Конец эпохи доминирования Том 3 глава 2: Внезапное нападение

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №2: Внезапное нападение – перевод EliSan; редактура Akili

На протяжении всего дня Чен Янксинг более не заглядывал ко мне, и я была вовсе не против его отсутствия. Я уже проникла на территорию военной базы, так что его помощь мне более не требовалась. На кой чёрт он мне сдался? Поматросила и бросила… Хе-хе, похоже, я наконец-то сделала первый шаг к излечению моего комплекса матери Терезы!

Сидя перед входом в палатку, я, притворяясь такой же потерянной, как и все прочие окружающие меня люди, рассматривала вздымающуюся передо мной смотровую башню. Правда на деле я разглядывала не столько саму башню, сколько военных, что сторожат её. После недолгого наблюдения я обнаружила, что охрана вокруг основания башни куда строже, чем я изначально предполагала. Я бы даже сказала аномально строгая. На первый взгляд могло показаться, что тут всего на два-три отряда больше, чем в других местах, однако я сумела приметить как минимум с десяток потайных ниш в самых разных местах.

– Даге, охрана вокруг смотровой башни очень строгая. Ты уверен, что смог бы оставить там для меня сообщение? – встревожено поинтересовалась я.

Цзянг Сяотиан в ответ нахмурился, задумавшись, после чего ответил:

– Сяо Ша смог бы. Он очень хорош во всём, что касается тайной подковровой деятельности, так что даже в такой ситуации наверняка смог бы остаться незамеченным. Однако ты не Сяо Ша, так что здешнему «мне» в целях безопасности следовало бы выбрать какое-то другое менее защищённое место. Хм-м, трудно сказать.

– Ну, раз смог бы, значит всё в порядке, – удовлетворённо пробормотала я и кивнула головой. – Даге знает о моих навыках. Он однозначно оставил сообщение именно там.

Цзянг Сяотиан кивнул, однако тут же, нахмурив брови, подметил:

– Однако насчёт слишком уж строгой охраны вокруг башни ты абсолютно прав. Что-то здесь явно нечисто.

И я была с ним полностью согласна. Луо’ан никогда не был особо примечательным городом. В своей прошлой жизни, будучи Гуан Веюн, мне также доводилось бывать в подобном лагере беженцев схожих размеров, но дела там обстояли куда хуже, чем здесь. Уже одна лишь внутренняя борьба за ресурсы среди людей приводила к неимоверному числу жертв, однако в конечном итоге все результаты этой бойни неизбежно сводились на нет одной массовой атакой иных.

– Возможно, там находится кто-то очень важный? – предположила я.

Цзянг Сяотиан задумался, но затем внезапно подскочил, обошёл меня и вытащил что-то из рюкзака у меня за спиной. Затем он, недолго думая, сунул это «что-то» мне под одежду.

Опустив взгляд, я увидела прижатый к моей груди росточек. Всё его крохотное тельце сотрясала такая неумолимая дрожь, что, казалось, листочки на его голове вот-вот опадут. Одним словом, вид он имел довольно жалостливый…

– Толку от него сейчас, конечно, немного, но пару пуль на себя принять всё же сможет, – равнодушно выпалив эти жестокие слова, Сяотиан схватил Цзянг Сяоронга за веточку и прошипел ледяным голосом. – Оставайся здесь. Если попытаешься сбежать, я сделаю так, что ты пожалеешь, что вообще родился на свет!

Меня упорно не оставляет чувство, что Сяотиан специально издевается над Сяоронгом, но зачем? Это же просто маленькое деревце.

– Даге, ты же, вроде, упоминал, что растенеподобные иные пока не понимают человеческую речь?

– Верно, не понимают, – кивнув, ответил он, – однако у них хорошо развит инстинкт самосохранения, так что угрозы улавливают. Если я продолжу его пугать, а ты проявишь к нему теплоту и заботу, он со временем станет предан тебе.

То есть метод кнута и пряника? Боже, нынче мы даже на деревьях вынуждены применять всевозможные психологические ухищрения.

Я легонько погладила Цзянг Сяоронга. Дрожа как осиновый лист, он выглядел очень несчастным. Как же хорошо, что я отвечала за «пряник». Благодаря этому я могу быстренько приласкать его, тем самым притупив уже зародившее неприятное чувство вины перед несчастным росточком.

Уж не знаю, были ли тому причиной угрозы Даге или же мои поглаживания, но Цзянг Сяоронг послушно распластался у меня на груди и словно в объятии обвил своими тонкими веточками мою спину.

– А всё ли с Сяоронгом будет в порядке без земли? – забеспокоилась я.

– Для жизни ему не требуется много почвы. Просто создай у себя на груди небольшой слой льда и вморозь туда немного земли.

– …Эта конструкция немного на лифчик смахивает, нет?

Цзянг Шую может и выглядит привлекательно, однако, несомненно, является парнем. Если его грудь внезапно вырастет, не станет ли он трансвеститом?

– По мне так это скорее бронежилет. С чего ты вдруг о лифчике вспомнил? – закатил глаза Цзянг Сяотиан и нетерпеливо продолжил. – Пусть ты и потерял память, но о разных защитных средствах помнить всё же должен, верно? Если кто-то спросит тебя, просто скажи, что у тебя бронежилет под одеждой.

Поняла! Я создала тонкий слой льда у себя на груди. Изначально я немного волновалась, что могу ненароком и Цзянг Сяоронга подморозить, но в итоге он воспринял весь процесс очень спокойно, ничуть не сопротивляясь. Более того, после этого он даже дрожать перестал… Чёрт, да он вообще двигаться перестал!

– Даге?..

– Он просто впал в спячку. Расслабься.

– Оу…

Увидев мою реакцию, Цзянг Сяотиан вздохнул и беспомощно помотал головой.

– Разговаривая с тобой, у меня складывается чувство, что я не с Шую разговариваю, а скорее с Шуюн. Похоже, амнезия сильно повлияла на твой характер.

Слова Сяотиана невольно насторожили меня, и я неосознанно выпалила:

– Правда? А вот Даге и остальные меня напротив заверяли, что я почти не изменился…

Услышав мои слова, Цзянг Сяотиан призадумался.

– Тогда, возможно, дело в моих собственных воспоминаниях. В конце концов, я ведь тебя десять лет не видел, да и люди в апокалипсисе нередко очень сильно меняются. Но возможно и то, что остальные просто кривили душой, пытаясь тебя ободрить.

Даге, от твоих последних слов мне только хуже стало! Я взволнованно заёрзала. Неужели нет ни единого шанса, что я действительно могу оказаться изначальным Цзянг Шую?

– Не волнуйся. Характер людей склонен не только со временем меняться, но и в ответ на какие-то драматические события в их жизнях. Просто твой случай немного более уникальный, чем у других, – похлопал меня по плечу Сяотиан. – Взгляни хотя бы на меня. За эти десять лет проведённые в апокалипсисе я тоже немало изменился.

Я подняла взгляд на Цзянг Сяотиана и призадумалась. Действительно. Он и в самом деле немного другой. Здешний Даге открыто демонстрирует свою дерзость и самоуверенность, чтобы любой лишь единожды на него взглянув смог понять, что с этим человеком шутки плохи. А вот дерзость Цзянг Сяотиана в основном скрыта и демонстрируется им, лишь когда необходимо и где необходимо. Помимо этого, Сяотиан также кажется мне гораздо более серьёзным, чем Даге. И это впечатление не смог скрасить даже внешний облик трёхлетнего малыша.

Тем не менее, что бы ни случилось, Даге всегда останется Даге. А вот я, вполне возможно, и не являюсь Цзянг Шую… А-а, блин, ну вот опять мне в голову всякие левые мысли лезут! Я же уже решила, что буду Цзянг Шую, и точка!

– Шую, – внезапно окликнул меня Цзянг Сяотиан, похлопав по плечу.

Подняв голову, я заметила, что он пристально смотрит на ворота базы, так что я тоже, следуя его примеру, перевела взгляд в ту сторону. Ворота базы медленно отворялись, готовясь впустить внутрь шеренгу автомобилей. С обратной же стороны ворот выстроились солдаты с оружием наизготовку, пресекая тем самым любые попытки людей снаружи силой ворваться на территорию базы.

– Эти машины выглядят немного странно, – с лёгким подозрением подметила я. Помимо двух хамви, что возглавляли и замыкали строй, все прочие автомобили смахивали на коробки и были почти полностью окрашены в белый цвет. Прямо как шеренга скорых. Только не говорите мне, что военные используют скорые для перевозки ресурсов. Почему не обычные грузовики?!

– Неужели это они? – трёхлетний ребёнок рядом со мной напряжённо насупился и, словно не желая верить собственным глазам, пробормотал. – Так ИЦМО захватила контроль над военными уже на такой ранней стадии апокалипсиса?

Я удивлённо моргнула глазами. Даже мне в прошлом доводилось слышать упоминания об ИЦМО, однако для прежней меня эта аббревиатура была столь же непостижима, сколь и двенадцать элит. Своего рода легенда апокалипсиса, слухи и домыслы о которой можно было услышать повсюду.

ИЦМО – организация, что внезапно объявилась приблизительно на пятом году апокалипсиса, и, как и следует из названия, являлась исследовательским объединением. Расшифровывается эта аббревиатура как «Исследовательский Центр Молекулярной Органики». Однако, несмотря на то, что основным направлением деятельности этой организации является исследование, её боевой потенциал также не стоит недооценивать. По слухам мощь этой организации была просто невероятна, но что больше всего выделяло её на фоне всех прочих формирований, так это то, что она постоянно изобретала всякие сильные и крайне полезные вещи и приспособления. И пусть большинство из них и представляло собой разного рода оружие, часть являлась вполне себе повседневными примочками для жизни в апокалипсисе.

Большая часть изобретений ИЦМО были крайне удобными и полезными, и всё это людям приходилось покупать у них за кристаллы. Если бы подобная богатая организация не имела существенного боевого потенциала, её бы мигом захватило какое-нибудь другое объединение. Но ИЦМО не только отстояла свой суверенитет, но и сумела возвыситься над всеми, став одной из немногих крупных корпораций в апокалипсисе.

Однако на этом мои познания об этой организации заканчиваются. В те годы существовало огромное множество всевозможных объединений. Можно даже сказать, что весь мир превратился в скопление различных объединений, как маленьких, так и больших, и ИЦМО являлось лишь одним из них.

– Шую, запомни тот логотип, – выпалил Цзянг Сяотиан, ткнув пальцем на изображение трёх красных трапеций с перевёрнутым жёлтым треугольником в центре, которое украшало кузова всех трёх белых автомобилей. Очень простой, но в тоже время хорошо запоминающийся логотип. Помнится, за любой помеченный этим логотипом предмет людям в апокалипсисе приходилось выкладывать просто бешеное количество кристаллов эволюции.

– Если появится возможность, непременно уничтожь ИЦМО.

– …

Я удивлённо уставилась на Цзянг Сяотиана. Почему он вдруг ни с того ни с сего поручил своему ди-ди уничтожить целую организацию? Более того, организацию с довольно хорошей репутацией. Насколько мне известно, ИЦМО никогда и ни на кого не нападали первыми. До тех пор, пока вы сами не начнёте до них докапываться, они вполне себе безобидны и миролюбивы. К тому же, созданные ими мощное оружие и полезные изобретения стали просто незаменимы для выживания всего человечества!

– Подозреваешь их в чём-то? Тогда может мне стоить попробовать проникнуть внутрь смотровой башни и разузнать, чем они там занимаются?

Цзянг Сяотиан задумался на несколько секунд, однако затем всё же отрицательно помотал головой:

– Нет, отыщем послание на фасаде башни и сразу же уйдём.

Я вновь пристально уставилась на Цзянг Сяотиана. Было видно, что на самом деле ему безумно хочется пробраться внутрь башни и хорошенько там осмотреться и что сдерживает его лишь нежелание подвергать меня необоснованному риску. Однако самой настаивать на этой вылазке ради него у меня как-то язык не поворачивался, ведь я желала лишь узнать следующий ориентир, чтобы как можно скорее воссоединиться со своей семьёй.

Пусть кто-нибудь другой спасает мир. Мне же стоит сосредоточиться на излечении своего комплекса матери Терезы.

И пока мы сидели возле палатки в ожидании прихода нового дня, к нам внезапно прибежал Чен Янксинг и спешно сунул мне в руки две банки.

– Прости, но меня прямо сейчас отправляют на срочную миссию, так что я более не смогу за тобой приглядывать. Береги себя, – выпалил на одном дыхании он, и тут же развернулся, чтобы уйти.

– Погоди!

– Сяо Ю, мне правда нужно идти, – нетерпеливо бросил он через плечо.

Но я даже слушать его не стала. Поднявшись с места, я подошла к Чен Янксингу, рывком опустила его нижнюю челюсть, закинула ему в рот два кристалла эволюции, которые заранее держала в руке, после чего ударила его кулаком в живот, вынудив его рефлекторно сглотнуть.

Удивлённо выпучив глаза, Чен Янксинг несколько раз сильно кашлянул, но назад ничего так и не вышло.

– Какого чёрта! – взвизгнул он. – Ч-что ты только что вынудил меня проглотить?

– Конфетку, – без зазрения совести солгала я.

– Думаешь, я на это поведусь? – выпалил Чен Янксинг, бросив на меня грозный взгляд.

Изначально я действительно планировала рассказать ему о существовании кристаллов эволюции в благодарность за всю ту помощь, что он мне оказал, однако теперь я была слегка насторожена из-за не совсем понятной связи между ИЦМО и военными, так что будет лучше пока оставить свои секреты при себе. Более того, Цзянг Сяотиан желает уничтожить ИЦМО. Оплачивая долг, я не хочу ненароком сделать сильнее своих врагов, так что в качестве ответного жеста я могу предложить ему лишь несколько кристаллов эволюции для небольшого усиления его физического тела. Что же касается всего остального, то оставлю эту обязанность на тебя, о, хозяин тела.

– Сяо Ю, – слегка заикаясь, выпалил всё ещё не отошедший от шока Чен Янксинг, – ч-чего ты пытался добиться подобными дей-…

– Тебя товарищи уже зовут, – напомнила я, ткнув пальцем ему за спину.

Чен Янксинг тут же спешно обернулся, и незамедлительно встретился взглядами с остальными солдатами, что гневно таращились на него, побуждая быстрее возвращаться назад. Но прежде чем уйти, Чен Янксинг всё же пробормотал:

– Не уходи никуда. Как появится возможность, я непременно тебя навещу.

Цзянг Сяотиан вперился в удаляющуюся спину Чен Янксинга яростным взглядом, что буквально источал жажду крови, и прошипел сквозь зубы:

– Никакой щенячьей любви.

– Даге, может уже сменишь пластинку, а? Я уже порядком подустал от этой фразы.

Сяотиан призадумался, после чего выпалил:

– Поскорее заведи ребёнка.

…Даге, ты не находишь эти две фразы самую малость противоречивыми, нет? Я беспомощно опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. С этим Даге из десятилетнего будущего столько проблем. Я уже реально соскучилась по здешнему Даге!

Тем временем Цзянг Сяотиан, похоже, тоже заметил противоречивость своих требований, так как с каменным лицом добавил:

– В ближайшие два года никакой щенячьей любви. Всё твоё внимание должно быть сосредоточено на тренировках. О собственных детях будешь думать лишь после того, как достигнешь определённой отметки.

Я с размаху шмякнула ладонью по лбу.

– Ну да, ну да. Тренировки, затем поиск жены и, наконец, дети. Я должен буду пережить все основные события жизни и всего за два года. Проще простого!

– Рад, что ты меня понял, – у Цзянг Сяотиана даже хватило наглости удовлетворённо кивнуть головой.

Я закатила глаза к небу и твёрдо решила, что, как только вернусь к остальным, сбагрю Сяотиана на попечение Шуюн. Уж от неё-то он точно не посмеет потребовать «поскорее завести детей»!

Глядя в небо, я уставилась на светящийся диск почти полной луны. Несмотря на то, что до полнолуния было ещё пару дней, холодный мягкий свет ночного светила уже был достаточно ярким. Поэтому эта ночь совершенно не подходила для тайных вылазок и восхождения на вершину башни, что немного меня раздражало.

Я сунула пачку хлебцев, что держала в руке, Цзянг Сяотиану. Несмотря на то, что их срок годности уже истёк, никаких следов порчи видно не было. На упаковке было чёрным по белому написано «без консервантов», но эта фраза, похоже, была добавлена чисто для вида. Впрочем, бояться нам всё равно нечего. Из всех возможных вариантов смерти в этом постапокалиптическом мире, смерть от отравления была наименее вероятной.

– Сегодняшняя ночь не годится для лазанья по стенам, – подметил Цзянг Сяотиан, хрустя хлебцем.

Я и сама это понимаю. Не нужно лишний раз озвучивать жестокую реальность. Даже госпожа луна радостно сияет в небе, словно насмехаясь над извечной дурной удачей семьи Цзянг.

– Я могу совершить диверсию и отвлечь их внимание на се-…

– Сиди и жуй свои хлебцы, – оборвав его на полуслове, рыкнула я. – Даже думать не смей ни о каких диверсиях.

Услышав мой тон, Цзянг Сяотиан обернулся и согласно угукнул мне в ответ. Я облегчённо вздохнула. К счастью, он, похоже, согласен следовать моему решению.

Дожевав пачку хлебцев, я улеглась на спину, решив вздремнуть до тех пор, пока не появится возможность начать восхождение, чтобы в ответственный момент быть максимально бодрой и бдительной.

– Даге, я собираюсь поспать. Хочешь лечь рядом?

– Нет. В последние дни я только и делал, что спал, так что совсем не сонный.

И когда я уже было собралась ответить «Ну тогда разбудишь меня попозже, ладно?», во мне внезапно пробудилось подозрение. Нет никакой гарантии, что этот Даге не решит совершить нечто глупое, вроде попытки проникнуть в смотровую башню в надежде разнюхать, чем там занимаются ИЦМО, пока я сплю!

Я тут же схватила ребёнка, забралась в палатку и растянулась на полу.

– Если не хочешь спать, то побудь моей подушкой.

– …я хочу поизучать карту.

– На это у тебя и завра будет полно времени. Ну всё, я сплю. Спокойной ночи.

Не дав Цзянг Сяотиану и шанса сбежать, я крепко обняла малыша и закрыла глаза. К счастью, он не стал сопротивляться и просто позволил мне использовать себя как подушку-обнимашку.

Но, знаете, обнимать ребёнка, оказывается, довольно приятно. Возможно, Цзянг Сяотиан не так уж и неправ, побуждая меня завести ребёнка как можно скорее. В прошлой жизни мне бы пришлось самой корячиться, давая жизнь новому малышу, а вот в этой жизни от меня теперь требуется лишь семя и, вуаля, малыш для обнимания готов. Это настолько простой путь к счастью, что я скорее сама себе наврежу, если откажусь заводить ребёнка…

– Эрге! Эрге!

Протерев спросонья глаза, я опустил взгляд и тут же увидел перед собой бледное от испуга лицо Юн-юн. В тот же миг всю мою сонливость словно ветром сдуло.

– Что случилось? – спросил я, подскочив на кровати. – Опять кошмар приснился?

Пару дней назад Юн-юн приснился какой-то очень страшный сон, который напугал её настолько, что теперь она напрочь отказывается спать в своей комнате. С тех пор она каждый день приходит ко мне и в обнимку с подушкой становится у моей кровати с таким несчастным видом, что я просто не могу ей отказать.

– Эр-эрге, я что-то слышу. Внизу. Какие-то ша-шаги! – запинаясь, пробормотала Юн-юн.

Я навострил уши и прислушался. И правда, снизу доносились едва различимые звуки шагов, однако помимо нас сегодня в доме никого быть не должно. Даже Лин-бо уехал на свадьбу своего сына и не вернётся ещё как минимум несколько дней.

Я приложил палец к губам, прося тем самым Юн-юн вести себя потише, и маленькая девочка тут же прикрыла рот ладошками.

Поднявшись, я вытащил из-под кровати бейсбольную биту.

– Юн-юн, спрячься в шкафу и ни в коем случае не вылезай оттуда, – прошептал я, после чего медленно отворил дверь. Преодолев коридор, я принялся аккуратно, тщательно осматриваясь по сторонам, спускаться вниз по лестнице.

Вскоре я приметил чей-то движущийся силуэт на кухне. Незваный гость был весьма высоким и имел плотное телосложение, что являлось плохой новостью для меня. Если не сумею сбить своего оппонента с ног первым же ударом, то вскоре сам же неизбежно окажусь на полу.

Внезапно, я услышал едва уловимый шорох у себя за спиной и резко обернулся, готовый пустить в ход мою биту, однако позади меня оказалась Шуюн. В руках она сжимала ножик для вскрытия писем, что подарил мне Даге на день рождения… а точнее, нож-бабочку, который я использовал как «нож для вскрытия писем».

Ну, ладно, признаю, данная ситуация как нельзя лучше подходит для того, чтобы наконец использовать этот нож по назначению. Выхватив нож из рук Юн-юн, я сунул его в карман и глазами подал ей знак, чтобы возвращалась в комнату, но девочка отказалась сдвинуться с места, хоть и была вся бледная от страха, словно мел.

Я нахмурился. Если продолжим прямо тут выяснять наши отношения, это лишь насторожит нашего незваного гостя, так что мне нехотя пришлось оставить наказание своей мей-мей на потом.

Подняв бейсбольную биту повыше, я медленно приблизился к двери кухни, прислонился спиной к стене и затаился. Нужно первым же ударом сломать ему ногу. Я ни в коем случае не могу позволить Шуюн пострадать!

Силуэт вышел из кухни, и я тут же что есть сил замахнулся на него битой, но реакция у моего оппонента оказалась куда более быстрой, чем я ожидал, и он успел уклониться от удара. Я тут же рванул вперёд, готовясь нанести следующий удар, но…

– Стой-стой, Шую, это я! Не бей меня!

…я резко затормозил, и силуэт, пользуясь задержкой, рванул к выключателю света. В следующий момент комната озарилась, явив моему взору никого иного как Даге.

Несколько секунд трио братьев и сестры так и стояли, молча таращась друг на друга, однако вскоре немую сцену нарушил сухой смешок со стороны Даге.

– Шую, а ты нехило так силы вложил в тот замах. Позднее Даге научит тебя парочке приёмов для самозащиты. Зная, что ты оберегаешь дом, мне более не придётся волноваться, как прежде.

Что позволит тебе возвращаться домой даже реже, чем сейчас. Так, что ли? Я приподнял бровь и уже приготовился было начать отчитывать его, как вдруг Шуюн внезапно осела на пол и тот час же разразилась безудержным рыданием. Мы с Даге тут же отбросили в сторону все наши разногласия и принялись совместными усилиями успокаивать нашу мей-мей.

Через какое-то время Юн-юн наконец-то выплакалась и тут же провалилась в сон лёжа у меня на коленках, так что у меня не осталось иного выбора, кроме как продолжить сидеть на диване, исполняя роль подушки своей мей-мей.

– Даге, почему ты так внезапно вернулся? – поинтересовался я шёпотом, так как опасался ненароком потревожить сон мей-мей.

Даге нежно погладил Юн-юн по спине и ответил:

– Мне Лин-бо позвонил. Сказал, что его сын женится, и что ему придётся уехать на несколько дней. Однако от мысли, что вы двое останетесь совсем одни в доме, мне стало не по себе, так что я приехал проверить, как вы тут справляетесь.

– Я уже в средней школе, – закатив глаза, напомнил я. – Я не настолько маленький, чтоб меня было боязно оставить дома одного на пару дней. К тому же, большую часть времени я в любом случае провожу в школе, а так как Шуюн после школы ещё и художественный кружок посещает, я каждый день дожидаюсь её у ворот, и лишь потом мы вместе возвращаемся домой к ужину. К тому моменту на часах уже обычно около восьми вечера. Ну а после домашка, душ и спать. Так что, если честно, от того есть Лин-бо дома или нет не велика разница.

– Восемь? Так поздно? – нахмурился Даге. – Почему тогда Лин-бо не забирает вас на машине?

– Вместо него нас подвозит один знакомый таксист. В прошлом, когда мы освобождались после школы значительно раньше, Лин-бо не имел возможности нас подбирать, так как был занят приготовлением ужина. Поэтому он всегда просил именно этого таксиста подвезти нас до дома.

Услышав моё объяснение, Даге нахмурился.

– Пожалуй, найму вам двоим личного водителя. Лин-бо уже не молод. В случае чего от него помощи будет мало.

Однако я после недолгого раздумья лишь помотал головой.

– Да не, не стоит, Даге. Мы всё равно не сможем понять, насколько этому человеку в действительности можем доверять. Вполне возможно, что с новым водителем мы будем даже в большей опасности, чем с нынешним таксистом. Да и ты же меня знаешь, Даге. Я вообще не особо-то жалую посторонних людей в доме.

Уже одного лишь Лин-бо более чем достаточно. Я нахмурился. Как только стану совершеннолетним, сразу же позволю Лин-бо уйти на пенсию. Думаю, мы с Шуюн вполне сможем сами осилить все домашние обязанности вроде уборки и готовки.

Услышав мой ответ, Даге внимательно заглянул мне в глаза, явно колеблясь, но всё же собрался с духом и спросил:

– Шую, ты злишься на меня? За то, что постоянно ношусь чёрте где, оставив вас двоих одних дома, или даже за сам факт, что избрал именно работу наёмника своей профессией…

– С чего мне на тебя злиться из-за этого? – озадаченно переспросил я, уставившись на Даге. – По мне так это даже хорошо, что ты наёмник. Просто не планируй слишком много миссий подряд, чтобы иметь возможность хотя бы изредка возвращаться домой. Пару дней назад, после того как Юн-юн увидела в новостях репортаж о том, как какой-то работяга на технологическом заводе в прямом смысле слова уработал себя до гроба, она с тревогой поинтересовалась у меня: «Даге тоже себя до смерти уработает?» – после чего её даже ночные кошмары мучить начали.

Даге после этих слов внимательно меня оглядел, и я позволил ему это, хоть и не знал, о чём он сейчас думает, после чего Даге тяжело вздохнул.

– Шую, с тобой я чувствую себя настолько спокойным за наш дом, что это даже немного напрягает.

– Я, конечно, знаю, что ты не особо образованный, Даге, но уж хотя бы по-китайски изволь научиться нормально изъясняться. Ты сам-то понял, что только что сказал?

Даге тут же разразился громким хохотом и грубо растрепал мне волосы.

– Что ж, – с помрачневшим видом заговорил я, – раз уж ты приехал и пробудешь с нами ещё пару дней, тебе следует сводить Юн-юн в детский парк развлечений, купить обувь и одежду в детском отделении торгового центра и… Ах, да! Помнится, она рассказывала, что её подруги ходили в тематический ресторан «Белоснежка». Звучит весьма любопытно, так что нам тоже стоит туда сходить.

– …Разве Юн-юн не нужно ходить в школу?

– Пару дней можно и прогулять.

– Думаешь, такой как я сможет вписаться в тематический ресторан по Белоснежке и при этом не выглядеть полным идиотом? – с болью подметил Даге.

– В этом-то и весь смысл. Запихнуть тебя в обстановку, в которой ты будешь выглядеть по-идиотски, – невинно заявил я, разглаживая свои растрепанные волосы.

– …И от кого ты только научился быть таким мстительным, Шую?

– Да вот как-то сам научился.

Лицо Даге тут же перекосилось, словно от сильной зубной боли, и благодаря этому мне в голову тут же пришла ещё одна немаловажная мысль.

– Кстати, Даге, раз уж ты здесь, не забудь сходить к стоматологу и проверить свои зубы.

От этих моих слов перекошенное лицо Даге перекосилось еще больше.

До чего же здорово видеть подобное мученическое выражение на твоём лице, хе-хе-хе. Нефиг было мне волосы трепать!

– Шую! Шую!

– Плакаться и возмущаться бесполезно, Даге. – усмехнулся я. – Сходить к стоматологу тебе всё равно придё––

Шмяк!

От внезапного звука мои глаза резко распахнулись, и в тот же миг моему взору предстал ребёнок, но не Юн-юн.

– Как ты можешь так крепко спать? – взревел Цзянг Сяотиан. – Я тебя всё зову-зову, но ты упорно отказываешься просыпаться. Только не говори мне, что все те упорные тренировки пошли коту под хвост?!

Я моргнул, сбитый с толку внезапной переменой обстановки. Этот малыш выглядит смутно знакомым…

Шмяк!

Внезапно на мой лоб обрушился удар, да такой сильный, что у меня едва слезы на глаза не выступили. А этот малыш весьма силён. Что и следовало ожидать от Ледяного Императора… Ледяного Императора?!

В тот же миг я резко подскочила, мигом выходя их своего ступора. Одновременно с этим в моё сознание, словно цунами, хлынул целый поток всевозможных различных звуков: крики, стрельба, топот бессчетного числа ног и целая куча других необъяснимых шумов. По ткани палатки то и дело проносились тени множества бегущих куда-то людей. Да как я вообще могла мирно дрыхнуть в подобной-то обстановке?!

Я в шоке уставилась на Цзянг Сяотиана. Он же, заметив, что я наконец-то очухалась, лишь кивнул и тут же выпалил:

– Что-то произошло на базе. Воспользуйся этим шансом, чтобы вскарабкаться на башню.

Он прав. Это для меня сейчас важнее всего. Недолго думая, я тут же схватила лежащий неподалёку рюкзак. Сяотиан же тем временем без лишних понуканий с готовностью сам залез мне на спину. В завершении своих приготовлений я прикоснулась к груди. Сяоронг тоже на месте. Вот и хорошо. В таком случае можно выдвигаться!

Резко расстегнув вход в палатку, я обнаружила, что прежде умиротворённая обстановка в лагере сменилась полнейшим хаосом из выстрелов, вздымающихся столпов пламени, криков, бегущих сломя голову гражданских и стреляющих во все стороны военных. Военная база превратилась в настоящее поле боя.

Я недоумённо вылупилась на это зрелище.

– Даге, как долго я спал?

– Три часа.

Всего за три часа это место превратилось из рая в сущий ад. Да это даже быстрее, чем экспресс. Что же именно здесь произошло?

– Но все эти беспорядки начались лишь минут десять назад, не больше, – сообщил Цзянг Сяотиан, высунувшись из-за моего плеча, и с ноткой тревоги в голосе продолжил. – Однако мне не удалось тебя сразу разбудить. Шую, с тобой всё в порядке?

– Да, я в норме. Просто мне снилось моё прошлое.

Сказав это, я нахмурилась. Некоторые бегущие и прыгающие вдали силуэты выглядели не совсем естественными. Они были слишком быстрыми, да и некоторые части их тел выглядели странно. Однако вычленить их в толпе людей было непросто, из-за полнейшей неразберихи и темноты.

– Шую, неужто ты всё вспомнил? – внезапно оживился Цзянг Сяотиан.

– Нет, не всё. Во сне мне явилась лишь крохотная часть моих прежних воспоминаний. Это со мной уже не первый раз происходит, и каждый раз при этом я сплю на редкость крепким сном.

Что, к слову, меня немало беспокоит. Это состояние для меня чертовки опасно, из-за чего я в равной степени желаю и опасаюсь увидеть очередной осколок памяти Шую. Я хочу вспомнить всё без остатка, но если засну слишком крепко в неподходящем месте, могу и вовсе никогда не проснуться.

– Хм-м. Впрочем, ладно. Вот воссоединимся со здешним мной, и сможешь спокойно спать, где, сколько и когда угодно.

Верно, поиски Даге – ключ ко всему, в том числе и к моим воспоминаниям!

Болтая с Сяотианом, я тем временем оглядывала окрестности в поисках путей наступления, однако смотровая башня со стороны выглядела совершенно неприступной. Почти все военные с базы собрались именно возле неё. Однако кое-что в их поведении выглядело весьма странным. Дула их автоматов были направлены в сторону именно башни, словно не стремясь её защитить, а наоборот пытаясь удержать внутри рвущееся наружу нечто.

Теперь даже у меня закрались некоторые подозрения. Изначально я приняла эту суматоху за нападение иных, но, похоже, на самом деле тут дела обстоят немного иначе. Судя по поведению военных, это скорее не нападение, а попытка побега.

– Какие именно воспоминания вернулись к тебе во сне? – поинтересовался Цзянг Сяотиан, вместе с тем указав мне пальцем направление, где оборона башни выглядела слабее всего.

Смотровая башня в основании имела квадратную форму, и большая часть солдат собралась возле главного входа в центре одного из фасадов. Сяотиан же указал мне на противоположную заднюю стену. Там людей было значительно меньше, да и даже если меня кто и заметит с земли, разве кому-то будет до меня хоть какое-то дело при подобных-то обстоятельствах?

Быстро создав ледяные лезвия у себя на ступнях, я стремительно заскользила к наименее освещённому участку задней стены.

– Как-то раз Лин-бо отпросился с работы на пару дней, чтобы присутствовать на свадьбе своего сына, из-за чего мы с Юн-юн должны были остаться дома одни. Однако ты, Даге, так разволновался по этому поводу, что решил сам к нам наведаться и приехал домой прямо посреди ночи. Вот только мы с Юн-юн не ожидали твоего возвращения и приняли тебя за вора, из-за чего ты едва не схлопотал от меня удар бейсбольной битой.

– Я такого не помню, – слегка озадаченным голосом пробормотал Цзянг Сяотиан. – К тому же, даже если Лин-бо был вынужден отлучиться ненадолго, у нас же ещё горничная имеется, разве нет?

Какая ещё горничная? Подумала я, стремительно проносясь мимо нескольких убегающих прочь солдат. Вид у них был до смерти перепуганный. Даже оружие в руках уже держать нормально не могли. В миг, когда их взгляд упал на меня, в их глазах на долю секунды мелькнуло удивление, однако уже в следующее мгновение они предпочли полностью меня проигнорировать, стремясь сбежать от опасности куда подальше.

Пфи! Эти бесхребетные сосунки даже солдатами зваться недостойны. Не то что те ребята, что столпились у входа в смотровую башню.

Достигнув задней стены, я растопила лезвия на своих ступнях и вместо них сформировала слой полурастаявшего льда. Способность льда примораживаться фактически к любой поверхности действительно полезна, особенно когда дело касается взбирания по отвесным поверхностям вроде заборов или же стен башен.

Когда я уже достигла приблизительно половины пути своего восхождения, у основания башни внезапно прогремел мощный взрыв. От сильной взрывной волны вся смотровая вышка аж ходуном заходила, так что мне пришлось в срочном порядке приморозить себя к поверхности стены, чтобы не свалиться вниз. Лишь после того, как дрожь прекратилась, я позволила себе взглянуть вниз.

Солдаты стреляли из своих автоматов без остановки, словно очумелые, а из искореженных взрывом ворот башни без остановки начал литься нескончаемый поток людей, которые тут же падали на землю, нафаршированные пулями военных… Хотя нет, стоп, это вовсе не люди!

Даже будучи подстреленными, бегущие из башни не падали на землю сразу. Лишь схлопотав с десяток или более выстрелов, они наконец-то теряли возможность двигаться вперёд. Люди ещё не успели настолько эволюционировать, чтобы суметь выдержать столько огнестрельных ран. Выходит, это иные?

– Это подопытные, – ледяным тоном пробормотал Цзянг Сяотиан. – Взгляни, почти все из них выглядят как обычные люди, а те части тел, что подверглись изменениям, выглядят несуразно. У некоторых даже видны следы гниения на теле. Они не обычные иные.

И то верно. Хоть и рождённые из мёртвых тел, иные всё же являются полноценными живыми существами. Среди них порой встречаются те, что избрали неправильную ветвь эволюции, но вот гнить из них никто не будет, покуда иной всё ещё жив. Они вам не ходячие мертвецы из фильмов про зомби.

Оценив ситуацию, я пришла к выводу, что инициатива в этом противостоянии всё ещё принадлежала военным с их огромной огневой мощью. Хоть время от времени некоторым беглецам и удавалось вырваться из оцепления сквозь крохотные щели в построении, все они без исключения были тяжело ранены, да и думали, похоже, лишь о побеге. Сильно сомневаюсь, что они станут задерживаться здесь ради бессмысленной резни, так что угрозы для беженцев пока что нет.

Придя к этому заключению, я со спокойной совестью приготовилась продолжить своё восхождение, но только я успела сделать первый шаг, как из-за спины до меня долетел неуверенный голос Цзянг Сяотиана.

– Шую, когда битва внизу немного поутихнет, попытайся найти способ пробраться в башню, ладно?

Я моргнула, сдерживая свой порыв обернуться и закатить глаза к небу.

– Зачем? Что ты рассчитываешь там узнать?

– Понимаешь, с начала апокалипсиса прошло всего четыре месяца. Какой бы могущественной организацией не была ИЦМО, за столь короткий срок она не должна была успеть создать настолько огромное количество достаточно сильных подопытных, чтобы даже контроль над ними потерять. Для этого у них уже должны были иметься кое-какие наработки…

– Хочешь сказать, они как-то связаны с апокалипсисом? – встрепенулась я.

– Вряд ли они виновны в самом факте прихода апокалипсиса, – нахмурившись, пробормотал Цзянг Сяотиан. – Чёрный туман каждый год окутывает всю нашу планету. Подобная огромная сила людям неподвластна. Однако какими-то сведеньями о грядущем апокалипсисе, как мне кажется, они всё же обладали заранее.

Так вот почему он хочет разузнать о них. Судя по тому, что им удалось взять под контроль целую военную базу, ИЦМО – отнюдь не простой противник. Если упустим эту редкую возможность и не воспользуемся их оплошностью, второго такого шанса может и вовек не представиться.

Вот только почему раскрытием всех этих тайн и спасением мира должен заниматься подросток вроде меня, которым движет всего одно желание: отыскать свою семью?!

Видя моё замешательство, Цзянг Сяотиан неловко заговорил:

– Если не хочешь, можешь не…

– Сперва найду послание Даге, – встряла я, – а уже потом попробуем найти способ проскользнуть внутрь башни.

В прошлом мире, Даге удалось стать Ледяным Императором. В этом же мире, хоть он и сменил свой род деятельности, став целителем, его по-прежнему недооценивать не стоит. Миг, когда ОПЦ гордо взойдёт на мировую арену, является лишь вопросом времени, а раз так, я не могу себе позволить упустить шанс расследовать ИЦМО и их тайные делишки.

Иными словами, у меня нет иного выбора, кроме как вступить в бой сейчас во имя собственного будущего. Внезапно мне подумалось, что это немного напоминает процесс откладывания денег на покупку дома в будущем.

В этот момент я наконец-то достигла вершины башни. И стоило мне всего лишь мельком окинуть взглядом лежащие рядом поверхности, как я тут же приметила цепочку слов, что украшала собой венчающую вершину башни сферу. Эта сфера, что была ростом с человека, была полностью испещрена письменами, что складывались в подобии письма. И уже одного лишь первого слова оказалось для меня более чем достаточно, чтобы понять, что я не ошиблась с местом.

Шую…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *