошло чуть больше трёх месяцев, – начала свою речь я. – Изначально я полагал, что вы сможете спокойно справиться с любыми неприятностями, даже не имея отточенных навыков владения собственными способностями. В конце концов, на данный момент огнестрельное оружие по-прежнему является куда более практичным средством борьбы, чем способности. Но всего пару дней назад мы столкнулись с мозговиком, да и тот Лу Ренджи умел обращаться со своей особой силой куда лучше, чем любой из вас. Вы, надеюсь, осознаёте, что он физически не мог съесть больше кристаллов эволюции, чем вы, так ведь? В общем, если подытожить, ситуация, на мой взгляд, складывается далеко не самая радужная…

Чем дольше я говорила, тем более расслабленные позы принимали остальные, выходя из своих наигранных образов бравых солдатиков. Похоже, они наконец-то начали воспринимать этот урок более серьёзно.

– …На данный момент даже Шуюн владеет своей способностью в разы лучше вас, – я окинула всех присутствующих взглядом и приметила, что все отреагировали на эту новость довольно равнодушно. Похоже, мне стоит немного их встряхнуть и раскрыть глаза на истину. – Или же вы думаете, что способность Шуюн годится разве что для подзарядки ваших гаджетов?

Я обернулась к Шуюн и, ткнув пальцем в растущее на участке дерево, приказала:

– Срежь вон ту ветку.

Шуюн в ответ немного удивлённо моргнула глазками после чего медленно подняла руку. Со стороны её вытянутая вперёд рука больше походила на мольбу нежной юной девушки о помощи. Но уже в следующее мгновение с кончиков её пальцев внезапно сорвался ослепительный разряд молнии, с последовавшим за ним трескучим звуком ломающегося дерева. Глаза всех присутствующих удивлённо распахнулись, после чего все, как один, повернули головы и уставились на дерево. Часть густой листвы несчастного растения теперь отсутствовала. Вместо этого на её месте теперь клубился серый дымок, а на листве под деревом лежали обугленные останки той самой ветки.

Ей удалось срубить именно одну конкретную ветку, не больше, не меньше. Вот поэтому-то я никогда не устаю восхищаться её воистину феноменальным контролем своей довольно агрессивной способности. Подобный уровень вполне можно назвать божественным и это ни в коей мере не будет преувеличением.

Ни Даге, ни я не желали пускать Шуюн в гущу сражения, но это не значит, что я планировала позволить ей стать беспомощной слабачкой. Если кто-нибудь посмеет теперь насмехаться над моей Сяо-мей, непременно обратится в ароматный стейк с хрустящей корочкой снаружи и нежным мясцом внутри.

Постепенно один за другим присутствующие сумели-таки оторвать свои ошарашенные взгляды от почерневших останков ветки. Вновь повернув голову, они уставились на нас с Шуюн настолько светящимися желанием глазами, что их вполне можно было бы использовать в качестве замены фонариков.

– Хотите стать такими же сильными? – ухмыльнулась я, специально мучая их этим вопросом. Все вы раньше насмехались над моими словами о пользе способностей, а что теперь? Можете уже начинать кричать и молить меня о помощи!

– Так точно, босс!

– Хватит уже называть меня «боссом». Не хочу я быть вашим боссом.

– Так точно, младший босс!

…Похоже, в ближайшее время мне придётся серьёзно заняться воспитанием этих наёмников.

Я слегка подбросила ледяное копье, перехватив его поудобнее по середине древка. Обучая Шуюн, мне приходилось быть особо нежной, так как я не могла позволить себе совершить с ней нечто грубое, вроде атаки энергией льда с последующей заморозкой. Поэтому процесс обучения шёл не очень быстро и отнял у меня кучу сил, прежде чем мне наконец удалось сделать из Шуюн потрясающего эксперта по части контроля собственной способности. Однако стоящие сейчас предо мной люди не являются моими мей-мей, а представляют собой группу толстокожих мясистых наёмников, да ещё и плохо воспитанных!

– Разделитесь на группы по двое и попытайтесь вместе заблокировать мой шест своими способностями; иначе превратитесь в сосульки! Если больше не сможете терпеть холод и захотите ударить меня грубой силой, не сдерживайтесь. Но учтите, каждый удар кулаком я потом верну вам в десятикратном размере; за каждый удар ногой я буду ломать одну кость. У нас ведь есть Даге, так что мне не придётся беспокоиться о том, что могу сделать кого-то из вас калекой.

Калекой? Все дружно перевели взгляд на стоящего за моей спиной человека. На всех лицах ясно читалось «Тогда почему же у босса по-прежнему фингалы под обоими глазами?»

Да потому, что я специально целюсь в лицо, когда бы мне не представилась возможность кому-то вмазать. Ну, давайте! Укусите меня, если не нравится!

Призадумавшись на мгновение, я кликнула:

– Каин, иди-ка сюда. Будешь первым.

– Так и знал, что ты меня ненавидишь, – проворчал Каин, выходя вперёд.

– Твоей способностью является огонь, так что в теории противостоять моему льду тебе должно быть проще, чем остальным.

Не, ну серьёзно. В этот раз я честное слово не планировала отыгрываться на нём под предлогом важного дела.

– Пусть так, но ты по-любому меня ненавидишь, – продолжил гнуть своё Каин.

Я затихла на пару секунд, после чего, начхав на всё, выпалила:

– Верно, я тебя ненавижу! Не так давно ты не удосужился даже попытаться меня остановить, когда я намылился погулять снаружи дома. Тебе абсолютно плевать на то, жив я или мёртв!

– Ха-а? С чего бы мне тебя останавливать? – явно озадаченно, поинтересовался он.

По-прежнему строишь из себя невинную овечку?

– Разве тебе не приходило в голову, что одному мне будет снаружи небезопасно?! – взревела я. – Я же всего лишь восемнадцатилетний малец!

Я предпочла проигнорировать все скептические взгляды вокруг, что так и говорили «Ага, небезопасно. Для иных».

– К тому моменту мы уже удостоверились, что все иные в округе стали последними наследниками их рода.

Слово «наследник» тут было явно не к месту, тупой иностранец!

– К тому же, тебе ведь уже восемнадцать. Разве к этому моменту ты уже не должен был выучить, куда тебе следует и не следует ходить? – заключил Каин, словно это было совершенно естественно.

– … – уже во второй раз за день меня посетило чувство, что я говорю со своим собеседником на разных языках.

В тот же момент Каин похлопал меня по плечу, одарив своей голливудской улыбкой в тридцать два белоснежный зуба.

– Но, это ничего, Юнкиан вот тоже меня ненавидит, так что прибавление ещё одного ненавистника погоды не изменит. Я об одном лишь прошу, по лицу не бей, ладно? Боссу его фингалы даже определённого шарма добавляют, а вот мне они не к лицу. Давай оставим эту привилегию боссу, согласен?

…Ох, как же это милостиво с твоей стороны.

Внезапно для себя я осознала, что моя мелочная натура сузила мои горизонты даже больше, чем я предполагала. Я так долго точила зуб на этого образцового солдата, чья белоснежная улыбка годилась даже для рекламы зубной пасты, а он, оказывается, совершенно не желал мне зла.

Кончики ушей у меня запылали огнём, и я яростно парировала в порыве притворного гнева:

– На дворе сейчас апокалипсис, так что любые вопросы ненависти могут и подождать. Самое важное для нас сейчас – выжить. Поэтому я буду тренировать вас с полной отдачей… чтобы искупить перед вами вину за свою мелочность.

Закончив свои слова, я тут же схватила Каина за руку и направила в неё энергию своей способности.

– А-А-А-А-А-А-А-А-А! – в тот же миг раздался душераздирающий крик нашего мускулистого мачо-мэна. – Холодно, очень холодно! Я передумал, прошу, не ненавидь меня. Пожалуйста, отпусти-и-и!

Чего ты так разорался! Куда твои яйца делись? Взгляни… Юнкиан вот после всего даже не пискнула! Вот что я называю настоящий мужик!

Впрочем, с другой стороны у неё же способность к воде, что позволяет ей в определённой мере подстраиваться под мою ледяную способность, уменьшая ущерб.

Таким образом я сорвала болезненные крики с уст всех до последнего наёмников, пройдясь по строю сначала в одну сторону, потом в другую. Троицу студентов-нахлебников эта участь также не миновала. Даже обычно молчаливый Динг Джун вопил во всё горло. К счастью, Даге с остальными уже давно зачистили все близлежащие районы от иных, иначе, судя по их душераздирающим крикам буквально до хрипоты, нас бы уже давно окружило целое полчище иных.

Лишь истратив всю энергию своей способности до последней капли, я наконец-то соизволила объявить:

– На сегодня всё, можете быть свободны.

Стоило этим словам слететь с моих губ, как все присутствующие облегчённо выдохнули, словно люди, которым чудом удалось избежать смертного приговора. В этот момент их переполнило такое счастье и восторг, что они принялись одновременно и смеяться, и плакать, совершенно растеряв свой прежний вид бравых профессиональных наёмников.

Я двинулась назад к дому, по дороге подобрав ледяное копьё, что незадолго до этого оставила неподалёку, и лишь тогда припомнила, что уже истратила всю энергию своей способности. Другими словами, мне уже не удастся хоть сколько-нибудь продвинуться вперёд в укреплении своего нового оружия. Если продолжу обучать наёмников по этой методике, то, боюсь, мне придётся забыть о создании полноценного ледяного копья.

В сегодняшней тренировке приняли участие все до единого обитатели дома, даже дядя с тётей. Если бы мы не жили сейчас в апокалипсисе, за подобное жестокое обращение с собственной роднёй на меня бы непременно пожизненно навесили клеймо дикого и кровожадного ребёнка. Теперь же, ха, они меня потом даже благодарить будут за то, что вовремя их всему обучила.

Единственным человеком, что не принимала участия в тренировке, была Шуюн просто потому, что ей более не требовались подобные базовые тренировки. Полагаю, будет эффективнее, если я доверю обучение преуспевающей половины жильцов дома ей, в то время как сам займусь обучением отстающей половины.

– С завтрашнего дня вашими тренерами будем мы с Шуюн, так что разделитесь на две группы…

В тот же миг пространство вокруг меня резко опустело, в то время как подле Шуюн теперь уже было не протолкнуться. Я холодно усмехнулась.

– Шуюн, почему бы тебе не провести показательный урок? – ткнув пальцем в Юнкиан, предложила я. Из-за совместимости наших с ней способностей ей сегодня пришлось проще всего. За всё время тренировки она так и не издала ни звука, чем заработала себе звание «настоящего мужика».

Шуюн кивнула и, мило улыбнувшись, нежно взяла Юнкиан за руку.

– Юнкиан-джей, я начинаю!

Вот так и пришёл конец последнему мужику из числа наёмников.

Славно! Теперь осталось лишь искупаться и баиньки.

 

 

Выйдя из ванны, я уже было собралась позвать Шуюн, чтобы помогла мне просушить волосы, но вместо неё обнаружила в комнате Даге. Этот могучий, словно сошедшее на землю божество, мужчина восседал на розовой кровати на фоне лавандовых обоев с по-прежнему чёрными фингалами под глазами.

Даге, ты хоть понимаешь, что, находясь здесь, ты полностью рушишь свой образ?

Стоп, почему вещь в его руках кажется мне такой знакомой?..

– А ну немедленно положи на место моё копьё! – резко взвизгнула я.

Пусть этому «младенцу» всего пять дней от роду, пять дней есть пять дней! Уже дня через два он станет достаточно прочным, чтобы пойти с ним на охоту. Если Даге растопит и это оружие, я… я… я не знаю, что вообще могу сделать человеку, что способен непринуждённо расхаживать перед всеми с фингалами под глазами!

Даге же в ответ поднял голову и спросил:

– Так ты, Шую, предпочитаешь использовать длинное колющее оружие? А как насчёт мечей или же ножей? Для них найти приличную базу было бы не так сложно.

Да, я знаю, что моё копьё выглядит не очень, но не мог бы ты сперва положить его на место? Прошу, помилуй его жизнь!

Даге наконец-то положил копьё обратно на покрывало кровати, благодаря чему я смогла облегчённо выдохнуть. Лишь после этого я ответила:

– Тогда, в прошлом, единственным оружием, которым я мог пользоваться на первых порах, был привязанный к ручке швабры кухонный нож, так что, проведя столь долгое время с подобным оружием в руках, я порядком к нему привык. Разумеется, я и другим холодным оружием неплохо владею, но с шестом в руке мне всё же привычней.

С самых первых дней апокалипсиса все люди стремились удерживать иных на как можно большем расстоянии от себя. Если бы не тот факт, что пули в апокалипсисе всегда были в дефиците, никто бы и вовсе не решился сразиться с иным «Mano a Mano»1. Поэтому-то в итоге предпочтение и было отдано длинному холодному оружию вроде копий, ведь протыкать иных на большом расстоянии было куда безопаснее, чем приближаться к ним вплотную. Отсюда и пошли мои отменные техники боя с шестом, что в итоге перекочевали за мной из того мира в этот.

– В таком случае я попытаюсь найти для тебя настоящее копьё, – кивнув, отозвался Даге.

– Да нет, не стоит. Длинные копья найти не так уж и просто, да и это оружие, по правде говоря, лишь временное.

– Временное? Тогда каким будет твоё постоянное оружие?

– Длинное копьё и кинжал, сделанные целиком и полностью лишь из спрессованного льда.

Я вытащила из нагрудного кармана небольшую ледяную пластину. Она была очень маленькой, в половину ладошки, да и в толщину составляла не больше трёх положенных друг на друга листков бумаги. В тоже время она была достаточно прочной, чтобы выдержать удар не только от моего нового ещё недоделанного копья, но даже старого ледяного шеста, над укреплением которого я корпела целый месяц!

Вот только за всё прошедшее с начала апокалипсиса время я смогла создать лишь этот небольшой кусочек, поэтому я всегда хранила его в нагрудном кармане в качестве дополнительной защиты. В будущем он превратится в моё дополнительное оружие – кинжал. Ну а когда же я стану более опытной в материализации и спрессовывании подобного льда, я примусь за создание своего основного оружия – длинного копья. Весь процесс, вероятно, займёт не менее пяти лет. С этим делом торопиться не стоит.

Даге взял в руки ледяную пластинку и принялся вертеть её в руках, периодически постукивая по поверхности ногтём. Он, как видимо, тоже осознал невероятную прочность этой на вид хрупкой пластинки и восхищённо вздохнул.

– Сяо Ю, ты действительно нечто.

Честно говоря, не думаю, что я заслуживала подобной похвалы. Если бы в новом мире переродилась не я, а Даге, он бы к этому времени уже покорил полконтинента. А чего добилась я? Всего-то создаю обычное оружие новичка. Тут не чем гордиться.

Но, Даге, о чём ты хотел так срочно поговорить, что пришёл ко мне посреди ночи? Поспеши, пожалуйста, иначе Шуюн не сможет лечь спать. Недостаток сна вреден для кожи, знаешь ли!

В этот момент Даге поднял на меня взгляд, и я тут же не удержалась и выпалила:

– Даге, да сотри ты уже эти фингалы со своего лица!

– Опа? Это ведь ты мне их поставил, а теперь сам же не в силах на них смотреть? – с ухмылкой поинтересовался Даге, однако фингалы под его глазами моментально испарились, словно их и не было.

Как ни посмотри, а способность у Даге была довольно странной. Её мощь совершенно не вязалась с тем, что я знала о способности исцеления из своей предыдущей жизни. В прошлом способность Сяо Ки даже близко не обладала подобной силой, не говоря уже о том, что ей в жизни не удалось бы растопить мой ледяной шест.

С другой стороны Гуан Веюн в то время смело можно было назвать лягушкой из колодца2. Она ни разу не встречалась лицом к лицу с обладателями действительно сильных способностей. Большая часть информации, которой она обладала, доходила до неё через третьи руки или же и вовсе через слухи, так что наверняка сказать, сколько из этого было правдой, не представляется возможным.

Моё преимущество от перерождения продлится не больше одного-двух лет, а если семейству Цзянг так и продолжит так конкретно не везти, то даже чи́та под названием «перерождение» будет недостаточно для их выживания!

Иной первого ранга, Лу Ренджи, мозговик… ни с одним из этих мы ещё не должны были встретиться на этом этапе апокалипсиса.

– Каин родом из трущоб, а там дети вынуждены взрослеть быстро. С его точки зрения восемнадцатилетний пацан, как ты, уже является полноценным взрослым, посему сам в ответе за собственную безопасность. У него не было никаких злых намерений.

Я уставилась на Даге. Так он пришёл объяснить тогдашнее поведение Каина.

– Сказать по правде, я и сам был на него чуточку зол тогда. Однако, после того как мы с ребятами ещё раз всё обсудили, мы пришли к выводу, что никакой опасности для тебя в этом не было. Всех иных в округе мы уже к тому времени зачистили, да и, судя по времени твоего отсутствия и объёму припасов, что ты приносил обратно, ты не так уж далеко отходил. В общем, мы решили позволить тебе погулять да подышать свежим воздухом, иначе твои вспышки гнева участились бы прямо пропорционально твоей скуке.

После его слов я наконец-то поняла прежний ход их мыслей. Цзянг Шую не умел водить, поэтому-то они и решили, что, даже если я и попытаюсь украсть машину, не смогу её завести без ключа зажигания. Другими словами, в своих расчётах они опирались на идею, что я передвигаюсь на своих двоих, в то время как на деле я пользовалась как раз таки транспортом.

Если подытожить, то весь былой инцидент свёлся к банальному недопониманию между двумя сторонами. Сперва я разозлила наёмников тем, что скрыла от них существование кристаллов эволюций, из-за чего те какое-то время относились ко мне враждебно. По этой причине все последующие события я по накатанной начала воспринимать исключительно в самом худшем свете.

– Даге, неужели я действительно настолько мелочный человек? – удручённо поинтересовалась я. Была ли Гуан Веюн столь же мелочной и прогнившей личностью, что не могла простить даже малейшее посягательство на свою территорию так же, как не могла простить и застрявшую в её глазу песчинку?

– В тебе живы воспоминания о долгих десяти годах в апокалипсисе, так что не стоит требовать от себя слишком многого, – ободряюще потрепал меня по голове Даге. – Просто в следующий раз не пытайся держать всё в себе. От этого будет лишь хуже. Если у тебя есть какие-либо вопросы, не стесняйся обсудить их вместе со всеми.

– … – долгое время я не произносила ни слова. Когда же сил молчать уже не осталось, я резко выпалила с обидой в голосе. – Даге, почему ты всё-таки вылил тогда мой кофе? Неужели ты на полном серьёзе решил, что я могу захотеть отравить тебя?

На лице Даге тут же появилось горькое сожалеющее выражение, и он принялся неспешно объяснять:

– Видишь ли, как-то раз в прошлом я слегка перегнул палку со своими насмешками над тобой, и тогда ты точно также принёс мне чашку кофе под вечер. На следующее утро у меня разыгралась такая диарея, что я даже на самолёт сесть не смог, и мне пришлось отложить одну очень важную миссию.

…Цзянг Шую, ты и впрямь нечто! Ты даже осмелился подмешать Даге слабительное. Мой триумф в виде фингалов под глазами Даге меркнет в сравнении с этим!

– И это притом, что тебе тогда было всего лишь двенадцать лет, – лицо Даге слегка перекосилось, словно от внезапной головной боли. – Когда ты недавно пришёл ко мне с кофе, на твоём лице была точно такая же улыбка, что и в тот раз, поэтому я не осмелился его выпить.

Получается, меня подставил Шую из прошлого. Где это слыханно, чтобы человек смог настолько сильно споткнуться об самого себя?

– Однако я не буду отрицать, что меня действительно посещала мысль о том, что ты мог мне что-нибудь подмешать, – Даге на миг затих, после чего продолжил. – И сейчас я не имею в виду нечто безобидное вроде слабительного.

Я невольно вздрогнула.

– Честно говоря, если бы ты не рассказал мне о Гуан Веюн, мы с Шуюн, вероятно, никогда бы не заметили, что с тобой что-то не так. Мы бы так и продолжили всё сваливать на потерю памяти, – подметил Даге, криво усмехнувшись. – Так что твоё признание, можно сказать, посадило семя сомнения в моей душе, что время от времени начинало прорастать. Полагаю, именно поэтому после того инцидента, когда я застал тебя копающимся в могиле иного, я начал воспринимать всё слишком близко к сердцу и позволил себе лишние мысли. К тому же я думал, что это просто чашка кофе, и оттого, что я его вылью, беды не случится.

С этим не поспоришь. Если бы это действительно была лишь обычная чашка кофе, никакой проблемы бы не возникло. Вот только это означало, что подозрения в мой адрес уже пустили корни в его душе. Теперь вопрос был лишь в том, возрастут ли они ещё больше и дадут ли плоды.

Тогда у меня по-прежнему была надежда, что Гуан Веюн действительно является прежним воплощением Цзянг Шую, что я лишь временно забыла о своей бытности Цзянг Шую, что на деле я самый настоящий Цзянг Шую!

Но Цзянг Шую всё же умер, и теперь моё сердце сковал лёд даже холоднее моей собственной способности.

– Шую, – Даге посмотрел на меня очень серьёзным взглядом, – многие люди выживали даже после клинической смерти. Или ты хочешь сказать, что все они уже не те, кем были раньше?

Так и знала. Он всё слышал. Я непроизвольно сжала кулаки.

– И ты не должен заставлять себя быть таким «Цзянг Шую», каким мы ожидаем тебя видеть.

Так он и это заметил.

Цзянг Шую был общительным парнем. Настолько, что порой его даже можно было назвать добрячком. Но на деле он имел достаточно твёрдый стержень внутри и ничуть не боялся своего грозного Даге. Когда же его доводили до ручки, он со злости мог даже собственным дяде и тёте по больным местам навалять.

По крайней мере, таким был Цзянг Шую, каким мне его описала Шуюн.

Разве же я на него похожа?

Цзянг Шую не боялся Даге, а я…

– Даге, я всегда тебя боялся.

Услышав эти слова, Даге заметно вздрогнул, и его лицо помрачнело, но в то же время он не выглядел удивлённым. Полагаю, он это заметил, хоть я и пыталась вести себя как «Цзянг Шую», что не боится своего Даге. Даже, вот, побила его на днях.

– Почему? Я ведь никогда не причинял тебе боли.

На какое-то время в комнате повисла тишина, но затем я всё же собрала волю в кулак и призналась.

– С самого моего пробуждения я знал, что являюсь Гуан Веюн. И чем добрее вы ко мне относились, тем страшнее мне становилось от мысли, что вы узнаете правду. В какой-то момент я более не смог этого выносить и всё вам рассказал. Но стоило мне избавиться от груза этой давящей истины, как в моём сердце зародилось новое опасение. А что если в будущем вы отбросите идею о реинкарнации и перестанете воспринимать меня как своего ди-ди? Тогда ты, вероятно, просто придушишь меня насмерть.

– Никогда! – тут же взревел Даге. – Шую, насколько же сильно ты во мне сомневаешься? Я твой Даге, и я никогда не причиню тебе боли!

Глядя на его разъярённое лицо, мне до боли хотелось сказать «Даге, почему бы тебе не придушить меня прямо здесь и сейчас? В ином случае, даже когда весь мир начнёт в один голос твердеть, что я «не Цзянг Шую», ты просто обязан будешь продолжить воспринимать меня как своего ди-ди, настоящего ди-ди!»

Но я так и не смогла сказать этого вслух. Я не могу просить у него слишком многого… в нынешнем положении Цзянг Шутиан ни за что бы не смог придушить меня, ведь так? Сейчас у меня была внешность Цзянг Шую, и он не смог бы убить меня, не имея чёткой уверенности в том, кто именно находится внутри этого тела.

Я подняла на него решительный взгляд, и через какое-то время неспешно заговорила:

– Даге, если в тебе ещё хоть раз – один единственный раз – пробудится подозрение насчёт меня, я немедленно уйду из дома, оставив вас с Шуюн позади. Мы никогда больше не встретимся. Так будет лучше для всех нас.

Услышав мои слова, Даге тут же вздрогнул и сухо пробормотал:

– Шую, я не божество. Неужели ты правда веришь, что твой Даге может жить, не совершая абсолютно никаких ошибок?

– Ты уже сделал одну ошибку, вылив мой кофе, и я тогда не ушёл, – настойчиво выпалила я. – Если позволишь себе сделать ещё одну подобную ошибку, значит, ты мне не доверяешь. А раз уж я такой мелочный до мозга костей человек, я никогда тебе этого не забуду. Я не желаю быть братом тому, кто мне не доверяет, и кого я вынужден бояться!

– Хорошо сказано! – согласно кивнул Даге. Его взгляд смягчился и, подняв голову, он внимательно заглянул мне в глаза, впервые за этот разговор посмотрев на меня так, как смотрел бы на своего собственного ди-ди. – Ты действительно Шую, – твёрдым уверенным голосом заявил он. – В этом нет и не может быть никакой ошибки. Шуюн всегда умела разбираться в людях куда лучше меня, а она никогда тебя не подозревала.

После этих слов Даге мои глаза резко потеплели и увлажнились. Нет, так дело не пойдёт. Я принялась торопливо моргать, пытаясь избавиться от покалывания в глазах.

Хорошо, в таком случае Цзянг Шую – это Цзянг Шую, и точка! До тех пор, пока и Даге, и Шуюн верят в меня, я тоже буду верить в то, что я Цзянг Шую!

Даже если в будущем их вера в меня по какой-то причине даст трещину, или же нам станет известна ещё какая-нибудь шокирующая информация, я, вероятно, всё равно смогу от них сбежать. Хотя, может случиться и так, что меня действительно придушат, но это всё равно лучше, чем день ото дня страшиться и подозревать самых близких мне людей. Подобного опыта мне и в прошлой жизни хватило с головой. Теперь же, когда у меня появилась возможность прожить новую жизнь вместе с семьёй, что всецело мне доверяет, как я могу позволить себе допустить ту же ошибку?!

Даге протянул вперёд руку и нежно потрепал меня по голове.

– Не волнуйся, Даге непременно вас всех защитит.

Мои глаза опалила новая волна жара. Даге, пожалуйста, не говори ничего больше! Иначе я не сдержусь!

Но пусть я уже и была на грани слёз, сдержать своё любопытство я всё же не смогла и выдавила вопрос:

– Мой характер действительно совсем не изменился?

Как минимум Шую не мог быть таким же плаксой, как я, верно же?

С недавних пор его личность немало меня заинтересовала, особенно с учётом того, что я женщина. Если у меня такой же характер, как у паренька, значит ли это, что Гуан Веюн при жизни была слишком мужеподобна, или же что Цзянг Шую был слишком женственный?… С другой стороны, разве прожившая десять лет в апокалипсисе женщина по логике не должна была стать более щедрой и благодушной, чем восемнадцатилетний шкет, что всю свою жизнь прожил в комфорте?

– Несильно, – неспешно, но с лёгким нажимом начал Даге, – так что не нужно больше притворяться, ладно? Когда ты начинаешь вести себя излишне оживлённо, как в последние дни, это наоборот заставляет меня думать, что что-то здесь не так.

Ясно. Ноль баллов за неестественную игру.

– Но есть одна вещь, которая действительно изменилась.

– И что же во мне изменилось? – поинтересовалась я, испытывая равную долю любопытства и тревоги в душе. Однако я тут же принудительно заставила себя расслабиться. И Даге, и Шуюн мне доверяют, так что бояться мне нечего!

Даге ухмыльнулся.

– Раньше ты не бросал украдкой взгляды на мой пресс.

…Выходит, он уже давно заметил, как я поглядываю на его торс! Вот же ж, разве теперь разница между мной и Цзянг Шую не стала очевидной. Шую уж точно никогда не пускал слюни, глядя на мужской торс, так ведь?!

– …ты без стеснения на него таращился.

– …

Ладно, признаю, Цзянг Шую, ты победил. Ты настолько меня превзошёл, что даже сидя на ракете, я бы не смогла тебя догнать. Ты просто непревзойдённый извращенец, что одновременно является братофилом и сестрофилом!

Видя моё замешательство, Даге вновь потрепал меня по голове.

– Просто ты всегда очень завидовал моему телосложению. Ты даже заявил, что после сдачи экзаменов непременно купишь себе парочку тренажёров, чтобы накачать себе такие же мышцы, как у меня. К слову, сейчас ты уже выглядишь куда крепче, чем прежде, так что продолжай в том же духе, – объяснил он.

Ясно. Прости, парень, я неправильно тебя поняла. Но знаешь, Цзянг Шую, даже если бы ты их приобрёл, ты бы просто выбросил деньги на ветер. Видишь ли, всё это время я не только ела питательную здоровую пищу Юн-юн, но также успела слопать целую уйму кристаллов эволюции, и пару раз даже сразилась в смертельной схватке с иными. Тем не менее, всё, что я получила в итоге, это едва заметные хлюпенькие мышцы. Чтобы стать таким как Даге, куда быстрее будет шибануть себя молнией и попытать счастье в ином мире!

Опустив голову, я бросила печальный взгляд на своё худощавое тельце. На моих руках действительно виднелось немного мяса и, хоть и без характерных для накаченного пресса кубиков, мой живот всё же выглядел достаточно подтянутым. Но всё это бледнело и терялось на фоне Даге!

Ладно, не гоже нам, смертным, сравнивать себя с небожителями вроде Даге, так что я… я лучше буду сравнивать себя с Сяо Ша!

Юн-юн как-то раз сказала, что у Сяо Ша на вид талия у́же, чем у меня, так что в следующий раз мне стоит самой пойти и проверить. Если его телосложение окажется более крепким, я попрошу Юн-юн посадить его на диету до тех пор, пока его талия не станет уже моей!

 

 

Не помню точно, где и от кого я это услышала, но в прошлом мире существовала теория о том, что все способности изначально произошли от одного корня – разница лишь в том, как вы их используете. По этой теории чёрный туман, что обволакивает планету раз в год, несёт в себе некую энергию, что не только снимает своего рода предохранитель с человеческих тел, но и дарует нам доступ к этой самой загадочной энергии.

Но Гуан Веюн уже с первых дней стала отставать от остальных, что уж там говорить о разнице между ней и элитой к концу десятого года апокалипсиса. Если бы её жизнь была гонкой, то, учитывая её достижения, она пробежала бы не больше трёх метров от линии старта. Самый высокий ранг иного, с которым она когда-либо сражалась, был третий, и это произошло аж на восьмом году апокалипсиса.

Цзянг Шую же в течение всего лишь трёх первых месяцев уже успел убить двух иных первого ранга. Есть пословица: нет смысла сравнивать себя с другими, ибо всегда найдётся кто-то, кто будет лучше тебя. Если зацикливаться на подобных вещах, то недолго и в пожизненные лузеры себя записать!

Хотя, если взглянуть на ситуацию с другой стороны, то Цзянг Шую успел съесть на порядок больше кристаллов эволюции, чем Гуан Веюн за тот же промежуток времени. Утешала саму себя я, пытаясь убедиться, что прежняя «я» была не полной бездарностью, а просто глупой женщиной. Как бы она смогла стать сильной, если с самого начала только и делала, что отдавала все кристаллы эволюции своему дрянному парню?

Хоть я и заявила прежде, что собираюсь стать Ледяным Императором, настоящий Ледяной Император уже, небось, ведёт свой отряд вперёд с целью покорить весь мир. Просто пока новость об этом ещё не успела добраться до нас, потому что мы сейчас находимся на совершенно другом континенте… Ну, по крайней мере, я не думаю, что мы с ним находимся на одном континенте.

Несмотря на то, что названия континентов в этом мире отличались, их всё равно можно было более-менее наложить на известные мне. Посему, с великой долей вероятности здешняя Мессия соответствует Азии из моего мира. Честно говоря, не помню точно, на каком именно континенте Ледяной Император объявился впервые, однако однозначно не в Азии. К слову об Азии, как же звали местного элитного бойца человечества?.. Не помню.

Ксиа Зенгу не раз отчитывал меня за то, что я никак не могла запомнить имён трёх элит из числа людей. Но в то время мне на это, откровенно говоря, было глубоко начхать… куда важнее было запомнить точное местоположение припасов. Эта ленивая задница поначалу даже не пыталась запомнить, где располагаются ближайшие магазины и супермаркеты. Неужели он думал, что имена трёх элит смогут помочь ему прокормить себя?

Кстати о названиях материков. Изначально я решила, что здешняя Океания и Океания из моего прежнего мира – одно и то же, однако я ошиблась. Наша Океания здесь зовётся Глассией3, что по совместительству является тем самым местом, где едва не застрял Даге.

В общем, Ледяной Император находится где-то далеко на другом континенте и точка. Тем не менее, другой представитель элиты впервые объявился именно здесь, в Азии… в смысле, в Мессии. Если мы сможем его отыскать и убедим присоединиться к нашей команде, не значит ли это, что мы станем передовой группой людей на всём континенте? Вот только имени его я не помню. В моей памяти зафиксировалось лишь то, что у него довольно необычная фамилия. Но какая?

– О чём задумался, Эрге?

– О громе, – машинально ответила я.

– Шоколаду захотелось?

– Что? – я озадаченно перевела на неё свой взгляд.

– К сожалению, у нас нет шоколадных батончиков «Чёрный гром» в подвале, – невинно заметила Шуюн. – Я не стала их покупать в тот раз, так как Даге считает их слишком сладкими. «Godiva» сойдёт?

Да уж, сравнивать мою прежнюю жизнь с жизнью Шую действительно смысла нет! Я со слезами на глазах согласно кивнула. Раньше подобный дорогой шоколад мне был не по карману, так что мне ни разу не доводилось его попробовать. Теперь же я планирую наверстать это упущение! В любом случае для роста мышц нужны калории.

Кстати о мышцах, я обернулась и подозвала к себе Сяо Ша, что недалеко от нас практиковался в метании ножей.

Сяо Ша подошёл к нам с видом обречённой покорности.

– Что, опять настала моя очередь тренироваться?

– Подними руки.

Он ту же послушно поднял руки. Несмотря на то, что Даге нашёл немало дыр в моём актёрском мастерстве, для устрашения прочих членов отряда наёмников этого вполне хватало. Теперь они беспрекословно подчинялись любому моему слову. Похоже, они действительно воспринимают меня как младшего босса ОПЦ, или что-то в этом роде… Как-то это неправильно. Ладно, неважно. Главное, что от моих истязаний Даге был хоть какой-то толк.

Я вытащила мерную ленту и замерила талию Сяо Ша.

На один дюйм шире.

– …

С сегодняшнего дня буду есть «Godiva» на десерт к завтраку, обеду и ужину, а Сяо Ша отныне будет питаться исключительно овощами!

Однако позднее Шуюн заявила, что в наших обстоятельствах овощи стали куда более ценной едой, нежели какие-то там шоколадки «Godiva», так что Сяо Ша сумел избежать участи превратиться в вегетарианца. Мне же с огромной неохотой пришлось отказаться от этого замысла и от безысходности запихнуть себе в рот ещё больше конфеток «Godiva».

Когда же настало время обеда, я со всей серьёзностью заговорила:

– Даге, если во время ваших миссий вы встретите человека с очень сильной способностью контроля молнии и необычной фамилией, можешь спросить его имя? Постарайся поладить с ним и оставь какой-нибудь способ экстренной связи, после чего вернись ко мне и назови мне его имя.

– Уже сделал, – спокойно отозвался Даге.

Я вдрогнула от неожиданности и тут же поинтересовалась:

– Правда? И как же его зовут?

– Цзянг Шуюн.

…А ведь верно, Шуюн очень умело обращается со своей способностью молнии, да и фамилия «Цзянг» у неё достаточно необычная. Мать моя женщина!

– Бог Грома – мужчина, – даже немного жаль, но я ни за что не позволю моей милой сестрёнке сменить пол, так что остаётся лишь горько вздохнуть и двигаться дальше.

– Бог Грома? – все с интересом навострили уши.

– Ты про шоколад? – облизав губы, уточнила Юнкиан. – Знаю, они не только сладкие, но ещё и реально вкусные.

– Нет, я сейчас говорю о человеке! – у них что, только еда в голове крутится?! Вспылив, подумала я. – Ледяной Император, Бог Грома, Огненный Король – это клички трёх элитных воинов человечества, так что советую вам их запомнить!

В нашей группе присутствовали обладатели всех трёх этих элементов – льда, молнии и огня. А вот в моей прошлой жизни у нас не было ни одного выделяющегося на фоне других человека в команде. Просто лажа какая-то!

– Неужели… – с придыханием начал Каин, – я и есть…

– Нет, – поспешила остудить его разыгравшееся воображение я. – Огненный Король сейчас не на этом континенте. В Мессии сейчас должен находиться лишь Бог Грома.

Каин тут же разочарованно сдулся, в то время как остальные дружно перевели свои взгляды на Шуюн. С того самого знаменательного дня первой общей тренировки, мнение наёмников о возможностях Шуюн росло с геометрической прогрессией. Дошло до того, что в определённый момент все они принялись проявлять инициативу в уборке дома, так как решили, что «занимаясь домашними обязанностями, можно натренировать себя и стать такими же крутыми, как она».

Тсенг Юнкиан взяла на себя стирку, Лилия выметала из дома каждую до последней пылинки из дома, Сяо Ша вывешивал бельё на улице, после чего заодно и высушивал его, Зен Ксинг пропалывал землю на заднем дворе, готовя почву к высаживанию семян, ну а с Каином нам не приходилось беспокоиться о нехватке огня каждый раз, как выдыхался очередной баллон с газом.

Отряд Подавления Цзянг вскоре уже можно будет переименовывать в Отряд Домработников Цзянг.

В сравнении с трудолюбивыми наёмниками, наше трио нахлебников в эти дни проявили себя как самые настоящие ленивые задницы, причём до такой степени, что меня уже начал раздражать один лишь вид их наглых сытых рож. Су Йинг и Чен Кьянру ещё ничего, так как они хотя бы могли составить компанию Шуюн и немного помочь ей с уборкой, но вот весь из себя молчаливый, словно ходячий мертвец, Динг Джун… хм! Да я его так загружу, что он ещё пожалеет, что жив остался!

– Н-неужто этот «Бог Грома» и есть наша Ш-шуюн? – то и дело запинаясь, пробормотала Лилия.

Я же озадачено застыла. Вы что не слышали, что я только что сказала?

– Бог Грома – мужчина.

Все тут же облегчённо выдохнули. Меня же эта их реакция взбесила настолько, что я едва не взревела «Все вы, а ну марш наружу! Время для интенсивных тренировок!». Вы даже не представляете, как бы я хотела, чтобы Шуюн оказалась тем самым Богом Грома! Тогда этот постапокалиптический мир плясал бы под нашу дудку!

– Я всё равно планировал сегодня отправиться в Чжунгуань, – неожиданно вставил Даге, – так что попутно буду держать нос по ветру и попробую поискать этого твоего «Бога Грома». Но шансы на то, что мы случайно на него наткнёмся, крайне малы.

Я знаю, что шанс этого невелик, но всё же. Однако я удивлена, что Даге внезапно захотел приблизиться к городу. Я призадумалась. Хотя нет, это вовсе не странно. Тот полицейский участок и так уже находился на окраине города. Вероятно, то место было последним незачищенным зданием в округе. Провианта у нас было предостаточно – уже даже в подвал всё не влезало – а вот с амуницией дела обстояли иначе. Даже операция в полицейском участке не принесла нам больших результатов. В общем, если мы желаем обзавестись достаточным количеством амуниции, нам необходимо отправиться в город.

– Шую, ты останешься здесь и присмотришь за домом, ладно?

Я моргнула в недоумении и выпалила:

– Вообще-то, я думаю, мне следует пойти с тобой, Даге.

Даге в ответ лишь помотал головой.

– Путь до города неблизкий. Чтобы отыскать хоть какие-нибудь полезные ресурсы нам придётся остаться там на ночь. От мысли, что мне придётся оставить дом без присмотра более чем на сутки, мне неспокойно. Единственный, кому я могу со спокойной душой доверить защиту дома, это ты. Я также оставлю здесь Сяо Ша, так что он сможет тебе помочь.

…Даге, ты то и дело объединяешь нас с Сяо Ша в одну группу при каждом удобном случае. Ты точно не делаешь это специально?

Я призадумалась. Если мы с Даге оба уйдём, то ни один из нас не сможет перестать волноваться за судьбу дома, так что кто-то должен остаться позади. Вот только позволить остаться Даге мы не можем, ведь именно он является лидером наёмников. Как боец я, может, и сильна, вот только лидерскими качествами, подобно Даге, не обладаю.

– Почему бы тебе не оставить Тсенг Юнкиан дома? Она ведь отличный снайпер, а вот я в этом не силён.

Гуан Веюн никогда не была настолько везучим человеком, чтобы суметь наложить свои руки на нечто столь крутое как снайперская винтовка.

– Хорошо.

Я бросила взгляд на трио нахлебников.

– Почему бы тебе также не взять с собой Динг Джуна, Даге? Пора бы ему уже начать отрабатывать свою еду.

Динг Джун внимательно заглянул мне в глаза, но в итоге так ничего и не сказал.

Признаю, я та ещё шовинистка – специально создаю проблем для Динг Джуна, при этом на поведение Су Йинг и Чен Кьянру смотрю сквозь пальцы. Но у меня буквально в подкорке сидит твёрдое убеждение, что девушки должны оставаться дома и по возможности не рисковать своими жизнями на поле боя. Именно по этой причине мы с Даге никогда не позволяли Шуюн участвовать в миссиях, хоть и знали, какой подавляющей силой она обладает. Мы стараемся оберегать её, как только можем.

Знаю, что это не совсем правильно с моей стороны, но ничего не могу с собой поделать. Лишь от мысли, что Шуюн может…

– Шутиан, Сяо Ю, – внезапно заговорила тётя, – я бы тоже хотела принять участие в сегодняшней вылазке.

От неожиданности я удивлённо моргнула глазами и выпалила:

– Невозможно!

Даге тоже заметно нахмурился.

– Моей способностью является поиск, что позволяет мне ощущать присутствие всех живых существ в округе. Я могу помочь Шутиану избегать опасных участков. Пожалуйста, позвольте мне пойти, иначе мы с дядей будем волноваться.

Честно говоря, я уже почти забыла о способности тёти – верно, её «поиск» будет весьма полезен. Я заколебалась и вопросительно покосилась на Даге.

К моему удивлению Даге почти сразу согласно кивнул.

– Ладно, тётя, ты с нами. Помимо этого, Су Йинг тоже стоит присоединиться к группе.

Услышав эти слова, Су Йинг испугано вздрогнула и даже взглянула на Шуюн, ища поддержки, но та никак не отреагировала. Что и следовало ожидать от моей мей-мей, она прекрасно понимает, что Даге в этой ситуации прав, поэтому полностью его поддерживает.

Заметив это, Су Йинг оставалось лишь согласиться.

Я тоже догадывалась о причине, почему Даге захотел взять её с собой. Она обладала способностью психического типа, да к тому же провела немало времени рядом с мозговиком. Если их отряд вновь наткнётся на иного психического типа вроде мозговиков, она сможет лучше остальных противостоять его воздействию и привести в чувство остальных.

В этот момент Даге встал из-за стола и объявил:

– Операция будет проходить в Чжунгуань и продлится три дня. Ступайте и соберите все необходимые вещи. Выдвигаемся через час.

– О-о! – воскликнули наёмники и разошлись по своим комнатам. За последнее время все они успели значительно продвинуться во владении своими способностями, поэтому я не чувствовала особой тревоги из-за продолжительности намеченной на сегодня миссии. Прежде Даге и его команда сумели вырваться из самого сердца столицы, теперь же они всего лишь собираются пройтись по окраине города. К тому же теперь все они могут худо-бедно контролировать свои силы, так что особых проблем возникнуть не должно.

Отдав приказ собираться, сам Даге тем не менее остался в комнате, так как его вещами занималась Шуюн. Вместо того чтобы уйти, он обернулся ко мне.

– Шую, мне поискать что-нибудь конкретное для тебя в городе?

Я немного призадумалась, после чего выпалила:

– «Godiva».

Как раз в этот момент в столовую вернулась Шуюн. В одной руке она держала рюкзак для Даге, а во второй ещё одну тарелку со сладостями, большинство из которых были шоколадными конфетами.

– Не волнуйся, Эрге. Тогда, в супермаркете, я купила очень много коробок шоколада!

Странно, помнится в тот раз Шуюн добавила к общей куче покупок всего несколько коробок. Только не говорите мне, что она тогда купила лишь вакуумные упаковки с курицей, медицинские травы и шоколад? Да ладно! Даже такую вещь как прокладки я для тебя купила!

Пока я про себя поражалась выбору Шуюн, та уже повернулась к Даге.

– Даге, добудь, пожалуйста, маленький холодильник. Эрге очень любит сладости, так что мы можем установить один в комнате Эрге. Таким образом он сможет всегда иметь под боком кучу конфет.

После этих слов я внезапно почувствовала угрозу объёму своей талии. Я всего лишь хочу стать чуть более плотным, чем Сяо Ша, не больше. Серьёзно!

– Также нам бы не помешал ещё один небольшой электрогенератор. Ну и, конечно же, чем больше баллонов с газом и канистр с топливом вы сможете привезти, тем лучше, – торопливо добавила я. Уверена, Даге в любом случае планировал их достать, однако удержаться от лишнего напоминания не смогла. Если бы я этого не сделала, потом все три дня как на иголках бы сидела.

– Понял.

Слегка заколебавшись, я всё же решилась и продолжила:

– И ещё, Даге, не приводи с собой слишком много людей. Бери лишь тех, что не похожи на мошенников или же пронырливых личностей.

Даге внимательно на меня посмотрел.

– Вообще-то, я не планировал и вовсе приводить с собой людей, – ясно и чётко произнёс он.

Такого ответа я не ожидала. Никогда бы не подумала, что Даге окажется даже более хладнокровным человеком, чем я. Признаю́, сохранять статус-кво и не принимать никаких новичков в группу было, несомненно, безопаснее, ведь чем больше народу, тем больше с ними проблем. Даже если наёмники Даге и смогут поддерживать подобие порядка какое-то время, в определённый момент, когда число новичков перевалит за некий рубеж, они неизбежно начнут конфликтовать между собой. Найдутся даже те, кто начнут проворачивать свои собственные грязные делишки. Таким образом внутри одной большой группы начнут формироваться более маленькие закрытые группки.

Но в то же время, если мы не начнём принимать людей сейчас, можем оказаться в невыгодном положении потом. Поэтому, вместо того чтобы в будущем искать желающих присоединиться к нам, лучше взять их сейчас и воспитать из них толковых и преданных общему делу соратников.

Судя по тому, как обстоят дела, совсем скоро колонии выживших людей начнут появляться то тут, то там. В конце концов, люди – существа социальные. Не то чтобы среди нас совсем не было тех, что предпочитает жизнь одинокого волка, но даже эти одинокие волки вынуждены будут опираться на поддержку колоний. Что же касается нашей группы, то мы попросту слишком самообеспечены и организованны, так что предводитель колонии не оставит нас без внимания. Если нас и не выкинут из колонии, то, как минимум, разделят.

Хоть убейте, но я не могу представить Даге подчиняющимся чьи-либо другим приказам! Да и развала отряда наёмников нужно избежать любой ценой!

– Нам нужно больше людей. В будущем мы организуем собственную колонию.

– Ты хочешь основать базу? – вылупился на меня Даге. – Зачем?

Я удивлённо моргнула. «Зачем» спрашиваешь? А затем, что, если не создадим собственную колонию, нам придётся жить, следуя чужим приказам. Вокруг тебя, Даге, всегда витает аура лидера, так что лидеры колонии невольно будут видеть в тебе угрозу, что, несомненно, привлечёт проблемы на твою голову. Помимо этого наша Сяо-мей такая миленькая и юная, что кто-нибудь непременно захочет наложить на неё свои грязные ручонки. Да и у меня самой та ещё смазливая мордашка. К гадалке не ходи, проблем с моей внешностью также будет немало. Принимая во внимание всё сказанное, я вообще не вижу ни единой возможности нам выжить на чужой территории!

– Я просто хочу, чтобы мы тихи и мирно жили все вместе.

– Так и будет! – воскликнула Шуюн, подскочив ко мне и крепко обняв.

На губах Даге мелькнула едва заметная улыбка.

– Ладно, тогда давайте создадим собственную базу. Я займусь всеми приготовлениями, так что можешь на этот счёт не волноваться. Даге всё сделает в лучшем виде, – на этой ноте Даге протянул вперёд обе руки и потрепал нас с Шуюн по голове. Почему Даге так любит трепать людям волосы?

– Шую, тебе всего восемнадцать лет. Всего лишь на три года старше Шуюн. Ты по-прежнему ребёнок, так что не пытайся взваливать на себя слишком много.

– На дворе апокалипсис, Даге, – закатила глаза я и надменно заявила. – Иным начхать на то, сколько мне лет, когда они меня кусают.

– Я рядом, так что ни один иной не сможет тебя укусить.

Ладно, признаю, эти слова мне очень даже приятны. Несмотря на то, что я не собираюсь полагаться на чью-либо защиту в этом мире, сам факт, что кто-то по собственной воле желает меня защищать, согревает мне душу.

– Если нечем заняться, ступай и найди свою любовь. Тебе же уже восемнадцать лет.

…Даге, я ещё даже не определилась окончательно, какой именно пол мне нравится. Пожалуйста, дай мне ещё немного время подумать над этим.

Не желая оставаться в долгу, я тут же выпалила встречный щекотливый вопрос:

– Даге, тебе уже двадцать семь. Когда же я смогу потрепать за щёчки своего племянника или же племянницу?

Даге призадумался и ответил:

– Юнкиан прежде уже спрашивала, могу ли я помочь ей зачать ребёнка. Если так хочешь племянника, я могу согласиться исполнить её просьбу.

Даге! Куда исчезло твоё чувство стыда? Его что, иной сожрал?! Как ты можешь даже думать о том, чтобы стать чьим-то орудием для зачатия детей?

– Нет! – сердито воскликнула Шуюн. – Единственный человек, с кем у тебя когда-либо будет ребёнок, – это твоя будущая жена. Если посмеешь заиметь ребёночка с кем-либо ещё, я тут же выкину его на улицу!

Отлично сказано, Шуюн! Выкинь их!

Даге засмеялся и вновь потрепал своих брата и сестру по голове.

– Ладно-ладно, не буду. Выкидывай их, сколько пожелаешь.

Насупившаяся Шуюн всё ещё стояла перед Даге с надутыми щеками, но даже так она успела метнуть в мою сторону мимолётный многозначительный взгляд. Я в свою очередь метнула ей ответный взгляд, что ясно говорил «понял». Братья и сёстры действительно думают в одном ключе.

С этого момента нам придётся тщательнее присматривать за нашим Даге!

1 Mano a Mano : испанское выражение, что дословно переводится как «рука об руку» в значении рукопашного боя. Оставила в таком виде, так как в оригинале оно тоже не переводилось

2 Лягушка из колодца : отсылка к японской пословице «лягушка из колодца не знает о большом море»

3 Глассия : ранее была переведена как Арктика, но, получив более точные сведенья о континентах в дальнейших томах, англичане приняли решения переименовать его в Глассию (что с эспера́нто переводится как «лёд»)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *