Конец эпохи доминирования Том 2 глава 8: Разные истории маленьких городов

Конец эпохи доминирования Том 2: Иная столица

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №8: Разные истории маленьких городов – перевод EliSan; редактура Akili

Сидя за рулём автомобиля, я то и дело бросала мимолётные взгляды на пассажирское кресло. Там рядом со мной, кемаря головой от усталости, сидел пристёгнутый ремнём безопасности трёхлетний ребёнок. Просто невероятно очаровательный ребёнок. До сих пор не могу поверить, что это Даге, тот самый Даге, что стал известен всем под именем Ледяной Император!

Так, всё! Надо заканчивать с этим! Даже если в душе я по-прежнему была тридцатипятилетней женщиной, что никогда не имела своих детей, это не было достаточно существенным оправданием для нынешней меня, чтобы продолжать беспардонно умиляться личиком спящего малыша. Нет у меня времени играть с детишками! Нужно поскорее отыскать карту!

Та карта, что дала мне Джин Фенг, содержала в себе подробную информацию о строении Чжунгуань и его предместий, однако теперь мне нужна была карта более широкого региона. Если бы я действительно обладала способностью без труда добраться до Луо’ан, просто зная, что он находится где-то на востоке, я серьёзно задумалась бы, не являюсь ли я на самом деле GPS навигатором.

Думаю, изначально Даге оставил в подвале необходимую для путешествия карту. В конце концов, подвал ведь не был полностью пуст. Помимо надписи там находилось несколько коробок, предположительно с припасами для меня. К несчастью, то торнадо энергии льда было абсолютно беспощадно и полностью стёрло с лица земли весь дом. Стоит ли в подобных обстоятельствах вообще упоминать судьбу каких-то там пары коробок? Разумеется, от них даже пылинки не осталось.

Другими словами, моей приоритетной задачей сейчас является поиск подходящей карты и еды. Я вновь бросила быстрый взгляд на Сяотиана. А также добыча кристаллов эволюции для ребёнка.

Сейчас мы уже находились за пределами карты, так что дальнейшая дорога была мне неизвестна. Единственное, что мне оставалось, это продолжать следовать восточному направлению. Вот только ехать незнамо куда было довольно рискованно, да и смеркалось уже. Пожалуй, стоит поскорее подыскать подходящее место для ночлега.

Вскоре я наткнулась взглядом на указатель гласящий «город Фули». Секунду поразмыслив, я решила свернуть и навестить этот городок. Небольшие города прекрасно подходили в качестве перевалочной остановки для таких путников, как я, так как они были куда безопаснее крупных мегаполисов. Однако это же значит, что в них всегда обитает определённое количество иных, на которых я могу поохотиться. Более того, там непременно должны найтись как припасы, так и столь необходимая мне для дальнейшего путешествия карта.

Внезапно прямо передо мной на дорогу выбежала какая-то чёрная тень. Когда же я осознала, что этой тенью является женщина с ребёнком на руках, я нахмурилась.

Я тут же резко вывернула руль, отчего машину развернуло на девяносто градусов. Затем, влетев боком в брошенную на соседней полосе машину, я объехала её и, вдарив по газам, устремилась прочь. Лишь вновь выровняв движение, я позволила себе бросить быстрый взгляд в зеркало заднего вида.

Женщина позади была просто в бешенстве. Она так громко кричала и материлась, что даже будучи уже на приличном расстоянии от неё я по-прежнему могла её слышать. Но вскоре к ней подбежали ещё несколько человек, один из которых отвесил ей мощную пощёчину, после чего с ненавистью обернулся на меня.

Хм, вы что думаете, я полная дура? По-вашему, я не заметила, что как место засады, так и расстояние до машины было чётко выверено? Достаточно близко, чтобы человек за рулём сумел рассмотреть ребёнка у неё на руках, но не слишком близко, чтобы у того оставалось достаточно времени на экстренное торможение. Если на обочине в засаде не поджидает группа бугаев, желающих обокрасть меня, стоит мне остановить автомобиль, то моё имя не Цзянг Шую!

– Мамочка?

Я покосилась на пассажирское кресло рядом с собой. Цзянг Сяотиан озадаченно потирал заспанные глаза своими маленькими кулачками. Похоже, моё резкое выкручивание руля разбудило его, но он не закричал от этого, да и напуганным совсем не выглядел. Пусть он и потерял свою память, да и ко всему прочему уменьшился в размерах, Ледяной Император определённо не был обычным ребёнком. Славно! В конце концов, путешествовать в постапокалиптическом мире в компании трёхлетнего ребёнка было не просто сложно, но и очень рискованно. Стоит малышу начать плакать, как на всех окружающих его людей обрушивается настоящий ад, а в постапокалиптическом мире существует отнюдь немало вещей, что способны довести пока ещё психически неокрепшего ребёнка до слёз.

– Скоро уже остановимся. Ты голоден?

Цзянг Сяотиан заколебался, покосившись взглядом на фляжку у меня на бедре, после чего всё же пробормотал:

– Да.

Должно быть, ты всё это время терпел голод, не так ли? У меня на лбу невольно выступили капельки холодного пота. Такими темпами, как ни старайся, я не смогу прокормить этого ребёнка. На дворе по-прежнему было лишь самое начало апокалипсиса, так что даже ради добычи кристаллов эволюции первого ранга мне каждый раз приходилось рисковать жизнью. Однако, боюсь, даже кристаллы первого ранга не смогут хоть сколь-нибудь утолить город этого малыша.

– Погоди, скоро найдём тебе какую-нибудь закуску.

Через несколько минут мы достигли вывески, гласящую «добро пожаловать в Фули». Мы добрались.

Я быстренько и не очень аккуратно припарковала машину у обочины, после чего заглушила мотор. Закинув рюкзак на плечо и подхватив Цзянг Сяотиана, я поспешила как можно скорее покинуть салон, не став вытаскивать ключ зажигания или даже закрывать за собой дверь.

Этот автомобиль был всего лишь обычным гражданским транспортом, каких было полно повсюду. Единственное, что теперь действительно имело цену, так это топливо, которое отныне всегда будет в дефиците, а в этом автомобиле его уже почти не осталось, так что для меня это авто более не имело никакой ценности. Более того, улицы города были сплошь забиты машинами, так что проехать дальше мне бы по любому не удалось. Когда придёт время покидать этот город, я просто воспользуюсь любым другим автомобилем на окраине города и дело с концом.

Все дома в этом небольшом городишке были выполнены в едином архитектурном стиле, от которого так и веяло благородной стариной. Все здания в округе имели высоту не более чем в два-три этажа, за исключением нескольких чуть более высоких домов в отдалении, что, по всей видимости, отмечали собой центр города.

Судя по большому количеству ларьков с сувенирами по обеим сторонам дороги, когда-то этот городок был популярным туристическим направлением. Возможно, эта самая улица даже имеет какое-то историческое значение. В прошлом я любила посещать подобные места. Как бы мне хотелось вновь беззаботно попутешествовать по миру, но, увы, для этого я очнулась слишком поздно; Иначе я с огромным удовольствием насладилась бы безвозвратно утраченными бесценными днями спокойствия мира до прихода апокалипсиса.

Но я очнулась всего за три дня до конца света, а о самом факте его скорого наступления догадалась и того позже. В итоге у меня едва хватило времени чтобы запастись необходимыми припасами, так что наслаждаться славными мирными деньками времени не выдалось. Даже когда я приехала в супермаркет за покупками все мои мысли были лишь о скором апокалипсисе и о том, не стоит ли мне заранее покончить с собой, чтобы избавить себя от дальнейших мучений. Едва ли я могла позволить себе тогда предаваться воспоминаниям о делах давно минувших дней.

Идя по городу, я внимательно оглядывалась по сторонам, ища какие-либо, возможно, оставленные знаки. Даге и остальные тоже движутся на восток, так что они могли заезжать в этот город. Если вдруг смогу отыскать следы их пребывания, это будет как минимум значить, что я выбрала нужную трассу и еду в правильном направлении.

К несчастью, ничего такого приметить не удалось. Проезжая часть была по-прежнему забита разного рода транспортом; не было и следа того, чтобы кто-то пытался эти машины растащить или протискивался между ними. У многих автомобилей были разбиты окна и вскрыты багажники, но по скопившейся грязи и пыли было очевидно, что этот акт вандализма произошёл уже очень давно.

Внезапно до моих ушей долетел едва уловимый треск. Резко обернувшись, я приметила парочку крыс, что, сидя на обочине дороги, дружно грызли нечто узкое, длинное и белое… может, кость?

Обглоданных трупов людей как внутри машин, так и снаружи было предостаточно, отчего в воздухе витал мерзкий запах гниения. Аромат, безусловно, не из приятных, но, к счастью, он не был таким уж сильным. На данном этапе человеческие трупы пользовались большой популярностью среди иных, так что их обгладывали буквально до кристальной белизны. Некоторые иные, впрочем, даже кости проглатывали. По-настоящему голодный иной съест что угодно – даже труп другого иного.

В общем, единственное, что по-прежнему могло источать запах гниения, были лишь кровь, и небольшие ошмётки плоти на обглоданных скелетах.

Я перевела взгляд на сидящего у меня на руках Сяотиана. Как и ожидалось, он совсем не выглядел испуганным и спокойно взирал на окружающую обстановку, будто подобный вид был вполне себе обыденной для него вещью. Разумеется, для того, кто прожил в апокалипсисе свыше десяти лет, это зрелище действительно являлось чем-то обыденным. Конечно, в будущем появятся колонизированные мегаполисы и города, которые уже не будут выглядеть подобным образом, однако и заброшенных регионов в мире останется немало.

Былая проблема перенаселения планеты была стремительно разрешена. Скажу больше, плотность населения людей на планете стала настолько незначительной, что любой выживший мог спокойно, без каких-либо возражений со стороны, присвоить себе хоть сотню му1 земли для возделывания. Разумеется, при условии, что он не страшится быть съеденным собственноручно выращенным рисом.

Высокие цены на жильё также ушли в прошлое. Пустых домов в апокалипсисе было настолько много, что любой при желании мог бы ночевать в разных домах все 365 дней в году. Однако такое понятие как «элитные районы» всё же никуда не исчезло. Чем ближе к центру колонии вы желаете поселиться, тем более убийственную цену вам придётся за это право заплатить. И я вовсе не кривлю душой называя цену «убийственной», ведь за подобную недвижимость тебе придётся выложить просто немереное количество кристаллов эволюции, а это решение вполне может стать губительным в условиях апокалипсиса.

И пока я молча глядела на эту парочку крыс, те также приостановили свою трапезу и подняли свои настороженные взгляды на меня. Несмотря на то, что размером они были чуть ли не с карликового пуделя каждая, никаких неестественных мутаций я не разглядела, так что они не были иными. Растенеподобные и животноподобные иные редко нападали на людей по собственной инициативе в угоду инстинктов, что сохранились в них из прошлых жизней. Исключениями были разве что те иные, что прежде были крупными дикими хищниками.

Я вновь развернулась и неспешно продолжила свой путь. Крысы, конечно, тоже съедобные, но без острой на то необходимости я бы не хотела прибегать к подобному пропитанию, покуда есть нормальная еда.

Продвигаясь вперёд вдоль домов под сенью нависающих балконов, я приметила, что львиная доля окон и дверей были разбиты или же сломаны. Выбрав первый попавшийся дом, я зашла внутрь. Поставив Сяотиана на пол, я создала в руке небольшой ледяной ножик в качестве предосторожности, и обошла весь первый этаж. К несчастью, в этом доме мне так и не удалось найти ничего полезного, так что мы перешли в следующий.

– Идём, Сяотиан, – позвала я, намереваясь взять его за руку, но обнаружила, что тот пристально смотрит на ледяной нож в моей второй руке, так что я не особо задумываясь над этим протянула нож ему.

Цзянг Сяотиан с счастливой улыбкой на лице схватился за нож и тут же порезал им себе палец. Я же от этой сцены застыла в немом шоке. Ледяной Император порезался играя ледяным ножом?

– Ножи детям не игрушки.

Я спешно выхватила нож из рук Цзянг Сяотиана, однако тот тут же плаксиво сморщился, словно грозился в любой момент разразиться горькими слезами. Взгляд его был буквально приклеен к ножу. Заметив это, мне и самой захотелось расплакаться. О, Ледяной Император, ты, безусловно, являешься моим идолом, которого я безмерно уважаю и на которого желаю походить. Но скажи на милость, как мне, твоей фанатке, продолжать преклоняться перед тобой, когда ты ведёшь себя подобным образом?

Стащив с плеча рюкзак, я залезла внутрь и вытащила из его недр бинт с намерением перевязать пострадавший палец Сяотиана. Но стоило мне просто стереть кровь мокрой салфеткой, как выяснилось, что его рана уже успела благополучно затянуться. Я замерла и несколько секунд удивлённо таращилась на заживший палец Сяотиана, после чего молча сунула бинт обратно в рюкзак. Когда же я наконец пришла в себя от шока и вновь подняла взгляд, по лицу мальчика уже струились слёзы. Без единого звука. Его слезы просто стекали по щекам двумя ручейками, после чего, срываясь с подбородка, капали на пол. От подобного зрелища у меня тут же защемило в груди.

Не тратя более ни секунды, я спешно создала для Цзянг Сяотиана небольшой ледяной молоточек. Если память мне не изменяет, подобная игрушка всегда пользовалась большой популярностью среди детей, да и если рядом с ним внезапно появится какой-нибудь иной эту «игрушку» всегда можно будет использовать по прямому назначению, хорошенько шандарахнув ею иного по башке. Чертовски полезная штука!

Взяв из моих рук крохотный молоточек, Цзянг Сяотиан тут же счастливо улыбнулся. Пусть на его щеках всё ещё и виднелись блестящие дорожки от пролитых ранее слёз, выражение его лица сейчас выражало искреннюю радость.

Ухмыльнувшись, я потрепала его по голове, после чего, взяв в руку крохотную ладошку Сяотиана, повела его в следующий на очереди дом. Не знаю, стоит ли считать это удачей или же нет, но даже после прочёсывания семи или восьми домов нам так и не удалось отыскать ни единого иного. Припасы – да, но вот иных тут совсем не было.

Я призадумалась. В ходе первых месяцев апокалипсиса подобная обстановка могла значить лишь одно – где-то неподалёку есть некая внушающая страх сила, к которой ни один иной не решается приближаться.

Может, иной первого ранга? Если так, то это будет весьма кстати. Сяотиану как раз нужны кристаллы первого ранга.

В ходе последних нескольких дней, путешествуя через столицу, мне пришлось сразиться с отнюдь немалым количеством иных первого ранга, так что теперь я уже чувствовала себя весьма уверено в бою с ними. Даже если вдруг противник окажется мне не по зубам, я не сомневалась, что как минимум сумею благополучно удрать. Иными словами меня сейчас куда больше страшила не перспектива нарваться на сильного иного, а возможные последствия для Сяотиана, если мне так и не удастся отыскать для него еды.

Даже после обыска ещё пяти-шести домов, нам так и не удалось приметить ни единого иного, а вот дополнительных съестных припасов мы смогли отыскать настолько много, что всё уже не влезало в один лишь мой походный рюкзак. По этой причине мне пришлось подыскать ещё парочку подходящих сумок и засунуть все остальные консервы, напитки и хлеб уже в них. Я также не забыла впихнуть и несколько комплектов сменной одежды и обуви для Сяотиана.

Разумеется, подобного количества припасов лишь для нас двоих было слишком много, однако у меня духу не хватило просто взять и бросить найденное добро позади. В результате мне даже пришлось воспользоваться детским трудом, всучив часть продовольствия в руки Цзянг Сяотиана. Тем не менее, его сумка была набита упаковками с лапшой быстрого приготовления, в то время как моя – банками с консервированными овощами.

На первый взгляд может показаться, что нам повезло быстро и безболезненно набрать большое количество еды, однако чтобы найти всё это добро пришлось тщательно обыскать более дюжины домов, залезая при этом в самые укромные и дальние углы. Все дома, через которые мы прошли, уже были опустошены другими людьми до нас, но так как сейчас на дворе было лишь самое начало апокалипсиса и продовольствие пока ещё не было в дефиците, они зачистили лишь самые очевидные места, не став утруждать себя более тщательным обыском.

А может ли быть, что какая-то сильная группа поубивала здесь всех иных, собрала припасы из домов, а затем ушла? Это бы объяснило, почему тут везде так пусто.

Судя по обстановке, вероятность этого крайне высока. В конце концов, территория вокруг нашего дома была также пустынна, без единого человека или же иного в округе, и все дома вокруг были также сплошь опустошены.

Придя к этому выводу, я решила, что на ночь мы остановимся прямо тут. На улице к этому моменту уже успело стемнеть, так что не лишним будет воспользоваться случаем и хорошенько выспаться. Центр же города мы посетим завтра утром. Если и там не найдём ни одного иного, мы быстренько покинем этот городок и попытаем счастье в другом месте. Нужно поспешить и накормить Сяотиана кристаллами эволюции.

Я подыскала более-менее чистый подходящий домик, в котором даже нашлась всё ещё работающая газовая плита. С её помощью я смогла разогреть имеющуюся на руках еду и наконец-то вкусить долгожданную горячую еду.

Цзянг Сяотиан тоже послушно ел свою порцию, но его взгляд то и дело исподволь перемещался на флягу у меня на боку. Простой еды было явно недостаточно, чтобы утолить его голод.

– Сяотиан, ты сможешь ещё денёк потерпеть? Или же дискомфорт слишком велик? – я беспокоилась, хватит ли оставшейся энергии Ледяного Императора надолго. Он ведь не умрёт от голода, нет ведь?

В ответ на мой вопрос глаза Сяотиана мгновенно наполнились слезами, но на самом деле заплакать он себе не позволил. Он лишь кивнул и едва слышно пробормотал:

– Я очень хочу есть.

Услышав эти слова, я тут же мысленно выбросила в помойное ведро своё намерение остаться здесь на ночь. Чувствовала я себя хорошо, так что одна бессонная ночь мне особо не повредит.

– Ладно, в таком случае спать мы сегодня не будем. Эту ночь мы полностью посвятим охоте на иных.

Но в этот момент Цзянг Сяотиан сонно потёр рукой глаза.

– Но Сяотиан хочет спать.

Это проблема. Пораскинув немного мозгами, я схватила его за руку и вывела за собой наружу. К счастью, нам повезло и искомый объект, а именно мотоцикл, мы обнаружили довольно быстро в одном из ближайших гаражей. По обеим сторонам заднего колеса у него имелись прочные кожаные сумки, куда без проблем вместились все собранные нами припасы, ну а Сяотиана я разместила перед собой, зафиксировав его у своей груди с помощью простыни.

Вот уж действительно повезло, так повезло. Мотоцикл – куда более мобильное и удобное средство передвижение, чем машина, но его по-прежнему никто не забрал. Возможно ли, что его оставили позади, так как обыскивавшие этот дом люди были частью большой группы, для которой один единственный мотоцикл бесполезен? Более того, с учётом ежесекундной угрозы быть атакованными иными, люди при выборе транспорта теперь стали отдавать предпочтение машинам. В конце концов, закрытые двери автомобиля создают какую-никакую, а преграду для когтей иных.

Однако в нынешних обстоятельствах отсутствие дверей мне было как раз таки на руку. Я уже не могла дождаться, когда же иные начнут на меня набрасываться один за другим.

Мой Сяотиан голоден!

– Сяотиан, ложись спать первым.

Услышав мою команду, малыш послушно закрыл глаза и почти мгновенно провалился в сон. Это он настолько устал или же просто голоден? С по-прежнему трепещущим от волнения сердцем, я выкатила мотоцикл и устремилась на нём в сторону центра города.

Этот городок был совсем невелик, так что всего через несколько минут я уже была у основания более высоких зданий центра, но и здесь не было ни единого следа иных. Если их отсутствие действительно является следствием зачистки территории от иных крупной группой людей, то их база, должно быть, расположена где-то неподалёку.

Я нахмурилась. Моей первостепенной задачей сейчас было нагнать Даге и остальных, так что связываться с ещё какими-то группами людей мне бы ну очень не хотелось. Если бы не голод Сяотиана, я бы и вовсе продолжала ехать вперёд без остановки, притормаживая лишь ради поиска еды.

Доехав до конца очередной улицы, я невзначай подняла глаза вверх, на секунду оторвав взгляд от мостовой, и тут же резко вдарила по тормозам. Настолько меня шокировал представший передо мной вид.

Чуть в отдалении среди домов я увидела просто гигантское дерево.

Будучи высотой приблизительно в десять этажей, оно смотрелось бы уместно глубоко в горах или же в древнем лесу, но сейчас я находилась в центре хоть и не большого, но всё же города. Ни одно городское дерево не способно вырасти настолько огромным. Если бы не относительно малое количество веток, почти полное отсутствие на них листвы и скрывающих его за собой высоких зданий, я бы уже давно приметила этого исполина.

Ну, теперь, по крайней мере, понятно, почему тут никого нет. Выходит, всех местных иных сожрало это самое дерево?

Судя по тому, что я сумела сюда добраться не будучи при этом атакована им по пути, оно пока ещё не обратилось в иного. Глядя на него, становится очевидно, почему здесь так безлюдно. Все местные иные уже давно превратились в удобрения, а люди, что при нормальных условиях нашли бы этот небольшой городок довольно привлекательным местом для жизни, все сбежали прочь из страха перед этим гигантом.

– Вау, это же дерево баньян!

Вздрогнув слегка от столь внезапно раздавшегося восклицания, я опустила взгляд на Сяотиана и лишь тогда заметила, что он уже не спит и пристально глядит на дерево. Дерево баньян? Я не очень хорошо умела отличать друг от друга различные породы деревьев, да и листвы на этом гиганте почти не было, так что и не определить толком.

Скорей всего, в этом городе уже не осталось ни одного живого иного, так что придётся уехать отсюда прямо сейчас и попытать своё счастье в каком-нибудь другом месте. И когда я уже было собралась вновь нажать на педаль газа, Сяотиан ни с того ни с сего принялся выкручиваться и протестовать:

– Не хочу никуда ехать. Хочу спать!

– Сяотиан может продолжить спать у меня на руках, – с улыбкой отозвалась я. – Для того чтобы рулить мотоциклом, мне твоя помощь не нужна.

Но Цзянг Сяотиан в ответ лишь отрицательно замотал головой.

– Хочу спать здесь, – продолжил капризничать он. – Хочу спать в кровати.

Чувствуя трущуюся об мою грудь маленькую головку, моё сердце тридцатипятилетней женщины не выдержало и моментально растаяло. Да разве я могу сказать «нет» такому милому малышу? В общем, я припарковала мотоцикл, и, взяв в обе руки по сумке с продуктами, потопала к ближайшему ряду жилых домов. Как ни посмотри, а выглядела я сейчас как типичная домохозяйка, что возвращается домой после покупок с ребёнком на руках. Присмотрев более-менее прилично выглядящее здание, я с ноги вышибла входную дверь. Фу-у! Да тут же обглоданный труп прямо посреди прихожей валяется. Следующий!

К тому времени как я смогла отыскать приличное место для ночлега и очистить кровать от скопившейся пыли, Сяотиан уже успел уснуть. Ступая тихо и аккуратно, стараясь не потревожить малыша, я уложила ребёнка спать, после чего устроилась в лежачем кресле неподалёку и принялась сортировать и пересчитывать собранные нами сегодня продукты. Имеющейся еды нам с Сяотианом хватит на неделю. Что же касается питья, то его у нас почти не было, так как я умею создавать лёд самостоятельно. Единственные напитки, что мы с собой взяли, были те, что содержали в себе побольше калорий.

С каждым днём на улице становилось всё холоднее. В прошлом, помнится, бывали годы, когда даже осенью солнце шпарило так дико, словно являлось вконец обезумевшим тигром, однако теперь на улице уже было весьма прохладно, особенно по вечерам и ранним утром. Людям со слабым здоровьем при такой температуре уже стоит надевать курточки.

Я покосилась в сторону Сяотиана и окинула взглядом его наряд, про себя отметив, что этого, скорей всего, маловато будет. Если бы он по-прежнему был Ледяным Императором в расцвете сил, то, уверена, он мог бы без проблем бегать по улицам в чём мать родила даже в самый лютый мороз, но теперь он превратился в миниатюрную версию Ледяного Императора, так что особой уверенности в его стойкости к холоду у меня нет. Впредь буду внимательно следить, чтобы он всегда был достаточно тепло одет.

Я поднялась с кресла и перешла в детскую комнату этого дома, что находилась прямо по соседству с той, в которой мы остановились. Не так давно в ходе осмотра здания я заметила, что в этом месте проживала семья из трёх поколений – супружеская пара с двумя детьми и ещё двое пожилых людей. Вернее сказать, я точно не уверена, были ли те бабушка с дедушкой всё ещё живы к началу апокалипсиса, однако на всех висящих на стенах фотографиях изображён именно этот состав семьи, так что могу с уверенностью сказать, что узы у этих людей были действительно крепкие.

Дверь в детской комнате была полностью уничтожена, да так основательно, что даже в районе петлей от неё почти ничего не осталось. Весь пол этой небольшой комнаты был покрыт толстым слоем запёкшейся крови, а от кроватки в форме гоночной машины в сторону двери тянулась цепочка кровавых следов, по правую сторону которого также имелся кровавый волочащийся след.

Противоположная же кровать когда-то имела вид небольшой белой деревянной кроватки с довольно милым выгравированным на ней цветочным узором, вот только теперь она почти что полностью окрасилась в густой бордово-красный цвет.

Судя по всему, в день апокалипсиса в этом доме пробудилось как минимум двое иных различных типов, что объясняет, почему они не захотели кушать в одной комнате друг с другом. Один сожрал девочку прямо в её кроватке, в то время как второй выволок мальчика прочь и съел в другом месте.

Были ли они родителями этих детей или же всё же бабушкой с дедушкой?

К слову, дети вообще крайне редко становились иными по причине чёрного тумана. Такое могло произойти только если ребёнок по какой-то причине скончался. Вот только все иные в начале апокалипсиса отличались поистине ненасытным голодом, посему всегда съедали свои жертвы полностью, даже вместе с костями, так что не у многих детей представился хотя бы шанс обратиться в иного.

Это было в равной степени трагедией и счастьем. Трагедией, потому что дети лишились своих жизней, счастьем, потому что выжившим людям в дальнейшем почти никогда не приходилось собственными руками убивать обратившихся в иных детей. Просто лишь воображая себе подобную сцену, мне уже становилось дурно и грустно.

Пройдя к шкафу, я быстренько вытащила из его недр подходящего размера куртку и тёплые штаны, после чего поспешила поскорее покинуть эту тошнотворную комнату.

Лёжа в кровати и обнимая спящего Сяотиана, я в очередной раз подумала о том, что я настоящая счастливица уже потому, что у меня всё ещё есть малыш, которого я могу обнимать во время сна. Когда же отыщу Даге и сяо-мей, всё станет ещё лучше, и мы вчетвером сможем продолжить счастливо жить в полной идиллии!

В результате того, что заснула я с переполненной радужными мечтаниями головой, следующим утром я благополучно проспала. Быстренько умывшись, я бегом помчалась на кухню и принялась спешно готовить завтрак. Вернувшись затем в комнату с двумя тарелками еды, я обнаружила, что Сяотиан уже проснулся. Он сидел на кровати и глядел перед собой в одну точку с каким-то потерянным и даже немного паническим лицом.

– Завтрак готов! – воскликнула я.

Малыш тут же от неожиданности встрепенулся и резко поднял голову, наконец-то заметив моё присутствие. В тот же миг его глаза слегка расширились, и он уставился на моё лицо поистине голодным взглядом.

Что и следовало ожидать от Даге. Его взгляд всегда отличался экспрессивностью.

– Цзянг Сяотиан, ты чего это смотришь на меня таким странным взглядом? – поинтересовалась я на подходе к кровати, после чего, поставив обе тарелки на прикроватный столик, упёрла руки в бока и строгим голосом приказала. – Ну-ка быстро в ванну чистить зубы и умываться. Завтрак стынет.

Услышав мои слова, Цзянг Сяотиан тут же улыбнулся мне, вот только улыбка эта была совсем не весёлая.

– Цзянг Сяо-тиан? – переспросил малыш.

– … – мне оставалось лишь неловко уточнить. – Даге, к тебе вернулась память?

– Да, – выпалил мальчик в ответ и, подняв кверху одну бровь, гордо встал ногами на кровати, всем своим видом излучая ауру короля. Вот только к несчастью он всё ещё имел вид трёхлетнего ребёнка, так что принудить своим обликом людей к безоговорочному подчинению он сейчас явно был не в состоянии. Вместо лидера он сейчас куда больше походил на плохо воспитанного ребёнка, что прямо-таки напрашивается на хорошую порку.

– Тогда… – я призадумалась ненадолго, после чего выдала новый вариант фразы. – Даге, пойди почисти зубы и умойся поскорее, пожалуйста, а то завтрак совсем остынет.

Мини Ледяной Император удовлетворённо кивнул, очевидно, довольный моим сменившимся тоном. Перестав излучать ауру короля, он вновь превратился в прежнего ребёнка, слез с кровати и послушно потопал в сторону ванны.

От мысли, что милое, нежное дитя, которого всегда можно было приласкать и потискать, исчезло без следа, мне стало немного грустно. Но то, что Ледяной Император смог вернуть себе память, безусловно, было всё же хорошей новостью для меня, и просто превосходной новостью для всего человечества в целом! Милым, нежным малышом я при желании смогу обзавестись и потом, а вот второго Ледяного Императора мне раздобыть уж точно не удалось бы. Это уникальная возможность, и упустить её я была не вправе!

– Эм, Шую, кхем. Я не могу дотянуться до раковины.

– …

Хей, куда подевался прежде крутой, учтивый и привлекательный герой? Как быть с планом привести человечество к счастливому светлому будущему? Что там спасение человечества, наш Ледяной Император даже до раковины достать сам не может, чтобы почистить зубы. Что мне со всем этим делать?

Несмотря на то, что в душе я уже фактически обливалась слезами от отчаянья, я волевым усилием заставила себя сохранить спокойное выражение лица, не дав просочиться наружу моим истинным чувствам. Найдя для него подходящего размера табуретку, я молча поставила его перед раковиной, после чего тут же удалилась прочь, не пожелав наблюдать за тем, как могучий Ледяной Император с пристыженным лицом чистит зубы детской зубной щёткой.

Через несколько минут мини Ледяной Император вышел из ванны, его взор почти мгновенно вперился в меня, словно примагниченный какой-то неведомой силой. Казалось, что просто глядя на меня, он обретал возможность исполнить все свои мирские желания. Но внезапно его выражение лица резко посуровело, и он слегка паническим голосом воскликнул:

– Шую, где Шуюн?

– Шуюн сейчас вместе с Даге, – спешно отозвалась я, – как, впрочем, и дядя с тётей, и остальные наёмники. Все по-прежнему живы! Я единственный оказался оторван от остальной группы, так что как раз сейчас старательно их нагоняю.

Мини Ледяной Император вылупился на меня ошалелым взглядом… Блин, как-то странно называть его «мини Ледяным Императором». Ладно, фиг с ним, про себя продолжу звать его Цзянг Сяотианом. Вернусь к прозвищу «Ледяной Император» лишь тогда, когда он вновь станет большим и сильным! Слишком уж не вязалось это милое детское личико с могучим прозвищем Ледяного Императора. Это выглядело настолько иронично, что каждый раз, когда мне приходилось называть его этим именем, у меня слёзы на глаза наворачивались.

Цзянг Сяотиан тем временем нахмурился.

– Шуюн со мной нет.

– Она с прежним тобой, – попыталась объяснить я. – Даге, не забывай, пожалуйста, что ты преодолел не только пространство, но и время. Сейчас в этом мире находятся сразу два Даге.

– Но ведь прошлый «я» не был рядом с вами, – непонимающе выпалил он, после чего его выражение лица помрачнело. – На мир обрушился апокалипсис, а меня в такое важное время даже рядом с вами не было. Я––

– Ошибаешься, Даге, – оборвала его на полуслове я. – ты был с нами. За пару дней до прихода апокалипсиса мне приснился вещий сон, так что я смог вовремя предупредить тебя о грядущей опасности, после чего…

И затем я объяснил Цзянг Сяотиану, что благодаря этому сну, я смог убедить его вернуться домой, и что нынешние обстоятельства уже отличаются от тех, что известны ему. Эта новость его в равной мере шокировала и озадачила. Как только я закончила с объяснениями, он с напряжённо нахмуренным видом спросил:

– Если прошлое изменилось, почему же тогда я, порождение изменённого будущего, всё ещё существую и даже смог вернуться назад во времени? Нелепица какая-то.

Как всегда быстро соображаешь, Даге. Но, увы, как бы я ни хотела рассказать тебе о параллельных вселенных, эта информация выходила за рамки той, что я могла бы узнать всего лишь из одного вещего сна…

Ладно, если честно, настоящая причина в другом. Просто я не настолько смела, чтобы рискнуть рассказать этому Даге о Гуан Веюн.

– Твоя шея всё ещё болит? – ни с того ни с сего поинтересовался Цзянг Сяотиан. Лишь после его слов я поняла, что неосознанно схватилась рукой за своё горло. В его глазах мелькнула грусть, после чего он опустил взгляд и с ненавистью уставился на собственные пухлые детские ручки, словно желал оттяпать их к чёртовой бабушке.

Заметив это его выражение лица, я принялась наигранно стонать:

– Б-больно! Ох, как же мне больно! Просто невыносимо! Даге, ты непременно должен возместить мне эту боль; иначе я никогда тебя не прощу! Как насчёт стать моим наставником и обучить меня использовать способность контроля льда?

На это Цзянг Сяотиан решительно и со всей серьёзностью кивнул головой.

– Разумеется. Никогда не думал, что ты, Шую, тоже обретёшь способность манипулировать льдом. В этой стези у меня накопилось немало опыта, и я буду только рад им с тобой поделиться.

Услышав его слова, я едва не взорвалась от счастья.

Моим учителем станет сам Ледяной Император! Ну разве я не счастливица? Ох, что же делать? Внезапно, этот апокалипсис вдруг начал казаться мне таким счастливым местом! Интересно, побьют ли меня теперь за то, что посмела быть столь счастливой в эпоху апокалипсиса?

– Как только встречусь со своим прошлым собой, непременно заставлю его ещё усерднее тренировать свою способность к контролю льда. Вам двоим придётся стать ещё сильнее, чтобы суметь защитить Шуюн, дядю и тётю в грядущем будущем!

– Кстати, по поводу этого, Даге. По правде говоря нынешний «ты» не владеет способностью контроля льда. Так как окружающие его обстоятельства изменились, его способность, похоже, также претерпела изменения.

Цзянг Сяотиан на долю секунду шокировано застыл, но довольно быстро пришёл в себя и понимающе кивнул.

– И какая же у меня теперь способность?

– Исцеление.

Стоило ему это услышать, как крохотные бровки Цзянг Сяотиана тут же нахмурились. Прошло немало времени, прежде чем он всё же нашёл в себе силы выдавить из себя следующие слова:

– Шую, теперь на твои плечи ляжет даже большая ответственность, чем прежде.

– Да не то чтобы. Электричество Шуюн тоже довольно сильно. Она просто потрясающе контролирует свою силу!

Цзянг Сяотиан вылупился на меня неверящим озадаченным взглядом.

– Электричество? Шуюн?

Озадаченное выражение на милом личике трёхлетнего ребёнка смотрелось ну просто безумно очаровательно! Не сумев сдержать своего порыва немного подшутить над ним, я схватила руку Цзянг Сяотиана.

– Не беспокойся, Даге. – нарочито искренним голосом заговорила я. – Мы с Шуюн будем всегда тебя защищать. Всё, что тебе нужно будет делать, это, стоя в безопасности за нашими спинами, лечить наши раны. Твой ди-ди и мей-мей позаботятся обо всех преградах, так что никто не сможет пройти мимо нас и навредить тебе!

После этой моей клятвы лицо Цзянг Сяотиана исказило поистине неподдающееся никакому описанию выражение.

Сноски

1. Му : традиционная китайская мера площади, что в настоящее время приблизительно равняется 1/15 гектара (667м2)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *