Конец эпохи доминирования Том 3 глава 6: Центральная комната управления

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №6: Центральная комната управления – перевод EliSan; редактура Akili

Бах, бах, бах!

В последний момент я успела отвести дуло пистолета в сторону. Поверить не могу! Мой преданный слуга посмел в меня выстрелить! Среагируй я на долю секунды позднее, и пули напрямую пронзили бы мой мозг, лишив даже возможности обратиться в иного!

Факт того, что я едва не погибла самым что ни на есть абсурдным образом, не на шутку меня взбесил. Врезав Чен Янксинга разок по морде кулаком, я схватила его за шкирку и принялась с остервенением лупасить по щекам без остановки!

Черныш же, почувствовав мою ярость, уже сделал было шаг в мою сторону, как видимо с намереньем остановить меня, но поняв, что я лишь раздаю парню пощёчины, неловко застыл на прежнем месте.

Лишь после пары десятков шлепков, я, наконец, соизволила остановиться.

– Чен Янксинг, а ну быстро в себя пришёл! – рявкнула я. – Козлина ты эдакая! Как бы ты потом расплачивался со мной, повреди ты моё драгоценное лицо?!

После этих моих слов все дружно повернули головы и взглянули на «драгоценное лицо».

Чен Янксинг также с несколько секунд молча таращился на «драгоценное лицо» в ступоре, но затем, словно резко придя в себя, воскликнул:

– Сяо Ю? Что ты тут делаешь? Тебя что, поймали?

Я раздражённо схватила парня за голову одной рукой, приподняла его над полом и даже выпустила немного энергии льда из ладоней для пущей убедительности.

– «Поймали»? Да аж десять раз! – рыкнула я. – Уж теперь-то тебе достаточно «свежо», или мне стоит посильнее тебя подморозить, чтоб ты наконец проснулся?!

Затем же, разжав хватку, я позволила Чен Янксингу мешком упасть обратно на пол. Парень тут же закашлялся, выплёвывая из рта кристаллики льда. Лишь через какое-то время, вытерев лицо, он тихо пробормотал:

– Такое ощущение, словно я всё ещё во сне нахожусь.

Тем не менее, несмотря на его собственный слова, вид он уже имел весьма бодрый.

– Где остальные? Живее, расскажи мне всё, что с вами тут приключилось, иначе можешь даже не надеется увидеть своих товарищей снова живыми!

Чен Янксинг бросил быстрый взгляд на Черныша, но никаких вопросов задавать не стал и сразу же приступил к пересказу событий:

– Спустившись вниз на лифте, мы сразу же разделились на две группы. Одна команда под командованием А-Нуо устремилась к центральной комнате управления, в то время как лейтенант и Гуо Хонг повели вторую команду в другую сторону. По пути на нас то и дело нападали разного рода твари, из-за чего многие получили ранения или даже погибли. Почувствовав неладное, мы попытались было отступить обратно к лифтовому холлу, но дорога назад уже была отрезана, так что у нас не осталось иного выхода, кроме как идти вперёд. К тому же моменту, как мы добрались сюда, мы уже лишились половины нашего состава. До того, как меня вырубило, А-Нуо был ещё жив, однако что произошло дальше, не знаю.

Рассказ Чен Янксинга был очень кратким и по делу. Не удивительно, что Черныш в прошлом оценил его как «даже А-Ксинг сойдёт». Он сумел сохранить спокойствие и ясность ума, даже будучи с ног до головы покрыт плотью и кровью своих товарищей. Не видь я перед собой эту пару красных от переживания за товарищей глаз, трясущихся рук и стоящих торчком от налипшего инея волос, точно бы поверила, что произнёсший эти слова солдат находится в состоянии абсолютного душевного покоя. Признаю, я его недооценила.

– Из сказанного можно заключить, что Тринадцатый, по всей видимости, уже захватил центральную комнату управления, – нахмурившись, прокомментировал Цзянг Сяотиан. – Ну а раз наша группа напротив не встретила почти никакого сопротивления со стороны иных, рискну предположить, что враг специально заманивает нас в своё логово.

– Хочешь сказать, что их интеллект настолько развит? – это меня немало удивило. Да как могут иные на столь раннем этапе апокалипсиса быть настолько умны? Что это долбанное ИЦМО с ними сотворило?! Подумала я и спешно уточнила. – А-Ксинг, встречал ли ты по пути сюда говорящих иных?

– Нет, – помотал головой вояка, – те, что попадались нам, не сильно-то отличались от монстров снаружи. Стоило им заметить нас, они тут же набрасывались, словно мы были для них ходячим угощением. Сдерживать их удавалось лишь огневой мощью. Однако некий командир у этих монстров наверняка есть. Как только мы впервые столкнулись с их явно скоординированными атаками, Ан Нуо сразу почуял неладное и попытался отступить, чтобы вновь воссоединиться с группой лейтенанта и перегруппироваться. Однако к тому моменту было уже слишком поздно. Все наши пути отхода оказались заблокированы. Такое было бы попросту невозможно организовать без лидера.

Теперь у меня в голове уже имелась довольно ясная картина происходящего. Похоже, здешние подопытные не пробудили в себе человеческое сознание, как верят учёные, а попросту эволюционировали немного быстрее, чем их сородичи снаружи. Какое «человеческое сознание» стало бы оголтело набрасываться на других людей с намереньем сожрать?!

Но Тринадцатый является исключением из общей картины. Лидерские качества требуют не только развитого интеллекта, но и опыта. Так что вот он, вероятно, действительно обладает человеческим сознанием, однако заслуги ИЦМО в этом нет. Скорее, это просто его уникальная отличительная черта, а вовсе не прорыв учёных в их исследованиях по возвращению разума иным.

– А-Ксинг, как считаешь, следует ли нам пойти дальше и попытаться догнать А-Нуо, или же вернуться назад за лейтенантом? – взволнованно спросил Черныш.

На что Чен Янксинг отозвался встречным вопросом:

– Сколько времени прошло с тех пор, как наша поисковая группа вошла сюда?

– Сорок минут, – взглянув на часы, ответил Черныш.

– Всего сорок минут… – на долю секунды лицо Чен Янксинга исказила гримаса боли, но уже в следующее мгновение он мотнул головой и, вернув себе самообладание, с волнением сообщил. – Этой точки мы достигли приблизительно спустя двадцать пять минут после спуска. К тому моменту А-Нуо уже вёл отряд на предельно возможной скорости, рассчитывая прорваться сквозь оборону врага. Я находился в хвосте строя и приглядывал за тылом, однако меня вырубили раньше, чем я успел хотя бы заметить приближение атаки. С тех пор прошло не так уж много времени, так что шанс нагнать отряд у нас всё ещё есть!

Услышав эти слова, я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Он ведь всего пару минут назад настоятельно рекомендовал нам отправиться в центральную комнату управления, чтобы убить Тринадцатого, и теперь когда А-Ксинг предложил последовать за группой А-Нуо, Цзянг Сяотиан вполне может воспротивиться.

Однако Цзянг Сяотиан, заметив мой взгляд, лишь равнодушно подметил:

– Если Тринадцатый действительно сейчас находится в центральной комнате управления и командует оттуда иными, думаете у нас действительно есть выбор, куда идти?

Все присутствующие тут же помрачнели. Лишь я одна несогласно замотала головой.

– Возможно, и есть, ведь Тринадцатого может попросту не заботить, куда мы направляемся. По сравнению с другими находящимися сейчас в исследовательском центре группами людей, наша до смешного малочисленна. Стал бы ты на его месте подбирать крошки с пола, если бы у тебя перед носом всё ещё лежал ароматный кусок хлеба?

Сейчас ещё не то время, когда всего один элитный воин мог бы противостоять целой армии врагов в тысячу бойцов. На данном этапе исход боя всё ещё сильно зависит от численности и огневой мощи, так что человеческий разум Тринадцатого навряд ли сочтёт нас за угрозу. Эх! Впрочем, пожалуй, я действительно не настолько сильна, как отряд под командованием лейтенанта с их-то пистолетами и автоматами, так что не так уж он и не прав в своём суждении.

Цзянг Сяотиан призадумался немного над моими словами, после чего согласно кивнул.

– Тут ты, скорей всего, прав. На ранней стадии апокалипсиса, если бы я приметил крупную шайку иных, то, вероятно, просто проигнорировал бы разбросанных по округе одиночек. В настоящий момент численное превосходство всё ещё значит куда больше, чем индивидуальные способности бойцов.

Даге, прошу, не сравнивай людей с иными!

– Ты… – вырвалось из уст ошарашено глядящего на Цзянг Сяотиана Чен Янксинга.

Но я предпочла проигнорировать его замешательство и спокойно приказала:

– Веди нас. Давайте догоним А-Нуо и остальных.

Похоже, у парня всё ещё было полно вопросов к нам, однако он проглотил обратно все свои подозрения и ткнул дулом пистолета в проход.

– Нам сюда, – буркнул он и сразу же затопал в указанном направлении, уже на ходу выпалив. – Черныш, на тебе тыл. Будь предельно бдителен.

– Нет, за тылом присмотрю я, – тут же парировала его приказ я. Если поставим Черныша в конец строя, он не только не сможет вовремя предупредить нас о возможной опасности, но и сам вполне может исчезнуть раньше, чем мы сможем это заметить.

Услышав моё возражение, Чен Янксинг резко затормозил и, оглянувшись, уставился на меня.

Заметив возникшую напряжённую паузу, Черныш поспешил объяснить:

– Сяо Ю очень силён. Он метко стреляет, ловко двигается и обладает какой-то странной способностью управлять льдом. Это он спас нас там снаружи.

Поразмыслив над этой информацией ещё с несколько секунд, Чен Янксинг утвердительно кивнул и вновь возобновил своё движение. По ходу, EQ1 у этого парня просто заоблачное. Солдаты элитного отряда действительно радикально отличаются от остальных обычных вояк.

Начав движение, мы всего за несколько минут преодолели довольно внушительное расстояние. Чен Янксинг шёл вперёд предельно быстрым шагом, очевидно из-за растущего беспокойства за своих братьев по оружию. Исключения составляли лишь резкие повороты коридоров да редкие разгромленные комнаты на нашем пути. В этих случаях Чен Янксингу волей-неволей приходилось затормаживать, чтобы проверить, не затаилась ли где угроза, и лишь потом вновь возобновлять свой шаг. Такими темпами, тот Ву Яоджин вскоре вконец от нас отстанет.

Время от времени на своём пути мы находили трупы вояк, каждый из которых был лишён той или иной части тела. Уже лишь глядя на это, было очевидно, что отряду А-Нуо приходится ой как несладко, из-за чего выражения лиц Чен Янксинга и Черныша с каждой минутой становились всё мрачнее, но, к счастью, лидера группы, А-Нуо, среди павших не было. Иначе, боюсь, эти два парня попросту не выдержали бы и потеряли всякую волю двигаться дальше.

– А-Ксинг, – внезапно насторожившись, окликнул Черныш, – если продолжим идти этим путём, мы скоро достигнем центральной комнаты управления. Зачем вы выбрали этот путь, если знали, что там поджидает враг?

– У нас не было выбора! – рявкнул Чен Янксинг в ответ. – Они наседали на нас со спины, так что нам приходилось идти вперёд, хоть мы и понимали, что это ловушка!

Я вновь бросила взгляд на Цзянг Сяотиана. Теперь понятно, почему он не стал возражать против затеи последовать за отрядом А-Нуо. Должно быть, он с самого начала знал, куда приведёт нас этот путь.

Ещё один поворот, и мы окажемся уже совсем близко от центральной комнаты управления. Добравшись до поворота, Чен Янксинг остановился. На лице его отражалась гремучая смесь злости и тревоги. Сделав глубокий вдох, он взглянул на Черныша.

– Готов?

Однако тот прежде чем ответить сперва покосился на меня. Лишь после того, как я кивнула, Черныш отозвался:

– Да.

Чен Янксинг опустив взгляд на Цзянг Сяотиана. Его лицо невольно дернулось, но он сдержался от комментариев и вместо этого выпалил:

– Тогда с этого момента готовьтесь встретить что угодно.

Выпалив эти слова, Чен Янксинг поднял своё оружие и резко завернул за угол, но в тот же миг его с силой отбросило назад. Отлетев аж на пару метров назад, он рухнул на пол, лицом вниз.

Я тут же бросилась к Чен Янксингу, оттолкнув в сторону шокированного Черныша, и обнаружила на лице парня громадного… паука? С расстояния я приняла существо за паука, однако при ближайшем рассмотрении стало заметно, что его округлое тельце слегка поблёскивает от отражённого света, и покрыто какой-то вязкой жижей. В общем, по своей сути он напоминал скорее крупного морского гада, что закрепился на лице у парня, обвив его голову двумя щупальцами. Сколько бы Чен Янксинг не скрёб его ногтями, содрать эту тварь с лица у него никак не получалось.

Я спешно присела рядом, но стоило мне прикоснуться к парню, как тот тут же вздрогнул и принялся в страхе отползать от меня назад.

– Это я. Не шевелись.

Чен Янксинг тут же застыл на месте. Похоже, тварь на лице не мешала ему слышать мой голос. Его тело то и дело содрогалось, но он изо всех сил старался не двигаться.

Я же тем временем положила руку на существо, но покрывающая его слизь мешала как следует ухватиться за его тельце. Из-за большого количества тонких лапок, эта тварь с виду напоминала паука, но кожа была точь-в-точь как у морского обитателя. Скорей всего, проще всего содрать это существо получилось бы с помощью огня, однако всего одно неловкое движение, и Чен Янксинг уже никогда не смог бы показать своё лицо на людях.

– Возможно, будет немного холодно, но ты терпи.

Я аккуратно заморозила склизкое существо, и сразу же обломила обвивающие голову парня длинные щупальца. И когда я уже собралась было внимательно осмотреть разделяющую тварь и лицо Чен Янксинга щель, чтобы ненароком не содрать с парня ещё и кожу, тот уже, похоже, не мог более терпеть. Оторвав от себя гада, Чен Янксинг выплюнул изо рта нечто длинное и мягкое и, спешно сделав глубокий вдох, тут же принялся блевать.

– И всё же это паук, – осмотрев существо, заключила я. Скорей всего, это был рождённый из трупа паука иной, который в ходе эволюции приобрёл склизкое, как у морского огурца, покрытие, что предавало ему сходство с морским обитателем. Любой обычный человек, к лицу которого прицепится подобная хрень, почти наверняка не жилец.

По состоянию Чен Янксинга было вполне очевидно, что до недавнего момента парню явно нечем было дышать. На то, чтобы спасти подвергшегося этой атаке человека, у прочих людей есть от силы минуты две, однако эта штука обвивает свою добычу очень крепко, да и щупальца у неё на удивления прочные. Поэтому, чтобы успеть вписаться во временной лимит, бедняга должен либо сразу же очутиться на хирургическом столе, либо сподручно иметь подле себя товарища с развитой способностью контроля льда. Чёрт, Чен Янксинг, да ты просто адски везучий парень!

– С-спаси их, быстрее… – неожиданно прохрипел сквозь кашель Чен Янксинг. Его лицо всё ещё было красным от резкого прилива крови к голове, но он заставил себя махнуть рукой в сторону лежащего за поворотом коридора.

Я тот час же подскочила и спешно завернула за угол. В тот же миг передо мной открылась белоснежно-белая картина; весь коридор впереди был сплошь покрыт склизкой и липкой белой паутиной. В ней, подвешенными над полом, я приметила немало застрявших и обездвиженных солдат. И у каждого из этих бедняг на лице имелось по пауку-моллюску.

Так, на тех, кто уже перестал двигаться, стоит забить, тех, чьи тела слегка подёргиваются, стоит спасать во вторую очередь. В приоритете те, кто всё ещё активно сопротивляются. Вытянув вперёд руку, я ухватилась за паука, заморозила и тут же сорвала его в лица. Одного за другим, я отрывала и отрывала пауков с лиц вояк и в итоге даже сняла их с лиц тех солдат, что уже совсем не двигались в надежде, что их всё ещё возможно будет откачать…

– Чен Янксинг, Черныш, помогите… – произнесла было я, содрав последнего восьмого паука, но, оглянувшись назад, поперхнулась собственными словами, увидев синюшно-фиолетовые лица подвешенных солдат. Похоже, даже те, что слегка подрагивали ранее, двигались не по собственной воле, а под воздействием пауков на их лицах. Но я отчётливо помню, что самый первый явно активно сопротивлялся…

Ещё раз оглядев солдат, я не увидела среди них ни единого живого человека и на секунду даже усомнилась в своей памяти.

Подоспевшие ко мне Черныш и Чен Янксинг с белыми, как мел, лицами уставились на подвешенные тела своих убитых товарищей. Похоже, шок от увиденного оказался для парней слишком велик, так как оба просто безвольно замерли, глядя на перекошенные в агонии лица своих трагически погибших братьев по оружию.

Я ещё раз внимательно осмотрела лица почивших, но А-Нуо среди них так и не обнаружила. Очевидно, что не весь отряд нашёл свою смерть в этой паутине, что не могло не радовать. До тех пор, пока нам есть, кого спасать, Черныш и Чен Янксинг смогут вновь взять себя в руки.

Но прежде чем я успела хоть что-то сказать, Чен Янксинг рванул к одному из подвешенных тел.

– Сяо Ю, помоги-ка мне его снять. Он только что пошевелился. Я видел!

Оу? Тот, что больше всего сопротивлялся? Я оглянулась и тут же побледнела.

– А-Ксинг, в сторону!

В следующую же секунду тело за его спиной внезапно взорвалось, и из его недр вылезли липкие гладкие, похожие на тентакли, щупальца, что сразу же попытались обвить собой Чен Янксинга с ног до головы. Я спешно метнула в щупальца два ледяных кинжала, рассчитывая, что исходящая от них энергия льда сможет хотя бы немного замедлить эту тварь, и, проскользив вперёд, дернула Чен Янксинга вниз, вынудив того упасть на пол.

Защитив парня от непосредственной угрозы, я со всей силы мотнула рукой вверх и обрубила одно из потянувшихся в нашу сторону щупалец. Это, к слову, было для меня весьма неожиданно; изначально я расчитывала обрубить как минимум три щупальца, но силы удара хватило лишь на один. Более того, я даже почувствовала определённое сопротивление. Если бы участок, на который пришёлся мой удар, не был уже подморожен моей предыдущей атакой, мне, возможно, и вовсе не удалось бы перерубить ни один из них. Эти штукенции оказались не столько прочными, сколько плотными; гораздо более плотными, чем щупальца маленьких обвивающих головы пауков.

Вылезший из тела новый тип иного ростом не дотягивал даже до пояса, но в длину был не меньше роста взрослого человека. В общем и целом, тварь была довольно внушительных размеров. Я без понятия, как она вообще умудрилась впихнуться ранее в тело человека. Не удивительно, что конечности у того бедолаги настолько сильно дрыгались.

– Шую, – внезапно заорал Цзянг Сяотиан, – быстрее разберись с ним! К нам ещё идут!

Услышав его слова, кровь в моих жилах тот час же похолодела, и я спешно замахнулась кинжалом, целясь в голову паука. Паук же в свою очередь попытался пронзить меня одним из своих тентаклеподобных щупалец, да с такой скоростью, что порывом воздуха с пола даже пыль подняло; эти щупальца явно были куда более грозными орудиями, чем выглядели на первый взгляд. К несчастью для него, я смогла перехватить атакующее щупальце на лету. Если бы на моём месте был кто-то другой, то ему, скорей всего, не удалось бы поймать это гладкое щупальце из-за покрывающей его слизи, но мой холод способен обратить даже самую скользкую жижу в ледышку… Стоп, разве его диаметр и длина не идеальны?

Всадив кинжал в мозг паука, я начала отпрыгивать назад, распрямляя удерживаемое мной щупальце до тех пор, пока оно не оказалось идеально вытянуто. Затем, я активировала свою способность на полную катушку и разом заморозила всю длину щупальца от кончика в моих руках и до самого основания. Затем же, прыгнув назад, я отсекла щупальце, в результате чего в моих руках остался весьма неплохой созданный на ходу импровизированный шест. Ну а так как один из его концов получился заострённым, он вполне может сгодиться даже как копьё!

Пусть времени укреплять его бриллиантовым льдом у меня и нет, щупальце паука уже само по себе было довольно прочным и плотным, а мой лёд помогает ему сохранять прямую форму шеста, так что в качестве экстренного оружия на скорую руку вполне сгодится.

И стоило мне закончить создание этого ледяного копья, как предостережение Цзянг Сяотиана обратилось в явь, и с потолка посыпалось бессчётное множество паучков самых разных размеров. Однако я успела заметить их лишь краем глаза, так как уже в следующее мгновение воздух сотрясся от нескончаемых выстрелов. Это Чен Янксинг принялся осыпать потолок градом из пуль, а когда Черныш наконец опомнился и тоже присоединился к стрельбе, тот моментально сменил свой подход, начав отстреливать пауков по одиночке. И, что удивительно, каждая выпущенная им пуля попадала ровно пауку в голову. На то, чтобы убить маленького членистоногого, у него уходило максимум две пули.

А вот с большими пауками приходилось куда сложнее. Их плотный покрытый густой слизью каркас прекрасно защищал их мозг, не позволяя пулям пробиться. Большинство свинцовых снарядов просто отлетали от него, тем не менее, для меня сейчас «плотность» представляла гораздо меньше проблем, чем «прочность». Моё нынешнее на спех созданное копьё не смогло бы посоперничать в прочности, а вот с плотностью совладать оно вполне сможет, ведь если подморозить этих склизких паучков, они уже не будут такими склизкими, так ведь?

И когда я уже собралась было приступить к масштабной резне, начиная с самой ближайшей ко мне твари, меня остановил звонкий детский голосок Цзянг Сяотиана.

– Шую, заморозь их всех разом, а зачистку оставь уже этим двоим.

А сработает ли? Заморозить определённую площадь для меня не проблема, но и эти паучки отнюдь не безвольные сашими, а вполне себе крепкие иные. Полностью проморозить их до самых костей будет непросто. Но через несколько секунд колебания, я внезапно припомнила, что недавно успела перейти на второй ранг, и мне тут же захотелось опробовать свои силы на практике.

Тем временем на меня напрыгнул один из крупных паучков, и я довольно мощным ударом копья по флангу отбросила его в сторону. Однако тот тут же подскочил обратно на лапки, очевидно не понеся никаких существенных повреждений. Уже по одному лишь этому эпизоду стало понятно, что физические атаки против них бесполезны.

Ещё раз врезав по пауку копьём, я отшвырнула его куда подальше, после чего отступила за спину Чен Янксинга и Черныша.

– Продолжайте стрелять. Мне нужно пару секунд на подготовку.

– Долго мы их сдерживать не сможем, – отозвался Чен Янксинг. – Слишком мало патронов.

В основном, парень старался стрелять по паукам прицельно, однако когда те нападали слишком большой сворой, невольно переходил на ковровую стрельбу. Пусть и не так быстро, как у Черныша, но его запас амуниции тоже истощался с ужасающей скоростью.

Я решительно передала оба подаренных мне Джин Фенг пистолета Цзянг Сяотиану, чтобы не допустить ситуации, в которой ему пришлось бы воспользоваться своей способностью для самозащиты.

И под эту нескончаемую какофонию выстреливающих снаряды оружий я сосредоточилась и принялась собирать энергию своей способности, в результате чего совсем скоро пространство вокруг меня начало стрекотать. Прямо в воздухе словно из ниоткуда стали появляться небольшие льдинки и, продолжая парить над полом, слегка дребезжать от переизбытка энергии. От ног же моих во все стороны побежали ледяные узоры. Жаль, влаги в этих коридорах маловато…

Я застыла. Влаги? А ведь точно, как я вообще умудряюсь создавать лёд, без воды? Если я способна кристаллизовать влагу в воздухе, значит ли это, что я могу управлять и водой тоже?

– Шую, сконцентрируйся! – рявкнул Цзянг Сяоитан, одновременно с этим выстреливая из пистолета по приближающимся паукам. Вид стреляющего из оружия маленького ребёнка невольно пробуждал во мне импульс выхватить у того опасную игрушку.

Не желая более позволить своим мыслям растечься по древу, я отодвинула эту навязчивую идею в глубину сознания и сосредоточилась на моей нынешней задаче. И, если честно, это сделать оказалось куда проще, чем я думала. Если бы я не отвлеклась ранее, я бы уже давно собрала необходимые для всплеска силы. В будущем, после определённой практики, я вполне смогу проделывать этот трюк и без предварительной подготовки.

– Хо-холодрыга… – невольно постукивая зубами, пробормотал Черныш.

– Ты там скоро ещё, Сяо Ю? – поинтересовался Чен Янксинг с дрожащими от холода коленками. – Мои пальцы уже настолько окоченели, что я скоро не смогу больше стрелять.

Я сделала глубокий вдох и решительно выпалила:

– С дороги!

Оба вояки тут же с готовностью отступили назад, обогнув меня с обеих стороны, и облегчённо вздохнули. Но прежде чем они успели даже выдохнуть весь воздух, по коридору пронеслась резкая взрывная волна холодного морозного воздуха, и их выдохи моментально превратились в два белых облачка, как в зимнее время года.

Впрочем, это не было так уж далеко от истины. Весь коридор постепенно всё больше и больше замерзал. Обледенение сначала покрыло пол, а затем начало подыматься вверх по стенам. Поначалу пауки не обращали на него внимание, но как только холод стал медленно но верно сковывать движения их щупалец, сразу же осознали, что дело плохо. Однако к тому времени некоторые уже оказались намертво приморожены к полу, да и тех, что вовремя подпрыгнули, морозный воздух отпускать не намеревался и последовал за ними.

Когда же всё закончилось, коридор окончательно превратился в ледяной тоннель с вмороженными в него пауками. Будь они чуть-чуть посимпатичнее, были бы похожи на ледяные скульптуры. Честно признаться, не думала, что мне это удастся настолько просто. Быть может, я действительно стала сильнее, чем думала?

Оба солдата от увиденного аж рты пораскрывали и уставились на меня с тенью страха в глазах.

– Чего вылупились? – раздражённо выпалила я. – Если не поторопитесь, они успеют оттаять и вот тогда нам мало не покажется. Я, знаете ли, второй раз повторить такое не смогу!

На самом деле, это было не совсем так; на ещё один подобный всплеск холода у меня сил вполне хватит, но сейчас для меня важнее не правду говорить, а избавиться от зародившегося в их сердцах страха по отношению ко мне.

И, как и ожидалось, после моего заявления обуревающий их ужас в значительной степени поутих. Черныш так и вовсе вылупился на меня с таким обожествлением, что мне с огромным трудом удалось сохранить прежнее спокойное выражение лица, не позволив себе расплыться в горделивой улыбке. Мне пришлось напомнить самой себе, что здешний Тринадцатый к этому моменту уже успел целую исследовательскую лабораторию с ног на голову перевернуть, так что по сравнению с ним мои успехи просто смехотворны.

– Сперва разберитесь с крупными. Стреляйте только в головы. Не тратьте пули в пустую на беглый огонь, используйте прицельную стрельбу!

На что Черныш с кислой миной отозвался:

– Я не А-Ксинг.

– Тогда я сам, – выпалил Чен Янксинг и без колебания принялся отстреливать пауков поодиночке, и каждая его пуля без исключения попадала точно в цель. Его навыки стрельбы действительно были феноменальны, так что, даже если способность у него аховая, я всё равно готова забрать его с собой.

Взяв свои пистолеты из рук Цзянг Сяотиана, я хотела было помочь с зачисткой, но, заметив как быстро Чен Янксинг расправляется с пауками и что ни один из оставшихся не подаёт признаков оттаивания, я не стала присоединяться к стрельбе. Подаренные мне Джин Фенг пистолеты обладали куда большей пробивной мощью, и мне не хотелось тратить их на добивание жалких паучков. Амуниция у меня в рюкзаке отнюдь не безгранична. Нетрудно догадаться, что пули Фенг имеют какой-то свой секрет, так что после замены их на обычные, огневая мощь оружия неизбежно упадёт. Не исключено даже, что пистолеты и вовсе не смогут стрелять другими пулями и станут полностью бесполезны.

– Всё, они все мертвы, – сообщил Чен Янксинг и повернулся ко мне. По какой-то причине его лицо выглядело мрачным. – Мы можем идти дальше?

И когда я уже было собралась поинтересоваться, чего это он такую хмурую мину скорчил, стоящий рядом Черныш воскликнул:

– Мать вашу, как же ж холодно!!! – он обнял себя обеими руками и со стучащими зубами выпалил. – Идёмте скорее в центральную комнату управления, ну, или искать А-Нуо, или за лейтенантом, да всё равно куда, лишь бы идти! Давайте же. Я сейчас в ледышку превращусь.

Выходит, лицо Чен Янксинга не мрачное, а просто подмороженное.

– Ладно, идём, – немного смущённо пробормотала я. Увы и ах, но таков уж основной недостаток способности к контролю льда; до того момента, как люди обретут достаточную стойкость в ходе эволюции, низкие температуры будут негативно сказываться в том числе и на моих собственных союзниках, стоящих рядом. При обледенении небольшого участка земли эффект не так существенен, но когда дело доходит до массового покрытия, как сейчас, дела принимают скверный оборот. Если задержимся здесь надолго, боюсь, А-Ксинг и Черныш заработают себе такое обморожение конечностей, что больше уже не смогут из оружия стрелять.

– Поторопимся же в центральную комнату управления. Она должна быть уже близко, – сказал Цзянг Сяотиан и покосился за спину. – Этот парень должен знать её точное местоположение. Уточни у него.

Лишь теперь я осознала, что Ву Яоджин стоял у нас прямо за спиной. Он глядел на меня широко открытыми глазами, что разве что не блестели от переполнявшего его восторга. Если бы у него сейчас был выбор, бьюсь об заклад, он определённо сунул бы меня в один из стеклянных цилиндров, чтобы вдоль и поперёк меня поисследовать.

Этот его взгляд меня жутко взбесил. И когда я уже собралась было рявкнуть на него ледяным тоном, чтобы как следует припугнуть, его и без того широко раскрытые глаза внезапно распахнулись ещё больше, следом за которым тут же раздался пронзительный панический вскрик парня.

И в тот же миг почти одновременно с криком парня раздались звук выстрелов и громкий звериный рёв. Когда же я повернула голову обратно, лежащий передо мною мир успел полностью перемениться. Посреди коридора теперь стояла одинокая фигура, от которой так и веяло уверенностью в себе и гордостью. На первый взгляд ничего особенного в этой персоне не было. Лишь при более внимательном рассмотрении можно было заметить за его спиной толстый чешуйчатый хвост, кончик которого то и дело легонько чиркал по полу из стороны в сторону.

Он стоял на спине распластанного на полу человека, и так как тело того было плотно прижато ко льду, его фигура стала тоже медленно но верно обмерзать. Даже если он не погиб ещё под ногами иного, арктического холода от ледяного пола более чем достаточно, чтобы уже сейчас загнать его одной ногой в могилу. Вот только парень совершенно не сопротивлялся и не двигался, так что, скорей всего, он уже…

Я невольно пошатнулась, не желая осознавать картину передо мной, но уже в следующую секунду мне в голову разом хлынули все те горькие годы, что я прожила в апокалипсисе.

Верно, такова была жизнь в апокалипсисе. Жизнь человека здесь абсолютно ничего не стоит; товарищ, с которым ты мирно беседовал минуту назад, может за считанные мгновения превратиться в окровавленный труп, и смерть людей могла принимать самые разные леденящие душу формы.

Поэтому-то даже сражающиеся на одной стороне и доверяющие друг другу свои жизни люди предпочитали вне боя помалкивать и не сближаться слишком сильно. Ведь никто не знает, будет ли стоящий рядом человек всё ещё жив к рассвету следующего дня. Уж лучше сохранить дистанцию и избавить своё сердце от этой боли.

С ростом числа убитых, моё сердце начало постепенно деревенеть. За исключением тех немногих близких мне людей, смерть прочих перестала вызывать во мне каких-либо эмоций. Да и даже когда погибали мои друзья, зачастую у меня не было времени даже слезу проронить, так как необходимо было скорее убегать.

Ну а после побега сил на оплакивание почившего товарища уже не оставалось. Ведь даже моё собственное выживание не более, чем удачное стечение обстоятельств. Да, таково настоящее лицо апокалипсиса, где даже скорбь стала роскошью, которую обычный человек не может себе позволить.

– Черныш! – отчаянным голосом взвыл Чен Янксинг и принялся без остановки выстреливать пулями, словно они ничего не стоили. Но оппонент оказался к этому готов и, сдёрнув свисающие с потолка трупы замороженных пауков, заблокировал выстрелы их телами. В тот же миг из-за его спины на нас хлынул целый поток иных, и по одному лишь их виду можно было без труда сказать, что все они обладали непробиваемой шкурой.

Сбоку я обнаружила распахнутую дверь в центральную комнату управления. До недавнего момента она была тщательно затянута паутиной, потому-то мы её и не заметили ранее. Скорей всего, это было сделано нарочно.

Схватив Чен Янксинга за шкирку, Цзянг Сяотиан дёрнул парня назад и отступил за мою спину. Пусть он внешне и выглядел как трёхлетний ребёнок, силы ему было не занимать. Ему без труда удалось утянуть за собой порядком слетевшего с катушек Чен Янксинга. Тот же, будучи столь резко опрокинут назад, не смог вовремя прекратить огонь и в итоге прошёлся чередой выстрелов по потолку коридора.

Придя в себя, Чен Янксинг попытался было вновь подняться на ноги, но я надавила на его плечо. Почувствовав моё сдерживающее прикосновение, он уставился на меня совершенно обезумевшим, как у дикого зверя, глазами, а я посмотрела на него твёрдым взглядом, не давая слабины и не отводя взгляд в сторону. После нескольких мгновений этого противостояния, я разжала ладонь и ободряюще хлопнула парня по спине.

В следующее же мгновение лицо парня перекосилось, голова наклонилась, а из горла вырвался едва уловимый всхлип.

Цзянг Сяотиан же тем временем выдавил сквозь стиснутые зубы:

– Тринадцатый.

Услышав это имя, я не сумела сдержать восторженного вздоха. Ведь это был воистину исторический момент встречи элиты иных с элитой человечества. Пусть даже один из них и скукожился до состояния трёхлетнего ребёнка, а другой лишь начал свой путь к величию и пока всё ещё выглядел как перетрудившийся сверх меры офисный работник. Откровенно говоря, ни один из них сейчас не выглядел устрашающе; даже те большие пауки ранее смотрелись повнушительнее.

Хвостатый иной перед нами выглядел даже более неоднозначно, чем на фотографии в документах. Ребят, вы серьёзно говорите мне, что вот это и есть элитный иной, что выкосил целый континент? Вы ведь шутите, правда?

– Так за этими событиями и впрямь стоит Тринадцатый? – удивлённо пробормотал Ву Яоджин, словно всё ещё силясь в это поверить, и в этот раз я была с ним полностью солидарна. Уж больно обманчив был его внешний вид.

– Ты… – произнёс Тринадцатый с явным замешательством разглядывая лёд вокруг. Всё это время он даже не пытался нас атаковать. Закончив осматривать обледеневшие стены, он перевёл взгляд на меня и наконец поинтересовался. – Они? Мы?

Уровень его интеллекта был настолько высок, что даже позволял ему говорить; что тут скажешь, настоящий уникум. Сила моей способности контролировать лёд, как видимо, немного запутала его, не дав с ходу определить враг я или же товарищ, но в данных обстоятельствах, думаю, даже сознательные люди не смогли бы с уверенностью определить, кем именно я являюсь. В конце концов, прямо перед нами стоит живой пример говорящего иного, так что с точки зрения обычного человека я тоже вполне могу быть одним из монстров. Люди пока мало что понимают в способностях.

Притвориться одним из иных и атаковать, как только они ослабят бдительность, было бы просто идеально. К несчастью, рядом со мной находятся Чен Янксинг и Ву Яоджин. На судьбу последнего мне было глубоко начхать, но вот первого я была настроена спасти самым что ни на есть решительным образом!

Всего один поворот головы стоил мне жизни Черныша. Разве ж я могу себе позволить потерять ещё и А-Ксинга? Я уже не та привыкшая к смертям окружающих Гуан Веюн. Как Цзянг Шую, я не желаю свыкаться с потерями близких мне людей!

– Немедленно убери свои ноги с Черныша! – рявкнула я. – Иначе я сейчас же отправлю тебя повидаться с твоими дружками-паучками!

Чен Янксин к этому моменту тоже поднялся. Былое безумие прошло, оставив лишь бурлящую в груди неутолимую ярость.

Услышав мою реплику, выражение лица Тринадцатого помрачнело.

– Ты «они», – равнодушно заключил он.

И стоило ему это произнести, как два иных, что внешне напоминали бронированных медведей, разинули свои пасти, но вместо звериного рыка из их глоток вырвался совсем иной звук. Больше всего он наминал писклявый звук шарика, из которого просачивается воздух, только в несколько раз более громкий, что аж ушам больно стало.

– Осторожно, у этих двух экземпляров очень толстая шкура, – прошептал из-за спины Ву Яоджин. – Даже глаза у них крепкие. У этого вида есть прозрачная мигательная перепонка, что значит их глаза всегда защищены. Пусть эти перепонки и не такие крепкие, как внешние веки, но одну-две пули выдержать смогут без проблем.

Чего? Одну-две пули? Нафига вы вообще создали нечто столь опасное? Но пусть эти два иных и выглядели внешне как пара медведей гризли, при ближайшем рассмотрении становилось видно, что пропорции тела у них всё же человеческие. Их задние лапы были куда длиннее, чем у обычных медведей, да и большую часть времени они проводили стоя вертикально, а не на четвереньках. Потому рискну предположить, что они оба перевоплотились в иных из трупов людей, а не зверей. Если их тела полностью защищены вплоть до глазниц, как же тогда мне с ними сражаться?!

За ту небольшую передышку, что возникла с момента появления Тринадцатого на поле боя, я успела тайком облачить своё импровизированное копьё лишь двумя тонкими слоями бриллиантового льда, так что проломить их защиту банальной грубой силой не получится. Если продолжим болтать и тянуть время, я, конечно, успею наложить на копьё ещё с несколько слоёв, но молча глядеть на то, как Тринадцатый топчет тело Черныша, просто невыносимо!

Убери с него свои грязные ноги, сукин ты сын! Иначе я их обе… нет, я отрежу все три твои нижние конечности, включая хвост!

Внезапно я ощутила возле себя новый мощный всплеск энергии, и тут же с тревогой заозиралась по сторонам, опасаясь, что в этот раз неосознанно потеряла теперь ещё и А-Ксинга. Но, к счастью, Чен Янксинг по-прежнему стоял подле меня… вот только из-за всплеска энергии его губы заметно посинели от холода.

– Отойди назад. Не позволяй себе окоченеть настолько, чтобы лишиться возможности стрелять.

Сперва Чен Янксинг недовольно нахмурился, но услышав слова «лишиться возможности стрелять» послушно отступил за мою спину и занял позицию возле Ву Яоджина. Этот засранец, к слову, уже давно успел ретироваться на добрый десяток шагов назад.

Разобравшись с Чен Янксингом, я бросила взгляд на Цзянг Сяотиана и тихо, но строго прошептала:

– Не смей активировать свою способность!

Вокруг Сяотиана так и кружили маленькие льдинки, в то время как его тело источало чуть ли не такое же ужасающее количество энергии льда, что и я сама. Именно эта энергия и вынудила Чен Янксинга посинеть ох холода.

– Я его убью!

Неудивительно, что Цзянг Сяотиан ни разу не задавался вопросом, сможет ли его младший брат справиться с Тринадцатым и не окажется ли эта конфронтация слишком опасной для меня. С самого начала он собирался разделаться с ним лично, мстя тем самым за убийство Сяо Ша того мира. Было очевидно, что Ледяного Императора совершено не заботит состояние собственного тела.

Заметив это, я глубоко вдохнула и решительно выпалила:

– Позволь мне это сделать.

Сноски

1. EQ : с англ. «эмоциональный коэффициент», числовое отображение способности человека выдерживать эмоциональные нагрузки. Если говорить простым языком, то человек с низким EQ легко впадает в панику и «теряет себя», в то время как человек с высоким EQ сохраняет ясность ума даже в экстремальных ситуациях

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *