Конец эпохи доминирования Том 3 пролог: Три дня

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Пролог: Три дня – перевод EliSan; редактура Akili

Даге и остальные внутри!

– Успокойся. Ты тоже сможешь попасть туда через три дня, – со спокойным как у удава видом похлопал меня по бедру Цзянг Сяотиан.

Я же, стиснув зубы, уставилась на увенчанные колючей проволокой высокие бетонные стены. Для меня подобный забор не является существенной преградой. Нужно всего лишь попасть на другую сторону, и я смогу наконец-то вновь встретиться с Даге и остальными!

– Я хочу на ту сторону прямо сейчас. Я соскучился по Юн-юн, по Даге, по тёте и дяде, да и по ребятам из отряда тоже!

Но Цзянг Сяотиан лишь отрицательно помотал головой.

– Если бы здешний «я» действительно был внутри, то я не был бы против твоего плана силового проникновения. Объединившись с ним, у тебя хватило бы сил успешно выбраться наружу без потерь. Вот только находящиеся внутри наёмники, скорее всего, не из нашей группы.

Почему нет? Я пристально уставилась на стоящего подле меня малыша. Это просто обязаны быть они!

– Судя по твоему рассказу, со здешним «мной» назад вернулась лишь крайне малая группа членов ОПЦ. Сомневаюсь, что с подобным составом я посмел бы вот так вот в лоб объявить нас «отрядом наёмников», особенно перед подобного рода ребятами. На месте своего здешнего «я» я бы разделил команду на две отдельные группы, чтобы сойти за две обособленные кучки сбившихся вместе гражданских.

Услышав эти слова, я замерла. А ведь точно, в таком подходе куда больше смысла. Только полный дурак назовёт себя наёмником перед лицом регулярной армии! Это же всё равно, что напрямую записать себя им в подчинение! Даге бы ни за что не совершил подобную глупость.

Сумев наконец-то взять себя в руки и успокоиться, я ещё немного пораскинула мозгами и выдвинула свою теорию:

– Думаю, групп тут не две, а одна, но состоит она из избранных членов команды. Сейчас у ОПЦ есть при себе весьма внушительный объём съестных припасов. Если бы они притащили его с собой в это укрытие, военные, без сомнения, тут же забрали бы всё себе. Поэтому, как мне кажется, на территории военной базы находится лишь небольшая группа, в то время как остальные залегли на дно где-нибудь неподалёку вместе с припасами.

Цзянг Сяотиан согласно кивнул и продолжил мой анализ:

– Принимая во внимание состав всей команды, здешний «я» однозначно является частью разведгруппы в качестве лидера. Юнкиан напротив однозначно осталась охранять припасы, приглядывая за окружающей обстановкой с помощью оптического прицела своей снайперской винтовки. Дядю, тётю и Шуюн также по понятным причинам можно сразу исключить из состава группы проникновения. Каин – иностранец, а Лилия – полукровка. Их внешность слишком сильно бросается в глаза, так что для подобной миссии они не подходят. В общем, методом исключения, могу предположить, что на территорию военной базы помимо «меня» отправились лишь Зен Ксинг и Сяо Ша. Мы с Сяо Ша можем сойти за братьев, в то время как Зен Ксинг, скорей всего, притворился нашим дядей или кем-то вроде того.

– Тётю тоже могли взять с собой, – невзначай поправила я, однако заметив на себе грозный скептический взгляд Цзянг Сяотиана, состроила невинное лицо и поспешила пояснить. – В последнюю нашу вылазку в город за припасами Даге тоже брал тётю с собой. Её способностью является «поиск», так что она способна ощущать присутствие живых существ вокруг себя. Для поиска пропавшего человека нет более подходящей способности. Более того, в компании обычной женщины средних лет вы будете выглядеть не так вызывающе!

Комбинация одних лишь Даге, Зен Ксинга и Сяо Ша однозначно выглядела бы очень угрожающе и привлекла бы к себе кучу внимания!

Услышав мои доводы, Цзянг Сяотиан нахмурился, но затем всё же согласно кивнул.

– Поэтому не спеши проникать на территорию военной базы. Раз уж есть свободное время, попробуй поискать пока Юнкиан. Она, скорей всего, прячется на какой-нибудь возвышенности неподалёку.

После этих слов мои глаза засветились от предвкушения, и я тут же развернулась, собираясь сию же секунду отправиться на поиски Юнкиан. Однако стоило мне повернуть голову, как взгляд мой незамедлительно упёрся в группу людей, чей вид недвусмысленно говорил об их неблагочестивых намереньях. Их недружелюбные взгляды были обращены либо на моё лицо, либо на походный рюкзак у меня за спиной. К счастью, большая часть всё же таращилась на рюкзак. Моё лицо удостоилось лишь нескольких колких взглядов.

Ну разумеется! На дворе лишь четвёртый месяц апокалипсиса. Быть не может, чтобы уже сейчас появилось такое огромное количество тронувшихся головой моральных уродов, что ещё при свете дня готовы были бы надругаться над другим человеком. Более того, мы сейчас говорим не о женщине, а о парне! Это уже явно перебор.

– Йо, браток. Смотрю, ты немало вещичек у себя в рюкзаке скопил, не так ли?

Я молча оглядела их. Передо мной стояла группа из пяти человек, все мужчины. На этом этапе женщины ещё не обладают достаточной силой, чтобы рискнуть попытаться кого-то ограбить. Им остаётся лишь самим быть целями подобных грабежей. Разумеется, я не имею в виду таких необычных женщин как Лилия, Юнкиан или же Фенг-джей.

Несколько шагов позади них стояли ещё с дюжину другую мужчин, у которых, судя по их неуверенным лицам, ещё имелись при себе остатки морального кодекса. Никто из них не спешил подойти ко мне с намереньем ограбить, однако если эти пятеро сделают первый шаг, те тоже не преминут рвануть вперёд в надежде урвать себе часть добычи, вроде выпавшей из рюкзака консервы или вроде того.

– Парниш, может, всё-таки поделишься добром с товарищем по несчастью, а? – не сумев сдержаться, нетерпеливо выпалил один из мужиков. Его жадный взгляд был буквально прикован к походному рюкзаку у меня за спиной.

Пожалуй, в будущем мне стоит заменить походный рюкзак на чемодан. В отличие от рюкзака, по внешнему виду чемодана никогда нельзя понять, насколько плотно он забит. Мой же рюкзак раздут буквально до предела, так что наличие в нём большого количества припасов немного даже слишком очевидно. Если, конечно, я не идиот, что по какой-то причине таскает с собой кучу кирпичей.

– Кончайте уже трепаться и действуйте, – поторопил пятёрку дерзких мужиков кто-то из толпы. – Просто заберите у него рюкзак и сваливаем; никто из нас с этого ничего не получит, если вояки подоспеют вовремя!

Стоило мужикам услышать эти слова, как все пятеро тут же примолкли и дружно двинулись в мою сторону. Один из них даже поднял кулак, очевидно, намереваясь быстро вырубить меня, схватить рюкзак и поскорее смыться.

Но я, заметив их движение, лишь нахмурилась в ответ. Надрать задницы подобным мелким сошкам для меня, разумеется, не проблема, однако по возможности я бы не хотела привлекать к себе внимание военных, так как это может навлечь на мою голову целую кучу ненужных проблем. Другими словами, дабы избежать подобных лишних трудностей, самым верным решением будет убежать прочь подобру-поздорову.

В дальнейшем мне стоит прилагать больше усилий, чтобы слиться с толпой и не выделяться; иначе подобные ситуации с попыткой грабежа будут возникать снова и снова. Кроме того, разве ж можно их за это винить? Цзянг Шую внешне выглядит хрупким и безобидным мальчиком, ограбить которого должно быть раз плюнуть.

– Хей, чем вы там занимаетесь?!

Обернувшись на звук голоса, я незамедлительно приметила в отдалении уже знакомую мне парочку военных: Чен Янксинга и Гуо Хонга. Последний держал в руке багет хлеба, что в мгновение ока привлекло к нему внимание всех собравшихся вокруг людей, заставив их с голодным видом сглотнуть наполнившую рот слюну. Если бы не автомат в его руках и не одетая на нём военная форма, он, вне всякого сомнения, стал бы ещё более желанной целью для грабежа, чем я!

Как видимо, уловив нечто неладное в окружающей меня атмосфере, оба вояки тут же с разъярённым видом подбежали поближе.

– Разве я не просил тебя подождать меня рядом с пунктом регистрации? – недолго думая принялся строгим голосом отчитывать меня Чен Янксинг. – Что ты делаешь так далеко от центра лагеря?

Я виновато опустила взгляд, словно сожалея о своём поведении, и попутно случайно заметила смачный усталый зевок Цзянг Сяотиана. Однако стоило ему почувствовать на себе мой взгляд, как он тут же спешно вновь придал своему лицу прежнее холодное равнодушное выражение, делая вид, что всё в порядке. Вот только нездоровый мёртвенно-бледный оттенок лица Сяотиана выдавал его состояние с головой.

К тому моменту как Чен Янксинг наконец-то закончил свои нравоучения, пятёрка незадачливых грабителей уже скрылась из виду. Вот только, судя по их недавним кислым минам, не будь у Чен Янксинга автомата, они бы, скорей всего, так просто не ретировались. Похоже, запасы продовольствия в этом лагере беженцев уже начали потихоньку истощаться. Лишь чувство голода способно сделать людей бесстрашными перед лицом смерти.

Учитывая, что более половины всего человечества махом исчезло с лица Земли всего за одну ночь, еду в ходе первого года апокалипсиса разыскать было не так уж сложно. В этот период куда больше людей погибло от когтей иных, чем от голода. Но эти беженцы, похоже, уже сейчас столкнулись с проблемой нехватки продовольствия по той простой причине, что их здесь собралось слишком много. Окружающие территории уже, по всей видимости, полностью обобраны. Что же касается Луо’ан, то город для простых гражданских является слишком опасной территорией. Туда рискуют соваться лишь военные, однако их, скорей всего, слишком мало для того, чтобы суметь прокормить такую ораву голодных ртов.

Лишь ещё немного поголодав люди, наконец-то наберутся храбрости самим взять в руки оружие и начать сражаться с иными.

Подняв голову, я увидела перед собой всё ещё буравящего меня разгневанным взглядом Чен Янксинга. Как неожиданно. Ранее этот парень не показался мне особо заботливым, но сейчас он ведёт себя так, словно ему действительно не всё равно… Прошу, только не говори мне, что ты влюбился с первого взгляда, и теперь относишься к этой влюблённости как к истинной любви до гроба. Если так, Даге тебя на кусочки порубит и собакам скормит, причём оба Даге одновременно!

– Зачем ты пришёл сюда? – с явным неодобрением в голосе поинтересовался Гуо Хонг. – Снаружи теперь находиться опасно, а ты ещё и своего… сына сюда притащил. Не думаешь, что с подобной ответственностью тебе бы следовало избегать опасностей? Зачем явился сюда?

– Я ищу кое-кого, – произнесла я и перевела взгляд на стены военной базы, даже не пытаясь скрыть испытываемой мной тревоги.

– И почему же, позволь спросить, ты ищешь этого человека на периферии лагеря? Главный вход находится не здесь… – озадаченно пробурчал Гуо Хонг.

В этот момент Чен Янксинг резко нахмурился.

– Только не говори мне, что ты подумывал перелезть через забор?

Я резко застыла. Он прав, я действительно подумывала об этом. Если уж на чистоту, я пришла сюда как раз потому, что надеялась разыскать какой-нибудь укромный уголок, где я смогла бы попытаться незаметно перемахнуть через стену.

Заметив мою реакцию, оба вояки уставились на меня немного оторопелым взглядом.

Я же тут же поспешила сменить тему:

– Вы этот багет мне принесли? Но, если честно, мне не еда нужна, а место для ночлега. Мой Сяотиан уже на ходу засыпает. В последние несколько дней мы почти не спали, так как спешили как можно скорее добраться сюда…

Я исподтишка сдавила ладошку Сяотиана, и тот тут же, смачно зевнув, с полуопущенными веками прильнул к моему бедру, притворяясь предельно вымотавшимся ребёнком. Его игра выглядела настолько убедительно, что я невольно задумалась, а игра ли это вовсе.

– Твой сын неважно выглядит. Может он приболел? – спросил Гуо Хонг, заботливо потрепав Цзянг Сяотиана по голове, отчего выражение лица малыша стало ещё более невзрачным.

– Он не болен, просто устал, – спешно пояснила я, после чего добавила. – Это всё моя вина. Я был слишком нетерпелив и отправился на поиски, не обратив внимания на то, что Сяотиан уже совсем выбился из сил.

– Слушай, а он правда твой сын? – шепотом поинтересовался Чен Янксинг.

Отвечать на этот вопрос было жесть как неловко, но Сяотиан незаметно ущипнул меня за бедро, так что волей неволей пришлось утвердительно кивнуть.

Чен Янксинг призадумался, после чего неуверенно спросил:

– В таком случае человек, которого ты ищешь, – твоя жена?

– … – я собрала волю в кулак и призналась. – Да! Если встретите девушку по имени Тсенг Юнкиан, прошу, дайте мне знать. Она значительно старше меня, ей почти тридцать. Также она занимается боксом, поэтому она довольно подтянутая с весьма развитой мускулатурой на руках. У неё короткие волосы…

Подробно описав им каждую мельчайшую деталь внешность Юнкиан, я не остановилась и спешно принялась описывать внешность Даге, моего Эрге по имени Сяо Ша, и тёти в надежде на то, что они, возможно, помогут мне и поищут внутри базы.

Тем временем Гуо Хонг и Чен Янксинг молча стояли рядом и слушали меня с откровенно оторопелым видом. Впрочем, их удивление можно было понять. Сяотиан выглядит как трёхлетний малыш, мне же лишь восемнадцать. В насколько же юном возрасте я тогда его зачал? Более того, я, вроде бы, смутно припоминаю, что во времена до апокалипсиса соитие с несовершеннолетним, вне зависимости от мнения самого несовершеннолетнего, является уголовно наказуемым правонарушение…

Даже спустя минуту Чен Янксинг всё ещё не мог отойти от шока и глядел на меня неверящим взглядом. Благо Гуо Хонг всё же смог взять себя в руки и, похлопав меня по плечу, произнёс:

– Идём с нами. Мы подселим вас в палатку к какой-нибудь семье с ребёнком. Так куда безопаснее.

Нагнувшись, я подхватила Цзянг Сяотиана на руки, и он в ответ привычным движением обвил меня ручками вокруг шеи и положил свою голову мне на плечо. Казалось, он по-прежнему играет роль уставшего ребёнка, однако я отчётливо ощущала весь вес его головы на плече, да и тело его было податливым и вялым; это сильно отличается от всех предыдущих разов, когда он крепко и энергично обнимал меня.

Нужно как можно скорее дать Сяотиану отдохнуть! Теперь я искренне жалела, что потащила Цзянг Сяотиана за собой мотаться по лагерю. Я была настолько сосредоточенна на поисках каких-либо признаков Даге и остальных, что совершенно не заметила аномального состояния мини-Даге. И это притом, что всё это время он находился буквально у меня под боком!

Следуя за двумя военными, я прошествовала более чем через половину лагеря. Ранее я была полностью сосредоточена на поиске удобного для проникновения на территорию базы места, так что не обращала внимания на состояние самого лагеря. Что ж, теперь у меня появилась такая возможность.

Размеры лагеря действительно впечатляли. Впрочем, что и следовало ожидать от основанного регулярной армией лагеря беженцев. Всюду, куда не глянь, было видно лишь бессчётное множество всевозможных палаток. Но даже так немало людей спали прямо на земле – ясный признак того, что палаток на всех уже не хватало. С наступлением осени, температура стала стремительно падать, особенно по ночам, так что все ночующие на открытом воздухе люди были укутаны в самого разного рода тёплые предметы, среди которых были пуховики, одеяла, спальные мешки и даже шерстяные юбки.

Пожалуй, мне стоит поблагодарить этих двоих за то, что вызвались подселить меня в одну из палаток… Хотя, нет. Благодарить за это мне стоит привлекательное лицо Цзянг Шую!

Через некоторое время пара военных привела меня к палатке, что находилась совсем близко от главных ворот базы. Похоже, чем ближе находилась палатка к воротам, тем более элитной она считалась, что и понятно. Все находящиеся в лагере люди желают попасть на территорию базы, так что чем ближе к воротам находится твоё жилище, тем лучше.

В этот момент мне также пришла в голову шальная мысль, что Даге и остальные могут даже сами выйти за ворота базы в надежде отыскать меня среди новоприбывших беженцев. Поселившись рядом с воротами, я смогу видеть всех входящих и выходящих за пределы базы людей, так что не исключено, что в один прекрасный момент мы просто наткнёмся друг на друга случайным образом.

– Поживёшь пока здесь, – заявил Гуо Хонг, поднимая матерчатую «дверцу» палатки. – И, прошу, больше не слоняйся по лагерю, ладно?

– Хорошо, – тут же послушно кивнула головой я. Однако это не значит, что я действительно планирую следовать его словам.

– Позднее я непременно ещё наведаюсь к тебе… – громко заговорил было Чен Янксинг, но внезапно запнулся на полуслове. Отведя меня немного в сторону от палатки, он тихо поинтересовался. – К слову, я ведь до сих пор не знаю твоего имени. Как тебя зовут?

– Цзянг Шую, – без колебания выпалила я. – «Цзянг» как в «биангцзянг», граница. У меня весьма необычная фамилия. Я был бы крайне признателен, если бы ты помог мне проверить, находится ли кто-либо из членов моей семьи сейчас на территории базы.

Оба солдата согласно кивнули, но поспешили предупредить:

– Даже если они там, не факт, что мы сможем их отыскать. Гражданских внутри слишком много.

Разумеется, я тоже это понимала. Пусть в обычных обстоятельствах Даге и является весьма примечательной личностью, в данной ситуации он однозначно будет держаться тише воды, ниже травы и стараться не привлекать к себе лишнего внимания.

– Ничего, – понимающе согласилась я. – В любом случае, через три дня я смогу сам войти внутрь и начать их поиски самостоятельно.

Оба вояки вновь согласно кивнули.

– Что ж, береги себя, ладно? – всё ещё с лёгкой тревогой пробормотал Чен Янксинг. – Если кто-то опять начнёт к тебе приставать, просто беги к воротам. Никто из здешних не посмеет устраивать потасовку прямо у входа на территорию базы. Да и я буду регулярно тебя навещать. У меня всё схвачено, так что волноваться тебе не о чем.

Я же после этих слов застыла на месте, не зная как на это реагировать. Этот парень на полном серьёзе собрался защищать меня, развеяв тем самым моё желание использовать его в собственных интересах. Я не такой бездушный человек, чтобы без зазрения совести злоупотреблять чужой искренностью!

Гуо Хонг же тем временем, бросив на Чен Янксинга грозный взгляд, вновь поспешил меня заверить:

– Честное слово, он ничего такого не имеет в виду. Он не причинит тебе вреда.

Ну да, ну да. Ничего такого, лишь любовь.

– Я знаю, – немного скованно пробормотала я.

– Опять ты за своё, – раздражённо вспылил Чен Янксинг. – Да не собираюсь я его трогать! Я просто волнуюсь, как бы он опять в передрягу какую не попал. Я знаю, что мои слова порой звучат двусмысленно, но разве ты хоть раз видел, чтобы я пытался сделать что-либо грязное, а?

– Никогда, – почёсывая нос, признал Гуо Хонг, однако затем всё же тихо пробормотал. – Но кто знает. Возможно, в этот раз будет иначе.

Жилка на лбу Чен Янксинга начала подёргиваться. Это был явный признак того, что он уже достиг своей точки кипения и был готов хорошенько врезать своему товарищу, так что я поспешила сменить тему:

– Я занесу своего сына внутрь, чтобы он мог отдохнуть.

Глянув на изможденное лицо Цзянг Сяотиана, вояки кивнули.

– Быстрее залезай, – поторопил меня Гуо Хонг. – Нет ничего дороже здоровья собственного ребёнка.

Облегчённо выдохнув, я отодвинула в сторону висящую при входе ткань и заползла в палатку. Оказавшись внутри, я увидела трёх изначальных обитателей этой палатки: двух взрослых и одного ребёнка…

– Да-геге!

Услышав это обращение, я удивлённо моргнула. Подняв голову, я сразу же приметила в глубине палатки широко улыбающегося и глядящего на меня ясными глазами ребёнка, и к собственному изумлению ребёнок этот был мне знаком. Им оказалась та самая девочка, что в автобусе подарила мне пару розовых сланцев!

– Привет, вот мы и встретились снова, – с ответной улыбкой отозвалась я. Как и следовало ожидать, двумя взрослыми также оказалась уже знакомая мне супружеская пара из автобуса.

Мужчина то и дело с явной жадностью косился то на батон хлеба у меня в руке, то на рюкзак у меня за спиной, а вот супруга его и дочь, напротив, выглядели приятными и отзывчивыми людьми. Глядя на это семейство, мне невольно пришло в голову сравнение с растущим на куче навоза прекрасным цветком, который ко всему прочему ещё и выпустил дополнительный нежный бутон. Нет слов, одни эмоции.

В этот момент мужчина внезапно выпалил:

– Ты правда сможешь войти внутрь через три дня?

Я едва сдержалась, чтобы не закатить глаза к небу. Разве этим вопросом он не выдаёт, что нагло подслушивал чужой разговор? Однако вместо ответа я задала встречный вопрос:

– Разве не все мы попадём внутрь через три дня после регистрации?

– Наивный! – презрительно фыркнул мужчина. – Людей здесь слишком много, так что военные пускают на территорию базы лишь избранных. Я слышал, что женщин и детей принимают почти без проблем, а вот для мужчин нет иного пути попасть в число избранных, кроме как записаться добровольцем в ряды армии. Однако присоединиться к армии всё равно, что стать пушечным мясом!

Но Чен Янксинг ясно дал понять, что я без проблем смогу войти внутрь через три дня. Значит ли это, что он просто солгал, чтобы удержать меня на месте, или же у него действительно есть какой-то гарантированный способ провести меня на территорию базы?

Оба варианта мне были не по душе. В первом случае я не смогу попасть на базу, в то время как второй давил на совесть, словно я использую искренность паренька для собственной выгоды. Я ведь серьёзно ничего не сделала для того, чтобы заслужить подобную привязанность. Я даже кокетливых взглядов в его сторону не бросала! Это всё физиономия Цзянг Шую! Она во всём виновата!

– Ну и зачем ты всё это ему сейчас говоришь? – с недовольным видом поинтересовалась у супруга женщина. – Разве не видишь, что малыш у него на руках уже спит? Пусть залезают поскорее и отдохнут как следует.

Надо отдать ему должное, мужчина не стал возражать, но и полностью унять своё недовольство не смог.

– Тут и так тесно, а к нам ещё двух человек подселили, – пробубнил он.

– Другие палатки забиты куда плотнее, чем наша! – парировала женщина. – В соседней палатке, вот, аж целых шесть взрослых мужчин проживают. Я даже представить не могу, как они все внутри умещаются. Если бы не дети, уверена, к нам бы подселили ещё парочку взрослых.

Услышав доводы жены, мужчина наконец-то перестал жаловаться и умолк.

Женщина же повернула голову в нашу сторону и приветствовала Цзянг Сяотиана и меня тёплой дружелюбной улыбкой.

– Что за очаровательные юноши к нам присоединились. Могу я узнать ваши имена?

– Его зовут Сяотиан. Ко мне же можете обращаться по кличке Сяо Ю.

Женщина кивнула и также представилась:

– Моя фамилия Чен, так что можешь просто звать меня тётушкой Чен. Ну а это моя дочь. Её мы обычно ласково кличем Бей-бей.

– Приятно познакомиться с вами, тётушка Чен, – тут же вежливо приветствовала я. И плевать, что ей на вид было от силы лет тридцать, и что она была явно моложе Гуан Веюн при жизни. Звать кого-то «тётушкой» было чертовски непривычно, однако я уже сама для себя решила считать себя настоящим восемнадцатилетним Цзянг Шую. В будущем мне предстоит ещё многих людей назвать «тётушками» и «дядюшками», так что самое время начать привыкать!

– Ну и зачем ты предложила ему обращение, что лишь прибавляет тебе возраст? – ухмыльнулся мужчина, после чего бросил в мою сторону. – Меня можешь звать Занг-ге.

Твоя жена – тётушка Чен, а себя же ты просишь называть Занг-ге? И тебе не стыдно?

– Приятно познакомиться, Занг-ДА-ШУ1! – приветствовала я, выделив голосом каждый слог своего обращения.

Тётушка Чен тут же не сдержалась и прыснула со смеха, а вот лицо Занг-дашу напротив аж перекосилось от гнева. Я даже успела приметить, как он сжал свои кулаки, но всего на мгновение; в следующую же секунду кисти его рук вновь расслабились. Рискну предположить, что он просто побоялся связываться с человеком, что явился сюда под эскортом сразу двух солдат. И правильно сделал, что побоялся, иначе… хо-хо-хо!

После этого обмена любезностями Бей-бей, что уже собиралась было подползти ко мне поближе, так и не решилась сдвинуться с места. Вместо этого она обняла свою маму и принялась наблюдать за мной и Цзянг Сяотианом с расстояния.

Заметив это, я решила, что самое время завершить наш с ними краткий диалог. Через три дня мы в любом случае вновь разойдёмся и пойдём собственными дорогами, так что мне в любом случае не стоит слишком уж сближаться с этим семейством. Иначе, боюсь, мои наклонности святоши опять могут дать о себе знать, и вот тогда я действительно могу оказаться в крайне затруднительном положении.

Постелив на пол несколько предметов одежды, я уложила на них спящего Сяотиана. Его лицо всё ещё имело мёртвенно-бледный оттенок, а сам он был настолько измождён, что даже наше достаточно громкое знакомство с семейством Чен не смогло прервать его сон. От этого мне было жутко неспокойно на душе, но в то же время и помочь ему чем-либо я была не в силах. Самыми высокоуровневыми кристаллами на данный момент являются кристаллы первого ранга, но для такого могущественной персоны как Ледяной Император даже они являются не более чем орешками к чаю. Абсолютно бесполезными.

Оторвав треть багета, я протянула его тётушке Чен. Та сначала слегка удивилась, но затем с благодарностью приняла предложенный хлеб и тут же, разделив на три равные части, протянула две своему супругу и дочери.

Однако Занг-дашу вместо благодарности с явно недовольным видом покосился на оставшуюся в моих руках буханку.

– Ты один собрался съесть такой огромный кусок хлеба? Подавиться не боишься?

Я нахмурилась. Если бы этот багет не был подарен мне третьей стороной, я бы и вовсе не стала ни с кем делиться. В конце концов, если Даге и остальные уже не здесь, мне придётся вскоре вновь двинуться в погоню за ними. И чем больше еды у меня с собой будет, тем меньше времени мне придётся потратить впустую ради поиска пропитания. Но препираться с этим мужланом сейчас у меня не было ни малейшего желания. Могу сказать лишь одно: через три дня, даже если ты будешь подыхать, лёжа в грязной канаве, мне будет всё равно.

Напившись и наевшись досыта, я улеглась на пол и, чтобы не занимать слишком много места, поджала ноги к груди.

Приобняв Цзянг Сяотиана, я сразу же почувствовала крайне низкую температуру его тела, что лишь ещё больше упрочило моё беспокойство. Однако помочь ему я ничем не могла. Мне оставалось лишь, прижав Сяотиана покрепче к груди, попытаться обогреть его крохотное тельце теплом собственного тела. Но вероятно потому, что я успела хорошенько выспаться в автобусе, сон так и не шёл, а в голове продолжали роиться различные мысли.

Когда снова устремимся в путь, нужно будет уделять внимание не только погоне за Даге. Стоит также внимательно приглядывать и за физическим состоянием Сяотиана. Я не могу позволить ему ещё раз помочь мне с развитием моей способности; вполне очевидно, что это крайне губительно сказывается на его здоровье!

Любопытно, сможет ли исцеление Даге помочь Сяотиану принять прежний вид?

Если нет, начнёт ли Сяотиан сам медленно подрастать? Или же так и останется трёхлетним малышом до тех пор, пока в мире не появятся достаточно мощные кристаллы эволюции?..

В этот момент, дрейфуя на грани между сном и реальностью, я почувствовала, как чьи-то руки внезапно обхватили меня со спины, и я тут же, пылая гневом, обернулась. Если это Занг-дашу пытается ко мне подкатить, я прямо здесь и сейчас сделаю его жену вдовой!

Но вместо омерзительного мужика я обнаружила у себя за спиной маленькую глядящую на меня чистыми невинными глазами девочку.

Я тут же выдохнула и расслабилась. Пожалуй, я мыслю слишком уж негативно. Мир ещё не успел сойти с ума настолько, чтобы супруг стал делать пасы в сторону молодого паренька, когда собственная жена и дочь находятся совсем рядом. Большинство людей по-прежнему ещё были вполне адекватными.

– Что такое? Не можешь уснуть? – поглаживая Бей-бей по головке спросила я.

– Да-геге, я постоянно слышу какие-то странные звуки, – шёпотом произнесла малышка.

– Какого рода звуки? – заинтересовалась я. Быть может, это ещё какая-то необычная способность.

– Их много и они разные, – с явным замешательством пробормотала девочка.

Может, она такая же как Суйинг и способна слышать чужие мысли? Возможно звуки, что она слышит, это размышления находящихся в лагере людей?

– Среди всех звуков, есть один особенный. Он звучит очень страшно, – испуганно пробормотала Бей-бей. – Мамочка говорит, что это мне лишь слышится, но он правда там. Внизу!

Внизу?

– Да-геге, – ещё крепче прижалась ко мне малышка и с тревогой поинтересовалась, – этот звук принадлежит одному из тех страшных монстров, что мы видели раньше, да?

– Не бойся. Здесь полно сильных людей, что защитят тебя.

– Геге, защити Бей-бей!

Бей-бей вцепилась в меня мёртвой хваткой, отказываясь выпускать из своих объятий. Я покосилась на Сяотиана с одной стороны и на Бей-бей с другой, после чего воззрилась наполненным мольбой взглядом на мать девочки, но безуспешно. Женщина уже успела заснуть, и даже не заметила, что её дочь выползла из её объятий и прильнула к кому-то другому.

Мне не оставалось ничего иного, кроме как обнять Сяотиана правой рукой, а Бей-бей левой. И в этот момент, лёжа между двумя детишками, мне в голову пришла неприятная мысль.

Не зря люди говорят, что комплекс святоши неизлечим.

Сноски

1. Дашу : этот суффикс переводится как «старший дядюшка». Такое обращение обычно заслуживают крайне старые и уважаемые члены семьи, однако в данном случае Шую использует его лишь для того, чтобы умышленно прибавить мужчине возраста

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *