Конец эпохи доминирования Том 2 глава 1: Как складываются обстоятельства для крутого, учтивого и привлекательного

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 1: Как складываются обстоятельства для крутого, учтивого и привлекательного – перевод EliSan

Выбравшись, наконец, из офиса, я просто изнывала от усталости. По прошествии последних нескольких дней, на протяжении которых я была вынуждена оставаться на работе сверхурочно, я наконец-то смогла … поработать ещё два часа сверхурочно.

Возможность уйти с работы сразу же по окончании рабочего дня очень похожа на те сумочки LV1, что красуются на витринах магазинов – вы страстно желаете этим обладать, но не можете себе позволить! Но не беда. Компания, на которую я работаю, в соответствии с трудовым кодексом, всегда выплачивает существенные бонусы за каждый проработанный сверхурочно час. Иными словами, чем больше часов я проведу в офисе, тем больше заработаю денег, а их никогда много не бывает. Та квартира, что мы с мамой осматривали в прошлый раз, выглядела весьма неплохой. Прям даже жалко, что цена оказалась нам не по карману. Ещё раз всё тщательно подсчитав, я пришла к выводу, что мне никак не потянуть ежемесячные платежи подобной городской квартиры, так что от этого варианта невольно пришлось отказаться.

Пожалуй, будет лучше, если я продолжу зарабатывать деньги ещё года два. К тому времени я уже успею накопить достаточно средств, чтобы позволить себе купить приличный домик. Те, что я могу позволить себе уже сейчас, совершенно не отвечают нашим стандартам проживания…

– Веюн!

Я обернулась и с удивлением уставилась на лучащееся лицо парниши, что резво подбежал ко мне со спины. Он всегда вёл себя очень беспечно и легкомысленно, прямо как ребёнок. Когда бы я, нанеся аккуратный макияж, не шла с ним на свидание, прохожие всегда принимали меня за его старшую сестру. Вот же ж! Да я младше его на целый год!

– Зенгу, ты что здесь делаешь? – поинтересовалась я, окинув недовольным взглядом его гавайскую рубашку с коротким рукавом, пляжные шорты и сланцы.

– Пришёл встретить свою девушку после рабочего дня! – с ухмылкой отозвался Ксиа Зенгу.

– О, девушку? Ну и как, хорошенькая она у тебя? – поинтересовалась я.

В ответ он слегка нахмурил брови, после чего, помотав головой, цокнул языком:

– Пожалуй, обычная.

Я тут же раздраженно пихнула его локтём.

Он же в ответ лишь похлопал глазками, изображая полное недоумение.

– Я имел в виду, что она обычная красавица. Не писаная, но всё же.

Да уж, умасливать девушек комплиментами ты совсем не умеешь! Я закатила глаза. Ну и ладно. «Обычная красавица» тоже неплохо. В конце концов, неземной дивой я никогда не была, так что определение вроде «обычной красавицы» уже было весьма лестным.

– Устала? – поинтересовался Ксиа Зенгу, подсунув свою руку под мою ладонь. Он имел эту вредную привычку вечно хватать меня за руку. Сколько бы я не пыталась, мне никак не удавалось его от этого отучить. У меня же потные ладошки! Очень неловко, знаете ли, ходить с кем-то за ручку когда у самой ладони влажные. Хоть он и утверждает, что его это не беспокоит… Ну ладно, если честно, в глубине души мне эта его привычка даже нравилась.

– Выжата как лимон.

– Зачем ты себя так выматываешь каждый день? – почёсывая голову, спросил он. – Я же уже говорил тебе, что у меня есть свой дом. Ты просто можешь жить со мной. Нет причины покупать ещё один!

Я вновь закатила глаза к небу. Не то чтобы идея о замужестве никогда не приходила мне в голову, но мне было всего лишь двадцать пять лет. Хоть последние три года я и провела, будучи в отношениях с этим парнем, никому не ведомо, какие сюрпризы может преподнести нам судьба в будущем. К тому же я в любом случае обязана была предоставить маме свой собственный уголок в этом мире.

– Или же ты мне не доверяешь? – недовольным тоном уточнил он.

– Нет-нет, разумеется, доверяю, – сухо пробормотала я. Я была слишком измотана, чтобы пререкаться с ним.

Беспечный тон, которым я произнесла эти слова, очевидно, не понравился Ксиа Зенгу. Он отпустил мою руку и, ускорив шаг, в гордом одиночестве потопал вперёд. Я же, бросив взгляд на его высокую стройную фигуру, в очередной раз смогла лишь почувствовать жалость к самой себе. Мне не только приходилось изводить себя дополнительными часами на работе, но и разбираться со вспыльчивым характером своего парня.

Перейдя на бег, я быстро догнала его.

– Ну чего ты? Так быстро разозлился? Какой же ты у нас оказывается мелочный!

– Да, я очень мелочный! – раздражённо парировал он, после чего развернулся и что-то бросил в меня. К счастью, эта вещь не была большой, так что, пусть его резкое движение и застало меня в расплох, я не пострадала; в ином случае я бы ни за что ему этого с рук не спустила. Мы ещё даже не женаты, а он уже проявляет признаки домашнего насилия!

Той вещью, что приземлилась мне на грудь, оказалась небольшая коробочка. Похоже, это был подарок. Это меня немало озадачило. Сегодня что, какой-то особенный день? Это точно не мой день рождения, и не юбилей наших совместных отношений. Это также не день нашего первого знакомства, да и, будь то китайский или же западный, Валентинов день был определённо не сегодня… Я открыла крышечку коробки.

И увидела внутри небольшое колечко с бриллиантом.

Учитывая размер камня и принимая в расчёт зарплату Ксиа Зенгу, ему, должно быть, пришлось копить целый год без учёта еды и питья, чтобы суметь позволить себе купить подобную дорогую вещь.

Сумев наконец-то оторвать взгляд от кольца, я подняла голову и тут же увидела перед собой довольно ухмыляющуюся от уха до уха физиономию Ксиа Зенгу. Он стоял предо мной, преклонив колено, во всё тех же шортах, гавайской рубашке и сланцах. Даже бездомный на его месте выглядел бы более благородно. На его счастье он был довольно-таки симпатичным молодым человеком, иначе его бы точно приняли за какого-нибудь бродягу с улицы. Это в свою очередь лишний раз подтверждает тезис о том, что даже в повседневной жизни крайне важно следить за своей внешностью, ибо если ты красив собой, то, даже окажись ты обнажённым посреди улицы, люди вокруг всё равно назовут это искусством.

– Веюн, ты выйдешь за меня? – спросил он, одарив меня своей лучезарной улыбкой.

Я же, услышав этот вопрос, лишь рассмеялась. Как же долго я ждала этих самых слов. Пожалуй, даже слишком долго. Целых десять лет!

– Ксиа Зенгу никогда в жизни не предлагал мне выйти за него!

Несмотря на то, что мы вместе пережили судный день, что я бессчётное множество раз спасала ему жизнь, что бриллиантовые кольца в эпоху апокалипсиса превратились в простой мусор и в большом количестве бесхозно валялись на обочине дороги, этого парня ни разу не посетила мысль подобрать одно из них и сделать мне предложение!

Я сжала ладонь и смяла лежащую в ней коробочку. Теперь в моей руке уже было не кольцо, а длинный ледяной шест, что излучал сильные волны леденящего душу холода, тем самым идеально соответствуя моему нынешнему душевному состоянию.

– Веюн? – озадачено окликнул меня Ксиа Зенгу. Его лицо выражало полное смятение, однако в следующий же мгновение он встревожено воскликнул с нотками паники в голосе. – Чт-что с тобой, Веюн?

В ответ я подняла над головой шест и, со всей дури обрушив его на голову Ксиа Зенгу, выкрикнула:

– Меня зовут Цзянг Шую!

От удара шестом лицо молодого мужчины тут же рассыпалось, а за ним, словно зеркало, разлетелся и весь окружающий нас мир.

Превосходно! Как же давно я мечтала о том, чтобы как следует врезать тебе, Ксиа Зенгу, ха-ха-ха… однако, откровенно говоря, праздновать тут особо было нечего. В конце концов, ударила я сейчас не настоящего Ксиа Зенгу. Нет смысла испытывать восторг от того, что разрушила обычную иллюзию?.. Хотя, ощущение всё равно было чудесное! О, да!

Ладно, теперь нужно успокоиться. Успокоиться! Первое, что мне сейчас нужно сделать, это отыскать Даге и остальных. Осмотревшись по сторонам, я обнаружила себя в коридоре, по обе стороны которого находилось множество закрытых дверей. Висячая в воздухе пыль ограничивала поле зрения, мешая смотреть вдаль, но мне удалось-таки разглядеть силуэты нескольких лежащих на полу людей. Это и есть наши наёмники? Так, Каин, Лилия, Зен Ксинг… странно, где же Даге?

– Да… – и когда я уже было собралась позвать Даге, я резко оборвала саму себя на полуслове и стремительно обернулась. Настороженно уставившись в окутанный серой дымкой тёмный угол, я приметила там ещё один силуэт. Это и есть шестой?

Я подняла свой шест на изготовку, однако как раз в этот момент дверь, через которую я сама вошла не так давно, вновь отворилась, и в коридор влетел Сяо Ша. Вот только в следующую же секунду он застыл на месте, как вкопанный. С помутнённым взором, словно в трансе принялся нашёптывать себе под нос:

– Нет, брат, я не такой как ты. Я не стану идти по твоим стопам…

– …

Как же быть? До чего же хочется подольше за ним понаблюдать.

Глубоко опечаленная тем, что не имею возможности послушать подольше, я рванула вперёд и влепила Сяо Ша две смачные пощёчины в обе щеки.

Не успев ещё полностью отойти от своего видения, Сяо Ша обернулся ко мне и, выдавив из себя вымученную улыбку, вновь заговорил:

– Пожалуйста, не бей меня больше, брат, я сделаю всё, как ты хочешь.

– …Какой послушный мальчик.

Ещё через несколько секунд Сяо Ша, проморгавшись, окончательно пришёл в себя и, увидев перед собой меня, незамедлительно покраснел от смущения как маков цвет. Так он и застыл, не в силах выдавить из себя и слова.

– Это была иллюзия. Похоже, она активируется сразу же, стоить кому-либо войти внутрь, – кратно объяснил я. – Я тоже в неё попался.

Так что харе уже смущаться. У всех есть один или два бывших парня, о которых не хочется вспоминать. Оу, а ведь в твоём случае это могла быть и бывшая девушка. Хотя, он же, вроде, сказал «брат»… А-а, пофиг!

Закончив с объяснениями, я молча ткнула концом шеста в сторону лежащих на полу наёмников, после чего устремила свой напряженный взгляд на силуэт в углу коридора. Заметив это, Сяо Ша тут же перешёл в боевую готовность мгновенно выкинув из головы любые мысли о бывшей девушке или же брате, что занимали его мысли до этого момента. Что и следовало ожидать от настоящего профессионала своего дела.

В этот момент силуэт сделал шаг вперёд, благодаря чему мы наконец смогли отчётливо его рассмотреть. Стоило нам увидеть его лицо, как мы с Сяо Ша тут же облегчённо выдохнули.

– Чего это ты в углу прячешься, Даге? Хочешь до смерти перепугать своего младшего братишку?

В этот момент Сяо Ша ухватил меня за руку и прошептал на ухо:

– С боссом что-то не так!

Можно подумать, я без подсказки бы не заметила. Я и сама это прекрасно видела. Глаза Даге была настолько налиты кровью, что казалось, будто он вот-вот заплачет кровавыми слезами. Да и окружающая его аура была словно у короля-демона! Вокруг него витала настолько плотная жажда крови, что её можно было прямо-таки кожей ощутить!

Я непроизвольно сделала шаг назад. Глянув краем глаза на Сяо Ша, я приметила, что и он выглядел крайне настороженным. Когда же он заметил, что я отступила на шаг, он, недолго думая, сделал два шага назад. Вполне очевидно, что аномальное поведение моего Даге перепугало его до чёртиков.

С каждым новым шагом Даге в нашу сторону, мы делали ответный шаг назад. Бог с ним, с этим шестым; нам сейчас в первую очередь стоит опасаться Даге!

– Что происходит с боссом? – в ужасе спросил Сяо Ша.

– Скорей всего, угодил в иллюзию.

– Может, тогда влепишь ему пару пощёчин, как сделал недавно со мной?

Раз такой умный, может тогда сам это и сделаешь?

– Босс ни за что не посмеет тебя убить, – тут же на опережение добавил Сяо Ша.

– Сейчас он находится внутри иллюзии, так что «я», которого он видит, скорее всего не я, а кто-то другой. Вполне возможно, что сейчас на моём месте он видит перед собой своего самого ненавистного врага, что в прошлом увёл у него девушку! – подметила я, раздражённо зыркнув на Сяо Ша.

– Такого человека не существует. В этом мире нет никого, кому по силам было бы что-либо отобрать у босса.

И то верно… Нет, постой-ка! Главный вопрос сейчас не в этом! Суть в том, что я ни за что не приближусь к Даге, пока он пребывает в подобном состоянии!

К этому моменту Даге уже успел сократить разделяющее нас расстояние буквально до пары шагов. Нам с Сяо Ша больше некуда было отступать. Прямо позади нас была дверь, так что, чтобы отойти ещё дальше от Даге, у нас не было бы другого пути, кроме как открыть её и выбежать наружу. Однако при нынешних обстоятельствах, с лежащими на полу наёмниками, со странно ведущим себя Даге и загадочным шестым, что по-прежнему прятался где-то неподалёку, мы просто не могли себе позволить вот так просто удрать, поджав хвост.

– Верните…

Глаза Даге сейчас были похожи на два алых шара, отчего казалось, что он в любой мо… нет, он уже плакал кровавыми слезами. Несмотря на то, что сейчас его обуревала такая непомерная ярость, что та вполне могла бы опалить собой небеса, по его щекам стекали вниз два кровавых ручейка, орошая собой его разгневанное, словно у Асуры, лицо. Испытываемая им агония и боль были столь сильны, что даже пересиливали бушующее в его сердце пламя ярости. Сейчас он больше всего походил на живое воплощение вселенских мук и страданий.

Это зрелище глубоко шокировало нас.

Верните мне мою семью!

Семью? Вздрогнула я, тут же осознав какого рода иллюзию сейчас видит Даге. Для него семья – самая важная и драгоценная вещь на всём белом свете, не так ли? Разумеется, товарищи из отряда наёмников тоже важны, но явно не в той же степени, что семья.

Семья – это то, что он чувствует себя обязанным защищать, нечто незаменимое. И если он не сможет это удержать… Мама, тогда, в последние мгновения своей жизни, что же ты пыталась мне сказать? Сколько бы раз на протяжении десяти лет я не прокручивала этот эпизод в своей голове, мне так и не удалось прийти к какому-либо определённому ответу на этот вопрос.

В этот момент Сяо Ша внезапно дернул меня в сторону. Бах! Подняв взгляд, я увидела Даге с поднятым и направленным в нашу сторону пистолетом в руке. Более того, секунду назад он сделал из него выстрел!

От осознания того, что Даге только что пытался меня пристрелить, на меня тут же нахлынула волна ярости. Даге, ты же лидер самой сильной группы наёмников в мире. Ты же Цзянг Шутиан! Хочешь сказать, что какой-то там никчёмной иллюзии оказалось достаточно, чтобы вынудить тебя пустить пулю в собственного младшего брата? И после этого ты ещё смеешь называть себя моим могучим Даге?!

Ты даже не представляешь, насколько чудовищные вещи происходят каждый раз, когда рушится непоколебимый имидж ге-ге в глазах его ди-ди!

Твёрдо решив про себя выбить из Даге всю дурь и вернуть его на истинный путь как можно скорее, я покрепче сжала ледяной шест и изо всех сил замахнулась им в Даге. Непременно украшу его морду парочкой радужных отметин, или моё имя не Цзянг Шую!

К моему удивлению Даге не стал уворачиваться, а вместо этого перехватил шест на лету. Сила его хватки оказалось столь сильна, что, несмотря на сопротивление с моей стороны, высвободить шест не получалось. Спустя какое-то время я почувствовала на своих ладонях влагу. Странно, Цзянг Шую ведь не Гуан Веюн. У этого тела не должны потеть ладони, как у меня прежней, ведь так?

Переведя взгляд на шест, я с ужасом обнаружилась, что по всей длине шеста бегут крохотные ручейки и, срываясь вниз, падают на землю. У моих ног уже даже успела образоваться небольшая лужица.

По какой-то причине мой ледяной шест внезапно растаял.

Увидев, что теперь у меня в руках была самая обычная деревянная рукоять метлы, я едва не взвыла от отчаянья. Хей, у него же способность к исцелению, разве нет? Каким таким магическим образом он сумел в мгновение ока уничтожить мой ледяной шест, ради создания которого я пролила столько пота крови и слёз, не говоря уже о головной боли?!

– Берегись! – внезапно выкрикнул Сяо Ша и, выбежав вперёд, прикрыл меня собой. Я же, не успев ещё полностью отойти от потери своего главного оружия, смогла лишь беспомощно глядеть на то, как Даге с ноги отправляет Сяо Ша в полёт ударом, который изначально предназначался мне. Сяо Ша врезался в стену и грузно упал на пол. Из его рта тут же потекла кровь, но он лишь небрежно смахнул её тыльной стороной руки и крикнул:

– Беги отсюда, Цзянг Шую!

Бежать? Стоящая перед тобой женщина уже поклялась, что уж в этой жизни никогда не станет ни от чего убегать, даже если её врагом станет сам Даге!

Я отбросила в сторону ставшую абсолютно бесполезной рукоять метлы и, спешно создав под своими ступнями ледяные лезвия, вновь пошла на сближение с Даге, и в этот раз он посмел выпустить в мою сторону сразу несколько выстрелов… Даже такая недостойная дочь, как я, никогда не смела направлять оружие на свою мать, ты же набрался дерзости стрелять в собственного младшего брата?!

Недолго думая, я создала прямо в воздухе с десяток ледяных кинжалов и запустила в Даге, однако я не была столь же бесстыдна и не намеревалась подымать руку на члена собственной семьи. Моей целью были кобуры и прочие вместилища для всевозможного опасного оружия, что носил при себе Даге. Я рассчитывала заморозить их, лишив тем самым Даге возможности воспользоваться своим оружием.

Но, как и следовало ожидать от Даге, ему всё же удалось благополучно увернуться от большинства моих ледяных кинжалов, хоть и пребывал сейчас не в самой лучшей физической форме. Тем не менее, с помощью этого ледяного града мне всё же удалось выбить из его рук пистолет. Потеряв своё оружие, Даге было потянулся к бедру, намереваясь достать другой пистолет, однако тот оказался намертво приморожен к кобуре. Даже если ему и удастся вновь разморозить мой лёд, сразу выстрелить у него не получится из-за налившейся в пушку воды.

Я же, сумев к этому моменту вплотную приблизиться к Даге, сжала кулак и с плеча врезала ему по морде, наградив красочным фингалом. Затем, сделав шаг в сторону, я увернулась от ответного пинка Даге, после чего наградила его ещё одним мощным ударом по лицу, окончательно превратив его в панду!

– Сяо Ю?

Даге, к которому, похоже, наконец-то вернулся разум, с недоумением уставился на меня… Ха, фиг тебе! Не собираюсь я теперь останавливаться! С помощью ледяных лезвий под моими ступнями я резко крутанулась, набирая скорость, и в прыжке нанесла Даге удар ногой, отчего тот, неловко пошатнувшись, был вынужден сделать пару шагов назад. Я же, стоило моим ногам вновь коснуться пола, рванула вслед за ним и, используя инерцию собственного тела, вновь ударила его с ноги. Этот удар был куда мощнее предыдущего, так что даже Даге не сумел выстоять и отлетел назад, врезавшись в лежащего на полу Каина, отчего оба в итоге проскользили дальше по полу и, в конечном счёте, впечатались в стену.

Да, именно так! Под предлогом благого дела я исполнила свою месть, специально отбросив Даге именно в это направление. Ну и что ты мне сделаешь, Каин? Укусишь?

От столь сильных взрывных эмоций и жаркого боя у меня невольно сбилось дыхание. Тяжело дыша, я быстро окинула взглядом комнату. Все наёмники, что прежде просто лежали на полу без сознания, уже успели очнуться и глядели на меня во все глаза, словно я была каким-то привидением. Славно. Похоже, все уже успели вырваться из своих иллюзий.

Убедившись в том, что все остальные в порядке, я уставилась вглубь коридора, в темноте которого по-прежнему виднелись загадочные тени, и, угрожающе прищурившись, заскользила прямо к ним. Не прошло и трёх секунд, как я уже достигла нужной мне комнаты и, не останавливаясь, вышибла входную дверь прямо на ходу. Медлить с этим я не могла, так как, если позволю своему сопернику среагировать, дверь в комнату может заблокироваться так же, как это недавно случилось с дверью подвала.

Внутри находилось существо, что внешне походило на человека, но человеком уже не было.

Странные образы продолжали то и дело возникать у меня перед глазами, но я уже знала, что все они были подделками, простыми иллюзиями, хоть и построенными на моих реальных воспоминаниях. Вот только против меня они были бесполезны. Чтобы суметь зачаровать меня, мой соперник должен быть более высокого ранга, чем я, а я уже достигла первого ранга. Он просто физически не мог быть второго ранга!

Какими бы невезучими ни были члены семьи Цзянг, они не могли нарваться на иного второго ранга всего лишь на третий месяц после начала апокалипсиса!

Но, как бы там ни было, это существо предо мной всё равно относилось к очень редкому типу. Изначально я подумала, что в недрах подвала нас поджидает иной психического типа, который также встречался довольно нечасто. В конце концов, большая часть иных обладала физическими способностями разного рода, прочие же попадались нечасто. Но на деле это оказался куда более уникальный тип иного – мозговик.

Несмотря на то, что мозговики встречались крайне редко, появление всего одного такого существа всегда вселяло безумный страх в сердца людей и порождало панику, так как бороться с их хитрыми иллюзиями было очень трудно.

Бо̀льшая часть его тела имела человеческие пропорции, лишь голова выглядела до боли раздутой с вылезающим за её пределы мозгом, который прикрывала собой лишь тончайшая прозрачная мембрана. Однако, несмотря на аномальный вид его макушки, часть лица ниже носа осталась прежней.

В своей прошлой жизни мне посчастливилось избежать личной встречи с подобным опасным врагом. Мне довелось лишь слышать разного рода слухи о них. Поговаривали, что мозговики уже с самого начала обладали способностью говорить по-человечески. Некоторые даже утверждали, что мозговики на самом деле люди, просто проявившаяся в них способность изменила их внешний вид до такой степени, что в глазах прочих людей они стали больше похожи на иных.

Однако были и несогласные с этим мнением люди, которые считали, что, если мы признаем мозговиков людьми, то где же тогда стоит прочертить линию между людьми и иными? Эта и без того условная линия стала ещё более расплывчатой, когда иные начали говорить, а некоторые даже развили в себе способность принимать человеческую форму.

Ещё более запутанной эту историю делал факт, что мозговики питались как людьми, так и кристаллами эволюции. В самом начале они ели преимущественно людей, так как, скорее всего, на тот момент люди представляли собой более простую добычу, нежели иные. Из-за этого люди и приписали мозговиков к категории «иных», однако на более поздних этапах эволюции те неожиданно сменили свои предпочтения и стали употреблять в еду кристаллы эволюции.

– Если сохранишь мне жизнь, я расскажу тебе всё, что ты хотела бы знать, – внезапно заговорил со мной мозговик.

Голос у него был достаточно высокий, как у молодого юноши приблизительно такого же возраста, что и студенты снаружи подвала, так что та история об аварии, вполне возможно, могла оказаться правдой, с той лишь разницей, что шестого никогда не увозили в больницу.

– Всё, на что ты способен, это читать мои мысли, – презрительно фыркнула я. – Ты не можешь знать того, чего не знаю я сам!

Но неужели этот мозговик сумел за столь короткое время, что я пробыла в иллюзии, прошерстить достаточное количество воспоминаний, чтобы понять, какая информация могла бы меня заинтересовать? Не слишком ли он, в таком случае, силён? На дворе всего лишь третий месяц апокалипсиса… Только не говорите мне, что он, как и я, первого ранга? Мозговик первого ранга?

Боже, у семейства Цзянг и впрямь есть всё, кроме удачи!

– Все воспоминания хранятся в мозге. Даже у тебя, в твоём нынешнем крайне аномальном состоянии, есть воспоминания, – заявил мозговик, слегка наклонив голову набок, отчего прозрачный мешок с мозгом у него на голове угрожающе качнулся. Казалось, он вот-вот сорвётся вниз и растечётся словно брошенное на пол тофу.

Не удивительно, что мозговики встречались настолько редко. Этот выпиращий наружу мозг был просто гигантской слабостью, из-за которой пережить начальные этапы апокалипсиса фактически не представлялось возможным.

Я уж и не говорю о том, что их иллюзии поначалу не обладали такой уж большой силой. На первых порах зачаровывание даже одного человека стоило им больших трудов. Сегодня этому мозговику удалось поймать в свои иллюзии стольких людей разом лишь потому, что мы зашли в пространство, которое он заранее подготовил.

Ну а раз даже людей зачаровывать было трудно, то иных и вовсе практически невозможно. На этом этапе развития всё, о чём могли думать иные, были еда, еда и ещё раз еда. Их инстинкты попросту были слишком сильны, да и воспоминаний как таковых толком не имели, так как по сути являлись новорождёнными существами. Поэтому-то и непросто было подобрать иллюзию, что смогла бы хоть как-то заинтересовать иного.

– Цзянг Шую погиб. Разве тебе не хочется узнать больше об этом?

Я тут же застыла, словно громом поражённая.

– После несчастного случая его сердце ненадолго остановилось. Лишь после твоего появления оно забилось вновь. Это воспоминание сохранилось очень отчётливо, так что мне не пришлось нырять очень уж глубоко, чтобы увидеть его. Если позволишь мне нырнуть глубже, я смогу поведать тебе куда больше деталей случившегося. Я даже могу прошерстить воспоминания других людей, если ты захочешь. Как ты уже знаешь, для существования мне не обязательно есть плоть людей. Просто поделись со мной теми кристаллами эволюции, о которых ты рассказывала остальным, и я смогу помочь тебе.

Мозговик продолжал говорить и говорить без передышки, и делал он это лишь с одной целью – обмануть меня. Для него было крайне важно убедить меня либо просто отпустить, либо принять его к себе и выращивать в качестве питомца, как это было с Лу Ренджи. Вот только кто был из них «хозяином», а кто «питомцем» сказать наверняка было сложно, а если ещё и позволить мозговику окрепнуть, то это станет ещё более непростой задачей.

В этот момент из коридора позади меня донёсся шелест приближающихся шагов.

– Сяо Ю… – окликнул меня Даге голосом, в котором отчётливо слышались нотки смущения и самобичевания. Удивительно, но даже голос Даге обладает столь яркой экспрессией.

Стоило мне услышать его голос, как я тут же рванула вперёд, прямо на ходу создавая ледяной посох, и нанесла удар точно по прозрачному мешку с мозгами на голове иного. Пусть этот наспех созданный шест и не обладал прочностью моего прежнего ледяного шеста, с хрупкими волокнами мозга он всё равно справится без проблем.

Но на этом я не остановилась и продолжила колотить его как безумная. Пусть его мозг и взорвался от первого же удара, я не могла его так просто отпустить. Даже когда разобью мозг на мелкие кусочки, превращу в кашицу, а затем окончательно обращу в мерзкую слизь на полу, это не избавит меня от ужасного чувства, что он в меня вселил.

Цзянг Шую погиб.

– Сяо Ю, Сяо Ю, остановись.

Тяжело дыша, с ледяным сердцем, что комом встало у меня поперёк горла, я не могла найти в себе силы обернуться и взглянуть в глаза Цзянг Шутиану. Но и бежать отсюда мне было некуда. Я медленно развернулась… его брови были слегка нахмурены, а выражение лица выражало лёгкую озабоченность. Похоже, он не слышал того, что только что поведал мне мозговик.

Слава богу…

– Сяо Ю, с тобой всё в порядке? – обеспокоено поинтересовался Даге.

– Эта тварь вновь наложила на меня иллюзию, – солгала я, притворяясь, что изо всех сил пытаюсь скрыть от него свою боль. – Я увидел вещи, которые не хотел бы видеть.

Даге затих ненадолго, после чего уточнил:

– Что-то связанное с Гуан Веюн?

Я кивнула в ответ и исподтишка покосилась на него. Никогда не думала, что Даге запомнит моё имя.

– Не стоит забивать себе этим голову, – Даге вытянул вперёд руку, как бы с намереньем потрепать меня по голове, но в самый последний момент остановился, призадумавшись, после чего убрал её назад.

Я слегка нахмурилась.

– Теперь, когда с ним покончено, у нас больше не должно возникнуть никаких проблем. Вскрывать и вытаскивать кристалл эволюции из его груди тоже нет нужды, так как у этого иного его нет. Думаю, сейчас самое время сходить за амуницией, Даге. Нам уже скоро нужно будет возвращаться, а то Юн-юн начнёт беспокоиться.

Даге кивнул и тут же торопливо принялся раздавать приказы своим подчинённым, словно был несказанно рад возможности отойти от меня подальше. Вот только по какой-то причине обязанностью Сяо Ша по-прежнему оставалось следовать за мной по пятам куда бы я ни пошла. Неужели даже после всех прошедших сражений я всё ещё не доказала им свою силу? Неужто они по-прежнему думают, что мне нужен телохранитель?

Так как в подвале мне больше делать было нечего, я решила вернуться в комнату, но, стоило мне переступить порог, как я тут же пожалела о поспешном решении.

Лу Ренджи схватил Чен Кьянру и, сдавив ей горло, взревел:

– Сделаешь ещё хоть шаг, и я заду––

Бам!

Замерев с поднятым вверх пистолетом, моё лицо осталось столь же спокойно. Закончив своё дело, я равнодушно метнула пистолет обратно Сяо Ша. В конце концов, это был пистолет, что я вытащила из прикреплённой к его бедру кобуры.

Сделав несколько стремительных шагов вперёд, я резко пнула Лу Ренджи, оторвав его труп от Чен Кьянру. Похоже, эта девица была не только глупа, но и невероятно слаба, раз ей не удалось вырваться даже из хватки трупа. Умереть, будучи задушенной насмерть трупом, даже в постапокалиптическом мире подобная причина смерти была до смешного жалкой.

– Ты что, полный кретин? То, что в постапокалиптическом мире ценится меньше всего, это жизни других людей. И чего ты только пытался добиться, угрожая мне жизнью ничего не значащего для меня человека?

Будучи Гуан Веюн, я прожила в апокалипсисе целых десять лет. Чтобы выжить самой, как ты думаешь, скольких я бросила умирать или убила сама? Ты что, думаешь, я какая-нибудь Мать Тереза, что желает спасти каждую никчёмную душонку на своём пути?

Я взглянула на оставшихся в живых студентов в лице Су Йинг, Динг Джуна и Чен Кьянру. По неизвестной мне причине Ли Яронг уже успела скончаться и её труп с размозженной головой бесхозно валялся в углу комнаты. Судя по повреждениям, могу предположить, что её убил Лу Ренджи, когда та попыталась бежать.

– Какие у вас способности? Не нужно объяснять. Просто покажите, – потребовала я, направив на них пистолет, что вновь позаимствовала у Сяо Ша. Для большинства людей на начальных этапах апокалипсиса огнестрельное оружие по-прежнему представлялось куда более грозным оружием, нежели способности.

Выражение лица Динг Джуна даже после моих угроз осталось столь же безэмоциональным, разве что слегка побледнело. Однако на бессердечного человека он, на мой взгляд, также не был особо похож. Складывалось ощущение, что он просто от природы не умел ярко выражать свои чувства. Однако, если окажется, что он действительно не имеет даже намёка на чувства, я застрелю его на месте и как можно скорее!

Есть такая поговорка: «Если человек способен комфортно жить, храня молчание, то это его молчание уже само по себе иллюстрирует аномальность этого человека». В нынешних обстоятельствах, подобные «аномалии» были крайне опасны, так что, возможно, будет лучше прикончить его прямо сейчас.

Пока я размышляла над его участью, Динг Джун подошёл к обломкам металлических полок и подобрал с пола гайку. После этого он повернулся к нам и, разжав ладонь, продемонстрировал занятное зрелище того, как гайка, зависнув в паре сантиметров над его ладонью, крутится и вертится во все стороны.

– Можешь изменить её форму? – холодно уточнил я.

Динг Джун удивлённо уставился на меня.

– Нет.

В теории должен, однако на деле он, вероятнее всего, попросту слишком слаб для этой задачи.

Я перевела взгляд на двух девушек… вернее, одну девушку, так как Чен Кьянру к этому моменту уже успела потерять сознание, а возиться с ней, приводя в чувства, у меня не было ни малейшего желания.

Су Йинг сидела на полу с бледным, как сама смерть, лицом. С ног до головы её покрывал слой свежей крови. В таком виде она могла бы без проблем сняться в каком-нибудь ужастике.

– Я-я не смогу показать, – дрожащим от ужаса голосом заговорила она. – М-моя способность не-не такая. Я-я всего лишь могу время от времени с-слышать мысли людей. Но это происходит лишь изредка, честно!

Я кивнула. Похоже, моя догадка оказалась верна. Чуть ранее она смогла предупредить меня об опасности именно потому, что обладала способностью психического типа. Она в значительной степени защитила Су Йинг от воздействия иллюзии, что не скажешь о Чен Кьянру, сознание которой попало под такой жёсткий контроль, что даже нарушило её восприятие времени.

– Что насчёт Чен Кьянру?

– Не знаю, – помотала головой Су Йинг.

Я снова кивнула, после чего присела и нагнулась вперёд к самому её уху. Это моё движение привлекло внимание Сяо Ша, и он внимательно уставился на меня. Да, я хочу переговорить с ней втайне от остальных, и что с того? Укусишь меня?

– Какие бы мои мысли ты не услышала, если посмеешь кому-либо рассказать о них, в том числе Даге, закончишь также как и Лу Ренджи, поняла?

Дрожа как осиновый лист, Су Йинг кивнула мне в ответ со стоящими в глазах слезами, после чего сразу же присоединилась к Чен Кьянру, потеряв сознание.

В конечном итоге в полицейском участке нам удалось заполучить двенадцать коробок всевозможной амуниции, двадцать абсолютно бесполезных бронежилетов и ещё кучу всяких мелочей, которые нам, скорей всего, никогда не понадобятся, но которые мы всё равно решили прихватить с собой.

Также, в дополнение к вышеперечисленному, нашим уловом на сегодня стали три нахлебника-студента.

Что же касается секрета о том, как этим студентам удалось прожить в подвале целых три месяца, то правда оказалась на удивление простой – в подвале был ещё один выход, что находился недалеко от супермаркета. Так что этот «скот» жил довольно-таки неплохо. Лишь в те моменты, когда Лу Ренджи не удавалось заманить в подвал других несчастных людей, что приходили к супермаркету в поисках еды, им приходилось решать, кого следующим отдать на съедение мозговику.

Помимо этого выяснилось, что та встреча, о которой прежде упоминала Чен Кьянру, действительно имела место быть, однако её членами были лишь мозговик, Лу Ренджи, Чен Кьянру, Ли Яронг а также несколько других, которые в последствии обратились в иных, после чего ушли сами собой бог знает куда. Су Йинг и Динг Джун же оказались одними из захваченных позднее людей.

В общем, нашу сегодняшнюю вылазку едва ли можно было назвать успешной, а уж если учесть ещё и потерю моего ледяного шеста, то сегодняшние события и вовсе будет точнее описать как грандиозное поражение нашей группы.

Стоило мне припомнить мой ледяной шест, как глубокая складка тут же залегла у меня между бровями. Надо ж было этому случиться ровно в тот момент, когда я собиралась добавить к шесту наконечник… теперь же у меня даже древка копья нет. От одной лишь мысли, что мне придётся начать всё заново с чистого листа, у меня начинала трещать по швам голова.

По возвращению домой мы обнаружили, что Шуюн приготовила для нас настоящий праздничный стол, причём сплошь из полезной для здоровья еды. Она заявила, что, раз это самая первая моя миссия в составе группы, в её обязанности входит проследить, что её Эрге хорошо питается. Разумеется, она не забыла добавить в ассортимент куриный бульон и медицинскую кашу, так что под конец дня у меня уже болела не только голова, но ещё и живот.

В ходе сегодняшней операции наёмники впервые столкнулись с возможностями мозговиков и были вынуждены вспомнить различные болезненные воспоминания из прошлого, из-за чего сейчас выглядели на редкость вялыми и подавленными. Если бы не студенты, которых нужно было срочно привести в должный вид и где-то разместить, полагаю, все бы предпочли разойтись по комнатам сразу по окончанию ужина.

Если уж на чистоту, то пополнение в наших рядах было как раз кстати, ведь наша группа была ещё попросту слишком мала, так что несколько новых пар рук придутся нам весьма кстати. Проблема была лишь в том, что из этих трёх новобранцев Чен Кьянру пребывала в полной прострации, Динг Джун молчал как рыба а Су Йинг выглядела напряжённой до предела… Ладно, признаю. В нервозном состоянии последней была немалая доля моей вины. Пожалуй, я слегка перестаралась со своим запугиванием.

Как на них ни посмотри, эти студенты были скорее не новобранцами, а обычным бременем для нашей группы. Глядя на них, никто из наёмников не выглядел особо счастливым, но они также не были настолько жестокими, чтобы выставить студентов за порог, велев выживать самим как могут, особенно учитывая изобилие провианта в нашем подвале.

– Шую, сегодня будешь спать с Шуюн, ладно? Тогда они смогут переночевать в твоей комнате, – предложил Даге.

Я удивлённо моргнула, но затем тут же согласно кивнула в ответ. Встав с кресла, я собралась было пойти к себе, чтобы собрать свои вещи. Я не испытывала особой привязанности к комнате, стены которой больше походили на пчелиные соты, нежели на стены спальни подростка, я уже даже не говорю о том, что не так давно в ней скончалось отнюдь немалое число людей.

Однако стоило мне подняться с кресла, как Даге внезапно добавил:

– Это ненадолго. Мы почистим соседний дом и разрушим забор так, чтобы обе территории оказались объединены. Тогда у каждого будет своя комната.

– Ладно, – я исподтишка покосилась на Даге. Какой он сегодня непривычно разговорчивый.

Судя по лицу, у Даге на языке вертелись ещё какие-то слова для меня, поэтому я осталась стоять на месте, терпеливо дожидаясь продолжения его речи. Но в конечном итоге он так ничего и не сказал, лишь помахал рукой.

– Ты, должно быть, сильно устал за сегодня. Иди и отдохни хорошенько.

Я ещё раз кивнула, после чего тут же удалилась в свою комнату с намереньем разобраться с кое-какими вещами. Начнём с того, что мне необходимо было отыскать все запрятанные мною в комнате ножи, после чего вновь разложить их по укромным углам в комнате Шуюн.

Это не заняло много времени, и вскоре я уже сидела на своей койке, ломая голову над тем, как в кратчайшие сроки создать новое оружие для себя. Обычная кровать, на которой я спала в последнее время, была слишком громоздкой и тяжелой, поэтому-то я и не стала её перетаскивать в комнату Шуюн. К тому же за всё то время, что я провела лёжа на этой больничной койке, я успела порядком с ней свыкнуться.

Как раз в этот момент из ванны вышла Шуюн, потирая свои всё ещё блестящие от влаги волосы полотенцем. Не став тратить время на фен, она тут же подошла ко мне и, присев рядышком, озадачено поинтересовалась:

– Эрге, что с вами сегодня приключилось? Все какие-то подавленные. Даже Даге себя странно ведёт. Хмурит брови каждый раз, стоит его взгляду упасть на тебя.

Я примолкла. Только не говорите мне, что он всё же смог расслышать слова того мозговика?

– Моего ледяного шеста больше нет. Даге сломал его, за что я его неплохо так поколотил.

К моему удивлению Шуюн на эти слова никак не отреагировала. Лишь спокойно похлопала своими ясными глазами, после чего понимающе кивнула.

– Тогда не удивительно, что Даге ведёт себя странно. Должно быть, он чувствует себя виноватым за произошедшее. Будь это что-то другое, он непременно, чего бы ему это ни стоило, достал бы для тебя замену этой вещи. Однако ледяной шест подобно тому, что у тебя был, ему никак не создать. Не иметь возможность заменить нечто столь ценное… – тут Шуюн тяжело вздохнула. – Что ж, посмотрим, как ты будешь мучить Даге в этот раз. Но только не переусердствуй со своим наказанием, ладно, Эрге? Снаружи сейчас очень опасно. Если будешь терзать его слишком сильно, это может отрицательно сказаться на ходе будущих миссий.

– …Я что, частенько так наказывал Даге в прошлом?

Это же полный абсурд, как на это ни посмотри! Каким-таким способом Цзянг Шую, обычный парниша без каких-либо сверх способностей, смог наказывать самого Даге? Расскажи, пожалуйста! Я тоже хочу этому научиться!

Шуюн задумалась ненадолго, после чего привела пример:

– В прошлом Даге всегда был очень занят. Домой он возвращался довольно редко, проводя большую часть своего времени в бизнес-командировках. И вот однажды он не приехал на мой выпускной, хоть и обещал, что непременно там будет. Тогда я была ещё очень маленькой, поэтому его отсутствие сильно расстроило меня, и я расплакалась прямо во время церемонии. Ты же в свою очередь разозлился настолько, что заменил все замки в доме, из-за чего Даге по возвращению не смог войти в дом. Помнится, в тот раз Даге был вынужден целый месяц жить в гостинице. Он не мог ни в дом войти, ни уехать куда-либо ещё по работе, так как ты заявил: «Даге, если посмеешь сейчас уехать из страны, я тут же переведу все твои сбережения на другой счёт и уеду вместе с Юн-юн так далеко, что даже ты вовек не сможешь нас отыскать».

О! Задумал совершить «побег с деньгами»? И сколько же тебе тогда было лет, а, Цзянг Шую? Ты действительно нечто, раз не только знал, как скрыться не оставляя следов, но ещё и не забыл пригрозить Даге потерей всех его средств!

– Знаешь, Эрге, в обычной жизни ты очень даже добрый и отзывчивый, но становишься настоящей фурией, когда зол. В такие моменты даже Даге тебя побаивается! – Шуюн на секунду приостановила свой рассказ и захихикала. – Если уж на то пошло, ты и дядю с тётей уже повоспитывать успел. Ты же знаешь, что они оба без ума от археологии и поэтому регулярно принимают участие в раскопках, причём нередко их целями становятся самые опасные регионы планеты. Сколько бы ты их ни отговаривал, дядю с тётей это никогда не останавливало. И вот как-то раз они оказались втянуты в местный вооруженный конфликт, в ходе которого дядя получил пулевое ранение, а тётя сломала ногу. Впоследствии на протяжении всего периода их реабилитации ты тайком пробирался к ним в комнату по ночам и бил по их ранам, приговаривая: «Очень надеюсь, что эти травмы никогда не исцелятся, ведь лежать дома и восстанавливаться куда лучше, чем подохнуть неизвестно где, вы так не думаете?»

Таким образом, остаток вечера я провела, слушая различные рассказы из прошлого Цзянг Шую.

После всего услышанного мне даже пришло в голову, что истинным главой дома на деле является вовсе не Цзянг Шутиан, как я изначально подумала, а Цзянг Шую. Хотя, с другой стороны, это тоже не совсем верно. Цзянг Шутиан был старшим сыном, что взял на себя роль отца и кормильца семьи. Цзянг Шую же был младшим сыном, что принял на себя обязанности матери как защитницы семейного очага и того, кто следит за благополучием и здоровьем членов семьи, в том числе и дяди с тётей. Какие же эти братья всё-таки трудоголики.

Разве мои нынешние трудности могут хотя бы сравниться с той ношей, что взвалили на себя эти братья?

– Эрге, – окликнула меня Шуюн, после чего успокаивающе прислонилась своим лбом к моему, – не волнуйся. Однажды ты непременно всё вспомнишь.

Я улыбнулась и в ответ погладила её гладкие чёрные, цвета воронова крыла, волосы.

– Иди-ка ты лучше высушись, – напомнила я. – Если ляжешь спать с мокрыми волосами, на утро может голова разболеться.

– Хорошо, – отозвалась она, после чего вприпрыжку ускакала к туалетному столику, где лежал фен, после чего принялась сушить волосы, держась второй рукой за вилку. Да уж, её филигранным контролем собственной способности можно лишь восхищаться.

Но знаешь, Шуюн, я физически не способна их вспомнить. Эти воспоминания уже никогда не вернутся.

 

 

Весь последующий день я провела за созданием нового оружия, раз за разом материализуя и спрессовывая лёд, но даже после всех моих трудов на поверхности появилась лишь тонкая мембрана. Больше походило на то, что я не укрепляю шест, а полирую его своим льдом. Впереди меня ждал ещё по крайней мере месяц кропотливого труда, прежде чем новое оружие сможет хотя бы приблизиться по качеству к тому шесту, что у меня был прежде. Впрочем, ну и ладно. Теперь, зато, смогу сразу работать и над наконечником, и над древком сразу. Таким образом, стык получится боле прочным и наконечник не отвалится в самый неподходящий момент в пылу сражения.

– Эрге, ужин готов!

– Хорошо, иду, – ответила я, после чего встала из-за стола и направилась в столовую на первом этаже. По прибытию туда я обнаружила за столом лишь дядю, тётю, Шуюн и трёх новоприбывших студентов.

Чтобы проследить за поведением новых лиц в доме, а также по причине потери моего ледяного шеста, я приняла решение остаться дома и поработать над созданием нового оружия вместо того, чтобы охотиться за припасами вместе с наёмниками. Кстати, сегодня их целью стал тот самый супермаркет рядом с полицейским участком.

Несмотря на то, что Шуюн ничего не стоило шибануть их молнией насмерть, соверши они какое-либо подозрительное действие, я не могла позволить ей запачкать свои руки. Когда в человека попадает молния, его кожа мгновенно поджаривается до хрустящей корочки, оставляя нежное, сочное мясо внутри… в общем, причина не так уж важна, я просто не могла это допустить, и точка. По крайней мере, пока что у нас не было жёсткой необходимости вынуждать её совершать нечто подобное.

Трое студентов уже сидели за столом и голодными взглядами пожирали блюда перед собой, однако стоило мне появиться в столовой, как они тут же заметно напряглись. Особо ярко это было заметно по двум девушкам; обе глядели на меня так, словно я была настоящим демоном. Да разве могут существовать столь привлекательные демоны, как я? Хм, ничего вы не понимаете в красоте.

– Скорее садись за стол, Шую, – позвала тётя, легонько потянув меня за рукав. Сегодня она явно пребывала в приподнятом настроении. – Ну же, ешьте не стесняйтесь. Все вы одноклассники Сяо Ю, так что можете не сдерживать себя, – с улыбкой произнесла она обращаясь к троице студентов.

Вообще-то лишь Чен Кьянру являлась моей одноклассницей, но поправлять тётю у меня не было ни малейшего желания, так как по факту я не была знакома ни с одним из них.

Получив разрешение, вся троица тут же набросилась на еду как дикие звери, напрочь позабыв о собственном страхе и манерах, словно они голодали все последние три месяца. Хотя если подумать, вполне возможно, что именно так всё и было; пусть супермаркет и был прямо у них под боком, без огня или же электричества приготовить приличной еды было невозможно. И даже если электричество и огонь у них были, в тех условиях максимум, на что они могли рассчитывать, это лапша быстрого приготовления.

Заняв своё место за столом, я принялась внимательно следить за троицей, особенно за Чен Кьянру. Я по-прежнему не знала, какой способностью она обладает, так что нужно будет непременно спросить её об этом позднее.

Чувствуя на себе мой пристальный взгляд, Чен Кьянру начала неловко ёрзать на своём стуле, словно больше всего на свете желала сбежать от меня куда подальше. Тем не менее, уйти она также не решалась, словно мой пронзительный взгляд пришпилил её к стулу. С каждой прошедшей минутой напряжение в её теле всё больше и больше нарастало. Тогда-то она и выпалила неожиданный вопрос:

– Цзянг Шую, а ты помнишь Мияо Сянглинг?

Я раздражённо уставилась на неё, изо всех сил пытаясь затушить разразившийся в моей душе вулкан. В следующий раз, когда она вздумает задать вопрос из разряда «а ты помнишь?», я непременно влеплю ей такую затрещину, что и она сама забудет обо всём на свете.

– Нет.

Услышав мой немногословный ответ, из уст Чен Кьянру вырвалось краткое «оу» за которым тут же последовала новая загадочная фраза:

– Она чувствовала себя виноватой за то, что произошло с тобой. Настолько, что даже не нашла в себе смелости навестить тебя в больнице.

Виноватой за что? Окончательно запуталась я. Та панель что, упала с фасада её дома, или как?

– Понимаешь, с тобой приключилось это несчастье как раз тогда, когда ты шёл на свидание с ней.

Так моя бывшая девушка всё же объявилась, да? Моё выражение лица мгновенно посуровело. Обе же студентки настолько перепугались столь резкой перемены в моём настроении, что даже привстали на своих местах, годовые в любой момент сорваться с места. Заметив это, я раздражённо рявкнула:

– Сядьте!

Чен Кьянру и Су Йинг ту же послушно плюхнулись на стулья и вытянули по струнке спины, словно давно уже сгинувшие в потоках времени богатые леди.

Если честно, мне совсем не хотелось знать подробности моих взаимоотношений с бывшей девушкой, но видя горящие любопытством взгляды Шуюн, дяди и тёти, у меня не осталось иного выбора. Иначе в последствии я окажусь единственным человеком в доме, кто не в курсе того, кем была моя бывшая пассия.

– Мияо Сянглинг была моей девушкой?

В ответ Чен Кьянру стремительно замотала головой. Запнувшись на мгновение, она всё же решилась пояснить:

– Она была школьной мадонной, и уже с самых первых дней открыто говорила о том, что желает сойтись с тобой, школьным принцем. Об этом знала буквально вся школа.

Какая смелая и прямолинейная школьная мадонна. Перед таким напором принцу остаётся лишь признать своё поражение.

– Ну и? Смогла ли она в итоге завоевать моего Эрге? – с энтузиазмом поинтересовалась Шуюн, после чего недовольно ткнула меня локтём в бок. – Ты никогда не рассказывал мне о том, что завёл девушку.

Хей, а меня-то за что винить? Я тоже впервые слышу, что у Цзянг Шую была девушка.

– Нет-нет, они так и не успели официально начать встречаться, – поспешила поправить нас Чен Кьянру. – Цзянг Шую сказал, что сейчас самое важное для него – поступить в университет, так что на отношения с девушками у него времени нет. Он обещал, что непременно подумает над этим, когда успешно сдаст все экзамены, так что в тот день была ваша первая встреча. Но всё закончилось тем, что Мияо Сянглинг прождала тебя весь день, но ты так и не объявился. Она решила, что ты обманул её, поэтому последующие несколько дней ходила обиженная и не желала даже слышать твоего имени! Лишь позднее она узнала правду о том, что с тобой произошло несчастье ровно в тот день, когда вы должны были встретиться.

После этой истории выражения лиц Шуюн, дяди и тёти заметно помрачнели. Вины Мияо Сянглинг в произошедшем не было, однако невозможно остаться равнодушным к событиям, что непосредственно затронули жизнь дорогого члена вашей семьи.

Чен Кьянру очевидно осознала, что это была не самая подходящая тема для разговора и спешно поспешила загладить свою ошибку:

– Впрочем, Цзянг Шую в порядке, и славно.

То бишь он мёртв.

– В смысле «в порядке»?! – насупилась Шуюн. – Ты можешь такое говорить лишь потому, что не видела, в каком ужасном состоянии был Эрге не так давно… да он был худой, как шепка! Он выглядел таким слабым, таким хрупким. Нам стоило немалых трудов привести его в должное состояние, каким вы видите его сейчас.

Ни один из студентов не посмел ей возразить. Су Йинг и вовсе бросила на Чен Кьянру красноречивый взгляд, ясно твердящий «ну и зачем, скажи на милость, ты напоминаешь им о вещах, что их раздражают?»

Но Чен Кьянру, как истинная идиотка, коей она и являлась, как ни в чём не бывало продолжила задавать вопросы:

– Цзянг Шую, ты ведь очнулся ещё до наступления апокалипсиса, верно? Странно, что я ничего об этом не слышала.

– Я проснулся всего за три дня до апокалипсиса.

– И в таком состоянии смог пережить ту ночь? – произнёс обычно неразговорчивый Динг Джун, после чего с ноткой восхищения добавил. – Неудивительно, что ты настолько силён.

Услышав эти слова, Шуюн тут же с готовностью горделиво выпятила грудь колесом.

– Мой Эрге не только сумел выжить в ту ночь, ему также хватило смелости схватиться за биту и незамедлительно вступить в бой с иным. Он спас всю нашу семью!

– Иным? – озадачено переспросил Динг Джун. – Ты имеешь в виду тех зомби?

Лучше бы это действительно были зомби. Но нет, иные вполне себе живы и даже эволюционируют куда быстрее нас, людей. Если будешь их недооценивать, мигом окажешься поглощён одним из этих зомби… в смысле, иным. Почему я вдруг тоже начала называть их зомби?

Несмотря на то, что в начале апокалипсиса многие люди называли этих существ «зомби» или же «ходячими мертвецами», довольно скоро все осознали, что эти термины были не совсем корректны. Эти так называемые «зомби» со временем не только не гнили, а, напротив, становились лишь сильнее и сильнее. Если бы трупы развивались быстрее живых людей, то всё человечество могло бы просто повеситься и покончить со всеми проблемами разом.

В общем, люди отказались от первоначального названия и стали именовать их «монстрами». Когда же эти «монстры» научились говорить по-человечески, появилось новое название – иные, которое, впоследствии, и укоренилось. В этом мире, полагаю, события будут развиваться приблизительно по тому же сценарию, по крайней мере, до этого момента все события соответствовали таковым из моего прежнего мира.

– Эрге, не волнуйся ты так, – в устремлённых на меня глазах Шуюн ясно читалась обеспокоенность. – Возможно, твоя девушка по-прежнему жива, – попыталась воодушевить меня она.

Лучше бы она была мертва!

– Не говори ерунды. Мы с ней так и не сходили ни на одно свидание, так что никакая она мне не девушка.

– Ну ладно. Раз говоришь, что она тебе не девушка, значит она тебе не девушка, – озорно заявила она, игриво высунув язык. – А я-то хотела перефразировать это так, словно тебе хотя бы раз свезло найти себе девушку.

В смысле «свезло»? Не выворачивай всё так, будто сами девушки мной не интересуются, ладно? Я уже говорила это миллион раз и готова повторить это снова: с подобной внешностью как у Цзянг Шую ни одна девушка не сможет перед ним устоять. Ни один другой парень не сможет его превзойти, стоит Цзянг Шую поднять голову!

В следующий же момент Чен Кьянру и Су Йинг вскрикнули и вылетели из-за стола, словно это был тонущий корабль.

– …

Не так должны были реагировать на меня девушки.

Шуюн же тем временем взорвалась хохотом.

– Вернитесь! – рявкнула я. Я до сих пор так и не выяснила, какой способностью обладает Чен Кьянру!

Дрожа от страха, обе девушки неспешно вернулись в комнату, так же, дрожа, уселись на свои места и продолжили дрожать сидя передо мной, не смея даже глаз на меня поднять. Я вздохнула, решив, что пытаться как-либо залечить их психологическую травму сейчас будет бессмысленно, и сразу перешла к сути.

– Чен Кьянру, какой способностью ты обладаешь? Не нужно объяснять, просто покажи.

– У-у меня нет никакой способности, – едва слышно пробормотала она в ответ.

Я притихла, прикидывая про себя, насколько можно сейчас доверять её словам. Этой небольшой паузы с моей стороны оказалось более чем достаточно, чтобы вновь вывести шаткую психику Чен Кьянру из равновесия.

– Это правда! – воскликнула она, резко подняв голову. – У меня нет никакой способности. Если не веришь, спроси у Динг Джуна и Су Йинг. У меня правда её нет!

Вообще-то её заверения вполне совпадали с тем, что я слышала от Су Йинг, да и я сама ни разу не чувствовала исходящих от неё характерных для активировавшейся способности энергетических волн. Возможно, она относилась к тому же типу людей, что и дядя с тётей, чьи способности было крайне трудно определить, однако, если это действительно так, хотя бы ради её потенциала, Чен Кьянру стоит оставить в команде.

Я кивнула, про себя прикидывая, как нам следует быть с этой троицей студентов дальше. На данный момент все они были для нас не более чем обуза, но, пройдя необходимую подготовку, все трое вполне могут стать полноценными членами команды. Вопрос был лишь в том, можем ли мы рассчитывать на их преданность.

Если обучим их всему, что знаем, то меньшей из потенциальных проблем будет их побег. Хуже придётся, если они попытаются перехватить инициативу в команде, но самым худшим вариантом будет их попытка всадить нам нож в спину. Я никак не могу подобного допустить!

– Как насчёт ваших семей? Знаете, что с ними сталось?

Динг Джун в ответ замотал головой.

– Я из детдома, а там человек считается полностью независимым по достижению восемнадцати лет. Сейчас же мне уже двадцать, так что я обязан сам о себе заботиться. Поэтому-то я и устроился на подработку в том супермаркете. Я целый месяц просидел там как в западне, прежде чем Лу Ренджи схватил меня.

Итого никаких привязанностей. Славно, этого мы берём!

Я перевела взгляд на Су Йинг. Она была носительницей способности психического типа, и, несмотря на то, что я не очень хорошо понимала теорию проявления в нас определённых сверхсил, я прекрасно знала, что подобные люди встречаются крайне редко и зачастую в результате оказываются очень полезными. Так что, если с ней нет каких-либо серьёзных проблем, я бы хотела её оставить.

Поймав на себе мой взгляд, Су Йинг передёрнулась и едва слышно пробормотала:

– Мертвы. Один съел другого… – дальнейшие же её пояснения о том, кто из родителей кого съел, и вовсе стали настолько тихими, что даже я со своим обострённым слухом не смогла расслышать, но выпытывать из неё эту информацию я не стала. В этом постапокалиптическом мире самую глубокую душевную рану, о которой даже говорить не было сил, люди могли получить лишь при виде того, как один дорогой член семьи пожирает другого.

Последняя же на очереди Чен Кьянру, едва сдерживая слёзы ответила:

– Не знаю. Вся моя семья в тот день была дома в столице, так что узнать, что с ними сталось, никак нельзя.

Похоже, ни с одним из них проблем возникнуть не должно. Но, откровенно говоря, я так просто могу об этом говорить лишь потому, что у нас есть Даге и его наёмники. В моей прошлой жизни… хотя, теперь-то говорить о «прошлой жизни» уже не слишком корректно. В общем, в те времена, когда я ещё была Гуан Веюн, в группах подобно нашей у людей зачастую не было личного пространства для себя. Во многом это и стало причиной, почему, несмотря на постоянные перебежки с места на место и попытки спастись от иных, то и дело находились индивиды, что сами желали занять место лидера группы, промышляли воровством или же пытались наложить руки на женщин. Иными словами весь мир превратился в сплошной хаос. Даже во время сна мне приходилось беспокоиться о том, как бы кто не пырнул меня ножом в спину или не украл мой хлебушек с клубничной начинкой.

Но теперь Даге и его наёмники представляют собой поистине подавляющую мощь, так что эта троица студентов не сможет привнести в группу подобный раздор.

Хотите сыграть в лидера? Да вы даже на меня без страха смотреть не можете, что уж там говорить о Даге!

Хотите всадить нам нож в спину? Да любой из наёмников умеет обращаться с холодным оружием лучше, чем кто-либо из вас, так что для вас же лучше будет научиться сперва нарезать кабачки этими ножами на кухне!

Хотите украсть мой хлебушек с клубничной начинкой? Да обеденный стол каждый день буквально ломится под весом различной рыбы и мяса. Никто голодом вас не морит, так что мой хлебушек вам вообще на кой?

Хотите наложить руки на наших женщин? У нас есть Лилия, наш обоюдорукий стрелок, Тсенг Юнкиан, снайпер, что каждым выстрелом отнимает по жизни, и Шуюн, эксперт по управлению молниями. Если жизнь не дорога, можете попробовать, но не говорите потом, что я вас не предупреждала!

Да что там это моё перерождение! Самым главным чит-кодом является наш Даге!

– Эм, Эрге, почему бы тебе не повитать в облаках в нашей комнате? – дружелюбно предложила Шуюн. – Пока ты здесь, остальные даже бровью пошевелить не решаются. Мне даже жаль их. Сидят все такие зажатые, прям как на иголках.

В ответ я молча поднялась из-за стола, развернулась и двинулась в сторону ведущей на второй этаж лестницы.

Уже у подножья до меня долетел испуганный голос Чен Кьянру:

– Цзянг Шую стал таким страшным! А ведь раньше был нежным и добрым, даже разъяснял нам ключевые вопросы экзамена, а когда у кого-то появлись вопросы, с готовностью отвечал на них.

Эта девица и вправду полная идиотка. Надеюсь ещё не поздно изменить своё решение и выбросить её за порог, нет же?

– Ну, это было до того, как вы разозлили моего Эрге, – с энтузиазмом заговорила Шуюн. – Можете поверить мне на слово, мой Эрге куда страшнее моего Даге! Как-то раз даже был случай…

Шуюн, ты не только не пытаешься залечить их душевную травму, ты напротив лишь сыпешь им соль на раны. Насколько же жуткий образ сложится в их головах обо мне после подобных рассказов? Эх… Ну и ладно. Не так уж часто появляются люди, в чьих глазах я выгляжу более грозным, чем Даге. Раз уж появилась столь редкая возможность, просто позволю им приклоняться перед крутым, учтивым и привлекательным собой.

Я вернулась в комнату и возобновила работу над своим оружием.

Первым делом создала небольшую трещину на одном конце тщательно отполированной ручки метлы, после чего разобрала один из ножей, оставив одно лишь лезвие. Затем вставила лезвие ножа в трещину и хорошенько перетянула всю конструкцию проволокой, тем самым завершив базовую форму моего будущего копья. Знаю, выглядит не очень, но ничего уж с этим не поделаешь.

Если бы я вышла из комы чуточку пораньше, то непременно попыталась бы раздобыть настоящее копьё, каких бы баснословных денег мне это не стоило. К несчастью, я очнулась слишком поздно, поэтому сейчас могу работать разве что с обычной метлой и бестолковым ножом. Ладно, и так сойдёт.

Закончив с основой, я приступила к тяжелому энергозатратному труду по созданию и спрессовыванию льда на поверхности копья. Этот монотонный процесс продолжился и в последующие несколько дней. Если бы я только знала, что поход в полицейский участок обернётся такой катастрофой, с самого начала настояла бы на том, чтобы работать соло.

Единственным радостным последствием нашей вылазки в полицейский участок стало то, что Шуюн, как видимо, была очень рада появлению в доме молодых девушек помимо себя самой и частенько ходила поболтать к Чен Кьянру и Су Йинг. Несмотря на то, что эти две студентки были старше её на пару лет, девушки есть девушки, посему при любых обстоятельствах могли найти общие темы для разговора. Например, у кого, Даге или Каина, кубики на прессе более ярко выраженные; у кого тоньше талия – у Эрге или же Сяо Ша; кого из их трёх предпочла бы Тсенг Юнкиан… хотя, нет. Ни одна из этих тем не похожа на обычные девчачьи разговоры.

Я спрятала лицо в ладонях, не понимая, где именно я совершила ошибку в воспитании Шуюн.

Хоть мне и хотелось закричать на Чен Кьянру и Су Йинг, чтобы не учили мою Юн-юн всяким непотребствам, проблема была в том, что именно Юн-юн и заводила эти похабные темы.

Неужели после краха образа ге-ге, образу мей-мей так же придёт эпичный конец?..

Ну и ладно, на дворе и так уже конец света.

1 LV : Под LV подразумевается известный бренд Louis Vuitton (Луи Витон)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *