Конец эпохи доминирования Том 3 глава 8: Развилка в три пути

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №8: Развилка в три пути – перевод EliSan; редактура Akili

Настороженные и раненые, мы одним махом преодолели весь путь обратно и благополучно вернулись в лагерь беженцев. По дороге мы даже вновь наткнулись на Ву Яоджина. Стоило нам встретиться, как все вояки тут же разом набросились на него, словно волки, жаждая крови и отмщения. Что же до меня, то я не сочла нужным препятствовать им.

После недавней переклички все мы сейчас пребывали в крайне мрачном расположении духа, так как после тщательного подсчёта всех павших и раненых выяснилось, что число выживших солдат не дотягивает даже до трети. Но всё же самым жестоким ударом для вояк стала подтвердившаяся гибель лейтенанта и Гуо Хонга. По всей видимости, они оба погибли в последней яростной атаке Асуры да так основательно, что даже тел их отыскать не удалось. Учитывая всё вышесказанное, разве ж можно винить солдат за их желание к чертям разорвать всех здешних исследователей?

– Если убьёте меня, через двое суток столкнётесь с серьёзными проблемами, – принялся спокойно анализировать ситуацию парень несмотря на то, что его собственная жизнь сейчас висела на волоске. – Ранее мы удерживали прочих иных на расстоянии от лагеря полагаясь на запах Мамаши. Однако теперь её здесь больше нет…

Оп-па, он уже перенял у меня термин «иные». Теперь это название наверняка станет общепринятым куда быстрее, чем раньше.

Услышав слова учёного, А-Нуо невольно нахмурился.

– Так те монстры скоро тоже придут сюда?

На что Ву Яоджин ответил утвердительным кивком головы. Лица вояк тот час же помрачнели ещё больше, а в глазах некоторых даже промелькнула толика отчаянья и смирения.

Заметив это, я спешно спросила:

– Но раз ты говоришь, что «ЕСЛИ убьём тебя, столкнёмся с проблемами», выходит, у тебя есть какое-то решение, так?

– Ага, – признал Ву Яоджин, окинув взглядом всех присутствующих, но раскрывать подробности своего плана явно не торопился. Было очевидно, что молодой учёный намерен использовать его как козырь для обеспечения собственной безопасности. Он не станет нам ничего рассказывать.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана гадая, есть ли у него какие-нибудь идеи на сей счёт. Но самого Сяотиана этот вопрос, похоже, не сильно беспокоил.

– Идём быстрей наверх, – спокойно бросил он. – Тринадцатый, скорей всего, направился на восток, так как именно в той стороне находится его будущая вотчина, но наверняка пока сказать не могу. Кто знает, какой крюк он решит сделать и сколько ещё городов посетит прежде, чем окончательно обоснуется в том мегаполисе.

На восток?.. Я застыла, словно громом поражённая. Даге и остальные тоже движутся на восток, а территорией Тринадцатого в прошлом мире, если правильно помню, был крупный город. Только не говорите мне, что это Лан?!

Увидев резкую перемену на моём лице, брови Цзянг Сяотиана озадачено приподнялись, но не успела я даже приступить к объяснению, как он сам всё понял и с явной тревогой в голосе выпалил:

– Шуюн в опасности!

Вообще, если уж на чистоту, непосредственно сиюминутной опасности эта новость для них не представляет. Даге и остальные планируют обосноваться в городке рядом с Лан, а не в самом Лан. К тому же мир огромен. Каков шанс, что они столкнуться с… Стоп, с везучестью Цзянгов, такое действительно возможно! В смысле, я же на Тринадцатого наткнулась!

Нам стоит поспешить. Теперь я и в самом деле забеспокоилась.

В этот момент Чен Янксинг внезапно с явно обеспокоенным видом сделал несколько шагов в мою сторону. Он выглядел сейчас точь-в-точь как несчастный муж, что переживает, как бы его возлюбленная не ушла от него прочь… Вернее, как… как… простите, но я действительно не знаю, как ещё это можно описать!

Тем не менее, я прекрасно понимаю причину его обеспокоенности. В моей прошлой жизни многие желали держаться как можно ближе к сильным. Даже такая мелкая сошка как Ксиа Зенгу имела немало последователей. Ни у кого попросту не оставалось иного выбора, так как банальное выживание перед лицом иных, голода и радикальных изменений в климате стало непосильной задачей для простых людей. А продвижение вперёд в тени кого-то сильного дарило какое-никакое, но всё же чувство защищённости, и ради этой защищённости люди готовы были продавать как самих себя, так и собственных детей.

По тому, как мы с Цзянг Сяотианом ведём себя, мы, вероятно, предстали в их глазах эдакими могущественными мастерами, что всё да обо всём знают. В подобных обстоятельствах кто в здравом уме откажется от шанса последовать за такими людьми? Хотя Чен Янксинг и без этой причины довольно приставуч…

Однако Ву Яоджин в этот момент резво нырнул за мою спину, и, вцепившись мне в плечи, выпалил:

– Пообещайте, что не убьёте меня. Тогда я помогу вам разрешить эту проблему.

После этих слов учённого, жажда крови вояк лишь ещё больше возросла и даже я со своими наклонностями святоши не испытывала ни малейшего желания его спасать. Ты дебил? По-твоему, прятки за моей спиной могут хоть в чём-то тебе помочь?

Сорвав его руки со своих плеч, я равнодушно отступила в сторону, намереваясь позволить ему в полной мере вкусить ярость и негодование солдат.

Заметив это, Ву Яоджин вздохнул.

– Моё убийство не принесёт вам ничего, кроме негативных последствий, – подметил он. – Пусть сейчас и создаётся впечатление, будто нынешний мир благоволит лишь физически сильным, в будущем вам всё равно потребуются искатели истин, вроде меня, для разрешения глобальных проблем. Ведь, уверен, никто из вас не желает вечно жить в страхе перед иными, нет ведь?

Среди солдат повисла гробовая тишина. И я прекрасно понимаю их неоднозначные чувства. Пусть некоторые люди и стали в этом мире буквально одержимы силой, и атмосферу апокалипсиса в целом можно назвать более захватывающей, чем былые унылые будни, большинство людей по-прежнему предпочтёт вернуться назад. Назад к тому времени, когда даже слабые могли выжить, вместо того, чтобы жить подобной захватывающей жизнью, в которой всего один неловко сделанный шаг может означать смерть.

Однако почему всё-таки мир внезапно стал таким? Был ли тот алый метеоритный дождь лишь занятным совпадением или же одной из причин? И что из себя вообще представляет этот чертовски странный чёрный туман, что будет наведываться к нам строго каждый год?

И что же всё-таки случилось на десятом году апокалипсиса, в тот самый год, когда я умерла?

Помнится, тогда ни с того ни с сего поднялась большая шумиха и со всех сторон стали раздаваться громкие взрывы… Что это было? Признаться, мои воспоминания о тех событиях весьма туманны; помню лишь, что все без исключения куда-то бежали, отчаянно пытаясь оторваться от того нечто, что настойчиво преследовало нас и, по всей видимости, было решительно настроено уничтожить всех без исключения.

Выбрав направление, я взяла с собой несколько человек, с которыми была близка, и повела их по безопасному пути без врагов, но засранец Ксиа Зенгу таки нагнал нас. И он не только привлёк опасность в нашу сторону, он даже атаковал нас, рассчитывая тем самым замедлить врагов. Он ударил меня, да с такой силой, что я отлетела на пару метров назад. А когда подняла взгляд, передо мной уже был рой… рой похожих на жуков иных… Ва-а, гадость-то какая!

– Что с тобой, Шую?

Вернувшись в реальность, я обнаружила себя сидящей на корточках и сжимающей свою голову в тисках. Подняв взгляд, я увидела перед собой обеспокоенно глядящего на меня Сяотиана.

– Просто голова болит. Скорей всего, остаточные явления той ментальной атаки Тринадцатого.

Как разберёмся с этими военными, думаю, мне всё же стоит расспросить Цзянг Сяотиана о том, что произошло на десятом году апокалипсиса. Он наверняка знает, что стало причиной той шумихи, если только его путешествие сквозь пространство и время не произошло раньше смерти Гуан Веюн. Но я почти уверена, что это не тот случай. По крайней мере, слуха о гибели одного из элит человечества до меня точно не доходило.

И пока остальные солдаты пребывали в нерешительности, А-Нуо внезапно заговорил:

– Мы не тронем тебя. Но взамен ты сделаешь то, что должен сделать, и быстро. Мы не знаем, как обстоят дела снаружи. Если лагерь беженцев окончательно падёт, от тебя тоже более не будет проку, и тогда, будь уверен, мы без промедления тебя убьём!

Я согласно кивнула. Это было верное решение. Если к нашему возвращению лагерь беженцев уже будет разрушен, А-Нуо и ребята просто покинут эту военную базу, и им более не будет грозить массовое нападение иных со всех сторон. И в тоже время, если учёный действительно знает некий способ держать иных на расстоянии, все захотят заполучить его в свои руки! Я тоже хочу. Было бы крайне расточительно просто взять и уничтожить его!

– В этом деле нам поможет взятые из тела Мамаши образцы крови. С их помощью мы сможем обезопасить лагерь ещё минимум дней на семь, не меньше. Ну а с тем, как быть дальше, сообразим уже по ходу дела. Если повезёт, к тому времени к нам подоспеет подмога из других исследовательских центров.

– Тогда поспеши и достань их уже! – теряя терпение рявкнул А-Нуо.

Но Ву Яоджин лишь отрицательно помотал головой.

– Не нужно. Чуть ранее я уже сходил и взял несколько образцов с собой. Мы можем идти.

– … – полагаю, в этот момент не только меня, но и всех солдат посетило жгучее желание забить этого треклятого козерога до смерти.

Когда мы вновь вернулись на поверхность, нас приветствовала картина полнейшего хаоса. Те немногие солдаты, которым посчастливилось выжить, были не в силах взять ситуацию под контроль. От них я узнала, что когда Тринадцатый и его шайка оказались на поверхности, те без труда схватили несколько людей, вероятно, в качестве закуски на дорогу, и ушли. Даже отчаянная попытка военных остановить их плотным огонём не увенчалась успехом, так как два бронированных медведя с лёгкостью отразили все летящие в них пули. Увидевшие это солдаты настолько перепугались, что уже даже было с жизнями успели распрощаться. Но, к их изумлению, группа иных лишь прошествовала мимо, прихватив с собой незадачливые «закуски».

– Что ты сказал? Те иные ушли на юг? Ты точно уверен, что они ушли на юг? – с напором потребовала ответа я, боясь, что солдат что-то напутал. В смысле, разве Тринадцатый не должен был сейчас пойти на восток, чтобы основать свой лагерь? Что он на юге забыл?

Солдат в ответ живо закивал головой и ткнул пальцев в ту сторону.

– Если не веришь мне, можешь сам пойти и взглянуть. Оставшиеся после них следы и слизь по-прежнему там. Никто не рискнул даже прикоснуться к ним.

После этих слов Цзянг Сяотиан и в самом деле сорвался с места и побежал взглянуть на следы. Я тоже собиралась последовать за ним, но как раз в этот момент солдаты начали один за другим отчитываться перед А-Нуо, и я решила остаться и послушать. Да и, помимо этого, Чен Янксинг… нет, не только он, несколько других вояк подле него тоже глядели на меня боготворящими глазами. Если попробую сейчас куда-то уйти, за мной почти наверняка увяжется целый табун, что будет лишь под ногами мешаться. Лучше уж пусть Цзянг Сяотиан сам туда сбегает.

К слову, неужто это тот самый флаг1, когда я могу основать мой собственный гарем? Нет уж, спасибо. Не хочу я становиться вторым Ксиа Зенгу. Все вы можете просто свалить в туман!

Тем временем другие солдаты продолжали информировать А-Нуо:

– Многие люди убежали прочь из лагеря, но, полагаю, они всё равно где-то поблизости. В конце концов, им попросту некуда больше бежать. Как только ситуация на базе стабилизируется, уверен, они вернутся назад.

По мне, так лучше бы они и не возвращались!

Во-первых, с их приходом вновь увеличится потребление и без того не резиновых запасов еды. Во-вторых, учитывая резко поредевший состав военных сил базы, если вояки продолжат как и раньше организовывать вылазки в город за продуктами, оставшаяся позади ничтожная кучка солдат вскоре попросту не сможет удержать людей под контролем. Когда этот момент настанет, люди начнут в открытую сражаться между собой за еду и оружие и даже убивать друг друга.

Никогда не смейте недооценивать обычных гражданских. Как только испытываемый ими голод достигнет определённой отметки, первое, что окажется съеденным, будет их собственная человечность.

А-Нуо, определённо, тоже это понимает. Его брови плотно сжались на переносице в глубокой задумчивости. Однако уже в следующее мгновение, подняв голову и встретившись со мною взглядом, его брови вновь расслабились, словно я обладала силой всё вмиг исправить.

…Это что же получается, я теперь непременно обязана взять этих армейских под своё крыло?

– Шую!

Я обернулась на звук голоса. Ко мне резво подбежал милашка Цзянг Сяотиан и, ехидно ухмыляясь, сообщил:

– Шую, нам действительно стоит поспешить! Похоже, Тринадцатый исчерпал свои силы и более не может контролировать других иных. Потому-то он и сдался так просто там, внизу. Судя по тому, как расходятся следы, он уже отпустил всех прочих иных в свободное плаванье. С ним остались лишь Асура и Мамаша, но оба сильно ранены, особенно Мамаша. Какое-то время они будут лишь обременять Тринадцатого. Да и к тому же Мамаша оставила после себя густой вонючий след из слизи, так что отследить их продвижение не составит никакого труда.

Боже, да это же просто шанс один на тысячу! Даже лучше того, что представился мне в исследовательском центре. Если воспользуемся этой уникальной возможностью и разделаемся с Тринадцатым, разве ж это не облегчит жизнь всех людей в мире в будущем?

– Хорошо, – кивнула я. – Поспешим же.

Стоило мне это произнести, и лицо Чен Янксинга тот час же исказилось.

– Пого––

– Я обязан последовать за ним! – обернувшись назад, твёрдо выпалила я. – Лидер тех иных далеко не обычный монстр. Если оставим его в живых, это обернётся настоящей катастрофой для всего человечества!

Но прежде чем Чен Янксинг успел хотя бы рот открыть в ответ, в разговор внезапно встрял А-Нуо.

– Вот уже какое-то время вы с этим ребёнком говорите о вещах, которые я совершенно не понимаю. Но, похоже, вам двоим и в самом деле известно о происходящем куда больше, чем нам. А раз так, мы не вправе игнорировать бо́льшую угрозу ради решения наших сравнительно мелких проблем. А-Ксинг, оставь попытки их остановить. Они пытаются решить глобальную проблему, так что мы должны их отпустить.

– Я-я всего лишь хотел сказать, что тот профессор из исследовательского центра куда-то испарился! – покраснев от стыда, запинаясь выпалил Чен Янкинг.

Услышав слова товарища, А-Нуо тут же напрягся и принялся озираться по сторона, но Ву Яоджина рядом с нами и в самом деле уже не было. Осознав это, лидер вояк громко выругался:

– Твою ж мать!

– Но зачем он вообще решил сбежать? Разве ж мы уже не пообещали сохранить ему жизнь? – совершенно искренне изумилась я.

Все мы прекрасно понимали, что для побега сейчас, мягко говоря, не самое подходящее время. Учитывая, сколь много иных сейчас бродят вблизи базы, разгуливать снаружи в одиночку всё равно, что подать себя иным на блюдечке с голубой каёмочкой. Потому-то мысль, что Ву Яоджин может попытаться бежать, мне даже в голову не приходила.

– Все, живо на его поиски! – отдал приказ А-Нуо, после чего, с яростным видом расхаживая взад-вперёд по площадке, проревел мне в ответ. – Должно быть, у этого парня и не было никакого способа остановить вторжение иных. Он просто развёл нас!

– Нет, что-то у него определённо есть, иначе его побег от нас был бы не более чем самоубийством, – возразил Цзянг Сяотиан. Подумав немного, он предположил. – Скорей всего, этот метод защиты действует лишь на ограниченном пространстве и на весь лагерь его бы не хватило, иначе он бы остался. Более того, учитывая довольно опасную область их исследования, у ИЦМО наверняка имеется убежище где-то неподалёку. Подобные инциденты, как сегодня, в их работе отнюдь не редкость. Потерять один-два исследовательских центра для ИЦМО не проблема, а вот смерть даже одного учёного является для них существенной утратой, особенно если это ведущие учёные, непосредственно ответственные за проводимые эксперименты. Их ИЦМО не может позволить себе потерять, так что для топовых учёных наверняка предусмотрен какой-то особый потайной путь для экстренной эвакуации.

Услышав слова Цзянг Сяоитана, А-Нуо резко остановился, словно вспомнив что-то.

– Помнится, в поступившем сверху приказе говорилось, что мы должны не только обеспечить безопасность профессора Ву, но и следовать его дальнейшим указаниям.

Я понимающе кивнула.

– Ву Яоджин уже упоминал ранее, что является младшим братом покойного профессора Ву. Так что нет ничего удивительно в том, что ему также известно местоположение этого «потайного пути». Велик шанс того, что он решил проследовать по нему сам.

– Но если есть такой путь, почему он нам о нём ничего не сказал? – озадаченно пробормотал Чен Янксинг. – Мы могли бы проводить его. Это по-любому было бы куда безопаснее, чем шастать чёрте где в гордом одиночестве.

– Ну, во-первых, его, вероятно, тревожила мысль о том, что из-за ваших ранних разногласий вы можете вновь попытаться его убить, как только попадёте в полностью защищённое и безопасное место, – равнодушно выпалил Цзянг Сяотиан. – Вторая же причина является лишь моей догадкой, но я думаю, что этим так называемым «потайным путём» может воспользоваться лишь ограниченное число людей. Не знаю насчёт вас, но всех этих гражданский снаружи он точно не потянет. Скорее всего, он не желал в пустую терять здесь своё время, пока вы силитесь принять хоть какое-то решение, и предпочёл просто удрать в одиночку.

– Этот чёртов ублюдок! – взревел А-Нуо. – Нам следовало сразу его прикончить!

Какой смысл лить слёзы над пролитым молоком! Подумай лучше, что делать дальше, потому как позади нас находятся несколько тысяч людей, что вот-вот станут пиром для всех слоняющихся в округе иных! Если ничего не предпринять, их вскоре всех подчистую сожрут…

В этот момент Цзянг Сяотиан схватил меня за руку.

– Идём скорее за Тринадцатым. Быстренько разберёмся с ним, а потом уже продолжишь свой путь домой. Я немного волнуюсь о том, что Тринадцатый может уметь заметать следы. По крайней мере, он уж точно не позволит Мамаше вечно оставлять за собой густой кровавый след. Как только эта очевидная подсказка исчезнет, могут возникнуть сложности с поиском.

Услышав его слова, я сделала глубокий вдох, изо всех сил сдерживая порыв плюнуть на всё и пойти домой. «Всё нормально, – принялась мысленно убеждать себя я. – Только разберусь с этой проблемой и смогу вновь увидеть Даге и сяо-мэй». Да, верно, от меня всего-то требуется немного в салочки поиграть да три башки расквасить. Делов то! Я мигом с этим справлюсь!

Цзянг Сяотиан прав. Чем дольше я тяну с отбытием, тем больше времени потом уйдёт на то, чтобы нагнать Тринадцатого. В двое, а то и в десять раз больше, разве нет? Мне следовало броситься вдогонку сразу же. Тогда бы к этому моменту я, вполне возможно, уже успела бы выбить из головы Тринадцатого все его дурные мозги. Какой прокол с моей стороны!

Придя к этому выводу, я тут же развернулась, намереваясь уйти, но стоило мне это сделать, как со спины вновь раздался оклик Чен Янксинга:

– Сяо Ю!

Обернувшись, я увидела, что на этот раз взгляды всех без исключения солдат были направлены на меня, и в этих глазах читалось изумление, словно они поверить не могли, что я могу вот так вот запросто встать и просто уйти.

Я вздохнула. Ну да, непросто быть мастером…

– Раз нет больше никакого способа предотвратить нападение иных, будет лучше эвакуировать гражданских, а затем поскорее унести отсюда ноги. В нынешних обстоятельствах держаться вместе такой огромной толпой – не самая лучшая идея.

– Эвакуировать? – не веря собственным ушам, рыкнул А-Нуо. – Куда эвакуировать? Без нас они все просто передохнут как мухи!

Верно. У А-Нуо и остальных хотя бы имеется какая-никакая военная подготовка. А вот у находящихся снаружи гражданских нет ничего, чем бы они смогли себя уберечь, да и находящийся поблизости мегаполис – не то место, куда они могут свободно войти. Без продовольствия они скоро умрут. И даже если решат попытать счастье в каком-нибудь более маленьком городке, реально добраться до него смогут немногие.

– Ты что, действительно собрался просто спокойно стоять и смотреть, как несколько тысяч людей гибнут у тебя на глазах?

Несколько тысяч? Слова вояк меня настолько разъярили, что я едва не взорвалась от гнева. Сосунок, да за все прожитые мною годы на моих глазах погибло куда больше людей, чем просто «несколько тысяч»!

– Иного, за которым я сейчас собираюсь пойти, зовут Тринадцатый. Через пару лет он станет одним из самых опасных и могущественных иных на планете. Число человеческих жизней, которых он лично или же косвенно отнимет, перевалит за десять миллионов2, и это ещё лишь приблизительная оценка!

От моих слов глаза всех присутствующих солдат тотчас же округлились. Должно быть, всех их шокировала озвученная мной поистине заоблачная цифра. Но в тоже время, похоже, их мысли наполнились скепсисом и сомнениями.

– Откуда ты знаешь о том, что случится много лет спустя? – спросил А-Нуо после недолгого колебания.

– Разве ты сам недавно не говорил, что мне известно об этом апокалипсисе куда больше, чем вам? – теряя терпение, выпалила я. – Мой Сяотиан может много чего предвидеть.

Верно, я могу просто спихнуть всё на Цзянг Сяотиана. В конце концов, уже ни для кого не секрет, что этот ребёнок однозначно непрост, потому даже новость о том, что он обладает какой-то шокирующей способностью, не будет звучать дико.

Все вояки дружно перевели взгляды на стоящего подле меня ребёнка. Сам же ребёнок к этому моменту уже не просто сердито глядел на всех исподлобья от нетерпения, а стал неосознанно испускать волны холодного воздуха. Если сейчас же не бросимся в погоню за Тринадцатым, боюсь, он побежит за ним сам, не дожидаясь меня.

– Можешь сперва помочь нам, а потом мы поможем тебе разобраться с тем иным. – предложил А-Нуо. Похоже, парень действительно отчаянно нуждался в поддержке, иначе такой гордый человек, как он, уж точно не стал бы молить о помощи восемнадцатилетнего юнца да трёхлетнего ребёнка.

Уверена, если захочу, я смогу развернуться и уйти отсюда вместе с Сяотианом, даже если вояки не пожелают нас отпустить. Не думаю, что они ещё что-либо выкинут, однако хладнокровно махнуть на них рукой мне совесть не позволяет. Они ведь не о себе беспокоятся, а о беженцах; а ведь легко могут просто плюнуть на них и, собрав всё оружие и еду, кинуть беженцев на произвол судьбы. И ничего им за это не будет.

– Вообще-то, – аккуратно начала я, – моя семья сейчас находится к востоку от этой базы. Мой Даге – лидер отряда наёмников, и у нас имеются как боеприпасы, так и еда. А ещё моя мэй-мэй, словно обезумевшая, каждый день доводит себя до изнеможения жестокими тренировками, потому что винит себя в моей гибели. Так что, если уж быть совсем откровенным, больше всего на свете мне сейчас хочется со всех ног рвануть именно что на восток. Чёрт, да я безумно этого желаю!

Цзянг Сяотиан поднял на меня взгляд, явно сдерживая рвущиеся наружу слова. Но я его полностью проигнорировала. Очевидно, что он хочет убедить меня последовать зову сердца и пойти на восток, в то время как сам пойдёт за Тринадцатым. Этого гадёныша совершенно не волнует, чем это может для него аукнуться. Даже если эта стычка будет стоить ему жизни, он наверняка воспримет это как возможность наконец воссоединиться со своими погибшими родственниками из другого мира.

От этой мысли у меня аж сердце в груди сжалось. Все те смутные тревожные чувства, что так долго не давали мне покоя, внезапно обрели смысл. Так причина, почему Цзянг Сяотиан никогда даже не упоминал о параллельных мирах, в том, что он…

Я резко подняла свою голову и тут же вновь увидела перед собой мрачные лица солдат. Ну как тут можно просто отвернуться и уйти. Вот же ж, блин! Похоже, мне и вовек от комплекса Матери Терезы не избавиться!

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я продолжила свои объяснения:

– Мне всего восемнадцать лет. Я далеко не так силён, как вы все думаете. И я уж точно не являюсь мастером боевых искусств или чего-то в этом роде. Я всего лишь, благодаря Сяотиану, знаю о некоторых тонкостях нынешнего апокалипсиса, только и всего. И благодаря этому, я знаю, что ублюдок Тринадцатый в будущем убьёт целую тучу людей. Если я сейчас позволю ему сбежать, то потом, вновь и вновь слыша рассказы о его бесчинствах, как прикажете мне с этим жить?!

Все солдаты слушали мою речь молча. Похоже, их хорошо намуштровали в армии. Если такие люди, как они, захотят пойти со мной, я буду рада принять так много, как только смогу. Но в то же время, если ради этого они в итоге примут решение бросить беззащитных беженцев, то уж лучше пусть здесь остаются. Что за дилемма!

– Понимаете? Я не убегаю и мне не наплевать на жизни тысяч здешних людей. Но я просто обязан последовать за Тринадцатым, будущим элитным воином иных, так как его путь в будущем будет пролегать по трупам бессчётного множества людей!

И стоило мне проорать эти слова, как А-Нуо тут же со звонким стуком каблуков отдал мне честь, напугав меня этим внезапным действием до чёртиков. Понятия не имею, как мне на это реагировать.

– Прошу, убей то чудовище, – спокойно и уверенно выпалил А-Нуо. – Я, А-Нуо, благодарю тебя от лица всех здесь присутствующих.

Услышав слова своего лидера, все остальные солдаты также последовали примеру А-Нуо и отдали мне честь.

Если бы меня здесь не оказалось, все эти люди, вероятно, погибли бы? Когда я добрался до них в той комнате, они уже готовились совершить двойное самоубийство с Мамашей, но у будущего Тринадцатого из моих воспоминаний союзник в лице Мамаши по-прежнему имелся… Ах, да! В моём прошлом младший лейтенант наверняка так и не смог организовать спасательный отряд, а без него А-Нуо и остальные, скорей всего, даже не дожили бы до того момента, когда смогли бы утянуть Мамашу за собой в иной мир.

Надеюсь, теперь они смогут прожить гораздо дольше! Подумала я, и, не сдержавшись, выпалила:

– Те, кого вы называете монстрами и чудовищами, я предпочитаю звать «иными». Чтобы убить их, нужно уничтожить их мозг… но это, полагаю, вам уже известно.

Вояки переглянулись между собой и дружно кивнули.

– Каждый раз убивая иного вскрывайте его грудную клетку. В районе сердца вы найдёте твёрдое образование. Разбив его, вы получите вот это.

Я наклонила фляжку и из её недр мне на ладонь тут же выкатились несколько кристаллов эволюции. Как только взгляды солдат сфокусировались на них, все вояки инстинктивно глотнули слюну.

– Поедая их, вы сможете не только укрепить своё тело физически, но и усилить ваши индивидуальные способности. Какая именно у вас способность не так важно. Главное не забрасывать их. Сейчас все они может и кажутся вам бесполезными, но в будущем они станут тем единственным, что никогда и не при каких обстоятельствах вас не подведёт!

Глаза солдат тут же заблестели.

– То есть мы даже такими же сильными, как ты, сможем стать?

– Определённо, – уверенно выпалила я. – У вас у всех хорошая базовая подготовка, так что достичь моего уровня для вас не составит никаких проблем.

Сейчас я всего лишь на втором ранге, а уже к середине апокалипсиса второй ранг будет встречаться повсеместно… в смысле, даже уличные шавки к тому моменту уже достигнут второго ранга! Помнится, все собако-люди к пятому году апокалипсиса не только успели эволюционировать до второго-третьего ранга, но ещё и стали передвигаться исключительно стаями, так что все люди, лишь завидев их на горизонте, тут же бросались в рассыпную кто куда.

Заметив забрезжившую на лицах солдат надежду, я почувствовала себя чуточку лучше. До тех пор, пока жива надежда, человек всегда найдёт стимул двигаться вперёд и жить дальше. А то я уже действительно начала беспокоиться, что эти вояки, испытав на себе ужас иных, не смогут здраво оценить ситуацию и останутся здесь, что неизбежно приведёт к их скорой гибели от рук голодных иных.

– Распустите беженцев, и, если считаете, что сделали для них недостаточно, отдайте им большую часть припасов. Вы все опытные бойцы, так что сможете раздобыть себе еды самостоятельно. Иные снаружи не такие уж и сильные… ну, вернее, большая часть иных снаружи на порядок слабее чем те, с которыми вам пришлось сразиться сегодня. Вы уже дрались со львами, так что не говорите мне, что не сможете избить парочку дворняжек.

Солдаты тут же захмыкали мне в ответ, слегка ухмыляясь.

Я тоже улыбнулась им в ответ. Хорошо, что они всё ещё способны смеяться. Подумала я, но быстро вновь посуровела и выпалила твёрдым голосом:

– В экстренных ситуациях, прежде чем кому бы то ни было помогать, сперва обеспечивайте собственную безопасность. Я понимаю, что для солдата бросить в беде гражданского кощунству подобно, но помните, что в этом постапокалиптическом мире человечество больше всего нуждается в сильных людях.

Особенно в сильных людях с чистыми сердцами. Что же касается тех извращённых уродов, что грязны как снаружи, так и изнутри, то те во имя блага всего человечества должны просто пойти, выкопать себе ямку и закопаться в ней раз и навсегда.

– Вы всё запомнили? – слегка встревожено переспросила я. Я искренне надеюсь, что мои слова смогут помочь большему количеству хороших людей уцелеть в этом мире.

Все в ответ дружно кивнули мне головами.

– Славно, – заключила я, и, повернувшись лицом к А-Нуо, потребовала, – а теперь руки вперёд, ладошки ковшиком, быстро!

А-Нуо, будучи, по всей видимости, пойман врасплох, застыл на прежнем месте в недоумении, но более опытный в этом деле Чен Янксинг выставил вперёд свою пару рук вместо него. Перевернув фляжку, я разом вывалила на его ладони все хранящиеся внутри кристаллы. На самом деле, их осталось не так уж то и много. Если делить поровну на всех, то, боюсь, некоторым солдатом даже одного не достанется.

– Рекомендую разделить их все между двумя-тремя людьми, не больше. Выберете тех, чьи способности особо полезны, либо тех, чей боевой потенциал выше остальных, потому как эффект от всего одного кристалла эволюции слишком мал. Лучше не делить их поровну между всеми, иначе толку от них будет с гулькин нос.

Услышав мои слова, А-Нуо озадаченно нахмурился.

В этот момент Цзянг Сяотиан внезапно ткнул пальцем в А-Нуо и Чен Янксинга и выдал:

– Ты и ты, просто поделите кристаллы поровну между собой и слопайте их. Отряд военных без хорошего лидера всё равно, что курица без головы. Остальные смогут выжить, только если вы двое уцелеете.

Однако оба парня лишь застыли в нерешительности и даже пару раз покосились на своих товарищей по оружию. Но прежде чем они успели хоть что-то сказать, Цзянг Сяотиан внезапно рявкнул:

– Ешьте! Если не проглотите их в течение пяти секунд, мы заберём их все обратно. Пять, четыре…

Услышав отсчёт, Чен Янксинг вздрогнул, быстро отсыпал половину А-Нуо и тут же проглотил оставшееся. К тому же моменту, как А-Нуо получил свою долю, счёт уже опустился до «единицы» и Цзянг Сяотиан рванул вперёд к руке А-Нуо, но тот, заметив его приближение, недолго думая закинул кристаллы себе в рот.

Я же тем временем проводила Цзянг Сяотиана восхищённым взглядом. Это был просто превосходный способ быстро и эффективно решить проблему на корню. После нашего ухода А-Нуо мог бы с лёгкостью, вопреки нашему совету, раздать кристаллы эволюции всем солдатам поровну. Или ещё хуже, он мог бы последовать нашему совету и поделиться кристаллами лишь с Чен Янксингом, что, вероятнее всего, зародило бы в сердцах остальных солдат скрытое чувство недовольства. И всё же, именно этот вариант делёжки наиболее верный.

Однако теперь, так как Цзянг Сяотиан своими словами «либо вы двое, либо никто» фактически вынудил их проглотить кристаллы. Даже если это не пришлось по душе остальным солдатам, затаить злобу на А-Нуо и Чен Янксинга они уже не смогут.

– Идём, Шую, – снова принялся поторапливать меня Сяотиан. – Чем позже мы выдвинемся в путь, тем сложнее нам будет нагнать Тринадцатого.

Я кивнула и последовала за малышом, но пройдя несколько шагов остановилась, развернулась и, метнувшись назад, быстро приобняла Чен Янксинга, лихорадочно вспоминая, как принято обниматься на прощание среди мужчин… Хей, вы, сторонние наблюдатели, а ну хватит таращиться на нас такими странными взглядами. Это дружба между двумя мужчинами!

Я зыркнула на остальных вояк грозным взглядом, и те в ответ, притворяясь, что ничего не видели, принялись внимательно разглядывать небо на головой, землю под ногами и одним лишь им видимых муравьёв. Идиоты! Как вы можете до сих пор вести себя как полные кретины, притом что на дворе уже апокалипсис в полном разгаре?

Решив просто проигнорировать эту кучку глупцов, я незаметно для остальных прошептала близ уха Чен Янксинга:

– Я буду в городке Старая Ностальгия, что близ Лан. Никому кроме А-Нуо об этом не говори. Только вы двое можете привести туда своих людей, ты меня понял?

Чен Янксинг застыл в моих объятиях, словно каменная статуя.

– Эм, хо-хорошо, – пролепетал он, запинаясь. – только вот твой… твой ребёнок…

Я спешно обернулась. Ох, чёрт. Цзянг Сяотиан выглядит настолько разъярённым, что едва огнём изо рта не пышет. Хей, ты же Ледяной Император, а не Огненный Король!

Я спешно подхватила Цзянг Сяотиана на руки и пулей умчалась прочь, опасаясь что иначе Чен Янксинг может умереть от руки Ледяного Императора прежде, чем погибнет от рук какого-нибудь иного. Хоть смерть от руки одного из элит человечества и можно назвать своего рода достижением, остаться в живых будет всё же предпочтительнее.

Пробегая через ворота базы, до моих ушей вновь долетела привычная фраза «никакой щенячьей любви», а снаружи базы меня встретила так хорошо знакомая мне по прошлой жизни картина.

Лагерь беженцев лежал в руинах, а люди прятались под различными предметами, как бы желая убежать прочь, но не смея даже голову наружу высунуться. Всё вокруг окутала гнетущая давящая тишина. Любого, кто посмеет издать хотя бы мельчайший звук, тут же безжалостно избивали. Вместо того чтобы позволить страдальцам своими причитаниями и стонами привлечь внимание иных, люди вокруг были готовы собственной рукой отправить их прямо в ад, чтобы те смогли в волю выплакаться уже на том свете.

– Сяо Ю!

И стоило мне лишь подумать об этом, как кто-то осмелился подать свой голос. Подбегая ко мне, она то и дело спотыкалась, привлекая к себе множество гневных взглядов. Я спешно зажала ей рот и послала угрожающий взгляд всем недовольным беженцам вокруг.

– Тётушка Чен, прошу, не плачьте, – прошептала я. – Я скоро покину это место. Если продолжите так истошно рыдать, люди начнут вас обижать.

После моего предостережения, хоть слёзы и продолжили ручьём литься по её щекам, подвывать она всё же перестала, потому я убрала руку от её рта.

– Да плевать, будут меня обежать после этого, или нет! – тут же выпалила тётушка Чен, всхлипывая. – Бей-бей больше нет со мной, так что и мне в пору умереть!

– Что? – воскликнула я от шока. – Как такое могло произойти?

Но стоило мне лишь озвучить этот вопрос вслух, как моё лицо тот час же помрачнело от гнева. Неужели её тоже забрали с собой иные в качестве «закуски»? Но Бей-бей ведь ещё совсем крошка, а в лагере беженцев полным-полно других сочных мясистых взрослых мужчин и женщин. Зачем вместо них было забирать хрупкую маленькую девочку? Да её даже на одну трапезу не хватит.

– Я думала, он человек! Внезапно откуда ни возьмись по всему лагерю объявились монстры, а мой муж куда-то запропастился. Без понятия, куда. С Бей-бей на руках бежать быстро я не могла. А тут прямо рядом с нами чудовища начали выхватывать людей пачками и пробегать мимо!

Тётушка Чен сейчас о первой волне сбежавших иных говорит или о группе Тринадцатого?

– Как раз тогда я и заметила стоящего рядом и пристально глядящего на Бей-бей мужчину. Я подумала, что он помочь хочет, потому и сунула ему в руки Бей-бей, моля бежать прочь вместе с ней, но монстры окружили нас. И когда я уже было подумала, что нам всем пришёл конец, этот самый мужчина внезапно заговорил с окружающими нас монстрами. Лишь тогда я и заметила, что у этого мужчины есть хвост, – на этих словах тётушка Чен вновь приглушённо взвыла, после чего, словно каясь в собственном грехе, продолжила. – Я хотела взмолиться, что бы он вернул мне Бей-бей, но так и не смогла ничего произнести. Ну почему? Почему я не смогла в тот момент даже звука из себя выдавить?!

Вас просто-напросто сковал звериный страх. Как раз это я прекрасно понимаю.

– Он забрал Бей-бей?

Тётушка Чен сквозь слёзы кивнула мне в ответ.

Тринадцатый забрал с собой Бей-бей? Как-то это немного странно. Неужто из-за его худого телосложения, аппетит у Тринадцатого тоже скромный, потому-то маленькой девочки в качестве закуски для него и достаточно? Я нахмурилась.

– Тётушка Чен, я как раз за ним сейчас и направляюсь, – сообщила я. – Потому, прошу, берегите себя. Не расхаживайте больше по лагерю с зарёванным лицом, ладно?

Стоило ей услышать мои слова, и на её лице тут же загорелась надежда. Стерев с лица слёзы, она опустила взгляд на Цзянг Сяотиана и из самых лучших побуждений предложила:

– Давай тогда, пока ты занят, я за твоим малышом присмотрю.

Но я лишь отрицательно помотала головой.

– Тётушка Чен, я ухожу немедля. Будьте осторожны. Если сможете, уходите вместе с военными, даже если ваш супруг будет против. Вы меня поняли?

– Я останусь тут до тех пор, пока ты не вернёшься назад с Бей-бей, – тут же отчеканила тётушка Чен.

Я нахмурилась.

– Я тоже потом присоединюсь к военным. Просто ступайте вслед за ними.

Лишь после этих слов тётушка Чен согласно кивнула мне в ответ головой.

Подобрав Цзянг Сяотиана, я развернулась и снова устремилась прочь. Уж не знаю, из-за ледяного копья в моей руке, или же нет, но никто более даже не пытался меня остановить. Вот так вот просто я и покинула пределы лагеря беженцев.

– Шую, любишь же ты рассюсюкиваться да мыслью по древу растекаться, ну прям как баба, – недовольно отчитал меня Цзянг Сяотиан. – Тебе стоит это исправить. Будь более решительным. Мы столько времени уже тут впустую потеряли, что теперь я даже предположить не берусь, сколько времени у нас уйдёт на поиски Тринадцатого. Если дадим ему достаточно времени на отдых и позволим восстановить свою способность контролировать иных, его убийство уже перестанет быть такой уж простой задачей.

Думаешь, я этого не знаю? Если бы не апокалипсис, Гуан Веюн, скорей всего, стала бы матерью даже раньше, чем вышла бы замуж. И партнёром, вероятнее всего, был бы всё тот же Ксиа Зенгу. Кто знает, быть может, я бы даже сыграла в старую добрую игру «законная жена vs любовница», ха-ха.

– Даге, и всё же зачем Тринадцатый утащил с собой Бей-бей?

– А какая теперь уже разница? Как говорится, песенка этой девочки уже, скорей всего, спета.

От слов Даге моё лицо побледнело. Вспоминая милую мордашку Бей-бей и думая о её горькой судьбе, у меня сердце кровью обливается.

– Если хочешь её спасти, сосредоточься. Чем быстрее мы их нагоним, тем больше шансов, что она всё ещё будет жива.

И не поспоришь. Собравшись с мыслями, я продолжила бежать по следам Тринадцатого и его шайки. Вот только отпечатков лап на земле было довольно много, и все они шли в разные стороны. Толпа сбежавших из лаборатории иных успела немало наследить, так что с ходу определить в какую сторону пошёл Тринадцатый, оказалось сложнее, как я думала.

К счастью, как и говорил Цзянг Сяотиан, Мамаша оставила после себя довольно-таки устойчивый характерный запах, не говоря уже о подтеках крови, что слегка отдавали материнским молоком.

А спустя ещё какое-то время на своём пути я обнаружила весьма неожиданную, но определённо приятную находку.

– Хей, разве это не мой мотоцикл?! – я была очень тронута. Не думала, что снова встречу моего красавчика тут. А ведь я так расстроилась, когда мне пришлось сесть на автобус и бросить его на дороге!

– Раз ты можешь таскать чужие вещи, логично, что и другие люди способны красть твои, – спокойно подметил Цзянг Сяотиан. – К тому же ты же его прямо на обочине припарковал, так что нет ничего удивительного в том, что кто-то взял его и доехал на нём сюда. Вот только бензина в нём уже, скорей всего, не осталось. Нужно перелить топливо из баков других машин. Тебя научить?

Шутишь что ли?! Такая простолюдинка, как я, что всё делает своими руками, уж точно умеет переливать бензин лучше, чем Ледяной Император, за которого подобные приземлённые вещи всегда делали другие!

– Хм-м, этот мотоцикл ездит на 95 неэтилированном бензине. Смотри, не перепутай.

Даге, какая к чёрту разница 95 там бензин, 98 или даже 100?! Мы в апокалипсисе! Когда тебе нужно топливо, даже чистая нефть сойдёт! Прокричала про себя я, глядя на то, как Цзянг Сяотиан на полном серьёзе расхаживает среди машин, ища ту, что заправлена 95 неэтилированным бензином. Вот что значит жить без забот даже в апокалипсисе. Сравнивать себя с ним попросту нереально!

Сноски

1. Флаг : это игровой сленг, который последнее время частенько мелькает в ранобэ и аниме. При прохождении цепочки квестов, пройденные этапы чаще всего помечаются флажком. Некоторые из таких «флажков» открывают доступ к новым территориям, умениям, событиям и т.д. в зависимости от игры

2. Миллионов : вообще в анлейте тут говорится опять о «тысячах», но десять тысяч в масштабах планеты да за десять-то лет апокалипсиса звучит совсем не «заоблачно» (следующий абзац), потому предположила, что это, вероятно, описка автора

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *