Конец эпохи доминирования Том 3 глава 9: Правда

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №9: Правда – перевод EliSan; редактура Akili

На мотоцикле преследовать их было куда проще. Хоть Цзянг Сяотиан и жаловался, называя меня слюнтяем, Тринадцатый, по всей видимости, тоже решительностью не отличался. По оставленным им следам было отчётливо видно, что движется он не так уж и быстро. Хотя не исключено, что его попросту замедляют серьёзно раненные Асура и Мамаша.

Я иду по их следу вот уже несколько часов. По началу всё шло довольно гладко, однако со временем следы стали становиться всё более и более незаметными. Мамаша также перестала истекать кровью, так что идти за ними стало труднее. Да и ночь уже на носу. Мне пришлось замедлить свой мотоцикл из опасения пропустить какую-нибудь важную улику, благодаря чему я в какой-то момент приметила пробивающийся сквозь деревья свет в лесу.

Немного поколебавшись, я притормозила мотоцикл. Иные на этом этапе не стали бы разводить огонь. Не то чтобы они его боятся, просто он им не нужен. Огонь разводят лишь люди, так как ночи с каждым днём постепенно становятся всё холоднее. Хоть это и опасно, но без огня никак, иначе они попросту не смогут заснуть от холода.

– Это… навряд ли они, так ведь? – спросила я, оглянувшись на сидящего за моей спиной Цзянг Сяотиана.

– Сложно сказать. У этого Тринадцатого сохранилось немало человеческих черт, что необычно. Полагаю, в его случае это вполне возможно.

Услышав его слова, я решила всё же проверить. Припарковав мотоцикл на обочине, я подхватила Цзянг Сяотиана и вошла в лес.

Цзянг Сяотиан оглянулся назад на мотоцикл.

– Ты так радовался своему воссоединению с полюбившимся мотоциклом, а в итоге снова не моргнув и глазом бросаешь его.

А что, я, по-твоему, должна была грустить и слёзы лить? Подумала я, закатив к небу глаза.

Идя по лесу, я старалась вести себя как можно тише, хоть и сомневалась, что в этом есть хоть какой-нибудь смысл. Иные психического типа всегда были адскими соперниками, а уж о короле иных и говорить не приходится. То, что он владеет психической способностью, попросту против правил. Кто знает, может он ещё и глазами какими-то особыми обладает. Разве в мангах не всегда так? Бдительные глаза Большого брата, мутные глаза, Шаринганы там всякие и прочее.

Ладно, это я себя уже, пожалуй, накручиваю. Никаких подобный аномалий я пока не наблюдала. В этот момент вдалеке сквозь толщу деревьев я приметила Большую Тефтельку и Бамбуковые Палки… в смысле, Мамашу и Асуру.

Чуть в стороне я также увидела и переработавшего сверх меры офисного работника. Тринадцатый.

Я стёрла со лба проступивший холодный пот. Вот не понимаю я, как эти сильные иные, что в будущем будут вселять ужас и страх в сердца людей, сейчас могут выглядеть настолько комично?

На земле рядом с ними лежали несколько человек. Спрятавшись в тени, я внимательно к ним присмотрелась. Всего их было шесть и все до единого были обвиты тянущимися из живота Мамаши детскими ручками и ножками. В таком положении я не могла точно сказать, были ли они уже мертвы, или же просто сознание потеряли. Но что-то во всём этом казалось мне немного странным… Стоп, разве все они не мужчины?!

Мясо мужчин вкуснее что ли, или как? Никогда не слышала, чтобы иные предпочитали есть мужчин, но важнее сейчас другое; где Бей-бей? Не может же быть, что её уже…

В этот самый момент Мамаша внезапно начала притягивать к себе одного из схваченных бедолаг. Подняв его ногу к лицу, она уже собралась было вонзить с неё свои зубы, но тут со стороны раздался едва уловимый девчачий вскрик. Разумеется, подобный нежный голосок просто не мог исходить от Мамаши; иначе я бы точно выблевала весь тот куриный бульон, что успела съесть с начала апокалипсиса.

– Иди поешь в другом месте, – сухо выпалил Тринадцатый.

Мамаша подняла взгляд на Тринадцатого. Её лицо в этот момент было даже более бледного оттенка, чем обычно. Уж не знаю, глюки это или нет, но мне показалось, что она похожа на обиженную хрупкую госпожу. Вот только эта хрупкая госпожа прямо сейчас утягивает аж целых шесть взрослых мужчин за собой в лес. Затем со своего места поднялся Асура и последовал за Мамашей.

Не, ну вылитая семейка. Мамочка проявила свои плохие манеры за столом, потому папочка её прогнал. Ну а сынуля побежал за ней следом успокаивать свою расстроенную матушку… Погодь! Моё воображение уж слишком разыгралось. Асуре, скорей всего, просто самому захотелось пригубить ножку другую!

– Не бойся, – неожиданно произнёс оставшийся в одиночестве Тринадцатый. Я озадаченно на него покосилась и лишь тогда приметила на его коленях крохотный силуэт.

Бей-бей!

Мои глаза распахнулись. Кто бы мог подумать, что всё это время она сидела на коленках у Тринадцатого. Так как на нём был надет белый халат одного из учёных лаборатории, а также из-за отбрасываемых костром теней в ночном лесу я её напрочь проглядела.

Бей-бей сидела сжавших в крохотный комочек в его объятиях и изредка с опаской поглядывала в сторону, куда ушли Мамаша и Асура.

Волевым усилием я затушила уже возникшее было импульсивное желание сию же секунду спасти девочку. Первым делом я должна вынести не Тринадцатого, а Асуру и Мамашу. Пусть они оба и ранены, все иные те ещё крепыши. Если выложатся на полную, вполне могут причинить существенный урон. Я не могу рисковать.

К тому же, так я смогу спасти ещё шестерых.

Нельзя больше задерживаться здесь, иначе кто-то очень скоро без ноги останется. Пусть я и не желаю становиться Матерью Терезой, но и просто стоять в стороне да смотреть как страдают люди, которых я могла бы спасти просто начав действовать чуточку раньше я тоже не хочу. Я незаметно подкралась к двум иным. Склонившись над одним из мужчин, они оба держали в своих руках по ноге, готовые во-вот разорвать его пополам.

Я покрепче стиснула ледяное копьё в своей руке. За время погони я успела почти полностью восстановить свои силы. Пусть и не на все 100%, но как минимум 90% я смогу выдать без проблем. Начну с Асуры, с иного ближнего боя!

И когда Асура уже открыл было рот, собирая вонзить зубы в бедренную артерию мужчины, я набросилась на него из тени, метя копьём ему в бок. Это место обычно является самым незащищённым.

И, как и ожидалось, несмотря на сравнительную хрупкость моего импровизированного копья, ему удалось пробить защиту, вонзившись в плоть Асуры. Если бы в самый последний момент мне не помешали, я бы даже насквозь его пробить смогла.

Древко копья обвили множество разных рук: одни маленькие, другие тонюсенькие и длинные; больше всего они были похожи на гипертрофированные пародии на детские ручки, которые лишь внешне выглядели слабыми, но на деле весьма сильны, да и ко всему прочему многочисленны. Даже мне оказалось не под силу их перебороть. Осознав это, я тут же решительно дёрнула копьё горизонтально вбок, желая нанести как можно больше урона.

Асура тот час же вскрикнул от боли. Через добрую треть его груди теперь проходила глубокая рваная рана. Подняв голову, он бросил на меня испепеляющий взгляд полный ненависти, однако на ноги подняться так и не смог.

В следующую же секунду воздух пронзил острый визг Мамаши. До недавнего момента переплетённые в один большой клубок ручки и ножки разом распутались и выпрямились. Детские ручонки тут же потянулись в мою сторону, в одночасье заполонив собой всё пространство вокруг. Стоит им попасться, и поминай как звали. Что же касается ножек, то все они упёрлись в землю, поддерживая немалый вес Мамаши. Одним словом, передвигалась она словно сороконожка, и, что неожиданно, весьма быстро.

Так вот как ходит Мамаша. Недаром я всегда сомневалась, что её собственные тонюсенькие похожие на зубочистки ножки вообще способны удержать на себе грузное тело Мамаши. Как на это ни посмотри, но обладая лишь ими, она должна была бы быть не более чем выброшенным на сушу беспомощным тюленем. Но тогда как же она смогла прожить аж десять лет в апокалипсисе, если даже передвигаться нормально не способна?

Однако на деле у этой дамочки ножек оказалось хоть отбавляй. Вообще никаких проблем.

Взмахом копья я обрубила сразу несколько протянувшихся ко мне ручонок. Вот только ощущение от их перерезания было немного странным, словно в этих тоненьких ручках вообще не было костей. Они больше походили на щупальца, чем на руки.

А вот теперь будет уже сложнее. Моё ледяное копьё не предназначено для рубящих ударов, а кинжал слишком короткий. Если подойду слишком близко, не смогу защититься от атак такого огромного количества рук.

Отступая назад, я одновременно отбивала всё новые и новые атаки детских ручек Мамаши. Я петляла среди деревьев, желая проверить, запутаются ли они между собой. Было бы просто здорово, завяжись они сами в тугой узел! Но, очевидно, рассчитывать на это было наивно с моей стороны. Это ж каким тупым должно быть существо, чтобы запутаться в собственных руках? Разве хоть кто-нибудь из людей когда-либо завязывался самостоятельно в узел?

Внезапно мою голову пронзила острая боль, и я резко обернулась.

Тринадцатый подоспел.

Этот взрыв боли меня не на шутку напугал. Если он снова воспользуется той психической атакой, какой выбил меня в лаборатории, как прикажете защищаться?

– Шую, иди займись Тринадцатым. Не паникуй. Даже если он обладает психической способностью, до тех пор, пока ты на стороже, он не сможет с лёгкостью взять над тобой вверх!

Правильно. Нужно сохранять спокойствие. Если бы иные психического типа действительно были настолько сильны, все элитные войны принадлежали бы именно к этому типу.

Просто мне самой с ними в прошлой жизни сражаться не приходилось, а неизведанное всегда пугает.

Но если я вступлю в бой с Тринадцатым, кто будет противостоять Мамаше?

Однако Тринадцатый не дал мне времени подумать над этим вопросом.

– Асура, прочь, – выкрикнул он.

Асура тут же поднялся на ноги и, схватив одного из лежащих на земле людей, полу бегом, полу ползком спешно покинул поле брани, оставив позади немало собственной крови. По пути он даже несколько раз провыл от боли.

Мне было жаль мужчину, которого он утащил с собой, но сейчас было не лучшее время давать волю своим наклонностям святоши. Из трёх иных я пока вывела из строя лишь одного. Другими словами, я одна сейчас находилась меж молотом и наковальней. У меня нет свободного времени ещё и о других беспокоиться. Важнее сейчас понять, смогу ли я одолеть Мамашу и Тринадцатого одновременно?

– Шую, блокируй Тринадцатого.

Лишь в этот момент до меня, наконец, дошёл смысл слов Цзянг Сяотиана. Он собрался взять Мамашу на себя?

– Нет!

Тебе нельзя использовать свою способность. В тот раз, когда ты помог мне поднять ранг, это привело к жуткому жару. Насколько же более суровыми окажутся последствия, если ты примешь непосредственное участие в бою? Нет уж! Только через мой труп!

– Не будь самонадеянным, – грозным голосом выпалил Сяотиан. – Если сможешь победить Тринадцатого, это уже будет для нас грандиозным успехом. Не пытайся откусить больше, чем способен проглотить. Если сразишься с ними двумя одновременно и продуешь, мне тогда тоже придётся биться с обоими сразу!

Я застыла. Чёрт! Я по-прежнему недостаточно сильна. Если бы я смогла совладать с обоими, Даге не пришлось бы ничего делать!

Тогда блицкриг! Нужно покончить с Тринадцатым до того, как Цзянг Сяотиан успеет сделать свой ход!

Я подняла своё копьё и сформировала ледяные ботинки. Против Мамаши от ледяного копья было маловато толку, однако теперь проблем возникнуть не должно. Он обычный человекоподобный иной, да и особо твёрдой кожей не обладает. Единственное, за чем стоит внимательно следить, – это его мощный хвост. Он даже внешне выглядит куда более сильным, чем его ноги. Если схлопочу удар от такого хвостяры, боюсь, мои кости могут не выдержать.

Тринадцатый взревел. Надбровная лобная кость на его лице начала выпячиваться вперёд, трансформируя его лицо в нечто совершенно иное. Теперь он уже походил не на переработавшего сверх меры офисного работника, а на озлобленного финального босса.

Выпустив немного энергии своей способности, я покрыла всю землю вокруг слоем льда, но не очень толстым, чтобы не тратить силы в пустую. Достаточным лишь для того, чтобы по нему можно было свободно скользить. Помимо этого, я также рассчитывала тем самым ограничив мобильность Тринадцатого, так как лёд холодный и скользкий. На уязвимого к холоду иного это должно произвести желанный эффект.

Оказавшись в окружении льда, Тринадцатый раздражённо оскалился. Выпрямив руки, он напрягся, и его кости сразу же начали щелкать и скрежетать. Первыми трансформации подверглись суставы, что в одночасье раздулись до размеров маленьких мячиков. Затем изменятся начали кости, постепенно удлиняясь, делая его руки на порядок длиннее, чем прежде.

И эта метаморфоза отнюдь не ограничивалась лишь его руками. Его ноги также проходили сейчас через те же изменения. Видя, что мой соперник вот-вот обретёт аж четыре грозные когтистые лапищи, я спешно бросилась вперёд, целясь копьём ему в грудь.

Думал, я буду просто стоять и ждать, пока ты не закончишь трансформироваться? Ты меня за дуру держишь? Разумеется, я пырну тебя, пока у тебя руки заняты!

К несчастью, его руки не были заняты в полном смысле этого слова. Хоть метаморфоза его клешней и не успела завершиться полностью, это ничуть не мешало ему атаковать. Врезав по копью, он едва не выбил его у меня из рук. У Тринадцатого даже силёнок больше, чем у меня. Это уже реально бесит. Он же иной психического типа, откуда в нём столько мощи? Это столь же немыслимо, как размахивающий своим посохом и выносящий воинов в тяжёлых доспехах маг!

Неудивительно, что Тринадцатый – один из сильнейших элит будущего. Он настолько силён, словно не от мира сего произошёл.

К счастью, я тоже в каком-то смысле «не от мира сего». Манипулируя своим копьём, я обрушивала на Тринадцатого всё новые и новые атаки. Я пронзала его, колола, ударяла по нему древком, замахивалась и, время от времени, делала ложные выпады. Иногда я также наносила ему удары ногами, причиняя дополнительный урон лезвиями на моих ступнях. Пусть они и не очень крепкие, кожа Тринадцатого тоже не отличается особой прочностью. По крайней мере оцарапать они его могли без проблем.

Терпя на себе атаку за атакой, Тринадцатый постепенно начал путаться, не в силах отличить ложные выпады от настоящих. Время от времени, когда я по-настоящему нападала, он не блокировал мои атаки вовремя. Лишь когда острие моего копья уже касалось его кожи, он спешно ударял по древку, не позволяя ему вонзиться в его плоть.

В другие же разы, он яростно защищался от моих ложных атак, принимая их за настоящие. В такие моменты я, лишь слегка ударив его, тут же отступала, позволяя его собственной инерции толкнуть его вперёд. А так как земля была сплошь покрыта льдом, он каждый раз едва не падал плашмя мордой об пол.

Всего после нескольких минут битвы тело Тринадцатого уже избороздило множество ран. Он начал спешно отступать, как видимо, пытаясь увеличь дистанцию между нами. Эффективно блокировать мои атаки и ложные выпады у него не получалось, а достаточно прочным телом для того, чтобы их игнорировать, он не обладал.

Мне везёт. Тринадцатый этого мира всё ещё не обладает такой уж особенной боевой мощью. От силы его можно назвать лишь слегка более сложным оппонентом, чем обычные иные. Неудивительно, что в лаборатории он держал подле себя двух бронированных медведей. Они были нужны ему для того, чтобы прикрывать его от пуль!

В этот момент мою голову снова пронзила острая боль. Физически одолеть он меня не смог, потому теперь решил попробовать напасть ментально.

Я тут же заскользила вперёд и, не давая ему ещё одной возможности для атаки, обрушила на него ещё серию уколов, только в этот раз куда более точных и смертоносных. Раньше я лишь прощупывала его навыки. Теперь же, поняв на что он способен, мне более нет нужды сдерживаться. Нужно закончить с этим побыстрее. Мне ещё бой с Мамашей предстоит!

Тринадцатому оставалось лишь стоически принимать на себя удары. Мою голову пронзали всё новые и новые волны боли, но они не были такими уж невыносимой, чтобы я не могла их стерпеть. Из-за непрекращающихся атак, у Тринадцатого, похоже, не получалось полностью сосредоточиться на своей способности, потому у него не выходило заставить меня потерять сознание, как в прошлый раз. Ну или я попросту была на стороже, потому его способность и не срабатывала на мне в полной мере.

В этот момент, попавшись на очередной мой ложный выпад, Тринадцатый неожиданно потерял равновесие и, поскользнувшись, упал. Заметив это, я сразу же рванула вперёд, рассчитывая раз и навсегда освободить его от бренного существования в этом мире. Но, как оказалось, я слишком поспешила. Резко вонзив когти в лёд, он ударил вверх ногой, отбивая пяткой моё копьё мимо себя. После чего, пользуясь моментом, замахнулся той же ногой вниз, целясь мне в голову. Если бы удар этой когтистой лапы достиг своей цели, моё лицо точно бы на четыре части раскололось.

Я спешно отклонилась назад, но в конечном итоге всё равно немного опоздала. Его клешня таки дотянулась до моего бедра, оставив на нём глубокий когтистый след. Я немного сморщилась от боли. К счастью, этот удар ногой попал по мне лишь по касательной. Кости должны быть всё ещё целы; лишь мышцы оказались разрезаны в нескольких местах, окропляя мои штаны кровью.

Итого, за всё время этой драки на теле моего оппонента скопилось огромное множество не слишком приятных мелких травм. Я же в свою очередь схлопотал от него всего несколько ран, самая серьёзная из которых у меня на бедре. Увечье, в целом, не особо страшное, но, чёрт, такое болючее!

Как вернусь домой, обязательно займусь прокачкой своей физической силы! Выбивать дух из своих врагов всего одним ударом я, конечно, не рассчитываю, но хотя бы тремя должна. Далеко не в каждой битве у меня будет время медленно но верно выматывать своего противника, как сейчас.

Неожиданно со стороны раздались громкие крики – причудливая помесь женского визга и плача младенца, от которого у меня сразу же мурашки по коже побежали. Если бы во времена до апокалипсиса звукооператоры какого-нибудь фильма ужасов смогли бы сгенерировать подобный звук, то в картинке даже не было бы нужды. Достаточно было бы просто позволить людям посидеть в темноте и послушать этот саундтрек – уже от одного лишь этого они бы поседели от страха.

Лицо Тринадцатого тотчас же переменилось, и он незамедлительно рванул в строну звука. Углядев в этом шанс, я бросилась за ним, желая вонзить ему копьё прямо в спину.

Лишь тогда я наконец увидела, откуда исходит этот ужасающий крик. Мамаша извивалась в агонии будучи уже наполовину обращённой в ледяную скульптуру. Множество тянущихся из её живота ручек уже были полностью обращены в лёд, а от остального тела нетронутым осталась лишь половина, да и то ненадолго.

Тринадцатый хотел было броситься Мамаше на выручку, но маленький силуэт взмахнул рукой, и тот час же прямо перед её лицом материализовалось ледяное копьё. Если оно вонзится, от головы Мамашы и следа не останется.

– Не убить её! – закричал Тринадцатый. – Вы хотеть убить меня. Отпустить её.

Услышав эти слова, Цзянг Сяотиан нахмурил брови. Уж не знаю, обдумывал ли он вариант превращения этого иного в своего питомца, или же нет, но по крайней мере он на время остановил формировании ледяной скульптуры в лице Мамаши. Боже, ну почему ты хотя бы Асуру-то не выбрал? Почему твоим питомцем должна быть именно Мамаша? Или ты думаешь, что всё пучком, потому что скоро Хэллоуин?

– Тогда убей его, – произнёс Цзянг Сяотиан, бросив на меня равнодушный взгляд. – Я не думал, что боевые навыки Тринадцатого в это время настолько низки. От него тебе толку мало будет. Хоть тебе и необходима практика в противостоянии психическим атакам, ты потерял память и частенько проваливаешься в сон. Твоё ментальное состояние и без того нестабильно. Сейчас не самое лучшее время тренировать свою устойчивость к психическим атакам.

Я согласно кивнула, перехватила копьё покрепче и двинулась вперёд.

Тринадцатый тут же поднял свои когтистые лапы.

– Сперва отпустить её, – угрожающе прорычал он.

Брови Цзянг Сяотиана удивлённо приподнялись. В тот же миг из обеих его ладоней вырвалось по шару ледяного воздуха, что моментально обратили колени Тринадцатого в две ледяные сферы, вынуждая его приклониться. Тот же, терпя жуткую агонию, отчаянно пытался сбить лёд и освободить колени. От боли его лицо всё перекосилось и побледнело, но то и понятно. Созданный лично самим Ледяным Императором лёд настолько холоден, что даже я, будучи обладательницей той же способности, замёрзла бы на смерть. Что уж там говорить об ином, что изначально обладал к нему уязвимостью.

– Думаешь, ты в том положении, чтобы высказывать свои условия? – с презрением фыркнул Цзянг Сяотиан.

Блин, не могу отделаться от ощущения, что что-то во всей этой ситуации неправильно. Если бы с Тринадцатым было настолько просто разделаться, Цзянг Сяотиан сделал бы свой ход ещё тогда, в лаборатории. Только не говорите мне, что активация его способности приведёт к серьёзным последствиям, потому раньше он её и не использовал? От одной лишь этой мысли меня аж холодный пот прошиб.

– Цзянг Сяотиан, – спешно выкрикнула я, – немедленно остановись. Я сам убью Тринадцатого. А ты стой в сторонке и ничего больше не делай. Ты меня понял?!

Цзянг Сяотиан обиженно сжал свои губы в тонкую полоску, но в конечном итоге всё равно утвердительно кивнул головой.

– Я не понимать, – неожиданно выпалил Тринадцатый. – Почему вы так сильно желать убить меня?

Почему? Да потому, что ты уже сейчас способен задавать такие вопросы как «почему»! На этом этапе апокалипсиса, много ли иных способны разговаривать?

Пусть нынешний Тринадцатый и не похож на жестокого и властного Тринадцатого из старых слухов моего прошлого мира, встретившись с человеком, если даже он его не съест, то всё равно как минимум убьёт бедолагу. Возможно, какое-то особое события в будущем заставит его так сильно измениться, но я не уверена, что смогу гарантированно его предотвратить. Более того, сомневаюсь, что мне удастся убедить Тринадцатого не убивать людей кроме как ради пропитания. В общем, всё, что мне остаётся, это избрать простейший из способов решения проблемы – отправить его перерождаться в следующем мире!

– Ты слишком уникален. Ради меньшего числа человеческих жертв в будущем… – я на секунду притихла, после чего холодно изрекла, – я вынужден просить тебя умереть прямо сейчас.

Услышав мой ответ, Тринадцатый ничего более не сказал, лишь внезапно повернул голову в сторону, взглянув на подножье стоящего неподалёку дерева. Лишь тогда я заметила, что там, дрожа, как осиновый лист, сидела Бей-бей. Она была настолько напугана происходящим, что даже бровью пошевелить не могла. Даже глаза её замерли без движения, слово стекляшки.

Прежде чем вступить в бой, Тринадцатый, иной, не забыл оставить девочку в безопасном месте. Я же, человек, напрочь о ней позабыла. Стоило мне это осознать, как меня тут же обуяло чувство вины. Что за абсурд.

– Я отведу девочку к её матери, – не сумев сдержаться, выпалила я.

– Оставить девочка с тобой, – с серьёзным видом парировал Тринадцатый. Прозвучало это как просьба.

Я притихла. Не потому, что не желала брать её с собой, а потому, что поведение Тринадцатого всё больше и больше вводило меня в замешательство. Он прямо как человек, даже слишком как человек! Мне невольно вспомнились слова Ву Яоджина. К иным может вернуться человеческий разум… Нет, это невозможно, как на это ни посмотри. Тринадцатый просто особенный, вот и всё.

– Защити Бей-бей! – вновь взмолился Тринадцатый.

– Почему? Или, быть можешь, ты знаком с Бей-бей?

Тринадцатый отрицательно помотал головой.

– Когда я ещё спать, я видеть сон. Два человек. Маленький, как Бей-бей, и большой. Маленький… моя… – не в силах разобраться в собственном «я», глаза Тринадцатого внезапно покраснели. Во мне же его реакция пробудила новую волну паники. Раньше, убивая иных, я никогда не испытывала ни грамма сострадания. Да кто вообще в здравом уме будет мучиться вопросами этики в отношении поедающих людей чудовищ? Но если среди них существуют такие человечные особи, как Тринадцатый, следует ли мне сперва расследовать их прошлое и убивать лишь после того, как удостоверюсь, человек он на самом деле или нет?

Нет, не следует мне больше его слушать. У меня уже и без того имеется неизлечимый комплекс святоши. Если ещё и вопросами этики из-за чрезмерной человечности некоторых иных начну себя обременять, я умру раньше, чем сама успею заметить!

– Ладно, я позабочусь о Бей-бей.

Произнеся это обещание, я к собственному удивлению заметила, что прежде напряжённое тело Тринадцатое после моих слов немного расслабилось. Медленно закрыв глаза, он спокойно застыл в ожидании смерти.

От этого моя рука едва вновь не замерла, однако лишь «едва». Вспомнив всех тех солдат, что погибли от его рук в лаборатории, а затем подумав о десятках и сотнях тысяч его будущих жертв…

Ледяное копье стремглав понеслось к его груди.

Бах, бах, бах!

Пошатнувшись, я опустила голову и взглянула на собственную грудь. Там, медленно пропитывая мою футболку, начали распускаться три кроваво-красных цветка. Отвратительное зрелище.

И это был ещё отнюдь не конец.

Буквально через мгновение за первым залпом огня последовал ещё один, вынуждая меня неловко оступиться. Наконец, не в силах больше сохранять вертикальное положение, я повалилась на землю. Грудь болела так, что я даже дышать не могла, а нога пульсировала от боли.

Тринадцатый лежал на земле недалеко от меня, словно его тоже подстрелили. А ведь всего пару мгновений назад мы были врагами. Теперь же в одночасье превратились в товарищей по несчастью. С выпученными глазами, он в шоке глядел прямо на меня.

Умереть подле короля иных в каком-то смысле будет даже авторитетно. Вот только жаль, что я так и не смогла вернуться к Даге и Юн-юн. Рядом, конечно, есть миниатюрная версия Даге, но… но они всё-таки не одно и то же…

– ШУЮ!!! – раздался переполненный болью отчаянный вопль Цзянг Сяотиана…

– Цзянг Шую!

Выйдя из своей задумчивости, я поднял голову. Передо мной стояла девушка, весьма привлекательная девушка. Но с моей Юн-юн ей всё равно не сравниться.

Как её там зовут… Ах да, Мияо Сянлин.

– Ты что-то хотела?

– Эм… – смущённо замялась девушка, после чего сделала глубокий вдох и продолжила. – Ранее ты упоминал, что подумаешь над тем, чтобы начать встречаться со мной, как только сдашь экзамены. Ты это серьёзно тогда сказал?

Я невольно усмехнулся. Обычно подобные слова девчонки воспринимают как отказ, но я и впрямь подобное говорил. Готовиться к экзаменам попутно встречаясь с кем-то было бы слишком утомительно. На кой оно мне надо?

– Серьёзно. Ты свободна в эти выходные? Не хочешь пообедать со мной и в кино сходить? Встретимся в лобби Города Фильмов. Как тебе такое предложение?

Спешно перенял инициативу я. А то надоело уже, что это меня постоянно девушки погулять зовут, а не я их. К тому же, это ведь просто пробный поход в кино. Это не значит, что я буду обязан сразу же начать с ней встречаться.

– Превосходно! – с облегчением отозвалась Мияо Сянлин, словно у неё от сердца отлегло, но затем вновь с лёгким волнением в голосе произнесла. – Тогда увидимся в кинотеатре!

– Угу, увидимся, – кивнул я в ответ.

И не успело эхо этих слов полностью стихнуть в моих ушах, как меня посетило неожиданное предчувствие, что я, скорей всего, не смогу сдержать этого своего обещания.

На пути от дома до Города Фильмов, куда я не раз ходил вместе с Юн-юн, у меня никогда не возникало никаких проблем. Однако в этот раз всё случилось иначе. Идя по улице, что-то внезапно упало сверху и сильно ударило меня по голове. Боль постепенно прошла, и моё сознание ускользнуло вместе с ней.

Но прежде чем меня окончательно поглотила тьма, перед моими глазами в одночасье промелькнуло множество незнакомых сцен. Это было всего лишь мимолётное мгновение, однако ощущалось оно как долгие годы, словно я за секунду прожил целую жизнь.

Сначала бессознательное младенчество, затем младшая школа, старшая и, наконец, учёба в колледже.

Начало работы в фирме и отношений с парнем, долгие изнурительные часы труда ради ипотеки и покупки дома – всё это бесследно растворилось в чёрном тумане.

Нагрянул апокалипсис. Ужасающие монстры были повсюду, но ничто не могло сравниться с болью утраты матери и предательством парня. В итоге, моё сердце оказалось разорвано на мелкие кусочки, словно развеянный по ветру пепел…

Меня зовут…

Гуан Веюн.

– Шую!

Я открыла глаза. Передо мной предстал сверкающий белоснежный мир, с парящими в воздухе снежинками и кристалликами льда. Никогда не видела ничего прекраснее. На какое-то время я даже потерялась, не в силах осознать, где нахожусь. Всё уже закончилось? Это рай?

– Шую? – неожиданно в поле моего зрения появилось невероятно привлекательное властное лицо. Эти отточенные черты были мне прекрасно знакомы. Поймав на себе мой взгляд, выражение лица этого человека в одночасье преобразилось из скорбящего в ликующее, и он спешно подбежал поближе. Было видно, что он хочет осмотреть мое тело, но не решается даже прикоснуться к нему.

– Даге?

Стоп, у него волосы ниже плеч, да ещё и абсолютно белые. Это не Даге, а Ледяной Император. Стоило мне это осознать, как на меня тут же нахлынуло чувство вины. Забота и волнения Императора никогда не предназначались мне. Уже с самого начала наши с ним отношения были ложными и неверными. Ледяной Император, ты всё неправильно понял. Ты… ты не мой Даге!

Ледяной Император же тем временем трепетно прикоснулся к моей щеке.

– Ты в порядке, Шую?

Я сразу же помотала головой.

Я не могла произнести этого вслух. Ради своих брата и сестры Ледяной Император не побоялся даже сквозь пространство и время прыгнуть. Разве ж могу я поведать ему подобную жестокую истину? Ни за что и никогда! К тому же, есть ведь Шуюн. В отличие от меня, она – его самая настоящая сестра!

– Чувствуешь тошноту? – Ледяной Император потянулся было ко мне рукой, словно желая приподнять, но не посмел. А учитывая ещё и мой грозный вид… ну, ладно, вид у меня сейчас был не особо грозный, признаю. Каким бы могучим и вызывающим человек изначально ни был, будучи одет в изодранную в клочья футболку, от его прежде могучего образа не останется и следа.

– Нет, – и меня это немного даже удивляет. Мне ведь грудь прострелили. Даже если я каким-то чудом не скончалась, моё состояние не должно быть таким стабильным; всё, что я сейчас чувствовала, – это боль и ничего больше. Поднапрягшись, я поднесла руку к груди, но почувствовать собственную плоть так и не смогла. Вместо этого мои пальцы коснулись слоя твёрдой брони. Только теперь она была не цельной покрывающей всю грудную клетку пластиной, а разбитой на маленькие кусочки.

– Цзянг Сяоронг. Так это он защитил меня от пуль, – я кисло ухмыльнулась. Кто бы мог подумать, что невзначай сказанные слова о «бронежилете» в итоге окажутся правдой. Если бы не это крохотное деревце, я бы, скорей всего, уже была мертва. Но вот теперь вопрос, жив ли после такого сам Сяоронг?

Поняв, что мои травмы не настолько серьёзны, как я думала, я поднатужилась и заставила себя принять сидячее положение. Но стоило мне преуспеть, как я тут же застыла в немом шоке. Я лежала в центре заснеженной поляны. В какую сторону ни глянь, везде было видно лишь бесконечные белые просторы. Чт-что за фигня? Когда это я из середины осени успела попасть в самый разгар зимы?

Внезапно припомнив кое-что, моё лицо моментально перекосилась и я, бросив на Ледяного Императора испепеляющий взгляд, заорала в гневе:

– Что ты, чёрт побери, тут вытворил? Я же ясно велел тебе не использовать свою способность. А ты всё равно поступил так опрометчиво. Неудивительно, что у тебя волосы побелели! Раньше они такими не были…

Я резко притихла. В пылу своей ярости я так разоралась, что ненароком вновь разорвала уже начавшие было подживать раны на груди. Боль была настолько сильной, что я даже слова из себя выдавить не могла. Хоть Цзянг Сяоронг и принял на себя основной удар, он не был достаточно крепок, потому я всё равно понесла существенный урон. И когда от боли я уже готова была в калачик свернуться, я внезапно почувствовала едва уловимое движение у себя на груди.

Какой же ты молодец, Цзянг Сяоронг! Живи, и с этого момента я гарантирую тебе предостаточно кристаллов эволюции!

В этот момент меня внезапно обдало холодным воздухом, и я сразу же почувствовала себя легче, но не от того, что мои раны затянулись, а потому, что кожа у меня на груди онемела от холода. Это того не стоит!

Я снова зыркнула на непослушного Ледяного Императора и, стиснув зубы, прошипела:

– Не смей разбрасываться своей способностью, ты––

Но Ледяной Император закрыл мне рот рукой.

– Молчи. Просто внимательно выслушай меня, Шую, ладно? У меня осталось слишком мало времени.

Мало времени? Я застыла. По воле случая как раз в этот момент мой взгляд скользнул по его белоснежным волосам. В следующую же секунду я услышала треск у самых моих губ. Звук исходил от его пальца…

– Даге, – осипшим от ужаса голосом пробормотала я, – ты же даже с Шуюн ещё не повидался. Вы десять лет не виделись. Разве ты по ней не скучаешь?

Я могла лишь надеяться, что любовь Ледяного Императора к своей мей-мей сможет дать ему необходимый импульс и заставит его желать жить дальше. Он ведь так силён. Должен быть какой-то способ! Даже если он полностью потеряет свою способность, неважно. Мы все с радостью будем его защищать!

Ледяной Император рассмеялся.

– Наше с тобой путешествие значительно облегчило груз на моей душе, ведь теперь я знаю, что у них есть ты. Доверяю защиту здешнего дома тебе. Цзянг Шутиан этого мира точно не может быть сильнее тебя. Нет, вернее будет сказать, даже я сам в аналогичный период времени, возможно, не был сильнее тебя нынешнего.

– Я старался стать сильнее не для того, чтобы облегчить груз на твоей душе, – вспылила я, – а ради того, чтобы наша семья продолжила жить и выживать всем вместе. Неужели ты этого не понимаешь?!

– Я ничуть не сомневаюсь, что твоя семья сможет жить и дальше все вместе.

А это ещё что значит? Это правда, что теперь у нас два Даге, и что Ледяной Император, по сути, не является моим Даге, но…

– Моя семья уже мертва.

Услышав эти его слова, я почувствовал, как в моей груди начал зарождаться гнев, и я взревела:

– Разве я не––

– Шую, это ведь другой мир, я прав? – оборвал меня на полуслове Ледяной Император. – Я вовсе не в прошлое вернулся, а переместился в пространстве и времени, так?

Несмотря на то, что мысль его была сформулирована в виде вопросов, интонация была вполне себе твёрдая и уверенная, словно он ничуть не сомневается в своих словах. Услышав это, на моё лицо тотчас же легла тень. Как и думала, он уже давно обо всём догадался и просто до поры до времени молчал об этом. Только не говорите мне, что он искал возможность принести себя в жертву? Вот же гадёныш…

Раздался ещё один треск. Я тут же метнула взгляд в ту строну, откуда исходил звук, и в ужасе застыла.

На руке Ледяного Императора появилась огромная трещина, что начиналась от кончика мизинца и шла дальше вверх о руке. Больше всего это напоминало растрескивающуюся по весне льдину, от которого даже местами уже начали откалываться и опадать маленькие льдинки. Я отвела взгляд, не рискуя смотреть на оставшиеся на месте отколовшихся фрагментов полости.

– Шую, у меня правда осталось мало времени. Просто молча выслушай меня.

Мало времени. Сколько именно это твоё «мало» времени? Достаточно, чтобы добежать на полных парах до Старого1 города?

– Теми, кто подстрелили тебя недавно, были люди из ИЦМО. Ву Яоджин привёл за собой группу бойцов, и у некоторых из них даже имелись развитые способности. Этот ублюдок просто притворялся несведущей овцой.

Ах ты ж, Ву Яоджин! А-Нуо был прав! Мне следовало убить его сразу же!

– И раз ему удалось столь быстро нас отыскать, он наверняка поместил на тебя какой-то жучок для слежки.

Когда успел? Я нахмурила брови и вскоре припомнила, что был эпизод, когда он, спрятавшись у меня за спиной, похлопал по моему плечу. Это сукин сын посмел использовать меня!

– Запомни, Шую. Ты во что бы то ни стало обязан уничтожить ИЦМО. За кулисами они даже более прогнившая коррумпированная организация, чем я предполагал. Способности атаковавших нас сегодня бойцов были приблизительно на том же уровне, что и твоя. Даже мне в это сложно поверить. Если все эти люди дожили до поздних этапов апокалипсиса, это значит, что десять лет спустя в распоряжении ИЦМО имелось с добрый десяток бойцов равных по силе элитам. Вот только все они были глубоко запрятаны, потому-то никто и не знал об их существовании. Более того, нам даже неизвестно, чего они вообще добиваются. Жаль, что Ву Яоджину всё же удалось сбежать. Он крайне подозрительная личность. Если когда-либо вновь его встретишь, будь на стороже.

Да мне плевать сейчас на ИЦМО! Их уничтожение всё равно придётся отложить на неопределённый срок, до них мне сейчас вообще дела нет!

– Даге, неужели правда нет другого пути? – уже не в силах держать себя в руках взмолилась я. – Подумай ещё. Разве ты не можешь снова в ребёнка превратиться? Так ты однозначно сможешь продолжить жить, разве нет? Мы сможем тебя защитить. Определённо сможем! Подумай о Шуюн. Ты так давно её не видел. Неужели ты не хочешь с ней увидеться?

– Шуюн… я и в самом деле хотел бы увидеться с ней. Но, к несчастью, возможности у меня такой уже не будет. – на лице Ледяного Императора появилась едва уловимая улыбка, словно он вспомнил нечто приятное из прошлого, но, тем не менее, взгляд его остался столь же решителен, без грамма колебания. Я не смогла его даже поколебать. Почему? Если так хочешь увидится с ней, просто продолжи жить дальше!

– Даге, самое главное для всех людей мира – оставаться в живых. Ты со мной не согласен? – под конец фразы мне пришлось стиснуть зубы, чтобы не позволить голосу надломиться.

Но Ледяной Император на эти мои слова лишь помотал головой.

– Шую, знаешь ли ты, что последним я видел перед тем, как прибыть сюда?

Разумеется, я этого не знала, но ему и не нужен был мой ответ.

– Лилию. Зарёванную стоящую передо мною на коленях Лилию. Она хваталась за меня что есть сил и отчаянно молила не верить словам того иного, не бросать её, не бросать всё человечество. Я был им нужен как никогда раньше, но я всё равно от них отвернулся. Я бросил позади всё.

Я открыла было рот, но так и не смогла выдавить из себя ни единого слова сочувствия. С точки зрения людей того мира, с точки зрения Лилии, он действительно оставил их на произвол судьбы. Ведь на тех поздних этапах апокалипсиса элиты были всё равно что боги. Само их существование было незаменимо, ведь элиты обладали силой самим своим присутствием в корне изменить исход любого боя. Исчезновение даже одного из них значит огромную потерю для всех людей мира.

– Если бы тогда я действительно вернулся в прошлое, я бы смог изменить будущее. Шую и Шуюн не погибли бы. Мои товарищи по оружию не погибли бы. Я даже смог бы помочь большему числу людей уцелеть. Нам пришлось бы пережить куда меньше трудностей! Но, увы, это не мой мир. Я не только не смог спасти Шую и Шуюн, но также бросил позади Лилию и всё человечество в придачу. Я более кого бы то ни было заслуживаю смерти. Разве ж такой как я может припеваючи жить дальше, а, Шую?

– Но, Даге, ты ведь и не обязан спасать человечество, – в чувствах выпалила я. – Уверен, Лилия поймёт. Она наверняка всегда знала, насколько сильно ты жаждешь спасти свою семью. Она не стала бы тебя ни в чём винить!

– Хе-хе, – усмехнулся Ледяной Император. – Неудивительно, что ты всегда повторял, как важно семье держаться вместе. Твоим следующим шагом будет воссоединиться со своей семьёй, в то время как моим станет воссоединение со своими братом и сестрой.

Моё сердце тотчас же ухнулось в пятки.

– Даге, я тоже твой ди-ди! – спешно завопила я.

Ледяной Император внимательно заглянул мне в глаза. На лице его была нежная заботливая улыбка, но ни подтверждать, ни опровергать моё заявление Ледяной Император не стал. От этого мне стало ещё больнее. Мне даже стало немного страшно. Он ведь не мог и это понять, нет ведь?

В итоге правда оказалась именно той, на которой Даге и Шуюн настаивали с самого начала. После удара облицовочной панелью по башке я действительно вспомнила свою прошлую жизнь. Я являюсь настоящим Цзянг Шую, что прожил с ними последние восемнадцать лет. Такова нерушимая правда обо мне!

Но с Ледяным Императором всё с точностью да наоборот. Я не являюсь, да и никогда не была его ди-ди, потому-то он постоянно и чувствовал моё несоответствие с тем образом Шую, что сохранился в его памяти, ведь я действительно не он!

Но это неважно, ведь есть ещё Шуюн! Я продолжу настойчиво уговаривать его, пока он не передумает. Он ведь так и не сказал прямо, что это бесполезно, так что шанс спасти его всё ещё должен существовать. Просто сам Ледяной Император больше не желает жить. Теперь, когда я об этом думаю, он, небось, уже давно планировал отвести меня назад, взглянуть одним глазком на Шуюн, а после точно также броситься в объятия смерти.

– Даге, прошу. Если бы Шуюн узнала о твоей ситуации, наверняка почувствовала бы себя опустошённой. Ты ведь не хочешь стать причиной её слёз, так ведь?!

– Причиной её слёз? – вздохнул Ледяной Император. – Хорошо, когда есть мей-мей, которая может лить из-за тебя слёзы. Просто чудесно.

Мои глаза ещё больше распахнулись. Та трещина уже достигла его шеи и постепенно подползала к лицу.

– Шую, напоследок я хочу преподнести тебе подарок…

– Ладно, – тут же выпалила я. – Хочу, чтобы Даге продолжил жить!

Ледяной Император улыбнулся, но эта его улыбка уже была расколота надвое подымающейся всё выше трещиной. От этого зрелища моё сердце словно тоже раскололось.

– Да… Даге…

Вылупив глаза, я могла лишь безвольно смотреть на то, как прямо на моих глазах дорогой мне человек начал постепенно обращаться в полупрозрачный кристалл начиная со ступней. Грудь мою словно опалило изнутри, да так, что я едва дышать могла.

– Шую, помоги мне защитить семью. И, если останутся свободные силы, помоги присмотреть за человечеством. Защити этот мир. То, что не удалось мне, уверен, сможешь воплотить в жизнь ты. В этом я ничуть не сомневаюсь. Ты станешь во много раз сильнее, чем я когда-либо был!

Ледяной Император положил руки мне на плечи и с силой сдавил. К этому моменту кристаллизация уже достигла его груди. Исходящий от его ладоней холодный воздух был настолько ледяным, что я моментально лишилась тактильных ощущений в руках, но от этой боли мне даже стало немного легче. По крайней мере она отвлекала меня от той агонии, что разрывала на части моё сердце.

Цзянг Сяотиан, ты самый настоящий засранец. Если ты с самого начала планировал умереть в качестве покаяния за содеянные грехи, зачем же тогда ты смеялся вместе со мной, зачем наставлял меня, критиковал мои ошибки и даже стал для меня объектом для подражания? Знаешь ли ты о том, что я уже давно представляла себе, как мы, четвёрка братьев и сестры, будем счастливо жить вместе в будущем? Разве ты не понимаешь, как сильно опечалит меня твоя смерть?

– Не плачь. Мужчина может проливать только кровь, не слёзы.

К чёрту, я женщина!

– Даге, молю…

Я так сильно рыдала, что даже говорить не могла. Обледенение уже охватило его шею. Ещё немного и мой Даге полностью обратится в ледяную скульптуру, и ты по-прежнему запрещаешь мне плакать?

– Нет, Шую, это я тебя молю, – размеренным твёрдым голосом произнёс Ледяной Император. – Прошу, защити семью Цзянг этого мира так, чтобы её не постигла та же участь, что и мою семью. Не позволь никому из них умереть. Сделай то, что я не смог. Возьми меня с собой. Позволь мне увидеть другое будущее.

Взять… тебя?

Но высказать свой вопрос я так и не успел; стоящий передо мною человек окончательно обратился в ледяную скульптуру. Я даже шелохнуться не смела. Мои плечи были по-прежнему твёрдо сжаты Ледяным Императором. Если хоть немного пошевелюсь, он может расколоться.

Однако, даже при том что я не двигалась, гигантская трещина на его теле внезапно начала быстро расползаться во все стороны. Всё случилось в мгновение ока. Ледяная статуя моментально раскололась и рассыпалась по земле мелкими осколками. Я быстро выставила вперёд руку, но поймать успела лишь несколько кристаллов. Мне оставалось лишь в полном шоке уставиться на маленькую кучку льдинок у меня на ладонях.

И тут внезапно рассыпанные по земле осколки сами собой воспарили и зависли в воздухе. Куда ни глянь, со всех сторон были видны лишь искрящиеся льдинки. Поистине захватывающее зрелище, но создано оно было ценой жизни Даге. Я даже смотреть на них не хочу!

Неожиданно все эти висящие в воздухе кристаллы льда начали собираться в две кучки, потихоньку спрессовываясь вместе, начав объединяться в новую форму. Спустя время начало казаться, что от избытка энергии получающиеся льдины вот-вот взорвутся изнутри и окончательно развеются по ветру, не оставив после себя и следа. Я спешно подалась вперёд, желая схватить эти ледяные кристаллы. Даже одному из них я буду несказанно рада.

Однако, проникнув в облако парящих льдинок, мои пальцы коснулись чего-то на удивление гладкого и крепкого.

Что это? Я удивлённо моргнула.

Витающие вокруг кристаллы льда начали всё больше и больше спрессовываться вокруг моей руки, формируя сперва что-то на подобии небольшой дубинки. Затем же дубина начала постепенно удлиняться в обе стороны, пока не достигла в длину почти двух метров, обратившись в длинное копье с человеческий рост. Будь то древко или же наконечник, оно было целиком и полностью сделано из прозрачного голубовато-серебристого сверкающего материала похожего на лёд, но льдом не являющимся. Нижний конец древка был заострён, в то время как наконечник копья по форме напоминал кинжал, что способен наносить не только колющие, но и рубящие удары. Это копьё было столь же прекрасным оружием, сколько и смертельным.

В этот момент от правой ладони, в которой я держала копьё, вверх по руке начали подыматься голубовато-серебристые полосы, начиная с мизинца, и вскоре вся длина руки в плоть до предплечья покрылась простыми и в то же время аккуратными линиями. Если бы не исходящее от них мягкое свечение они были бы точь-в-точь как татуировка. Однако их сияние вскоре потухло, оставив позади лишь обычную на вид голубовато-серебристую татуировку.

Я ошарашенно перевела взгляд на второе всё ещё висящее в воздухе скопление льдинок. И пока я пребывала в ступоре, оно само по себе обратилось в прозрачный голубовато-серебристый короткий кинжал. В следующее же мгновение он резко обратился во вспышку света и метнулся в сторону моей левой руки. И снова по поверхности моей кожи поползли светящиеся полозы, однако в этот раз они были куда короче и вскоре, обившись лишь вокруг моего запястья, потухли, сформировав своего рода браслет.

Ледяное копьё и ледяной кинжал. Два моих самых привычных и самых любимых оружия. Ледяной Император, вы так внимательны. Разве можно придумать более вдумчивый подарок, чем это?

И тут меня внезапно осенило. Ледяной Император действительно мог продержаться дольше, но он избрал использовать свои последние силы на трансформацию в оружие для меня.

Быть может, это и был его изначальный план? Довести меня до дома, посмотреть на Шуюн, а потом перевоплотиться в оружие в качестве искупления.

Но кто ж знал, что мы неожиданно попадём в засаду ИЦМО. Скорей всего, он подумал, что я погибла; я ведь несколько пуль прямиком в грудь словила. Потому он дал волю своей силе, что и стало причиной этого обледенелого пейзажа. Наконец, не в силах более поддерживать себя, ему не осталось ничего другого, кроме как ускорить свой план и трансформироваться прямо здесь и прямо сейчас.

Не сумев даже одним глазком увидеть Шуюн… как же он, должно быть, сожалел об этом?

– ИЦМО, однажды я непременно вас уничтожу, даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни!

Сноски

1. Старого города : раньше он упоминался как город «Старая ностальгия», но позднее английские переводчики сменили название на просто «Старый город». Возможно, это как-то связано с дальнейшим сюжетом

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *