Конец эпохи доминирования Том 2 глава 6: Город иных

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава 6: Город иных – перевод EliSan

Облокотившись на опору линии электропередач, я аккуратно двумя пальцами забросила окровавленный кристалл эволюции в набедренную фляжку. Эта небольшая размером с ладонь фляга была, по всей видимости, сделана из серебра и представляла собой настоящее произведение искусства. Более того, на дне даже было выгравировано имя «Фенг» древнекитайскими иероглифами. Понятия не имею, что побудило Джин Фенг засунуть эту фляжку мне в рюкзак. Может, она рассчитывала на то, что алкоголь сможет придать мне смелости?

Как бы там ни было, стоило мне одним большим глотком осушить содержимое, как эта фляга тут же превратилась в прекрасный сосуд для хранения кристаллов эволюции. К этому моменту обычные кристаллы нулевого ранга годились мне лишь для того, чтобы ускорить регенерацию моего тела и только, поэтому я съела всего несколько штук в самом начале моего путешествия через город. Все последующие же я кидала во флягу, рассчитывая угостить ими своих домочадцев позднее.

Но, честное слово, я никогда не думала, что успею собрать настолько много. Я ведь планировала как можно скорее вернуться домой!

В теории, если бы между офисом Фенг и моим домом лежала прямая дорога без каких-либо препятствий, мне хватило бы всего одних суток беспрерывного бега, чтобы преодолеть это расстояние. Но, увы и ах, подобной прямой дороги не существовало, а город настолько кишел иными, что у меня то и дело невольно мурашки по спине пробегали. В конце концов, даже если не брать в расчёт пока ещё редко встречающихся иных первого ранга, обычным иным тоже вполне по плечу завалить такого сильного человека, как я, если разом нападут на меня достаточно крупной толпой!

Это был уже третий день с тех пор, как я покинула Джин Фенг. Честно говоря, я уже даже стала скучать по тем беззаботным дням, когда меня кормили с ложечки. Я потрясла фляжкой, и содержимое тут же негромко затрещало мне в ответ. Улов за эти пару дней у меня был немалый, но этого и стоило ожидать от города, где иные шныряли буквально за каждым поворотом. Это позволило мне в полной мене осознать, насколько именно опасным стал теперь для людей окружающий мир. Судя по положению дел в городе, мне чертовски повезло, что у меня была возможность быстро подняться до первого ранга в предместьях. В конце концов, уровень потенциальной опасности здесь и в предместьях города настолько разнился, что даже сравнивать не имело никакого смысла.

Хотя нет. Тут скорее следует сказать спасибо насквозь прогнившей удаче семьи Цзянг. Благодаря ей, даже наводнённый иными город мне теперь кажется раем по сравнению с тем, что я пережила, будучи в предместьях. Взять хотя бы число иных первого ранга, что я успела повстречать за этот промежуток времени. Первого я встретила и прикончила во время своей охоты соло. Затем уже вместе с наёмниками наткнулась на мозговика, а ещё чуть позднее на парочку краснопёрых птиц. Учитывая, что с начала апокалипсиса прошло приблизительно четыре месяца, выходит, что, грубо говоря, на каждый месяц приходится по одному иному первого ранга. Какого чёрта? Иные вам не женские проблемы, чтобы иметь подобную месячную цикличность!

Будучи Гуан Веюн, я впервые увидела иного первого ранга лишь на шестом месяце апокалипсиса, и то, тут же поджав хвост, удрала куда подальше, пока тот не успел меня заметить.

Я честно не знаю, как мне следует относиться к крайне своеобразной удаче семейства Цзянг. С одной стороны она позволила мне быстро подняться до первого ранга даже будучи в предместьях города, с другой она разлучила меня с Даге и Шуюн… Эх, ну и ладно. Мне просто нужно поспешить и вернуться к ним поскорее. К слову, мне ведь ещё и опустевшее место Ледяного Императора предстоит восполнить, так что прохлаждаться у меня времени нет. Плевать, будь что будет!

Прикрепив флягу обратно к бедру, я достала карту, дабы убедиться, что двигаюсь в правильном направлении. Несмотря на то, что до окраины Чжунгуань оставалось совсем немного, солнце уже клонилось к закату, так что идти дальше было не самой лучшей идеей. Ещё раз всё хорошенько обдумав, мне с огромной неохотой пришлось взять себя в руки и унять нарастающее желание поскорее увидеть лица Даге и Сяо-мей. Ладно, переночую пока здесь, а завтра уж непременно поднажму, чтобы успеть добраться до дома до заката. Авось, сумею даже поужинать со всеми вместе за обеденным столом.

Я двинулась в сторону ближайшего скопления жилых домов. Так как я была уже довольно близка к границе города, высотных зданий в окру́ге уже было не так много, как в центре, что так и пестрил различными офисами-небоскрёбами, да и располагались они на приличном расстоянии друг от друга. Большинство здешних жилых домов имели не более десяти этажей, но это отнюдь не значит, что иных в этом районе меньше, чем в деловом центре города. Вероятно потому, что эффект от чёрного тумана начал проявляться уже после полуночи, большинство жителей города успели в тот день добраться до своих квартир, так что в высотных офисных зданиях центра на самом деле обитало меньше иных, чем в здешних не очень высоких жилых домах.

Это же являлось и основной причиной того, почему скорость моего продвижения по городу сегодня была значительно меньше, чем во все предыдущие дни. Перемещаясь между домами, мне приходилось быть предельно бдительной. Большинство подобных перебежек заканчивались тем, что я невольно вторгалась на территорию какого-нибудь иного, и мне непременно приходилось вступать с ним в бой. Когда же энергия моей способности падала ниже определённой отметки, у меня не оставалось иного выбора, кроме как забиться в дальний угол и тихо дожидаться, пока силы не восстановятся.

Из всех домов я выбрала небольшое видавшее виды трёхэтажное жилое здание, после чего, убедившись, что внутри никого нет, вошла внутрь. Поднявшись на второй этаж, я облюбовала угловую хозяйскую спальню, так как в ней имелось сразу два больших окна, что в случае нападения обеспечат мне больше вариантов отхода. Забравшись в шкаф, я прикрыла за собой дверцу, но не полностью. Чтобы иметь возможность при необходимости увидеть всю комнату целиком, я оставила небольшую щель.

Хоть на дворе и было всего лишь восемь или девять вечера, я зажевала сухой паёк, запила его водой и, сорвав с висящих надо мной вешалок одежду, запихнула её под голову и приготовилась спать. Я рассчитывала двинуться в путь с первыми лучами солнца, так что мне следовало как следует отдохнуть.

Даге, Шуюн, как же я соскучилась по вам. Никогда более не позволю себе сомневаться. Будь я порождением прошлой жизни или же нынешней, неважно! Это не меняет того факта, что сейчас я Цзянг Шую. Я ваш ди-ди и Эрге!

И когда я уже было начала проваливаться в сон, до меня долетели тихие перешёптывания, и я тут же вновь насторожилась. Подобная ситуация вовсе не была мне в новинку. За время моего путешествия через город я далеко не раз замечала присутствие людей, но старательно избегала встреч с ними, так как связываться с другими группами у меня желания не было.

Город, безусловно, был очень опасным местом, но даже здесь люди умудрялись выживать. Более того, в ходе первых месяцев процент выживших людей в городе был даже выше, чем в предместьях. Скорей всего это объясняется тем, что в городских квартирах люди жили либо поодиночке, либо маленькими семьями, в то время как в предместьях селились преимущественно многочисленными семействами. По этой причине пережить первый день в предместьях было очень непросто, так как даже всего один обратившийся в иного родственник чаще всего становился причиной гибели всей семьи. Горожанам в этом плане повезло больше, но со временем чаши весов всё равно уравновесятся из-за значительно более высокой смертности в городе в последующие годы.

Прислушавшись, я осознала, что обладатели этих голосов зашли в тот же дом, где была сейчас и я. Это заставило меня нахмуриться. Перед тем, как остановиться здесь, я тщательно осмотрела всё здание и убедилась, что оно не является пристанищем других людей.

Неужели они просто случайно выбрали для ночёвки то же самое здание, что и я? Да чтоб их!

Если честно, мне не хотелось по собственной воле уходить отсюда, так как я первая присмотрела себе этот дом, да и время уже было позднее. Но, судя по доносящимся с первого этажа голосам, людей там собралось довольно много, так что для меня будет лучше поскорее слинять по-тихому и подыскать себе новое убежище.

Я нехотя вылезла из шкафа, и когда я уже было поставила одну ногу на подоконник, намереваясь выпрыгнуть наружу, снизу раздался встревоженный женский вскрик.

Там что-то стряслось? Я на секунду замешкалась, но в итоге всё равно решила поскорее покинуть здание через окно. В подобном мире я едва ли могла позволить себе быть святошей и безвозмездно помогать всем окружающим.

– Мамочка!

– …

Я уже стояла в окне, придерживаясь рукой за раму. Чтобы покинуть это место мне оставалось сделать лишь шаг. Но этот оклик определённо принадлежал маленькому ребёнку. Более того, судя по голосу, ему и десяти-то лет от роду ещё не было. Впечатляет уже то, что он сумел выжить в этих условиях. Через сколько же трудностей, должно быть, прошла его мама, чтобы суметь сохранить своё дитя в целостности?

Мама…

Я стиснула зубы, резко развернулась и бросилась к лестнице. Сбежав на первый этаж, я затормозила у основания лестницы, оценивающе глядя на обстановку внизу. Передо мной была разношёрстная группа из приблизительно двадцати людей. Ближе всего ко мне находилась испуганная кучка безоружным стариков, женщин и детей, которых прямо сейчас прикрывали от нападения приблизительно семь-восемь вооруженных пистолетами мужчин. Но стрелять из них они явно не решались, так как, по всей видимости, опасались привлечь к себе внимание ещё большего числа иных. Вместо этого они пытались отбиться от незваных гостей дедовским методом – дубасили их палками и тыкали в них кухонными ножами.

Эта сцена была мне хорошо знакома.

Их оппонентами были пять иных, что вошли в дом вслед за группой. Видок у них был довольно странный. Внешне они напоминали инопланетян из старых фильмов про космические одиссеи, причём тех, кого главный герой истории уже успел хорошенько так избить, а потом ещё и выпотрошить. Один из них был заметно крупнее остальных; высотой он был с полтора человеческих роста. Более того, ни один из кухонных ножей даже поцарапать его не мог, и именно этого иного все окружающие опасались больше всего.

– Уводи остальных наверх! – выкрикнул один из стоящих в авангарде мужчин.

– Нельзя. Мы ещё не проверили остальные эта… Ха? – отозвался было другой мужчина, но, обернувшись и наткнувшись взглядом на меня, он застыл на месте, как вкопанный, с широко раскрытыми от удивления глазами. К счастью для него, рядом находилось немало союзников, что тут же прикрыли его, так что потеря концентрации прямо посреди сражения не стоила ему жизни.

Я не стала заморачиваться с объяснениями и просто молча оголила один из своих ножей. Проскользнув сквозь толпу людей, я так же уклонилась и от ближайших иных, направляясь прямиком к самому сильному из них, что стоял за спинами своих подчинённых. Его руки мутировали в подобия кос, а тело было покрыто экзоскелетом. Этот покров выглядел достаточно прочным, и сам иной, похоже, был полностью уверен в непрошибаемости своей защиты, так что недолго думая смело занёс одну из своих кос, метя в меня. Но я с лёгкостью увернулась от этой примитивной атаки и вонзила нож в сгиб локтя иного. Энергия льда тут же хлынула в его тело.

Этому иному, похоже, никогда прежде не приходилось испытывать на себе атаку способностью, посему он и не знал, как ему следует на это реагировать. Он попытался было сбить нож второй рукой, но тот прочно застрял в его локте по самую рукоять, не говоря уже о льде, что намертво приморозил его к телу иного. В общем, попытка иного избавиться от ножа ударом привела лишь к вспышке ещё большей боли, от которой он тут же взвыл голосом больше напоминающим не вой, а скорее статический звук сломанного радио.

Заметив, что он столь милостиво открыл для меня свой рот, я, недолго думая, вытащила из ножен второй нож. Сперва я схватила его нижнюю челюсть, не давая ему сомкнуть пасть. Затем пырнула его ножом прямо в глотку, попутно провернув его там внутри, после чего, выдернув наружу, тут же всадила его в глазницу иного.

Его глаза, как видимо, имели какую-то плотную прозрачную защитную мембрану, так как при протыкании я почувствовала некое сопротивление, но в итоге с характерным звуком «поп» мембрана таки не выдержала и лопнула. Нож проник в глазное яблоко иного и поразил его мозг.

С этим иным было покончено, но рядом находилось ещё четыре. Я обернулась и взглянула на оставшуюся четвёрку, прикидывая про себя, стоит ли разобраться с ними самой, или же оставить их мужчинам из этой группы людей. Это не только даст им ценный боевой опыт, но так же позволит мне не присваивать себе кристаллы эволюций ещё и этих четырёх иных. Но иные, очевидно заметив, что ход битвы переменился не в их пользу, тут же ретировались и сбежали через окна, не дав мужчинам и шанса проявить свою доблесть.

Городские иные развивались куда быстрее, чем их сородичи в предместьях. Эти сразу же начнут улепётывать, стоит им лишь почувствовать неблагоприятную для себя обстановку, в то время как иные из предместий в схожей ситуации продолжат переть на тебя с настойчивостью несведущего до тех пор, пока не будут уничтожены. Увидев их реакцию, я на долю секунды удивлённо застыла, но вскоре расслабилась, вспомнив, что в моей прошлой жизни городские иные вели себя точно также.

Наклонившись вперёд, я принялась планомерно вскрывать грудную клетку иного с косами у моих ног. Несмотря на то, что первого ранга этот иной достичь так и не успел, он всё равно обладал куда большей силой, чем среднестатистический иной нулевого ранга, так что его кристалл также должен быть более высокого качества. Я не могла просто бросить его здесь.

Комната же, в которой я находилась, при этом погрузилась в поистине удушающую тишину.

– Чт-что ты делаешь? – дрожащим голосом поинтересовался у меня один из мужчин. Судя по голосу, он был довольно юн. Приблизительно того же возраста, что и я.

Проигнорировав его вопрос, я продолжила вскрытие трупа, после чего молча вынула из его груди кристалл. Прежде чем засунуть его в карман, я специально покрутила его в руках, как бы разглядывая, давая тем самым присутствующим шанс увидеть, что я держу в руках. Однако в качестве предосторожности, я всё же не стала кидать его напрямую в набедренную флягу к остальным кристаллам.

Ну и что теперь с ними делать?

Я нахмурилась и лишь теперь соизволила повернуть голову в сторону настороженной толпы. Заметив, что я переключила своё внимание на них, все люди как один напряженно вздохнули, но тут же облегчённо выдохнули, стоило им увидеть моё лицо.

– Так это просто юноша? – все ошарашено уставились на меня в полном недоумении.

Я же неспешно окинула присутствующих нарочито холодным взглядом.

– Наверху сплю я. Чтоб не смели ко мне подыматься, ясно?

Я всего лишь присмотрю за этими ребятами одну ночь и всё. На этом наши взаимоотношения закончатся. Честно говоря, мне стоило покинуть их сразу же, как только достала кристалл эволюции из тела убитого мной иного, но в этой группе людей были старики и дети. Нетрудно было догадаться, что эта толпа представляла собой ничто иное, как несколько цельных семей, которые каким-то образом сумели обзавестись огнестрельным оружием. Было очевидно, что ни один из мужчин прежде не обладал опытом стрельбы из пистолетов, так что с моей стороны было бы немного жестоко просто бросить их в подобном положении.

Нацепив на себя равнодушный холодный вид, я молча двинулась в сторону лестницы мимо толпы людей, рассчитывая тем самым отпугнуть их и избежать лишнего контакта с ними, но…

– Погоди, ты только что использовал в бою какую-то странную силу, не так ли? – прокричал мне вдогонку один из мужчин. Судя по голосу, это был тот же самый тип, что недавно спрашивал меня о том, что я делаю с иным.

Я незаметно покосилась на него. Как и думала, на вид ему было не больше восемнадцати-девятнадцати лет. Он был немного выше меня и имел загорелый оттенок кожи, как у атлета, что много времени проводит под палящим солнцем. Благодаря же ещё и довольно привлекательным чертам лица, впечатление о нём складывалось как о лучезарном добродушном парнишке, что способен с первого взгляда произвести благоприятное впечатление на окружающих себя людей.

Но мне на всё это было глубоко начхать. Проигнорировав его вопрос, я продолжила свой путь к лестнице, но когда я уже поставила ногу на первую ступеньку, дорогу мне внезапно преградила женщина с ребёнком на руках.

– Прошу, возьми мою девочку с собой! – взмолилась она. – Она славный тихий ребёнок. Она не потревожит тебя!

Девочке навскидку было приблизительно семь или восемь лет, и она глядела на свою мать слегка испуганными озадаченными глазами. Но я в ответ лишь угрожающе прищурилась:

– Безвозмездно защищать это дитя готова лишь ты, её мать. Всем же остальным до её судьбы дела нет.

На самом деле я не была так уж против взять эту девочку с собой на второй этаж, но проблема была в том, что одним лишь этим ребёнком дело бы не ограничилось. Помимо неё, здесь находилось ещё пять-шесть детей юного возраста, как впрочем и подросток приблизительно пятнадцати лет. Он тоже, что ли, подпадает под категорию «ребёнка»? Если бы я согласилась взять их всех со мной на второй этаж, то с тем же успехом могла бы просто переночевать со всеми вместе на первом этаже. Но на это шаг я никогда не соглашусь.

Эта женщина перед вами и так уже жалеет, что не ушла сразу после боя с иным. Заче-е-ем вы ещё и пробуждаете во мне мысли Матери Терезы?!

Моя собственная группа ещё была недостаточно сильна и обширна, чтобы безболезненно суметь принять в себя такую нехилую толпу людей. Более того из почти двадцати человек лишь семеро были молодыми мужчинами пригодными для боя, и это учитывая того лучезарного парнишу, что обращался ко мне ранее. Женщины же все были зажатыми и пугались малейшего шороха. Чуть лучше себя вели мамаши, так как они хотя бы обнимали своих детей, но и они боязливо жались к стенкам, не решаясь лишний раз пикнуть.

Я в своё время к этому этапу апокалипсиса уже неплохо владела импровизированным копьём из ручки швабры, готовая в любой момент схватить и утащить прочь своего излишне импульсивного бойфренда.

Чем более жалостливыми они выглядят, тем больше у меня причин не брать их с собой! Уж лучше посплю ещё немного наверху, после чего с первыми же лучами солнца поскорее покину это место и этих людей в придачу.

Приняв это решение, я попыталась было обогнуть преградившую мне путь женщину и подняться наверх, но, похоже, без боя сдаваться она не собиралась.

– Умоляю! – вновь обратилась она ко мне жалобным голосом и со слезами на глазах. – Здесь, внизу, слишком опасно. Прошу тебя, спаси мою дочь!

Я сжала руки в кулак в попытке укрепить свою волю и, слегка повысив голос, потребовала:

– С дороги!

– Да как ты можешь быть таким бессердечным? – яростно выпалил лучезарный парниша. – Это же просто маленькая девочка. Неужели так уж сложно просто позволить ей переночевать рядом с тобой?

Да сложно, ведь рядом с ней я не смогу заснуть! И сбежать я тоже не смогу! А всё потому…

Я быстрым движениям вытащила нож и, ухватив за него обратной хваткой, снова сжала кулаки.

– С дороги!!! – угрожающе прикрикнула я.

В этот раз мой ледяной тон, похоже, так перепугал женщину, что та тут же ретировалась и забилась в дальний угол, крепко сжимая свою дочь в объятиях.

Я начала подниматься по ступеням.

Взбешённый моим поведением, лучезарный парниша хотел было припустить за мной, но в этот момент его схватила за руку другая женщина средних лет. Судя по возрасту, она была его матерью. Лицо её выглядело очень печальным, словно она готова была расплакаться в любой момент, и по какой-то причине оно показалось мне смутно знакомым. Может я встречала её в своей прошлой жизни? Или же с ней был знаком Цзянг Шую?

Парниша, почувствовав, как видимо, хватку матери, немного подостыл, но сдержать рвущихся наружу слов так и не смог:

– Нас уже так мало осталось, город кишмя кишит всевозможными монстрами, а ты даже руки помощи нам не протянешь? Что же, собрался позволить человечеству вымереть? Хочешь жить один среди чудовищ?

Почувствовав, что атмосфера всё больше накаляется, остальные напряглись и попытались приструнить его:

– Прекращай уже, Чен Йишао!

– Молодые люди нынче столь горячи и нетерпеливы. Прошу, не принимай его слова близко к сердцу. Ступай наверх один, если хочешь. Никто из нас более не посмеет тебя потревожить!

Их слова были вежливы и деликатны, однако дрожащий голос выдавал испытываемый ими страх. В глазах этих людей я, вероятнее всего, предстаю лишь слегка более безопасным существом, чем иные. В конце концов, я, будучи человеком, хотя бы не стану пытаться ими закусить.

Поднявшись по лестнице, я вернулась на второй этаж, снова залезла в шкаф и попыталась заснуть, но сон никак не шёл. Ситуация этих людей внизу была мне до боли знакома и близка. Должно быть, я сама в прошлой жизни пережила схожий момент, не так ли? Хотя, я всё же была чуточку лучше тех трусливых женщин. С парнем, которого постоянно несло в самую гущу сражения, мне волей-неволей пришлось стать немного более стойкой, чем среднестатистическая женщина в апокалипсисе.

Если бы тогда нам удалось повстречать какого-нибудь сильного воина человечества, что согласился бы помочь нам… С другой стороны, ну и что, что он так и не объявился? Я всё равно смогла прожить аж целых десять лет в апокалипсисе и без помощи элиты. И даже если бы мы встретили тогда достаточно надёжного защитника, разве это значит, что Ксиа Зенгу непременно остался бы верен мне? К тому же этот парень всегда жаждал силы. Если бы нас тогда действительно взял под своё крыло один из элит, он бы принялся изо всех сил с ним соперничать, а, не сумев превзойти, скорей всего, совершил бы нечто ужасное, чем лишь ещё больше ухудшил бы наше положение.

Сумев кое-как привести свои мысли в порядок, я вновь попыталась заснуть, но лишь продолжила крутиться с боку на бок, не в силах расслабиться. Вынуждена признать, что мягкосердечие всегда было частью моей натуры. В прошлом я была слаба, поэтому не могла гарантировать даже собственное выживание, не говоря уже о помощи другим. Но именно этот факт позволял мне не испытывать угрызения совести по поводу чьей-либо смерти. Теперь же я обладала необходимой для этого силой, но, оказавшись перед выбором сегодня, всё равно предпочла отвернуться от людей внизу. Один лишь образ той женщины, что отчаянно молила меня о спасении своей дочери, вынуждал моё сердце болезненно сжиматься в груди.

Так и знала, что мне следовало просто выпрыгнуть из окна и не связываться с этой группой людей… Хотя стоп. Если бы я действительно выпрыгнула из окна, я, несомненно, жалела бы о содеянном даже больше, чем сейчас о решении остаться.

Как бы я ни поступила, сожаления мне были гарантированы. Всё-таки права была Сяо Ки, когда сказала, что у меня есть склонности святоши.

Да кто вообще так делает? Мало того, что ты хорошо относишься ко всем его любовницам, так ещё и помогаешь им выживать! – возмущённо выпалила Сяо Ки. – Признавайся, ты ведь вчера снова носила еды тому «отработанному материалу», не так ли?

Просто я уже давно выбросила Ксиа Зенгу из своего сердца, вот и всё, – как ни в чём ни бывало отозвалась я. – К тому же, он уже успел сменить целую кучу любовниц. Я бы просто вконец измотала себя, если бы начала ненавидеть всех и каждую из них, ты так не думаешь? Да и еда та была не более чем кое-какими остатками со стола.

Сяо Ки скептически приподняла бровь.

У нас действительно было много невостребованной еды, но выражение лица Сяо Ки по какой-то причине заставило меня почувствовать себя провинившимся ребёнком.

Я не давала еды тем женщинам, что причиняли мне проблемы. Только девочкам. Они ведь всё ещё такие молодые, такие беспомощные. Как ещё они смогли бы выжить, если бы не доверили себя заботам сильного мужчины? Разве ж можно винить их за это?

Ладно-ладно, поступай как знаешь. Не нужно так кипятиться, ты же не чайник. Я всего лишь беспокоюсь за тебя, вот и всё, – заявила Сяо Ки, всем видом признавая своё поражение. – В конце концов, я ведь тоже одна из бывших любовниц этого парня, которой ты помогла. Я не в том положении, чтобы отговаривать тебя протягивать руку помощи таким же, как и я когда-то.

Ну не надо, ты ведь тоже меня не раз выручала из щекотливых ситуаций, разве не так? Если бы не ты, все эти любовницы уже давно бы меня в асфальт закатали…

Эти воспоминания напомнили мне, что положение Гуан Веюн в группе отнюдь не было таким уж прочным и нерушимым. В те дни стоило нам, наконец, найти место, где мы могли бы осесть и обосноваться, страх перед голодными временами начала апокалипсиса вынудил мня начать выращивать различные травы и овощи. И благодаря тому, что мои труды в итоге сумели обеспечить группу необходим для выживания пропитанием, мне удалось сохранить за собой статус «девушки» Ксиа Зенгу. Но этот титул не приносил мне никаких особых дивидендов, только делал меня целью бесконечных нападок его любовниц, однако меня, по крайней мере, никогда не пытались изгнать.

К тому времени я уже какое-то время являлась не более чем номинальной девушкой Ксиа Зенгу и посему могла лишь беспомощно наблюдать за неиссякаемым потоком любовниц, каждую из которых он рано или поздно выбрасывал на улицу, как использованные перчатки. Глядя на всё это, я невольно начала проникаться сочувствием ко всем этим несчастным девушкам. Это и было причиной того, почему я время от времени делилась с ними едой. Чтобы хоть немного облегчить их жизнь.

После всех этих долгих размышлений и витаний в облаках, я резко выдохнула и, выйдя из шкафа, решительным шагом потопала в сторону лестницы. Спустившись вниз, я сразу же увидела кучку вконец измождённых стариков и детей. Не в силах более оставаться в сознании, они тихо дремали, прижимаясь друг к другу. Мамаши же, не выпуская своих чад из объятий, настороженно всматривались в зияющие дыры оконных проёмов и дверей. Напряжение в комнате было столь велико, что даже пытающиеся немного передохнуть мужчины то и дело вздрагивали при малейшем шорохе. Если им и удавалось немного прикорнуть, то лишь слегка. У каждого из них под глазами залегли такие глубокие тёмные тени, что казалось, будто кто-то хорошенько приложился им кулаком по лицу.

Первым моё появления заметил Чен Йишао.

– Чего тебе? – настороженно буркнул он.

Я в ответ молча засунула палец в флягу на своём бедре и, вытащив из её недр один кристалл, выставила его вперёд так, чтобы все смогли его как следует рассмотреть.

– Эта штука зовётся «кристаллом эволюции», – принялась объяснять я. – Их можно раздобыть, вскрыв грудную клетку иного. Съев их, вы сможете усилить как свои физические тела, так и ваши уникальные способности. Помимо этого, они также способствуют более быстрому исцелению любых ран, – сообщила я, после чего, мельком окинув взглядом толпу, подошла к Чен Йишао и протянула ему кристалл. – Ешь.

Однако Чен Йишао лишь отступил назад, не решаясь принять предложенный мною кристалл.

Я нахмурилась. Я что, не того человека выбрала? Принимая во внимание его резкое поведение, я мысленно уже приписала этого паренька к импульсивному типу людей, что действуют согласно собственным эмоциям. К тому же, в отличие от более старшего поколения, люди его возраста предпочитают читать в основном фантастику, так что в теории им должно быть проще принять реальность существования сверхспособностей, кристаллов эволюций и прочих загадочных явлений. Иными словами, у меня не должно было возникнуть проблем с тем, чтобы убедить его съесть кристалл.

Мне нужен был всего лишь один доброволец. Как только он своим примером докажет безопасность кристаллов, все остальные люди с готовностью потянуться следом. К тому же, я ведь уже продемонстрировала всем свои способности. У такого могучего человека, как я, не было никакого смысла пытаться отравить простых слабых людишек. Я уж не говорю о том, что для людей эти кристаллы эволюции являлись единственным лучом надежды в жестоких реалиях этого постапокалиптического мира, в которых человечеству только и остаётся, что убегать и прятаться в попытках избежать неминуемой гибели.

Прошло вот уже несколько секунд, но Чен Йишао всё никак не решался взять в руки кристалл. Я ещё больше нахмурилась, прикидывая, стоит ли и дальше продолжать настаивать на том, чтобы он принял кристалл, или же попытаться найти другого желающего, как в мою сторону внезапно метнулась чья-то стремительная тень. Я инстинктивно сделала шаг в сторону, но, осознав кому принадлежит эта тень, остановилась. Эта была женщина и в руках она сжимала маленького мальчика. Она яростно выхватила кристалл эволюции из моих рук и тут же сунула его в рот своему ребёнку.

Я тем временем успела заметить, что щёки мальчика имели характерный розоватый оттенок, а дыхание было прерывистым и тяжёлым. Было очевидно, что он сейчас испытывает сильный жар. Даже после того, как он проглотил кристалл, состояние мальчика ничуть не улучшилось. Заметив это, мать не выдержала и тот час же разразилась горькими слезами. Со спины к ней приблизился мужчина и печальными глазами уставился на рыдающую мать и ребёнка в её руках; скорей всего, то был её муж.

Подойдя поближе, я внимательно осмотрела тело мальчика – ран нет – и поспешила успокоить горюющую мать:

– Не волнуйтесь. Этот жар, вероятнее всего, является следствием пробудившейся в нём сильной способности, которую его юное тело было просто не в состоянии выдержать. Продолжайте давать ему еду и воду, и его состояние непременно стабилизируется.

Вообще-то после чёрного тумана тела всех без исключения людей стали куда выносливее и крепче, чем прежде, так что в эпоху апокалипсиса никто уже не погибал от простых болячек. Если бы это было не так, то малейшая рана приводила бы к заражению, смерти и последующему превращению в иного. Особенно это касается маленьких детей, вроде этого мальчугана. Обычно маленьких детей принято считать слабыми и беззащитными существами, но на деле их рост и скорость регенерации значительно превосходят таковые у взрослых людей. Через несколько лет некоторые подобные детишки уже превзойдут своих родителей в боевой мощи. И это же время станет тем рубежом, после которого весь известным нам мир окончательно перевернётся с ног на голову.

Я достала ещё один кристалл и поднесла его ко рту матери.

Она застыла на мгновение, после чего повернула голову и взглянула на своего супруга.

– Пусть лучше мой муж съест его.

– По одному на человека.

Услышав мой ответ, женщина понимающе кивнула и потянулась рукой к кристаллу, намереваясь принять его, однако выражение лица выдавало её скрытые мотивы с головой; скорей всего, она собралась припрятать кристалл, чтобы потом передать его своему ненаглядному.

Я тут же переместила руку ко рту мужа и холодным тоном повторила:

– По одному на человека. Ешь прямо сейчас. Но если не хочешь, заставлять не буду.

Супруг женщины застыл на месте, глядя на кристалл у самых его губ, но так и не решился взять его в рот. Подождав три секунду, я, недолго думая, убрала руку с кристаллом от его лица. В конце концов, я изначально дала ему целых три секунды на размышления лишь потому, что он был первым. Остальным же сильно повезёт, если для принятия решения я дам им хотя бы секунду времени.

Обходя комнату, я начала поочередно предлагать кристаллы эволюции всем присутствующим здесь людям. Некоторые принимали и съедали их, некоторые отказывались. Однако, как только я миновала последнего человека, ко мне подошёл Чен Йишао и сам попросил поделиться с ним кристаллом.

– Я думаю, что ты всё же хороший парень, и тебе можно доверять, – заявил он, сверкнув своей безупречной белоснежной улыбкой.

Да мне начхать, что ты там обо мне думаешь. Я подавила в себе желание закатить глаза к потолку. Не хотелось мне из-за такой ерунды разрушать созданный мною образ холодного и равнодушного парня, но кристалл я ему всё же передала.

Увидев, что Чен Йишао по собственной воле подошёл за кристаллом, и что с проглотившими кристаллы ранее людьми ничего плохого не случилось, остальные прежде отказавшиеся тоже устремились ко мне за своей порцией. Однако я лишь развела руки в стороны и пожала плечами, мол, нет больше.

Разумеется, на деле кристаллов эволюции у меня ещё было предостаточно, да и тот более качественный кристалл, что я вытащила не так давно из трупа иного с косами, я оставила себе. Просто у меня более не было настроения делиться с ними. И что вы мне сделаете? Кусните, если не нравится.

Чен Йишао проглотил кристалл и через несколько секунд с подозрением заключил:

– Ничего не чувствую.

– Один или два кристалла погоды не сделают. Максимум, на что ты можешь рассчитывать уже сейчас, это небольшое увеличение своей физической силы. Чтобы проявились другие более существенные изменения, придётся съесть куда больше.

– О, то есть это что-то на подобии прокачки персонажа и его скиллов в игре, так? – выпалил он воодушевившись. – Некоторые навыки становятся полезными лишь после того, как докачаешь их до определённого уровня, я правильно понял?

Что и следовало ожидать от подростка. Мне бы и в голову не пришло объяснять методику развития способностей с помощью игровой системы прокачки уровней и навыков.

– Именно так, – кивнула я. – Более того, как и в игре, чем сильнее будет становиться твоя способность, тем более высокого уровня кристаллы тебе придётся есть для её дальнейшего роста. А более сильные кристаллы соответственно придётся добывать из более сильных иных, – заключила я.

Изначально своими словами я намеревалась лишь дать им подсказку для дальнейшего развития, но в итоге из моих слов они уловили вовсе не ту информацию, которую я пыталась до них донести.

– Эти чудовища станут ещё сильнее?

– О боже, во что же превратился наш мир?

Толпа начала паниковать, мужчины побелели от страха, а женщины принялись тихо всхлипывать.

Сама же я, глядя на этих людей, испытывала гремучую смесь раздражения и сочувствия к ним. Когда ужас этого мира обрушился на меня впервые, я была немногим лучше них. Смотреть на это было не особо приятно. Я хотела уже было развернуться и уйти, оставив их самим разбираться с предстоящими трудностями, но не смогла, ведь эту панику породили именно что мои слова. Если просто брошу их сейчас, не смогу потом смотреть на себя в зеркало.

И когда я уже было собралась заявить, что, мол, люди тоже станут сильнее, так что беспокоиться не о чем, Чен Йишао оживлённо воскликнул:

– То есть, люди тоже со временем станут сильнее?

Я слегка улыбнулась.

– До тех пор, пока ты жив, будешь становиться всё сильнее и сильнее!

После этих моих слов глаза Чен Йишао аж заблестели в предвкушении. Он вёл себя куда оживлённее остальных и этой чертой напомнил мне… Ксиа Зенгу.

Он тоже повёл себя схожим образом на ранних стадиях апокалипсиса. Не то чтобы его совсем не пугали те радикальные изменения, что произошли в нашем мире, просто они не повергли его в отчаянье так, как большинство прочих людей. Когда же он обнаружил, что обладает сверхспособностью, принялся как сумасшедший её развивать, жаждя заполучить себе ещё больше силы. Думаю, он даже с готовностью прокричал бы «Я хочу покорить весь мир!», если бы не считал подобное проявление чувств глупым.

Моё настроение тут же ухудшилось.

– Можешь рассказать чуть побольше об этих «способностях», о которых ты упоминал ранее? – светясь энтузиазмом, попросил Чен Йишао.

Это парень – Чен Йишао, не Ксиа Зенгу! Я отринула в сторону бесполезные воспоминания о своём прошлом куда подальше и вытянула вперёд руку ладонью вверх. В следующий же момент на её поверхности появился небольшой ледяной кристалл овальной формы, который в тот же миг, словно семечко, принялся прорастать. Вытягиваясь всё выше, этот ледяной росток начал множиться, расходиться ветками и покрываться листвой, пока окончательно не превратился в ледяное деревце высотой приблизительно в тридцать сантиметров.

– Красиво, – пробормотал Чен Йишао на выдохе, заворожёно глядя на моё творение.

Все остальные также глядели на меня во все глаза, но во взглядах большинства читалось скорее не удивление, а восхищение. Должно быть, многие из присутствующих здесь людей уже обнаружили у себя ту или иную способность, просто пока не знали, как её следует использовать. Как я уже говорила прежде, сейчас было ещё то время, когда способность контролировать огонь в угоду своей слабости могла использоваться лишь в качестве замены спичек, или того хуже, даже до этого уровня не дотягивала.

– Все без исключения владеют той или иной способностью, – заявила я, тщательно выделив голосом слова «без исключения», – и характер у этих способностей может быть самый разный. Чем сложнее её определить, тем, чаще всего, полезнее она в конечном итоге оказывается, так что не беспокойтесь, если пока ещё не поняли, в чём заключается ваша конкретная способность.

И стоило мне произнести эти слова, как снедающее моё сердце чувство вины заметно ослабло. Этим людям повезло куда больше, чем мне в своё время. Как Гуан Веюн мне приходилось осваивать использование своего улучшенного зрения методом проб и ошибок прямо посреди боя, да и о существовании кристаллов эволюций мы узнали по чистой случайности лишь после того, как я пробила дыру в грудной клетке иного.

– Ох! – внезапно воскликнула женщина, что всё это время крепко сжимала в объятиях своего пылающего жаром сына. – Он очнулся! Очнулся! Мой мальчик очнулся!

Я перевела взгляд на мальчугана. Розоватость на его щеках уже заметно спала. Как я и предполагала, болен он не был, просто мощь его способности вытягивала из его неподготовленного тела все силы. Теперь же, съев свой первый кристалл эволюции, ему сразу же стало легче.

Но сам факт того, что его способность высосала из него столько сил, лишив даже возможности двигаться, говорил о том, что она, вероятно, весьма могущественна и полезна.

Я задумалась, почувствовав непреодолимый соблазн забрать этого ребёнка с собой, вот только оба его родителя по-прежнему были живы. Это значит, мне придётся взять под своё крыло и их тоже. Более того, навряд ли они так уж просто согласятся покинуть худо-бедно безопасную группу людей и вместо этого отправиться в неизвестном направлении с мало знакомым волком-одиночкой вроде меня. А сообщить во всеуслышание о том, что я направляюсь на базу наёмников, у которых есть как оружие, так и набитый провиантом подвал, я, разумеется, не могла, так как в таком случае за мной увяжутся и все остальные.

Слишком много мороки, так что бог с ним!

Но всё равно, если этот ребёнок сможет в итоге подняться до уровня элиты, это станет огромным плюсом для всего человечества. Я вытащила из рюкзака плитку шоколада, отломила кусочек и сунула его в рот мальчику. Остальную же часть я швырнула в руки стоящему рядом мужчине, чтобы развеять любые возможно возникшие в его голове подозрения на почве моего якобы преферентного отношения к его жене.

После чего я тут же развернулась на каблуках и стремительно потопала в сторону выхода из дома.

– Хей, постой, куда…

Чен Йишао попытался было окликнуть меня, но я никак не отреагировала на его зов и продолжила идти вперёд. Я не смела останавливаться. Не смела затормозить даже на мгновение. Пусть ночь и являлась опасным временем суток для людей, я не могла позволить себе остаться с ними. Если пробуду с ними слишком долго, я действительно могу превратиться в Мать Терезу.

В прошлой жизни я ещё могла позволить себе быть святошей, ведь к тому времени у меня уже не осталось никого дорого сердцу. В результате моя жизнь оборвалась в лапах иных, после того как мой собственный бывший парень подставил меня и бросил на растерзание. Мне некого было защищать, и страдать о моей гибели тоже было некому. Однако теперь у меня есть Даге, Сяо-мей, дядя, тётя и наёмники Даге. В этот раз рядом со мной находятся слишком много дорогих для меня людей, поэтому я не могу позволить себе остаться святошей.

В этот момент я резко крутанулась и отклонилась в сторону. Почти в то же мгновение в воздухе прогремел звук выстрела.

Я обернулась и бросила ледяной взгляд в сторону стрелявшего.

– Зачем ты выстрелил в него? – с явным недоумением в голосе спросил Чен Йишао у одного из мужчин из своей группы.

Этот мужчина по-прежнему стоял с направленным на меня пистолетом, причём обе руки, которыми он сжимал оружие, немного подрагивали. То факт, что его выстрел не попал в цель, очевидно, на секунду выбил мужчину из колеи, но уже в следующее мгновение он стиснул зубы и заявил:

– У него есть еда. Только взгляните на его гигантский рюкзак. Уверен, он до верху забит съестными припасами! И… и ещё кристаллы эволюции. Готов поспорить, у него есть ещё. Нужно заставить его оставит всё это здесь, а уже потом пусть проваливает, куда хочет.

– Что ты такое говоришь? – в полном шоке выпалил Чен Йишао.

Но далеко не все разделяли это его недоумение. Немало людей, услышав слова мужчины, начали подавать признаки весьма подозрительной активности.

Заметив это, я улыбнулась. И стоило людям в этой группе увидеть мою улыбку, как в тот же миг вне зависимости от пола и возраста все они замерли на месте в немом благоволении. Лишний раз убеждаюсь, насколько же всё-таки удивительная внешность у Цзянг Шую. Даже то нарочито холодное выражение лица, которое я демонстрировала этим людям, то и дело притягивало ко мне их восторженные взгляды, но с эффектом улыбки оно явно даже рядом не стояло.

– Ты даже слабенького иного победить не в состоянии, тем не менее, осмелился поднять руку на меня? Только не говори, что уже забыл, кто прикончил того крупного иного, чей труп сейчас лежит в углу комнаты?

Вы даже с иными самостоятельно справиться не можете, тем не менее, вам хватает дерзости попытаться убить себе подобного?! Так и думала, не могу я позволить себе быть добренькой с окружающими. Если бы привела эту группу к нам домой, они непременно начали бы вскоре доставлять наёмникам кучу неприятностей, и тогда-то я уж точно никогда бы себя не простила за проявленную мягкотелость!

Тем временем выражение лица стрелка внезапно ожесточилось, а руки его перестали дрожать. Я же лишь спокойно продолжила за ним наблюдать. Было видно, что этот человек ещё не успел полностью лишиться внутреннего понятия чести и морали, так как на лице его по-прежнему виднелись следы испытываемого им чувства вины передо мной. Но это отнюдь не помешало ему выстрелить мне в спину.

Я сжала свою правую кисть, и мои пальцы моментально обвились вокруг рукояти материализовавшегося прямо в воздухе ледяного ножа. После чего я стремительно мотнула рукой, и нож, в мгновение ока преодолев разделяющее нас расстояние, вонзился мужчине прямо в сердце. Глаза мужчины тут же округлились, и он попытался было опустить голову силясь понять, что это только что было, но в результате это незначительное движение головы нарушило равновесие, и он безвольно шмякнулся на пол плашмя мордой вперёд.

Все люди вокруг застыли, не зная, как на это реагировать, но не от страха, а, скорее, от недоумения. Никто из них не понимал, почему тот внезапно упал.

– Не смейте кричать, – равнодушным холодным тоном предупредила их я. – Тот выстрел и так уже был достаточно громким. Если ещё и орать ко всему прочему начнёте, то точно привлечёте сюда целую свору иных, и поминай как звали.

Чен Йишао присел возле мужчины и вопросительно ткнул его пальцем в плечо. Осознав, что что-то с ним не так, парниша спешно перевернул тело мужчины на спину и в ужасе отпрянул, увидел торчащую из его груди овальную ледяную рукоять ножа. Хотя, если уж быть совсем откровенной, мои ледяные ножи не были похожи на «ножи» в полном смысле этого слова. По большому счёту они имели форму довольно тонких заострённых ледяных осколков с куда более широким основанием в качестве рукояти. Я не особо старалась придавать им форму настоящих ножей. В конце концов, я ж не для выставки ледяных скульптур их создаю, а для дела, так что внешний вид не имеет значения.

Как только мёртвое тело мужчины с торчащей из его груди ледяной рукоятью предстало перед людьми, все члены группы сделали резкие вдохи, однако к счастью никто из них так и не закричал. Впрочем, на дворе был уже четвёртый месяц апокалипсиса, так что смерть ближнего была им уже не в новинку.

Не в силах более совладать со своим недоумением, Чен Йишао поднял на меня свой взгляд.

– За-зачем ты его убил?

Затем, что он пытался убить меня! Разве не очевидно?

– В будущем, уверен, ты ещё поблагодаришь меня за это.

Этот мужчина был готов лишить меня жизни ради небольшой кучки еды. Думаешь он не сделал бы того же с вами? Сколько именно людей он бы перебил, сказать не ручаюсь, однако люди подобного типа, как правило, всегда умудряются выжить, ступая по телам собственных товарищей. Апокалипсис всегда кишит подобными грязными людишками, что в любой момент готовы всадить тебе нож в спину, так что чем меньше их останется, тем лучше для всех!

– Никогда! – выпалил Чен Йишао, прожигая меня пылающими ненавистью глазами.

Эх, у этого парнишки те же наклонности Матери Терезы, что и у меня самой в прошлой жизни. Хотя он ведь парень. Тогда как мне следует его называть? Отец Теренс? К несчастью, теми, кто погибал в апокалипсисе раньше всего, были именно святоши. Если подумать, Гуан Веюн сильно повезло, раз ей удалось протянуть целых десять лет в условиях апокалипсиса.

Как бы там ни было, задерживаться здесь ещё дольше причин у меня более не было. Я и так уже стояла в самых дверях, так что, развернувшись, я просто шагнула за порог.

– Стой! – крикнул мне вслед Чен Йишао. Он настолько кипел негодованием, что уже едва не топал от гнева. – Ты что же собираешься просто сбежать после того, как убил человека?

Я остановилась, обернулась и, закатив глаза к небу, предложила:

– Тогда, может, напишешь на меня заявление в прокуратуру?

Закончив фразу, я тут же покинула эту группу людей, не теряя рядом с ними больше ни секунды. Тот выстрел благополучно избавил меня от всех сомнений, которые успели пустить корни в моём сердце святоши. Благодаря ему, я теперь могла уйти, не испытывая и тени вины перед этими людьми. Как только доберусь до дома, я даже смогу поплакаться в рубашку Даге и Сяо-мей и, возможно, удостоюсь соболезнующего поглаживания по голове!

Я иду домой!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *