Конец эпохи доминирования Том 3 глава 4: Лаборатория

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №4: Лаборатория – перевод EliSan; редактура Akili

Пока створки лифта расходились в стороны, со стороны послышался едва уловимый звук сжимаемого покрепче оружия. В открывшемся нашему взору холле было темно, верхнее освещение изредка мерцало то тут, то там. Тем не менее, это помещение выглядело куда менее разгромленным, чем холл на верхнем этаже, откуда приехали мы. Похоже, тот взрыв, который мы услышали не так давно, прогремел не здесь, а где-то дальше. В этом плане нам, можно сказать, даже повезло, ведь в ином случае лифт бы непременно пострадал и более не смог бы функционировать.

Разделившись на две группы, разведчики быстро прочесали всю комнату. Убедившись, что никакой опасности нет, они подали сигнал «чисто», и лишь тогда основная группа, покинув лифт, последовала за ними.

Сама я находилась в самом центре основной группы. Оглядевшись по сторонам, я обнаружила себя просто в нереально огромном холле, что не может не настораживать. Ведь если даже простой холл имеет столь несусветно гигантский размер, тот какого же размера должна быть сама лаборатория? Это не только значит, что нам придётся приложить куда больше усилий для поиска выживших, но и то, что самих подопытных тут, вероятно, куда больше, чем я изначально предполагала.

Тщательно осмотрев холл без каких-либо происшествий, вояки принялись распределять между собой обязанности. Некоторые встали на стрёме у проходов в другие помещения, в то время как другие отправились искать основной рубильник. Чернышу же поручили взглянуть на компьютеры и по возможности извлечь из них какую-нибудь полезную для нас информацию.

– Ну? Сможешь раскопать карту этого места? – нетерпеливо поинтересовался младший лейтенант.

– Ещё минуту. На это нужно время, – не отрывая пристального взгляда от экрана, отозвался Черныш. К слову, монитор этот был размером с большой телевизор.

Стоя рядом, я с интересом наблюдала за его действиями. Честно признаться, не ожидала, что эту обязанность доверят именно Чернышу.

– Чёрт, – яростно выпалил младший лейтенант, – ну почему здесь так тихо!? Как нам спасать их, если мы даже не знаем, в каком направлении двигаться?

– Тише ты! – шикнула на него я, на что младший лейтенант ответил раздражённым взглядом. – У подобной тишины может быть лишь два объяснения, и одно из них, что все уже мертвы, – лица вояк резко помрачнели. – Второе же возможное объяснение заключается в том, что нечто вынуждает их хранить молчание, – я окинула вояк холодным взглядом. – Есть ли среди вас желающие приманить сюда это «нечто»? Кто-нибудь из нас может сравниться по силе с А-Ксингом и прочими ребятами из спасательного отряда?

Младший лейтенант тут же побледнел и спешно замотал головой.

– Нет. Лейтенант забрал с собой самых сильных из нас.

Иными словами, вы, ребята, оставшиеся позади слабачки? Будущие перспективы нашей вылазки теперь представились мне в куда менее радужном свете.

– Если даже лейтенант и остальные не смогли справиться, т-то что же мы сможем с этим сделать, – нервозно пробормотал один из солдат.

Чёрт, ещё не хватало, чтобы они дёру от страха дали.

– Многие подопытные уже успели выбраться наружу, так что обстановка внутри уже, вероятно, не столь опасна, как раньше, – нарочито спокойным голосом заявила я. – Вполне вероятно, что у ваших товарищей слишком много раненных, чтобы покинуть это место собственными силами. В любом случае, в каком бы положении они ни были, нам для безопасности следует вести себя как можно тише!

Младший лейтенант согласно кивнул. Уж не знаю действительно ли он купился на мои слова или же просто не пожелал со мной припираться, будучи всё ещё в обиде за то, что одёрнула его ранее. Впрочем, это сейчас и не самое главное. Всё пучком до тех пор, пока он прислушивается к моим советам.

Цзянг Сяотиан же на протяжении всего этого диалога преспокойненько попивал своё ультрапастеризованное молоко. От одной лишь мысли, что это Ледяной Император – один из тех самых восхваляемых двенадцати мировых элит – моё лицо невольно дёрнулось. Даге, прошу, перестань уже испытывать мои актёрские способности на прочность. Ты же понимаешь, как непросто сохранять видимость уверенного в себе главного ге… Хотя, возможно, он действительно этого не понимает. Подавляющая аура истинного лидера была дарована моему Даге ещё при рождении, однако за то время, что мы провели вместе, я успела заметить, что, несмотря на весь свой врождённый потенциал, он частенько совершает глупые ошибки и ведёт себя как идиот. Это, к слову, вполне объясняет, как он умудрился собрать вокруг себя целый отряд в равной степени талантливых и чудаковатых наёмников.

В этот момент я почувствовала, как мой внутренний ментальный образ «Ледяного Императора» раскололся на части. Правильно люди говорят, что расстояние порождает красоту. Сейчас, когда я без особых проблем могу использовать Ледяного Императора как персональную подушку-обнимашку, я не могу думать о нём никак иначе, кроме как о невероятно миленьком малыше.

– Есть! – внезапно воскликнул Черныш. – Я нашёл карту!

– …

Мне оставалось лишь беспомощно шмякнуть себя ладонью по лбу.

Несколько вояк тут же подскочили к Чернышу и спешно заткнули ему рот. Тот же, явно не понимая, в чём проблема, попытался было вырваться, но не смог. Дёрнувшись ещё пару раз, он окинул всех присутствующих вопросительным взглядом.

Я же тем временем, уставившись на экран компьютера, невольно нахмурилась, ибо моё дурное предчувствие, к сожалению, подтвердилось. Это место просто огромно! За прошедшие с начала апокалипсиса четыре месяца построить подобное было бы просто нереально. Похоже, это место являлось тайной исследовательской лабораторией ещё до прихода апокалипсиса.

Цзянг Сяотиан нетерпеливо дёрнул меня за штанину, и я спешно подхватила его на руки, давая возможность получше рассмотреть план лаборатории. Быстро окинув карту взглядом, он, недолго думая, ткнул пальцем в определённую точку на мониторе, и я тут же понимающе кивнула.

– Я пойду разведаю ведущий к лаборатории коридор.

– Все здешние монстры, скорей всего, явились как раз из лаборатории. Лейтенант и остальные просто не могут быть там, – запротестовал младший лейтенант.

– Есть там кто или нет, не важно. Лишь посетив лабораторию, мы сможем выяснить, откуда взялись столь аномальные монстры. До того, как попасть сюда, я немало монстров перебил, но ни один из них не был столь же умён, как монстры из этой лаборатории, – я обернулась и с замешательством поинтересовалась у вояк. – Вы же тоже совершали вылазки в город за припасами. Неужели не заметили, что эти монстры полностью отличаются от тех, что снаружи?

Ответом мне была гробовая тишина.

Лишь через несколько секунд младший лейтенант неловко заговорил:

– Сотрудники этого исследовательского центра дали нам особую машину. Не знаю, что именно находится внутри, но почти все монстры предпочитают держаться в стороне от нее. В ходе наших вылазок в город твари на нас редко нападают, да и те не более чем мелкие сошки. Быстренько разделавшись с ними с помощью оружия с глушителями, мы загружаем припасы в машину и возвращаемся назад на базу. По этой причине мы, можно сказать, никогда и не сталкивались с монстрами всерьёз.

Не мудрено. Имея в своём распоряжении нечто подобное, становится понятно, почему эта база смогла столь долгое время прожить в мире и благополучии, несмотря на огромное скопление людей внутри. Однако ИЦМО обладает чем-то столь удивительным? Никогда о подобном не слышала. Опустив взгляд, я покосилась на Цзянг Сяотиана. Он стоял нахмуренным, но не произнёс ни слова. Тем не менее сказать, находился ли он до этой поры, как и я, в неведенье об этом изобретении или же знал, но просто не желал обсуждать этот вопрос в присутствии посторонних людей, я не могла.

– С начала апокалипсиса прошло всего-то четыре месяца, – принялась в притворной задумчивости бормотать себе под нос я. – За такое короткое время невозможно построить столь огромный исследовательский центр для исследования этих монстров. Но если так, что же в таком случае они исследовали тут раньше? Мало того, что лаборатория расположена столь глубоко под землёй, так ещё и план помещений совсем не похож на таковой в центре по разработке какого-либо оружия.

От этих слов лица стоящих вокруг военных резко изменились, дав просочиться тлеющему в их сердцах подозрению.

– Только не говорите мне… что тот чёрный туман тоже дело рук ИЦМО? – едва слышно пробормотал кто-то из толпы.

Братишка, да у тебя просто шикарная дедукция. Должно быть, А-Ксинг руку приложил! Мысленно поставив ему «лайк», я, тем не менее, не произнесла и слова в ответ, оставив всё на их собственное воображение. Извратить образ ИЦМО, превратив его в подобие финального босса, для меня крайне выгодно, так как в таком случае мне, возможно, и не придётся уничтожать эту организацию лично.

– Я собираюсь осмотреть то место. Пойдёте вы со мной или же нет, меня не колышет.

Дорогу до лаборатории я уже запомнила. Чтобы добраться туда, придётся миновать большую часть исследовательского центра. Если по пути я случайно наткнусь на Чен Янксинга или же ещё кого-нибудь из его группы, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы их спасти. Если же нет… то они уже всё равно мертвы. В конце концов, из этого центра ведёт лишь один выход, и он позади нас. Если подопытные вынудили их отступить в противоположном направлении, то они сейчас реально в заднице находятся… во всех смыслах.

– У тебя и в самом деле ни следа дисциплины, – раздражённо выпалил младший лейтенант. – В групповых миссиях самое главное следовать приказам. Ты не можешь свободно ходить, куда тебе вздумается!

– Я никогда не был одним из вас, так с какого перепугу я должен следовать вашим приказам? – ледяным тоном поинтересовалась я. – Я выбрался из города собственными силами и собственными же силами выживал всё это время с ребёнком на руках. Хм! Чем довериться вам, я уж лучше доверюсь самому себе!

Выпалив эти слова, я тут же развернулась. Я не собиралась больше тратить тут время, споря с ними. Будет лучше как можно скорее разнюхать секреты ИЦМО и тут же слинять отсюда!

Исследовательский центр подобного размаха был ввергнут в плачевное состояние их же собственными подопытными? Те подопытные, что я встретила у входа, даже принимая в расчёт их небывалую сообразительность, навряд ли смогли бы подобное провернуть. Значит, среди них есть некто ещё более опасный, и я без понятия, сбежал ли он уже из башни или же по-прежнему находится внутри. Как бы там ни было, будет лучше не задерживаться здесь надолго.

Взяв в правую руку пистолет, я создала ледяной кинжал в левой, после чего обернулась и взглянула на Цзянг Сяотиана. Всё это время он молча следовал за мной прямо по пятам. Да уж, разница в выучке и стойкости духа между Сяотианом и этими ребятами столь велика, что между ними можно было бы вместить аж целых восемь мегаполисов!

Пора выдвигаться…

– Постой!

Я сделала глубокий вдох в попытке упокоить себя. Эти вояки – оставленные позади слабачки, так что не стоит мне ожидать от них слишком многого. Я развернулась и произнесла ровным голосом без единой эмоции:

– Даю вам десять секунд на решение. Отсчет пошёл. Десять, девять…

Лицо младшего лейтенанта окаменело.

– …шесть, пять…

– Идём! Мы идём с тобой! – спешно воскликнул Черныш.

Я же в ответ лишь равнодушно пожала плечами и ткнула пистолетом в сторону коридора.

– В таком случае ведите.

Чернышу оставалось лишь скрипя зубами пробормотать:

– Обязательно вот так вот в лоб выпихивать нас вперёд, принуждая расчищать для тебя путь?

Однако вместо ответа я задала встретный вопрос:

– Знаешь, сколько мне лет?

Черныш задумчиво уставился на моё лицо.

– Двадцать три? Четыре?

Услышав подобное предположение, я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. Похоже ты неплохо владеешь самообманом, если серьёзно думаешь, что подобному лицу как у Цзянг Шую может быть больше двадцати!

– Восемнадцать.

В тот же миг комната погрузилась в гробовую тишину. Ни один солдат более не высказал ни единого слова возражения, послушно выстроившись в боевое построение. И в тот момент, когда младший лейтенант уже собирался было отдать приказ выдвигаться, из недр исследовательского центра внезапно донёсся отдалённый выстрел.

Чёрт, планы как всегда не поспевают за развитием событий! Мне оставалось лишь выкрикнуть:

– Вперёд! Идём туда! Быстрее! – строй резко перешёл на бег, так что мне пришлось поспешно предупредить. – Не забывайте следить за окружающей обстановкой. Здесь очень темно. Разведчики, по одиночке не ходить. Минимум группами по четыре человека. Если людей не хватает, пусть кто-нибудь из основной группы займёт место недостающих! Запомните лица тех, кто стоит по обе стороны от вас, и не теряйте их из виду.

В результате этой череды команд скорость нашего продвижения резко сократилась, но с этим было уже ничего не поделать. Освещение во внутренних помещениях исследовательского центра было повреждено даже больше, чем в холле лифта, отчего тьма вокруг стала лишь ещё более непроглядной. Круги света, которые порождают наши фонарики, попросту слишком малы, чтобы суметь прогнать прочь эту давящую мглу. Если хоть один человек оступится, что ж, не только он, вся команда может заплатить за эту единую оплошность жестокую цену. В конце концов, это место смогло пленить даже элитный отряд, что уж говорить о нашей группе оставленных позади слабачков!

Следуя за солдатами, я в какой-то момент оглянулась через плечо, чтобы проверить, как там справляется Цзянг Сяотиан. Лишь увидев, что, невзирая на груз, он без проблем поспевает за остальными, я смогла облегчённо выдохнуть. Тем не менее выражения лица у него было немного странное. Он таращился на меня таким ошарашенным видом, словно не узнавал меня, что немного настораживало.

У «Цзянг Шую», разумеется, не было опыта командования группами людей, а вот у Гуан Веюн такого опыта было предостаточно. В первые годы апокалипсиса я выступала в роли лидера, пожалуй, даже чаще, чем сам Ксиа Зенгу. Этот безмозглый придурок частенько получал серьёзные раны прямо в ходе миссий и из-за этого лишался способности организовать слаженный отход.

Так как именно я носила статус его девушки, то и забота о моём раненом парне также ложилась именно на мои плечи. Ну а обременённая подобной ношей, у меня оставался лишь один верный способ помочь своим товарищам, а именно раздача им нужных указаний в нужные моменты. В результате этого через какое-то время наши товарищи настолько привыкли к смене лидера прямо посреди боя, что в ходе обсуждений стратегий даже стали сразу поддерживать предложенные мною планы действий, отвергая суицидальные затеи Ксиа Зенгу.

Теперь, когда я об этом думаю, возможно, именно то, что я столь часто спасала его задницу, а также мой накопленный опыт по части лидерства долгое время не давали Ксиа Зенгу возможности поднять на меня руку и убить. Сделав это, он тут же ополчил бы против себя всех наших боевых товарищей… а также до чёртиков бы напугал всех своих тогдашних любовниц.

Тогда на моей стороне стояли очень многие, начиная от боевых товарищей, заканчивая девушками, которых он поимел и бросил. Если бы только я тогда не потеряла веру в себя, раз за разом испытывая предательство своего парня; если бы только я не забросила тренировки в виду бесполезности своей способности и продолжила развивать свой боевой потенциал; если бы только в тот роковой день я обладала силой дать ему отпор, возможно, убитой оказалась бы не я, а Ксиа Зенгу. Какая жалость!

Уж в этой-то жизни я точно не сделаю ничего, о чём потом буду жалеть! В лепёшку расшибусь, но накоплю денег на дом… Ой, в смысле, стану достаточно сильной, чтобы защитить свою семью, и заведу детей!

В этот момент Цзянг Сяотиан внезапно потянул меня за штанину. Когда же я оглянулась назад и взглянула на настороженно насупившегося Сяотиана, тот выпалил лишь одно слово:

– Прислушайся.

Я тут же замерла и навострила уши. Лишь тогда я смогла расслышать едва уловимый звук, что постепенно становился всё громче и громче. Остальные в группе также уже обратили на него своё внимание.

– Это что, кошачье мяуканье? – обескуражено выпалил один из солдат. Тем не менее, ни один из них не выказал и толики страха.

– Нет, это плач младенца, – спокойно поправила я. – Скорей всего, это наживка. Просто игнорируйте его. Продолжим движение.

– Так эти уроды даже на младенцах эксперименты ставили? – рыкнул ещё один солдат.

Этим солдатом оказалась женщина, но телосложение у неё было даже более накаченное, чем у нашей крепышки Юнкиан. Честно признаться, до того момента, как она заговорила, я вообще не замечала, что среди нас есть одна представительница слабого пола.

– Идём вперёд не останавливаемся! – вновь поторопила их я.

Женщина после моих слов недовольно нахмурилась, явно не желая никуда уходить. Младший лейтенант также нахмурился.

– Как солдаты мы обязаны защищать гражданских.

О, как мило! Это, безусловно, очень благая обязанность. Вот только в таком случае скажи мне, почему в скором времени военные превратятся в подобие раковой опухоли среди людей, которых вроде как обязаны защищать? Это вы так от апокалипсиса обезумеете или же всему виной какие-то закулисные делишки, о которых простые смертные, вроде Гуан Веюн, знать просто не могли?

Но всё это произойдёт немного позже. Пока что эти вояки действительно полны энтузиазма выполнять свои обязанности, вот даже гражданских защищать рвутся. Таких в будущем останется ой как немного.

Я сделала глубокий вдох и предложила:

– Давайте сперва всё же А-Ксинга и остальных отыщем. Чем нас больше, тем мы сильнее. К тому же, они куда лучше нас понимают, чему мы сейчас пытаемся противостоять. Будь то отступление или же спасение людей, нам понадобится помощь ваших товарищей из элитного отряда.

Услышав моё пояснение, все немного успокоились и, продолжая слушать отдалённый детский плач, продолжили двигаться вперёд. Тем не менее, с каждым новым шагом лица солдат всё больше и больше мрачнели. А всё потому, что плач младенца не стихал по мере отдаления, а наоборот становился всё громче и отчётливее, пока не начало казаться, словно он плачет прямо возле твоего собственного уха. От этого звонкого пробирающего аж то самых костей звука у меня невольно холодок по спине побежал.

Пусть я и не понимаю, что тут происходит, но одно я могу сказать с уверенностью уже сейчас: никто из вояк более не решится даже заикнуться о том, чтобы идти и спасать плачущих младенцев.

Остановившись, я настороженно огляделась по сторонам. И в этот самый момент среди громких трелей этого жутковатого детского плача я успела расслышать мимолётный вскрик. В том, что это был именно вскрик, я абсолютно уверена, но вокруг было слишком темно, да и с солдатами я знакома не слишком уж хорошо, так что сказать наверняка, кто именно кричал, я не могла. В результате мне оставалось лишь спешно выкрикнуть:

– Срочно проверьте своих соседей! Все ли на месте?

Все тут же заозирались по сторонам, проверяя стоящий вокруг товарищей, после чего находящийся в самом конце строя солдат ахнул.

– Парень справа от меня пропал! О-он же был тут всего мгновение назад!

Резко выхватив фонарик из рук ближайшего вояки, я осветила сперва левую стену, затем правую. Ни с той ни с другой стороны я не обнаружила открытых дверей или же зияющих проходов, так что машинально перевела луч света на потолок. В тот же миг без предупреждения передо мной возникла огромная чёрная тень.

Не став даже разбираться, кому принадлежит эта тень, все солдаты с яростными воплями открыли огонь.

– Шую, кровь! – спешно воскликнул Цзянг Сяотиан.

Я тут же выставила вперёд руку, создавая над собой широкий барьер из прозрачного льда, и одновременно с тем выкрикнула:

– Все, к стене!

В тот же миг с потолка на нас хлынула кровь. Большая её часть попала на созданный мною барьер и тут же принялась с шипением его разъедать. Я спешно последовала собственному же приказу и прижалась спиной к стене, после чего швырнула ледяной барьер в сторону. Смесь крови и талой воды обрушилась на пол и продолжила разъедать всё вокруг.

Слава богу, что Цзянг Сяотиан успел вовремя нас предупредить, иначе этот кровавый дождь махом скосил бы минимум треть всей нашей группы.

В этот момент нечто тёмное бухнулось с потолка на пол, и если бы не тот факт, что в кругу света фонариков обнаружилась фигура солдата, все, небось, опять принялись бы как очумелые палить из своих пушек.

Я снова направила луч света на потолок; чёрная тень исчезла. Того предыдущего залпа огня оказалось недостаточно, чтобы убить её, но, думаю, нам даже повезло, что она сбежала. С тварями, чья кровь способна причинить вред людям, очень непросто сражаться. Нужно крайне аккуратно наносить удары, иначе сами можем пострадать. Учитывая плохую слаженность нашей группы, будет лучше не связываться с подобным противником.

Присев на корточки, я перевернула солдата на спину. Правая половина лица у него отсутствовала напрочь, да и остальная верхняя половина тела была сильно разъедена. Кое-где даже оголились кости и какие-то красновато-белые органы под ними. И что ещё хуже, процесс не останавливался. Его тело продолжало расщепляться, отчего его конечности невольно подёргивались.

Оценив тяжесть его ран, я быстро создала ледяной кинжал и решительно всадила его ему в голову.

Когда же я вновь выпрямилась и оглянулась на остальных, я незамедлительно наткнулась взглядом на шокированное лицо младшего лейтенанта.

– Ты… ты убил одного из наших парней! – взревел младший лейтенант и, подбежав, схватил меня за воротник. – Всего лишь из-за того, что он получил ранение? Мы же могли отнести его к врачам. Для этого нам потребовалось бы всего лишь подняться вверх на лифте!

Схватив его кисти, я высвободила небольшое количество энергии льда, вынудив его немедленно отдёрнуть руки назад. Тем не менее, он продолжил буравить меня яростным взглядом.

– Да какие тут нахрен врачи! – рыкнула я. – Серьёзно думаешь, что с такими ранениями его можно было спасти?! Взгляни на него! Повнимательнее присмотрись к его лицу и шее! И про пулевые ранения на его теле не забудь! А теперь ещё раз скажи, кто был тем, кто, мать вашу, убил его?!

Младший лейтенант невольно вздрогнул и молча опустил взгляд на тело павшего товарища.

Лицо солдата было проедено вплоть до черепа, а на шее зияла дыра, через которую было отчётливо видна трахея. Тело же его было сплошь испещрено дырками от пулевых ранений; очевидно, результат той безразборной пальбы минуту назад. С такими серьёзными увечьями ему оставалось жить не более нескольких минут, так что куда милосердней было поскорей упокоить его, чем вынудить пережить ещё несколько мучительных минут, в ходе которых он жаждал бы лишь одного: смерти.

Я ещё раз окинула вояк грозным взглядом.

– Если кто-либо из вас ещё хоть раз проявит подобную тупость, я брошу вас и пойду дальше сам. Я не желаю в подобном месте ещё и опасаться схлопотать от союзника пулю в спину!

Когда солдаты увидели, какая горькая участь постигла их товарища, все тут же стыдливо потупили взгляды. Я же, увидев эту их реакцию, смогла, наконец, облегчённо выдохнуть. Если уж начистоту, то, принимая во внимание отсутствие у них боевого опыта с иными, полностью исключить подобные случайные смерти ввиду ошибки было априори невозможно. Тем не менее, у меня нет иного выбора, кроме как хорошенько отчитать их за этот случай, иначе в следующий раз я, чего доброго, действительно могу умереть от их рук. В конце концов, я ещё не успела натренировать свою способность настолько, чтобы стать невосприимчивой против огнестрельного оружия и ножей!

В этот момент из глубин исследовательского центра вновь раздались несколько выстрелов, за которыми снова последовала тишина. Я нахмурилась. Что-то в этой ситуации явно было не чисто. Неважно, будь то обычный иной или же здешний подопытный, такого соперника просто невозможно одолеть всего несколькими выстрелами. Даже наоборот, это лишь усугубит ситуацию, так как пальба, несомненно, привлечёт внимание ещё большего числа иных.

– Сяо Ю, надо поспешить! – взволнованно выпалил Черныш. – Лейтенант и остальные могут быть в серьёзной опасности!

Однако я осталась стоять на прежнем месте.

– Это, скорей всего, ловушка. Сами подумайте, минуту назад вы столько пуль выпустили в того монстра на потолке, но всё равно не сумели его добить. Так чем могут помочь всего несколько одиночных выстрелов? В голову приходит лишь одно объяснение: чтобы заманить нас туда.

Услышав моё предположение, лицо младшего лейтенанта заметно помрачнело.

– Ну и что нам тогда делать?

А мне-то почём знать?! Гуан Веюн в прошлом руководила лишь рейдами на различные продуктовые магазина да склады. В подобных ультра защищенных местах, как это, ей бывать не доводилось. Это ведь ни много ни мало секретная лаборатория с огромным количеством подопытных иных внутри. Если бы подобное произошло в прошлой жизни, я бы скорее себе сразу пулю в лоб пустила, чем согласилась добровольно спуститься в такое зловещее место. Смерть тут может поджидать буквально за каждым поворотом.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Из всех здесь присутствующих Ледяной Император определённо обладает наибольшим опытом проникновения в подобного рода защищённые места.

Заметив мой вопросительный взгляд, Цзянг Сяотина усмехнулся.

– А я-то хотел посмотреть, насколько ещё тебя хватит. Что, уже сдаёшься?

– Ну, знаешь ли, я всё ещё новичок в этих делах, – с готовностью признала я. Я не видела ничего постыдного в том, чтобы попросить Ледяного Императора о помощи. В прошлой жизни я не то что о помощи попросить, даже приблизиться к нему не имела возможности. Мне повезло лишь раз узреть его фигуру издалека, так что теперь, когда сия персона во всей своей красе стоит у меня прямо перед носом, грех будет не воспользоваться таким шансом получить наставления.

– Судя по тому, что я видел, внутренняя компьютерная сеть всё ещё худо-бедно работает. Пошли большую часть отряда вперёд разведать обстановку, мы же в это время проберёмся в центральную комнату управления. Там мы, вероятно, сможем взять под контроль большую часть системы безопасности лаборатории, – выпалил Цзянг Сяотиан, после чего ткнул пальцем в Черныша. – Этого парня возьми с собой. Он, похоже, разбирается в электронике, вот пусть и поможет тебе починить неполадки в системе.

Все вояки вылупились на Сяотиана с таким видом, будто привидение увидели. Я же к этому моменту уже попросту устала выдумывать всевозможные оправдания его нетипичного поведения, так что просто повернулась к солдатам и равнодушно произнесла:

– Ну, вы сами всё слышали. Мой Сяотиан плохого не посоветует. Вы, ребята, продолжайте двигаться вперёд, но не слишком быстро, а то я могу не успеть передать вам информацию, если что-то найдём, – я перевела взгляд на Черныша. – Идём.

– П-погоди-ка минутку, – едва отойдя от шока, воскликнул младший лейтенант, – как ты можешь просто вот так взять и уйти? А что если впереди нас действительно поджидает какая-то опа-…

– Даже если впереди и поджидает нечто опасное, вы что же так и хотите всю дорогу за моей спиной прятаться? – я бросила на вояк раздражённый взгляд. – Какого чёрта?! Хотите сказать, что тридцать солдат не смогут справиться без ребёнка, студента и одного солдата? Да возьмите же вы наконец себя в руки и успокойтесь! На этом этапе ни один иной не сможет просто проигнорировать выстрелы из сразу тридцати автоматов. Для победы вам достаточно будет сделать лишь одно: размозжить им башку с большого расстояния. Вот и всё, что от вас требуется!

Выпалив эту тираду, я тут же резко развернулась и молча потопала прочь. Даже если Черныш не пойдёт за мной, мне всё равно. Кого могу, я спасу, ну а тех, кого не в состоянии, просто брошу позади без зазрения совести!

– И-иной? – озадаченно пробормотал мне в след младший лейтенант, и лишь тогда я осознала, что случайно проговорилась. Впрочем, ладно, не беда даже если они и узнали это название раньше времени. Вскоре этот термин всё равно станет общепринятым.

Через несколько секунд Черныш всё же нагнал меня.

– Слушай, Сяо Ю, ты правда сможешь довести меня в центр управления в одиночку? – зашептал он. – Уверен, лейтенант, когда спустился сюда, тоже первым делом отправил своих IT специалистов в центр управления, и, разумеется, отправил с ними несколько действительно сильных ребят, чтобы не позволить этим специалистам ненароком умереть.

После этих слов, он бросил нервозный взгляд в сторону Цзянг Сяотиана.

– Хо-о-о? А вот младший лейтенант явно хочет, чтобы я продолжил охранять тридцать солдат, – раздражённо бросила я. – Что думаешь по этому поводу?

Черныш обернулся на группу своих товарищей позади и с ноткой стыда в голосе произнёс:

– Ну да, ты прав, мы сейчас явно не в лучшем виде предстаём. Из-за недавней атаки все жутко напуганы, а из-за отсутствия толкового лидера мы не знаем даже, что делать. Если бы с нами сейчас был лейтенант или А-Нуо, да даже А-Ксинг бы сгодился, мы бы не выглядели такими раздолбаями. Правду говорю! Этот младший лейтенант на самом деле просто зелёный шкет, что лишь недавно вышел из военной академии. Его голова всё ещё забита банальными тактиками из учебников, так что в реальном сражении он просто безнадёжен.

Я скептически покосилась на Черныша.

– Вы даже за А-Ксингом готовы в бой идти? Ну и низкие же у вас стандарты.

– … – Черныш тут же поспешил объясниться. – Не пойми неправильно. Знаю, на первый взгляд он действительно может показаться тем ещё простачком, но пусть его характер не вводит тебя в заблуждение. На самом деле он очень силён, когда серьёзен. Видел когда-нибудь, как стреляет полуавтоматический пулемёт? Так вот, он может каждой отдельно выпущенной пулей снести по башке. Без шуток!

Ну вот, теперь мне вновь захотелось забрать его с собой… Возможно, из А-Ксинга получится вполне себе неплохой сувенир? Когда придёт время уходить, обязательно попробую его переманить.

– Центр управления находится в том направлении, – выпалил Черныш, ткнув пальцем в один из коридоров, после чего смущенно пробормотал. – Если честно, я сразу же запомнил его местоположение, как только раскопал план здешних помещений. Мне следовало бы сразу предложить пойти туда, но я промолчал, так как слишком привык следовать приказам лейтенанта.

Я снова покосилась на Черныша. А этот парень тоже неплох. Что же делать? Меня теперь прямо подмывает забрать их всех с собой. Нормально ли, что я столь радостно выбираю подходящих кандидатур из подчинённых этого лейтенанта?

– Шую, – внезапно заговорил Цзянг Сяотиан, – как доберёмся до центра управления, нужно будет сразу отыскать другой путь отхода. Судя по обстановке, подопытные специально оставили лифт в рабочем состоянии, чтобы заманить людей на их территорию.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Те выстрелы действительно были очень подозрительными, словно их сделали лишь чтобы привлечь наше внимание. Тем не менее, мне всё ещё сложно было в это поверить. С кем же мы сейчас всё-таки сражаемся, с людьми или же с иными? Люди не могут быть столь сильны на этом этапе апокалипсиса, а иные в свою очередь не могут быть столь сообразительны.

– Те подопытные, что уже сбежали из башни, недостаточно сильны и умны, чтобы привести эту лабораторию в столь плачевное состояние, – продолжил он свой анализ. – Скорей всего, у них есть лидер, и он, вероятно, довольно силён. Ну а так как та первая элитная группа военных до сих пор не сумела пробить себе путь наружу, рискну предположить, что этот самый лидер всё ещё находится здесь.

– Хочешь сказать, у меня нет ни шанса на победу? – немного разочарованно пробормотала я. Неужели того, что я столь быстро поднялась до второго ранга, всё ещё недостаточно?

– Есть шанс на победу или нет, я не могу сказать с уверенностью, – заявил Цзянг Сяотиан, подняв на меня взгляд. – Понимаешь, на дворе лишь пятый месяц апокалипсиса. Каким бы сообразительным ни был их лидер, он не может быть достаточно силён, чтобы вот так перевернуть эту лабораторию с ног на голову в одиночку, что значит у него в подчинении определённо имеются как минимум несколько крайне сильных подопытных. Ты же, хоть сам и силён, имеешь в своём расположении лишь кучку непослушных, плохо организованных вояк, у которых даже опыта борьбы с иными нет. В общем, сам понимаешь, ситуация неоднозначная.

– Хей! – возмутился Черныш. – Почему это мы непослушные? Мы же последовали указаниям Сяо Ю. Я же сейчас с вами, разве нет?

Цзянг Сяотиан перевёл взгляд на вояку.

– Если я тебе сейчас скажу взять пистолет и возглавить атаку на группу иных, ты последуешь моему приказу?

Черныш с помрачневшим видом опустил взгляд на идущего рядом трёхлетнего малыша. Впрочем, винить его тут было не в чем. Любой взрослый человек чувствовал бы неуверенность если бы ему ни с того ни с сего сказали повиноваться приказам трёхлетнего ребёнка. А вот на более поздних стадиях апокалипсиса, лидер уже сможет иметь самую разную форму и внешность, и в этом уже не будет ничего странного.

Потеряв интерес к Чернышу, Цзянг Сяотиан снова повернулся ко мне.

– Доберись до центра управления и разыщи там этого лейтенанта или А-Нуо, о котором упоминалось ранее. Если сможешь убедить их следовать своим указаниям, они смогут стать весьма существенной помощью в грядущем сражении с подопытными. Если же определить их местоположение не удастся, тут же ищи другой выход из лаборатории и уходи отсюда немедленно. Черныш же вернётся к остальным и передаст им информацию о том, что и им тоже следует немедленно отступать.

– То есть, найти А-Ксинга по-твоему недостаточно? – уверена, уж его-то я точно смогла бы убедить слушаться моих приказов, чего, увы, не могу сказать об А-Нуо и лейтенанте. Едва ли они так просто согласятся вверить собственную жизнь и жизни всех своих товарищей в руки подростка, которого даже толком не знают.

– Лидерские качества парня, которого Черныш оценил как «да даже А-Ксинг бы сгодился», вероятно, находятся приблизительно на том же уровне, что и твои собственные, так что толку с него мало, даже если отыщем его.

Я мысленно пустила по нему сочувствующую слезу. Бедный А-Ксинг. Тебя так быстро записали в бесполезный балласт.

В этот момент я внезапно наступила на что-то мягкое. Это ощущение… Опустив свет от фонарика вниз, я подняла ногу, явив взору оторванную человеческую руку со всё ещё надетым на неё рукавом типичной зелённой военной раскраски. Пусть ткань и была пропитана кровью, это определенной была военная униформа.

Со стороны раздался резкий тревожный вдох, однако через пару секунд Черныш облегчённо выдохнул.

– Нет, это не один из наших.

– Не один из ваших? – удивлённо переспросила я. Вид оторванной руки тебя, что, настолько шокировал, что ты уже отказываешься признать её рукой своего товарища по оружию?

Однако Черныш лишь спокойно кивнул и указал пальцем на запястье.

– Да, этот парень был не из наших. Пусть униформа и похожа, но пуговицы на рукавах отличаются. Он не из регулярной армии. Скорей всего из какой-то частной.

– Вроде наёмников, так? – уточнил Цзянг Сяотиан, и задумался. – Вам позволяли охранять лишь периметр башни, но это отнюдь не значит, что внутренние помещения лаборатории оставались незащищёнными. А учитывая упомянутую в письме пропажу людей, ситуация ещё больше проясняется. В конце концов, сами учёные не стали бы заниматься чем-то столь грязным как похищение людей. Если этим занимались не регулярные войска, то остаётся лишь один вариант – бойцы из частной армии ИЦМО.

– Письме? – озадаченно уставился на Сяотиана Черныш. – Каком ещё письме?

А ведь он прав. В письме Даге действительно упоминалась загадочная пропажа беженцев с территории базы. Получается их всех превратили в подопытных? Тогда новость о Юн-юн меня сильно шокировала, так что мою голову полностью заполнила тревога за мою Сяо-мей, а информация о пропаже людей как-то сама собой ушла на второй план.

– Нам следует поспешить, Шую. И будь готов к сражению, – предупредил Сяотиан, нахмурившись. – Вполне возможно, что в центре управления небезопасно.

Я кивнула и покрепче сжала в руках своё оружие, а именно пистолет и ледяной кинжал. Тем не менее больше всего мне бы сейчас хотелось иметь в руках свой любимый шест, пусть даже и без наконечника. Возможно, беспокойство Сяотиана не так уж и беспочвенно. У меня даже нет толкового оружия в руках, так что я, вероятно, мыслила слишком уж оптимистично, полагая, что смогу совладать с целой толпой подопытных в одиночку.

Мы ускорили шаг. По дороге мы так и не встретили ничего подозрительного, и вскоре наши ноги принесли нас в большой просторный коридор со стеклянными стенами по обеим сторонам. Разумеется, большая часть этих стеклянных стен уже была разбита, из-за чего весь пол был усыпан огромным количеством осколков.

Центральная лаборатория. Именно сюда я планировала попасть с самого начала, но была вынуждена бросить эту затею после тех дурацких выстрелов. К счастью, как оказалось, кратчайший путь в центр управления лежит как раз через лабораторию, так что мне повезло.

Разумеется, времени задерживаться здесь у нас не было, но ступая по осколкам мы всё равно невольно замедлили свой шаг. А всё из-за невероятного зрелища, что открылось нашему взору. В кино мы множество раз видели различные лаборатории, где проводились эксперименты на людях, однако то чувство, когда вдруг сам оказываешься в подобного рода месте, невозможно сравнить ни с чем.

Самой невыносимой вещью здесь был даже не внешний вид лаборатории, а скорее запах. От этого устойчивого запаха антисептиков невольно хотелось оторвать собственный нос, но даже его было недостаточно, чтобы скрыть металлический аромат крови. Запах свежей крови смешался с вонью давно уже разлагающейся плоти, породив вместе просто непереносимый духан.

Затем звуки. Ступая по осколкам стекла и лужицам различных жидкостей, издаваемый при этом хруст разносился по всей лаборатории. Казалось, этим звуком мы вот-вот привлечём к себе внимание чего-то жуткого, но идти вперёд всё равно надо было.

Последним же, но не менее впечатляющим, был вид. Эта лаборатория была освещена куда лучше, чем все предыдущие помещения и коридоры, через которые мы прошли. Изначально здесь, должно быть, было также светло, как и днём на поверхности, однако из-за того, что половина ламп была разбита, а некоторые из уцелевших хаотично моргали, создавалось довольно жутковатое ощущение. Казалось, что в любой момент после очередного такого моргания на месте, где прежде ничего не было, внезапно может что-то да появиться.

Помимо этого, всё пространство внутри было завалено бессчетным количеством трупов, причём большая их часть имела вид разорванных и разбросанных по столам, полу и даже развешенных по различной аппаратуре фрагментов тел. Оторванные конечности, обглоданные скелеты и даже внутренние органы – здесь можно было увидеть всё что угодно. Стены же лаборатории были залиты огромным количеством крови, превратив изначально белоснежные поверхности в кровавое подобие граффити.

Увидев всё это, Черныш не смог сдержаться и спешно прикрыл ладонью рот. Более он не решался вымолвить и слова. Впрочем, оно и понятно. Для того чтобы что-либо сказать, ему, волей-неволей, пришлось бы вдохнуть здешний воздух поглубже, а сделав это, он наверняка тут же побежал бы искать какой-нибудь угол, чтобы хорошенько проблеваться.

Что же до меня, то Гуан Веюн прожила в апокалипсисе целых десять лет, так что никакой труп, в каком бы изуродованном виде он передо мной ни предстал, не сможет меня смутить. Тем не менее, плавающие в прозрачных стеклянных цилиндрах трупы являются редким исключением из правила.

Внутреннее пространство лаборатории было поделено на множество более маленьких прозрачных комнат для экспериментов, и в каждой из них находилось минимум с десяток больших стеклянных цилиндров, в каждом из которых находился труп… ну или нечто отдалённо смахивающее на труп. В каждое из таких тел было воткнуто огромное количество различных трубочек, однако, судя по тому, что ни одно из них так и не вылезло наружу, они все, скорей всего, были уже мертвы.

Находящиеся в цилиндрах трупы имели самые разные формы и размеры. Некоторые имели полностью прозрачную кожу и мышцы, благодаря чему можно было во всех деталях разглядеть их кровеносную систему и внутренние органы. Другой же труп с головы до пят выглядел как отвратительный комок щупальцев, значительно превзойдя по их числу любого уважающего себя осьминога или же медузу. Но самым омерзительным из всех был труп маленькой девочки. Её тело было полностью обнажено и имело правильные пропорции и красивые черты лица. К несчастью, этих самых лиц у неё было слишком много. В общей сложности на её теле я насчитала не менее тридцати лиц.

– М-мать вашу, да чем они тут занимались? – дрожащим голосом пробормотал Черныш.

Чем, спрашиваешь? Ровно тем, что ты видишь прямо у себя перед глазами.

Я опустила взгляд на Сяотиана.

– Даге, это всё иные?

Пусть все они и выглядели омерзительно, словно эволюционировали в хаотичном порядке, их внешний вид всё равно было реально сопоставить с известными мне по предыдущей жизни типами иных. К примеру, тот прозрачный тип в дальнейшем стал бы полностью прозрачным и даже научился бы изменять форму своего тела. Такие иные убивают своих жертв поглощая их, а затем медленно переваривая. Более того, подобный тип иного почти всеяден и не побрезгует сожрать даже покрышки у автомобилей.

Изначально люди немало побаивались этого типа иных, однако возможно из-за того, что и их мозги тоже стали прозрачными, любой интеллект, который у них только был до этого, испарился без следа. Ну а так как пищей для них служило фактически всё что угодно, голодная смерть им однозначно не грозила, так что и особо напрягаться ради поиска пропитания им не требовалось. Поэтому любой угодивший в него, будь то человек или же другой иной, вполне мог высвободиться лишь хорошенько посопротивлявшись.

Позднее некоторые особо заскучавшие индивиды даже стали воспринимать их как питомцев. Они ведь едят всё, что им не дай, так что даже для живущих в апокалипсисе людей уход за ними не составлял особого труда. Дошло то того, что им даже придумали ласковое название «стекляши».

– Мёртвые люди в любом случае становятся иными, – равнодушно выпалил Цзянг Сяотиан, – так какая разница, кем они изначально были?

И то верно. Если хотите заполучить в свои руки иного, всё, что для этого вам понадобится сделать, это убить человека.

– И чего они только пытались этим достичь? – я этого искренне не понимала. Разве вокруг и без того не предостаточно всяких странных иных? Какой смысл создавать ещё больше странных созданий?

– А вот меня больше интересует вопрос, создали они всех этих красавцев до или после 21-ого июня.

От этих слов у меня тут же холодок по спине пробежал. Подземная лаборатория – не то место, которое можно с лёгкостью построить по щучьему велению. Создать подобные условия работы после наступления апокалипсиса невозможно. Это значит, что сфера проводимых здесь исследований с самого начала имела подобную направленность. Означает ли это, что раньше в этих стеклянных цилиндрах учёные держали своих подопытных? А что же тогда начёт тех трубок? Они ведь явно не для изготовления светящихся браслетов тут находятся, не так ли?

– Ч-что ты такое говоришь? – слабым сбивчивым голосом переспросил Черныш. – Я ничего уже не понимаю. Нам то-точно нужно идти дальше в центр управления?

И когда я уже было собралась ответить «разумеется», Цзянг Сяотиан внезапно сорвался с места и, пробежав по осколкам, ворвался в одну из изолированных лабораторий, после чего застыл рядом с одним из находящихся внутри цилиндров. Вернее, он смотрел не столько на сам цилиндр, сколько на монитор над ним. Сам цилиндр был разбит. Чтобы ни было прежде внутри, оно сумело выбраться наружу.

– Что-то не так, Даге?

Проигнорировав застывшего от удивления на прежнем месте Черныша, я проследовала за Даге в обособленную лабораторию. Эта комната была сравнительно больше остальных, и аппаратура тут стояла на вид более сложная и дорогая. Должно быть, это главная лаборатория всего исследовательского центра.

Подойдя к Сяотиану, я уже было хотела повторить свой вопрос ещё раз, но лишь взглянув на его выражение лица едва не подавилась собственными же словами. Лицо этого милого ребёнка было буквально перекошено от гнева!

– Это он! – сквозь сжатые зубы прошипел Сяотиан. – Тринадцатый!

Я тут же оцепенела, моментально поняв, кого именно Цзянг Сяотиан имеет в виду. Обычно я плохо запоминаю имена, но это имя известно даже мне, так как оно долгие годы вселяло страх в сердца всех жителей Азии. Единственная элита иных на территории Азии, что носила не совсем типичное имя, – Тринадцатый.

Тринадцатый устроил в Азии настоящую резню и по какой-то причине его целью всегда были только люди. Зверей и растения он полностью игнорировал. Он убивал всех людей без разбору, стоило ему лишь увидеть их. Даже когда все его подчинённые были полностью сыты, они всё равно продолжали целенаправленно убивать людей. Тем не менее, никто не знал причину столь ярой ненависти Тринадцатого к людям… Хотя, думаю, теперь у меня появилось кое-какое предположение на этот счёт.

Если бы меня поймали и, поместив в цилиндр, сделали своим подопытным кроликом, я, вполне вероятно, тоже стала бы убивать всех людей без разбору, как только выбралась бы наружу.

Взгляд Цзянг Сяотиан был прикован к монитору, на котором была выведена информация о находившемся прежде внутри подопытном образце. В левом верхнем углу значился порядковый номер цилиндра, в именно 013. Выходит, имя Тринадцатого – это его номер как подопытного?

На экране монитора был изображён высокий иной, почти неотличимый по виду от обычного человека. Выглядел он как мужчина приблизительно тридцати лет, но с толстым чешуйчатым как у динозавра хвостом. Им он, скорей всего, может неплохо блокировать удары, да и в качестве оружия тоже сгодится.

В этот момент Цзянг Сяотиан резко схватил мою руку и выпалил:

– Идём, Шую! Мы должны его найти!

От этих слов у меня тут же кровь от лица отхлынула. Хей-хей-хей, Даге, это же тот самый парень, из-за которого в будущем люди начнут перескакивать цифру «тринадцать» во время счёта. Он пострашнее будет чем даже четвёрка смерти1 или 666 Сатаны, а ты хочешь, чтобы я пошёл его искать?

– Зачем?

Дай мне хотя бы какое-нибудь объяснение, чтобы я понимала, ради чего на смерть иду!

– Он убил моих ребят! – взревел Цзянг Сяотиан. – В ходе одной из вылазок Сяо Ша и его отряд случайно наткнулись на него. И все до последнего погибли! Более двадцати прекрасных людей были съедены подчистую! Оставшихся позади фрагментов тел не хватило даже на то, чтобы собрать из них один целый труп!

Я застыла. Сяо Ша погиб?

– Но, Даге, сейчас-то Сяо Ша всё ещё цел и здоров.

– Мой Сяо Ша уже мёртв!

Так он уже догадался, что это иной мир? Я притихла. Если для Цзянг Сяотиана Сяо Ша уже мёртв, то что насчёт Цзянг Шую? Нет, скорее, что насчёт всей семьи Цзянг?

Сам же Сяотиан в пылу гнева, похоже, даже не заметил собственную оговорку. Уставившись на меня пылающим взглядом, он заговорил:

– Шую, все двадцать с небольшим членов отряда были полностью съедены. Одного лишь Сяо Ша оставили целым. Тринадцатый превратил его в иного, а затем запер в клетке в качестве своего питомца. Понимаешь, он даже не подчинённым его своим сделал, а хреновым питомцем!

Теперь понятно, отчего Цзянг Сяотиан слетел с катушек, стоило ему только увидеть изображение Тринадцатого на мониторе. Даге ведь всегда крайне трепетно относился к членам своего выдающегося отряда, так что уже тот факт, что после увиденного он не ломанулся в стан врага словно суицидник в надежде расквитаться со злосчастным Тринадцатым, уже демонстрирует степень его рациональности и сдержанности.

– Ладно, убить Тринадцатого, я понял, – просто согласилась я. В конце концов, я ведь с самого начала планировала сразиться с этими подопытными и не сделала этого лишь потому, что Цзянг Сяотиан был против этой затеи. Ну а раз теперь он обеими руками «за», то тут и думать не о чем!

Более того, уж больно много азиатов пало от рук Тринадцатого в моём предыдущем мире. Если бы не он и его войско иных, то выживших людей в Азии было бы на добрую сотню тысяч больше. И это ещё по скромным подсчётам!

В том мире Тринадцатый стал основателем одного из крупнейших лагерей иных, и обрёл настолько огромную силу, что даже сам Ледяной Император, несмотря на всю его ненависть, не имел возможности как-либо отомстить ему за смерть Сяо Ша. Однако нынешний Тринадцатый ещё не является элитой. И раз нам представилась такая возможность, мы просто обязаны убить его здесь и сейчас!

Сноски

1. Четвёрка смерти : в китайском цифра «4» произносится также как и слово «смерть», поэтому она считается несчастливым числом

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *