Легенда о Рыцаре Солнца. Том 1 первое общее правило Двенадцати Священных Рыцарей: Что бы ни случилось, Рыцарь Солнца всегда совершенен

Легенда о Рыцаре Солнца Том 1: Правила Рыцаря Солнца

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Первое общее правило Двенадцати Священных Рыцарей: Что бы ни случилось, Рыцарь Солнца всегда совершенен – перевод EliSan; редактура Akili

«Солнце – Сокрушитель Драконов?»

Гласящий эти слова огромный баннер висел прямо посреди конференц-зала. Чтобы не привлекать излишнего внимания, в комнате не было зажжено ни единой свечи. Внутри этого помещения за длинным столом сидели одиннадцать рыцарей, но из-за темноты ни лиц, ни фигур было не различить.

Наконец один из рыцарей решился высказаться первым.

– Конечно, стиль боя Рыцаря Солнца всегда отличался своей хаотичностью, из-за чего его крайне непросто распознать, но лицо-то своё ему скрыть от Пламени не удалось…

– Нет! – тут же прервал первого другой голос. – Я никогда не говорил, что Сокрушитель Драконов – это Солнце. Более того, я никогда не признаю, что Сокрушитель Драконов – это Солнце.

– Даже если это он и есть, мой вам совет, притворитесь что это не он, – раздался глубокий серьёзный бас. От звука этого голоса сидящие вокруг стола невольно вытянулись по струнке.

– Мы всегда придерживались принципа, что Рыцарь Солнца – это воплощение Света и Справедливости. Но не считаете ли вы, что в этот раз он слегка переборщил? Даже к некромантии прибегнул… Может, стоит его предостеречь?

Услышав это, каждый поспешил внести в обсуждение свои пять копеек.

– Но он уже её изучил. Чего теперь-то предостерегать? Он ведь уже не сможет забыть то, что выучил.

– Ну, хотя бы не изучать продвинутую некромантию.

– Идиот! Просто установите правило, по которому ему запрещалось бы использовать некромантию до конца своих дней. Да и элементальную магию тоже. Где это видано, чтобы рыцарь пользовался магией элементов?

– Ой, помилуй! Ты же знаешь, какие у Солнца способности владения мечом. Если запретить ему использовать некромантию и магию, то, боюсь, его зарубят уже на следующий же день.

– …И не поспоришь.

Тук-тук-тук

Раздался тихий стук в дверь. Все затихли и посмотрели друг на друга, не зная, стоит ли им отвечать.

– Войдите, – наконец высказался рыцарь с глубоким басом.

Двери распахнулись. В тот же миг в тёмную комнату конференц-зала хлынул поток ослепительного света, да и сам вошедший был подобен солнцу со своими сверкающими золотистыми волосами и блистательной улыбкой. Никому бы даже в голову не пришло ассоциировать этого сияющего человека с чем-то тёмным.

И этот человек носит очень подходящий для его внешности титул: Рыцарь Солнца. Лучезарно улыбаясь, он неспешно оглядел комнату, словно и не замечая висящего на стене баннера «Солнце – Сокрушитель Драконов?».

– Мои возлюбленные братья, – с извиняющимся видом заговорил Рыцарь Солнца возбуждённым голосом, – Солнце очень соболезнует о том, что вынужден прервать вашу тайную встречу. Помешать общему собранию – поистине грех, который не может быть прощён! Однако Солнце не мог более ждать, жаждя поделиться со своими братьями чудом, коим его наградил Бог Света, – на лице Солнца расцвела счастливая улыбка. – Солнце только что получил благословение Бога Света и отныне понимает всё значение «Воскрешения»! Ох! Даже Его Святейшество Папа не смог не обрадоваться сему радостному событию! Теперь мои братья могут сражаться со злом, не беспокоясь о полученных ранениях. Ведь до тех пор, пока от вас осталась хотя бы голова, Солнце сможет защитить всех и каждого от рук Смерти! – дойдя до этой мысли, радостное выражение на его лице резко потухло, – Увы! Очень печально что «Воскрешение» – крайне нестабильная магия. Никто не знает, когда оно удастся, а когда нет! Если из-за каких-то «неизвестных причин» умение не сработает, и мой брат потеряет возможность продолжить жизнь, Солнце будет очень опечален.

– … – все продолжали молчать.

– Засим, поведав вам эту чудесную новость, Солнце откланивается, не желая более мешать своим братьям делиться состраданием Бога Света, и желает всем счастливого дня.

По-прежнему улыбаясь своей до жути лучезарной улыбкой, Рыцарь Солнца затворил за собой деревянные двери, и комната вновь погрузилась в кромешную тьму. На несколько секунд над залом повисла полная тишина, после чего кто-то спросил с натянутым спокойствием в голосе:

– Это была… взятка?

– Нет, это была угроза! – Рыцарь Кары медленно встал из-за стола, намереваясь покинуть это бессмысленное собрание, и решил оставить напоследок лишь парочку советов. – Предупреждаю вас, наш Рыцарь Солнца осмелился даже деяния короля раскрыть. Если ваш статус не выше статуса короля, лучше вам с ним не связываться.

Рыцарь Бури тоже встал и немного лениво добавил:

– Он освоил «Воскрешение», которое даже сам Папа не может применять. Помимо этого, он также искусен в светлой магии, магии элементов и некромантии. Его поддерживает его учитель, который носит гордое звание «сильнейшего Рыцаря Солнца в истории». Также ему покровительствует его наставник по некромантии, а теперь, в придачу, у Солнца ещё и объявился близкий друг в лице Лорда Смерти.

Слава тебе господи, что хоть с мечом он полный профан… Подумали все про себя.

– Дааакчееерттууу! Он Рыцарь Солнца вообще или какой-то там злой Король-демон? – рассерженно прорычал Рыцарь Земли.

– О, Земля, – усмехнулся Рыцарь Листа, – ты что, уже забыл, чему нас учили наши учителя с самого детства?

Запомни, дитя, что бы ни случилось, Рыцарь Солнца всегда совершенен!

Дополнительная информация:

Дитя, если ты случайно обнаружил несовершенство Рыцаря Солнца, лучше просто забудь о нём и признай, что Солнце совершенен… если не хочешь испытать это его несовершенство на собственной шкуре.

Легенда о Рыцаре Солнца. Том 1 глава 10: Быть Рыцарем Солнца – значит защищать правосудие

Легенда о Рыцаре Солнца Том 1: Правила Рыцаря Солнца

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Правило №10: Быть Рыцарем Солнца – значит защищать правосудие – перевод EliSan; редактура Akili

Мы с Карой решили проинформировать кронпринца о нашем грядущем плане, так как скрыть появление более чем пятидесяти священных рыцарей в стенах замка было бы попросту невозможной. Кронпринц тут же кивнул головой в знак согласия, словно бы подозревал, что это вскоре должно было произойти.

Некоторые священные рыцари переоделись в форму королевских рыцарей и стали патрулировать близлежащие районы, в то время как другие облачились в наряды слуг. Так как в замке всегда было полно народу, прибавления ещё пятидесяти человек не сильно изменило обстановку.

Кара лёг в кровать, притворяясь человеком, которого собирается убить Роланд. Мне же, чтобы скрыть свою ауру света, пришлось обратиться к Папе и попросить у него специальную печать, после чего, наклеив её на дверцу шкафа, я спрятался внутри.

Должен вам сказать, что мебель, которой пользуются члены королевской семьи, никак нельзя назвать обычной. Мало того, что шкаф был размером с половину моей комнаты, так ещё и пол в нём выстлан ни много ни мало вельветом. Не удержавшись, я прилёг (слегка для пробы), стащил одну из висящих накидок и завернулся в неё словно в кокон. Райское блаженство! На меня начала потихоньку накатывать сонливость. Этот шкаф уютнее моей собственной кровати.

Повезло, что я не выбрал лечь на кровать, где сейчас был Кара. Если лежа в шкафу я уже почти засыпаю, то, залезь я в кровать, несомненно, проспал бы всё на свете. Настолько она комфортная. Скорее всего, я бы так крепко заснул, что и не заметил бы, как Роланд разрубил меня надвое…

– Солнце?.. Солнце!

– Хмм? – я перевернулся на другой бок. В чём дело?! Так шумно, а ведь мне только-только стало уютно!

На несколько мгновений человек снаружи затих, но в следующую же секунду воздух сотрясла серия громких ударов, так как тот начал громко стучать в дверь шкафа.

Я резко подскочил и слегка обескуражено спросил:

– Чт-Что? Роланд уже тут?

– Ещё нет, – раздался басистый голос Кары из-за двери, – но у меня закралось подозрение, что ты бы не заметил его присутствия, даже если бы он действительно сейчас здесь объявился. Ведь ты так сладко спал.

– Ах…ха-ха-ха! – нервно засмеялся я. – Что ты, не-е-ет! Это же невозможно!

Да нет, как раз таки возможно. Кара действительно понимает меня лучше любого другого человека!

– Ночь только началась. Роланд вряд ли явится так рано. Так что, чтобы ты снова не заснул, расскажи-ка мне о вас с Роландом.

Я ненадолго затих, не зная как мне на это ответить. Кара же был как всегда терпелив и не подгонял меня. Наконец, после глубокого вдоха, я начал пересказывать старые воспоминания:

– Я впервые встретил Роланда во время выбора следующего поколения Священных Рыцарей, которое устроила Церковь. К тому моменту среди претендентов на пост Рыцаря Солнца осталось всего десять детей. Можешь себе представить, какой ажиотаж вызвало это событие. Почти все жители города увлечённо делали ставки на кандидатов, желая узнать, кто же из них станет будущим членом Двенадцати Священных Рыцарей.

– Я знаю, – голос Кары донёсся со стороны. Похоже, он снова залез в постель.

– А помнишь ли ты свои шансы? – спросил я, облокотившись на дверь шкафа, так как боялся ложиться вновь.

– Я никогда ими не интересовался.

Я засмеялся.

– Ты такой же серьёзный, каким был и Роланд. Для вас обоих практика с мечом является самым любимым время препровождением! А вот я хорошо помню: твои шансы были 1.083 к 1. Даже поставив на тебя и выиграв, человек почти ничего не заработал бы.

– Ты так точно запомнил их, – в голосе Кары мелькнула нотка восхищения.

Ну да, пожалуй, моя память – единственное качество, которым я могу гордиться!

Тем временем я продолжил:

– Шансы Роланда были 1.052 к 1. Цифра даже ниже, чем у тебя. А это значит, что, по мнению горожан, вероятность избрания Роланда на пост следующего Рыцаря Солнца была больше, чем вероятность твоего избрания на роль следующего Рыцаря Кары.

– Но его не выбрали, – спокойно заметил Кара.

– Да, не выбрали. Вместо него Рыцарем Солнца стал маленький хам, чьи шансы были 563 к 1, – с издёвкой произнёс я. – Те, кто в тот год поставил на меня, стали миллионерами!

– Ты не был так уж плох, – опять донёсся голос Кары. – Твоё умение управлять элементом света, а также результаты письменных тестов были лучшими среди всех претендентов. Просто для обычного человека непросто осознать силу магии света, а про результаты тестов они и вовсе не знали.

Хоть это и было делом давно минувших дней, я всё равно был рад услышать эти утешительные слова Кары. Верно! Не так уж я и плох, просто с владением мечом у меня небольшие трудности!

– Правда, клинком ты владеешь ужасно, – продолжил Кара.

Хей! Совершенно необязательно было это добавлять!

– В любом случае, тогда никто не сомневался, что именно Роланд станет следующим Рыцарем Солнца. А так как я имел наименьшие шансы, мы как-то само собой стали лучшими друзьями. Он часто помогал мне в разных делах, таких как…

– …помочь тебе в драке, перелезть через забор, чтобы купить для тебя черничный десерт, побить собаку, что укусила тебя и так далее, – закончил мою фразу Кара и вздохнул. – Гришиа, ты ни капельки не изменился с тех пор.

– Ха-ха-ха-ха-ха… – сухо рассмеялся я. Точно! После ухода Роланда, его роль перенял на себя именно Кара.

– Он обозлился на тебя за то, что ты обошёл его и стал Рыцарем Солнца? – спросил Кара.

– Нет, не обозлился! – слегка возмутился я, чувствуя, что мог бы заплакать, но слёзы не шли. – Просто он жутко твердолобый в этом смысле. Даже сейчас он не осознаёт, что из-за его слов и действий люди ошибочно решили, что это я запытал его до смерти. Он до сих пор твёрдо верит, что единственным последствием того инцидента является по неосторожности нанесённая им рана на моей спине, и всё.

– Насчёт этого слуха про пытку до смерти, я думаю что… – Кара резко оборвал себя на половине фразы.

И стоило мне лишь подумать, что эта внезапная пауза немного странная, как из-за двери раздался другой, но не менее знакомый мне голос. Однако сейчас в этом голосе улавливалась еле сдерживаемая ненависть, которую мне никогда не приходилось слышать от него прежде.

– Я же обещал вам, что я, Роланд, обязательно вернусь за вами, Ваше Величество король!

Роланд? Но как? Как он вошёл?.. А-а-а! Потайной проход! Чёрт! Не думал, что и Роланду о нём известно!

– Ты… ты не король…

Нас раскрыли?

Резко распахнув настежь дверцы шкафа, я выскочил наружу. В тот же миг из моей руки вырвалась вспышка света – сигнал для тех священный рыцарей, что лежат в засаде. Отвага наших священных рыцарей вовсе не преувеличена, ведь едва я подал сигнал, как через окно к нам запрыгнул Пламя во главе Отряда Рыцаря Кары, а через двери вломились Земля и весь Отряд Рыцаря Солнца.

Кара выскочил из кровати с Божественным Мечом Правосудия наголо.

Сначала Роланд в растерянности уставился на внезапно нахлынувшую толпу людей. Затем он повернулся и заметил в толпе меня.

– Гришиа… Но как?! – произнёс он с недоумением.

– Роланд, ты же знаешь, я не могу позволить тебе убить человека, – с грустью взглянул на своего друга детства я.

– Но я же точно сказал тебе, что…

– …что твой враг – кронпринц, – закончил за него я.

– Но это комната короля! – взревел Роланд, не в силах более сдержать кипящую в нём ярость.

– Верно. В тот момент, когда ты назвал Его Высочество кронпринца своим врагом, я окончательно убедился в том, что настоящим твоим врагом является король. Роланд, из тебя такой же плохой лжец, как из меня мечник.

– Ты… – Роланд шокировано застыл.

– Более того, пусть я и не могу с уверенностью заявить, что принц прежде никого не пытал и впредь не станет, я убеждён, что, если такое действительно произойдёт, мы об этом не узнаем даже через десять лет. Кронпринц – не идиот. Если он и станет кого-то пытать, то уж точно позаботится, чтобы тело несчастного исчезло без следа вместе со всеми уликами. Он уж точно не будет настолько глуп, чтобы отправить собственных королевских рыцарей избавляться от трупа вместо него, – покачал головой я. – Не говоря уже о том, что по городу внезапно стал быстро распространяться слух о том, что я якобы запытал Рыцаря Смерти. Если бы в слухе говорилось лишь о том, что я убил Рыцаря Смерти, его появление ещё можно было бы объяснить. Ведь многие горожане слышали слова Рыцаря Смерти о том, что он придёт за мной. Вполне естественно было бы решить, что убийца – это я. Но в распространившемся слухе говориться о таком конкретном способе убийства как пытка, что довольно странно.

Я взглянул на Роланда и заметил озадаченный взгляд. Как я и думал, этот парниша знать не знает ни о каком слухе. Ладно, неважно. Я в любом случае говорю всё это не для его ушей.

– Единственный человек, кто знает о том, что Рыцаря Смерти именно что запытали, кроме, разумеется, самого Рыцаря Смерти, – это убийца.

Я вновь посмотрел на выражение лица Роланда. Он хмурил брови, словно пытался понять, к чему я, собственно, веду.

– Ко всему прочему, слух разошёлся слишком уж быстро, так что его распространение навряд ли дело рук самого Рыцаря Смерти. В конце концов, нежить не может свободно разгуливать по улицам города и болтать с людьми. Посему заключаю, что этот слух был, вероятнее всего, распространён убийцей, – улыбнулся я и повернул голову, чтобы взглянуть на Кару. – Недавно, когда ты упомянул о слухе, ты ведь именно это хотел мне сказать, так? Может, желаете ещё что-то добавить, Рыцарь Кары?

Кара бесстрастно покосился на меня взглядом говорящим «хватить валять дурака», но всё же заговорил:

– Изначально, как только Церкви стало бы известно, что дело касается напрямую королевской семьи, нам, вероятнее всего, пришлось бы немедленно прекратить расследование. Что значит, тёмные делишки нашего преступника так и остались бы тайной. Однако, когда дело напрямую затронуло репутацию нашего Рыцаря Солнца, нам волей-неволей пришлось идти напролом и искать настоящего виновника.

– Точно. Было крайне глупо пытаться выставить меня убийцей, так как подобная затея неизбежно приведёт к обратному эффекту, ведь в таком случае Церковь будет вынуждена расследовать дело до победного конца. Подобный план просто не может принадлежать кронпринцу, ведь он не идиот, – я слегка усмехнулся. – А теперь давайте подумаем. Кто ненавидит меня, является идиотом, а также достаточно смел, чтобы попытаться свалить убийство на Рыцаря Солнца Церкви Бога Света? Кто же ещё, кроме нашего дорогого Величества, это может быть?

– Вздор! Ах, ты ж нахальный щенок!

Находящиеся недалеко от меня книжные полки неожиданно разъехались, и за ними открылся ещё один тайный коридор, из которого тут же выскочил разъярённый король, а затем показался и хмурый кронпринц. Ну и, конечно же, вслед за ними в комнату хлынул целый поток королевских рыцарей.

Как я и предполагал, комната, из которой они только что появились, была той самой проверенной мной ранее запечатанной комнатой. Похоже, для организации этой засады им пришлось вновь открыть проход.

– АААААААРРРГГХ!

Стоило взгляду Роланда упасть на короля, как в его глазах незамедлительно появился кроваво-красный блеск. И уже в следующее мгновение Рыцарь Смерти, словно обезумевший, бросился на короля. Тот же от страха едва в штаны не наложил и второпях спрятался за группой своих рыцарей.

– Кара! Земля! – выкрикнул я, но реакция Кары оказалась даже быстрей моей. К тому моменту, как я закончил произносить его имя, он уже был на месте и блокировал выпад Роланда своим мечом. Земля же, услышав мой оклик, поспешил встать перед королём и возвести свой фирменный «Щит земли».

Я же начал читать заклинание, и с каждым новым моим словом элемент света в комнате становился всё сильнее. Пусть Роланд и был невероятно сильным мечником при жизни, а после смерти даже переродился Рыцарем Смерти, настоящим crème de la crème1 среди нежити, противостоять священному элементу даже для него было задачей не из простых. Ко всему прочему его противником сейчас был никто иной как Рыцарь Кары, что известен как первый мечник среди Двенадцати Священных Рыцарей.

Как и думал, не прошло и нескольких мгновений как Каре уже удалось нарушить ритм своего противника и выбить меч из рук Роланда. Проклятый клинок с громким звоном упал на пол, а сам Роланд был вынужден осесть на одно колено из-за давящего на него присутствия элемента света в комнате.

Увидав это, король, что всё это время трусливо прятался за спинами своих королевских рыцарей, внезапно выбежал вперёд и начал с силой топтать голову Роланда.

– Ах ты ж ублюдок паршивый, – принялся выплёвывать оскорбления он. – Да как ты только посмел вернуться ко мне за местью? Да для такого ничтожества, как ты, должно быть честью умереть от моей руки!

– Отец, прошу, перестань!

Видя перед собой подобное зверство, кронпринц аж побледнел. Подбежав к своему отцу, он попытался было оттащить его в сторону, но оказался недостаточно силён для этого физически и в итоге он был сам отправлен королём в полёт. К счастью, рыцари, что стояли неподалёку, успели поймать принца, так что Его Высочеству повезло не оказаться распластанным на полу.

– Харе уже его топтать!

Как и ожидалось, первым терпение потерял наш вспыльчивый Рыцарь Пламени и, рванув вперёд, оттолкнул короля в сторону.

– Ты посмел меня толкнуть?! – негодующе воскликнул король и, недолго думая, истерически завопил. – Королевские рыцари! Мои верноподданные защитники, этот смерд посмел атаковать меня! Приказываю немедленно его схватить!

Получив приказ напасть на священных рыцарей, королевские рыцари на мгновение ошарашено застыли. Однако, будучи стойкими юношами достойными носить гордое звание королевских рыцарей, все они вскоре пришли в себя и с мечами наголо начали организованно наступать на Рыцаря Пламени.

Вот только Пламя от этого ещё больше рассвирепел.

– Вы смеете тыкать в меня своим оружием?! – тихо прорычал он со свекольно-красным от едва сдерживаемого гнева лицом. – Священные рыцари, готовьтесь к бою!

Разумеется, все священные рыцари в тот же миг направили своё оружие на королевских рыцарей.

– А ну немедленно прекратить! – рявкнул Рыцарь Кары, но даже невероятно рассерженный голос Кары уже не мог остановить вышедшую из под контроля ситуацию.

Члены отряда Рыцаря Кары, конечно, подчинились и послушно опустили клинки, не смея игнорировать прямой приказ своего капитана, но вот мой отряд Рыцаря Солнца, Рыцарь Пламени со своим взрывным характером, а также весь из себя честный снаружи, но не очень внутри Рыцарь Земли, повиноваться отнюдь не спешили.

Большинство священных рыцарей уже и без того давно призирают нашего короля за его вульгарное поведение. А теперь этот старикашка ко всему прочему ещё и начал топтать голову Рыцаря Смерти у всех на глазах и даже самолично признал, что убил Роланда. Такое ощущение, будто он беспокоится, как бы ненависть священных рыцарей к нему не оказалась недостаточно сильной.

Королевские рыцари и священные рыцари уставились друг на дуга в безмолвном противостоянии и даже подняли своё оружие на изготовку, демонстрируя готовность к битве. Король же, словно нарочно, ещё больше подлил масла в огонь, запустив в Рыцаря Пламени вазу из под цветов. К счастью, до Пламени она так и не долетела, разбившись о возведённый Землёй щит.

Тем не менее, этот неуважительный жест по отношению к одному из Двенадцати Священных Рыцарей разозлил членов отряда Рыцаря Солнца. Уж не знаю, кто именно из рыцарей сорвался первым, но уже через мгновение ситуация в комнате окончательно вышла из-под контроля. Распалённые рыцари бросились друг на друга и начали биться друг с другом так, что звон мечей не прекращался ни на секунду.

Не то чтобы я хвастаюсь, но, несмотря на вспыльчивый характер, члены моего отряда Рыцаря Солнца, несомненно, – первоклассные мечники.

Не уверен, является ли тому причиной тотальное невезение членов моего отряда Рыцаря Солнца или же их поведение в повседневной жизни, но они частенько вляпываются в разного рода неприятные ситуации с теми, с кем лучше было бы не связываться. Так как их лидер всегда улыбается и во всём, что касается управления отрядом, придерживается позиции «меня это не касается», в глазах определённой категории задир отряд Рыцаря Солнца представляется прекрасной мишенью для насмешек. Потому им остаётся лишь, рассчитывая исключительно на собственное мастерство и сплочённость, настолько избить гадов, чтобы те даже не посмели приползти ко мне с жалобой.

Игнорируя бойню у меня за спиной, я шагнул к Роланду. Взглянув на него, я почувствовал, как моё сердце невольно дрогнуло.

– Гришиа, Гришиа! – едва слышно окликнул меня Роланд. На его лице не было видно ни единой эмоции, однако огонь в глазницах с каждой секундой окрашивался во всё более и более чёрный цвет. – Ты стал Рыцарем Солнца для того, чтобы защищать подобного рода людей?

– Роланд, в этом мире есть множество вопросов, в решении которых нам необходимо находить компромиссы, – спокойно ответил я. – Я Рыцарь Солнца Церкви Бога Света, потому должен принимать во внимание множество различных факторов.

– Таков твой ответ? – языки пламени в глазах Роланда стали ещё чёрнее.

– Роланд, просто посмотри ещё раз на эту ситуацию, – я направил на него сочувствующий взгляд. – Что бы король ни натворил, он остаётся нашим королём, и мне придётся остановить тебя, хочу я того или нет.

– Даже зная, что он заслуживает смерти? – пламя в глазах Роланда переполнило его глазницы и начало стекать вниз.

– Даже если он заслуживает тысячу смертей, – спокойно заявил я.

– Какой хороший Рыцарь Солнца! – неожиданно Роланд засмеялся, начиная с едва слышного хихиканья всё громче и громче, пока, наконец, не разразился истерическим хохотом. Тёмное пламя в его глазницах окончательно приняло свой угольно-чёрный цвет и теперь струилось дорожками по его щекам, словно чёрные слезы.

– Акх!

Всего одним толчком плеча Роланд без предупреждения отправил меня в полёт через всю комнату, и в тот же миг прежде переполнявший спальню элемент света исчез без следа. И стоило ему пропасть, Роланд вновь выпрямился из своего приклонённого положения.

Я же, рухнув на пол, немного неуклюже снова поднялся на ноги. Заметив произошедшее, члены отряда Рыцаря Кары, что караулили выходы из комнаты, бросились было меня поддержать, но я остановил их взмахом руки, желая, чтобы те оставались на своих позициях. Однако кроме них никто более не обратил внимания на этот инцидент, так как вся спальня к этому моменту уже успела превратиться в хаотичное боле боя. Учитывая всех королевских рыцарей, Рыцаря Пламени, Рыцаря Земли, и мой отряд Рыцаря Солнца, то в общей сложности в драке участвовало более пятидесяти человек.

Несмотря на то, что кронпринц и Кара безустанно кричали на сражающихся, требуя прекратить бой, король своим поведением, напротив, продолжал то и дело подливать масло в огонь. Мой отряд Рыцаря Солнца полностью игнорировал приказы Кары, так как их лидер, другими словами я, и Рыцарь Кары являемся, как-никак, «заклятыми врагами»! Так что ничего удивительного в том, что они отказались ему подчиняться.

Кронпринц настолько побледнел, что, казалось, был готов грохнуться в обморок в любую минуту. А вот лицо Рыцаря Кары от гнева напротив приобрело жутковатый фиолетовый оттенок, довольно сильно контрастируя с лицом Его Высочества.

К счастью, мы сейчас находимся в опочивальня короля, которая по размеру не уступает даже конференц залу. Иначе как бы ещё она смогла уместить в себе аж пятьдесят сражающихся рыцарей?

Я вновь начал читать заклинание, наполняя комнату ещё более ярким сиянием элемента света, чем прежде. Вот только в этот раз я немного схитрил, заполнив светом всё пространство комнаты, кроме области вокруг Роланда.

Мне нужно, чтобы Роланд успешно трансформировался в Лорда Смерти. Только так мой план сможет быть претворён в жизнь.

Элемента света успешно заблокировал бурлящую вокруг Роланда ауру тьмы, пока тот перевоплощался из Рыцаря Смерти в Лорда Смерти, не дав остальным её заметить. Также слепящий свет мешал окружающим людям видеть фигуру Роланда. Члены отряд Рыцаря Кары, вероятно, решили, что я временно обездвижил Рыцаря Смерти, потому тоже ничего не предприняли.

Об остальных же и вовсе говорить не стоит. Они все были настолько поглощены схваткой, что навряд ли вообще заметили, что окружающий их элемент света на какое-то время исчезал, а затем появился вновь.

Однако, в отличие от остальных, мне мой собственный элемент света видеть ничуть не мешает, потому лишь я один смог собственными глазами лицезреть рождение Лорда Смерти.

Чёрное пламя, словно слёзы, продолжило стекать вниз двумя ручейками по серовато-белой коже Роланда, прожигая себе путь всё ниже. Не знаю точно, как эти чёрные следы распространились у него под одеждой, но вскоре они вновь показались на оголённых предплечьях Роланда.

Помимо льющегося из его глаз и узорами распространяющегося по всему тему чёрного пламени, кружащая вокруг Роланда аура тьмы начала втягиваться в его тело и «прорастать» наружу из его спины, принимая форму… драконьих крыльев. Точно таких же, какие можно увидеть на старинных настенных фресках! С одной лишь разницей, что на концах крыльев Роланда были острые крючковатые когти.

Серовато-белое тело, чёрные пламеобразные отметины, драконьи крылья с острыми когтями на концах…Выходит, вот как выглядит настоящий Лорд Смерти? Подумал я.

Признаю, выглядит весьма грозно и впечатляюще. Теперь остаётся лишь надеяться, что мой план сможет удержать Роланда, иначе… ха-ха, полагаю, у меня не останется иного выбора, кроме как умереть здесь вместе с Роландом!

В этот момент Роланд медленно открыл свои глаза. Опустив взгляд, он принялся с любопытством осматривать отметины на своих руках и трогал крылья у себя за спиной.

Пора! Резко рванув вперёд, я бросился прямиком к Роланду, стремительно сократив дистанцию между нами до меняя чем одного фута2. Заметив меня, лицо Роланда внезапно исказилось от злости. В ту же секунду он снова отправил меня в полёт ударом ладони в грудь, однако в этот раз я даже движения его уловить не сумел.

Я снова шмякнулся на пол. Ауч! А вот теперь действительно больно! Казалось, он у меня вмятину на груди сделал или даже хуже, вообще насквозь пробил!

– Рыцарь Солнца!

Члены отряда Рыцаря Кары первыми заметили моё плачевное состояние. Ахнув от неожиданности, они все спешно бросились мне на помощь. Но прежде, чем они успели приблизиться, Роланд выставил вперёд руку и начал читать заклинание. В итоге на его зов явилась целая туча различных порождений тьмы: зомби, скелеты, духи, кровососущие пауки с человеческими лицами… Да, что там, я даже названий большинства этих существ не знаю.

О, мой Бог Света! Это СИЛЬНО за гранью даже для меня! Подумал я, бледнея. Только не говорите мне, что мой план обернулся против меня же самого, и я вскоре буду убит Роландом?

Теперь у отряда Рыцаря Кары уже не было времени мне помогать. Неожиданная атака нечисти застала всех сражающихся рыцарей врасплох, из-за чего тем оказалось непросто оказать достойное сопротивление, зато это позволило мне наконец-то привлечь внимание не так давно ожесточённо сражавшихся друг с другом рыцарей.

Королевские рыцари тут же закричали «Защищайте кронпринца!», но осознав, что кричат одно и то же, поспешно добавили «Защищайте Его Величество короля!»

Этот старикашка даже среди собственных людей не пользуется особой популярностью…

Что же касается моего отряда Рыцаря Солнца, то при виде лежащего на полу и харкающего кровью меня их лица приняли множество различных удивлённых выражений, что из них даже можно было бы составить «Энциклопедию шокированных и испуганных лица».

– Остановите этих порождений тьмы, – приказал я, превозмогая боль. – Не позвольте ни одному из них покинуть пределы этой комнаты.

– Есть! – хором отозвался отряд Рыцаря Солнца. Они выглядели такими дисциплинированными, что даже не верится, что всего минуту назад они были в самой гуще ожесточённого сражения.

Пусть они и умудряются то и дело вляпываться в неприятности, стоит мне отдать приказ, как они тут же превращаются в послушных щенков. А всё потому, что однажды я им сказал: «Если я велю вам прыгнуть со скалы, вы придётся прыгнуть со скалы. Иначе я сам столкну вас со скалы, отправив ещё и огромный валун вдогонку. Так сказать, за компанию».

Поначалу эти слова не возымели на них никого эффекта, потому как я являюсь вечно улыбчивым и добродушным Рыцарем Солнца. Разве могу я быть страшным? Но после того как я с по-прежнему безукоризненной улыбкой на губах спихнул со скалы двоих ребят из отряда, бросив следом за ними ещё и два большущих валуна, все прочие члены предпочли бросится со скалы самостоятельно.

Мой отряд Рыцаря Солнца расправлялись с нежитью куда резвее, чем члены отряда Рыцаря Кары. Что, в прочем, не удивительно, ведь подобные тёмные твари больше всего на свете боятся различных заклинаний священной магии, таких как «Божественный свет», «Святое благословение» и многих других, а их овладение является обязательным условием для всех членов отряда Рыцаря Солнца.

Осмотревшись, я убедился, что мой отряд успешно справляется с подавлением призванных порождений тьмы и их полное уничтожение является лишь вопросом времени. Это меня немного успокоило.

В этот момент Рыцарь Пламени, и Рыцарь Земли наконец добрались до меня и помогли мне подняться. Я же, вновь оказавшись на ногах, тот час же принялся раздавать указания:

– Пламя, позаботься обо всех духах и призраках. Земля, следи за общей обстановкой и оказывай поддержку там, где необходимо. Никто не должен получить серьёзных ран.

Оба с готовностью кивнули. Рыцарь Пламени вступил в бой, как только его двуручный палаш окутало пламя очищения, и сразу же начал в первую очередь нападать на всех призраков вокруг.

Рыцарь Земли же остался подле меня, зорко следя за общей обстановкой битвы и время от времени накладывая свой «Щит света» тут и там.

Ну а Роланд стоял в окружении тёмных существ и с едва уловимой жестокой ухмылкой взирал на разворачивающиеся вокруг жаркое сражение.

Это выражение лица ему не свойственно. Забеспокоился я. Роланд… У него ведь не поехала крыша от ярости, нет ведь?

И пока я над этим размышлял, Роланд внезапно предпринял действие, что, увы, лишь подтвердило мою догатку. Сотворив из своей ауры своего рода сеть, он накрыл ею комнату, лишая тем самым нас возможности сбежать. Затем же Роланд призвал ещё больше порождений тьмы так, чтобы их число сравнялось с численностью рыцарей в комнате.

Неудивительно, что книга «Базовые Знания о Нежити» гласила: «Никогда не позволяйте родиться Лорду Смерти, иначе случится катастрофа» …Оказывается, Лорд Смерти и впрямь невероятно силён!

Похоже, в этот раз я составил малясь слишком рискованный план.

Тем временем Рыцарь Кары обратился к стоящему в стороне принцу:

– Прошу меня простить, Ваше Высочество. Ситуация вышла из-под контроля. Могу ли я узнать, как скоро другие королевские рыцари или стражи замка заметят, что что-то пошло не по плану?

Принц был очень бледен. Помимо всего происходящего, ему также приходилось иметь дело с воплями собственного отца.

– Ну, так как мы планировали уладить личный вопрос, который… не совсем предназначен для публики, я расположил охрану достаточно далеко, и приказал не приближаться, даже если услышат шум, – с горькой улыбкой на губах сообщил кронпринц.

Услышав этот ответ, Рыцарь Кары нахмурился и многозначительно посмотрел на меня. Думаю, я догадываюсь, что у него на уме. Он наверняка хочет, чтобы я сбежал первым и проинформировал всех в замке и церкви о случившемся.

Это действительно наилучшее решение проблемы. Причина? Ну, во-первых, я уже серьёзно ранен. Во-вторых, даже если бы я не был серьёзно ранен, мой боевой потенциал всё равно был бы примерно такими же, как у серьёзно раненого человека. В-третьих, моё тело всегда окутано аурой света, потому пробиться наружу для меня не такая уж и проблема.

Вот только, к несчастью, у меня был собственный план, и для его завершения осталось сделать лишь один последний крохотный шажок.

– За что я вам, рыцарям, вообще деньги плачу? – король был настолько зол, что всё его жилистое тельце аж тряслось от гнева. Он даже дал оплеуху одному из королевских рыцарей. – Убейте же наконец этого засранца для меня!

Ваше Величество! Миленький! Никогда прежде мне не хотелось поцеловать вашу жирную потную ручку так же сильно, как сейчас!

Подобное отношение, вне всякого сомнения, выведет Роланда из себя, а это как раз то, чего я всё это время ждал!

Как и ожидалось, Роланд тот час же рассвирепел. Чёрное пламя в его глазах взметнулось ещё выше, а изо рта его вырвался громкий нечеловеческий рёв. Его тёмная аура вспыхнула с новой силой и закружилась вокруг, словно шторм, с такой силой, что аж вся комната затряслась.

Я тут же бросился к королю. Уж не знаю как именно Роланд планирует пробиться сквозь толпу рыцарей, но в том, что это ему удастся, я ничуть не сомневался. От меня теперь требуется лишь в нужный момент оказаться между ним и королём.

Пока бежал, я глянул в сторону Роланда и наконец заметил, что пространство вокруг него начало понемногу искривляться. Чёрт, только не говорите мне, что…

Я тут же ускорился, опасаясь не успеть вовремя остановить Роланда.

В тот же миг фигура Роланда внезапно исчезла, и, прежде чем кто-либо успел среагировать, Лорд Смерти вновь возник прямо перед носом короля, одарив того довольной жестокой ухмылкой.

– Пришло время расплатиться за ваши прегрешения, Ваше Величество.

От страха ноги короля стали ватными, и он осел на пол.

Это же особое элементальное заклинание: телепортация. Оно позволяет в мгновение ока преодолевать расстояние между заклинателем и его целью. Не думал, что Лорд Смерти способен и на такое!

– Остановись, Роланд!

Увидев, как Роланд поднял свой меч и без малейшего колебания направил его остриё прямо в голову короля, я в самый последний момент успел-таки влететь в небольшое пространство между ними. С помощью объединённой силы «Щита света» и священной магии мне всё же удалось заблокировать атаку Роланда.

Вот только, пусть я и преуспел, на груди у меня теперь зияла глубокая рана, кровь из которой прыснула прямо на лицо Роланда. Каждая капля моей освящённой крови причиняла ему боль. Он завыл от боли.

Однако, пусть моя кровь и растворила часть его тела, она же смогла наконец привести его в чувства. Огонь в его глазах уже не был столь непроницаемо-чёрным, как раньше. Заметив это, я облегчённо выдохнул. Ну наконец-то этот парень успокоился. А я уж забеспокоился, как бы он и дальше не продолжил буйствовать!

– Гришиа… – поднял на меня немного озадаченный взгляд Роланд. – Только что, почему ты не ост––

– Роланд! – оборвав его на полуслове, выкрикнул я. Ты что, шутишь? Если все здесь узнают, что я специально не остановил превращение Роланда в Лорда Смерти, моё прилюдное сожжение на костре станет делом ближайшего будущего. – Я знаю, что ты одержим желанием убить того, кто до смерти тебя запытал. Но я также знаю и то, что ты делаешь это не из мести, а ради спасения этой замечательной страны от жестокого кровожадного убийцы, дабы не позволить другим ни в чём неповинным людям пострадать, породив новых несчастных Рыцарей Смерти, я ведь прав?

Услышав в моих словах свой истинный мотив, Роланд инстинктивно кивнул.

Получив его ответ, я со спокойным видом продолжил:

– В таком случае, если король добровольно отречётся от трона в знак раскаяния в собственных грехах, твоя цель будет достигнута, и ты сможешь упокоиться с миром. Всё верно, Роланд?

– Рыцарь Солнца, что за… Что за чушь вы несёте?! – от гнева лицо короля окрасилось в свекольный оттенок.

Роланд нахмурился, словно силясь понять мой замысел.

– Роланд? Ты же не… капитан Роланд?! – воскликнул один из королевских рыцарей.

Как только остальные услышали этот возглас, стало ясно, что и другим королевским рыцарям знакомо имя «Роланд». Все они обернулись и принялись внимательно изучать лицо Лорда Смерти, и вскоре комнату наводнили шокированные восклицания рыцарей, узнавших в чертах порождения тьмы знакомого человека.

– Это действительно он! Самый молодой капитан королевских рыцарей…

– Это точно Роланд! Я однажды был с ним в одном патруле.

– Он был таким талантливым рыцарем! И как же всё так обернулось…

– Капитан Роланд! Разве в-вас у-убили не на м-мисии вне города? – слегка запинаясь от возбуждения, прокричал тот королевский рыцарь, что первым узнал Роланда.

Роланд перевёл взгляд на молодого королевского рыцаря, и его черты лица моментально смягчились.

– А, так это ты, Хэле.

– Это и в самом деле вы, капитан Роланд! – услышав своё имя, Хэле так расчувствовался, что у него аж меч из рук выскользнул и упал на пол. Не желая верить собственным глазам, он вновь воскликнул. – Но как вы стали Рыцарем Смерти?!

Роланд медленно повернул голову в сторону короля. Его полный лютой ненависти взгляд в очень красноречивой форме поведал всем присутствующим, что именно этот человек его и убил. Взгляды всех королевских рыцарей устремились на правителя. На лицах многих из них тот час же появилось выражение неожиданного осознания правды, ни на секунду не усомнившись в правдивости слов Роланда. Кроме того, обычное скверное поведение короля ясно говорит о том, что этот человека вполне способен и на такое.

Короля же, похоже, подобный позор распылил ещё больше.

– Даже если я и убил его, он – мой королевский рыцарь, – взревел король. – Разве я не имею право казнить своих провинившихся подданных по собственному усмотрению?

Стоящий неподалёку кронпринц обречённо утопил лицо в ладонях, словно устав от того бардака, что наворотил его отец.

– Невозможно! Капитан Роланд всегда был известен как самый верный блюститель закона среди рыцарей. Он бы никогда не сделал ничего запретного! Если вы утверждаете обратное, то скажите нам, какое именно преступление он совершил!

Этот королевский рыцарь по имени Хэле, вне всякого сомнения, является ярым членом фан-клуба имени Роланда. Ему даже хватило дерзости возразить королю, в прочем, едва договорив свою мысль, он тут же побледнел. Однако остальные королевские рыцари, очевидно, были полностью согласны с его пламенной речью. Пусть никто более и не высказался вслух, но их устремлённые на короля холодные взгляды ясно говорили о том, что репутация Роланда среди королевских рыцарей воистину безупречна.

– Он… он был в нежелательной половой связи с принцессой! – ни капельки не заботясь о репутации собственной дочери, выпалил король, хитро избрав проступок, который не так-то просто проверить.

Вот только его заявление привело к весьма занятному эффекту. На лицах всех двадцати с лишним королевских рыцарей одновременно появилось одно и то же странное выражение, после чего Хэле начал объяснять, очевидно, не зная, стоит ли ему смеяться или же плакать:

– Все знают, что Капитан Роланд не встречается с девушками, не интересуется деньгами, не играет в азартные игры, не пьёт спиртное и не участвует в уличных мордобоях. Помимо практики с мечом, он увлекается лишь практикой с мечом и ничем более…

Такого человека чертовски трудно в чём-либо обвинить. Зуб даю, именно об этом сейчас причитает король про себя…

– Я… Как правитель королевства я бы не стал беспричинно убивать собственного королевского рыцаря. Если я говорю, что у него была связь с принцессой, значит, она у него была! – упорно настаивал на своём король.

Королевские рыцари притихли. Если король продолжает отрицать свою вину, они не в силах что-либо сделать. Да и даже если он её признает, что они могут кроме как испытывать глубокое разочарование в душе? Разве что восстание начать…

В этот момент внезапно не пойми откуда раздался чей-то тихий спокойный голос. Настолько спокойный, что, учитывая обстановку, казался совершенно не от мира сего.

– Его Величество король пожелал его смерти потому…

И пока все присутствующие с удивлённо раскрытыми глазами оглядывались по сторонам, Рыцарь Бури неспешно появился из-за висящего на стене зеркала. Он казался невероятно спокойным, а на лице его застыла милая улыбка, какой не должно быть у человека при встрече лицом к лицу с Лордом Смерти.

Буря взбешён!

Я всегда могу сказать, когда Буря зол. Каждый раз, когда кто-то доводит его до белого колена, он надевает на себя эту спокойную ауру доброжелательности, чтобы суметь нанести внезапную сокрушительную атаку своему обидчику, причиняя максимально возможный ущерб.

На данный момент именно я являюсь рекордсменом по количеству раз доведения Бури до бешенства. За тринадцать лет, что мы знаем друг друга, я доводил его до ручки десять раз и испытал на себе его внезапную месть девять раз. Количество мщений на одно меньше потому, что как-то раз разозлив Бурю я почти сразу же умудрился разозлить ещё и моего Учителя.

Таким образом, когда он, нацепив свою миролюбивую ауру, пришёл отыграться на мне, я уже беспомощно валялся на кровати с ног до головы перемотанный бинтами, словно мумия. В тот день он молча простоял возле меня целых десять минут, после чего его жалость ко мне пересилила желание отомстить (или же он просто не сумел отыскать на моём теле ни одного живого места?). В общем, он ушёл, так ничего и не сделав.

И в этот раз, по всей видимости, причиной стала сама комната пыток.

Буря с силой толкнул зеркало-дверь от себя, и та с грохотом ударилась об стену. Удар получился настолько сильным, что, если зрение мне не изменяет, по стене даже трещины пошли…

– …что он узнал о вашем отвратительном пристрастии пытать, а затем убивать своих служанок, и попытался придать ваши злодеяния огласке. Но вы схватили его прежде, а затем целых три месяца пытали его, прежде чем тот наконец скончался.

Чёрт, откуда он только раскопал настолько точное время, как три месяца? С замешательством подумал я. Даже я не в курсе, сколько именно времени Роланд провёл под пытками.

Лицо короля вновь исказилось.

– Это лжесвидетельство! Ложное обвинение! – прорычал он. – Да как ты вообще можешь знать, сколько я держал его в заточении?

– У всех стен есть уши, потому не существует ни единого секрета, который невозможно было бы раскрыть, – бесстрастно промолвил Буря. – Если мне даже известно, что на вас сейчас надеты леопардовые трусы, то какой ещё секрет я не смог бы узнать? Хотите, я даже перескажу, как именно вы его пытали? Били хлыстом, прикладывали раскалённое железо, выдирали ногти, срезали кожу, отрезали кончик языка, подолгу держали его в солёной воде, выливали на него подслащенную воду, а затем выпускали на него муравьёв… мне продолжить?

Лицо короля заметно побледнело.

Услыхав этот список истязаний, Роланд пошатнулся и, спрятав лицо в ладони, невольно застонал. Очевидно, он вспомнил все те мучения, через которые ему пришлось пройти.

Браво! Я едва удержался от оваций в адрес Бури. Я ведь попросил его лишь в нужный момент выпрыгнуть из комнаты, чтобы раскрыть всем существование этой скрытой комнаты пыток. Я и не думал, что он окажется настолько ответственным, что даже выяснит точное время, которое Роланд провел в заточении, методы, которыми его пытали, а заодно и узнает расцветку нижнего белья короля. В этот момент я искренне взмолился Богу Света: Прошу, защити Бурю, чтобы он не умер от всех этих переработок!

Буря сделал шаг в сторону, и вместе с тем дернул в сторону загораживающую проход в комнату штору. Без этой преграды в нас тут же ударил тошнотворный запах разлагающейся плоти и крови. Это ещё более подчеркнуло отвратительную жестокость раскрытого Бурей преступления.

Тем временем мой отряд Рыцаря Солнца уже уничтожил практически все ранее призванные порождения тьмы. Роланд и не заметил, как ранее прикрывавшая ему спину нежить исчезла, но никто из рыцарей и не подумал воспользоваться этой возможностью для атаки.

Если уж на то пошло, судя по выражению их лиц, рыцари сейчас куда больше жаждали наброситься на короля, нежели чем на Лорда Смерти.

– Пламя, очисти томящиеся в этой ужасающей комнат чувства негодования и отчаянья, – приказал я.

Пламя кивнул, но, войдя в помещение, не сразу зажёг свой очищающий огонь. Вместо этого, оно просто застыл в остолбенении. Все присутствующие также замерли, и на несколько секунд спальня монарха погрузилась в гробовую тишину. Лишь спустя какое-то время эту затянувшуюся паузу нарушил шумный выдох Пламени.

И стоило очищающему огню вспыхнуть, как воздух тут же пронзили истошные вопли озлобленных призраков. Крик, издаваемый злым духом после смерти, соответствует таковому при жизни на пике их страданий. В момент наиболее бесчеловечной пытки.

Услыхав эти истошные вопли умерших, большинство находящихся в комнате людей тот час же побледнели и, склонив голову, принялись тихо нашёптывать молитву.

Но стоило крикам призраков стихнуть, как комнату сотрясли тихие, но не менее шокирующие слова:

– Отец, прошу, отрекись от престола и проживи остаток своих дней в тишине и покое.

Когда кронпринц наконец-то заговорил, на его лице отображалась лишь усталость. По всей видимости, постановочные события этой ночи уже изрядно его утомили.

– О чём это ты говоришь?.. – король уставился на сына, словно собственным ушам не верил.

– Прошу, добровольно отрекись от трона в знак своего раскаянья за содеянные грехи, – строгим голосом произнёс принц. – Как твой сын, я позабочусь о твоём благополучии.

После этих слов взгляд короля сразу же лихорадочно забегал по комнате. Оглядевшись, он увидел устремлённые на него холодные взгляды королевских рыцарей и наполненные презрением глаза священных рыцарей. А неподалёку даже стоял могущественный Лорд Смерти, что ненавидел его всеми фибрами своей души.

Наконец, он взглянул на меня, но я слегка отвернул голову и, используя упавшие на лицо волосы и угол наклона головы, чтобы скрыть от остальных выражение своего лица, позволил лишь ему одному увидеть появившуюся на моих губах злорадную ухмылку.

Кровь отхлынула от его лица. Теперь он чётко осознал, кто действительно стоит за планом по его свержению. По стечению обстоятельств этот человек также является и главой Двенадцати Священных Рыцарей и может без труда мобилизовать силы всего Священного Храма. Полагаю, сейчас он даже додумывает, что все сегодняшние события являются тщательно спланированным тёмным планом Церкви Бога Света или ещё что-то в этом роде.

– Я… Я отрекаюсь, – наконец-то произнёс король с белым, как мел, лицом.

Как только он это произнёс, я незаметно для всех пошарил рукой в кармане и раздавил небольшое стеклянное розовое сердечко.

В тот же миг с Роландом начало происходить что-то странное. Его фигура внезапно оторвалась от пола и медленно воспарила над полом так, что люди вокруг сперва было решили, что он готовится атаковать. Однако он тоже в замешательстве уставился на собственные ноги, очевидно не понимая причину столь неожиданного полёта.

Аура тьмы вокруг него начала понемногу угасать, сменяясь мягким розовым сиянием.

Почему оно розовое? Я же чётко просил белое сияние… Воскликнул про себя я.

– Может, это потому, что его одержимость была удовлетворена, и теперь он готов двигаться дальше? – удивлённо воскликнул один из священных рыцарей, что, очевидно, читал ранее справочник базовых знаний о нежити.

– Капитан Роланд! – надрывающимся от слёз голосом воскликнул Хэле, глядя на зависшего в воздухе Роланда.

Роланд же выглядел крайне запутавшимся, словно сильно сомневался, что подобная причина могла побудить его двинуться дальше. Он начал сопротивляться, и аура тьмы даже удалось немного отодвинуть прочь это розовое свечение…

– Лорд Смерти, позвольте мне тебе помочь! – Воскликнул я и дополнительно окутал его со всех сторон ещё и своим элементом света.

Аура сразу же исчезла, оставив позади лишь розовое сияние, что с каждой секундой становилось всё сильнее и сильнее. И вот, наконец, над нами сформировалось подобие розового светящегося облака, которое начало медленно опускаться и окутывать Роланда.

В этот же момент Роланд, как видимо, всё осознал. Он покосился на меня многозначительным взглядом и произнёс:

– Гришиа, про… щай3.

Я кивнул.

Затем же, после ещё одной яркой вспышки света, Лорд Смерти бесследно исчез. Откуда ни возьмись на нас стали падать небольшие розовые лепесточки, распространяя по всей комнате сладостный аромат намекая на то, что в этот комнате более не осталось ни одного создания тьмы.

Радуясь в душе успеху операции, я наслаждался видом медленно опадающих лепестков. К счастью, всё пошло именно так, как я и планировал.

Лишь трансформировавшись в Лорда Смерти, Роланд действительно стал представлять серьёзную угрозу для жизни короля. А так как я рискнул собственной жизнью, прыгнув тогда между Роландом и королём, никто и не заподозрит, что на самом деле я помогал Роланду. Затем же, Буря раскрыл перед всеми существование комнаты пыток, вынудив тем самых священных рыцарей и, что более важно, королевских рыцарей отвернуться от короля… Хотя они, похоже, и без моих семян раздора друг друга ненавидели, так что это, вполне возможно, было даже лишним.

Из-за угрозы, каким являлось присутствие Лорда Смерти, и изоляции со стороны королевских рыцарей, у кронпринца появился ряд опасений. Во-первых, он боялся, что Лорд Смерти, напав на его отца, может ненароком и его самого утянуть на тот свет; Во-вторых, пойдёт против королевских рыцарей; В-третьих… возможно, к его решению приложила руку толика личных амбиций почти что сорокалетнего наследника трона. В общем, в итоге он собственноручно подтолкнул своего отца к отречению.

Кронпринц и так уже довольно давно являлся главным лицом в политической жизни страны. Даже король не рискнул поссориться со своим сыном, что, несомненно, произошло бы, откажись он отречься.

Наконец, мне удалось вынудить убийцу отречься от престола. После моего вскользь сказанного предупреждения о «порождении новых несчастных Рыцарей Смерти», принц будет тщательно следить за своим отцом и не допустит повторения подобной трагедии.

Роланд, тебя, возможно, такой исход не устроит, но я, как-никак, не Рыцарь Смерти и не могу убивать людей просто ради разрешения какой-либо проблем.

Мёртвые могут свободно мстить и убивать, так как затем они просто упокоятся и продолжат свой путь на том свете, оставив бренный мир позади. А вот живым после содеянного придётся остаться и разгребать последствия, потому-то люди при жизни и вынуждены всегда и во всём искать компромиссы. Роланд, надеюсь, ты сможешь принять это как правосудие.

 

 

Король отрёкся от престола, а Лорд Смерти упокоился с миром.

Пусть финал этой истории и оказался немного неожиданным, но его всё же можно назвать счастливым концом!

По окончании всей этой заварушки, мы, пятьдесят с лишним священных рыцарей, вернулись в Священный Храм. Без ран различной степени тяжести полностью обойтись не удалось, но благодаря стараниям целителей из Святилища, уже через полчаса на всех нас не осталось ни царапинки.

Так как я Рыцарь Солнца и так как в ходе событий я получил весьма серьёзное ранение, я стал первым в кого разом прилетело с десяток заклинаний «продвинутого лечения» от более чем десяти целителей. Полагаю, такое плотное лечение даже секущиеся кончики моих волос исцелило! Излечившись, я тут же развернулся и потопал в сторону своей комнаты, намереваясь хорошенько выспаться, но Кара последовал за мной.

– Солнце, могу я задать несколько вопросов? – спросил он.

– Да? – с улыбкой поднял на него взгляд я.

Кара немного заколебался, но всё же произнёс, слегка хмурясь:

– Ты действительно захотел взять с собой Пламя и Землю для того, чтобы остановить Рыцаря Смерти, а не из-за их вспыльчивых и легко побуждающих конфликты характеров, что смогли бы выиграть Роланду необходимое для трансформации в Лорда Смерти время?

– О чем ты? Рыцарь Земли очень добрый и честный человек. Как же он может быть тем, кто лёгко побуждает конфликты? – идеально подгадав момент, нацепил на себя удивлённое выражение я.

После моих слов, Кара ещё больше нахмурился. Разумеется, ведь ему попросту нечем мне на это возразить, так как буквально всему континенту известно, что Рыцарь Земли – добрый и честный человек!

Ему оставалось лишь продолжать расспросы.

– Когда между королевскими рыцарями и священными рыцарями завязалась драка, ты обменялся с Роландом всего несколькими фразами, после чего он сразу же начал свою трансформацию в Лорда Смерти. Ты ведь не воспользовался вашей с ним старой дружбой, чтобы окончательно его разозлить, нет ведь?

Я уже открыл было рот, собираясь выдать ещё один бессмысленный ответ, но Кара продолжил задавать вопросы, не дав мне возможности вставить слово.

– Как Роланд трансформировался, у тебя действительно не было возможности остановить его?

Швырнув в меня эти два вопроса, Кара выдержал небольшую паузу, а затем выпалил почти что полностью уверенным тоном:

– Сегодня, когда события неожиданно привели к отречению короля от трона… ты сделал всё это ради Роланда? Если так, то––

– Рыцарь Кары! – с улыбкой оборвал я Кару на полуслове. – Вам следует знать лишь одно: даже окажись Рыцарем Смерти не Роланд, а кто-либо другой, исход сегодняшней ночи был бы таким же.

Кара скептически нахмурил брови, явно сомневаясь в правдивости моих слов.

Я спокойно поместил ладонь на символ Рыцаря Солнца на моей груди и со всей серьёзностью изрёк:

– Первым же уроком, который преподал мне учитель, стали слова: «Быть Рыцарем Солнца – значит защищать правосудие».

Дитя, Рыцарь Солнца, не всегда способен достичь абсолютной справедливости и порой вынужден идти на компромиссы. Однако Рыцарь Солнца никогда не должен прекращать нести людям справедливое правосудие. Если ты когда-либо забудешь об этой обязанности, в тот же миг сорви символ Солнца со своей груди, ибо с того самого момента ты перестанешь быть Рыцарем Солнца!

– Вы понимаете мой ответ? Рыцарь Кары?

Кара на мгновение замолк, после чего кивнул.

– Я понимаю, Рыцарь Солнца. Однако у меня всё же остался к вам последний вопрос.

– Ещё вопросы? – беспомощно улыбнулся я.

– Рыцарь Солнца ведь не оставит Лорда Смерти свободно разгуливать по улицам города, нет ведь?

– Конечно же, нет! – я нацепил на себя свою самую невинную улыбку и смачно зевнул. – Ох, как же я устал! Что ж, пойду-ка я скорее спать. Тебе тоже стоит хорошенько отоспаться.

Кара снова притих. Но когда я, ускорив шаг, уже собирался было завернуть за угол и скрыться из его поля зрения, мне вдогонку прилетел вопрос:

– Тогда, позволит ли Гришиа разгуливать Роланду?

Услышав это, я остановился и машинально дотронулся до кармана. Как только я раздавил то стеклянное сердечко, в моём кармане сами собой появились небольшой учебник по продвинутой некромантии, жетон ученика-некроманта, а также какая-то записка, которую я ещё не успел прочесть.

Сухо рассмеявшись, я достал записку, попутно пытаясь вывернуться от дальнейших расспросов.

– По поводу этого… за окном поздний час, так что Гришиа уже спит. Он обсудит с тобой этот вопрос как-нибудь в другой раз!

А письмо же гласило: «Мой дорогой ученик, даже не мечтай, что твой дорогой Роланд сможет когда-либо спокойно отойти в мир иной. Он рассказал мне, что его истинная одержимость – стать Рыцарем Солнца».

Гр-р-р!

Всё-таки мне следовало сжечь его на костре!

Сноски

1. Crème de la crème : с французского это выражение переводится как «сливки общества», но в контексте нежити звучит дико, так что оставила, как было в оригинале

2. Фут : 1 фут ~ 30 см

3. Про… щай : в китайском «прощай» обозначается двумя символами(再见) , которые по отдельности могут также переводиться как «снова» (再) и «встреча» (见). Прочие рыцари восприняли фразу Роланда как прощание, в то время как её истинное значение понял лишь Гришиа, а именно «увидимся снова»

Легенда о Рыцаре Солнца. Том 1 глава 9: Если хочешь узнать чей-то секрет, спроси женщину

Легенда о Рыцаре Солнца Том 1: Правила Рыцаря Солнца

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Правило №9: Если хочешь узнать чей-то секрет, спроси женщину – перевод EliSan; редактура Akili

Деревянная дверь небольшого домика, который, как казалось, был готов развалиться от малейшего дуновения ветра, приоткрылась с громким скрипом. Чуть ниже дверной ручки показалось розовое личико лижущей леденец девочки, что по размеру был даже больше её собственной головы.

– Пинк, я согласен стать твоим учеником и обучаться некромантии.

Пинк на мгновение удивлённо замерла, после чего ткнула пальцем в пол, требуя, чтобы я приклонил колено.

С подозрением, я присел. Может быть, чтобы стать учеником некроманта, необходимо пройти обряд посвящения? Пинк снова поманила меня пальцем, побуждая придвинутся ближе. Я подчинился, оказавшись совсем рядом с ней.

После чего она положила свою ладошку поперек моего лба и воскликнула:

– О нет, Солнце, у тебя же жар! Неудивительно, что ты чушь всякую мелешь!

– Вообще-то, это у тебя ледяные руки, потому что ты – труп…

Пинк отняла свою ладошку, а затем, внимательно её оглядев, сообщила, словно впервые осознала:

– А ведь точно. Я уже и почти забыть успела, что на самом деле не являюсь живой. Но всё же… – она с сомнением покосилась на меня. – У тебя точно нет жара?

– Благодаря покровительству Бога Света, у меня с двенадцати лет даже простуды ни разу не было, – закатив глаза, мрачно подметил я.

– Оу, – понимающе кивнула Пинк. – В таком случае ты хочешь, чтобы я тебе с чем-то помогла? И, похоже, дело серьёзное, раз уж ты решился-таки продать мне свою «земную жизнь».

– Я лишь сказал, что хочу изучать некромантию! Но я не собираюсь бросать пост Рыцаря Солнца! – тут же выпалил я, решив сразу же перейти к уточнению условий нашего контракта.

– То есть, ты хочешь быть Рыцарем Солнца, который в свободное от работы время обучается у некроманта? – Пинк громко вздохнула, качая головой. – Ты единственный, кто осмеливается заниматься подобным. Не боишься, что этот твой Бог Света начнёт метать в тебя гром и молнии?

– Я верю, что в подобных обстоятельствах Бог Света с пониманием отнесётся к моей проблеме! – уверено заявил я. – К тому же никто не видел его уже пару сотен лет. И я сомневаюсь, что он решит вдруг снизойти до нас по столь незначительному поводу.

Однако Пинк в ответ лишь продолжила облизывать свой леденец, воздержавшись от каких-либо комментариев на этот счёт, из-за чего у меня по телу тут же мурашки пробежали. Я даже начал мысленно переосмыслять вероятность схлопотать на свою голову молнию Бога Света… Нет, я всё же не верю, что мне может настолько не повезти!

Желая отогнать эту тревожную мысль, я тряхнул головой и повернулся к Пинк:

– Ну, так как? Ты согласна или нет?

– Скажи, что я должна сделать?

– Я хочу, чтобы ты…

 

 

Передав Пинк свою просьбу, я направился обратно в Храм. И, конечно же, снял с себя плащ. Если ещё хотя бы один рыцарь перепутает меня с Рыцарем Смерти, я разозлюсь настолько, что превращу беднягу в «мёртвого рыцаря»!

Для претворения моего плана в жизнь мне по-прежнему необходимо заручиться помощью ещё одного человека, однако в этот раз волноваться о возможном отказе не приходится, так как с этим человеком вести дела куда проще, чем с Пинк.

Шагая по коридору, я с улыбкой обратился к проходящему мимо священному рыцарю:

– Мой милостивый брат, благожелательный Бог Света неустанно озаряет наш мир своей улыбкой, приглядывая за всеми нами. В этот чудесный день, полный блистательного сияния, я надеюсь, что и ты сможешь ощутить тепло Бога Света.

– Я тоже надеюсь, что Вы сможете ощутить и насладиться теплом Бога Света! – с благоговение отозвался на моё приветствие рыцарь. – Погода сегодня и впрямь чудесная, Капитан Солнце! Надеюсь, сегодня мы благополучно схватим Рыцаря Смерти!

Я кивнул.

– Брат мой, я бы хотел поинтересоваться, не ведаешь ли ты, где Капитан Буря нынче наслаждается милостью Бога Света?

– Эм… Вы хотите узнать, где сейчас Рыцарь Бури? – неуверенно переспросил священный рыцарь.

Я снова кивнул. Заметив мой жест, рыцарь с облегчением выдохнул и ответил:

– Последние три дня капитан Буря не покидал своей комнаты. Документы разбирает.

– Мой благочестивый брат, Солнце крайне признателен тебе за твои слова, наполненные благожелательностью и чистосердечием. Да пребудет с тобой тепло благожелательного Бога Света весь оставшейся день, – вежливо поблагодарил его я, и, развернувшись, продолжил свой путь.

– Вы так любезны, Капитан Солнце! – священный рыцарь проводил меня взглядом, полным обожания.

Промчавшись по коридорам без остановок, я вскоре достиг двери в комнату Бури и постучался.

Через некоторое время дверь начала ме-е-едленно отворяться – настолько медленно, насколько это вообще возможно – после чего в образовавшейся щели показалось лицо, примерно того же серовато-бледного оттенка, что бывает у Рыцарей Смерти. Если бы не чёрные мешки под глазами, я бы точно решил, что Буря превратился в очередного Рыцаря Смерти.

И когда я уже было собрался заговорить, Буря внезапно выставил вперёд руку.

– Солнце, прошу, говори самыми простыми формулировками, какие только есть. Иначе мне и трёх секунд хватит, чтобы уснуть, – вяло предупредил он.

Немного подумав, я произнёс лишь два слова:

– Помоги мне.

– Можно отказаться? – прошелестел он дрожащими от недосыпа бледными губами.

Я опять задумался и оформил свою мысль в единственное слово:

– Приказ.

– …Да уж, проще некуда.

Как можно быстрее введя Бурю в суть дела, я спокойно отправился решать остальные вопросы.

Ничего страшно, что Буря выглядит как уже одной ногой ступивший в могилу человек. Здесь абсолютно не о чем беспокоиться, ведь даже если умрёт, он, несомненно, превратится в Рыцаря Смерти и доделает всю возложенную на него работу до конца. Этот парень относится к работе очень серьёзно, что, к совершенно не соответствует имиджу Рыцаря Бури.

И только я собрался найти место, чтобы тайно облачиться в «Священную Кольчугу Драконов», как в конце коридора раздался синхронный топот ног, сопровождаемый тихим шёпотом. Таким хорошо воспитанным отрядом мог быть только отряд Капитана Кары.

И точно: вскоре из-за поворота показался сам Кара во главе двадцати с лишним священных рыцарей.

– Да научитесь же вы принимать суровость Бога Света, Капитан Солнце, – монотонно произнёс Кара своё обычное приветствие.

Однако я, в отличие от обыкновения, отозвался ему тихим шёпотом:

– Сегодня Рыцарь Смерти отправится в замок для совершения своей мести.

Услышав мои слова, Кара резко остановился. Это движение было довольно-таки внезапным, однако все двадцать с лишним следующих за ним священных рыцаря также мгновенно остановились, не выказав ни малейшего замешательства или же удивления.

Кара взмахнул рукой, и его отряд тут же, не проронив ни слова, стройными рядами удалился прочь. Дождавшись, когда спина последнего священного рыцаря скрылась из виду, Кара покосился на меня и уточнил:

– Ты уверен?

– Абсолютно! – кивнул я без тени сомнения. Роланд из тех людей, что никогда и ничего не откладывают в долгий ящик. Если он сказал, что что-то сделает, значит он гарантированно пойдёт и сделает это прямо сейчас.

Кара покосился на меня несколько скептически.

– Уверен, что у тебя хватит решимости его схватить?

– Я – Рыцарь Солнца, Капитан Кара, – спокойно произнёс я. – А Рыцарь Солнца ни за что не позволит тем, чей жизненный путь уже завершился, охотиться на по-прежнему живых людей. Пусть даже грехи этого человека настолько велики, что не могут быть прощены.

– Сегодня я отправлю в замок несколько рыцарей, чтобы организовать защиту этого человека, а также засаду для поимки Рыцаря Смерти, – спокойно заявил Кара.
Я бросил на него быстрый взгляд.

– Похвально. Так ты уже знаешь имя убийцы Роланда?

– Да. Мне удалось отыскать охранника того места проведения казней, и от него я узнал о довольно примечательных увечьях на теле трупа, – начал быстро объяснять Кара. – Поняв, что это следы пыток, я дал указание Буре навести справки об аристократах, что связаны с третьим сыном Барона Джерланда, и разузнать, у кого из них имеется мерзкое хобби пытать людей до смерти. В итоге у нас обнаружилось лишь три подозреваемых: Его Величество Король, кронпринц и сам Барон Джерланд.

Бедняжка Буря. Оказывается, не только я закидывал его работой в эти дни. Ему досталось ещё и от Кары. Неудивительно, что Буря выглядит скорее мёртвым, чем живым.

– И как же ты вычислил, кто из них настоящий преступник? – полюбопытствовал я.

– По правде говоря, исходя из недавних событий, у меня уже имелись определённые подозрения касательно одного из них. Однако для того, чтобы убедиться, я дал поручение Льду выбрать из наших священных рыцарей того, кто более прочих похожего внешне на Рыцаря Смерти, ведь Лёд среди нас единственный, кто видел Рыцаря Смерти вблизи. Затем мы замаскировали поддельного «Рыцаря Смерти», сделав его кожу более бледной, и направились с визитом ко всем трём подозреваемым, заранее приказав тому вести себя как можно более… нестандартно, – Кара вздохнул и покачал головой. – Хоть этот метод и основан на обмане, что не слишком честно, однако он весьма эффективен. Определить убийцу оказалось проще простого, ведь тот настолько перепугался, что на протяжении всего нашего разговора безудержно дрожал, как осиновый лист на ветру.

– Впечатляюще! – похвалил я. Мне-то удалось узнать имя убийцы только после разговора с Роландом лицом к лицу.

– Поскольку ты больше не колеблешься, сегодня отряд Рыцаря Кары и отряд Рыцаря Солнца объединятся для засады в замке, – осторожно начал говорить Кара, объявляя о своём решении. – В конце концов, даже если грехи этого человека не знают прощения, мы не имеем права даже ранить его, ведь это поднимет настоящую бурю.

– Согласен, но я хочу взять с собой ещё и Пламя с Землей.

Кара взглянул на меня с нескольким недоумением.

– Могу понять, зачем тебе нужен Земля – он способен помочь защитить этого человека своим щитом – однако Пламя ведь на призраках специализируется, а не на нежити.

– Кара, я совсем недавно виделся с Роландом с глазу на глаз и, можешь мне поверить, он уже на грани превращения в Лорда Смерти, – покачал головой я. – Если из-за своей одержимости он вдруг прям там трансформируется в Лорда Смерти и начнёт призывать призраков и прочих порождений тьмы, это может обернуться большими проблемами.

– И то верно. Хорошо, что ты это предусмотрел. Всё же ты разбираешься в нежити лучше меня, – Кара кивнул головой, а затем добавил. – А ещё я рад, что ты смог найти в себе силы и решимость уничтожить своего бывшего друга. Это, уверен, было непросто сделать.

– Да, непросто, – невозмутимо ответил я. – Особенно потому, что этот друг – Роланд.

– Когда всё закончится, буду рад услышать рассказы о вас с Роландом, когда тот был ещё жив. Да упокоится же вскоре душа твоего друга.

Произнеся эти слова, Кара ещё раз кивнул мне на прощание, после чего ушёл.

Проводив удаляющегося Кару взглядом, я повернул голову и взглянул на небо за окном. Прекрасно, солнце ещё высоко! У меня вполне хватит времени завершить все дела, а затем вернуться назад, чтобы созвать отряд Рыцаря Солнца.

 

 

После того, как утряс дела с Бурей и Карой, я приступил к последнему важному этапу приготовлений, а именно к проникновению в замок и поиску того места, где пытали Роланда.

По словам Роланда, наш преступник пытает людей регулярно, потому у него наверняка имеется специально выделенное под это дело место. Если мне удастся его отыскать и найти неопровержимые доказательства, я смогу вывести этого человека на чистую воду.

Королевский замок, конечно, хорошо охраняется, но только не от того, кто бывал внутри бессчётное множество раз.

Когда бы жирный король-свин не начинал создавать проблемы, меня всегда направляли к нему с «наставлениями». Затем же, после очередной моей длинной тирады, когда король уже порядком утомился меня слушать, за дело вступал кто-либо из сопровождающих меня Двенадцати Священных Рыцарей, как бы невзначай произнеся едва уловимую угрозу. Чаще всего мне аккомпанировал Рыцарь Бури, но если проблема была совсем уж серьёзной, мог прийти и Рыцарь Кары.

Помимо поучений короля, я также частенько наведываюсь сюда, чтобы упрочить хорошие взаимоотношения между Церковью и Королевским двором. День рождения королевы, бал в честь совершеннолетия дочери барона, первая охота принца, а также всевозможные другие мелкие события – все они являются частью моей работы. Одним словом, Рыцарь Солнца – это живой, ходячий рекламный плакат Церкви.

Я уж и не говорю о том, что королева помимо всего прочего на самом деле является приёмной матерью моего учителя, и было время, когда он даже называл кронпринца братом. Потому, в прошлом, учитель частенько приводил меня в замок повеселиться под предлогом укрепления хороших взаимоотношений между Церковью и Королевским двором. А на самом деле пил полуденный чай с красивой королевой, юной принцессой и ещё целой группой других прекрасных дам…

Кхем! В общем, могу вас заверить, что спустя двадцать три года жизни на этом свете самым родным для меня местом, после Священного Храма, разумеется, является как раз таки этот дворец. Потому, любые меры защиты замка не представляют для меня никаких препятствий, так как я могу просто открыто войти туда через парадную дверь. Что я и сделал. Стража у ворот даже с уважением салютовала мне!

– Священная Кольчуга Драконов, именем наследника драконов я приказываю: активируйся!

Найдя тёмный укромный уголок и напялив на себя чёрно-серебристое кровососущее трико, я уже собрался было незаметно добраться до потайной комнаты в замке, но…

«Мой господин, имя вашего слуги – Священная Кольчуга Драконов, а не «кровососущее трико».»

– Ох, ты ж, блин! – я приложил руку к сердцу. Зачем же так пугать! – Не заговаривай со мной столь внезапно, если только это не нечто срочное. А то я уж было подумал, что меня раскрыли, – отчитал его я.

«Как пожелаете, мой господин.»

На первый взгляд может показаться, что моя затея одеться во всё чёрное в самый разгар дня не из умных, однако это всё же лучше, чем быть застуканным за совершением непристойных вещей в одеянии Рыцаря Солнца. К тому же, даже днём я могу легко спрятаться в тени расставленных по коридорам замка гигантских украшений. Среди них встречаются такие сокровища как вазы выше человеческого роста (Туда вообще можно поставить цветы?), невероятно тяжелые доспехи, которые при всём своём желании не смог бы надеть ни один рыцарь (Зачем их тогда вообще нужно было создавать?), а также огромное количество самых разных скульптур.

Да и даже если в какой-то момент мне некуда будет спрятаться от стражи, в этом нет ничего страшного. Мой учитель частенько мне повторял:

– Дитя, не думай что замок – это какой-то совершенный неприступный форт. Возможно, давным-давно, когда он был только-только возведён, так и было, однако каждый новый король желал построить в замке тайный проход, о существовании которого знал бы лишь он один. Плюс каждый король хотел построить и тайную комнату для, так сказать, личного пользования… что, в тоге, привело к тому, что после каждого нового десяти поколений королей у нас неизбежно оставался новый десяток потайных проходов и тайных комнат. Но, хотя они и называются «тайными», не стоит думать, будто об их существовании действительно никто не знает. Уж поверь мне, даже нынешний король не знает о своём доме столько же подробностей, сколько знают о нём люди вокруг него, а именно королева и принцесса.

– Но учитель, как же вы об этом узнали? – озадаченно спросил я.

– Разумеется, мне принцесса рассказала.

– Учитель, но зачем она рассказала вам об этом?

– Если бы она этого не сделала, как бы я тогда смог тайно приходить к ней на свидания?.. Цыц! Дальнейших подробностей маленьким детям знать не положено. Просто иди и запомни расположение всех скрытых коридоров и тайных комнат.

– Хорошо, учитель.

Сейчас, вспоминая об этом, я отчётливо осознаю, что мой Учитель – далеко не простой человек.

Спросите: «Почему»? Да потому, что, когда он меня этому учил, во всём замке было лишь две принцессы. Одной из них, младшей незамужней сестре короля, уже было под пятьдесят. Второй же, дочери короля, было только пятнадцать. А самому Учителю на тот момент было тридцать лет. Мне вот даже любопытно немного, это он тогда заигрывал с «молоденькой игрушкой», или же «молоденькой игрушкой» был он сам… Кхем! Но не будем отвлекаться. Вернёмся-ка лучше к предположению о том, что искомая нами комната пыток – это тайная комната, вход в которую начинается недалеко от спальни преступника.

Сперва попробую положиться на удачу и проверю уже существующие тайные комнаты. Ведь тот человек, скорее всего, не стал бы строить новую, а воспользовался бы уже существующей комнатой. К тому же, судя по переданным мне от Учителя знаниям тайных проходов и комнат, можно смело утверждать, что фундамент под замком состоит из сплошных пустот. Думаю, даже архитектор не рискнул бы спроектировать ещё хоть один проход из опасения обрушить всё здание целиком.

Убедившись что горизонт чист, я тихо прокрался по коридорам и нырнул в потайной проход. Выскочив из этого прохода, я тут же запрыгнул в следующий скрытый проход… По пути я даже чуть было не столкнулся с обнимающейся и целующейся парочкой голубков. Повезло, что они были настолько увлечены друг другом, что не заметили промелькнувшего мимо третьего лишнего (то есть, меня). Я поспешил скрыться за следующим поворотом тоннеля…

Минуточку! Я насупил брови, задумавшись. Разве одним из тех обнимающихся голубков… была не Её Высочество принцесса?

Та самая упомянутая мною ранее пятнадцатилетняя принцесса, которая, возможно, была в тайных отношениях с моим учителем. Сейчас ей уже больше двадцати пяти, но она по-прежнему упорно отказывается выходить замуж за принцев из соседних стран. Выходит, всё потому, что у неё уже есть возлюбленный. И, скорее всего, статус этого юноши недостаточно высок, чтобы являться достойной парой для дочери королевского рода. Такой кавалер ни за что не сможет получить одобрение короля, потому им остаётся лишь исподволь встречаться в потайных проходах замка.

Похоже, как и говорил мой учитель, эти так называемые «тайные ходы и комнаты» не такие уж и тайные. Они, скорее, служат декорациями для разного рода запретных связей.

Продвигаясь всё глубже, я попутно принялся сопоставлять у себя в голове расположение всех тайных комнат, о которых только рассказывал учитель. Вокруг покоев преступника расположено довольно много различных тайных помещений, однако непосредственно из его спальни можно войти лишь в три из них. В две из этих потайных комнат можно попасть ещё и из внешних тоннелей, а вот третья имеет лишь один вход – из самой комнаты преступника.

Сначала я решил проверить те две комнаты, к которым можно подобраться по окружающим тоннелям.

Блуждая по различным тайным проходам замка, я от всей души поблагодарил Бога Света за то, что даровал мне такую отменную память, потому как лишь благодаря ей я смог не заблудиться в этом нескончаемом лабиринте переплетающихся ходов и лазов. Спустя какое-то время я добрался до пустой, давно забытой комнаты. Согласно моим расчётам, она как раз и является одной из тех трёх тайных комнат, что требуют моей проверки в первую очередь. Но, судя по слою паутины, который был здесь даже плотнее ткани моего плаща, это явно не то место, что я ищу.

Изначально я собирался проникнуть в спальню преступника через эту потайную комнату, и уже оттуда проверить оставшиеся две, однако, взглянув на количество паутины в комнате и представив, как я с боем продираюсь через всю эту мерзость, мне отчаянно захотелось спалить её своей магией к чёртовой бабушке. К несчастью, в замке есть маги, и, если моё заклинание засекут, возникнут проблемы. Таким образом, мне остаётся лишь, стиснув зубы, пройти сквозь все эти слои паутину, разгребая их руками.

Данное занятие отняло у меня донельзя много сил и времени, не говоря уже о пережитых страданиях. В итоге до противоположной стены комнаты я подобрался будучи с головы до ног обмотанный паутиной, после чего присел на корточки и толкнул потайную дверь….

Наглухо запечатанную потайную дверь!

Обнаружив эту горькую истину, я едва не расплакался. Хнык! Мне следовало бы догадаться раньше, что любой уважающий себя правитель ни за что бы не оставил без внимания потайной ход, ведущий прямиком в его комнату. Остаётся лишь надеяться, что хотя бы второй проход остался нетронут.

Веря в лучшее, я покинул комнату и вновь пустился в долгое странствие по запутанным коридорам, поворачивая то влево, то вправо. Вот только я не ожидал, что лежащий впереди проход окажется значительно меньше предыдущего, примерно в половину моего роста. В результате, мне не оставалось ничего другого, кроме как опуститься на четвереньки и двигаться дальше уже ползком. В самом конце этого лаза меня ожидала ещё одна тайная комната, что представляла из себя пустое крохотное пространство шириной и высотой не более двух метров. Какое там убийство, сюда даже пару человек будет проблематично впихнуть!

Я поднял голову и быстренько отыскал взглядом потайной люк. К счастью, этот проход запечатан не был. Похоже, этот тайный лаз на редкость хорошо замаскирован, раз уж даже владелец комнаты не знает о нём. Я легонько надавил на крышку и слегка приподнял её. Этот люк уж больно тяжёлый! Я огляделся по сторонам. Славно! Вокруг ни души.

Поднапрягшись, я уже собирался было аккуратно откинуть крышку люка, но вскоре осознал, что даже сдвинуть её с места едва могу. Собрав все свои силы, мне удалось приподнять крышку сантиметров на десять и сдвинуть её немного в сторону. К тому же моменту, когда у меня наконец получилось полностью отодвинуть её с дороги, с меня уже градом пот лился от усилий. Фу-у-ух! Думаю, без дополнительного усиления, которое даёт мне Священная Кольчуга Драконов, мне и вовсе бы не удалось открыть этот дурацкий люк.

Отдышавшись, я наконец-то забрался в комнату и лишь тогда обнаружил, что прямо на крышке люка стоит огромный мраморный шкаф выше меня сантиметров эдак на двадцать-тридцать! Неудивительно, что было так тяжело! Но сейчас не время жаловаться. Нужно поскорее закончить с делом. До того, как хозяин комнаты решит вернуться.

И уже вскоре я без особого труда отыскал последнюю потайную комнату за висящим на стене огромным зеркалом в полный рост. Затем же я сделал шаг внутрь прохода, молясь, чтобы эта комната оказалась той самой, и все мои старания не были потрачены впустую…

В тот же миг смердящий запах крови нахлынул на меня со всех сторон. Аромат был настолько сильным, что за плотной завесой едва ощущался лёгкий привкус гниющей плоти. Непосредственно перед входом в комнату висела штора из плотной ткани, что успешно загораживала собой обзор комнаты, но вот заслонить собой чудовищный запах смерти была уже не в силах. Я нашёл то, что искал.

Сделав ещё пару шагов вперёд, я приподнял штору…. и ошеломлённо застыл.

Полагаю, правильнее всего для меня сейчас было бы поскорее уйти отсюда, ведь необходимые доказательства уже собраны. Но в тот момент я мог лишь опустошённо глядеть на пространство комнаты. В ней не было следов от хранения трупов, как не было и окровавленных ошмётков тел или даже самой крови. Напротив, всё в этой комнате было вычищено до зеркальной чистоты. На всевозможных пыточных устройствах не было ни пятнышка, а свисающие со стен цепи и кандалы были даже тщательнейшим образом смазаны.

Деревянный стол посреди комнаты тоже поблёскивал на свету.

Скорее всего, пролитая на поверхность кровь успела настолько въесться в структуру дерева, что, сколько бы ни старались, её уже ничем не могли отскрести. Из раза в раз кровь засыхала на нём слой за слоем, пока не превратилась в прочную, блестящую корочку.

Окружающие стены и пол на первый взгляд казались незапятнанными, однако нечеловеческие вопли умерших здесь людей по-прежнему эхом отдавались в них. Как не исчез и удушающий запах, словно из самых глубин ада. Это якобы чистое место на самом деле было наполнено самыми мерзкими человеческими мыслями и желаниями. Воздух тут буквально звенел от застывших криков умирающих.

Я не удержался и дотронулся пальцем до поверхности стола. Чёрная масса оказалась даже плотнее, чем я предполагал: на пальце у меня осталось лишь небольшое пятно чёрно-красного оттенка.

В этом чёрно-красном пятнышке ведь есть и частица крови Роланда, не так ли?

– Роланд, теперь, зная, в каком отвратительном месте ты погиб, я могу понять, почему ты стал Рыцарем Смерти и почему так жаждешь кончины этого человека.

Мои глаза наполнились слезами, и сейчас у меня не было ни малейшего желания их сдерживать. Мы оба – и я, и Роланд – сироты, а теперь он погиб при таких ужасных обстоятельствах. Скорее всего, я единственный человек на всём континенте, что опечален его смертью.

Я один буду проливать слёзы, вспоминая о нём.

Легенда о Рыцаре Солнца. Том 1 глава 8: Не вести себя подозрительно, пока на тебе плащ

Легенда о Рыцаре Солнца Том 1: Правила Рыцаря Солнца

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Правило №8: Не вести себя подозрительно, пока на тебе плащ – перевод EliSan; редактура Akili

Гришиа, если тебя не выберут Рыцарем Солнца, стать целителем будет тоже неплохим выбором! Тогда ты сможешь помочь мне с моими ранами в будущем.

Я резко подскочил на кровати. Только что мне приснился сон о давно забытых днях, и в этом сне я вновь увидел перед собой то знакомое серьёзное выражение лица, что не являлось передо мной уже долгие годы.

Роланд всегда был очень серьёзным парнем. Даже когда он пытался кого-то подбодрить, серьёзное выражение никогда не сходило с его лица. Внимательно понаблюдав за моими успехами, он со всей присущей ему серьёзностью предложил мне альтернативный вариант карьерного роста. И, помнится, тогда я действительно прислушался к его словам, решив непременно пойти в Святилище Света и начать обучение на целителя, если меня не изберут следующим Рыцарем Солнца.

Мысль отступиться от своей мечты стать Рыцарем Солнца и остаться целителем подле Роланда мне вовсе не претила. Если бы его выбрали Рыцарем Солнца, то оно и к лучшему.

Впервые я встретил Роланда в Священном Храме во время экзамена на выбор следующего Рыцаря Солнца. К тому моменту среди претендентов на эту роль осталось всего десять детей, и все они, словно заклятые враги, конкурировали и люто ненавидели друг друга. Одни лишь мы с Роландом умудрились поладить в этой недружелюбной атмосфере.

Роланд был очень силён и в глазах всех являлся наиболее вероятным победителем отбора, в то время как мои навыки мечника были худшими среди оставшихся десяти претендентов. В своих надеждах стать следующим Рыцарем Солнца, я мог надеяться лишь на чудо!

И в подобных обстоятельствах, где всё вокруг было насквозь пропитано ненавистью и чувством соперничества, лишь самый лучший и самый худший кандидаты могли вопреки всему сдружиться.

Хотя в итоге наша с ним дружба всё же пошатнулась в тот день, когда тогда ещё действующий Рыцарь Солнца, в последствии ставший моим учителем, избрал меня своим преемником…

– Почему вы выбрали меня? – спросил маленький изумлённый я, подойдя к Рыцарю Солнца. Мне не верилось, что моя мечта действительно стала явью.

– Ну, возможно, из-за твоих красивых светлых волос, – ответил мне учитель, при этом почему-то шутливо посмеиваясь.

Услышав этот ответ, моё сердце упало в пятки, а сам я окоченел от мысли, что выиграл каким-то шулерским способом. Но даже так, мысль отказаться от поста в пользу Роланда мне тогда и голову не пришла.

Ведь и я тоже, как и он, искренне желал стать Рыцарем Солнца!

Когда же я позднее обернулся в сторону ряда прочих кандидатов, Роланд уже стоял ко мне спиной. У меня не представилось возможности даже лица его увидеть перед уходом. Роланд покинул территорию Церкви стремительно, без каких бы то ни было признаков отвращения, но и явно без намеренья вернуться и поздравить меня. Хотя, пожалуй, мне следует поблагодарить его уже за то, что тот не порезал меня на клочки своим клинком. Все прочие кандидаты выглядели так, словно пытались превратить меня в дырявый сыр своими пронзительными взглядами.

Всё ещё лёжа в кровати, я устало прикрыл лицо руками.

– Роланд, ты ненавидишь меня? – прошептал я в ладони. – Ты поэтому вернулся за мной? Но как вообще ты мог умереть? Ты же Роланд! Тот самый Роланд, что уже в двенадцать лет мог победить в спарринге взрослого мужчину.

Хотя, если принять во внимание третьего сына барона Джерланда и возможность того, что к этому делу причастен кронпринц… ситуация становится более понятной. Каким бы умелым мечником Роланд ни был, сил всего одного человека недостаточно, чтобы противостоять правителю целой страны. Даже у Рыцаря Солнца обычно нет подобной власти и права. Подобное возможно разве что при условии прямого вооружённого нападения на Церковь Бога Света, но такой шаг со стороны королевской семьи неизбежно привёл бы к полномасштабной гражданской войне.

И всё же, не я ли вчера импульсивно заявил, что непременно отомщу за Роланда?.. Э-эх! В будущем, прежде чем бросать подобными заявлениями, мне следует тщательнее расследовать конкретные детали событий. Подумал я про себя, мысленно представив себя страусом, что прячет голову в песок.

Раз уж для дальнейшего раскрытия правды мне теперь необходимо капнуть под королевскую семью, мне непременно стоит проконсультироваться с Рыцарем Бури. В конце концов, большую часть времени этот парень проводит именно что в высшем обществе, кидая страстные взгляды в сторону аристократок и доводя до совершенства романтические баллады юношей из знатных семей. Уж кому как не ему знать о тёмных делишках различных благородных семей. Как говориться, поступки говорят о человеке куда больше, чем его слова!

Умывшись, расчесавшись и приведя в порядок свой внешний облик, я выбежал из своей комнаты и начал прочесывать весь Священный Храм в поисках Рыцаря Бури. Перехватить мне его удалось уже через несколько минут посреди какого-то коридора. В руках у того была просто гигантская стопка документов.

– Брат Буря, не протянешь ли ты Солнцу руку помощи? – спросил я без малейшего колебания.

– А я могу отказаться? – задал встречный вопрос Буря. Под его глазами виднелись чёрные круги. Судя по высоте стопки документов, ему вновь пришлось пропустить собрание ради поддержания своей репутации вольного Рыцаря Бури. Кроме того, оставленные мной на время отпуска дела, по ходу, также пали на его плечи.

– Это приказ лидера Двенадцати Священных Рыцарей.

– …Тогда давай, говори уже.

– Прошу помочь Солнцу разузнать, у кого из знати есть склонность к пыткам, да будут прощены сии агнцы, что сошли с праведного пути.

– Если это всё, то я и без расследования могу сказать, что подобное «хобби» есть примерно у 80% знати, – сказал Буря, одарив меня пренебрежительным взглядом.

– Так много? – я был слегка ошарашен услышанным. Возможно ли, что пытки являются обязательным навыком для знати?

– Конечно, они же аристократы, в конце-то концов.

– Тогда… Есть ли среди них те, кто не только познал путь истязаний, но и предался ещё более недозволительному и презираемому Богом Света действию как пытки до смерти?

Услышав подобный вопрос, Буря покосился на меня с подозрением, но всё равно серьёзно ответил:

– Никто в открытую не признается, что увлекается подобного рода «забавами» в свободное время. Но, Солнце, если тебе так уж хочется знать, то есть парочка неподтверждённых слухов…

– Тогда поведай их мне! – с готовностью попросил его я.

Я рассчитывал услышать в ответ всего несколько имён, но вопреки моему ожиданию Буря выпалил целый список из десяти, а то и более знатных персон. Память у меня, конечно, отменная, однако даже я смог запомнить всего нескольких из них.

– …Вокруг барона Джерланда и короля тоже ходят подобные слухи.

Я немного поколебался, но всё же решил спросить:

– А что насчет кронпринца?

– Ну, вообще-то, мне не приходилось слышать никаких подобных слухов о принце. Даже наоборот, среди знати он пользуется безукоризненной репутацией крайне справедливого и благородного человека, – заявил Буря, после чего, пожав плечами, добавил. – Конечно, не исключено и то, что он просто очень умело это скрывает. На первый взгляд принц может и выглядит как добренький человек, которым легко манипулировать, но на деле он самый настоящий волк в овечьей шкуре. Иначе каким бы образом ему удавалось держать короля под контролем все эти годы?

– В таком случае, тебя бы не удивил слух о том, что принц на самом деле кого-то запытал? – продолжил допрашивать я.

Буря посмотрел на меня ещё более странным взглядом, но всё же согласно кивнул в ответ.

Я немного встревожился.

– Это всё, что меня интересовало. Да благословит тебя Бог Света своим присутствием, брат Буря.

Буря снова кивнул и, развернувшись, продолжил свой путь по коридору. Однако уже через несколько секунд, до меня долетело едва слышное бормотание удаляющегося Бури:

– Как необычно для Солнца говорить таким понятным языком. Смысл его фраз был ясен сразу же. Даже не пришлось ломать голову над расшифровыванием значения его слов. Невероятно!

Грациозно вышагивая по коридорам Священного Храма, я размышлял. В числе подозреваемых где-то десять человек. Но так как вся ситуация касается третьего сына барона Джерланда, который поклялся в верности кронпринцу, список подозреваемых можно сократить до трех человек: барона Джерланда, кронпринца и Его Величества короля. Хотя сын барона и принёс клятву верности кронпринцу, если бы сам король отдал ему личный приказ, ему всё равно пришлось бы повиноваться и подобная ситуация также имела бы место быть.

Спросите, почему я не подозреваю самого третьего сына барона Джерланда? Причина в том, что он взял с собой ещё двух рыцарей в помощь, чтобы избавиться от трупа. Все рыцари отдают большое значение своей репутации. Соверши он преступление сам, то по-тихому избавился бы от трупа самостоятельно, без свидетелей. Он уж точно не позволил бы другим рыцарям узнать, что он запытал кого-то до смерти.

Хотя, возможно, они совершили это втроём?

– Нет! – резко прервал свой поток мыслей я. – Роланд слишком силён. Даже общими усилиями эти трое ни за что бы не смогли его победить.

– Похоже, ты успел продвинуться в своём расследовании.

Я аж подпрыгнул от неожиданности и, обернувшись, увидел у себя за спиной самого хозяина этого голоса – Капитана Кару.

– Так нашего Рыцаря Смерти зовут Роланд? – Кара вперил в меня свой взгляд, словно бы способен прочесть мысли по выражению моего лица.

Я начинаю понимать, как ему удаётся принуждать преступников говорить правду. Он воистину достоин называться Рыцарем Кары, если сумел понять по одному лишь услышанному предложению, что произнесённое мной имя «Роланд» принадлежит Рыцарю Смерти.

– Так ты всё же знаком с Рыцарем Смерти? Но я прежде никогда не слышал этого имени от тебя. Быть может, это кто-то, кого ты знал до нашей с тобой встречи?

Э-э-э… Я же ещё ничего не сказал, так? Почему тогда мне кажется, словно Каре известно всё до мельчайших деталей? Жуть какая!

– Вчера Пламя столкнулся в городе с Рыцарем Смерти и с ещё одной одетой во всё чёрное неопознанной личностью, – произнеся эти слова, Кара внимательно прошёлся взглядом по моему лицу и заключил. – Ты не выглядишь удивлённым. Выходит, ты уже знал об этом? Но совещание Двенадцати Священных Рыцарей закончилось лишь недавно, а Пламя ушёл позже меня. Ты никак не мог услышать это от него.

– …

Похоже, мне даже говорить ничего не нужно, так как Кара сам додумается до всех ответов менее чем за минуту. Он, возможно, заметил, что я не намерен отвечать, потому перестал задавать вопросы и перешёл к объяснениям.

– Судя по докладу Пламени, наш Рыцарь Смерти уже на грани превращения в Лорда Смерти. Поэтому я планирую отправить половину всех рыцарей Священного Храма прочёсывать город. Папа также согласился отправить половину своих целителей Святилища Света для помощи в поиске. Мы не можем допустить рождения Лорда Смерти.

Но тогда Роланд будет сожжён на костре! Сумев кое-как подавить вспыхнувшую во мне тревогу, я пробудил в себе честь Рыцаря Солнца, существование которой благополучно игнорировал уже невесть сколько лет.

– Все вопросы касающиеся нежити попадают под юрисдикцию Рыцаря Солнца. Капитан Кара, вы, похоже, преступили свои полномочия, – сухо отозвался я.

– В таком случае, я ужасно сожалею, Капитан Солнце. Видите ли, до этого момента я полагал, что у вас сейчас отпуск, а так как эту ситуацию с Рыцарем Смерти никак нельзя было откладывать в долгий ящик, я посчитал необходимым действовать от вашего имени. Если вы желаете вновь взять бразды правления в свои руки, вынужден вас просить отменить свой отпуск. Напомню вам, что у вас всё ещё есть два дня для расследования, – спокойно ответил Кара.

Закончив свою речь, он двинулся дальше по коридору, однако, проходя мимо меня, тихо прошептал:

– За то время, что мы знакомы, как ты думаешь, сколько раз мне приходилось преступать свои полномочия ради тебя? «Помоги мне побить плохих парней», «помоги мне с расследованием», «помоги мне купить пирог с голубикой». Как ты думаешь, кто просил меня обо всех этих одолжениях?

Эм-м-м… это и впрямь звучит схоже с тем, что мог бы сказать «маленький и несмышленый я».

– Кем бы ни являлся Рыцарь Смерти при жизни, не допустить рождения Лорда Смерти – одна из важнейших твоих обязанностей, как Рыцаря Солнца, я ведь прав?

– Так и есть. «Нежить не имеет права существовать в мире живых» – таков главный принцип Рыцарей Солнца, – кивнув, признал я. Вот только у Гришиа так же есть и свои принципы.

Услышав мой ответ, Кара одобрительно кивнул, и лишь после этого удалился прочь.

На всё про всё у меня осталось не так уж много времени. Святилищу Света и Священному Храму потребуется приблизительно полдня на то, чтобы собрать и организовать свои силы. Лишь тогда они смогут приступить к планомерному прочёсыванию всего города небольшими отрядами. Я должен успеть отыскать местонахождение Роланда раньше них и спрятать его у Пинк. Могу поспорить, что Пинк удастся благополучно скрыть его присутствие.

Я довольно чувствителен к элементу тьмы, так что у меня не должно возникнуть проблем с его поисками, если, конечно, он не спрятался в каком-то уж очень неожиданном месте.

Вернувшись назад в свою комнату, я прихватил свой плащ и Божественный Солнечный Меч. Покинув территорию Церкви, я довольно быстро достиг самого центра города, который по совместительству являлся самой большой его площадью. Притворившись уставшим путником, я присел на край центрального фонтана.

Наичистейший элемент света Божественного Солнечного Меча способен сделать меня даже более чувствительным к элементу тьмы, чем обычно. По этой причине я сжал в ладони рукоять клинка, что прятал в складках плаща, и, закрыв глаза, принялся искать все источники энергии тьмы в городе с помощью своего элементального зрения.

Так же как в каждом городе, без сомнения, найдутся места скоплений тёмной энергии, так и в теле каждого человека есть частичка тьмы. Но в городах и телах простых людей её количество незначительно. Обычно они состоят из огромного множества различных элементов: немного элемента огня тут, немного элемента воды там. Только те, кто специализируются на каком-либо умении, могут иметь повышенное количество соответствующего элемента. К примеру, маги, изучающие магию огня, несомненно, будут иметь повышенное количество элемента огня в своих телах.

Рассмотрев состав тела человека, я могу довольно точно определить его специализацию, даже если вижу его впервые.

К счастью, это моё умение является довольно-таки редкой способностью вплоть до того, что его можно считать врождённым даром. Несмотря на то, что ему можно обучиться, результаты, как правило, оставляют желать лучшего.

Тот факт, что я обладаю этим даром, известен лишь моему учителю, и он строго-настрого запретил мне кому-либо ещё раскрывать об этом. Учитель разрешил мне использовать эту уникальную способность лишь в случаях крайней необходимости.

А всё потому, что эта способность просто-напросто слишком пугающая. Ведь состав элементов в теле каждого человека уникален, и его ох как непросто изменить. Во всяком случае, быстро. Таким образом, запомнив состав элементов человека, я с лёгкостью могу отследить его местоположение. Но и это еще всё! По составу элементов я могу легко определить, есть ли у человека магические артефакты и даже приблизительно оценить их магическую мощь.

Если все узнают, что я способен с ходу определить как собственные способности человека, так и наличие у них припрятанных козырей, это лишь навредит мне.

Да и к тому же, с тех пор, как я стал Рыцарем Солнца, моя способность ощущать элементы значительно ухудшилась. Мой собственный элемент света стал настолько подавляющим, что теперь мешал ощущать другие элементы. Однако по отношению к противоположному элементу моё умение наоборот усилилось. И этот элемент – тьма!

Я и впрямь ощущаю некоторое количество тёмной энергии в городе, но её количество довольно мало, особенно в сравнении с другими крупными городами. Город Свежего Листа не зря называют самым чистым городом на континенте.

Я продолжал расширять свою зону поиска. Начав свои розыски с центральных улиц, что лучами расходились во все стороны от центральной площади, я затем двинулся дальше вглубь города. Я заглянул во все тёмные закоулки, разваливающиеся старые лачуги и заваленные овсом конюшни, но так и не смог отыскать никаких следов Роланда.

Где же он прячется? Его элемент тьмы невероятно силён, так что нет никаких причин, по которым я мог бы не суметь его отыскать.

Возможно ли… Я нехотя оглянулся через плечо. За моей спиной находилось, пожалуй, самое главное здание во всём городе – королевский дворец.

И его без преувеличения можно назвать самым тёмным местом во всём городе Свежего Листа. Даже притом, что внутри находится немало преданных и чистосердечных рыцарей, аристократов, чьи сердца темнее само́й ночи, там всё же намного больше. Достаточно вспомнить хотя бы недавние слова Бури о том, что у 80% дворян есть пристрастие к пыткам.

Даже сейчас, сидя снаружи, я ощущаю нависшее над замком облако элемента тьмы. Если Роланд прячется там, то я действительно мог не заметить его ранее.

Ох, не хочется же мне лезть в эту жижу своей способностью… пожаловался я про себя. Но, так как нигде более отыскать Роланда я не сумел, остаётся заглянуть лишь туда.

Вновь закрыв глаза, я неохотно протянул свою зону поиска на территорию дворца. Вскоре я вновь распахнул их.

Как так? Во дворце его тоже нет?

Может, он уже покинул город? Пришло мне в голову. Если так, то хорошо. В таком случае Кара не сможет его отыскать.

– Только не говори мне, что бездельничать, сидя посреди площади, входит в обязанности Рыцаря Солнца?

– Конечно же, нет. Обычно я очень даже занят! – на автомате возразил я, но, подняв взгляд, замер в ошеломлении. Передо мной стоял тот самый парень, в поисках которого я прочесал весь город… Роланд!

Он остался почти таким же, каким был в детстве, только ростом вымахал да возмужал. Он выглядел стройным, имел привлекательную внешность и всё то же серьёзное выражение лица. Просто стоя на одном месте, он излучал ауру сильного парня. Даже улыбка его была довольно гнетущей, так что едва ли найдётся человек, способный ему возразить. Роланд относится к тому типу прирожденных лидеров, что способны без малейшего труда заставить людей исполнять их волю радостно и беспрекословно.

Однако больше всего в его облике меня удивило то, что Роланд выглядел как… обычный человек!

Он совершенно не походил на того жуткого обесцвеченного типа, каким был буквально вчера. Если бы он сразу предстал передо мной в этом облике, я бы с первого взгляда признал в нём Роланда.

– Тебя воскресили? – ошалело поинтересовался я, но, едва произнеся эти слова, тут же захотел стукнуть себя по голове за тупость. Как бы его воскресили после того, как он уже стал Рыцарем Смерти!

– Нет, меня совершенно точно не воскресили, – как всегда серьёзно ответил Роланд, после чего вежливо спросил. – Могу ли я присесть?

– Оу, конечно, – мысли мои всё ещё пребывали в полном беспорядке.

Как может Роланд выглядеть точь-в-точь как человек, не будучи воскрешённым? Или, может, этот Роланд лишь плод моего воображения?

Сев рядом со мной, он тут же с улыбкой произнёс:

– Гришиа, ты ничуть не изменился. Ты всегда, столкнувшись со сложной ситуацией, шёл на площадь или ещё в какое людное место, чтобы слиться с толпой и хорошенько подумать.

Я приходил в людные места не потому, что хотел подумать, а потому, что использовал свою способность чувствовать элементы!

– Почему ты так выглядишь? – не удержался я от вопроса.

Роланд приподнял свою левую руку, на его среднем пальце я заметил кольцо. Он никогда не носил украшений, особенно таких розовых в форме сердца колец. По одному лишь виду данного аксессуара было сразу видно, что это дешёвая фальшивка. Должно быть, на это кольцо наложены какие-то крайне сильные побуждающие чары, раз уж Роланд добровольно его носит.

– Это «Кольцо Жизни», – со вздохом сообщил мне Роланд. – Его дала мне Пинк. Оно позволяет мне принимать облик обычного человека, но энергия света с легкостью может рассеять эту иллюзию.

– Ну, о том, что это кольцо Пинк, я догадался… А тот меч тоже она тебе дала?

Кто бы мог подумать, что этот облик создан колечком, которое маленькие девочки вполне могут использовать для игры в куклы? В следующий раз, как соберусь к Пинк, непременно повнимательнее присмотрюсь к тому плюшевому медвежонку, что сидит в углу её комнаты. Кто знает, может этот мишутка способен призвать Короля-демона или ещё чего?

– Нет, этот меч – семейная реликвия. Никогда не думал, что однажды сам буду использовать этот проклятый клинок, – Роланд печально улыбнулся. – Даже не предполагал, что возьму его в руки в качестве Рыцаря Смерти, и буду чувствовать себя на одной волне с тьмо––

– Тихо! – взмахнул я рукой, прервав слова Роланда.

Я почувствовал приближение примерно пяти священных рыцарей и одного целителя. Сомневаюсь, конечно, что кто-либо из них в серьёз рассчитывает найти Рыцаря Смерти на самой большой и оживлённой площади города, однако Кара всегда всё делает аккуратно, не упуская ни малейших деталей. Он, разумеется, никак не мог оставить без внимания столь огромную площадь.

Это плохо, ведь Рыцарь Смерти сидит прямо рядом со мной!

Пусть сейчас он и выглядит как человек, но сидя рядом с ним, я всё же ощущаю небольшое количество энергии тьмы, что исходит от него. Не могу уверено заявить, что целитель не обратит на него внимание… Ох! Ну вот, что и следовало ожидать! Целитель таки начал подозрительно коситься в нашу сторону, а теперь ещё и прямо указал на нас священным рыцарям, что были с ним. Похоже, они собираются подойти и проверить нас.

– Роланд, уходи отсюда сейчас же! – тихо прошептал я.

Но он, хоть также как и я приметил приближающуюся группу рыцарей, не проявил никакого желания уйти и даже сохранил своё обычное спокойное выражение лица.

Кошмар! Священные рыцари не просто направляются в нашу сторону, они топают сюда с суровыми грозными лицами. Не уж-то нас так быстро раскрыли?

Моё сердце громко заколотилось в груди, а мозг продолжил лихорадочно соображать, ища способ обхитрить своих же священных рыцарей. И вот они уже вплотную подошли к Роланду и… полностью проигнорировав его присутствие, застыли передо мной.

– Сэр, прошу ваш снять свой капюшон, – потребовал лидер группы рыцарей.

Я с каменным лицом стянул с себя капюшон, в то время как Роланд, отвернувшись в сторону, продолжил тихо-мирно сидеть на прежнем месте. По тому, как тряслись его плечи, было отчётливо видно, что тот старательно сдерживает свой смех.

– Ох, Рыцарь Солнца?! – поражённо воскликнула семёрка рыцарей. Думаю, даже обнаружение Рыцаря Смерти не удивило бы их столь же сильно, как моё собственно присутствие здесь.

– Неужто Бог Света более не одаряет меня своим благословением, и излучаемая этим телом аура света столь ослабла, что позволила моим братьям священным рыцарям перепутать меня с окутанным аурой тьмы Рыцарем Смерти? – с горестным видом поинтересовался я.

– Нет, нет, это не так! – все семеро в унисон замотали головами.

Весьма драматичное зрелище!

– Тогда, может, поведение и движения Солнца выглядят настолько фальшивыми и настораживающими, что мои братья священные рыцари приняли его за скрывающегося среди людей Рыцаря Смерти?

Группа из семи вновь замотали головами на 180 градусов.

– В таком случае, быть может, это просто забавное недоразумение, которое изредка посылает нам Бог Света?

Семёрка вновь машинально замотала головами, пока до них не дошёл смысл моих слов. Изобразив семь различных гримас ужаса, все резко изменили движения своих голов и усердно закивали.

– Коли это всего лишь славное недоразумение, ниспосланное нам благожелательным Богом Света, не смею более отвлекать своих братьев. Прошу и впредь достойно исполнять волю Бога Света.

Спешно отсалютовав мне и дождавшись моёго медленного ответного салюта, семёрка рыцарей без оглядки стремительно умчалась прочь. Такое ощущение, словно для них я, Рыцарь Солнца, оказался даже страшнее Рыцаря Смерти.

Вероятно, всему виной отсутствие эмоций на моём лице в самом начале. Внезапно увидеть Рыцаря Солнца, который обязан лучезарно улыбаться даже лежа на смертном одре, без улыбки на губах довольно жутко. Полагаю, это будет выглядеть пугающе, даже если при этом не показывать свою злость. Похоже, впредь мне придётся повнимательнее следить за своими улыбками, а то ещё пойдут слухи о Рыцаре Солнца и его изменчивом настроении.

Я вновь натянул свой капюшон и повернулся к удивлённо уставившемуся на меня Роланду.

– Гришиа, с каких это пор ты начал говорить в такой запутанной манере?

– …Даже не спрашивай, – горестно вздохнул я, и поспешно продолжил. – Роланд, тебе следует побыстрее вернуться к Пинк и спрятаться в её доме. Тот священник наверняка и в самом деле почувствовал твою ауру тьмы и лишь из-за твоего спокойного поведения и невинного выражения лица ошибочно приняли за Рыцаря Смерти рядом сидящего меня.

Роланд ненадолго замолчал, прежде чем тихо произнести:

– Я всего лишь пришёл попрощаться с тобой, Гришиа. В следующую нашу встречу мы уже будем врагами.

– Врагами… – едва слышно повторил я и удручённо опустил голову. – Выходит, ты и впрямь меня ненавидишь.

Изначально я всё ещё надеялся, что Роланд не из тех людей, что будут держать обиду и, возможно даже, забыл уже о том, что я украл у него пост Рыцаря Солнца.

Однако в ответ на мои слова я услышал лишь озадаченный вопрос Роланда:

– Почему я должен тебя ненавидеть?

– Ты не ненавидишь меня? – резко встрепенулся я. – Тогда с какой стати ты полоснул меня мечом при нашей первой встрече?

Лицо Роланда тот час же исказила гримаса сожаления.

– Это потому, что Пинк попросила меня привести тебе парочку нежити для разминки. Я только хотел помахать тебе рукой в знак приветствия. Но я совсем недавно стал Рыцарем Смерти и потому забыл, что мои сила и скорость сильно возросли. В результате я просто не успел вовремя затормозить и в конечном итоге ранил тебя. Мне очень жаль!

– …

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я стиснул зубы и задал следующий вопрос:

– Тогда почему ты сказал, что вернёшься за мной?

– Я с самого начала планировал найти тебя, чтобы попрощаться, – спокойно заявил Роланд.

Ох уж этот твердолобый Роланд! Ты что, совсем не понимаешь, что уже стал Рыцарем Смерти? Твои «приветствия» и «прощания» чуть было не убили меня.

– Роланд, если бы человек мог умереть дважды, я бы уже убил тебя, – яростно выпалил я, скрежеща зубами.

То, что он полоснул меня мечом по спине, уже само по себе плохо, но как он умудрился ещё и ляпнуть вдогонку фразу, что настолько легко неправильно истолковать, как «однажды я вернусь за тобой вновь, Рыцарь Солнца»? Это породило такое недопонимание, что я уже был готов стать мучеником и разбить голову об одну из церковных колонн.

– Ты можешь сжечь меня, – спокойно ответил Роланд. – После того, как я расправлюсь с ним, я позволю тебе сжечь меня.

– Я просто пошутил, – пробормотал я, нахмурившись.

Я и забыл, что Роланд настолько серьёзный тип, что в его присутствии попросту нельзя произносить шутки.

– Я серьёзно. Если бы я не был обязан убить того человека, то не позволил бы себе существовать в этом мире в качестве нежити.

– Твой убийца – это кронпринц?

Услышав мой вопрос, Роланд на мгновение застыл, прежде чем утвердительно кивнуть.

Значит, это всё же он. Настроение у меня резко ухудшилось.

– У тебя не выйдет. Рыцарь Кары не такой же тупоголовый… кхем! Я хотел сказать, не такой же «добросердечный», как я. Он, без сомнения, установит вокруг принца сеть от земли и до самых небес, так что тебе не преуспеть.

Роланд тот час же резко обернулся, и я увидел, что глаза парня от бушующего в нём негодования начали преображаться, превращаясь обратно в огненный мстительный взгляд Рыцаря Смерти.

– Не важно, насколько малы мои шансы, я во чтобы то ни стало прикончу его, – твёрдо заявил Роланд.

– Роланд, месть – не то чувство, которое должно вести рыцаря в бой, – настойчиво выпалил я.

– Нет, Гришиа, я делаю это не из мести, – холодно объяснил Роланд. – Это не было первым разом, когда он совершил подобное. Я стал жертвой, потому что не мог больше мириться с его прегрешениями и хотел вывести его на чистую воду. Оставив его в живых, мы лишь увеличим количество жертв.

Я был настолько ошарашен, что потерял дар речи. Может ли он на самом деле быть таким двуликим человеком, который за маской повседневности, на самом деле скрывает натуру жестокого убийцы-садиста?

Роланд возбуждённо поднялся. Тёмная аура вокруг него бешено закружилась.

– Я, несомненно, убью его, так что он больше не сможет никому навредить.

– Выходит, его убийство – твоя одержимость?

Если это так, то у меня проблемы. У подобной одержимости не может быть компромиссов.

– Одержимость? – Роланд непонимающе уставился на меня.

– Ну да. Недавно ты чуть было не превратился в Лорда Смерти. Чтобы столь быстро прогрессировать за столь короткий промежуток времени, у тебя должна быть почти невыполнимое страстное желание. Если оно касается его убийства, то это и впрямь почти невозможно, – я покачал головой.

Только не говорите мне, что сжигание Роланда – единственный оставшийся выход из ситуации?

Я поднял свои глаза и успел заметить какой-то странный взгляд на лице Роланда.

– Что? – озадаченно спросил я.

– Да нет, ничего. Мне пора идти. Та энергия тьмы, что я недавно выпустил, потеряв контроль над собой, уже, должно быть, привлекла внимание рыцарей. Гришиа, надеюсь, в нашу следующую встречу ты предстанешь передо мной уже в качестве Рыцаря Солнца, – едва закончив свою фразу, Роланд резко развернулся и без промедлений ушёл.

Я же продолжил сидеть в полной прострации, в то время как сердце в груди разрывалось от противоречий. Неужели уже ничего нельзя сделать, чтобы остановить попытки Роланда убить человека. Как же мне поступить?

Раскрыть план Роланда? Если я это сделаю, то, каким бы сильным он ни был, под бдительным присмотром королевского двора и Церкви Бога Света, у него не будет и шанса на успех. Возможно, ему даже не удастся скрыться. Если это произойдет, я, как Рыцарь Солнца, буду вынужден лично увести его и собственноручно поднести факел к столбу, на котором его превратят в барбекю.

С другой стороны, я мог бы умолчать о планах Роланда и подождать, пока тот не разрежет нашего правителя надвое. Должен признать, с его способностями, да ещё и вкупе с маскировкой, которую ему обеспечивает это кольцо, у Роланда может даже получиться…

Чёрт, Роланд! Ну почему ты не мог просто завершить свои дела по-тихому, и уже потом прийти и рассказать мне о них? Почему ты заранее предупредил о своих плохих намереньях, вынуждая меня ломать голову над тем, стоит делать из тебя барбекю или нет?

В этот момент по площади разнёсся топот приближающихся сапог. Подняв взгляд, я увидел группу запоздалых священных рыцарей и покачал головой. Придя сюда лишь сейчас, вы даже тени удаляющегося Рыцаря Смерти не заметите!

– Вон там!

Э-э? Неужели, Роланд зачем-то вернулся на площадь? Я огляделся по сторонам, но приметить его силуэта так и не сумел…

– Эй ты! Сними с головы капюшон!

Целый взвод священных рыцарей, крича, устремился ко мне с напором мчащегося табуна.

– …

Сколько же ещё раз вам, ребята, нужно принять меня за Рыцаря Смерти, прежде чем вы будете удовлетворены?!

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 8: Развилка в три пути

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №8: Развилка в три пути – перевод EliSan; редактура Akili

Настороженные и раненые, мы одним махом преодолели весь путь обратно и благополучно вернулись в лагерь беженцев. По дороге мы даже вновь наткнулись на Ву Яоджина. Стоило нам встретиться, как все вояки тут же разом набросились на него, словно волки, жаждая крови и отмщения. Что же до меня, то я не сочла нужным препятствовать им.

После недавней переклички все мы сейчас пребывали в крайне мрачном расположении духа, так как после тщательного подсчёта всех павших и раненых выяснилось, что число выживших солдат не дотягивает даже до трети. Но всё же самым жестоким ударом для вояк стала подтвердившаяся гибель лейтенанта и Гуо Хонга. По всей видимости, они оба погибли в последней яростной атаке Асуры да так основательно, что даже тел их отыскать не удалось. Учитывая всё вышесказанное, разве ж можно винить солдат за их желание к чертям разорвать всех здешних исследователей?

– Если убьёте меня, через двое суток столкнётесь с серьёзными проблемами, – принялся спокойно анализировать ситуацию парень несмотря на то, что его собственная жизнь сейчас висела на волоске. – Ранее мы удерживали прочих иных на расстоянии от лагеря полагаясь на запах Мамаши. Однако теперь её здесь больше нет…

Оп-па, он уже перенял у меня термин «иные». Теперь это название наверняка станет общепринятым куда быстрее, чем раньше.

Услышав слова учёного, А-Нуо невольно нахмурился.

– Так те монстры скоро тоже придут сюда?

На что Ву Яоджин ответил утвердительным кивком головы. Лица вояк тот час же помрачнели ещё больше, а в глазах некоторых даже промелькнула толика отчаянья и смирения.

Заметив это, я спешно спросила:

– Но раз ты говоришь, что «ЕСЛИ убьём тебя, столкнёмся с проблемами», выходит, у тебя есть какое-то решение, так?

– Ага, – признал Ву Яоджин, окинув взглядом всех присутствующих, но раскрывать подробности своего плана явно не торопился. Было очевидно, что молодой учёный намерен использовать его как козырь для обеспечения собственной безопасности. Он не станет нам ничего рассказывать.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана гадая, есть ли у него какие-нибудь идеи на сей счёт. Но самого Сяотиана этот вопрос, похоже, не сильно беспокоил.

– Идём быстрей наверх, – спокойно бросил он. – Тринадцатый, скорей всего, направился на восток, так как именно в той стороне находится его будущая вотчина, но наверняка пока сказать не могу. Кто знает, какой крюк он решит сделать и сколько ещё городов посетит прежде, чем окончательно обоснуется в том мегаполисе.

На восток?.. Я застыла, словно громом поражённая. Даге и остальные тоже движутся на восток, а территорией Тринадцатого в прошлом мире, если правильно помню, был крупный город. Только не говорите мне, что это Лан?!

Увидев резкую перемену на моём лице, брови Цзянг Сяотиана озадачено приподнялись, но не успела я даже приступить к объяснению, как он сам всё понял и с явной тревогой в голосе выпалил:

– Шуюн в опасности!

Вообще, если уж на чистоту, непосредственно сиюминутной опасности эта новость для них не представляет. Даге и остальные планируют обосноваться в городке рядом с Лан, а не в самом Лан. К тому же мир огромен. Каков шанс, что они столкнуться с… Стоп, с везучестью Цзянгов, такое действительно возможно! В смысле, я же на Тринадцатого наткнулась!

Нам стоит поспешить. Теперь я и в самом деле забеспокоилась.

В этот момент Чен Янксинг внезапно с явно обеспокоенным видом сделал несколько шагов в мою сторону. Он выглядел сейчас точь-в-точь как несчастный муж, что переживает, как бы его возлюбленная не ушла от него прочь… Вернее, как… как… простите, но я действительно не знаю, как ещё это можно описать!

Тем не менее, я прекрасно понимаю причину его обеспокоенности. В моей прошлой жизни многие желали держаться как можно ближе к сильным. Даже такая мелкая сошка как Ксиа Зенгу имела немало последователей. Ни у кого попросту не оставалось иного выбора, так как банальное выживание перед лицом иных, голода и радикальных изменений в климате стало непосильной задачей для простых людей. А продвижение вперёд в тени кого-то сильного дарило какое-никакое, но всё же чувство защищённости, и ради этой защищённости люди готовы были продавать как самих себя, так и собственных детей.

По тому, как мы с Цзянг Сяотианом ведём себя, мы, вероятно, предстали в их глазах эдакими могущественными мастерами, что всё да обо всём знают. В подобных обстоятельствах кто в здравом уме откажется от шанса последовать за такими людьми? Хотя Чен Янксинг и без этой причины довольно приставуч…

Однако Ву Яоджин в этот момент резво нырнул за мою спину, и, вцепившись мне в плечи, выпалил:

– Пообещайте, что не убьёте меня. Тогда я помогу вам разрешить эту проблему.

После этих слов учённого, жажда крови вояк лишь ещё больше возросла и даже я со своими наклонностями святоши не испытывала ни малейшего желания его спасать. Ты дебил? По-твоему, прятки за моей спиной могут хоть в чём-то тебе помочь?

Сорвав его руки со своих плеч, я равнодушно отступила в сторону, намереваясь позволить ему в полной мере вкусить ярость и негодование солдат.

Заметив это, Ву Яоджин вздохнул.

– Моё убийство не принесёт вам ничего, кроме негативных последствий, – подметил он. – Пусть сейчас и создаётся впечатление, будто нынешний мир благоволит лишь физически сильным, в будущем вам всё равно потребуются искатели истин, вроде меня, для разрешения глобальных проблем. Ведь, уверен, никто из вас не желает вечно жить в страхе перед иными, нет ведь?

Среди солдат повисла гробовая тишина. И я прекрасно понимаю их неоднозначные чувства. Пусть некоторые люди и стали в этом мире буквально одержимы силой, и атмосферу апокалипсиса в целом можно назвать более захватывающей, чем былые унылые будни, большинство людей по-прежнему предпочтёт вернуться назад. Назад к тому времени, когда даже слабые могли выжить, вместо того, чтобы жить подобной захватывающей жизнью, в которой всего один неловко сделанный шаг может означать смерть.

Однако почему всё-таки мир внезапно стал таким? Был ли тот алый метеоритный дождь лишь занятным совпадением или же одной из причин? И что из себя вообще представляет этот чертовски странный чёрный туман, что будет наведываться к нам строго каждый год?

И что же всё-таки случилось на десятом году апокалипсиса, в тот самый год, когда я умерла?

Помнится, тогда ни с того ни с сего поднялась большая шумиха и со всех сторон стали раздаваться громкие взрывы… Что это было? Признаться, мои воспоминания о тех событиях весьма туманны; помню лишь, что все без исключения куда-то бежали, отчаянно пытаясь оторваться от того нечто, что настойчиво преследовало нас и, по всей видимости, было решительно настроено уничтожить всех без исключения.

Выбрав направление, я взяла с собой несколько человек, с которыми была близка, и повела их по безопасному пути без врагов, но засранец Ксиа Зенгу таки нагнал нас. И он не только привлёк опасность в нашу сторону, он даже атаковал нас, рассчитывая тем самым замедлить врагов. Он ударил меня, да с такой силой, что я отлетела на пару метров назад. А когда подняла взгляд, передо мной уже был рой… рой похожих на жуков иных… Ва-а, гадость-то какая!

– Что с тобой, Шую?

Вернувшись в реальность, я обнаружила себя сидящей на корточках и сжимающей свою голову в тисках. Подняв взгляд, я увидела перед собой обеспокоенно глядящего на меня Сяотиана.

– Просто голова болит. Скорей всего, остаточные явления той ментальной атаки Тринадцатого.

Как разберёмся с этими военными, думаю, мне всё же стоит расспросить Цзянг Сяотиана о том, что произошло на десятом году апокалипсиса. Он наверняка знает, что стало причиной той шумихи, если только его путешествие сквозь пространство и время не произошло раньше смерти Гуан Веюн. Но я почти уверена, что это не тот случай. По крайней мере, слуха о гибели одного из элит человечества до меня точно не доходило.

И пока остальные солдаты пребывали в нерешительности, А-Нуо внезапно заговорил:

– Мы не тронем тебя. Но взамен ты сделаешь то, что должен сделать, и быстро. Мы не знаем, как обстоят дела снаружи. Если лагерь беженцев окончательно падёт, от тебя тоже более не будет проку, и тогда, будь уверен, мы без промедления тебя убьём!

Я согласно кивнула. Это было верное решение. Если к нашему возвращению лагерь беженцев уже будет разрушен, А-Нуо и ребята просто покинут эту военную базу, и им более не будет грозить массовое нападение иных со всех сторон. И в тоже время, если учёный действительно знает некий способ держать иных на расстоянии, все захотят заполучить его в свои руки! Я тоже хочу. Было бы крайне расточительно просто взять и уничтожить его!

– В этом деле нам поможет взятые из тела Мамаши образцы крови. С их помощью мы сможем обезопасить лагерь ещё минимум дней на семь, не меньше. Ну а с тем, как быть дальше, сообразим уже по ходу дела. Если повезёт, к тому времени к нам подоспеет подмога из других исследовательских центров.

– Тогда поспеши и достань их уже! – теряя терпение рявкнул А-Нуо.

Но Ву Яоджин лишь отрицательно помотал головой.

– Не нужно. Чуть ранее я уже сходил и взял несколько образцов с собой. Мы можем идти.

– … – полагаю, в этот момент не только меня, но и всех солдат посетило жгучее желание забить этого треклятого козерога до смерти.

Когда мы вновь вернулись на поверхность, нас приветствовала картина полнейшего хаоса. Те немногие солдаты, которым посчастливилось выжить, были не в силах взять ситуацию под контроль. От них я узнала, что когда Тринадцатый и его шайка оказались на поверхности, те без труда схватили несколько людей, вероятно, в качестве закуски на дорогу, и ушли. Даже отчаянная попытка военных остановить их плотным огонём не увенчалась успехом, так как два бронированных медведя с лёгкостью отразили все летящие в них пули. Увидевшие это солдаты настолько перепугались, что уже даже было с жизнями успели распрощаться. Но, к их изумлению, группа иных лишь прошествовала мимо, прихватив с собой незадачливые «закуски».

– Что ты сказал? Те иные ушли на юг? Ты точно уверен, что они ушли на юг? – с напором потребовала ответа я, боясь, что солдат что-то напутал. В смысле, разве Тринадцатый не должен был сейчас пойти на восток, чтобы основать свой лагерь? Что он на юге забыл?

Солдат в ответ живо закивал головой и ткнул пальцев в ту сторону.

– Если не веришь мне, можешь сам пойти и взглянуть. Оставшиеся после них следы и слизь по-прежнему там. Никто не рискнул даже прикоснуться к ним.

После этих слов Цзянг Сяотиан и в самом деле сорвался с места и побежал взглянуть на следы. Я тоже собиралась последовать за ним, но как раз в этот момент солдаты начали один за другим отчитываться перед А-Нуо, и я решила остаться и послушать. Да и, помимо этого, Чен Янксинг… нет, не только он, несколько других вояк подле него тоже глядели на меня боготворящими глазами. Если попробую сейчас куда-то уйти, за мной почти наверняка увяжется целый табун, что будет лишь под ногами мешаться. Лучше уж пусть Цзянг Сяотиан сам туда сбегает.

К слову, неужто это тот самый флаг1, когда я могу основать мой собственный гарем? Нет уж, спасибо. Не хочу я становиться вторым Ксиа Зенгу. Все вы можете просто свалить в туман!

Тем временем другие солдаты продолжали информировать А-Нуо:

– Многие люди убежали прочь из лагеря, но, полагаю, они всё равно где-то поблизости. В конце концов, им попросту некуда больше бежать. Как только ситуация на базе стабилизируется, уверен, они вернутся назад.

По мне, так лучше бы они и не возвращались!

Во-первых, с их приходом вновь увеличится потребление и без того не резиновых запасов еды. Во-вторых, учитывая резко поредевший состав военных сил базы, если вояки продолжат как и раньше организовывать вылазки в город за продуктами, оставшаяся позади ничтожная кучка солдат вскоре попросту не сможет удержать людей под контролем. Когда этот момент настанет, люди начнут в открытую сражаться между собой за еду и оружие и даже убивать друг друга.

Никогда не смейте недооценивать обычных гражданских. Как только испытываемый ими голод достигнет определённой отметки, первое, что окажется съеденным, будет их собственная человечность.

А-Нуо, определённо, тоже это понимает. Его брови плотно сжались на переносице в глубокой задумчивости. Однако уже в следующее мгновение, подняв голову и встретившись со мною взглядом, его брови вновь расслабились, словно я обладала силой всё вмиг исправить.

…Это что же получается, я теперь непременно обязана взять этих армейских под своё крыло?

– Шую!

Я обернулась на звук голоса. Ко мне резво подбежал милашка Цзянг Сяотиан и, ехидно ухмыляясь, сообщил:

– Шую, нам действительно стоит поспешить! Похоже, Тринадцатый исчерпал свои силы и более не может контролировать других иных. Потому-то он и сдался так просто там, внизу. Судя по тому, как расходятся следы, он уже отпустил всех прочих иных в свободное плаванье. С ним остались лишь Асура и Мамаша, но оба сильно ранены, особенно Мамаша. Какое-то время они будут лишь обременять Тринадцатого. Да и к тому же Мамаша оставила после себя густой вонючий след из слизи, так что отследить их продвижение не составит никакого труда.

Боже, да это же просто шанс один на тысячу! Даже лучше того, что представился мне в исследовательском центре. Если воспользуемся этой уникальной возможностью и разделаемся с Тринадцатым, разве ж это не облегчит жизнь всех людей в мире в будущем?

– Хорошо, – кивнула я. – Поспешим же.

Стоило мне это произнести, и лицо Чен Янксинга тот час же исказилось.

– Пого––

– Я обязан последовать за ним! – обернувшись назад, твёрдо выпалила я. – Лидер тех иных далеко не обычный монстр. Если оставим его в живых, это обернётся настоящей катастрофой для всего человечества!

Но прежде чем Чен Янксинг успел хотя бы рот открыть в ответ, в разговор внезапно встрял А-Нуо.

– Вот уже какое-то время вы с этим ребёнком говорите о вещах, которые я совершенно не понимаю. Но, похоже, вам двоим и в самом деле известно о происходящем куда больше, чем нам. А раз так, мы не вправе игнорировать бо́льшую угрозу ради решения наших сравнительно мелких проблем. А-Ксинг, оставь попытки их остановить. Они пытаются решить глобальную проблему, так что мы должны их отпустить.

– Я-я всего лишь хотел сказать, что тот профессор из исследовательского центра куда-то испарился! – покраснев от стыда, запинаясь выпалил Чен Янкинг.

Услышав слова товарища, А-Нуо тут же напрягся и принялся озираться по сторона, но Ву Яоджина рядом с нами и в самом деле уже не было. Осознав это, лидер вояк громко выругался:

– Твою ж мать!

– Но зачем он вообще решил сбежать? Разве ж мы уже не пообещали сохранить ему жизнь? – совершенно искренне изумилась я.

Все мы прекрасно понимали, что для побега сейчас, мягко говоря, не самое подходящее время. Учитывая, сколь много иных сейчас бродят вблизи базы, разгуливать снаружи в одиночку всё равно, что подать себя иным на блюдечке с голубой каёмочкой. Потому-то мысль, что Ву Яоджин может попытаться бежать, мне даже в голову не приходила.

– Все, живо на его поиски! – отдал приказ А-Нуо, после чего, с яростным видом расхаживая взад-вперёд по площадке, проревел мне в ответ. – Должно быть, у этого парня и не было никакого способа остановить вторжение иных. Он просто развёл нас!

– Нет, что-то у него определённо есть, иначе его побег от нас был бы не более чем самоубийством, – возразил Цзянг Сяотиан. Подумав немного, он предположил. – Скорей всего, этот метод защиты действует лишь на ограниченном пространстве и на весь лагерь его бы не хватило, иначе он бы остался. Более того, учитывая довольно опасную область их исследования, у ИЦМО наверняка имеется убежище где-то неподалёку. Подобные инциденты, как сегодня, в их работе отнюдь не редкость. Потерять один-два исследовательских центра для ИЦМО не проблема, а вот смерть даже одного учёного является для них существенной утратой, особенно если это ведущие учёные, непосредственно ответственные за проводимые эксперименты. Их ИЦМО не может позволить себе потерять, так что для топовых учёных наверняка предусмотрен какой-то особый потайной путь для экстренной эвакуации.

Услышав слова Цзянг Сяоитана, А-Нуо резко остановился, словно вспомнив что-то.

– Помнится, в поступившем сверху приказе говорилось, что мы должны не только обеспечить безопасность профессора Ву, но и следовать его дальнейшим указаниям.

Я понимающе кивнула.

– Ву Яоджин уже упоминал ранее, что является младшим братом покойного профессора Ву. Так что нет ничего удивительно в том, что ему также известно местоположение этого «потайного пути». Велик шанс того, что он решил проследовать по нему сам.

– Но если есть такой путь, почему он нам о нём ничего не сказал? – озадаченно пробормотал Чен Янксинг. – Мы могли бы проводить его. Это по-любому было бы куда безопаснее, чем шастать чёрте где в гордом одиночестве.

– Ну, во-первых, его, вероятно, тревожила мысль о том, что из-за ваших ранних разногласий вы можете вновь попытаться его убить, как только попадёте в полностью защищённое и безопасное место, – равнодушно выпалил Цзянг Сяотиан. – Вторая же причина является лишь моей догадкой, но я думаю, что этим так называемым «потайным путём» может воспользоваться лишь ограниченное число людей. Не знаю насчёт вас, но всех этих гражданский снаружи он точно не потянет. Скорее всего, он не желал в пустую терять здесь своё время, пока вы силитесь принять хоть какое-то решение, и предпочёл просто удрать в одиночку.

– Этот чёртов ублюдок! – взревел А-Нуо. – Нам следовало сразу его прикончить!

Какой смысл лить слёзы над пролитым молоком! Подумай лучше, что делать дальше, потому как позади нас находятся несколько тысяч людей, что вот-вот станут пиром для всех слоняющихся в округе иных! Если ничего не предпринять, их вскоре всех подчистую сожрут…

В этот момент Цзянг Сяотиан схватил меня за руку.

– Идём скорее за Тринадцатым. Быстренько разберёмся с ним, а потом уже продолжишь свой путь домой. Я немного волнуюсь о том, что Тринадцатый может уметь заметать следы. По крайней мере, он уж точно не позволит Мамаше вечно оставлять за собой густой кровавый след. Как только эта очевидная подсказка исчезнет, могут возникнуть сложности с поиском.

Услышав его слова, я сделала глубокий вдох, изо всех сил сдерживая порыв плюнуть на всё и пойти домой. «Всё нормально, – принялась мысленно убеждать себя я. – Только разберусь с этой проблемой и смогу вновь увидеть Даге и сяо-мэй». Да, верно, от меня всего-то требуется немного в салочки поиграть да три башки расквасить. Делов то! Я мигом с этим справлюсь!

Цзянг Сяотиан прав. Чем дольше я тяну с отбытием, тем больше времени потом уйдёт на то, чтобы нагнать Тринадцатого. В двое, а то и в десять раз больше, разве нет? Мне следовало броситься вдогонку сразу же. Тогда бы к этому моменту я, вполне возможно, уже успела бы выбить из головы Тринадцатого все его дурные мозги. Какой прокол с моей стороны!

Придя к этому выводу, я тут же развернулась, намереваясь уйти, но стоило мне это сделать, как со спины вновь раздался оклик Чен Янксинга:

– Сяо Ю!

Обернувшись, я увидела, что на этот раз взгляды всех без исключения солдат были направлены на меня, и в этих глазах читалось изумление, словно они поверить не могли, что я могу вот так вот запросто встать и просто уйти.

Я вздохнула. Ну да, непросто быть мастером…

– Раз нет больше никакого способа предотвратить нападение иных, будет лучше эвакуировать гражданских, а затем поскорее унести отсюда ноги. В нынешних обстоятельствах держаться вместе такой огромной толпой – не самая лучшая идея.

– Эвакуировать? – не веря собственным ушам, рыкнул А-Нуо. – Куда эвакуировать? Без нас они все просто передохнут как мухи!

Верно. У А-Нуо и остальных хотя бы имеется какая-никакая военная подготовка. А вот у находящихся снаружи гражданских нет ничего, чем бы они смогли себя уберечь, да и находящийся поблизости мегаполис – не то место, куда они могут свободно войти. Без продовольствия они скоро умрут. И даже если решат попытать счастье в каком-нибудь более маленьком городке, реально добраться до него смогут немногие.

– Ты что, действительно собрался просто спокойно стоять и смотреть, как несколько тысяч людей гибнут у тебя на глазах?

Несколько тысяч? Слова вояк меня настолько разъярили, что я едва не взорвалась от гнева. Сосунок, да за все прожитые мною годы на моих глазах погибло куда больше людей, чем просто «несколько тысяч»!

– Иного, за которым я сейчас собираюсь пойти, зовут Тринадцатый. Через пару лет он станет одним из самых опасных и могущественных иных на планете. Число человеческих жизней, которых он лично или же косвенно отнимет, перевалит за десять миллионов2, и это ещё лишь приблизительная оценка!

От моих слов глаза всех присутствующих солдат тотчас же округлились. Должно быть, всех их шокировала озвученная мной поистине заоблачная цифра. Но в тоже время, похоже, их мысли наполнились скепсисом и сомнениями.

– Откуда ты знаешь о том, что случится много лет спустя? – спросил А-Нуо после недолгого колебания.

– Разве ты сам недавно не говорил, что мне известно об этом апокалипсисе куда больше, чем вам? – теряя терпение, выпалила я. – Мой Сяотиан может много чего предвидеть.

Верно, я могу просто спихнуть всё на Цзянг Сяотиана. В конце концов, уже ни для кого не секрет, что этот ребёнок однозначно непрост, потому даже новость о том, что он обладает какой-то шокирующей способностью, не будет звучать дико.

Все вояки дружно перевели взгляды на стоящего подле меня ребёнка. Сам же ребёнок к этому моменту уже не просто сердито глядел на всех исподлобья от нетерпения, а стал неосознанно испускать волны холодного воздуха. Если сейчас же не бросимся в погоню за Тринадцатым, боюсь, он побежит за ним сам, не дожидаясь меня.

– Можешь сперва помочь нам, а потом мы поможем тебе разобраться с тем иным. – предложил А-Нуо. Похоже, парень действительно отчаянно нуждался в поддержке, иначе такой гордый человек, как он, уж точно не стал бы молить о помощи восемнадцатилетнего юнца да трёхлетнего ребёнка.

Уверена, если захочу, я смогу развернуться и уйти отсюда вместе с Сяотианом, даже если вояки не пожелают нас отпустить. Не думаю, что они ещё что-либо выкинут, однако хладнокровно махнуть на них рукой мне совесть не позволяет. Они ведь не о себе беспокоятся, а о беженцах; а ведь легко могут просто плюнуть на них и, собрав всё оружие и еду, кинуть беженцев на произвол судьбы. И ничего им за это не будет.

– Вообще-то, – аккуратно начала я, – моя семья сейчас находится к востоку от этой базы. Мой Даге – лидер отряда наёмников, и у нас имеются как боеприпасы, так и еда. А ещё моя мэй-мэй, словно обезумевшая, каждый день доводит себя до изнеможения жестокими тренировками, потому что винит себя в моей гибели. Так что, если уж быть совсем откровенным, больше всего на свете мне сейчас хочется со всех ног рвануть именно что на восток. Чёрт, да я безумно этого желаю!

Цзянг Сяотиан поднял на меня взгляд, явно сдерживая рвущиеся наружу слова. Но я его полностью проигнорировала. Очевидно, что он хочет убедить меня последовать зову сердца и пойти на восток, в то время как сам пойдёт за Тринадцатым. Этого гадёныша совершенно не волнует, чем это может для него аукнуться. Даже если эта стычка будет стоить ему жизни, он наверняка воспримет это как возможность наконец воссоединиться со своими погибшими родственниками из другого мира.

От этой мысли у меня аж сердце в груди сжалось. Все те смутные тревожные чувства, что так долго не давали мне покоя, внезапно обрели смысл. Так причина, почему Цзянг Сяотиан никогда даже не упоминал о параллельных мирах, в том, что он…

Я резко подняла свою голову и тут же вновь увидела перед собой мрачные лица солдат. Ну как тут можно просто отвернуться и уйти. Вот же ж, блин! Похоже, мне и вовек от комплекса Матери Терезы не избавиться!

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я продолжила свои объяснения:

– Мне всего восемнадцать лет. Я далеко не так силён, как вы все думаете. И я уж точно не являюсь мастером боевых искусств или чего-то в этом роде. Я всего лишь, благодаря Сяотиану, знаю о некоторых тонкостях нынешнего апокалипсиса, только и всего. И благодаря этому, я знаю, что ублюдок Тринадцатый в будущем убьёт целую тучу людей. Если я сейчас позволю ему сбежать, то потом, вновь и вновь слыша рассказы о его бесчинствах, как прикажете мне с этим жить?!

Все солдаты слушали мою речь молча. Похоже, их хорошо намуштровали в армии. Если такие люди, как они, захотят пойти со мной, я буду рада принять так много, как только смогу. Но в то же время, если ради этого они в итоге примут решение бросить беззащитных беженцев, то уж лучше пусть здесь остаются. Что за дилемма!

– Понимаете? Я не убегаю и мне не наплевать на жизни тысяч здешних людей. Но я просто обязан последовать за Тринадцатым, будущим элитным воином иных, так как его путь в будущем будет пролегать по трупам бессчётного множества людей!

И стоило мне проорать эти слова, как А-Нуо тут же со звонким стуком каблуков отдал мне честь, напугав меня этим внезапным действием до чёртиков. Понятия не имею, как мне на это реагировать.

– Прошу, убей то чудовище, – спокойно и уверенно выпалил А-Нуо. – Я, А-Нуо, благодарю тебя от лица всех здесь присутствующих.

Услышав слова своего лидера, все остальные солдаты также последовали примеру А-Нуо и отдали мне честь.

Если бы меня здесь не оказалось, все эти люди, вероятно, погибли бы? Когда я добрался до них в той комнате, они уже готовились совершить двойное самоубийство с Мамашей, но у будущего Тринадцатого из моих воспоминаний союзник в лице Мамаши по-прежнему имелся… Ах, да! В моём прошлом младший лейтенант наверняка так и не смог организовать спасательный отряд, а без него А-Нуо и остальные, скорей всего, даже не дожили бы до того момента, когда смогли бы утянуть Мамашу за собой в иной мир.

Надеюсь, теперь они смогут прожить гораздо дольше! Подумала я, и, не сдержавшись, выпалила:

– Те, кого вы называете монстрами и чудовищами, я предпочитаю звать «иными». Чтобы убить их, нужно уничтожить их мозг… но это, полагаю, вам уже известно.

Вояки переглянулись между собой и дружно кивнули.

– Каждый раз убивая иного вскрывайте его грудную клетку. В районе сердца вы найдёте твёрдое образование. Разбив его, вы получите вот это.

Я наклонила фляжку и из её недр мне на ладонь тут же выкатились несколько кристаллов эволюции. Как только взгляды солдат сфокусировались на них, все вояки инстинктивно глотнули слюну.

– Поедая их, вы сможете не только укрепить своё тело физически, но и усилить ваши индивидуальные способности. Какая именно у вас способность не так важно. Главное не забрасывать их. Сейчас все они может и кажутся вам бесполезными, но в будущем они станут тем единственным, что никогда и не при каких обстоятельствах вас не подведёт!

Глаза солдат тут же заблестели.

– То есть мы даже такими же сильными, как ты, сможем стать?

– Определённо, – уверенно выпалила я. – У вас у всех хорошая базовая подготовка, так что достичь моего уровня для вас не составит никаких проблем.

Сейчас я всего лишь на втором ранге, а уже к середине апокалипсиса второй ранг будет встречаться повсеместно… в смысле, даже уличные шавки к тому моменту уже достигнут второго ранга! Помнится, все собако-люди к пятому году апокалипсиса не только успели эволюционировать до второго-третьего ранга, но ещё и стали передвигаться исключительно стаями, так что все люди, лишь завидев их на горизонте, тут же бросались в рассыпную кто куда.

Заметив забрезжившую на лицах солдат надежду, я почувствовала себя чуточку лучше. До тех пор, пока жива надежда, человек всегда найдёт стимул двигаться вперёд и жить дальше. А то я уже действительно начала беспокоиться, что эти вояки, испытав на себе ужас иных, не смогут здраво оценить ситуацию и останутся здесь, что неизбежно приведёт к их скорой гибели от рук голодных иных.

– Распустите беженцев, и, если считаете, что сделали для них недостаточно, отдайте им большую часть припасов. Вы все опытные бойцы, так что сможете раздобыть себе еды самостоятельно. Иные снаружи не такие уж и сильные… ну, вернее, большая часть иных снаружи на порядок слабее чем те, с которыми вам пришлось сразиться сегодня. Вы уже дрались со львами, так что не говорите мне, что не сможете избить парочку дворняжек.

Солдаты тут же захмыкали мне в ответ, слегка ухмыляясь.

Я тоже улыбнулась им в ответ. Хорошо, что они всё ещё способны смеяться. Подумала я, но быстро вновь посуровела и выпалила твёрдым голосом:

– В экстренных ситуациях, прежде чем кому бы то ни было помогать, сперва обеспечивайте собственную безопасность. Я понимаю, что для солдата бросить в беде гражданского кощунству подобно, но помните, что в этом постапокалиптическом мире человечество больше всего нуждается в сильных людях.

Особенно в сильных людях с чистыми сердцами. Что же касается тех извращённых уродов, что грязны как снаружи, так и изнутри, то те во имя блага всего человечества должны просто пойти, выкопать себе ямку и закопаться в ней раз и навсегда.

– Вы всё запомнили? – слегка встревожено переспросила я. Я искренне надеюсь, что мои слова смогут помочь большему количеству хороших людей уцелеть в этом мире.

Все в ответ дружно кивнули мне головами.

– Славно, – заключила я, и, повернувшись лицом к А-Нуо, потребовала, – а теперь руки вперёд, ладошки ковшиком, быстро!

А-Нуо, будучи, по всей видимости, пойман врасплох, застыл на прежнем месте в недоумении, но более опытный в этом деле Чен Янксинг выставил вперёд свою пару рук вместо него. Перевернув фляжку, я разом вывалила на его ладони все хранящиеся внутри кристаллы. На самом деле, их осталось не так уж то и много. Если делить поровну на всех, то, боюсь, некоторым солдатом даже одного не достанется.

– Рекомендую разделить их все между двумя-тремя людьми, не больше. Выберете тех, чьи способности особо полезны, либо тех, чей боевой потенциал выше остальных, потому как эффект от всего одного кристалла эволюции слишком мал. Лучше не делить их поровну между всеми, иначе толку от них будет с гулькин нос.

Услышав мои слова, А-Нуо озадаченно нахмурился.

В этот момент Цзянг Сяотиан внезапно ткнул пальцем в А-Нуо и Чен Янксинга и выдал:

– Ты и ты, просто поделите кристаллы поровну между собой и слопайте их. Отряд военных без хорошего лидера всё равно, что курица без головы. Остальные смогут выжить, только если вы двое уцелеете.

Однако оба парня лишь застыли в нерешительности и даже пару раз покосились на своих товарищей по оружию. Но прежде чем они успели хоть что-то сказать, Цзянг Сяотиан внезапно рявкнул:

– Ешьте! Если не проглотите их в течение пяти секунд, мы заберём их все обратно. Пять, четыре…

Услышав отсчёт, Чен Янксинг вздрогнул, быстро отсыпал половину А-Нуо и тут же проглотил оставшееся. К тому же моменту, как А-Нуо получил свою долю, счёт уже опустился до «единицы» и Цзянг Сяотиан рванул вперёд к руке А-Нуо, но тот, заметив его приближение, недолго думая закинул кристаллы себе в рот.

Я же тем временем проводила Цзянг Сяотиана восхищённым взглядом. Это был просто превосходный способ быстро и эффективно решить проблему на корню. После нашего ухода А-Нуо мог бы с лёгкостью, вопреки нашему совету, раздать кристаллы эволюции всем солдатам поровну. Или ещё хуже, он мог бы последовать нашему совету и поделиться кристаллами лишь с Чен Янксингом, что, вероятнее всего, зародило бы в сердцах остальных солдат скрытое чувство недовольства. И всё же, именно этот вариант делёжки наиболее верный.

Однако теперь, так как Цзянг Сяотиан своими словами «либо вы двое, либо никто» фактически вынудил их проглотить кристаллы. Даже если это не пришлось по душе остальным солдатам, затаить злобу на А-Нуо и Чен Янксинга они уже не смогут.

– Идём, Шую, – снова принялся поторапливать меня Сяотиан. – Чем позже мы выдвинемся в путь, тем сложнее нам будет нагнать Тринадцатого.

Я кивнула и последовала за малышом, но пройдя несколько шагов остановилась, развернулась и, метнувшись назад, быстро приобняла Чен Янксинга, лихорадочно вспоминая, как принято обниматься на прощание среди мужчин… Хей, вы, сторонние наблюдатели, а ну хватит таращиться на нас такими странными взглядами. Это дружба между двумя мужчинами!

Я зыркнула на остальных вояк грозным взглядом, и те в ответ, притворяясь, что ничего не видели, принялись внимательно разглядывать небо на головой, землю под ногами и одним лишь им видимых муравьёв. Идиоты! Как вы можете до сих пор вести себя как полные кретины, притом что на дворе уже апокалипсис в полном разгаре?

Решив просто проигнорировать эту кучку глупцов, я незаметно для остальных прошептала близ уха Чен Янксинга:

– Я буду в городке Старая Ностальгия, что близ Лан. Никому кроме А-Нуо об этом не говори. Только вы двое можете привести туда своих людей, ты меня понял?

Чен Янксинг застыл в моих объятиях, словно каменная статуя.

– Эм, хо-хорошо, – пролепетал он, запинаясь. – только вот твой… твой ребёнок…

Я спешно обернулась. Ох, чёрт. Цзянг Сяотиан выглядит настолько разъярённым, что едва огнём изо рта не пышет. Хей, ты же Ледяной Император, а не Огненный Король!

Я спешно подхватила Цзянг Сяотиана на руки и пулей умчалась прочь, опасаясь что иначе Чен Янксинг может умереть от руки Ледяного Императора прежде, чем погибнет от рук какого-нибудь иного. Хоть смерть от руки одного из элит человечества и можно назвать своего рода достижением, остаться в живых будет всё же предпочтительнее.

Пробегая через ворота базы, до моих ушей вновь долетела привычная фраза «никакой щенячьей любви», а снаружи базы меня встретила так хорошо знакомая мне по прошлой жизни картина.

Лагерь беженцев лежал в руинах, а люди прятались под различными предметами, как бы желая убежать прочь, но не смея даже голову наружу высунуться. Всё вокруг окутала гнетущая давящая тишина. Любого, кто посмеет издать хотя бы мельчайший звук, тут же безжалостно избивали. Вместо того чтобы позволить страдальцам своими причитаниями и стонами привлечь внимание иных, люди вокруг были готовы собственной рукой отправить их прямо в ад, чтобы те смогли в волю выплакаться уже на том свете.

– Сяо Ю!

И стоило мне лишь подумать об этом, как кто-то осмелился подать свой голос. Подбегая ко мне, она то и дело спотыкалась, привлекая к себе множество гневных взглядов. Я спешно зажала ей рот и послала угрожающий взгляд всем недовольным беженцам вокруг.

– Тётушка Чен, прошу, не плачьте, – прошептала я. – Я скоро покину это место. Если продолжите так истошно рыдать, люди начнут вас обижать.

После моего предостережения, хоть слёзы и продолжили ручьём литься по её щекам, подвывать она всё же перестала, потому я убрала руку от её рта.

– Да плевать, будут меня обежать после этого, или нет! – тут же выпалила тётушка Чен, всхлипывая. – Бей-бей больше нет со мной, так что и мне в пору умереть!

– Что? – воскликнула я от шока. – Как такое могло произойти?

Но стоило мне лишь озвучить этот вопрос вслух, как моё лицо тот час же помрачнело от гнева. Неужели её тоже забрали с собой иные в качестве «закуски»? Но Бей-бей ведь ещё совсем крошка, а в лагере беженцев полным-полно других сочных мясистых взрослых мужчин и женщин. Зачем вместо них было забирать хрупкую маленькую девочку? Да её даже на одну трапезу не хватит.

– Я думала, он человек! Внезапно откуда ни возьмись по всему лагерю объявились монстры, а мой муж куда-то запропастился. Без понятия, куда. С Бей-бей на руках бежать быстро я не могла. А тут прямо рядом с нами чудовища начали выхватывать людей пачками и пробегать мимо!

Тётушка Чен сейчас о первой волне сбежавших иных говорит или о группе Тринадцатого?

– Как раз тогда я и заметила стоящего рядом и пристально глядящего на Бей-бей мужчину. Я подумала, что он помочь хочет, потому и сунула ему в руки Бей-бей, моля бежать прочь вместе с ней, но монстры окружили нас. И когда я уже было подумала, что нам всем пришёл конец, этот самый мужчина внезапно заговорил с окружающими нас монстрами. Лишь тогда я и заметила, что у этого мужчины есть хвост, – на этих словах тётушка Чен вновь приглушённо взвыла, после чего, словно каясь в собственном грехе, продолжила. – Я хотела взмолиться, что бы он вернул мне Бей-бей, но так и не смогла ничего произнести. Ну почему? Почему я не смогла в тот момент даже звука из себя выдавить?!

Вас просто-напросто сковал звериный страх. Как раз это я прекрасно понимаю.

– Он забрал Бей-бей?

Тётушка Чен сквозь слёзы кивнула мне в ответ.

Тринадцатый забрал с собой Бей-бей? Как-то это немного странно. Неужто из-за его худого телосложения, аппетит у Тринадцатого тоже скромный, потому-то маленькой девочки в качестве закуски для него и достаточно? Я нахмурилась.

– Тётушка Чен, я как раз за ним сейчас и направляюсь, – сообщила я. – Потому, прошу, берегите себя. Не расхаживайте больше по лагерю с зарёванным лицом, ладно?

Стоило ей услышать мои слова, и на её лице тут же загорелась надежда. Стерев с лица слёзы, она опустила взгляд на Цзянг Сяотиана и из самых лучших побуждений предложила:

– Давай тогда, пока ты занят, я за твоим малышом присмотрю.

Но я лишь отрицательно помотала головой.

– Тётушка Чен, я ухожу немедля. Будьте осторожны. Если сможете, уходите вместе с военными, даже если ваш супруг будет против. Вы меня поняли?

– Я останусь тут до тех пор, пока ты не вернёшься назад с Бей-бей, – тут же отчеканила тётушка Чен.

Я нахмурилась.

– Я тоже потом присоединюсь к военным. Просто ступайте вслед за ними.

Лишь после этих слов тётушка Чен согласно кивнула мне в ответ головой.

Подобрав Цзянг Сяотиана, я развернулась и снова устремилась прочь. Уж не знаю, из-за ледяного копья в моей руке, или же нет, но никто более даже не пытался меня остановить. Вот так вот просто я и покинула пределы лагеря беженцев.

– Шую, любишь же ты рассюсюкиваться да мыслью по древу растекаться, ну прям как баба, – недовольно отчитал меня Цзянг Сяотиан. – Тебе стоит это исправить. Будь более решительным. Мы столько времени уже тут впустую потеряли, что теперь я даже предположить не берусь, сколько времени у нас уйдёт на поиски Тринадцатого. Если дадим ему достаточно времени на отдых и позволим восстановить свою способность контролировать иных, его убийство уже перестанет быть такой уж простой задачей.

Думаешь, я этого не знаю? Если бы не апокалипсис, Гуан Веюн, скорей всего, стала бы матерью даже раньше, чем вышла бы замуж. И партнёром, вероятнее всего, был бы всё тот же Ксиа Зенгу. Кто знает, быть может, я бы даже сыграла в старую добрую игру «законная жена vs любовница», ха-ха.

– Даге, и всё же зачем Тринадцатый утащил с собой Бей-бей?

– А какая теперь уже разница? Как говорится, песенка этой девочки уже, скорей всего, спета.

От слов Даге моё лицо побледнело. Вспоминая милую мордашку Бей-бей и думая о её горькой судьбе, у меня сердце кровью обливается.

– Если хочешь её спасти, сосредоточься. Чем быстрее мы их нагоним, тем больше шансов, что она всё ещё будет жива.

И не поспоришь. Собравшись с мыслями, я продолжила бежать по следам Тринадцатого и его шайки. Вот только отпечатков лап на земле было довольно много, и все они шли в разные стороны. Толпа сбежавших из лаборатории иных успела немало наследить, так что с ходу определить в какую сторону пошёл Тринадцатый, оказалось сложнее, как я думала.

К счастью, как и говорил Цзянг Сяотиан, Мамаша оставила после себя довольно-таки устойчивый характерный запах, не говоря уже о подтеках крови, что слегка отдавали материнским молоком.

А спустя ещё какое-то время на своём пути я обнаружила весьма неожиданную, но определённо приятную находку.

– Хей, разве это не мой мотоцикл?! – я была очень тронута. Не думала, что снова встречу моего красавчика тут. А ведь я так расстроилась, когда мне пришлось сесть на автобус и бросить его на дороге!

– Раз ты можешь таскать чужие вещи, логично, что и другие люди способны красть твои, – спокойно подметил Цзянг Сяотиан. – К тому же ты же его прямо на обочине припарковал, так что нет ничего удивительного в том, что кто-то взял его и доехал на нём сюда. Вот только бензина в нём уже, скорей всего, не осталось. Нужно перелить топливо из баков других машин. Тебя научить?

Шутишь что ли?! Такая простолюдинка, как я, что всё делает своими руками, уж точно умеет переливать бензин лучше, чем Ледяной Император, за которого подобные приземлённые вещи всегда делали другие!

– Хм-м, этот мотоцикл ездит на 95 неэтилированном бензине. Смотри, не перепутай.

Даге, какая к чёрту разница 95 там бензин, 98 или даже 100?! Мы в апокалипсисе! Когда тебе нужно топливо, даже чистая нефть сойдёт! Прокричала про себя я, глядя на то, как Цзянг Сяотиан на полном серьёзе расхаживает среди машин, ища ту, что заправлена 95 неэтилированным бензином. Вот что значит жить без забот даже в апокалипсисе. Сравнивать себя с ним попросту нереально!

Сноски

1. Флаг : это игровой сленг, который последнее время частенько мелькает в ранобэ и аниме. При прохождении цепочки квестов, пройденные этапы чаще всего помечаются флажком. Некоторые из таких «флажков» открывают доступ к новым территориям, умениям, событиям и т.д. в зависимости от игры

2. Миллионов : вообще в анлейте тут говорится опять о «тысячах», но десять тысяч в масштабах планеты да за десять-то лет апокалипсиса звучит совсем не «заоблачно» (следующий абзац), потому предположила, что это, вероятно, описка автора

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 7: Тринадцатый

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №7: Тринадцатый – перевод EliSan; редактура Akili

Цзянг Сяотиан тут же нахмурился и зыркнул на меня грозным взглядом. Судя по хмурому выражению на его крохотном личике, он определённо собирается выпалить строгое «нет», и чтобы не дать ему такой возможности, я спешно продолжила:

– Дай своему младшему братишке шанс попрактиковаться. Если не справлюсь, ты всегда сможешь меня заменить. По-моему, весьма приемлемый компромисс, ты так не думаешь?

Услышав мои слова, Цзянг Сяотиан ненадолго притих, колеблясь, но в итоге всё же согласно кивнул.

Тринадцатый же всё это время молча за нами наблюдал. Пусть оба похожих на медведя иных и находились в боевой готовности, нападать они на нас пока явно не намеревались. Думаю, мы заинтересовали Тринадцатого, потому-то он и не торопится нас убивать.

И это отнюдь не было хорошим знаком. Вероятно, Тринадцатый может позволить себе столь спокойно разглядывать своих врагов именно потому, что разделаться с нами он может в любой момент. А это значит, что группы А-Нуо и лейтенанта, скорей всего, находятся не в самом лучшем положении… ну или по крайней мере не представляют угрозы для Тринадцатого. Могу лишь надеяться, что они ещё не полностью перебиты.

Если вошедший сюда ранее элитный отряд полностью уничтожат, то и пришедшая следом подмога вскоре последует за ними. И пусть снаружи башни всё ещё есть другие солдаты, они не являются элитными воинами и не обладают достаточной смелостью, чтобы спуститься сюда. Разве ж стоит многого ожидать от подобных трусов? Этому лагерю беженцев однозначно пришёл конец. В худшем случае он превратится в охотничьи угодья для подчинённых Тринадцатого.

Успев добавить лишь ещё один слой бриллиантового льда, я подняла копьё наизготовку. Внешнее веко у этих медведей, возможно, и непробиваемое, но мигательная перепонка однозначно всё же уязвима. Вот только им это известно ничуть не хуже, чем мне. Будет непросто найти возможность нанести удар по этой слабой точке. Обездвижить их льдом как ранее паучков тоже, скорей всего, не получится, так как эти двое чувствуют себя абсолютно спокойно, стоя на моём льду…

Стоп, быть может, Тринадцатый стоит на теле Черныша именно потому, что не может стерпеть исходящий от пола холод?

Это вполне возможно, но, с другой стороны, Тринадцатый просто не может быть слабее этих бронированных медведей… В обществе иных сила значит уважение, в то время как интеллект ценится не больше грязи под ногами. Особенно на ранних стадиях апокалипсиса. Именно поэтому в будущем среди иных останется настолько мало умных особей, что лишь самые сильные иные смогут заиметь их в свои ряды… Именно так, даже на поздних этапах интеллектуальные иные не смогут править самостоятельно и будут вынуждены полагаться на защиту и покровительство бойцов. Покорять и завоёвывать других можно лишь грубой силой.

Однако не все иные хорошо переносят холод.

Что если я проигнорирую медведей и атакую сразу Тринадцатого? Он ведь в любом случае не станет молча смотреть на то, как я расправляюсь с его подчинёнными прямо у него на глазах. Если мне всё равно придётся сражаться со всеми тремя разом, почему бы не выбрать заранее своей первой целью того, кто, по всей видимости, обладает из них наибольшей чувствительностью к моему холоду? Если смогу быстро вывести его из строя, с оставшимися бронированными медведями будет куда проще разделаться.

И когда я уже принялась анализировать внешний вид Тринадцатого, гадая в чём могут заключаться его сильные и слабые стороны, воздух внезапно пронзили громкие скорбные женские вопли боли. И несмотря на то, что источник этих криков, по всей видимости, находился на приличном расстоянии от нас, они с лёгкостью проходили сквозь толстые стены этого исследовательского центра, достигая наших ушей. Ну а сразу же за женскими криками раздался пронзительный детский плач. Уже через мгновение оба визга смешались воедино, породив вместе настолько мерзкий звук, что аж волосы по всему телу дыбом встали. Возможно ли, что это и есть тот самый плачущий младенец, что мы слышали в самом начале? Так это Мамаша?

Я прислушалась. Этот крик звучал не совсем обычно, словно с нотками отчаянья в голосе. Возможно, положение военных не столь плачевно, как я думала ранее. Быть может, они даже смогут сами без моей помощи завалить Мамашу. Если бы мы сейчас находились в будущем, то убийство одного из генералов Тринадцатого в миг сделало бы их всемирно известными героями!

После этого крика лицо Тринадцатого внезапно изменилось. Нахмурившись, его брови настолько плотно сошлись на переносице, что аж кожа буграми пошла. Выражение его лица теперь походило на беспощадную гримасу самого дьявола. А как же образ офисного работника, что едва не заработал разрыв печени от количества переработанных часов? Окружающая его аура полностью изменилась; теперь всего один его взгляд моментально вселял в сердце страх и понимание, что с этим существом шутки плохи.

Но несмотря на эти внезапные перемены в его образе, он, к моему величайшему изумлению, потерял к моей персоне всякий интерес. Развернувшись, он двинулся в противоположную от нас сторону, и даже два медведя последовали за ним следом.

Хей! А вот это уже грубо!

Но прежде чем я успела даже разозлиться на его пофигистское поведение, Цзянг Сяотиан подле меня уже взорвался от гнева и с рёвом «СТОЯТЬ!» рванул следом за удаляющейся группой иных.

В тот же миг Тринадцатый резко обернулся и взглянул на нас своими огромными, словно блюдца, глазами. Стоило нашим взглядам пересечся, как моё сознание тут же словно пеленой заволокло. Не в силах пошевелиться, я могла лишь безвольно глядеть в его бездонную пару угольно-чёрных глаз. Затем же мою голову внезапно пронзила настолько резкая жгучая боль, что даже колени подкосились. Скрючившись на полу, я не могла ничего, кроме как, обняв голову руками, терпеть эту непереносимую боль.

– Эрге!

Юн-юн? Я повернула голову и взглянула на неё. Какая же моя младшая сестрёнка всё-таки милашка… Стоп! Не в этом сейчас дело! Я опять вижу сон, так? Значит, я потеряла сознание? Чёрт, да что сейчас происходит там, снаружи? Мне нужно поскорее проснуться!

– Эрге, твой лоб просто горит! – с тревогой пробормотала Юн-юн, приложив ладонь к моему лбу. – Тебе не жарко?

– Так у меня температура поднялась? Отойди, Юн-юн, не хватало ещё, чтобы и ты от меня заразилась, – произнесла «я» хриплым голосом. Похоже, я сильно простудилась.

– Нет! – упёрто выпалила Юн-юн. – Я хочу остаться подле Эрге.

– Будь послушной девочкой, Юн-юн, и слушайся Эрге. Твой Эрге уже слёг. Что мы будем делать, если ещё и ты заболеешь?

Но Юн-юн даже не подумала уходить и вместо этого, схватив с прикроватного столика графин, предложила:

– Может, водички хочешь попить?

Мне оставалось лишь беспомощно вздохнуть.

– Сколько сейчас времени?

– Десять часов.

– Тогда почему ты до сих пор не в школе? – нахмурился я. Пусть голова у меня и трещала по швам, я всё ещё помнил, что сегодня однозначно ещё не конец недели.

– Я не пойду туда сегодня! – надув щёчки, выпалила Юн-юн. – Обычно Эрге встаёт по утрам первым и будит меня, но сегодня я проснулась сама, а ты к тому моменту всё ещё дрых. Лишь тогда, проснувшись, я узнала от Лин-бо, что ты заболел. Он хотел отвезти меня в школу, а затем заехать за доктором по пути назад. Сказал, что ему не хочется оставлять тебя дома одного без присмотра, но и отпускать меня в школу на такси тоже не правильно. Потому я решила, что просто останусь с Эрге дома. Лин-бо уже позвонил в школу и предупредил, что меня сегодня не будет.

Да уж, похоже, в доме и в самом деле не хватает людей. Не хорошо заставлять Лин-бо одного бегать взад-вперёд по различным поручениям. Наверно, стоит всё-таки нанять горничную с почасовой оплатой. Главное, чтоб она не с нами жила, а приезжала в определённое время.

Но всё равно мне до чёртиков не хочется впускать в наше семейное пространство посторонних людей. Я задумался, но вскоре голова вновь начала сильно болеть, так что я решил отложить этот вопрос в сторону, пока не поправлюсь. Всё равно не к спеху.

Взяв предложенный Юн-юн стакан с водой, я сделал несколько небольших аккуратных глотков, что в мгновение ока освежили моё сухое горло, и с гордостью улыбнулся. Моя милая младшая сестрёнка такая заботливая девочка! Как можно такую не любить?!

– Где Лин-бо?

– Поехал за доктором.

Я криво улыбнулся. Мог бы просто дождаться моего пробуждения и свозить меня самого к доктору. Зачем столько сложностей?

Раньше, когда мама с папой были ещё живы, в нашем доме постоянно кипела жизнь. Если сложить всех наших горничных, садовников, поваров и прочих получилось бы не менее десяти человек. Был даже личный семейный доктор, что приезжал по первому звонку. Лин-бо любит время от времени вспоминать те прекрасные деньки, но теперь мы лишь крохотное едва богатое семейство.

Даге научился весьма искусно добывать для нас деньги, но и расходы у него немалые. Поддерживать свой собственный отряд наёмников не такая уж простая задача, не говоря уже о том, что с каждым днём их территория всё больше и больше разрастается. Нам надо экономить! Надо бы не забыть потом отчитать Лин-бо за лишние растраты.

– Ты ведь не сообщила Даге, верно?

Это всего лишь жар. Я совсем не хочу, чтобы он шёл в бой, обременённый тревожными мыслями обо мне. Если Даге совершит ошибку в ходе миссии, это может стоит жизни как ему самому, так и его подчинённым! В его голове, мы, его ди-ди и мей-мей, всегда должны быть здоровы и никогда не болеть!

– Нет, потому как разницы от того, знает он или нет, всё равно никакой, – недовольно пробурчала Юн-юн.

Оп-па! Это что, жалоба? Я поднял на Юн-юн взгляд.

– На Даге лежит очень тяжёлая обязанность по поддержанию всей нашей семьи.

– Я знаю, – опустив свою маленькую голову, пробормотала Юн-юн. – Прости…

– Ничего страшного. Я тоже думаю, что наш с тобой Даге настолько редко возвращается домой, что однажды вполне может забыть, где он вообще находится.

Юн-юн тут же согласно кивнула. Если бы Даге когда-либо увидел это возмущённое выражение лица, он в тот же миг незамедлительно покаялся бы в своих грехах, коря себя за провинность. Но даже так в итоге он всё равно не изменился бы, так что и смысла видеть ему это никакого нет.

Я вытянул вперёд руку, желая погладить её по голове, что в моей лежачей позе оказалось сделать непросто. Я и оглянуться не успел, как эта маленькая девочка уже успела настолько подрасти. Как было бы здорово, если бы она и дальше смогла спокойно взрослеть, чтобы однажды стать прекрасной взрослой леди. Она определённо будет одарена как природной красотой, так и мудростью, и станет просто превосходной женщиной!

Однажды, какой-то чертовски везучий засранец женится на моей сяо-мей, после чего на свет появятся новые милейшие карапузы. Я представил себе нескольких бегающих вокруг меня и зовущих меня «дядя» миниатюрных версий Юн-юн и невольно расплылся в улыбке. Как же жаль, что будущее редко складывается так, как мы того хотим… Чёрт, о чём я вообще думаю?!

Что значит, редко складывается, как мы того хотим?! Тьфу-тьфу-тьфу! Надеюсь, я своими бреднями не сглазил свою мей-мей! Моя Юн-юн однозначно станет любимой фортуной счастливой принцессой. Это всё вина моих больных мозгов. Это из-за них мне в голову всякая ахинея лезет.

– Эрге, я собираюсь подогреть тебе молока и приготовить парных булочек. Лин-бо сказал, что ты непременно должен что-нибудь да поесть, – с серьёзным взрослым видом посоветовала мне Юн-юн. – Если что понадобиться, позвони на кухню по внутренней линии. Я мигом прибегу.

– Ладно-ладно, – не сдержав смешок, отозвался я. – Будь осторожна с духовкой.

Юн-юн резво кивнула в ответ и тут же ускакала прочь.

Лишь когда дверь за ней закрылась я смог облегчённо выдохнуть. Моя голова раскалывалась так, словно в ней кто-то кувыркается, а веки были настолько тяжёлыми, что мне едва удавалось держать глаза открытыми. Пожалуй, вздремну немного, пока еда готовится. Это ведь ничего…

– Веюн-джей, ты уже слышала о том, что Ксиа Зенгу опять привёл с собой женщин?

Я уже начал было дремать, но эта внезапно раздавшаяся подле меня фраза вынудила меня резко пробудиться. Подле моей кровати стояла девушка, на вид которой было около двадцати лет от роду. Или, возможно, немного побольше? Не уверен. У неё были утончённые привлекательные черты лица и в целом она выглядела смутно знакомой, но я явно не был с ней знаком.

Но, невзирая на всё вышесказанное, «я» в ответ на её реплику презрительно усмехнулся:

– Позови, если он хотя бы раз вернётся назад без новых женщин. Вот тогда я действительно удивлюсь.

Что? Почему я это говорю? И ещё, мой голос, он… женский? Что со мной происходит?

– Нет, ты не поняла! – покусывая нижнюю губу от гнева, выпалила девушка. – Он привёл пару из матери и дочери. Девочке на вид ещё даже пятнадцати нет. Если бы не всё это, она бы сейчас всё ещё в среднюю школу ходила!

Так, а вот это уже и в самом деле явный перебор. Ну а из того, что я знаю о Ксиа Зенгу, реальная ситуация может быть даже более абсурдной, чем я думаю.

– Мать, она красива?

Девушка моргнула, после чего утвердительно кивнула головой.

– Раз у неё такая взрослая дочь, ей должно быть около тридцати с хвостом лет. Но сейчас все люди выглядят моложе своего реального возраста, так что ей на вид можно дать от силы двадцать с лишним. Да и, ко всему прочему, у неё довольно пышная грудь. Как раз в его вкусе.

Я тут же помрачнела. Неужели Ксиа Зенгу хочет забрать к себе сразу и мать, и дочь? Чёрт, надеюсь, в этот раз я ошибаюсь, и он не задумал устроит себе весёлую ночь с матерью и дочерью разом! Хренов ублюдок!

– Пойду, найду его. Попытаюсь вызволить девочку из его лап.

Девушка вновь согласно кивнула и последовала за мной.

– Сяо Ки, не иди за мной.

Я беспокоилась, что наш с Ксиа Зенгу конфликт может затронуть и её. В последнее время этот парень стал ещё более бессердечным, чем раньше. Ранее я успешно раздобыла и вырастила ряд съедобных растений и животных, благодаря чему голод нашей группе больше не грозит, но именно поэтому теперь я более не представляю для него существенной ценности.

Пусть у меня и больше опыта в нахождении съестных растений и их культивировании, чем у кого бы то ни было, Ксиа Зенгу не станет брать это в расчёт, так как у него есть много других женщин, что могут помочь ему с прополкой полей и прочим. Его вообще не заботит, насколько много еды может подарить всего один акр земли, ведь сам он в любом случае голодным не останется.

Если бы только Ксиа Зенгу продумывал свои действия хотя бы немного больше, наша коммуна процветала бы в разы лучше!

Тем временем та девушка, Сяо Ки, настойчиво продолжила следовать за мной. Мне оставалось лишь тяжело вздохнуть. Подумать только, нынче даже бывшие любовницы моего парня проявляют большую преданность, чем сам парень.

Когда же я отыскала Ксиа Зенгу, он, как и ожидалось, отказался отдать мне девочку. В таком случае, я решила попытать удачу со вторым вариантом:

– Тогда, позволь мне забрать её мать. Для ухода за всеми полями у меня не хватает рук.

– В этот раз я вернулся с целой уймой народу. Можешь забрать из них кого угодно, но мать и дочь мои, – нетерпеливо выпалил он.

Хо-о, так ты ни одну из них отдавать не желаешь. Похоже, моё опасение всё же подтвердилось. Этот сукин сын и в самом деле собрался стать партнёром сразу и для матери, и для дочери. Ничтожество!

– Ксиа Зенгу, трахнуть одну лишь мать тебе мало? Ты не способен сдержаться, чтобы не наложить ручки даже на чью-то несовершеннолетнюю дочь? Ублюдок, да ты вообще человек ещё?

– «Наложить ручки»? Это они ко мне ластились. Если бы я их не принял, они бы даже выжить в одиночку не смогли, знаешь ли! У тебя что, уже совсем сострадания к другим людям не осталось? Только и знаешь, что ревновать!

Ревновать? Я была настолько в гневе, что не сумела сдержаться и в голос рассмеялась. Да какая женщина всё ещё будет ревновать после того, как её парень собрал вокруг себя десятки, нет, сотни любовниц? Покажите мне такую, я хочу выказать ей своё искреннее уважение.

– Если бы ты сам не намекнул ей на свою заинтересованность, ни одна мать добровольно не сделала бы свою собственную дочь мужской подстилкой! Отдай мне девочку и внятно объясни её матери, что её дочь забрали ухаживать за посевами! Что у девочки будет еда и вода. Тогда и посмотрим, будет ли её мать по-прежнему желать запихнуть свою дочь в твою комнату! Или же ты считаешь себя каким-то мега-горячим парнем, от одного лишь взгляда которого любая девушка тут же захочет заползти тебе в постель?!

Лицо Ксия Зенгу напряглось, и он холодно выпалил:

– Гуан Веюн, ты с каждым днём становишься всё более и более вульгарной. Иди и спрячься в своей теплице, чтобы люди тебя не видели. Ты позоришь меня!

– Ебали всю твою семью вдоль и поперёк. Так достаточно вульгарно? – сорвалась я. – Как ни посмотри, но мои слова в сто раз более цивилизованные, чем то, что ты собрался сделать! Ты вообще специализируешься на грязных низменных поступках, которые ни один уважающий себя человек не стал бы делать, и при этом у тебя всё равно хватает наглости звать меня вульгарной?

– Ты! – вырвалось из уст разъярённого Ксиа Зенгу. Его лицо исказилось так, что от прежнего образа сидящего на коне и благородно одёргивающего меня за вульгарность «джентльмена» не осталось и следа.

Я спешно сделала шаг назад, но всё равно оказалась недостаточно быстра. Ксиа Зенгу уже успел схватить меня за шею. Про́пасть между нашей с ним силой теперь была настолько велика, что даже побег теперь был невозможен. Чёрт. Если бы только тогда я не опустила руки и не сдалась. Если бы только стала хотя бы чуточку сильнее…

Моё горло пронзила острая сдавливающая боль. Не могу дышать, но и молить о пощаде тоже не стану. Если этому ублюдку Ксиа Зенгу удастся хотя бы раз заставить меня взмолиться и склонить голову, то с того самого дня он более никогда не станет воспринимать меня всерьёз. Ни за что ему не поддамся, даже если это будет стоить мне жизни!

– Отпусти Веюн-джей! – отчаянно воскликнула Сяо Ки, дёргая Ксиа Зенгу за правую руку, но откуда у неё, медика, взяться силе перебороть мужчину? В результате её всего одним лёгким движением отбросило в стену, да с такой силой, что она едва смогла остаться в сознании. Не став делать других тщетных попыток, она открыла рот и закричала что есть мочи:

– Помогите! На помощь! Веюн-джей сейчас убьют!

Её голос был настолько звонким, что даже я, жертва, едва смогла его стерпеть! И когда моё сознание уже начало постепенно мутнеть, в комнату один за другим начали вбегать люди. Увидев лица этих людей, я моментально расслабилась. К счастью, ими оказались не разношёрстная коллекция ублюдков, что Ксиа собрал на более поздних этапах апокалипсиса.

То были наши более ранние товарищи. Пусть в живых их осталось и немного, но каждый из них является сильным бойцом, и они далеко не всегда и не во всём соглашаются с Ксиа Зенгу. Славно, они пришли. Теперь, у меня появился шанс выжить. Нужно лишь поведать им о сумасшедшей затее Ксиа Зенгу. Тогда, возможно, они согласятся помочь мне уберечь девочку… Сяо Ки, помощь уже подоспела. Не плачь, а то голова раскалывается…

– Эрге! Эрге! Хнык-хнык…

Открыв глаза, я увидел перед собой зарёванную физиономию маленькой девочки. И когда я уже собрался было выпалить «Ты кто?», я резко опомнился, и вместо этого произнёс «Шуюн». Что со мной не так? Как я мог, пусть даже и всего на секунду, не узнать свою собственную младшую сестрёнку?!

– Эрге, тебе очень больно, да? – заливаясь слезами, спросила Юн-юн. – Только что ты выглядел так, будто тебе было очень больно. Я пыталась тебя разбудить, но ты всё не просыпался. Я так испугалась…

Я выдавил из себя улыбку и уже хотел было заверить её: «Я в порядке, не волнуйся», – как мою голову вновь пронзила резкая острая боль. Спазм был настолько сильным, что мне оставалось лишь, прикусив губу, закрыть глаза и терпеть, пока волна боли не пройдёт. Даже звука выдавить не могу. Это ещё больше напугает Юн-юн!

Лишь когда волна головной боли отступила, я позволил себе облегчённо выдохнуть и открыть глаза. И когда я уже собрался было открыть рот, чтобы утешить свою милую мей-мей, перед собой я увидев не её юное личико, а ещё более юное личико маленького ребёнка. Что происходит?

Я был озадачен.

Сон во сне. Пробуждение за пробуждением. Так что в итоге: проснулся я или ещё сплю?

– Шую! Шую, ты как? – паническим голосом спросил у меня малыш. – Скажи же хоть что-нибудь, Шую!

Переведя на ребёнка свой взгляд, я наконец-то пришёл в себя и, открыв рот, произнёс настолько хриплым голосом, что даже я сам был удивлён:

– Голова дико раскалывается. Его психическая способность просто зверски сильна. Даге, боюсь в этом временном континууме Тринадцатый может и не быть бойцом физического типа, как ты полагал.

В этом я теперь была почти уверена, особенно глядя на то, как он не смог выдержать холод моего ледяного пола, но при этом легко манипулировал другими иными.

Но Цзянг Сяотиана это сейчас, похоже, волновало в последнюю очередь.

– С тобой всё в порядке? – всё ещё обеспокоенно хмуря брови, уточнил он.

Да как после такого я могу быть в порядке? Волны боли продолжали то и дело вновь накатывать на меня, но уже не так сильно, как прежде. По крайней мере, теперь я уже не лишалась возможности говорить.

Куда больше меня сейчас беспокоил мой недавний сон, что оказался даже более путанным, чем обычно. По мере возвращения ко мне былых воспоминаний Шую, я всё больше и больше приближалась к заветному ответу, но в то же время не могла найти в себе решимости заглянуть в истину происходящего слишком глубоко. Разумеется, я была бы просто счастлива, окажись я действительно… Но, с другой стороны, это тоже немного…

Я не осмелилась дальше думать в этом направлении. Мне стоило немалых усилий заставить себя не отвернуться и не отвести взгляда от Цзянг Сяотиана.

– Сяо Ю, – раздался взволнованный голос Чен Янксинга, – у тебя глаза кровью налиты, да и лицо всё ещё очень бледное, как мел.

Тогда понятно почему Цзянг Сяотиан не бросился в погоню за Тринадцатым. Небось, за меня переживал.

– Я в порядке, – помотала головой я. – Нужно скорее двигаться дальше. Что-то случилось с Мамашей, и, скорей всего, это работа твоих товарищей-солдат. Если не поспешим и позволим Тринадцатому вмешаться, они могут и не выстоять до нашего прихода.

Мои слова ещё больше взбудоражили Чен Янксинга.

– Тогда идём быстрее.

Подобрав с пола своё копьё, я поднялась на ноги. Пройдя по ледяному коридору, я подошла к всё ещё лежащему лицом вниз Чернышу, чьё тело к этому моменту уже почти полностью покрылось коркой льда.

Присев рядом с Чернышом на корточки, я направила острый конец своего копья ему в голову, после чего подняла вопросительный взгляд на Чен Янксинга. Заметив мой взгляд, парень напрягся и выпалил сухим голосом:

– Позволь мне.

Я согласно кивнула. И, к моему удивлению, Чен Янксинг тут же шагнул вперёд и, не колеблясь ни секунды, всадил падшему товарищу пулю в затылок.

– Идёмте дальше.

Ничего в его облике, кроме разве что слегка трясущихся рук, не выдавало его внутреннего дискомфорта.

– Не стоит за него переживать, – успокоил меня Цзянг Сяотиан с ноткой восхищения в голосе. – До тех пор, пока есть хотя бы один ждущий его помощи товарищ, он не сломается. Этот парень и в самом деле очень даже неплох.

Я снова согласно кивнула. Видишь? Потому-то меня и нельзя винить за желание увести его с собой. Когда ты видишь перед собой талантливого человека, вполне естественно захотеть прибрать его к рукам. Жалко, что Черныш… ух!

– Но я запрещаю тебе влюбляться до тех пор, пока ты не будешь полностью готов, вне зависимости от качества партнёра!

…Даге, даже спустя десять лет жизни в апокалипсисе, когда женщины уже стали похожи на мускулистых мужчин, а мужчины на монстров, когда люди уже перестали даже париться о том, чтобы соблюдать гигиену, когда сам род человека по большому счёту уже перестал иметь какого-либо значения, ты по-прежнему продолжаешь беспокоиться о том, что твоего ненаглядного ди-ди могут умыкнуть прочь просто потому, что на его пути появился человек! Я до сих пор даже не определилась, какой именно пол мне больше нравится, так что расслабься, не собираюсь я ни в кого влюбляться!

– Не выбирай себе в партнёры мужчину, – внезапно встрял в разговор Ву Яоджин. – С твоей-то силой, любой рождённый ребёнок станет огромным вкладом для всего человечества. Не недооценивай силу генетики!

– Да, дети – это хорошо, – согласно кивнул головой Цзянг Сяотиан, но тут же яростно продолжил, – но я никогда не позволю детям моей семьи быть расцененными как вклад в человечество. Можешь не сомневаться, любой, кто хотя бы попытается их так спозиционировать, умрёт на месте смертью храброго!

– …

Шаги идущего впереди меня А-Ксинга стали немного скованными.

Один прожил десять лет в апокалипсисе и успел повидать немало горестей, у другого же синдром Аспергера. Даже находясь в окружении стольких трупов, они оба продолжают спокойно рассуждать о любви и щенячьей любви, а также стоит ли выбирать своим партнёром парня или девушку. От этих двоих у меня уже голова идёт кругом. Даге, прошу, ты можешь оставить после себя более благоприятное впечатление А-Ксингу? Я всё ещё надеюсь переманить этого парня на нашу территорию семьи Цзянг!

Внезапно откуда-то издалека раздались звуки выстрелов. Они звучали приглушённо, так как доносились из-за стен, но всё равно были отчётливо слышны. Должно быть, они близко. Чен Янксинг тут же рванул по направлению к источнику звука, а я последовала за ним. Оглянувшись на бегу, я приметила, что и тот парниша не отстаёт. Ву Яоджин… если честно, я была бы не против, если бы ты отстал и желательно насовсем. Это бы освободило меня от необходимости решать, прибить ли тебя, чтобы излить свою злость, или же оставить живым.

Когда же мы прибыли на место, откуда были слышны выстрелы, вокруг оказалось на удивление тихо, словно и нет здесь никого. Их ведь не успели всех перебить, нет ведь? Я в спешке повернула голову, желая как можно скорее оценить ситуацию внутри комнаты, и невольно застыла, поражённая увиденной сценой.

Пространство внутри было поделено чётко надвое. С одной стороны в самом углу комнаты находилась кучка солдат. Недалеко от неё ближе к центру я приметила некое круглое существо, что было взято в кольцо другой кучкой вояк. Я не сразу даже поняла, где у этой странной твари что. Лишь приглядевшись я смогла различить её тонюсенькие ножки и голову.

Мамаша оказалась куда крупнее, чем я её себе представляла, особенно её громадный живот. Думаю, даже вдвоём полностью обхватить её не удалось бы. Живот Мамаши был широко разинут, и из его недр торчали множество окровавленных детских ручек и ножек. Некоторые из них были настолько длинными, что аж до пола доставали. Мамаша была уже настолько изранена, что, похоже, совершено не могла более двигаться, потому и оказалась в оцеплении.

Из солдат к этому моменту в живых осталось не более двадцати. Младший лейтенант, что привёл с собой вторую волну вояк, также был сейчас здесь и выглядел куда более бравым, чем ранее. Он и ещё несколько бойцов с налитыми кровью глазами и в равной степени красными и бледными лицами стояли впереди с винтовками в руках. Они выглядели как боги смерти. Как боги смерти в последние минуты своих жизней.

Но больше всего меня поразили сидящие вокруг Мамаши раненные солдаты. В их руках не было штурмовых винтовок; лишь гранаты и прочие схожие взрывчатые виды вооружения. С твёрдыми решительными взглядами, все они крепко держались за кольца, готовые в любой момент выдернуть чеку. И я ничуть не сомневалась в том, что, если такой приказ действительно будет дан, они с готовностью подорвут себя.

С другой стороны комнаты напротив солдат была кучка иных. Не очень большая. Приблизительно столько же, сколько и солдат. Впереди остальных своих сородичей, если не ошибаюсь, стоял никто иной, как Асура. Он выглядел почти также, как и на фотографиях базы данных, однако лишь встретившись с ним в живую я смогла в полной мере ощутить, насколько давящее воздействие он проецирует своим аномально высоким ростом. Однако сейчас он уже был в изрядной степени побит и изранен, а левая нога так и вовсе была разорвана до неузнаваемости.

Но чтобы добиться подобного результата, вояки тоже заплатили немалую цену. Весь пол между двумя враждующими сторонами был усыпан разорванными фрагментами тел, и пусть некоторые из них и принадлежали иным, большинство всё же были останками павших солдат.

Понимая, что обречены, эти бравые солдаты не желали погибать в одиночестве. Они были твёрдо намеренны пустить свои гранаты в ход. Даже понимая, что их мощи скорей всего не хватит для того, чтобы убить таких сильных иных как Тринадцатый или же Асура, хотя бы раненую Мамашу солдаты точно планировали утянуть за собою прямо в ад. Не будь их решимость и воля столь сильны, Тринадцатый не выглядел бы сейчас таким напряжённым и мрачным. Он даже принудительно заставил своих сородичей прекратить атаку. И это притом, что все десять с небольшим находящихся подле него иных выглядят весьма внушительно, потому, стоит только захотеть, и с полной зачисткой солдат у них не возникнет абсолютно никаких проблем.

– А-Нуо! – окликнул своего товарища Чен Янксинг. – Что случилось с лейтенантом и Гуо Хонгом?

– С какого ты сюда припёрся, придурок! – рявкнул в ответ А-Нуо, бросив на того яростный взгляд. – Пошёл вон, пока можешь!

От этих слов Чен Янксинг невольно вздрогнул на месте, после чего с мольбой во взгляде обернулся на меня.

Я тоже хотела бы быть достаточно сильной, чтобы одолеть Тринадцатого и его десять с небольшим подопечных, но всё отнюдь не так просто. На деле даже убийство одного лишь Тринадцатого уже вполне можно будет назвать крупной удачей, не говоря уже об остальных иных.

– Я их явно недооценил, – подметил Цзянг Сяотиан. – Не думал, что им удастся настолько сильно ранить Асуру и Мамашу. С этим, у тебя теперь действительно есть шанс одолеть Тринадцатого. Просто оставь солдат разбираться с остальными иными, а сам займись прицельно Тринадцатым.

Но если я так сделаю, выживших в итоге солдат можно будет пересчитать по пальцам одной руки. Их и так уже изрядно потрепало, да и держатся они из последних сил. Я уже почти что могу видеть нависшую над их головами тень мрачного жнеца.

Судя по тому, что я видела, судьба Мамаши Тринадцатому по какой-то причине небезразлична. Возможно, мне удастся обеспечить безопасность этим загнанным солдатам, если возьму её в заложники и тем самым заставлю Тринадцатого отступить.

Признаться, меня очень впечатлила стойкость этих ребят и их воля биться до последнего вздоха. Даже перед лицом смерти они остаются самоотверженными. Выходит, в начале апокалипсиса действительно существовали не только коррумпированные до мозга костей солдаты, но и такие вот благочестивые ребята, как эти. Скорей всего, большинство славных вояк просто-напросто не дожили до более поздних этапов апокалипсиса.

Хорошие люди долго не живут; ублюдки живут вечно. Как по мне, так этот закон жизни просто омерзителен, и сейчас всё, чего я желаю, так это помочь стоящим передо мной хорошим людям выбраться из этой передряги живыми. Ну же!

– Даге, я не хочу жертвовать этими солдатами.

Стоило мне это произнести, как Чен Янксинг тот час же вылупился на меня.

– Я знаю, о чём ты думаешь. Ты ни меня не желаешь в бой пускать, ни жертвовать стоящими перед тобой людьми. Уж больно многого ты «не желаешь», Шую, – холодно произнёс Цзянг Сяотиан. – Ты ведь прекрасно знаешь, что если Тринадцатый сейчас сбежит, то в будущем от его рук погибнет куда больше людей, чем эта горстка солдат. Твоё нынешнее решение людей не спасёт. Ты лишь обменяешь жизнь десятка на жизни десятков тысяч!

Знаю. Я это понимаю! Более того, на деле общее число павших от рук Тринадцатого во много раз больше нескольких десятков тысяч. Принимая это в расчёт, не то что солдатами, даже если ради его убийства придётся пожертвовать жизнями всех людей в лагере беженцев, это всё равно будет стоить того… Ага, щас!

Жизни людей вам не числа на бумажке, чтобы вот так просто их считать! Серьёзно, для меня жизнь Юн-юн стоит больше жизней десятков миллионов прочих незнакомцев! Да, это лицемерие чистой воды, но и что с того? Я знать не знаю всех этих десятков тысяч людей, что умрут от рук Тринадцатого, если он сбежит, а вот этих солдат, что из последних сил яростно сражаются прямо у меня на глазах, я знаю и искренне ими восхищаюсь!

– И всё равно, Даге, я хочу, чтобы они жили, – едва слышно заканючила я жалостливым голосом. – Помоги мне.

К моему удивлению Цзянг Сяотиан в ответ на эти слова не разозлился, а напротив расплылся в ехидной ухмылке.

– Знаешь, Шую, до этого момента я всегда думал, что твой образ мыслей уж больно взвешенный и расчётливый. Совсем не такой, какой должен быть у человека, что лишь недавно вступил в эпоху апокалипсиса, и уж тем более не такой, какой мог бы быть у восемнадцатилетнего юнца. Лишь теперь ты наконец-то зазвучал как настоящий подросток.

Это потому, что в душе я тридцатипятилетняя тётка, что прожила в апокалипсисе добрых десять лет. Я испытала на своей шкуре приблизительно столько же времени в апокалипсисе, сколько и сам Сяотиан. Разница лишь в том, что я в какой-то момент отчаялась и опустила руки. Возглавив сборище брошенных и смирившихся со своей участью любовниц, я с головой ушла в земледелие, отрезав себя от остального внешнего мира. Все сражения последних лет благополучно прошли мимо меня.

– Валяй. Делай что хочешь, – равнодушно бросил Цзянг Сяотиан. – Даже если сейчас позволишь ему уйти, мы вполне сможем нагнать его вновь позднее.

То есть как ни крути, а убить Тринадцатого мне всё равно придётся, так? Я горько вздохнула. Ладно, так уж и быть. Иначе я буду чувствовать угрызения совести каждый раз, как до меня будут доходить слухи об очередных зверствованиях Тринадцатого.

– Тринадцатый, отпусти их, – громко крикнула я.

Услышав мой оклик, Тринадцатый повернул голову в нашу сторону, при этом окружающая его аура и выражение лица ещё больше обострились, намекая на то, что он без колебания готов закончить эту конфронтацию полным взаимным уничтожением.

Невольно сглотнув, я попыталась придать себе как можно более грозный вид и яростно взревела:

– Забирай своих прихвостней и проваливай отсюда. Однако если настаиваешь на том, чтобы закончить дело дракой, ты её получишь!

После этих моих слов глаза Тринадцатого слегка сощурились. Однако уже через секунду его взгляд резко переметнулся на Цзянг Сяотиана, и в его глазах тот час же мелькнула тень страха. Хорошее чутьё! Он смог с ходу определить, что именно Сяотиан среди нас самый опасный. Что и следовало ожидать от будущего короля иных!

– Её тоже? – спросил он, бросив равнодушный взгляд на Мамашу. Хоть он и старался не подавать виду, но уже потому, что он бросился Мамаше на выручку, стоило ей лишь раз вскрикнуть, и потому, как крепко были сжаты сейчас его кулаки, было ясно видно, что этот иной для него действительно важен.

Более того, Цзянг Сяотиан уже упоминал ранее, что даже десять лет спустя Асура и Мамаша так и останутся генералами Тринадцатого. Скорей всего, он готов хладнокровно пожертвовать любым количеством прочих иных из этого исследовательского центра, лишь бы только уберечь Асуру и Мамашу.

– Нет! – внезапно рявкнул А-Нуо. – Если отпустим эту тварь, они точно объединятся и вместе сотрут нас в порошок!

Однако Цзянг Сяотиан его полностью проигнорировал и вместо этого, глядя Тринадцатому прямо в глаза, ответил:

– Только если пообещаешь немедленно уйти, не тронув этих солдат. Только тогда мы позволим тебе забрать Мамашу.

Солдаты один за другим с абсолютно очумелым видом перевели свои взгляды на маленького ребёнка, словно не могли поверить собственным ушам и глазам.

Я же просто опустила взгляд на Сяотиана. Недоверие А-Нуо было абсолютно понятно и небезосновательно. Стоит нам отдать ему Мамашу, и ничто уже не сможет гарантировать, что Тринадцатый действительно последует договору и послушно уйдёт прочь.

– Тринадцатый широко известен тем, что всегда чтит своё слово, – пробормотал Цзянг Сяотиан, как видимо почувствовав на себе мой взгляд. – Ради соблюдения данного обещания он однажды даже добровольно покинул уже фактически выигранное сражение. В тот раз он в одночасье потерял несколько десятков тысяч своих сторонников и при этом ничего не получил взамен.

Ух, даже люди не обладают настолько подавляющим чувством собственного достоинства. Теперь я даже не могу стоять перед ним с высоко поднятой головой!

– Мамаша?.. Лучше чем 005, – кивнул Тринадцатый, неожиданно легко приняв новое обращение, и прямо заявил. – Хорошо. Мамаша отдать мне. Мы уйти. Солдаты не трогать.

Услышав ответ Тринадцатого, солдаты ошарашено застыли, но во взглядах так и читался скепсис и недоверие.

– А-Нуо, делай так, как велит Сяо Ю, – крикнул Чен Янксинг. – Он и этот ребёнок – не обычные люди.

Но А-Нуо так и не отозвался. Его лицо было холодным и безэмоциональным. По сравнению с тем живчиком, каким он был в нашу первую встречу, сейчас он казался совершенно другим человеком.

– Чувак, просто доверься мне! – взволнованно продолжил убеждать товарища Чен Янксинг. – Мы достаточно братьев уже за сегодня потеряли. Пусть хотя бы оставшиеся уцелеют. Там, снаружи, всё ещё полно людей, что по-прежнему нуждаются в нас. Этому исследовательскому центру уже пришёл конец, а блуждающие по округе монстры могут напасть в любой момент. Мы не можем позволить себе умереть!

– По-твоему, я не хочу выжить?! – рявкнул в ответ А-Нуо. – Разумеется, хочу! Но если отпустим этих чудовищ на свободу, ни у нас, ни у остальных снаружи не будет и шанса на выживание. Думаешь, монстр станет держать своё слово? Да ты, должно быть, шутишь!

– Если он нарушит своё обещание, – встряла в разговор я, – я жизнь свою на кон поставлю ради вашей защиты.

– …Ты-ы? – протянул А-Нуо и истерически рассмеялся.

Не дожидаясь новых грубых реплик с его стороны, я приподняла своё ледяное копьё и с силой стукнула им об пол. В тот же миг всё пространство вокруг меня разом покрылось толстой ледяной коркой. Сразу же за этим я создала на своих ступнях ледяные лезвия. Немного поразмыслив, я пришла к выводу, что всё это по-прежнему выглядит недостаточно внушительно. А раз так, я могу заморозить всю свою ногу вплоть до щиколотки, создав тем самым своего рода ледяные ботинки. Разумеется, я также не забыла приделать к ним устрашающего вида ледяные лезвия. Так должно выглядеть более внушительно.

– Да, я!

К этому моменту взгляды всех в комнате были сосредоточены на мне. Я молча подняла своё копьё и, ткнув им на Асуру, приказала командным тоном:

– Асура, подойди поближе и помоги Мамаше.

Однако Асура в ответ лишь оскалил на меня свои зубы. Не похоже было, что он понимает человеческую речь.

– Асура? – повторил за мной Тринадцатый, словно пробуя слово на вкус. – Неплохо.

Только не говорите мне, что до этого момента у них ещё не было этих имён? Хотя, если припомнить, Ву Яоджин всё это время называл их исключительно как 005, 013 и 042. В смысле, будучи всё ещё запертыми в стеклянных цилиндрах, им навряд ли бы пришло в голову начать давать друг другу имена. А раз они только-только сбежали, то откуда бы они так быстро взялись?

Я только что сама того не осознавая даровала имена трём довольно значимым иным. Это… ведь несильно изменит ход истории, нет ведь?

С самого своего пробуждения я то и дело побуждаю разного рода изменения в этом мире, наиболее существенным из которых, разумеется, является возвращение Даге из Глассии домой. Но учитывая значимость личности Ледяного Императора для всего человечества, одно лишь это изменение настолько повлияло на мир, что я даже предположить не берусь, к каким последствиям это в итоге приведёт. В будущем мне стоит тщательнее обдумывать свои шаги и действия. С этого момента, принимая решения, мне не стоит полагаться лишь на память Гуан Веюн.

Тринадцатый метнул в Асуру взгляд, и тот, по всей видимости, сразу же понял, чего от него ждут. Он и в самом деле иной психического типа. Получив указания, Асура медленно и осторожно двинулся в сторону солдат. Тринадцатый же тем временем озвучил свой приказ вслух:

– Ты идти поддержать Мамаша.

Услышав слова Тринадцатого, Асура с озадаченным видом обернулся назад, словно спрашивая, зачем нужно было повторять приказ, но всё равно продолжил выполнять порученную ему задачу.

Но стоило Асуре всего на пару шагов приблизиться к воякам, как те недолго думая направили на него дула своих автоматов. Не имея возможности подойти ближе, Асура угрожающе оскалился на них, после чего оглянулся и зыркнул на Тринадцатого. Этот его взгляд был очень красноречивым и выражал вовсе не злость или же ярость, а скорее жалобу. Что-то вроде «Вот видишь! Не дадут они мне забрать Мамашу».

Тринадцатый покосился на меня многозначительным взглядом.

Мне же оставалось лишь свирепо уставиться на своих союзников-солдат за их разочаровывающее поведение и уверенным шагом двинуться к ним. Проходя на своём пути мимо группы иных, я приметила мелькнувшую на лицах вояк обеспокоенность и мысленно вздохнула от облегчения, радуясь тому, что не зря трачу здесь своё время, спасая их жизни.

Некоторые из иных при моём приближении действительно выглядели так, словно желали на меня наброситься, но я глянула на них ледяным взглядом… действительно «ледяным». Всплеск морозного воздуха вынудил ближайших ко мне иных отступить на несколько шагов назад, моментально их усмирив. Иные всегда будут чтить и бояться сильных.

Дойдя до оборонительной линии солдат, я подошла к А-Нуо. Опустив рукой дуло его пистолета, я произнесла твёрдым командным тоном:

– Все, отойдите в сторону.

Но солдаты даже с места не сдвинулись, лишь дружно перевели взгляды на А-Нуо. Как и думала, с таким лицом и телосложением крайне тяжело управлять массами. Пусть моя демонстрация способности контроля льда и вселила в их сердца толику страха и уважения ко мне, это вовсе не значит, что солдаты тот час же с готовностью побегут исполнять мои указания.

– Если эти монстры нарушат своё слово, ты продолжишь стоять перед нами и защищать нас, даже если это убьёт тебя, – опустив на меня взгляд, рыкнул А-Нуо. – Уверен, что сможешь так?

– Если они действительно нарушат своё обещание… – тихо произнесла я и ухмыльнулась, – я позволю им умереть у вас на глазах. На это я более чем способен.

Опешив на пару секунд от моих слов, А-Нуо затем усмехнулся и, обернувшись назад, махнул рукой в сторону.

– Слыхали, ребят? Расступитесь и дайте дорогу нашему бравому Сяо Ю. Иначе, если дадим ему шанс в одиночку выкосить всех тварей, лишимся последней толики гордости!

Услышав слова командира, солдаты также заухмылялись в ответ, притом что лица их так и остались искривлены гримасами боли. Некоторые отступили назад, таща за собой раненых товарищей, и сразу же приступили к перевязке. Для многих из них это действительно сейчас было жизненно необходимо. Стоило напряжению немного спасть, как их лица тут же мёртвенно побледнели. Казалось, они уже были одной ногой в могиле.

Тем временем Асура подобрал с пола Мамашу, что, сказать по правде, выглядело со стороны очень странно. Представьте фрикадельку, в которую воткнули четыре зубочистки, нанизали на две палочки для еды и полили сверху кетчупом. Возвращаясь к своим, они предпочли обогнуть меня по широкой дуге; похоже, исходящий от меня морозный воздух им очень не нравился.

И как только Асура добрался до Тринадцатого, те и в самом деле тут же развернулись, желая уйти, но Цзянг Сяотиан и Чен Янксинг по-прежнему стояли в дверном проёме, преграждая им путь. Цзянг Сяотиан сделал это явно нарочно, а вот Чен Янксинг, скорей всего, просто не сориентировался вовремя и пропустил момент, когда стоило отойти. Что же касается Ву Яоджина, то он попросту исчез. Хм, стоит ли мне вообще объяснять? Уверена, он заметил, что ситуация складывается не в его пользу, и быстренько сбежал прочь.

Я глянула на Цзянг Сяотиана, немного опасаясь того, что он не позволит им просто уйти. Ранее он сказал, что Тринадцатый всегда держит своё слово, но вот о том, держит ли он сам своё слово, Сяотиан не сказал. Но, всё же, Даге должен быть из тех людей, что верны своим обещаниям, так ведь?

Если человек нарушит своё слово, в то время как даже иной сдержал обещание, то получится крайне ироничная ситуация. Я не хочу подобное видеть. Это заставит меня почувствовать себя ниже иного. И, кроме того, Цзянг Сяотиану запрещено использовать свою способность!

К счастью, мои худшие опасения не подтвердились. Цзянг Сяотиан спокойно глянул на меня, по всей видимости догадываясь, о чём я сейчас думаю. Потянув Чен Янксинга за рукав, они оба отошли в сторону и встали вдоль стены.

– Так они что же действительно собираются сдержать своё слово? – боясь поверить собственным глазам, пробормотал А-Нуо.

– Погоди, – Внезапно выпалил Тринадцатый и обернулся, до такой степени напугав этим движением вояк, что те едва вновь не подняли на изготовку свои ружья. Но Тринадцатый даже внимания на них не обратил. Его взгляд был устремлён лишь на меня. – Ты нас знать? Мамаша. Асура. Моё имя как?

– Нет, я вас не знаю. Тебя зовут просто Тринадцатый, – честно ответила я. Гуан Веюн не была настолько невезучим человеком при жизни, чтобы познакомиться с тобой лично, но вот с Цзянг Сяотианом тебя связывает ничем неутолимая вражда. Причём настолько ярая, что Цзянг Сяотиан жаждет искромсать тебя на кусочки, а затем переловить твоих подчинённых и, попересажав их в клетки, сделать из них своих питомцев.

Асуру ещё можно поставить где-нибудь снаружи дома в качестве скульптуры, но вот Мамаша попросту слишком уродлива. Даже если Цзянг Сяотиан, наплевав на гордость и честь Ледяного Императора, начнёт, катаясь по полу, плакать крокодильими слезами, я всё равно буду категорически против этого! Что если она до смерти напугает мою Юн-юн?!

– Тринадцатый? – с явным недовольством повторил собственное имя Тринадцатый.

Блин, если бы я знала, что до этого дойдёт, назвала бы его «Истинус Злодейнус». Тогда, каждый раз произнося своё имя вслух, он с ходу бы лишался половины своей внушительной ауры. Даже жаль немного, что я упустила такую возможность. Быть можешь, ещё не поздно что-то подправить?

Тринадцатый, пусть и не был особо рад своему имени, но всё же принял его, мотнув головой, и взглянул на меня.

– Твоё имя?

Раскрыть своё имя будущему королю иных? Это представляется мне крайне опасной затеей… но такой заманчивой!

– Я – Цзянг Шую, – представилась я, едва сдержавшись, чтобы не продолжить своё представление словами «и я тот, кто в будущем станет Ледяным Императором». К счастью, у меня всё же хватило скромности на то, чтобы не произнести подобную избитую фразу вслух.

– Цзянг Шую, – повторил моё имя Тринадцатый, после чего, следуя своему обещанию, развернулся и вместе с прочими иными проследовал к выходу из комнаты.

Лишь после того, как последний странно выглядящий иной скрылся из виду, солдаты позволили себе нарушить царившее прежде гробовое молчание. Воздух наполнился перешёптываниями, восклицаниями, плачем и смехом… словно они до сих пор не могли поверить в то, что сумели выжить.

Солдаты одновременно рыдали и хохотали. Все они были настолько счастливы, что бросились радостно обниматься друг с другом, совершенно не обращая внимания на то, какими потными вонючими и грязными они все сейчас были.

– Мы и в самом деле не умерли!

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 6: Центральная комната управления

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №6: Центральная комната управления – перевод EliSan; редактура Akili

Бах, бах, бах!

В последний момент я успела отвести дуло пистолета в сторону. Поверить не могу! Мой преданный слуга посмел в меня выстрелить! Среагируй я на долю секунды позднее, и пули напрямую пронзили бы мой мозг, лишив даже возможности обратиться в иного!

Факт того, что я едва не погибла самым что ни на есть абсурдным образом, не на шутку меня взбесил. Врезав Чен Янксинга разок по морде кулаком, я схватила его за шкирку и принялась с остервенением лупасить по щекам без остановки!

Черныш же, почувствовав мою ярость, уже сделал было шаг в мою сторону, как видимо с намереньем остановить меня, но поняв, что я лишь раздаю парню пощёчины, неловко застыл на прежнем месте.

Лишь после пары десятков шлепков, я, наконец, соизволила остановиться.

– Чен Янксинг, а ну быстро в себя пришёл! – рявкнула я. – Козлина ты эдакая! Как бы ты потом расплачивался со мной, повреди ты моё драгоценное лицо?!

После этих моих слов все дружно повернули головы и взглянули на «драгоценное лицо».

Чен Янксинг также с несколько секунд молча таращился на «драгоценное лицо» в ступоре, но затем, словно резко придя в себя, воскликнул:

– Сяо Ю? Что ты тут делаешь? Тебя что, поймали?

Я раздражённо схватила парня за голову одной рукой, приподняла его над полом и даже выпустила немного энергии льда из ладоней для пущей убедительности.

– «Поймали»? Да аж десять раз! – рыкнула я. – Уж теперь-то тебе достаточно «свежо», или мне стоит посильнее тебя подморозить, чтоб ты наконец проснулся?!

Затем же, разжав хватку, я позволила Чен Янксингу мешком упасть обратно на пол. Парень тут же закашлялся, выплёвывая из рта кристаллики льда. Лишь через какое-то время, вытерев лицо, он тихо пробормотал:

– Такое ощущение, словно я всё ещё во сне нахожусь.

Тем не менее, несмотря на его собственный слова, вид он уже имел весьма бодрый.

– Где остальные? Живее, расскажи мне всё, что с вами тут приключилось, иначе можешь даже не надеется увидеть своих товарищей снова живыми!

Чен Янксинг бросил быстрый взгляд на Черныша, но никаких вопросов задавать не стал и сразу же приступил к пересказу событий:

– Спустившись вниз на лифте, мы сразу же разделились на две группы. Одна команда под командованием А-Нуо устремилась к центральной комнате управления, в то время как лейтенант и Гуо Хонг повели вторую команду в другую сторону. По пути на нас то и дело нападали разного рода твари, из-за чего многие получили ранения или даже погибли. Почувствовав неладное, мы попытались было отступить обратно к лифтовому холлу, но дорога назад уже была отрезана, так что у нас не осталось иного выхода, кроме как идти вперёд. К тому же моменту, как мы добрались сюда, мы уже лишились половины нашего состава. До того, как меня вырубило, А-Нуо был ещё жив, однако что произошло дальше, не знаю.

Рассказ Чен Янксинга был очень кратким и по делу. Не удивительно, что Черныш в прошлом оценил его как «даже А-Ксинг сойдёт». Он сумел сохранить спокойствие и ясность ума, даже будучи с ног до головы покрыт плотью и кровью своих товарищей. Не видь я перед собой эту пару красных от переживания за товарищей глаз, трясущихся рук и стоящих торчком от налипшего инея волос, точно бы поверила, что произнёсший эти слова солдат находится в состоянии абсолютного душевного покоя. Признаю, я его недооценила.

– Из сказанного можно заключить, что Тринадцатый, по всей видимости, уже захватил центральную комнату управления, – нахмурившись, прокомментировал Цзянг Сяотиан. – Ну а раз наша группа напротив не встретила почти никакого сопротивления со стороны иных, рискну предположить, что враг специально заманивает нас в своё логово.

– Хочешь сказать, что их интеллект настолько развит? – это меня немало удивило. Да как могут иные на столь раннем этапе апокалипсиса быть настолько умны? Что это долбанное ИЦМО с ними сотворило?! Подумала я и спешно уточнила. – А-Ксинг, встречал ли ты по пути сюда говорящих иных?

– Нет, – помотал головой вояка, – те, что попадались нам, не сильно-то отличались от монстров снаружи. Стоило им заметить нас, они тут же набрасывались, словно мы были для них ходячим угощением. Сдерживать их удавалось лишь огневой мощью. Однако некий командир у этих монстров наверняка есть. Как только мы впервые столкнулись с их явно скоординированными атаками, Ан Нуо сразу почуял неладное и попытался отступить, чтобы вновь воссоединиться с группой лейтенанта и перегруппироваться. Однако к тому моменту было уже слишком поздно. Все наши пути отхода оказались заблокированы. Такое было бы попросту невозможно организовать без лидера.

Теперь у меня в голове уже имелась довольно ясная картина происходящего. Похоже, здешние подопытные не пробудили в себе человеческое сознание, как верят учёные, а попросту эволюционировали немного быстрее, чем их сородичи снаружи. Какое «человеческое сознание» стало бы оголтело набрасываться на других людей с намереньем сожрать?!

Но Тринадцатый является исключением из общей картины. Лидерские качества требуют не только развитого интеллекта, но и опыта. Так что вот он, вероятно, действительно обладает человеческим сознанием, однако заслуги ИЦМО в этом нет. Скорее, это просто его уникальная отличительная черта, а вовсе не прорыв учёных в их исследованиях по возвращению разума иным.

– А-Ксинг, как считаешь, следует ли нам пойти дальше и попытаться догнать А-Нуо, или же вернуться назад за лейтенантом? – взволнованно спросил Черныш.

На что Чен Янксинг отозвался встречным вопросом:

– Сколько времени прошло с тех пор, как наша поисковая группа вошла сюда?

– Сорок минут, – взглянув на часы, ответил Черныш.

– Всего сорок минут… – на долю секунды лицо Чен Янксинга исказила гримаса боли, но уже в следующее мгновение он мотнул головой и, вернув себе самообладание, с волнением сообщил. – Этой точки мы достигли приблизительно спустя двадцать пять минут после спуска. К тому моменту А-Нуо уже вёл отряд на предельно возможной скорости, рассчитывая прорваться сквозь оборону врага. Я находился в хвосте строя и приглядывал за тылом, однако меня вырубили раньше, чем я успел хотя бы заметить приближение атаки. С тех пор прошло не так уж много времени, так что шанс нагнать отряд у нас всё ещё есть!

Услышав эти слова, я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Он ведь всего пару минут назад настоятельно рекомендовал нам отправиться в центральную комнату управления, чтобы убить Тринадцатого, и теперь когда А-Ксинг предложил последовать за группой А-Нуо, Цзянг Сяотиан вполне может воспротивиться.

Однако Цзянг Сяотиан, заметив мой взгляд, лишь равнодушно подметил:

– Если Тринадцатый действительно сейчас находится в центральной комнате управления и командует оттуда иными, думаете у нас действительно есть выбор, куда идти?

Все присутствующие тут же помрачнели. Лишь я одна несогласно замотала головой.

– Возможно, и есть, ведь Тринадцатого может попросту не заботить, куда мы направляемся. По сравнению с другими находящимися сейчас в исследовательском центре группами людей, наша до смешного малочисленна. Стал бы ты на его месте подбирать крошки с пола, если бы у тебя перед носом всё ещё лежал ароматный кусок хлеба?

Сейчас ещё не то время, когда всего один элитный воин мог бы противостоять целой армии врагов в тысячу бойцов. На данном этапе исход боя всё ещё сильно зависит от численности и огневой мощи, так что человеческий разум Тринадцатого навряд ли сочтёт нас за угрозу. Эх! Впрочем, пожалуй, я действительно не настолько сильна, как отряд под командованием лейтенанта с их-то пистолетами и автоматами, так что не так уж он и не прав в своём суждении.

Цзянг Сяотиан призадумался немного над моими словами, после чего согласно кивнул.

– Тут ты, скорей всего, прав. На ранней стадии апокалипсиса, если бы я приметил крупную шайку иных, то, вероятно, просто проигнорировал бы разбросанных по округе одиночек. В настоящий момент численное превосходство всё ещё значит куда больше, чем индивидуальные способности бойцов.

Даге, прошу, не сравнивай людей с иными!

– Ты… – вырвалось из уст ошарашено глядящего на Цзянг Сяотиана Чен Янксинга.

Но я предпочла проигнорировать его замешательство и спокойно приказала:

– Веди нас. Давайте догоним А-Нуо и остальных.

Похоже, у парня всё ещё было полно вопросов к нам, однако он проглотил обратно все свои подозрения и ткнул дулом пистолета в проход.

– Нам сюда, – буркнул он и сразу же затопал в указанном направлении, уже на ходу выпалив. – Черныш, на тебе тыл. Будь предельно бдителен.

– Нет, за тылом присмотрю я, – тут же парировала его приказ я. Если поставим Черныша в конец строя, он не только не сможет вовремя предупредить нас о возможной опасности, но и сам вполне может исчезнуть раньше, чем мы сможем это заметить.

Услышав моё возражение, Чен Янксинг резко затормозил и, оглянувшись, уставился на меня.

Заметив возникшую напряжённую паузу, Черныш поспешил объяснить:

– Сяо Ю очень силён. Он метко стреляет, ловко двигается и обладает какой-то странной способностью управлять льдом. Это он спас нас там снаружи.

Поразмыслив над этой информацией ещё с несколько секунд, Чен Янксинг утвердительно кивнул и вновь возобновил своё движение. По ходу, EQ1 у этого парня просто заоблачное. Солдаты элитного отряда действительно радикально отличаются от остальных обычных вояк.

Начав движение, мы всего за несколько минут преодолели довольно внушительное расстояние. Чен Янксинг шёл вперёд предельно быстрым шагом, очевидно из-за растущего беспокойства за своих братьев по оружию. Исключения составляли лишь резкие повороты коридоров да редкие разгромленные комнаты на нашем пути. В этих случаях Чен Янксингу волей-неволей приходилось затормаживать, чтобы проверить, не затаилась ли где угроза, и лишь потом вновь возобновлять свой шаг. Такими темпами, тот Ву Яоджин вскоре вконец от нас отстанет.

Время от времени на своём пути мы находили трупы вояк, каждый из которых был лишён той или иной части тела. Уже лишь глядя на это, было очевидно, что отряду А-Нуо приходится ой как несладко, из-за чего выражения лиц Чен Янксинга и Черныша с каждой минутой становились всё мрачнее, но, к счастью, лидера группы, А-Нуо, среди павших не было. Иначе, боюсь, эти два парня попросту не выдержали бы и потеряли всякую волю двигаться дальше.

– А-Ксинг, – внезапно насторожившись, окликнул Черныш, – если продолжим идти этим путём, мы скоро достигнем центральной комнаты управления. Зачем вы выбрали этот путь, если знали, что там поджидает враг?

– У нас не было выбора! – рявкнул Чен Янксинг в ответ. – Они наседали на нас со спины, так что нам приходилось идти вперёд, хоть мы и понимали, что это ловушка!

Я вновь бросила взгляд на Цзянг Сяотиана. Теперь понятно, почему он не стал возражать против затеи последовать за отрядом А-Нуо. Должно быть, он с самого начала знал, куда приведёт нас этот путь.

Ещё один поворот, и мы окажемся уже совсем близко от центральной комнаты управления. Добравшись до поворота, Чен Янксинг остановился. На лице его отражалась гремучая смесь злости и тревоги. Сделав глубокий вдох, он взглянул на Черныша.

– Готов?

Однако тот прежде чем ответить сперва покосился на меня. Лишь после того, как я кивнула, Черныш отозвался:

– Да.

Чен Янксинг опустив взгляд на Цзянг Сяотиана. Его лицо невольно дернулось, но он сдержался от комментариев и вместо этого выпалил:

– Тогда с этого момента готовьтесь встретить что угодно.

Выпалив эти слова, Чен Янксинг поднял своё оружие и резко завернул за угол, но в тот же миг его с силой отбросило назад. Отлетев аж на пару метров назад, он рухнул на пол, лицом вниз.

Я тут же бросилась к Чен Янксингу, оттолкнув в сторону шокированного Черныша, и обнаружила на лице парня громадного… паука? С расстояния я приняла существо за паука, однако при ближайшем рассмотрении стало заметно, что его округлое тельце слегка поблёскивает от отражённого света, и покрыто какой-то вязкой жижей. В общем, по своей сути он напоминал скорее крупного морского гада, что закрепился на лице у парня, обвив его голову двумя щупальцами. Сколько бы Чен Янксинг не скрёб его ногтями, содрать эту тварь с лица у него никак не получалось.

Я спешно присела рядом, но стоило мне прикоснуться к парню, как тот тут же вздрогнул и принялся в страхе отползать от меня назад.

– Это я. Не шевелись.

Чен Янксинг тут же застыл на месте. Похоже, тварь на лице не мешала ему слышать мой голос. Его тело то и дело содрогалось, но он изо всех сил старался не двигаться.

Я же тем временем положила руку на существо, но покрывающая его слизь мешала как следует ухватиться за его тельце. Из-за большого количества тонких лапок, эта тварь с виду напоминала паука, но кожа была точь-в-точь как у морского обитателя. Скорей всего, проще всего содрать это существо получилось бы с помощью огня, однако всего одно неловкое движение, и Чен Янксинг уже никогда не смог бы показать своё лицо на людях.

– Возможно, будет немного холодно, но ты терпи.

Я аккуратно заморозила склизкое существо, и сразу же обломила обвивающие голову парня длинные щупальца. И когда я уже собралась было внимательно осмотреть разделяющую тварь и лицо Чен Янксинга щель, чтобы ненароком не содрать с парня ещё и кожу, тот уже, похоже, не мог более терпеть. Оторвав от себя гада, Чен Янксинг выплюнул изо рта нечто длинное и мягкое и, спешно сделав глубокий вдох, тут же принялся блевать.

– И всё же это паук, – осмотрев существо, заключила я. Скорей всего, это был рождённый из трупа паука иной, который в ходе эволюции приобрёл склизкое, как у морского огурца, покрытие, что предавало ему сходство с морским обитателем. Любой обычный человек, к лицу которого прицепится подобная хрень, почти наверняка не жилец.

По состоянию Чен Янксинга было вполне очевидно, что до недавнего момента парню явно нечем было дышать. На то, чтобы спасти подвергшегося этой атаке человека, у прочих людей есть от силы минуты две, однако эта штука обвивает свою добычу очень крепко, да и щупальца у неё на удивления прочные. Поэтому, чтобы успеть вписаться во временной лимит, бедняга должен либо сразу же очутиться на хирургическом столе, либо сподручно иметь подле себя товарища с развитой способностью контроля льда. Чёрт, Чен Янксинг, да ты просто адски везучий парень!

– С-спаси их, быстрее… – неожиданно прохрипел сквозь кашель Чен Янксинг. Его лицо всё ещё было красным от резкого прилива крови к голове, но он заставил себя махнуть рукой в сторону лежащего за поворотом коридора.

Я тот час же подскочила и спешно завернула за угол. В тот же миг передо мной открылась белоснежно-белая картина; весь коридор впереди был сплошь покрыт склизкой и липкой белой паутиной. В ней, подвешенными над полом, я приметила немало застрявших и обездвиженных солдат. И у каждого из этих бедняг на лице имелось по пауку-моллюску.

Так, на тех, кто уже перестал двигаться, стоит забить, тех, чьи тела слегка подёргиваются, стоит спасать во вторую очередь. В приоритете те, кто всё ещё активно сопротивляются. Вытянув вперёд руку, я ухватилась за паука, заморозила и тут же сорвала его в лица. Одного за другим, я отрывала и отрывала пауков с лиц вояк и в итоге даже сняла их с лиц тех солдат, что уже совсем не двигались в надежде, что их всё ещё возможно будет откачать…

– Чен Янксинг, Черныш, помогите… – произнесла было я, содрав последнего восьмого паука, но, оглянувшись назад, поперхнулась собственными словами, увидев синюшно-фиолетовые лица подвешенных солдат. Похоже, даже те, что слегка подрагивали ранее, двигались не по собственной воле, а под воздействием пауков на их лицах. Но я отчётливо помню, что самый первый явно активно сопротивлялся…

Ещё раз оглядев солдат, я не увидела среди них ни единого живого человека и на секунду даже усомнилась в своей памяти.

Подоспевшие ко мне Черныш и Чен Янксинг с белыми, как мел, лицами уставились на подвешенные тела своих убитых товарищей. Похоже, шок от увиденного оказался для парней слишком велик, так как оба просто безвольно замерли, глядя на перекошенные в агонии лица своих трагически погибших братьев по оружию.

Я ещё раз внимательно осмотрела лица почивших, но А-Нуо среди них так и не обнаружила. Очевидно, что не весь отряд нашёл свою смерть в этой паутине, что не могло не радовать. До тех пор, пока нам есть, кого спасать, Черныш и Чен Янксинг смогут вновь взять себя в руки.

Но прежде чем я успела хоть что-то сказать, Чен Янксинг рванул к одному из подвешенных тел.

– Сяо Ю, помоги-ка мне его снять. Он только что пошевелился. Я видел!

Оу? Тот, что больше всего сопротивлялся? Я оглянулась и тут же побледнела.

– А-Ксинг, в сторону!

В следующую же секунду тело за его спиной внезапно взорвалось, и из его недр вылезли липкие гладкие, похожие на тентакли, щупальца, что сразу же попытались обвить собой Чен Янксинга с ног до головы. Я спешно метнула в щупальца два ледяных кинжала, рассчитывая, что исходящая от них энергия льда сможет хотя бы немного замедлить эту тварь, и, проскользив вперёд, дернула Чен Янксинга вниз, вынудив того упасть на пол.

Защитив парня от непосредственной угрозы, я со всей силы мотнула рукой вверх и обрубила одно из потянувшихся в нашу сторону щупалец. Это, к слову, было для меня весьма неожиданно; изначально я расчитывала обрубить как минимум три щупальца, но силы удара хватило лишь на один. Более того, я даже почувствовала определённое сопротивление. Если бы участок, на который пришёлся мой удар, не был уже подморожен моей предыдущей атакой, мне, возможно, и вовсе не удалось бы перерубить ни один из них. Эти штукенции оказались не столько прочными, сколько плотными; гораздо более плотными, чем щупальца маленьких обвивающих головы пауков.

Вылезший из тела новый тип иного ростом не дотягивал даже до пояса, но в длину был не меньше роста взрослого человека. В общем и целом, тварь была довольно внушительных размеров. Я без понятия, как она вообще умудрилась впихнуться ранее в тело человека. Не удивительно, что конечности у того бедолаги настолько сильно дрыгались.

– Шую, – внезапно заорал Цзянг Сяотиан, – быстрее разберись с ним! К нам ещё идут!

Услышав его слова, кровь в моих жилах тот час же похолодела, и я спешно замахнулась кинжалом, целясь в голову паука. Паук же в свою очередь попытался пронзить меня одним из своих тентаклеподобных щупалец, да с такой скоростью, что порывом воздуха с пола даже пыль подняло; эти щупальца явно были куда более грозными орудиями, чем выглядели на первый взгляд. К несчастью для него, я смогла перехватить атакующее щупальце на лету. Если бы на моём месте был кто-то другой, то ему, скорей всего, не удалось бы поймать это гладкое щупальце из-за покрывающей его слизи, но мой холод способен обратить даже самую скользкую жижу в ледышку… Стоп, разве его диаметр и длина не идеальны?

Всадив кинжал в мозг паука, я начала отпрыгивать назад, распрямляя удерживаемое мной щупальце до тех пор, пока оно не оказалось идеально вытянуто. Затем, я активировала свою способность на полную катушку и разом заморозила всю длину щупальца от кончика в моих руках и до самого основания. Затем же, прыгнув назад, я отсекла щупальце, в результате чего в моих руках остался весьма неплохой созданный на ходу импровизированный шест. Ну а так как один из его концов получился заострённым, он вполне может сгодиться даже как копьё!

Пусть времени укреплять его бриллиантовым льдом у меня и нет, щупальце паука уже само по себе было довольно прочным и плотным, а мой лёд помогает ему сохранять прямую форму шеста, так что в качестве экстренного оружия на скорую руку вполне сгодится.

И стоило мне закончить создание этого ледяного копья, как предостережение Цзянг Сяотиана обратилось в явь, и с потолка посыпалось бессчётное множество паучков самых разных размеров. Однако я успела заметить их лишь краем глаза, так как уже в следующее мгновение воздух сотрясся от нескончаемых выстрелов. Это Чен Янксинг принялся осыпать потолок градом из пуль, а когда Черныш наконец опомнился и тоже присоединился к стрельбе, тот моментально сменил свой подход, начав отстреливать пауков по одиночке. И, что удивительно, каждая выпущенная им пуля попадала ровно пауку в голову. На то, чтобы убить маленького членистоногого, у него уходило максимум две пули.

А вот с большими пауками приходилось куда сложнее. Их плотный покрытый густой слизью каркас прекрасно защищал их мозг, не позволяя пулям пробиться. Большинство свинцовых снарядов просто отлетали от него, тем не менее, для меня сейчас «плотность» представляла гораздо меньше проблем, чем «прочность». Моё нынешнее на спех созданное копьё не смогло бы посоперничать в прочности, а вот с плотностью совладать оно вполне сможет, ведь если подморозить этих склизких паучков, они уже не будут такими склизкими, так ведь?

И когда я уже собралась было приступить к масштабной резне, начиная с самой ближайшей ко мне твари, меня остановил звонкий детский голосок Цзянг Сяотиана.

– Шую, заморозь их всех разом, а зачистку оставь уже этим двоим.

А сработает ли? Заморозить определённую площадь для меня не проблема, но и эти паучки отнюдь не безвольные сашими, а вполне себе крепкие иные. Полностью проморозить их до самых костей будет непросто. Но через несколько секунд колебания, я внезапно припомнила, что недавно успела перейти на второй ранг, и мне тут же захотелось опробовать свои силы на практике.

Тем временем на меня напрыгнул один из крупных паучков, и я довольно мощным ударом копья по флангу отбросила его в сторону. Однако тот тут же подскочил обратно на лапки, очевидно не понеся никаких существенных повреждений. Уже по одному лишь этому эпизоду стало понятно, что физические атаки против них бесполезны.

Ещё раз врезав по пауку копьём, я отшвырнула его куда подальше, после чего отступила за спину Чен Янксинга и Черныша.

– Продолжайте стрелять. Мне нужно пару секунд на подготовку.

– Долго мы их сдерживать не сможем, – отозвался Чен Янксинг. – Слишком мало патронов.

В основном, парень старался стрелять по паукам прицельно, однако когда те нападали слишком большой сворой, невольно переходил на ковровую стрельбу. Пусть и не так быстро, как у Черныша, но его запас амуниции тоже истощался с ужасающей скоростью.

Я решительно передала оба подаренных мне Джин Фенг пистолета Цзянг Сяотиану, чтобы не допустить ситуации, в которой ему пришлось бы воспользоваться своей способностью для самозащиты.

И под эту нескончаемую какофонию выстреливающих снаряды оружий я сосредоточилась и принялась собирать энергию своей способности, в результате чего совсем скоро пространство вокруг меня начало стрекотать. Прямо в воздухе словно из ниоткуда стали появляться небольшие льдинки и, продолжая парить над полом, слегка дребезжать от переизбытка энергии. От ног же моих во все стороны побежали ледяные узоры. Жаль, влаги в этих коридорах маловато…

Я застыла. Влаги? А ведь точно, как я вообще умудряюсь создавать лёд, без воды? Если я способна кристаллизовать влагу в воздухе, значит ли это, что я могу управлять и водой тоже?

– Шую, сконцентрируйся! – рявкнул Цзянг Сяоитан, одновременно с этим выстреливая из пистолета по приближающимся паукам. Вид стреляющего из оружия маленького ребёнка невольно пробуждал во мне импульс выхватить у того опасную игрушку.

Не желая более позволить своим мыслям растечься по древу, я отодвинула эту навязчивую идею в глубину сознания и сосредоточилась на моей нынешней задаче. И, если честно, это сделать оказалось куда проще, чем я думала. Если бы я не отвлеклась ранее, я бы уже давно собрала необходимые для всплеска силы. В будущем, после определённой практики, я вполне смогу проделывать этот трюк и без предварительной подготовки.

– Хо-холодрыга… – невольно постукивая зубами, пробормотал Черныш.

– Ты там скоро ещё, Сяо Ю? – поинтересовался Чен Янксинг с дрожащими от холода коленками. – Мои пальцы уже настолько окоченели, что я скоро не смогу больше стрелять.

Я сделала глубокий вдох и решительно выпалила:

– С дороги!

Оба вояки тут же с готовностью отступили назад, обогнув меня с обеих стороны, и облегчённо вздохнули. Но прежде чем они успели даже выдохнуть весь воздух, по коридору пронеслась резкая взрывная волна холодного морозного воздуха, и их выдохи моментально превратились в два белых облачка, как в зимнее время года.

Впрочем, это не было так уж далеко от истины. Весь коридор постепенно всё больше и больше замерзал. Обледенение сначала покрыло пол, а затем начало подыматься вверх по стенам. Поначалу пауки не обращали на него внимание, но как только холод стал медленно но верно сковывать движения их щупалец, сразу же осознали, что дело плохо. Однако к тому времени некоторые уже оказались намертво приморожены к полу, да и тех, что вовремя подпрыгнули, морозный воздух отпускать не намеревался и последовал за ними.

Когда же всё закончилось, коридор окончательно превратился в ледяной тоннель с вмороженными в него пауками. Будь они чуть-чуть посимпатичнее, были бы похожи на ледяные скульптуры. Честно признаться, не думала, что мне это удастся настолько просто. Быть может, я действительно стала сильнее, чем думала?

Оба солдата от увиденного аж рты пораскрывали и уставились на меня с тенью страха в глазах.

– Чего вылупились? – раздражённо выпалила я. – Если не поторопитесь, они успеют оттаять и вот тогда нам мало не покажется. Я, знаете ли, второй раз повторить такое не смогу!

На самом деле, это было не совсем так; на ещё один подобный всплеск холода у меня сил вполне хватит, но сейчас для меня важнее не правду говорить, а избавиться от зародившегося в их сердцах страха по отношению ко мне.

И, как и ожидалось, после моего заявления обуревающий их ужас в значительной степени поутих. Черныш так и вовсе вылупился на меня с таким обожествлением, что мне с огромным трудом удалось сохранить прежнее спокойное выражение лица, не позволив себе расплыться в горделивой улыбке. Мне пришлось напомнить самой себе, что здешний Тринадцатый к этому моменту уже успел целую исследовательскую лабораторию с ног на голову перевернуть, так что по сравнению с ним мои успехи просто смехотворны.

– Сперва разберитесь с крупными. Стреляйте только в головы. Не тратьте пули в пустую на беглый огонь, используйте прицельную стрельбу!

На что Черныш с кислой миной отозвался:

– Я не А-Ксинг.

– Тогда я сам, – выпалил Чен Янксинг и без колебания принялся отстреливать пауков поодиночке, и каждая его пуля без исключения попадала точно в цель. Его навыки стрельбы действительно были феноменальны, так что, даже если способность у него аховая, я всё равно готова забрать его с собой.

Взяв свои пистолеты из рук Цзянг Сяотиана, я хотела было помочь с зачисткой, но, заметив как быстро Чен Янксинг расправляется с пауками и что ни один из оставшихся не подаёт признаков оттаивания, я не стала присоединяться к стрельбе. Подаренные мне Джин Фенг пистолеты обладали куда большей пробивной мощью, и мне не хотелось тратить их на добивание жалких паучков. Амуниция у меня в рюкзаке отнюдь не безгранична. Нетрудно догадаться, что пули Фенг имеют какой-то свой секрет, так что после замены их на обычные, огневая мощь оружия неизбежно упадёт. Не исключено даже, что пистолеты и вовсе не смогут стрелять другими пулями и станут полностью бесполезны.

– Всё, они все мертвы, – сообщил Чен Янксинг и повернулся ко мне. По какой-то причине его лицо выглядело мрачным. – Мы можем идти дальше?

И когда я уже было собралась поинтересоваться, чего это он такую хмурую мину скорчил, стоящий рядом Черныш воскликнул:

– Мать вашу, как же ж холодно!!! – он обнял себя обеими руками и со стучащими зубами выпалил. – Идёмте скорее в центральную комнату управления, ну, или искать А-Нуо, или за лейтенантом, да всё равно куда, лишь бы идти! Давайте же. Я сейчас в ледышку превращусь.

Выходит, лицо Чен Янксинга не мрачное, а просто подмороженное.

– Ладно, идём, – немного смущённо пробормотала я. Увы и ах, но таков уж основной недостаток способности к контролю льда; до того момента, как люди обретут достаточную стойкость в ходе эволюции, низкие температуры будут негативно сказываться в том числе и на моих собственных союзниках, стоящих рядом. При обледенении небольшого участка земли эффект не так существенен, но когда дело доходит до массового покрытия, как сейчас, дела принимают скверный оборот. Если задержимся здесь надолго, боюсь, А-Ксинг и Черныш заработают себе такое обморожение конечностей, что больше уже не смогут из оружия стрелять.

– Поторопимся же в центральную комнату управления. Она должна быть уже близко, – сказал Цзянг Сяотиан и покосился за спину. – Этот парень должен знать её точное местоположение. Уточни у него.

Лишь теперь я осознала, что Ву Яоджин стоял у нас прямо за спиной. Он глядел на меня широко открытыми глазами, что разве что не блестели от переполнявшего его восторга. Если бы у него сейчас был выбор, бьюсь об заклад, он определённо сунул бы меня в один из стеклянных цилиндров, чтобы вдоль и поперёк меня поисследовать.

Этот его взгляд меня жутко взбесил. И когда я уже собралась было рявкнуть на него ледяным тоном, чтобы как следует припугнуть, его и без того широко раскрытые глаза внезапно распахнулись ещё больше, следом за которым тут же раздался пронзительный панический вскрик парня.

И в тот же миг почти одновременно с криком парня раздались звук выстрелов и громкий звериный рёв. Когда же я повернула голову обратно, лежащий передо мною мир успел полностью перемениться. Посреди коридора теперь стояла одинокая фигура, от которой так и веяло уверенностью в себе и гордостью. На первый взгляд ничего особенного в этой персоне не было. Лишь при более внимательном рассмотрении можно было заметить за его спиной толстый чешуйчатый хвост, кончик которого то и дело легонько чиркал по полу из стороны в сторону.

Он стоял на спине распластанного на полу человека, и так как тело того было плотно прижато ко льду, его фигура стала тоже медленно но верно обмерзать. Даже если он не погиб ещё под ногами иного, арктического холода от ледяного пола более чем достаточно, чтобы уже сейчас загнать его одной ногой в могилу. Вот только парень совершенно не сопротивлялся и не двигался, так что, скорей всего, он уже…

Я невольно пошатнулась, не желая осознавать картину передо мной, но уже в следующую секунду мне в голову разом хлынули все те горькие годы, что я прожила в апокалипсисе.

Верно, такова была жизнь в апокалипсисе. Жизнь человека здесь абсолютно ничего не стоит; товарищ, с которым ты мирно беседовал минуту назад, может за считанные мгновения превратиться в окровавленный труп, и смерть людей могла принимать самые разные леденящие душу формы.

Поэтому-то даже сражающиеся на одной стороне и доверяющие друг другу свои жизни люди предпочитали вне боя помалкивать и не сближаться слишком сильно. Ведь никто не знает, будет ли стоящий рядом человек всё ещё жив к рассвету следующего дня. Уж лучше сохранить дистанцию и избавить своё сердце от этой боли.

С ростом числа убитых, моё сердце начало постепенно деревенеть. За исключением тех немногих близких мне людей, смерть прочих перестала вызывать во мне каких-либо эмоций. Да и даже когда погибали мои друзья, зачастую у меня не было времени даже слезу проронить, так как необходимо было скорее убегать.

Ну а после побега сил на оплакивание почившего товарища уже не оставалось. Ведь даже моё собственное выживание не более, чем удачное стечение обстоятельств. Да, таково настоящее лицо апокалипсиса, где даже скорбь стала роскошью, которую обычный человек не может себе позволить.

– Черныш! – отчаянным голосом взвыл Чен Янксинг и принялся без остановки выстреливать пулями, словно они ничего не стоили. Но оппонент оказался к этому готов и, сдёрнув свисающие с потолка трупы замороженных пауков, заблокировал выстрелы их телами. В тот же миг из-за его спины на нас хлынул целый поток иных, и по одному лишь их виду можно было без труда сказать, что все они обладали непробиваемой шкурой.

Сбоку я обнаружила распахнутую дверь в центральную комнату управления. До недавнего момента она была тщательно затянута паутиной, потому-то мы её и не заметили ранее. Скорей всего, это было сделано нарочно.

Схватив Чен Янксинга за шкирку, Цзянг Сяотиан дёрнул парня назад и отступил за мою спину. Пусть он внешне и выглядел как трёхлетний ребёнок, силы ему было не занимать. Ему без труда удалось утянуть за собой порядком слетевшего с катушек Чен Янксинга. Тот же, будучи столь резко опрокинут назад, не смог вовремя прекратить огонь и в итоге прошёлся чередой выстрелов по потолку коридора.

Придя в себя, Чен Янксинг попытался было вновь подняться на ноги, но я надавила на его плечо. Почувствовав моё сдерживающее прикосновение, он уставился на меня совершенно обезумевшим, как у дикого зверя, глазами, а я посмотрела на него твёрдым взглядом, не давая слабины и не отводя взгляд в сторону. После нескольких мгновений этого противостояния, я разжала ладонь и ободряюще хлопнула парня по спине.

В следующее же мгновение лицо парня перекосилось, голова наклонилась, а из горла вырвался едва уловимый всхлип.

Цзянг Сяотиан же тем временем выдавил сквозь стиснутые зубы:

– Тринадцатый.

Услышав это имя, я не сумела сдержать восторженного вздоха. Ведь это был воистину исторический момент встречи элиты иных с элитой человечества. Пусть даже один из них и скукожился до состояния трёхлетнего ребёнка, а другой лишь начал свой путь к величию и пока всё ещё выглядел как перетрудившийся сверх меры офисный работник. Откровенно говоря, ни один из них сейчас не выглядел устрашающе; даже те большие пауки ранее смотрелись повнушительнее.

Хвостатый иной перед нами выглядел даже более неоднозначно, чем на фотографии в документах. Ребят, вы серьёзно говорите мне, что вот это и есть элитный иной, что выкосил целый континент? Вы ведь шутите, правда?

– Так за этими событиями и впрямь стоит Тринадцатый? – удивлённо пробормотал Ву Яоджин, словно всё ещё силясь в это поверить, и в этот раз я была с ним полностью солидарна. Уж больно обманчив был его внешний вид.

– Ты… – произнёс Тринадцатый с явным замешательством разглядывая лёд вокруг. Всё это время он даже не пытался нас атаковать. Закончив осматривать обледеневшие стены, он перевёл взгляд на меня и наконец поинтересовался. – Они? Мы?

Уровень его интеллекта был настолько высок, что даже позволял ему говорить; что тут скажешь, настоящий уникум. Сила моей способности контролировать лёд, как видимо, немного запутала его, не дав с ходу определить враг я или же товарищ, но в данных обстоятельствах, думаю, даже сознательные люди не смогли бы с уверенностью определить, кем именно я являюсь. В конце концов, прямо перед нами стоит живой пример говорящего иного, так что с точки зрения обычного человека я тоже вполне могу быть одним из монстров. Люди пока мало что понимают в способностях.

Притвориться одним из иных и атаковать, как только они ослабят бдительность, было бы просто идеально. К несчастью, рядом со мной находятся Чен Янксинг и Ву Яоджин. На судьбу последнего мне было глубоко начхать, но вот первого я была настроена спасти самым что ни на есть решительным образом!

Всего один поворот головы стоил мне жизни Черныша. Разве ж я могу себе позволить потерять ещё и А-Ксинга? Я уже не та привыкшая к смертям окружающих Гуан Веюн. Как Цзянг Шую, я не желаю свыкаться с потерями близких мне людей!

– Немедленно убери свои ноги с Черныша! – рявкнула я. – Иначе я сейчас же отправлю тебя повидаться с твоими дружками-паучками!

Чен Янксин к этому моменту тоже поднялся. Былое безумие прошло, оставив лишь бурлящую в груди неутолимую ярость.

Услышав мою реплику, выражение лица Тринадцатого помрачнело.

– Ты «они», – равнодушно заключил он.

И стоило ему это произнести, как два иных, что внешне напоминали бронированных медведей, разинули свои пасти, но вместо звериного рыка из их глоток вырвался совсем иной звук. Больше всего он наминал писклявый звук шарика, из которого просачивается воздух, только в несколько раз более громкий, что аж ушам больно стало.

– Осторожно, у этих двух экземпляров очень толстая шкура, – прошептал из-за спины Ву Яоджин. – Даже глаза у них крепкие. У этого вида есть прозрачная мигательная перепонка, что значит их глаза всегда защищены. Пусть эти перепонки и не такие крепкие, как внешние веки, но одну-две пули выдержать смогут без проблем.

Чего? Одну-две пули? Нафига вы вообще создали нечто столь опасное? Но пусть эти два иных и выглядели внешне как пара медведей гризли, при ближайшем рассмотрении становилось видно, что пропорции тела у них всё же человеческие. Их задние лапы были куда длиннее, чем у обычных медведей, да и большую часть времени они проводили стоя вертикально, а не на четвереньках. Потому рискну предположить, что они оба перевоплотились в иных из трупов людей, а не зверей. Если их тела полностью защищены вплоть до глазниц, как же тогда мне с ними сражаться?!

За ту небольшую передышку, что возникла с момента появления Тринадцатого на поле боя, я успела тайком облачить своё импровизированное копьё лишь двумя тонкими слоями бриллиантового льда, так что проломить их защиту банальной грубой силой не получится. Если продолжим болтать и тянуть время, я, конечно, успею наложить на копьё ещё с несколько слоёв, но молча глядеть на то, как Тринадцатый топчет тело Черныша, просто невыносимо!

Убери с него свои грязные ноги, сукин ты сын! Иначе я их обе… нет, я отрежу все три твои нижние конечности, включая хвост!

Внезапно я ощутила возле себя новый мощный всплеск энергии, и тут же с тревогой заозиралась по сторонам, опасаясь, что в этот раз неосознанно потеряла теперь ещё и А-Ксинга. Но, к счастью, Чен Янксинг по-прежнему стоял подле меня… вот только из-за всплеска энергии его губы заметно посинели от холода.

– Отойди назад. Не позволяй себе окоченеть настолько, чтобы лишиться возможности стрелять.

Сперва Чен Янксинг недовольно нахмурился, но услышав слова «лишиться возможности стрелять» послушно отступил за мою спину и занял позицию возле Ву Яоджина. Этот засранец, к слову, уже давно успел ретироваться на добрый десяток шагов назад.

Разобравшись с Чен Янксингом, я бросила взгляд на Цзянг Сяотиана и тихо, но строго прошептала:

– Не смей активировать свою способность!

Вокруг Сяотиана так и кружили маленькие льдинки, в то время как его тело источало чуть ли не такое же ужасающее количество энергии льда, что и я сама. Именно эта энергия и вынудила Чен Янксинга посинеть ох холода.

– Я его убью!

Неудивительно, что Цзянг Сяотиан ни разу не задавался вопросом, сможет ли его младший брат справиться с Тринадцатым и не окажется ли эта конфронтация слишком опасной для меня. С самого начала он собирался разделаться с ним лично, мстя тем самым за убийство Сяо Ша того мира. Было очевидно, что Ледяного Императора совершено не заботит состояние собственного тела.

Заметив это, я глубоко вдохнула и решительно выпалила:

– Позволь мне это сделать.

Сноски

1. EQ : с англ. «эмоциональный коэффициент», числовое отображение способности человека выдерживать эмоциональные нагрузки. Если говорить простым языком, то человек с низким EQ легко впадает в панику и «теряет себя», в то время как человек с высоким EQ сохраняет ясность ума даже в экстремальных ситуациях

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 5: Эти номера

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №5: Эти номера – перевод EliSan; редактура Akili

– В-вы что, с ума посходили, что ли? О чём вы вообще говорите?

Окружающая ситуация настолько выбила Черныша из колеи, что у него никак не получалось унять стук своих зубов, а на Сяотиана он пялился с таким испуганным видом, словно смотрел на иного.

Видя перед собой это крайне раздражающее выражение лица, я выпалила ледяным тоном:

– Весь мир и так уже сошёл с ума, так что от ещё одной парочки свихнувшихся людей ситуация особо не изменится. Топай давай. Тебе вообще следовало бы обрадоваться, ведь теперь я не просто помогу вам, а разделаюсь непосредственно с боссом взбунтовавшихся подопытных. Вам же останется лишь разобраться с его подчинёнными. Да вы просто везунчики!

Однако Черныш, по ходу, не чувствовал себя таким уж везунчиком. Хотя, возможно, он даже прав. Быть может, все эти ребята связаны каким-нибудь дальним родством с семейством Цзянг, раз уж они умудрились на столь раннем этапе апокалипсиса наткнуться на будущего элитного воина иных.

Идя по лаборатории, я одновременно наносила слои спрессованного льда на кинжал. Разумеется, толщина получилась незначительная, но недостаток прочности льда с лихвой компенсировался качеством самого кинжала. Подаренные Джин Фенг ножи не шли ни в какое сравнение с теми, что мы откопали в магазине. Насколько я могла судить, они были сделаны из весьма прочной стали, хотя, с другой стороны, кинжалу и необязательно быть идеально прочным, ведь мой стиль боя прежде всего основывается на атаке слабых мест врагов, а не пробивании брони.

Цзянг Сяотиан тем временем принялся на ходу осматривать все имеющиеся в комнате мониторы над цилиндрами.

– Ну-ка посмотрим, какие из его последователей также родом из этого места… О, это же Асура, приближённый генерал Тринадцатого. Выходит, он был подчинённым Тринадцатого с самого начала. Хм! В этот раз я заставлю Тринадцатого на собственной шкуре испытать какого это, когда одного из твоих людей превращают в питомца!

Даге, у меня нет ни малейшего желания заводить питомца-иного. Даже если схватишь его, на меня в этом деле не рассчитывай!

К счастью, на оставшемся отрезке пути до конца ведущего через лабораторию длинного коридора Цзянг Сяотиан больше не произнёс ни одного имени.

– Получается, только Асура? – Сяотиан задумался ненадолго, после чего внезапно выпалил. – Чёрт, тот плачь младенца, что мы слышали в самом начале, скорей всего исходил от Мамаши1. Иные и в самом деле захватили полный контроль над исследовательским центром, а теперь заманивают людей внутрь, чтобы убить.

– А какие у этих трёх иных отличительные черты? – спокойно поинтересовалась я, за что заработала похвальный взгляд со стороны Цзянг Сяотиана. Распираемая от уверенности в себе, я горделиво выпятила вперёд грудь до такой степени, что та стала напоминать бюст первого размера.

– Асура – просто военный генерал. Он сражается двумя клинками и обладает способностью выращивать новые клинки из любой части своего тела.

Хэй, ну и в каком месте это «просто генерал»? То, что ты описал, больше похоже на самого настоящего дикобраза!

– Тринадцатый тоже боец. По слухам, он не пользуется каким-либо оружием, предпочитая сражаться лишь своими когтями и хвостом. Также он способен использовать адское пламя2 и владеет какого-то рода психической способностью, но подробностей не знаю, так как сам с ним ни разу не пересекался.

Что и следовало ожидать от элиты… Его способность настолько разносторонняя, что это пугает. Ты точно уверен, что он не читерит?

– Ну а что касается Мамаши… – Цзянг Сяотиан нахмурился, – признаться, о её способности мне вообще слышать не доводилось. Знаю лишь о том, что как-то раз её сильно переклинило, и она, не различая врагов от союзников, выкосила целый город… Шую.

– Хм? – я внимательно слушала рассказ Сяотиана, посему этот внезапный оклик немного выбил меня из колеи.

– Схвати-ка парня, что прячется вон за тем столом, – равнодушно приказал он, ткнув пальцем в один из крупных лабораторных столов. На нём лежала целая куча мёртвых тел, а вокруг было разбросано множество фрагментов тел и обглоданных костей. Похоже, иные успели переквалифицировали этот лабораторный стол в обеденный.

Что ж, раз Цзянг Сяотиан сказал, что там кто-то есть, значит там точно кто-то есть! Однако не успела я сделать и шагу в сторону стола, как человек уже сам подскочил на ноги. Им оказался перепачканный с ног до головы в крови и ошмётках мужчина. Тем не менее, его движения были быстрыми и точными, так что сам он ранен, похоже, не был. Как видимо, вся кровь на его теле принадлежала другим людям.

– К-как вы узнали о 013 и 042? – тут же поинтересовался он, держа руки над головой. – И ещё эта Мамаша… быть может 005? Этот экземпляр на деле состоит из двух тел! Когда женщина на седьмом месяце беременности скончалась, и она сама, и её ребёнок оба перевоплотились. Они как сиамские близнецы! Крайне любопытный экземпляр!

Чёрт, да ты их даже по номерам всех помнишь!

Вероятно, заметив моё перекосившееся выражение лица, мужчина без лишних слов принялся объяснять:

– 005 и 042 – уникальные образцы и являются основными объектами наших исследований, так что все здешние учёные знают о них.

– Хочешь сказать, 013 к их числу не относится? – удивилась я. Это странно. В конце концов, Тринадцатый из них наиболее опасный.

– В нём нет ничего особенного, – продолжил свои объяснения мужчина. – По крайней мере, до этого инцидента он всегда вёл себя крайне спокойно, да и единственное, что он получил в ходе эволюции – это усиление физических возможностей тела путём обрастания некоторых частей его тела и хвоста твёрдой чешуёй. Подобных ему экземпляров в лаборатории полно. Что же касается упомянутых вами адского пламени и психических способностей, у него их нет, – тут он резко притих, после чего с усмешкой добавил, – ну, по крайней мере, перед нами он их не проявлял.

Так как мы трое продолжили молча таращиться на него, у мужчины не оставалось выбора кроме как неловко представиться:

– Меня зовут Ву Яоджин. В-вы же подмога, что была отправлена спасти меня, так ведь?

– Хочешь сказать, ты и есть тот самый профессор Ву? – скептически окинув взглядом мужчину, пробормотал Черныш, ни капельки не скрывая своего отвращения к упомянутой персоне. – Сверху нам приказали во что бы то ни стало спасти профессора Ву, однако ты для профессора выглядишь уж слишком молодо. Ты правда он?

Боже, да на подобно поставленный вопрос любой ответит, что он тот самый профессор Ву!

– Это мой ге, но он, вероятно, был первым, кого растерзал 013. Он всегда настаивал, что что-то в этом экземпляре было нечисто, однако никто к его словам не прислушивался. Поэтому ге переместил 013 в свою личную лабораторию. Вы, скорей всего, прошли мимо неё на своём пути сюда… та, что напичкана самой передовой аппаратурой, – сообщил Ву Яоджин, после чего подавленно поинтересовался. – Вы случайно не видели моего ге? Хоть его лаборатория и недалеко, я всё не мог собраться с духом вылезти и приблизиться к ней.

Ладно, признаю, я оскорбляю чистосердечных людей тем, что проецирую на них своё собственное однобокое суждение. Я приложила руку ко лбу, гадая то ли это я уже составила у себя в голове самый худший из возможных образов учёных, то ли это они настолько наисследовались, что напрочь лишились способности видеть мир рационально?

Изначально я думала, что все учёные этого исследовательского центра – сплошь жестокие и хладнокровные люди, однако теперь вместо этого они мне кажутся немного глупенькими! Интересно, это он от страха лишился ясности ума или же у парня его изначально не было?

– В той лаборатории мы обнаружили лишь человеческие ошмётки, – равнодушно заявил Черныш. Было очевидно, что он не испытывает и толики сочувствия по отношению к профессору этой лаборатории.

Лицо Ву Яоджина тот час посерело, и когда в моём сердце уже было мелькнула толика сочувствия к парню, он внезапно горько вздохнул.

– Ге был во главе стольких исследований, что должны были вот-вот дать плоды. Поверить не могу, что все данные вот так вот в одночасье исчезли.

Должно бы у этих учёных понятие семьи напрочь атрофировалось…

– Я опять что-то не то сказал? – заметя наши перекосившиеся выражения лиц, спросил Ву Яоджин. – Простите, если так. Понимаете, у меня синдром Аспергера, так что моё восприятие мира немного отличается от обычных людей. Прошу, поймите.

Какой-какой синдром? Моё лицо слегка дёрнулось. Я ни хрена не поняла…

Тем временем Цзянг Сяотиан, потеряв, как видимо, терпение перешёл сразу к делу:

– Что именно здесь произошло?

Однако Ву Яоджин в ответ лишь помотал головой.

– Я тоже этого не знаю. Внезапно откуда ни возьмись раздался звериный рёв, затем почти сразу завыла сирена, ну а потом ни с того ни с сего весь свет вырубился. Через несколько минут освещение правда восстановилось, но к тому времени тут уже был полный хаос. Заметив, что в лаборатории творится неладное, я тут же нырнул под стол, не смея больше даже носа оттуда высунуть. Чуть позднее моего ассистента разорвали и бросили его останки рядом со столом, так что я покрыл себя его кровью и плотью, после чего лёг на полу без движения. Я даже зажал скальпель в ладони думая, что в случае если один из подопытных меня всё же обнаружит, я смогу сразу же вонзить его ему в сердце, – на этой ноте молодой человек неловко усмехнулся. – Это всё, что я знаю. Я понятия не имею, что именно произошло, а о причастности 005, 013 и 042 к этим событиям я узнал, лишь подслушав ваш разговор. Хотя, если честно, мне кажется, что вы и сами понимаете ситуацию превратно. 013 вовсе не такой страшный, как вы говорите… Если бы вы хоть раз его видели, вы бы поняли, о чём я. 013 очень тихий, совсем не такой, как остальные подопытные.

– Скорей всего, он вёл себя так, чтобы ослабить вашу бдительность, – выпалил Цзянг Сяотиан. – Все новорождённые иные без исключения ведут себя, как дети. Они активные и импульсивные. Тихое поведение уже само по себе аномально. Уже лишь по этому вам следовало бы понять, что что-то с ним не чисто.

Усиленные физические способности, адское пламя и психические способности. Уже с самого начала апокалипсиса он владеет высоким интеллектом, а уже к середине успеет зачистить целый континент и обосноваться в одном из крупнейших мегаполисов, окончательно превратив его в город иных. На поздних же этапах апокалипсиса он станет считаться одним из элит. Звучит так, словно именно Тринадцатый является главным героем истории! Неужели такие мелкие сошки, как мы, действительно собираемся бросить ему вызов?!

– Иные? – озадаченно переспросил Ву Яоджин.

Хоть это и не я допустила оговорку, сам Сяотиан, похоже, не имел ни малейшего желания отвечать учёному, так что пришлось объяснять самой.

– Так мы называем тех монстров.

Ву Яоджин спокойно кивнул в знак понимания, после чего печально поинтересовался:

– Можете проводить меня в лабораторию моего ге? Я знаю его пароль, так что если компьютеры там всё ещё работают смогу достать всю имеющуюся информацию о 005, 013 и 042. Эти трое действительно крайне любопытные экземпляры. Будет очень обидно утратить эти данные.

Цзянг Сяотиан угрожающе сощурил глаза. Сейчас даже я не могла с уверенностью сказать, хочет ли он вернуться в ту лабораторию за информацией, или же разорвать ублюдка, что создал таких опасных типов как Тринадцатый, и швырнуть его останки на съедение другим иным.

В результате он через силу выдавил из себя всего одно слово:

– Идём.

Изначально я хотела было возразить, что, мол, дальнейшее промедление подставит под угрозу жизни солдат, но, поразмыслив над этим ещё немного, осознала, что если не разберёмся с пронумерованными иными, жизни абсолютно всех людей окажутся под угрозой. Так что будет лучше разузнать о способностях этих трёх иных заранее, чтобы потом было проще с ними сражаться.

Мы вернулись в ту просторную лабораторию. Ву Яождин огляделся по сторонам, но никаких следов своего брата так и не увидел… ну или, вернее, не смог опознать, какая из кучек плоти является его братом. Увидав лежащие вокруг останки, его лицо побледнело и болезненно исказилось, так что, похоже, какие-то братские чувства в нём всё же сохранились. Как видимо, этот его синдром всё же не сделал его абсолютно бесчувственным.

– Доставай информацию! Сейчас же! – рявкнул Цзянг Сяотиан. Как и Черныш, он явно не питал к молодому человеку тёплых чувств. И малыш, и взрослый вояка оба таращились на паренька такими яростными взглядами, что казалось чудом уже то, что они всё ещё не угрожают ему оружием.

Однако Ву Яоджин в ответ на слова Цзянг Сяотиана лишь с любопытством уставился на малыша.

– Так раскрывшемся в тебе потенциалом является интеллект?

Раскрывшемся потенциалом? Я застыла. Это он о способностях?

– Именно, а твой какой? – с угрожающим прищуром поинтересовался Сяотианг.

Ву Яоджин улыбнулся и махнул рукой. В тот же миг весь покрывающий рабочий стол мелкий мусор в одночасье смело, хоть он к нему и не прикасался.

– Это всё, что я могу, – сообщил он, опуская руку. – На данный момент я могу переместить предмет весом максимум в один килограмм, и то лишь при условии, что я полностью сосредоточусь на процессе. Ну а после подобного перемещения я чувствую просто ужасную усталость, словно пробежал марафон длиной в пять километров. Мои силы даже рядом не стоят с удивительными навыками подопытных.

Поколебавшись немного, я всё же решила не спрашивать, знает ли он о кристаллах эволюции. Тот факт, что мы отыскали его именно здесь, немного настораживал меня, да и на обстановку он в целом реагировал слишком спокойно. Нужно ещё немного за ним понаблюдать.

Ву Яоджин подошёл к компьютеру и вскоре действительно сумел получить доступ к файлам, благодаря чему уже через несколько секунд информация об интересующих нас иных уже красовалась на мониторах.

Иной под номером 005, которого Цзянг Сяотиан назвал «Мамашей», выглядел просто ужасно. Даже имея у себя за плечами почти десять лет жизни в апокалипсисе, у меня всё равно мурашки по спине пробежали от её вида.

Она словно являлась ходячим воплощением горьких слёз и печали; уголки её глаз и губ были гипертрофированно опущены вниз, словно наглядно иллюстрируя отчаянье матери в момент, когда она теряет своего ребёнка. Вот только в её случае этот момент запечатлелся у неё на лице навсегда.

Её живот был пугающе раздут до такой степени, что собственные конечности Мамаши в сравнении выглядели щупленькими тростиночками. Если бы меня попросили описать её вид, то я бы, скорей всего, сравнила бы её облик с фрикаделькой, в которую воткнули четыре зубочистки. Однако больше всего меня пугал зигзагообразный, словно зубья пилы, разрез, что тянулся поперёк этой самой фрикадельки. Выглядело так, словно этот разрез мог распахиваться. Рядом на экране был даже расположен рентгеновский снимок, на котором было отчётливо видно, что внутри живота Мамаши находится непонятный сгусток детских ручек и ножек, но так как щель до этого момента ни разу в действительности не распахивалась, никто точно не знает, как они двигаются.

042, он же Асура, на первый взгляд показался мне обычным худощавым мужчиной, однако одного лишь мимолётного взгляда на характеристики хватило, чтобы изменить своё мнение. Как оказалось, на деле его рост составлял 2.9 метра. Он вовсе не худощавый; напротив, всё его тело покрыто развитыми мышцами, просто аномально высокий рост делает его внешне похожим на вытянутого бумажного человечка. Но всё это лишь видимостью!

013, Тринадцатый, по сравнению с предыдущими двумя выглядел абсолютно обычным. Внешне он выглядел как ничем не примечательный спокойный тридцатилетний мужчина. Однако его лицо было нетипично бледного для человека оттенка, а между бровей залегла складка, что придавала его лицу уставший вид… если подытожить, он похож на типичного перетрудившегося сверх меры офисного работника. Исключение составляют разве что кончики пальцев, что заканчиваются острыми словно бритва когтями. Также у него имеется хвост, и некоторые участки тела у него защищены чешуёй. Не удивительно, что сотрудники лаборатории не сочли нужным акцентировать на нём внимание.

Так вот как выглядит парень, что выкосит всю Азию… Ой, вернее, в этом мире всю Мессию. Хотите сказать, что вот этот вот перетрудившийся сверх меры офисный работник устроит настоящую резню в Мессии и станет известен как самый ярый ненавистник людей среди всех элит?

Нет, я, конечно, знаю, что не стоит судить книжку по её обложке, но это уже немного чересчур, не находите?

Тем не менее, в целом предоставленная в этих документах информация была для нас абсолютно бесполезна.

– Выведи на экран данные об их способностях, – нахмурившись, приказала я. – В частности об их боевых навыках.

Но ответ Ву Яоджина меня откровенно разочаровал:

– На Асуру у нас есть лишь такая информация. Что же касается умения, то всё именно так, как и сказал этот ребёнок ранее. Он умеет выращивать шипы из любой части тела, что, как полагаю, и являются теми самыми «мечами», о которых вы говорили. Что же касается Мамаши, то у неё, увы, интеллект младенца, и человеческую речь она не понимает, да и капризничает частенько. В общем, заставить её выполнять приказы попросту не представляется возможным, не говоря уже о чём-то столь сложном как «бой». Ну а Тринадцатый и вовсе не должен был быть в нашем исследовательском центре. Его перевезли сюда лишь потому, что город, в котором находится один из наших других исследовательских центров, пал, и тамошнюю лабораторию было решено забросить.

– Как вы его перевозили? – удивлённо поинтересовалась я. Подобная операция казалась мне совершенно немыслимой. На то, чтобы перевезти оборудование из одной лаборатории в другую, должна была уйти масса усилий, не говоря уже о том, что с таким объёмом тяжёлого груза незаметно прошмыгнуть мимо иных просто невозможно. Сколько же людей они, должно быть, мобилизовали, чтобы успешно провернуть такую операцию?

И тут я внезапно вспомнила слова вояк о том, что, чтобы в ходе вылазок в город отогнать иных подальше, требовалось лишь выехать на предоставленной лабораторией машине, и поспешила уточнить свой вопрос:

– Как вы вынудили иных не приближаться к вам?

– С помощью Мамаши. Большинство подопытных отказываются находиться с ней рядом, и даже оставленный ею запах имеет подобный эффект, хоть и краткосрочный. Прежде чем отправить армейских за ворота в город, мы всегда заставляем Мамашу просидеть на автомобиле полные сутки и лишь после этого передаём машину в руки военных.

– Когда вы начали эти исследования? – ледяным тоном спросил Цзянг Сяотиан.

– Разумеется, после 21-ого июня, – удивлённо отозвался Ву Яоджин. – Где бы мы раздобыли подобных подопытных раньше?

– Хочешь сказать, что раньше в этих цилиндрах бабушки овощи на зиму мариновали? – фыркнула в ответ я.

– Изначально здесь проводили эксперименты на людях, но они… – Ву Яоджин резко притих, после чего смущённо продолжил. – В общем, тут проводились нелегальные эксперименты по клонированию человека, но, увы, безрезультатные. Ну а потом пришёл чёрный туман, и мы лишились немалого количества исследовательских центров. У руководства ушло несколько месяцев на то, чтобы спасти всё, что ещё можно было спасти, и снова наладить процесс, так что сами исследования были возобновлены совсем недавно. Также целью наших исследований теперь является не клонирование, а эксперименты с различными мутациями. К слову, многие из наших нынешних подопытных в прошлом были сотрудниками нашего же исследовательского центра.

– Враньё, – тут же выпалила я. – Многие беженцы из тех, что были пущены на территорию военной базы, бесследно исчезли… разве это не ваших рук дело? Кто ещё это мог бы быть?

– Правда? – нахмурился Ву Яоджин. – Впервые об этом слышу.

– Нет, ты знаешь об этом, – жёстко выпалил Цзянг Сяотиан. – В жизни не поверю, что твоему светлому учёному уму никогда не приходил в голову вопрос, откуда берётся еда для всего этого вашего безумного количества подопытных!

Стоило мне услышать эти слова, как моё сознание тут же отключилось. Лишь теперь я наконец-то поняла, что людей снаружи они отлавливали не для того, чтобы сделать из них подопытных, а в качестве еды!

Иные эволюционируют, поедая плоть, что не подверглась мутациям. И чтобы способствовать этой эволюции, учённым необходимо было обеспечить иных подобной едой. И вместо того чтобы собирать растения да отыскивать уцелевших животных, куда удобнее и проще для них было воспользоваться «людьми», что столь удачно столпились прямо под дверью лаборатории.

И на этот раз Ву Яоджин предпочёл промолчать, не подтвердив предположение Сяотиана, но и не опровергнув его.

В тот же миг, не в силах больше терпеть, Черныш рванул вперёд и, схватив Ву Яоджина за шкирку, взревел:

– Столько народу уже полегло, а вы, ублюдки, продолжаете скармливать людей монстрам!? Вы больные, что ли!?

– Если мы не будем этого делать, как мы сможешь лучше понять этих подопытных? – вздохнув, спокойно отозвался Ву Яоджин. – Разве ж тебе самому не хочется знать, почему люди вообще вдруг стали превращаться в монстров? Или возможно ли пробудить в обратившихся былые человеческие воспоминания? Найдя ответы на эти вопросы, разве мы не сможем тогда решить основную проблему этого апокалипсиса?

Услышав слова учённого, Черныш тот час же застыл. Да и я была удивлена не меньше. По-вашему, мы и в самом деле можем вернуть человеческое самосознание тем пожирающим человеческую плоть тварям?

– И знаете, мы уже достигли в этой связи определённых результатов! У многих подопытных был отмечен значительный рост интеллекта, а к некоторым уже даже вернулись отрывки их человеческих воспоминаний. Если мы продолжим исследование, вполне вероятно, к ним постепенно вернётся и разум!

Черныш, тяжело и глубоко дыша, много раз открывал и закрывал свой рот, но так и не нашёлся что сказать. И я прекрасно понимала его чувства… С эмоциональной точки зрения, скармливать людей иным было очень жестоко и аморально, но с рациональной стороны мы прекрасно понимали, что простыми гуманными способами решить подобный кризис вряд ли удастся.

– Они уже не те, кем были раньше!!! – ни с того ни с сего, словно с цепи сорвавшись, закричал Цзянг Сяотиан. – Абсолютно точно, нет!!! Воспоминания, о которых ты говоришь, всего лишь остаточные образы, что уцелели в их мозгу. Да, некоторые иные в итоге вспомнят отрывки из своих прежних жизней, но прежними людьми им уже никогда не стать! Люди обращаются в иных лишь после смерти, а раз они мертвы, как они вообще могут быть одними и теми же людьми?!

– Если они обладают одинаковыми воспоминаниями, то с чего бы им не быть теми же людьми? – непонимающе парировал учёный. – Эго человека формирует его жизненный опыт, иными словами память о прожитых им годах.

Этот парень и в самом деле, должно быть, болен этим его хреновым синдромом. Как бы иначе он смог продолжать спокойно вести рациональную беседу будучи всё ещё подвешенным за грудки?

Что-то с этим парнем было явно не так, но то же можно было сказать и о Цзянг Сяотиане. Он был слишком уж на взводе… Было больно даже просто смотреть на его перекошенное в едва сдерживаемой ярости детское личико и маленькие кулачки, что он сжал настолько крепко, что аж костяшки пальцев побелели. Казалось, что если Ву Яоджин и дальше продолжит настаивать на том, что иных возможно превратить обратно в людей, Сяотиан собственными руками превратит его самого в иного чтобы проверить, сможет ли тот вновь стать обратно человеком.

– Похоже, что пробудившийся в тебе потенциал всё же не интеллект, а нечто другое, – внезапно произнёс Ву Яоджин, с интересом уставившись на Цзянг Сяотиана. Он совершенно не замечал общего напряжения и, как всегда, обращал внимание на неправильные вещи.

Я спешно приобняла Цзянг Сяотиана. Всё его тело было напряжено, словно камень.

– Так, завязывайте с болтовнёй! Ты раздобыл необходимую информацию или нет? – резко выпалила я. – Черныш, поставь его обратно на землю. Мы спешим. Задерживаясь здесь, мы лишь помогаем большему числу твоих товарищей упаковаться в мешки для тел.

Черныш тут же выпустил учёного из своей хватки.

Ву Яоджин же, облегчённо выдохнув, тут же совершил несколько дополнительных манипуляций с компьютером и вытащил флэшку.

– Готово.

– Тогда идём дальше.

Подхватив Цзянг Сяотиана на руки, я тут же вышла из лаборатории. В этот раз я шла куда быстрее, абсолютно не заботясь о том, поспевают за мной двое других, или же нет. Всё верно, я хотела немного оторваться от них.

– Даге, не верь ты ему, – едва слышно прошептала я. – То, что к иным может вновь вернуться человеческий разум, – это полная хрень!

После этих слов, маленькое тельце у меня на руках заметно расслабилось.

– Однако то, что некоторые иные действительно помнят обрывки из своих человеческих жизней, – всё же правда, – с недовольным видом нехотя признал Сяотиан.

– Ну и что? Они всего лишь используют человеческий мозг и тело, словно воришки, что проникли в чужой дом. То, что они способны описать внутренний интерьер, ещё не значит, что они хозяева этого дома!

И тут я резко притихла.

Верно, даже если ко мне в итоге вернутся все воспоминания Цзянг Шую, разве ж это сделает меня самим Цзянг Шую?

Нет, нельзя об этом сейчас думать! Но…

– Шую? – окликнул меня Сяотиан, озадаченно подняв голову. – Что-то не так?

Я опустила на него взгляд и с натянутой улыбкой объяснила:

– Да так, ничего особенного. Просто ты же в курсе моей ситуации. Я потерял память и прожил десять лет в апокалипсисе в качестве другого человека, так что иногда это меня немного путает.

Цзянг Сяотиан молча уставился на меня. От этого его пристального взгляда мне стало немного не по себе. Не он ли частенько повторял, что я веду себя не как Шую?..

Однако в итоге он лишь ободряюще похлопал меня по плечу.

– Не парься ты так по этому поводу. Сейчас куда важнее раз и навсегда разделаться с Тринадцатым. Ну а пока опусти меня, а то с занятыми руками ты можешь не успеть вовремя отреагировать, случись что внезапное.

– Ладно, – отозвалась я и тут же опустила его на землю.

Одновременно с этим двое остальных наконец-то догнали нас, тяжело дыша и хрипя от быстрого бега.

– Ты что, хотел бросить нас там? – раздражённо поинтересовался Черныш.

– Если бы я хотел вас бросить, у вас бы не было сейчас возможно стоять тут и разговаривать со мной.

Черныш слегка нахмурился, явно задетый моими словами.

Таким образом, оставаясь в дурном расположении духа, мы проделали дальнейший путь в гробовом молчании. И чем ближе мы подходили к центральной комнате управления, тем больше находили трупов.

И теперь, помимо наёмников из частной армии исследовательского центра, Черныш с горечью узнавал в некоторых останках своих. Пусть их тела и были разорваны и понадкусаны, он был в состоянии опознать их по одной лишь униформе и обмундированию. Его глаза покраснели, и более его уже не заботило, были ли мы с Цзянг Сяотианом сумасшедшими или нет, ибо и сам он уже был на полпути там.

– А! – внезапно воскликнул он и, едва сдерживая слёзы, пробормотал. – Толстячок, почему даже ты…

Я посмотрела в ту же сторону, что и он. У самой стены, облокотившись на неё, лежал труп мужчины – того самого пухлого улыбчивого вояки, что просил меня звать его Толстячком-ге – вот только тело его теперь было обглодано до костей, так что толстым он уже совсем не казался. Тем не менее, по какой-то причине половина его лица осталась невредима, из-за чего опознать его было несложно.

Глядя на останки своего товарища, Черныш более не смог сдерживаться и расплакался. Однако в голос реветь он себе не позволил, лишь пару раз сдавленно всхлипнул. Тем не менее, это не делало зрелище менее трагичным. Я не знала, как мне быть. Следует ли мне сказать ему что-нибудь сочувственное?

И стоило мне об этом подумать, как рядом раздался детский голосом Цзянг Сяотиана:

– Живее. Впереди всё ещё много твоих братьев, которые ждут спасения. Лейтенант, А-Нуо, Старик Гуо, А-Ксинг – все они ждут нас. Нет у нас времени слёзы лить.

Черныш тут же протёр рукавом лицо. Слёзы тот час же испарились, однако глаза стали даже краснее, чем прежде.

– Ты прав. Идёмте дальше.

Вместо того, чтобы соболезновать ему, почему бы не указать парню на куда более важную цель впереди? Я с восхищением покосилась на Цзянг Сяотиана. Что и следовало ожидать от босса отряда наёмников. Мне предстояло ещё многому у него научиться, но я не слишком-то волновалась по этому поводу. С двумя-то Даге, разве у меня ещё не представится масса возможностей для этого?

Память Черныша оказалась весьма впечатляющей. Всего одного недавнего взгляда на карту ему хватило, чтобы безошибочно провести нас через весь исследовательский центр до центральной комнаты управления. Более того, он даже ни разу не притормозил, чтобы определить правильное направление. Без сомнения, он был весьма талантливым, но, к несчастью, он, похоже, был твёрдо настроен следовать лишь за своим Лейтенантом. Забрать его с собой будет сложновато… Так, когда я успела превратиться в дяденьку-извращенца, что строит зловещие планы по похищению людей?

Помотав головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей, я сосредоточилась и продолжила создавать всё новые слои льда на ноже, не забывая при этом приглядывать и за окружающей обстановкой тоже. Достигнув второго ранга, я не почувствовала в себе существенных изменений, однако создавать кристаллы льда всё же стало значительно проще. Да и тело в целом ощущалось более лёгкими и крепким.

Насколько я помню, когда будучи Гуан Веюн я достигла второго ранга, я не испытала никакой особой радости или же восторга по этому поводу. В то время понятие «ранг» ещё не было чётко определено, так что с моей точки зрения это были лишь незначительные улучшения моего физического тела и зрения, и не более того. Тем не менее, я была очень благодарна этим улучшениям, ведь благодаря им я обрела возможность как замечать иных с большего расстояния, чем прежде, так и быстрее от них улепётывать.

А ведь если подумать, этот трусливый образ жизни, в котором я становилась сильнее лишь для того, чтобы быстрее убегать от врагов… всё это было моим «настоящим» всего пять месяцев назад. Полагаю, я успела немало измениться за это время, не так ли?

И действительно, я сильно изменилась. За этот короткий промежуток времени из добычи я полностью перевоплотилась в охотника. Подобные радикальные изменения – нормальны ли они? Это смерть изменила мой образ мышления или же на меня влияет эхо личности Цзянг Шую?

Чем больше эпизодов из прошлого этого юноши я вспоминаю, чем больше запутываюсь в том, кто я. Да, я по-прежнему больше всего на свете надеюсь на то, что являюсь Цзянг Шую, однако из-за этого возвращения к самому началу апокалипсиса я стала вспоминать многие эпизоды из моей прежней жизни, и, благодаря этому, лишь теперь смогла осознать, что вечно убегающая от врагов Гуан Веюн, которую я всегда считала слабачкой, на самом деле сделала и добилась весьма многого. Ей доверяли и на неё полагались многие люди… даже этот её бестолковый парень и его любовницы не были исключением. Доверие всех этих людей чего-то да стоило!

– Шую, твой нож скоро превратится в палку если не начнёшь спрессовывать кристаллы льда в бриллиантовый лёд.

Оставив свои думы и вернувшись в реальность, я приметила, что Цзянг Сяотиан, нахмурив брови, пристально уставился на мою руку. Следуя его примеру, я также опустила голову и взглянула на руку… Ого, сравнив моё творение всего лишь с «палкой», он явно проявил тактичность. Это куда больше похоже на примороженную к моей руке глыбу льда… Стоп, он только что сказал «бриллиантовый лёд»?

Так спрессованный лёд действительно называется бриллиантовым льдом? Ну ладно, даже Ксиа Зенгу порой бывает на удивление проницателен. Хотя, возможно, это я просто не понимаю мужскую логику? Я думала, только девушкам нравятся бриллианты, но, как видимо, мужчины в этом плане от нас мало отличаются!

Продолжая спрессовывать кристаллы льда и попутно смахивая лишние остатки, я выслушивала лекцию Цзянг Сяотиана на тему «как правильно создать себе оружие».

– Ты недостаточно сильно спрессовываешь лёд. После всего одного уплотнения лёд все ещё слишком хрупок для боя. Нужно сдавить кристаллическую решётку раза в три сильнее, а лучше в пять.

Услышав его слова, я едва не расплакалась. Похоже, мне действительно придётся работать над созданием оружия порядка десяти лет. Даге, сколько у тебя ушло времени на создание твоего ледяного меча? Должно быть, когда я застала тебя за сражением с этим клинком в руках, ты лишь недавно закончил его создание, так ведь? Верно же, да?

– В будущем же тебе непременно нужно будет сделать себе священное оружие, что будет целиком и полностью создано из чистейшего бриллиантового льда. Простого накладывания слоёв на уже существующее оружие недостаточно. С хрупкой основой и оружие получится хрупким.

Ну, об этом я уже в курсе. Разве моё предыдущее копьё не сломалось всего после одного боя с птичкой?

– Я знаю, – слегка понуро пробормотала я. – Я уже пытался раньше сделать себе копьё и кинжал, и даже создал себе подобное примитивное оружие изо льда использовав ручку швабры и нож в качестве основ. Изначально я полагал, что их мне с лихвой хватит минимум на год, а то и два, а я тем временем не торопясь подготовлю себе новое более качественное оружие на смену, но, к сожалению, оба моих творения сломались в бою с цветущим падальщиком.

– Копьё и кинжал? – повторил Сяотиан и одобрительно кивнул. – Неплохой выбор. Ты быстрый и ловкий. Подобное оружие тебе подходит.

– Эм… – внезапно подал голос Черныш с явной неуверенностью в голосе. – Эти ваши… способности, так? Вы же так называете вашу силу?

– Ага. К слову, а у тебя какая способность? – поинтересовалась я, решив, что узнать об этом заранее будет не лишним. Пусть он и не ел кристаллы эволюции и не тренировал свою способность, из-за чего она, вероятнее всего, бесполезна для боя, нельзя отрицать возможности того, что он может обладать какой-то уникальной способностью.

Черныш притих, задумавшись, но после недолгого колебания всё же ответил:

– Когда я сосредотачиваюсь, могу видеть некоторые предметы насквозь. Вернее, не столько «видеть», сколько чувствовать положение вещей за какой-то определённой преградой. Этот навык весьма полезен. Помогает не заблудиться в незнакомой обстановке и для починки техники тоже весьма удобна. Благодаря ей я могу даже без диагностики с лёгкостью определить причину поломки и точечно её устранить. Проблема лишь в том, что я не могу использовать этот навык долго. Обычно меня хватает максимум секунд на десять, не больше.

Однозначно забираю его с собой!

От услышанного у меня резко поднялось настроение. Не удивительно, что он сумел так быстро починить компьютер в лифтовом холе и так хорошо ориентируется в незнаком ему пространстве сейчас. Будь его способность хорошо прокачена, он, скорей всего, даже всю эту лабораторию целиком смог бы охватить. Ну а если к его способности прибавить ещё способность тёти ощущать живые объекты… чёрт, да в таком случае даже штурм сверх защищённых зданий станет для нас обычной пешей прогулкой. Мы сможем беспрепятственно войти внутрь, и так же беспрепятственно выйти. Нам даже сражаться не придётся!

Цзянг Сяотиан тоже оценивающе оглядел Черныша с ног до головы, отчего того сразу же заметно передёрнуло.

– О, я понял! – внезапно воскликнул Ву Яоджин. – Этот ребёнок знает о том, что произойдёт в будущем, верно? Выходит, существуют даже такие любопытные способности? Определённо, она куда более полезная, чем моя.

Упс, неужто мы слишком много разболтали? Всё это время мы, не таясь, открыто беседовали друг с другом в присутствии остальных двух. Я ведь даже о кристаллах эволюции им рассказывать не планировала, а теперь они и о моём оружии знают.

Я осторожно покосилась на Цзянг Сяотиана, но его, похоже, эта ситуация нисколечко не волновала. Что и следовало ожидать от Ледяного Императора, ему абсолютно всё равно на то, что могут ненароком услышать подобные мелкие сошки. И стоило мне об этом подумать, как Цзянг Сяотиан метнул в Ву Яоджина ещё более холодный взгляд, чем прежде. Он явно не намеревался ему отвечать.

О, поняла! Его не волнует, услышат они или нет его слова потому, что одного из них он в любом случае собирается забрать с собой, а второго планирует в скором времени убить, так ведь? Отлично! Я обеими руками «за»!

Тем не менее, самого Ву Яоджина источаемый Сяотианом холод ничуть не задевал. Вместо этого он продолжал с интересом наблюдать за малышом, словно тот был превосходным экземпляром для исследования.

И этот его взгляд крайне действовал мне на нервы. Таких вот персон, что людей за людей не считают, нужно убивать сразу, не задумываясь. Я уже молчу о том, что эти ребята своими экспериментами породили одного из элит иных, который в итоге унесёт жизни сотен тысяч людей. Да за такое преступление перед всем человечеством их тысячу раз убить будет мало!

Положив руку на голову Цзянг Сяотиана, я легонько погладила его по макушке, тем самым напоминая, чтобы до поры до времени держал свою жажду крови под контролем! Даге, ты слишком привык демонстрировать всем свою удаль. В прошлом, любой навлекший на себя гнев Ледяного Императора человек, вероятно, сам с готовностью перерезал себе глотку. Ну а если отказывался сделать это сам, находилась целая толпа других людей, что, спотыкаясь друг об друга, спешили убить его, так что самому Ледяному Императору, уверена, почти никогда не приходилось брать подобные дела в свои собственные руки. Потому-то и нужды скрывать свои эмоции и намеренья у него не было.

– Угх…

Внезапно услышали мы чей-то сдавленный голос из угла комнаты. Я тот час же, готовясь встретить врага, резко подняла пистолет на изготовку и покрепче перехватила кинжал в руках, однако стоявший до этого подле меня Черныш, вместо подготовки к бою, рванул вперёд и выудил из кучи окровавленных человеческих останков… вполне себе целого человека!

– А-Ксинг! – окликнул Черныш. – Ну же, очнись, А-Ксинг!

Приглядевшись, я действительно опознала в этом с головы до ног окровавленном парне Чен Янксинга. Спешно отложив в сторону оружие, я приблизилась, чтобы осмотреть его раны и тут же невольно изумилась. К моему удивлению, на его теле не было видно совершенно никаких шибко серьёзных увечий. Разумеется, синяков и царапин в подобных обстоятельствах было не избежать. Не исключено, что у него даже имелось где-нибудь пару трещин в костях, но даже так ему определённо повезло куда больше, чем той несчастной кучке человеческих останков, под которой он до недавнего времени был погребён. Аж завидно!

Весь в крови и кусочках плоти, А-Ксинг лежал у самой стены. Скорей всего, он потерял сознание от удара об стену после того, как нечто отшвырнуло его в сторону, и в итоге его тело оказалось закамуфлировано кровью его собственных товарищей, что продолжили сражение с тем неведомым врагом. По сути, он выжил тем же способом, что и Ву Яоджин. Разница лишь в том, что один из них осознано воспользовался этим методом выживания, в то время как второй был, можно сказать, благословлён свыше.

Медленно приходя в себя, Чен Янксинг приподнял свою голову, и когда я уже было хотела спросить у него о его самочувствии, в глазах парня внезапно мелькнул какой-то дикий блеск. В следующую же секунду, воздух сотряс нечеловеческий рёв, словно последний яростный крик загнанного зверя…

– РА-А-А-А-А-А––

Резко подняв свой пистолет, он направил его чёрное дуло прямо мне в лоб.

Сноски

1. Мамаша : в оригинале её имя состоит из двух слов «мать/материнство» и «малыш/младенец», однако мне не удалось придумать удобоваримый аналог на русском языке, чтобы ещё и в женском роде был

2. Адское пламя : под этим словом подразумевается не чёрное пламя, а посмертные огоньки (те, что частенько рисуют вокруг привидений в манге). Иными словами, способность Тринадцатого, по всей видимости, связана непосредственно с душой. Однако как его способность будет обыграна на деле не знаю, так что пока оставлю прямой перевод

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 4: Лаборатория

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №4: Лаборатория – перевод EliSan; редактура Akili

Пока створки лифта расходились в стороны, со стороны послышался едва уловимый звук сжимаемого покрепче оружия. В открывшемся нашему взору холле было темно, верхнее освещение изредка мерцало то тут, то там. Тем не менее, это помещение выглядело куда менее разгромленным, чем холл на верхнем этаже, откуда приехали мы. Похоже, тот взрыв, который мы услышали не так давно, прогремел не здесь, а где-то дальше. В этом плане нам, можно сказать, даже повезло, ведь в ином случае лифт бы непременно пострадал и более не смог бы функционировать.

Разделившись на две группы, разведчики быстро прочесали всю комнату. Убедившись, что никакой опасности нет, они подали сигнал «чисто», и лишь тогда основная группа, покинув лифт, последовала за ними.

Сама я находилась в самом центре основной группы. Оглядевшись по сторонам, я обнаружила себя просто в нереально огромном холле, что не может не настораживать. Ведь если даже простой холл имеет столь несусветно гигантский размер, тот какого же размера должна быть сама лаборатория? Это не только значит, что нам придётся приложить куда больше усилий для поиска выживших, но и то, что самих подопытных тут, вероятно, куда больше, чем я изначально предполагала.

Тщательно осмотрев холл без каких-либо происшествий, вояки принялись распределять между собой обязанности. Некоторые встали на стрёме у проходов в другие помещения, в то время как другие отправились искать основной рубильник. Чернышу же поручили взглянуть на компьютеры и по возможности извлечь из них какую-нибудь полезную для нас информацию.

– Ну? Сможешь раскопать карту этого места? – нетерпеливо поинтересовался младший лейтенант.

– Ещё минуту. На это нужно время, – не отрывая пристального взгляда от экрана, отозвался Черныш. К слову, монитор этот был размером с большой телевизор.

Стоя рядом, я с интересом наблюдала за его действиями. Честно признаться, не ожидала, что эту обязанность доверят именно Чернышу.

– Чёрт, – яростно выпалил младший лейтенант, – ну почему здесь так тихо!? Как нам спасать их, если мы даже не знаем, в каком направлении двигаться?

– Тише ты! – шикнула на него я, на что младший лейтенант ответил раздражённым взглядом. – У подобной тишины может быть лишь два объяснения, и одно из них, что все уже мертвы, – лица вояк резко помрачнели. – Второе же возможное объяснение заключается в том, что нечто вынуждает их хранить молчание, – я окинула вояк холодным взглядом. – Есть ли среди вас желающие приманить сюда это «нечто»? Кто-нибудь из нас может сравниться по силе с А-Ксингом и прочими ребятами из спасательного отряда?

Младший лейтенант тут же побледнел и спешно замотал головой.

– Нет. Лейтенант забрал с собой самых сильных из нас.

Иными словами, вы, ребята, оставшиеся позади слабачки? Будущие перспективы нашей вылазки теперь представились мне в куда менее радужном свете.

– Если даже лейтенант и остальные не смогли справиться, т-то что же мы сможем с этим сделать, – нервозно пробормотал один из солдат.

Чёрт, ещё не хватало, чтобы они дёру от страха дали.

– Многие подопытные уже успели выбраться наружу, так что обстановка внутри уже, вероятно, не столь опасна, как раньше, – нарочито спокойным голосом заявила я. – Вполне вероятно, что у ваших товарищей слишком много раненных, чтобы покинуть это место собственными силами. В любом случае, в каком бы положении они ни были, нам для безопасности следует вести себя как можно тише!

Младший лейтенант согласно кивнул. Уж не знаю действительно ли он купился на мои слова или же просто не пожелал со мной припираться, будучи всё ещё в обиде за то, что одёрнула его ранее. Впрочем, это сейчас и не самое главное. Всё пучком до тех пор, пока он прислушивается к моим советам.

Цзянг Сяотиан же на протяжении всего этого диалога преспокойненько попивал своё ультрапастеризованное молоко. От одной лишь мысли, что это Ледяной Император – один из тех самых восхваляемых двенадцати мировых элит – моё лицо невольно дёрнулось. Даге, прошу, перестань уже испытывать мои актёрские способности на прочность. Ты же понимаешь, как непросто сохранять видимость уверенного в себе главного ге… Хотя, возможно, он действительно этого не понимает. Подавляющая аура истинного лидера была дарована моему Даге ещё при рождении, однако за то время, что мы провели вместе, я успела заметить, что, несмотря на весь свой врождённый потенциал, он частенько совершает глупые ошибки и ведёт себя как идиот. Это, к слову, вполне объясняет, как он умудрился собрать вокруг себя целый отряд в равной степени талантливых и чудаковатых наёмников.

В этот момент я почувствовала, как мой внутренний ментальный образ «Ледяного Императора» раскололся на части. Правильно люди говорят, что расстояние порождает красоту. Сейчас, когда я без особых проблем могу использовать Ледяного Императора как персональную подушку-обнимашку, я не могу думать о нём никак иначе, кроме как о невероятно миленьком малыше.

– Есть! – внезапно воскликнул Черныш. – Я нашёл карту!

– …

Мне оставалось лишь беспомощно шмякнуть себя ладонью по лбу.

Несколько вояк тут же подскочили к Чернышу и спешно заткнули ему рот. Тот же, явно не понимая, в чём проблема, попытался было вырваться, но не смог. Дёрнувшись ещё пару раз, он окинул всех присутствующих вопросительным взглядом.

Я же тем временем, уставившись на экран компьютера, невольно нахмурилась, ибо моё дурное предчувствие, к сожалению, подтвердилось. Это место просто огромно! За прошедшие с начала апокалипсиса четыре месяца построить подобное было бы просто нереально. Похоже, это место являлось тайной исследовательской лабораторией ещё до прихода апокалипсиса.

Цзянг Сяотиан нетерпеливо дёрнул меня за штанину, и я спешно подхватила его на руки, давая возможность получше рассмотреть план лаборатории. Быстро окинув карту взглядом, он, недолго думая, ткнул пальцем в определённую точку на мониторе, и я тут же понимающе кивнула.

– Я пойду разведаю ведущий к лаборатории коридор.

– Все здешние монстры, скорей всего, явились как раз из лаборатории. Лейтенант и остальные просто не могут быть там, – запротестовал младший лейтенант.

– Есть там кто или нет, не важно. Лишь посетив лабораторию, мы сможем выяснить, откуда взялись столь аномальные монстры. До того, как попасть сюда, я немало монстров перебил, но ни один из них не был столь же умён, как монстры из этой лаборатории, – я обернулась и с замешательством поинтересовалась у вояк. – Вы же тоже совершали вылазки в город за припасами. Неужели не заметили, что эти монстры полностью отличаются от тех, что снаружи?

Ответом мне была гробовая тишина.

Лишь через несколько секунд младший лейтенант неловко заговорил:

– Сотрудники этого исследовательского центра дали нам особую машину. Не знаю, что именно находится внутри, но почти все монстры предпочитают держаться в стороне от нее. В ходе наших вылазок в город твари на нас редко нападают, да и те не более чем мелкие сошки. Быстренько разделавшись с ними с помощью оружия с глушителями, мы загружаем припасы в машину и возвращаемся назад на базу. По этой причине мы, можно сказать, никогда и не сталкивались с монстрами всерьёз.

Не мудрено. Имея в своём распоряжении нечто подобное, становится понятно, почему эта база смогла столь долгое время прожить в мире и благополучии, несмотря на огромное скопление людей внутри. Однако ИЦМО обладает чем-то столь удивительным? Никогда о подобном не слышала. Опустив взгляд, я покосилась на Цзянг Сяотиана. Он стоял нахмуренным, но не произнёс ни слова. Тем не менее сказать, находился ли он до этой поры, как и я, в неведенье об этом изобретении или же знал, но просто не желал обсуждать этот вопрос в присутствии посторонних людей, я не могла.

– С начала апокалипсиса прошло всего-то четыре месяца, – принялась в притворной задумчивости бормотать себе под нос я. – За такое короткое время невозможно построить столь огромный исследовательский центр для исследования этих монстров. Но если так, что же в таком случае они исследовали тут раньше? Мало того, что лаборатория расположена столь глубоко под землёй, так ещё и план помещений совсем не похож на таковой в центре по разработке какого-либо оружия.

От этих слов лица стоящих вокруг военных резко изменились, дав просочиться тлеющему в их сердцах подозрению.

– Только не говорите мне… что тот чёрный туман тоже дело рук ИЦМО? – едва слышно пробормотал кто-то из толпы.

Братишка, да у тебя просто шикарная дедукция. Должно быть, А-Ксинг руку приложил! Мысленно поставив ему «лайк», я, тем не менее, не произнесла и слова в ответ, оставив всё на их собственное воображение. Извратить образ ИЦМО, превратив его в подобие финального босса, для меня крайне выгодно, так как в таком случае мне, возможно, и не придётся уничтожать эту организацию лично.

– Я собираюсь осмотреть то место. Пойдёте вы со мной или же нет, меня не колышет.

Дорогу до лаборатории я уже запомнила. Чтобы добраться туда, придётся миновать большую часть исследовательского центра. Если по пути я случайно наткнусь на Чен Янксинга или же ещё кого-нибудь из его группы, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы их спасти. Если же нет… то они уже всё равно мертвы. В конце концов, из этого центра ведёт лишь один выход, и он позади нас. Если подопытные вынудили их отступить в противоположном направлении, то они сейчас реально в заднице находятся… во всех смыслах.

– У тебя и в самом деле ни следа дисциплины, – раздражённо выпалил младший лейтенант. – В групповых миссиях самое главное следовать приказам. Ты не можешь свободно ходить, куда тебе вздумается!

– Я никогда не был одним из вас, так с какого перепугу я должен следовать вашим приказам? – ледяным тоном поинтересовалась я. – Я выбрался из города собственными силами и собственными же силами выживал всё это время с ребёнком на руках. Хм! Чем довериться вам, я уж лучше доверюсь самому себе!

Выпалив эти слова, я тут же развернулась. Я не собиралась больше тратить тут время, споря с ними. Будет лучше как можно скорее разнюхать секреты ИЦМО и тут же слинять отсюда!

Исследовательский центр подобного размаха был ввергнут в плачевное состояние их же собственными подопытными? Те подопытные, что я встретила у входа, даже принимая в расчёт их небывалую сообразительность, навряд ли смогли бы подобное провернуть. Значит, среди них есть некто ещё более опасный, и я без понятия, сбежал ли он уже из башни или же по-прежнему находится внутри. Как бы там ни было, будет лучше не задерживаться здесь надолго.

Взяв в правую руку пистолет, я создала ледяной кинжал в левой, после чего обернулась и взглянула на Цзянг Сяотиана. Всё это время он молча следовал за мной прямо по пятам. Да уж, разница в выучке и стойкости духа между Сяотианом и этими ребятами столь велика, что между ними можно было бы вместить аж целых восемь мегаполисов!

Пора выдвигаться…

– Постой!

Я сделала глубокий вдох в попытке упокоить себя. Эти вояки – оставленные позади слабачки, так что не стоит мне ожидать от них слишком многого. Я развернулась и произнесла ровным голосом без единой эмоции:

– Даю вам десять секунд на решение. Отсчет пошёл. Десять, девять…

Лицо младшего лейтенанта окаменело.

– …шесть, пять…

– Идём! Мы идём с тобой! – спешно воскликнул Черныш.

Я же в ответ лишь равнодушно пожала плечами и ткнула пистолетом в сторону коридора.

– В таком случае ведите.

Чернышу оставалось лишь скрипя зубами пробормотать:

– Обязательно вот так вот в лоб выпихивать нас вперёд, принуждая расчищать для тебя путь?

Однако вместо ответа я задала встретный вопрос:

– Знаешь, сколько мне лет?

Черныш задумчиво уставился на моё лицо.

– Двадцать три? Четыре?

Услышав подобное предположение, я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. Похоже ты неплохо владеешь самообманом, если серьёзно думаешь, что подобному лицу как у Цзянг Шую может быть больше двадцати!

– Восемнадцать.

В тот же миг комната погрузилась в гробовую тишину. Ни один солдат более не высказал ни единого слова возражения, послушно выстроившись в боевое построение. И в тот момент, когда младший лейтенант уже собирался было отдать приказ выдвигаться, из недр исследовательского центра внезапно донёсся отдалённый выстрел.

Чёрт, планы как всегда не поспевают за развитием событий! Мне оставалось лишь выкрикнуть:

– Вперёд! Идём туда! Быстрее! – строй резко перешёл на бег, так что мне пришлось поспешно предупредить. – Не забывайте следить за окружающей обстановкой. Здесь очень темно. Разведчики, по одиночке не ходить. Минимум группами по четыре человека. Если людей не хватает, пусть кто-нибудь из основной группы займёт место недостающих! Запомните лица тех, кто стоит по обе стороны от вас, и не теряйте их из виду.

В результате этой череды команд скорость нашего продвижения резко сократилась, но с этим было уже ничего не поделать. Освещение во внутренних помещениях исследовательского центра было повреждено даже больше, чем в холле лифта, отчего тьма вокруг стала лишь ещё более непроглядной. Круги света, которые порождают наши фонарики, попросту слишком малы, чтобы суметь прогнать прочь эту давящую мглу. Если хоть один человек оступится, что ж, не только он, вся команда может заплатить за эту единую оплошность жестокую цену. В конце концов, это место смогло пленить даже элитный отряд, что уж говорить о нашей группе оставленных позади слабачков!

Следуя за солдатами, я в какой-то момент оглянулась через плечо, чтобы проверить, как там справляется Цзянг Сяотиан. Лишь увидев, что, невзирая на груз, он без проблем поспевает за остальными, я смогла облегчённо выдохнуть. Тем не менее выражения лица у него было немного странное. Он таращился на меня таким ошарашенным видом, словно не узнавал меня, что немного настораживало.

У «Цзянг Шую», разумеется, не было опыта командования группами людей, а вот у Гуан Веюн такого опыта было предостаточно. В первые годы апокалипсиса я выступала в роли лидера, пожалуй, даже чаще, чем сам Ксиа Зенгу. Этот безмозглый придурок частенько получал серьёзные раны прямо в ходе миссий и из-за этого лишался способности организовать слаженный отход.

Так как именно я носила статус его девушки, то и забота о моём раненом парне также ложилась именно на мои плечи. Ну а обременённая подобной ношей, у меня оставался лишь один верный способ помочь своим товарищам, а именно раздача им нужных указаний в нужные моменты. В результате этого через какое-то время наши товарищи настолько привыкли к смене лидера прямо посреди боя, что в ходе обсуждений стратегий даже стали сразу поддерживать предложенные мною планы действий, отвергая суицидальные затеи Ксиа Зенгу.

Теперь, когда я об этом думаю, возможно, именно то, что я столь часто спасала его задницу, а также мой накопленный опыт по части лидерства долгое время не давали Ксиа Зенгу возможности поднять на меня руку и убить. Сделав это, он тут же ополчил бы против себя всех наших боевых товарищей… а также до чёртиков бы напугал всех своих тогдашних любовниц.

Тогда на моей стороне стояли очень многие, начиная от боевых товарищей, заканчивая девушками, которых он поимел и бросил. Если бы только я тогда не потеряла веру в себя, раз за разом испытывая предательство своего парня; если бы только я не забросила тренировки в виду бесполезности своей способности и продолжила развивать свой боевой потенциал; если бы только в тот роковой день я обладала силой дать ему отпор, возможно, убитой оказалась бы не я, а Ксиа Зенгу. Какая жалость!

Уж в этой-то жизни я точно не сделаю ничего, о чём потом буду жалеть! В лепёшку расшибусь, но накоплю денег на дом… Ой, в смысле, стану достаточно сильной, чтобы защитить свою семью, и заведу детей!

В этот момент Цзянг Сяотиан внезапно потянул меня за штанину. Когда же я оглянулась назад и взглянула на настороженно насупившегося Сяотиана, тот выпалил лишь одно слово:

– Прислушайся.

Я тут же замерла и навострила уши. Лишь тогда я смогла расслышать едва уловимый звук, что постепенно становился всё громче и громче. Остальные в группе также уже обратили на него своё внимание.

– Это что, кошачье мяуканье? – обескуражено выпалил один из солдат. Тем не менее, ни один из них не выказал и толики страха.

– Нет, это плач младенца, – спокойно поправила я. – Скорей всего, это наживка. Просто игнорируйте его. Продолжим движение.

– Так эти уроды даже на младенцах эксперименты ставили? – рыкнул ещё один солдат.

Этим солдатом оказалась женщина, но телосложение у неё было даже более накаченное, чем у нашей крепышки Юнкиан. Честно признаться, до того момента, как она заговорила, я вообще не замечала, что среди нас есть одна представительница слабого пола.

– Идём вперёд не останавливаемся! – вновь поторопила их я.

Женщина после моих слов недовольно нахмурилась, явно не желая никуда уходить. Младший лейтенант также нахмурился.

– Как солдаты мы обязаны защищать гражданских.

О, как мило! Это, безусловно, очень благая обязанность. Вот только в таком случае скажи мне, почему в скором времени военные превратятся в подобие раковой опухоли среди людей, которых вроде как обязаны защищать? Это вы так от апокалипсиса обезумеете или же всему виной какие-то закулисные делишки, о которых простые смертные, вроде Гуан Веюн, знать просто не могли?

Но всё это произойдёт немного позже. Пока что эти вояки действительно полны энтузиазма выполнять свои обязанности, вот даже гражданских защищать рвутся. Таких в будущем останется ой как немного.

Я сделала глубокий вдох и предложила:

– Давайте сперва всё же А-Ксинга и остальных отыщем. Чем нас больше, тем мы сильнее. К тому же, они куда лучше нас понимают, чему мы сейчас пытаемся противостоять. Будь то отступление или же спасение людей, нам понадобится помощь ваших товарищей из элитного отряда.

Услышав моё пояснение, все немного успокоились и, продолжая слушать отдалённый детский плач, продолжили двигаться вперёд. Тем не менее, с каждым новым шагом лица солдат всё больше и больше мрачнели. А всё потому, что плач младенца не стихал по мере отдаления, а наоборот становился всё громче и отчётливее, пока не начало казаться, словно он плачет прямо возле твоего собственного уха. От этого звонкого пробирающего аж то самых костей звука у меня невольно холодок по спине побежал.

Пусть я и не понимаю, что тут происходит, но одно я могу сказать с уверенностью уже сейчас: никто из вояк более не решится даже заикнуться о том, чтобы идти и спасать плачущих младенцев.

Остановившись, я настороженно огляделась по сторонам. И в этот самый момент среди громких трелей этого жутковатого детского плача я успела расслышать мимолётный вскрик. В том, что это был именно вскрик, я абсолютно уверена, но вокруг было слишком темно, да и с солдатами я знакома не слишком уж хорошо, так что сказать наверняка, кто именно кричал, я не могла. В результате мне оставалось лишь спешно выкрикнуть:

– Срочно проверьте своих соседей! Все ли на месте?

Все тут же заозирались по сторонам, проверяя стоящий вокруг товарищей, после чего находящийся в самом конце строя солдат ахнул.

– Парень справа от меня пропал! О-он же был тут всего мгновение назад!

Резко выхватив фонарик из рук ближайшего вояки, я осветила сперва левую стену, затем правую. Ни с той ни с другой стороны я не обнаружила открытых дверей или же зияющих проходов, так что машинально перевела луч света на потолок. В тот же миг без предупреждения передо мной возникла огромная чёрная тень.

Не став даже разбираться, кому принадлежит эта тень, все солдаты с яростными воплями открыли огонь.

– Шую, кровь! – спешно воскликнул Цзянг Сяотиан.

Я тут же выставила вперёд руку, создавая над собой широкий барьер из прозрачного льда, и одновременно с тем выкрикнула:

– Все, к стене!

В тот же миг с потолка на нас хлынула кровь. Большая её часть попала на созданный мною барьер и тут же принялась с шипением его разъедать. Я спешно последовала собственному же приказу и прижалась спиной к стене, после чего швырнула ледяной барьер в сторону. Смесь крови и талой воды обрушилась на пол и продолжила разъедать всё вокруг.

Слава богу, что Цзянг Сяотиан успел вовремя нас предупредить, иначе этот кровавый дождь махом скосил бы минимум треть всей нашей группы.

В этот момент нечто тёмное бухнулось с потолка на пол, и если бы не тот факт, что в кругу света фонариков обнаружилась фигура солдата, все, небось, опять принялись бы как очумелые палить из своих пушек.

Я снова направила луч света на потолок; чёрная тень исчезла. Того предыдущего залпа огня оказалось недостаточно, чтобы убить её, но, думаю, нам даже повезло, что она сбежала. С тварями, чья кровь способна причинить вред людям, очень непросто сражаться. Нужно крайне аккуратно наносить удары, иначе сами можем пострадать. Учитывая плохую слаженность нашей группы, будет лучше не связываться с подобным противником.

Присев на корточки, я перевернула солдата на спину. Правая половина лица у него отсутствовала напрочь, да и остальная верхняя половина тела была сильно разъедена. Кое-где даже оголились кости и какие-то красновато-белые органы под ними. И что ещё хуже, процесс не останавливался. Его тело продолжало расщепляться, отчего его конечности невольно подёргивались.

Оценив тяжесть его ран, я быстро создала ледяной кинжал и решительно всадила его ему в голову.

Когда же я вновь выпрямилась и оглянулась на остальных, я незамедлительно наткнулась взглядом на шокированное лицо младшего лейтенанта.

– Ты… ты убил одного из наших парней! – взревел младший лейтенант и, подбежав, схватил меня за воротник. – Всего лишь из-за того, что он получил ранение? Мы же могли отнести его к врачам. Для этого нам потребовалось бы всего лишь подняться вверх на лифте!

Схватив его кисти, я высвободила небольшое количество энергии льда, вынудив его немедленно отдёрнуть руки назад. Тем не менее, он продолжил буравить меня яростным взглядом.

– Да какие тут нахрен врачи! – рыкнула я. – Серьёзно думаешь, что с такими ранениями его можно было спасти?! Взгляни на него! Повнимательнее присмотрись к его лицу и шее! И про пулевые ранения на его теле не забудь! А теперь ещё раз скажи, кто был тем, кто, мать вашу, убил его?!

Младший лейтенант невольно вздрогнул и молча опустил взгляд на тело павшего товарища.

Лицо солдата было проедено вплоть до черепа, а на шее зияла дыра, через которую было отчётливо видна трахея. Тело же его было сплошь испещрено дырками от пулевых ранений; очевидно, результат той безразборной пальбы минуту назад. С такими серьёзными увечьями ему оставалось жить не более нескольких минут, так что куда милосердней было поскорей упокоить его, чем вынудить пережить ещё несколько мучительных минут, в ходе которых он жаждал бы лишь одного: смерти.

Я ещё раз окинула вояк грозным взглядом.

– Если кто-либо из вас ещё хоть раз проявит подобную тупость, я брошу вас и пойду дальше сам. Я не желаю в подобном месте ещё и опасаться схлопотать от союзника пулю в спину!

Когда солдаты увидели, какая горькая участь постигла их товарища, все тут же стыдливо потупили взгляды. Я же, увидев эту их реакцию, смогла, наконец, облегчённо выдохнуть. Если уж начистоту, то, принимая во внимание отсутствие у них боевого опыта с иными, полностью исключить подобные случайные смерти ввиду ошибки было априори невозможно. Тем не менее, у меня нет иного выбора, кроме как хорошенько отчитать их за этот случай, иначе в следующий раз я, чего доброго, действительно могу умереть от их рук. В конце концов, я ещё не успела натренировать свою способность настолько, чтобы стать невосприимчивой против огнестрельного оружия и ножей!

В этот момент из глубин исследовательского центра вновь раздались несколько выстрелов, за которыми снова последовала тишина. Я нахмурилась. Что-то в этой ситуации явно было не чисто. Неважно, будь то обычный иной или же здешний подопытный, такого соперника просто невозможно одолеть всего несколькими выстрелами. Даже наоборот, это лишь усугубит ситуацию, так как пальба, несомненно, привлечёт внимание ещё большего числа иных.

– Сяо Ю, надо поспешить! – взволнованно выпалил Черныш. – Лейтенант и остальные могут быть в серьёзной опасности!

Однако я осталась стоять на прежнем месте.

– Это, скорей всего, ловушка. Сами подумайте, минуту назад вы столько пуль выпустили в того монстра на потолке, но всё равно не сумели его добить. Так чем могут помочь всего несколько одиночных выстрелов? В голову приходит лишь одно объяснение: чтобы заманить нас туда.

Услышав моё предположение, лицо младшего лейтенанта заметно помрачнело.

– Ну и что нам тогда делать?

А мне-то почём знать?! Гуан Веюн в прошлом руководила лишь рейдами на различные продуктовые магазина да склады. В подобных ультра защищенных местах, как это, ей бывать не доводилось. Это ведь ни много ни мало секретная лаборатория с огромным количеством подопытных иных внутри. Если бы подобное произошло в прошлой жизни, я бы скорее себе сразу пулю в лоб пустила, чем согласилась добровольно спуститься в такое зловещее место. Смерть тут может поджидать буквально за каждым поворотом.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Из всех здесь присутствующих Ледяной Император определённо обладает наибольшим опытом проникновения в подобного рода защищённые места.

Заметив мой вопросительный взгляд, Цзянг Сяотина усмехнулся.

– А я-то хотел посмотреть, насколько ещё тебя хватит. Что, уже сдаёшься?

– Ну, знаешь ли, я всё ещё новичок в этих делах, – с готовностью признала я. Я не видела ничего постыдного в том, чтобы попросить Ледяного Императора о помощи. В прошлой жизни я не то что о помощи попросить, даже приблизиться к нему не имела возможности. Мне повезло лишь раз узреть его фигуру издалека, так что теперь, когда сия персона во всей своей красе стоит у меня прямо перед носом, грех будет не воспользоваться таким шансом получить наставления.

– Судя по тому, что я видел, внутренняя компьютерная сеть всё ещё худо-бедно работает. Пошли большую часть отряда вперёд разведать обстановку, мы же в это время проберёмся в центральную комнату управления. Там мы, вероятно, сможем взять под контроль большую часть системы безопасности лаборатории, – выпалил Цзянг Сяотиан, после чего ткнул пальцем в Черныша. – Этого парня возьми с собой. Он, похоже, разбирается в электронике, вот пусть и поможет тебе починить неполадки в системе.

Все вояки вылупились на Сяотиана с таким видом, будто привидение увидели. Я же к этому моменту уже попросту устала выдумывать всевозможные оправдания его нетипичного поведения, так что просто повернулась к солдатам и равнодушно произнесла:

– Ну, вы сами всё слышали. Мой Сяотиан плохого не посоветует. Вы, ребята, продолжайте двигаться вперёд, но не слишком быстро, а то я могу не успеть передать вам информацию, если что-то найдём, – я перевела взгляд на Черныша. – Идём.

– П-погоди-ка минутку, – едва отойдя от шока, воскликнул младший лейтенант, – как ты можешь просто вот так взять и уйти? А что если впереди нас действительно поджидает какая-то опа-…

– Даже если впереди и поджидает нечто опасное, вы что же так и хотите всю дорогу за моей спиной прятаться? – я бросила на вояк раздражённый взгляд. – Какого чёрта?! Хотите сказать, что тридцать солдат не смогут справиться без ребёнка, студента и одного солдата? Да возьмите же вы наконец себя в руки и успокойтесь! На этом этапе ни один иной не сможет просто проигнорировать выстрелы из сразу тридцати автоматов. Для победы вам достаточно будет сделать лишь одно: размозжить им башку с большого расстояния. Вот и всё, что от вас требуется!

Выпалив эту тираду, я тут же резко развернулась и молча потопала прочь. Даже если Черныш не пойдёт за мной, мне всё равно. Кого могу, я спасу, ну а тех, кого не в состоянии, просто брошу позади без зазрения совести!

– И-иной? – озадаченно пробормотал мне в след младший лейтенант, и лишь тогда я осознала, что случайно проговорилась. Впрочем, ладно, не беда даже если они и узнали это название раньше времени. Вскоре этот термин всё равно станет общепринятым.

Через несколько секунд Черныш всё же нагнал меня.

– Слушай, Сяо Ю, ты правда сможешь довести меня в центр управления в одиночку? – зашептал он. – Уверен, лейтенант, когда спустился сюда, тоже первым делом отправил своих IT специалистов в центр управления, и, разумеется, отправил с ними несколько действительно сильных ребят, чтобы не позволить этим специалистам ненароком умереть.

После этих слов, он бросил нервозный взгляд в сторону Цзянг Сяотиана.

– Хо-о-о? А вот младший лейтенант явно хочет, чтобы я продолжил охранять тридцать солдат, – раздражённо бросила я. – Что думаешь по этому поводу?

Черныш обернулся на группу своих товарищей позади и с ноткой стыда в голосе произнёс:

– Ну да, ты прав, мы сейчас явно не в лучшем виде предстаём. Из-за недавней атаки все жутко напуганы, а из-за отсутствия толкового лидера мы не знаем даже, что делать. Если бы с нами сейчас был лейтенант или А-Нуо, да даже А-Ксинг бы сгодился, мы бы не выглядели такими раздолбаями. Правду говорю! Этот младший лейтенант на самом деле просто зелёный шкет, что лишь недавно вышел из военной академии. Его голова всё ещё забита банальными тактиками из учебников, так что в реальном сражении он просто безнадёжен.

Я скептически покосилась на Черныша.

– Вы даже за А-Ксингом готовы в бой идти? Ну и низкие же у вас стандарты.

– … – Черныш тут же поспешил объясниться. – Не пойми неправильно. Знаю, на первый взгляд он действительно может показаться тем ещё простачком, но пусть его характер не вводит тебя в заблуждение. На самом деле он очень силён, когда серьёзен. Видел когда-нибудь, как стреляет полуавтоматический пулемёт? Так вот, он может каждой отдельно выпущенной пулей снести по башке. Без шуток!

Ну вот, теперь мне вновь захотелось забрать его с собой… Возможно, из А-Ксинга получится вполне себе неплохой сувенир? Когда придёт время уходить, обязательно попробую его переманить.

– Центр управления находится в том направлении, – выпалил Черныш, ткнув пальцем в один из коридоров, после чего смущенно пробормотал. – Если честно, я сразу же запомнил его местоположение, как только раскопал план здешних помещений. Мне следовало бы сразу предложить пойти туда, но я промолчал, так как слишком привык следовать приказам лейтенанта.

Я снова покосилась на Черныша. А этот парень тоже неплох. Что же делать? Меня теперь прямо подмывает забрать их всех с собой. Нормально ли, что я столь радостно выбираю подходящих кандидатур из подчинённых этого лейтенанта?

– Шую, – внезапно заговорил Цзянг Сяотиан, – как доберёмся до центра управления, нужно будет сразу отыскать другой путь отхода. Судя по обстановке, подопытные специально оставили лифт в рабочем состоянии, чтобы заманить людей на их территорию.

Я опустила взгляд на Цзянг Сяотиана. Те выстрелы действительно были очень подозрительными, словно их сделали лишь чтобы привлечь наше внимание. Тем не менее, мне всё ещё сложно было в это поверить. С кем же мы сейчас всё-таки сражаемся, с людьми или же с иными? Люди не могут быть столь сильны на этом этапе апокалипсиса, а иные в свою очередь не могут быть столь сообразительны.

– Те подопытные, что уже сбежали из башни, недостаточно сильны и умны, чтобы привести эту лабораторию в столь плачевное состояние, – продолжил он свой анализ. – Скорей всего, у них есть лидер, и он, вероятно, довольно силён. Ну а так как та первая элитная группа военных до сих пор не сумела пробить себе путь наружу, рискну предположить, что этот самый лидер всё ещё находится здесь.

– Хочешь сказать, у меня нет ни шанса на победу? – немного разочарованно пробормотала я. Неужели того, что я столь быстро поднялась до второго ранга, всё ещё недостаточно?

– Есть шанс на победу или нет, я не могу сказать с уверенностью, – заявил Цзянг Сяотиан, подняв на меня взгляд. – Понимаешь, на дворе лишь пятый месяц апокалипсиса. Каким бы сообразительным ни был их лидер, он не может быть достаточно силён, чтобы вот так перевернуть эту лабораторию с ног на голову в одиночку, что значит у него в подчинении определённо имеются как минимум несколько крайне сильных подопытных. Ты же, хоть сам и силён, имеешь в своём расположении лишь кучку непослушных, плохо организованных вояк, у которых даже опыта борьбы с иными нет. В общем, сам понимаешь, ситуация неоднозначная.

– Хей! – возмутился Черныш. – Почему это мы непослушные? Мы же последовали указаниям Сяо Ю. Я же сейчас с вами, разве нет?

Цзянг Сяотиан перевёл взгляд на вояку.

– Если я тебе сейчас скажу взять пистолет и возглавить атаку на группу иных, ты последуешь моему приказу?

Черныш с помрачневшим видом опустил взгляд на идущего рядом трёхлетнего малыша. Впрочем, винить его тут было не в чем. Любой взрослый человек чувствовал бы неуверенность если бы ему ни с того ни с сего сказали повиноваться приказам трёхлетнего ребёнка. А вот на более поздних стадиях апокалипсиса, лидер уже сможет иметь самую разную форму и внешность, и в этом уже не будет ничего странного.

Потеряв интерес к Чернышу, Цзянг Сяотиан снова повернулся ко мне.

– Доберись до центра управления и разыщи там этого лейтенанта или А-Нуо, о котором упоминалось ранее. Если сможешь убедить их следовать своим указаниям, они смогут стать весьма существенной помощью в грядущем сражении с подопытными. Если же определить их местоположение не удастся, тут же ищи другой выход из лаборатории и уходи отсюда немедленно. Черныш же вернётся к остальным и передаст им информацию о том, что и им тоже следует немедленно отступать.

– То есть, найти А-Ксинга по-твоему недостаточно? – уверена, уж его-то я точно смогла бы убедить слушаться моих приказов, чего, увы, не могу сказать об А-Нуо и лейтенанте. Едва ли они так просто согласятся вверить собственную жизнь и жизни всех своих товарищей в руки подростка, которого даже толком не знают.

– Лидерские качества парня, которого Черныш оценил как «да даже А-Ксинг бы сгодился», вероятно, находятся приблизительно на том же уровне, что и твои собственные, так что толку с него мало, даже если отыщем его.

Я мысленно пустила по нему сочувствующую слезу. Бедный А-Ксинг. Тебя так быстро записали в бесполезный балласт.

В этот момент я внезапно наступила на что-то мягкое. Это ощущение… Опустив свет от фонарика вниз, я подняла ногу, явив взору оторванную человеческую руку со всё ещё надетым на неё рукавом типичной зелённой военной раскраски. Пусть ткань и была пропитана кровью, это определенной была военная униформа.

Со стороны раздался резкий тревожный вдох, однако через пару секунд Черныш облегчённо выдохнул.

– Нет, это не один из наших.

– Не один из ваших? – удивлённо переспросила я. Вид оторванной руки тебя, что, настолько шокировал, что ты уже отказываешься признать её рукой своего товарища по оружию?

Однако Черныш лишь спокойно кивнул и указал пальцем на запястье.

– Да, этот парень был не из наших. Пусть униформа и похожа, но пуговицы на рукавах отличаются. Он не из регулярной армии. Скорей всего из какой-то частной.

– Вроде наёмников, так? – уточнил Цзянг Сяотиан, и задумался. – Вам позволяли охранять лишь периметр башни, но это отнюдь не значит, что внутренние помещения лаборатории оставались незащищёнными. А учитывая упомянутую в письме пропажу людей, ситуация ещё больше проясняется. В конце концов, сами учёные не стали бы заниматься чем-то столь грязным как похищение людей. Если этим занимались не регулярные войска, то остаётся лишь один вариант – бойцы из частной армии ИЦМО.

– Письме? – озадаченно уставился на Сяотиана Черныш. – Каком ещё письме?

А ведь он прав. В письме Даге действительно упоминалась загадочная пропажа беженцев с территории базы. Получается их всех превратили в подопытных? Тогда новость о Юн-юн меня сильно шокировала, так что мою голову полностью заполнила тревога за мою Сяо-мей, а информация о пропаже людей как-то сама собой ушла на второй план.

– Нам следует поспешить, Шую. И будь готов к сражению, – предупредил Сяотиан, нахмурившись. – Вполне возможно, что в центре управления небезопасно.

Я кивнула и покрепче сжала в руках своё оружие, а именно пистолет и ледяной кинжал. Тем не менее больше всего мне бы сейчас хотелось иметь в руках свой любимый шест, пусть даже и без наконечника. Возможно, беспокойство Сяотиана не так уж и беспочвенно. У меня даже нет толкового оружия в руках, так что я, вероятно, мыслила слишком уж оптимистично, полагая, что смогу совладать с целой толпой подопытных в одиночку.

Мы ускорили шаг. По дороге мы так и не встретили ничего подозрительного, и вскоре наши ноги принесли нас в большой просторный коридор со стеклянными стенами по обеим сторонам. Разумеется, большая часть этих стеклянных стен уже была разбита, из-за чего весь пол был усыпан огромным количеством осколков.

Центральная лаборатория. Именно сюда я планировала попасть с самого начала, но была вынуждена бросить эту затею после тех дурацких выстрелов. К счастью, как оказалось, кратчайший путь в центр управления лежит как раз через лабораторию, так что мне повезло.

Разумеется, времени задерживаться здесь у нас не было, но ступая по осколкам мы всё равно невольно замедлили свой шаг. А всё из-за невероятного зрелища, что открылось нашему взору. В кино мы множество раз видели различные лаборатории, где проводились эксперименты на людях, однако то чувство, когда вдруг сам оказываешься в подобного рода месте, невозможно сравнить ни с чем.

Самой невыносимой вещью здесь был даже не внешний вид лаборатории, а скорее запах. От этого устойчивого запаха антисептиков невольно хотелось оторвать собственный нос, но даже его было недостаточно, чтобы скрыть металлический аромат крови. Запах свежей крови смешался с вонью давно уже разлагающейся плоти, породив вместе просто непереносимый духан.

Затем звуки. Ступая по осколкам стекла и лужицам различных жидкостей, издаваемый при этом хруст разносился по всей лаборатории. Казалось, этим звуком мы вот-вот привлечём к себе внимание чего-то жуткого, но идти вперёд всё равно надо было.

Последним же, но не менее впечатляющим, был вид. Эта лаборатория была освещена куда лучше, чем все предыдущие помещения и коридоры, через которые мы прошли. Изначально здесь, должно быть, было также светло, как и днём на поверхности, однако из-за того, что половина ламп была разбита, а некоторые из уцелевших хаотично моргали, создавалось довольно жутковатое ощущение. Казалось, что в любой момент после очередного такого моргания на месте, где прежде ничего не было, внезапно может что-то да появиться.

Помимо этого, всё пространство внутри было завалено бессчетным количеством трупов, причём большая их часть имела вид разорванных и разбросанных по столам, полу и даже развешенных по различной аппаратуре фрагментов тел. Оторванные конечности, обглоданные скелеты и даже внутренние органы – здесь можно было увидеть всё что угодно. Стены же лаборатории были залиты огромным количеством крови, превратив изначально белоснежные поверхности в кровавое подобие граффити.

Увидев всё это, Черныш не смог сдержаться и спешно прикрыл ладонью рот. Более он не решался вымолвить и слова. Впрочем, оно и понятно. Для того чтобы что-либо сказать, ему, волей-неволей, пришлось бы вдохнуть здешний воздух поглубже, а сделав это, он наверняка тут же побежал бы искать какой-нибудь угол, чтобы хорошенько проблеваться.

Что же до меня, то Гуан Веюн прожила в апокалипсисе целых десять лет, так что никакой труп, в каком бы изуродованном виде он передо мной ни предстал, не сможет меня смутить. Тем не менее, плавающие в прозрачных стеклянных цилиндрах трупы являются редким исключением из правила.

Внутреннее пространство лаборатории было поделено на множество более маленьких прозрачных комнат для экспериментов, и в каждой из них находилось минимум с десяток больших стеклянных цилиндров, в каждом из которых находился труп… ну или нечто отдалённо смахивающее на труп. В каждое из таких тел было воткнуто огромное количество различных трубочек, однако, судя по тому, что ни одно из них так и не вылезло наружу, они все, скорей всего, были уже мертвы.

Находящиеся в цилиндрах трупы имели самые разные формы и размеры. Некоторые имели полностью прозрачную кожу и мышцы, благодаря чему можно было во всех деталях разглядеть их кровеносную систему и внутренние органы. Другой же труп с головы до пят выглядел как отвратительный комок щупальцев, значительно превзойдя по их числу любого уважающего себя осьминога или же медузу. Но самым омерзительным из всех был труп маленькой девочки. Её тело было полностью обнажено и имело правильные пропорции и красивые черты лица. К несчастью, этих самых лиц у неё было слишком много. В общей сложности на её теле я насчитала не менее тридцати лиц.

– М-мать вашу, да чем они тут занимались? – дрожащим голосом пробормотал Черныш.

Чем, спрашиваешь? Ровно тем, что ты видишь прямо у себя перед глазами.

Я опустила взгляд на Сяотиана.

– Даге, это всё иные?

Пусть все они и выглядели омерзительно, словно эволюционировали в хаотичном порядке, их внешний вид всё равно было реально сопоставить с известными мне по предыдущей жизни типами иных. К примеру, тот прозрачный тип в дальнейшем стал бы полностью прозрачным и даже научился бы изменять форму своего тела. Такие иные убивают своих жертв поглощая их, а затем медленно переваривая. Более того, подобный тип иного почти всеяден и не побрезгует сожрать даже покрышки у автомобилей.

Изначально люди немало побаивались этого типа иных, однако возможно из-за того, что и их мозги тоже стали прозрачными, любой интеллект, который у них только был до этого, испарился без следа. Ну а так как пищей для них служило фактически всё что угодно, голодная смерть им однозначно не грозила, так что и особо напрягаться ради поиска пропитания им не требовалось. Поэтому любой угодивший в него, будь то человек или же другой иной, вполне мог высвободиться лишь хорошенько посопротивлявшись.

Позднее некоторые особо заскучавшие индивиды даже стали воспринимать их как питомцев. Они ведь едят всё, что им не дай, так что даже для живущих в апокалипсисе людей уход за ними не составлял особого труда. Дошло то того, что им даже придумали ласковое название «стекляши».

– Мёртвые люди в любом случае становятся иными, – равнодушно выпалил Цзянг Сяотиан, – так какая разница, кем они изначально были?

И то верно. Если хотите заполучить в свои руки иного, всё, что для этого вам понадобится сделать, это убить человека.

– И чего они только пытались этим достичь? – я этого искренне не понимала. Разве вокруг и без того не предостаточно всяких странных иных? Какой смысл создавать ещё больше странных созданий?

– А вот меня больше интересует вопрос, создали они всех этих красавцев до или после 21-ого июня.

От этих слов у меня тут же холодок по спине пробежал. Подземная лаборатория – не то место, которое можно с лёгкостью построить по щучьему велению. Создать подобные условия работы после наступления апокалипсиса невозможно. Это значит, что сфера проводимых здесь исследований с самого начала имела подобную направленность. Означает ли это, что раньше в этих стеклянных цилиндрах учёные держали своих подопытных? А что же тогда начёт тех трубок? Они ведь явно не для изготовления светящихся браслетов тут находятся, не так ли?

– Ч-что ты такое говоришь? – слабым сбивчивым голосом переспросил Черныш. – Я ничего уже не понимаю. Нам то-точно нужно идти дальше в центр управления?

И когда я уже было собралась ответить «разумеется», Цзянг Сяотиан внезапно сорвался с места и, пробежав по осколкам, ворвался в одну из изолированных лабораторий, после чего застыл рядом с одним из находящихся внутри цилиндров. Вернее, он смотрел не столько на сам цилиндр, сколько на монитор над ним. Сам цилиндр был разбит. Чтобы ни было прежде внутри, оно сумело выбраться наружу.

– Что-то не так, Даге?

Проигнорировав застывшего от удивления на прежнем месте Черныша, я проследовала за Даге в обособленную лабораторию. Эта комната была сравнительно больше остальных, и аппаратура тут стояла на вид более сложная и дорогая. Должно быть, это главная лаборатория всего исследовательского центра.

Подойдя к Сяотиану, я уже было хотела повторить свой вопрос ещё раз, но лишь взглянув на его выражение лица едва не подавилась собственными же словами. Лицо этого милого ребёнка было буквально перекошено от гнева!

– Это он! – сквозь сжатые зубы прошипел Сяотиан. – Тринадцатый!

Я тут же оцепенела, моментально поняв, кого именно Цзянг Сяотиан имеет в виду. Обычно я плохо запоминаю имена, но это имя известно даже мне, так как оно долгие годы вселяло страх в сердца всех жителей Азии. Единственная элита иных на территории Азии, что носила не совсем типичное имя, – Тринадцатый.

Тринадцатый устроил в Азии настоящую резню и по какой-то причине его целью всегда были только люди. Зверей и растения он полностью игнорировал. Он убивал всех людей без разбору, стоило ему лишь увидеть их. Даже когда все его подчинённые были полностью сыты, они всё равно продолжали целенаправленно убивать людей. Тем не менее, никто не знал причину столь ярой ненависти Тринадцатого к людям… Хотя, думаю, теперь у меня появилось кое-какое предположение на этот счёт.

Если бы меня поймали и, поместив в цилиндр, сделали своим подопытным кроликом, я, вполне вероятно, тоже стала бы убивать всех людей без разбору, как только выбралась бы наружу.

Взгляд Цзянг Сяотиан был прикован к монитору, на котором была выведена информация о находившемся прежде внутри подопытном образце. В левом верхнем углу значился порядковый номер цилиндра, в именно 013. Выходит, имя Тринадцатого – это его номер как подопытного?

На экране монитора был изображён высокий иной, почти неотличимый по виду от обычного человека. Выглядел он как мужчина приблизительно тридцати лет, но с толстым чешуйчатым как у динозавра хвостом. Им он, скорей всего, может неплохо блокировать удары, да и в качестве оружия тоже сгодится.

В этот момент Цзянг Сяотиан резко схватил мою руку и выпалил:

– Идём, Шую! Мы должны его найти!

От этих слов у меня тут же кровь от лица отхлынула. Хей-хей-хей, Даге, это же тот самый парень, из-за которого в будущем люди начнут перескакивать цифру «тринадцать» во время счёта. Он пострашнее будет чем даже четвёрка смерти1 или 666 Сатаны, а ты хочешь, чтобы я пошёл его искать?

– Зачем?

Дай мне хотя бы какое-нибудь объяснение, чтобы я понимала, ради чего на смерть иду!

– Он убил моих ребят! – взревел Цзянг Сяотиан. – В ходе одной из вылазок Сяо Ша и его отряд случайно наткнулись на него. И все до последнего погибли! Более двадцати прекрасных людей были съедены подчистую! Оставшихся позади фрагментов тел не хватило даже на то, чтобы собрать из них один целый труп!

Я застыла. Сяо Ша погиб?

– Но, Даге, сейчас-то Сяо Ша всё ещё цел и здоров.

– Мой Сяо Ша уже мёртв!

Так он уже догадался, что это иной мир? Я притихла. Если для Цзянг Сяотиана Сяо Ша уже мёртв, то что насчёт Цзянг Шую? Нет, скорее, что насчёт всей семьи Цзянг?

Сам же Сяотиан в пылу гнева, похоже, даже не заметил собственную оговорку. Уставившись на меня пылающим взглядом, он заговорил:

– Шую, все двадцать с небольшим членов отряда были полностью съедены. Одного лишь Сяо Ша оставили целым. Тринадцатый превратил его в иного, а затем запер в клетке в качестве своего питомца. Понимаешь, он даже не подчинённым его своим сделал, а хреновым питомцем!

Теперь понятно, отчего Цзянг Сяотиан слетел с катушек, стоило ему только увидеть изображение Тринадцатого на мониторе. Даге ведь всегда крайне трепетно относился к членам своего выдающегося отряда, так что уже тот факт, что после увиденного он не ломанулся в стан врага словно суицидник в надежде расквитаться со злосчастным Тринадцатым, уже демонстрирует степень его рациональности и сдержанности.

– Ладно, убить Тринадцатого, я понял, – просто согласилась я. В конце концов, я ведь с самого начала планировала сразиться с этими подопытными и не сделала этого лишь потому, что Цзянг Сяотиан был против этой затеи. Ну а раз теперь он обеими руками «за», то тут и думать не о чем!

Более того, уж больно много азиатов пало от рук Тринадцатого в моём предыдущем мире. Если бы не он и его войско иных, то выживших людей в Азии было бы на добрую сотню тысяч больше. И это ещё по скромным подсчётам!

В том мире Тринадцатый стал основателем одного из крупнейших лагерей иных, и обрёл настолько огромную силу, что даже сам Ледяной Император, несмотря на всю его ненависть, не имел возможности как-либо отомстить ему за смерть Сяо Ша. Однако нынешний Тринадцатый ещё не является элитой. И раз нам представилась такая возможность, мы просто обязаны убить его здесь и сейчас!

Сноски

1. Четвёрка смерти : в китайском цифра «4» произносится также как и слово «смерть», поэтому она считается несчастливым числом

Конец эпохи доминирования Том 3 глава 3: ИЦМО

Конец эпохи доминирования Том 3: Скованное льдом благородство и величие

Автор оригинального китайского текста: 御我 (Yu Wo)


Глава №3: ИЦМО – перевод EliSan; редактура Akili

Шую, я до сил пор не знаю, где ты. Мы уже обыскали всё, что только могли, но даже никакой зацепки обнаружить не смогли…

Ну, разумеется. Было бы крайне странно, если бы вам с лёгкостью удалось обнаружить зацепку о местонахождении человека, которого ранее утащила птица в неизвестном направлении. Такой бедолага уже давно мог превратиться в кашицу, будучи расплющенный при падении с огромной высоты, или же мог быть съеден подчистую птахой… В таком случае вам удалось бы отыскать его, лишь спустившись за ним в загробный мир!

Надеюсь, тот факт, что смотровая башня превратилась в лагерь для беженцев, не создал для тебя слишком много проблем.

В этом месте явно творится нечто неладное. Каждый раз, когда внутрь базы впускают новую порцию беженцев, некоторое их число бесследно исчезает. Не знаю, кто именно за этим стоит, но они проворачивают всё очень чисто, так что и следа не остаётся. А учитывая то, что в жестоких реалиях нынешнего мира люди вообще стали куда меньше обращать внимания на трудности других людей, пропажа беженцев и впредь могла бы остаться никем незамеченной. Мы сами обратили на это внимание лишь благодаря тому, что тщательно собирали информацию обо всех находящихся на территории базы людях в надежде отыскать среди них тебя.

Будь осторожен. Постарайся покинуть базу как можно скорее и воссоединиться с нами. Мы продолжим двигаться на восток. Следующей нашей целью является городок под названием Старая Ностальгия, что недалеко от Лан. Там есть известная башня с часами, и, если только мы внезапно не найдём какие-то явные следы или же не встретим неожиданные трудности по пути, это место станет нашей базой для твоих поисков на довольно долгий срок. Мы планируем сменить свою тактику поиска и начать обследовать территорию радиус за радиусом, начиная с того города.

Шую, возвращайся скорее. В последнее время Шуюн стала изматывать себя тренировками своей способности, из-за чего уже не раз теряла сознание. Она винит себя за твоё похищение. Мол, будь она сильнее, тебе бы не пришлось подставляться под удар, чтобы защитить её. Она… в общем, просто возвращайся поскорее.

От твоего ге

Шутиана

– Юн-юн! Моя глупенькая мей-мей, а что если ты этими тренировками подорвёшь своё здоровье?!

Эта новость меня так взволновала, что сразу же захотелось вмазать кулаком по какой-нибудь стенке, чтобы хоть немного усмирить свои эмоции, однако рядом со мной как назло сейчас не было ни единой стены, так что вместо этого пришлось ограничиться дикой тряской верхушки башни. Была б моя воля, я бы сейчас всю башню разорвала к чертям собачьим.

– Лан? Что это за город? – нахмурившись, поинтересовался Цзянг Сяотиан.

Однако у меня в этот раз подобного вопроса не возникло. Город Лан – один из крупнейших мегаполисов Мессии, а вот о городке Старая Ностальгия мне пока слышать не доводилось. Впрочем, неважно. Я в любом случая узнаю его точное местоположение, стоит только карту открыть.

Пробежавшись ещё разок взглядом по накарябанным строкам, я нехотя выпустила сферу из хватки и приступила к спуску. И стоило мне лишь обернуться назад, чтобы оценить обстановку на земле, как выражение моего лица тут же вновь помрачнело.

С прошествием времени ситуация стала ухудшаться. С каждой минутой всё большему и большему числу подопытных удавалось прорваться через оцепление – признак того, что огневая мощь военных постепенно ослабевала. Некоторые из бежавших даже начали время от времени нападать на солдат со спины, из-за чего тем теперь приходилось следить не только за тем, что творится перед глазами, но и за тылом тоже. Стоит им потерять бдительность хоть на мгновение, как на них тут же набросятся сзади и убьют.

От подобного зрелища у меня невольно сжалось сердце. Чен Янксинг и Гуо Хонг сейчас тоже там? И те вояки, что подшучивали над Чен Янксингом вместе со мной: А-Нуо, Толстячок, Черныш, лейтенант… Тем не менее, принимая во внимание сложившуюся ситуацию, даже я не чувствую себя уверенной в том, что смогу им в чём-то помочь.

Пусть большая часть этих иных и выглядят странно, словно эволюционировали в рандомном порядке, все они обладают не дюжей силой и являются отнюдь не простыми оппонентами. Скорей всего, по боевому потенциалу ни один из них не уступит обычному иному первого ранга. И таких тут целое полчище. Более того, их число ничуть не уменьшается, так как из башни продолжают появляться все новые и новые подопытные. Неизвестно даже, сколько их там ещё внутри.

– Эти твари малясь слишком ОП1, – немного шокировано пробормотала я. – Интересно, внутри них есть кристаллы?

Тогда я смогла бы накормить ими Сяотиана. Меня тут же посетило жгучее желание отхватить себе парочку этих иных.

– Не смей даже думать о том, чтобы лезть в драку с этими подопытными, – зыркнув на меня, пригрозил Цзянг Сяотиан. – Даже если у них и есть кристаллы внутри, неизвестно ещё, что сотворила с ними ИЦМО. Разве ж ты осмелишься хотя бы в рот подобное взять?

…до апокалипсиса мы опасались обколотых химикатами продуктов, теперь же мы побаиваемся обколотых химикатами кристаллов эволюции. Ну, ладно, это действительно весьма обоснованное опасение. Первое является для человека медленной смертью, а вот о том, чем грозит человеку второе, даже предположить сложно. В худшем случае человек может умереть мгновенно, стоит лишь положить подобный кристалл на язык. Такие кристаллы не стоят того, чтобы рисковать из-за них жизнью.

– Шую, думаю, нам стоит уйти, – заявил Цзянг Сяотиан, нахмурившись. – Не стоит пытаться пробраться внутрь башни. Уж больно много там внизу этих подопытных. Ты никак не осилишь такую толпу в одиночку.

Я тоже так считала. Кивнув, я принялась медленно спускаться с башни.

Внезапно раздался новый оглушительный взрыв, отчего стальная башня вновь закачалась, вынудив меня снова спешно приморозиться к стене. Глянув вниз, я заметила, что теперь военные переключились на оружие с большей огневой мощью; в ход пошли даже ручные гранаты и РПГ. Боже, и почему они решили воспользоваться ими лишь сейчас? Зачем было так долго тянуть? Из-за этого промедления столько народу полегло впустую…

Но солдат, что стоял рядом с гранатомётом тут же надавил на дуло, заставив стрелявшего опустить оружие.

– Какого чёрта ты делаешь? Наши всё ещё внутри, как и те учёные. Если обрушишь ворота, они не смогут выйти!

– Я твою задницу спасаю! – взревел вояка с РПГ. – Только не говори, что думаешь, будто они всё ещё могут быть живы?!

– Да насрать мне, чью ты там задницу спасаешь! – заорал солдат в ответ. – Не смей больше палить! Лейтенант, А-Нуо, А-Ксинг, старик Гуо… все они всё ещё в башне!

Приглядевшись, я к собственному изумлению признала в кричащем солдате Черныша и поспешила спуститься пониже, чтобы суметь получше расслышать их перепалку.

– Мы не можем позволить этим тварям выбраться за пределы базы. Снаружи лишь беззащитные гражданские!

– Нам запретили использовать тяжёлое вооружение, – раздался чей-то ещё голос. – Сверху поступил приказ во чтобы то ни стало спасти некого профессора Ву, что находится внутри.

– Да пошёл к чёрту этот профессор! Это ведь он и его подчинённые наклепали нам на радость этих красавчиков. Всё ещё хочешь их спасать?

В этот момент раздалась новая серия взрывов, но уже изнутри башни. Лица всех вояк тут же помрачнели.

– Шую, поспеши, – напомнил мне Цзянг Сяотиан. – Если не успеем удрать отсюда, пока их оборона всё ещё держится, могут возникнуть проблемы.

– Даге, – произнесла я тихим ровным голосом, – скажи, если каждый раз при возникновении опасных ситуаций я буду убегать, рассудив, что эта угроза мне не по плечу, смогу ли я в итоге стать Ледяным Императором?

Цзянг Сяотиан тут же вздрогнул всем телом и притих.

Я же, скорчившись, продолжила:

– По правде, мне безумно хочется сбежать. Просто глядя на бушующий под нами ад, мне становится страшно. Я хочу лишь вернуться домой, убежав от всех опасностей. Чтобы защитить своих родных, от меня требуется лишь быть рядом со своей семьёй.

В прошлом мире Гуан Веюн сделала именно это. Можно даже сказать, что я умудрилась пережить целых десять лет в апокалипсисе именно благодаря этому, но в итоге я всё равно умерла. Разница лишь в том, что в прошлом мире моя жизнь или смерть ничего не меняла, ведь тогда я была всё равно что ходячий мертвец без будущего.

Но эта жизнь совсем другая. В этой жизни многое зависит от того, выживу я или нет! Если бы я была сильнее и не была повержена той стаей птиц, стала бы Шуюн винить себя за произошедшее и тренировать свою способность до потери пульса?

То, что та стычка закончилась лишь моим похищением, ещё приемлемый результат, ведь благодаря этому я хотя бы смогла защитить Шуюн. Но в следующий раз, если я паду, смогут ли остальные справиться с противником без меня?

По правде говоря, мне страшно. Страшно от одной лишь мысли, что меня могут разорвать на клочки, как тех вояк внизу. Это чертовски больно! По собственному опыту знаю, ведь в прошлой жизни я умерла именно так! Но что пугает меня даже больше этой жуткой боли, так это то, что я не смогу больше увидеться в Шуюн и Даге!

Однако больше всего на свете я боюсь, что однажды я могу не суметь защитить свою семью. Если разорванной на клочки вдруг окажусь не я, а Шуюн… моё сердце разрывается лишь от мысли об этом.

Я сделала глубокий вдох. Я поклялась, что больше не стану убегать и прятаться, и что непременно стану Ледяным Императором. Ни в коем случае я не должна забывать этой клятвы.

– Я не могу убежать.

После этих моих слов на лице Цзянг Сяотиана появилось довольно странное выражение лица. Если бы меня попросили его описать, то я, пожалуй, провела бы аналогию с мамой-птицей, что наблюдает за тем, как её собственный птенец покидает гнездо. Своего рода смесь тревоги и гордости… и всё это на лице трёхлетнего ребёнка. Пожалуйста, Даге, ты можешь вести себя как обычный нормальный трёхлетний малыш?

– В прошлом ты ничего не боялся. Теперь же ты боишься всего. И всё же, я бы с большей готовностью доверил свою спину именно нынешнему тебе.

Я тут же горделиво выпятила грудь колесом, чувствуя, что сердце буквально распирает от счастья. То, что сам Ледяной Император готов доверить мне свою спину, величайшая честь!

– Ну, по крайней мере, морально. На деле ты пока ещё не дотягиваешь по силе.

А без этого уточнения никак не мог обойтись?!

– Однако каким бы смелым ты ни был, даже тебе, Шую, не удастся одолеть всех этих подопытных. И это факт.

Наклонив голову на бок, я внимательно уставилась на солдат внизу, что без перерыва палили из своих автоматов и периодически подвергались атакам со спины. Выглядело всё так, словно они уже были в шаге от поражения.

– А что если я смогу убедить этих вояк сотрудничать со мной?

– Ну, огневая мощь-то у них имеется, но вот дух их уже фактически сломлен, – задумчиво пробормотал Цзянг Сяотиан. – Если никто не вернёт им стойкость духа, эти солдаты скоро просто разбегутся кто куда. Сейчас тебе следует не искать сотрудничества с ними, а шокировать их! Чтобы как можно быстрее вынудить их следовать твоим командам.

Я была просто ошарашена его словами, не зная, стоит ли мне плакать или же смеяться. Мне, восемнадцатилетнему подростку, ошарашить толпу профессиональных взрослых вояк. Миссия невыполнима.

– Дальше же всё будет зависеть от твоих действий, будь то укрепление обороны или же наступление на башню. Последнее, к слову, будет организовать значительно сложнее. Боевой дух этих солдат уже надломлен, так что они, скорей всего, не захотят входить внутрь. Тем не менее, каким бы ни был твой план, если не начнёшь действовать прямо сейчас, можешь забыть о помощи этим воякам.

Он прав. Прежде число убегающих в страхе дезертиров было невелико, однако теперь, когда битва значительно накалилась, многие обороняющиеся солдаты начали медленно отступать. Стоит подопытным ещё немного надавить на них, и весь строй мигом развалится, словно карточный домик.

И стоило мне подумать об этом, как из башни выбежал новый подопытный, чей рост был порядка трёх метров. Несмотря на то, что пропорции тела у него всё ещё были вполне себе человеческие, кожа и плоть приобрели каменистый сероватый цвет. Если бы он присел на корточки рядом с какой-нибудь дорогой, точно бы приняла его за обычный валун.

Глаза вояк при его появлении тут же округлились, однако меня подобным едва ли можно было удивить. В конце концов, уже в самый первый день апокалипсиса, когда я была ещё калекой, мне пришлось столкнуться с горой мышц у себя дома. Пусть этот подопытный и посильнее горы мышц будет, однако и я тоже уже далеко не тот калека, каким была раньше.

В этот момент серокожий подопытный внезапно издал оглушительный рёв. Благодаря этому, солдаты наконец-то вышли из своего ступора и вновь начали очумело палить из своих ружей. К несчастью, его кожа оказалась невероятно прочной. Настолько, что обычные пули не способны были причинить ему особого вреда.

И, что ещё хуже, остальные подопытные так же не стояли сложа руки; им даже хватило ума двинуться вперёд всем вместе под прикрытием Валуна. По этой причине солдаты более не могли стрелять лишь по Валуну; теперь они также были вынуждены уделять внимание и прочим подопытным, что в свою очередь лишь облегчило задачу Валуна. Воспользовавшись этим шансом, Валун рванул вперёд и, схватив по солдату в обе руки, выставил их перед собой, словно мясные щиты.

– Прекратить огонь! – в ужасе воскликнули вояки и были вынуждены направить свои дула на других подопытных, позволив тем самым Валуну окончательно вырваться из оцепления.

Как он может быть столь умён? Иные просто не могут пока быть столь сообразительны. Судя по размеру головы этого парня, он однозначно не относится к интеллектуальному типу иных. Что-то с этими подопытными явно не так. Цзянг Сяотиан прав, я определённо должна разузнать, чем они там занимаются внутри башни. Второго такого шанса у меня не будет.

И пока я раздумывала над тем, стоит ли мне позволить этому Валуну сбежать или же напасть на него с целью шокировать вояк, Валун сделал этот выбор за меня.

Вырвавшись из оцепления, он, тем не менее, не проявил ни малейшего намеренья куда-либо бежать. Вместо этого он наоборот принялся нападать на солдат сзади, разрушая тем самым их строй. Когда же вояки попытались спешно отступить, он последовал за ними по пятам. Ближайшие к нему солдаты тут же закричали и дали дёру, в то время как стоящие в отдалении всё ещё не решались стрелять по нему, так как боялись задеть своих.

Спешно сняв рюкзак, я опустила его вместе с Сяотианом на уступ башни, достала со дна две половинки своего копья и, недолго думая, спрыгнула вниз. Проскользив по земле несколько метров, я быстро догнала Валуна и метнула в него два ледяных лезвия. Брошенные снаряды в мгновение ока приморозили ноги громилы к земле, отчего тот, не ожидая подобной атаки, тут же свалился навзничь, породив лёгкую дрожь земли.

Оба ледяных лезвия скользнули по его спине, но не сумели даже оцарапать его. Однако я этого ожидала. Разъярённо взревев, Валун махнул рукой себе за спину, но я с лёгкостью уклонилась от удара, отпрыгнув в сторону. Не сумев поразить меня первой атакой, он, даже не удосужившись подняться на ноги, тут же рванул в мою сторону, как видимо, рассчитывая раздавить меня в своих объятиях.

Я вновь с лёгкостью уклонилась от его рук, скользнув на пару метров назад, в результате чего он снова упал на землю, но на этот раз не плашмя – успел подставить колено. Но даже так, этого с лихвой хватило для того, чтобы разъярить его пуще прежнего. Взревев, он поднял на меня гневный взгляд, но тут же удивлённо потупился, так как теперь в обеих руках у меня было по пистолету, и оба их дула были направлены прямо ему в зрачки.

Бах, бах, бах––

Но даже словив несколько последовательный пуль у него хватило живучести взвыть от боли. Зажав пострадавшие глазницы ладонями, он принялся вслепую бегать взад вперёд, вероятно понадеявшись на шанс, что я могу случайно попасть ему под ноги.

Я же тем временем преспокойненько скользила прямо у него перед носом, оценивая нанесённые его лицу повреждения. Глазницы Валуна теперь имели вид зияющих окровавленных дыр. От глазных яблок ничего не осталось. По логике вещей, прошедшие сквозь глазные яблоки пули должны были пронзить и его мозг тоже, но, похоже, он таки успел вовремя зажмуриться. Как видимо, даже веки у этого парня невероятно крепки.

В этот момент на меня со стороны неожиданно набросились несколько других подопытных. Резко развернувшись, я ткнула дулом одного из своих пистолетов прямо в лоб ближайшему иному и всего одим единственным выстрелом снесла ему пол головы.

У подаренного Джин Фенг оружия весьма впечатляющая огневая мощь.

И когда я уже было собралась разделаться с оставшимися двумя, их внезапно пронзил с десяток пуль, в мгновение ока превратив этих незадачливых иных в подобия пчелиных сот. Глянув в сторону, я заметила Черныша с автоматом в руках. От его дула все ещё исходила лёгкая струйка дыма, а во взгляде читалось полное замешательство, словно он не мог поверить собственным глазам.

В этот момент сзади раздались тяжёлые ритмичные шаги. Обернувшись, я заметила, что Валун припустил со всех ног прочь, как видимо рассчитывая сбежать с поля боя.

Заскользив следом, я привычным движением приморозила своё копьё к поясу, после чего одновременно создала в обеих руках тонкие ледяные лезвия и метнула ещё один заряд льда Валуну под ноги. Под весом его ступни лёд тут же раскололся, сумев лишь на долю секунды нарушить его баланс, однако этой мимолётной задержки мне было более чем достаточно. Оттолкнувшись от его голени, я запрыгнула Валуну на спину, перемахнула через его голову и приземлилась прямо перед ним.

Ледяные лезвия, что я прежде держала в руках, теперь торчали из его пустых глазниц.

Покачавшись с пару мгновений, Валун в итоге безвольно рухнул на землю. Приблизившись, я несколько раз пнула его, после чего, убедившись, что никакой реакции нет, подняла его голову и ещё пару раз прокрутила лезвия в его глазницах. Для верности. Лишь сделав это, я наконец-то смогла полностью расслабиться и бросила его голову обратно на землю. Все живые существа нынче стали куда живучее прежнего, так что я никак не могла расслабиться, пока не превращу мозг своего оппонента в кашицу.

Опустив взгляд на лежащее у моих ног тело Валуна, я невольно нахмурилась. Что-то в этом ином меня настораживало. Да, он был крепок, с этим не поспоришь, но в тоже время он был на редкость медлителен. Зная эту его слабость, разделаться с ним было совсем не сложно. Пусть он и представлял собой бо́льшую угрозу, чем иные первого ранга, его истинная сила даже рядом с ними не стояла. Складывается ощущение, словно он эволюционировал именно для того, чтобы служить щитом против пуль, пожертвовав всем ради этой единственной цели, что и привело к подобному плачевному результату, сделав его очень прочным, но в тоже время очень простым для прямого сражения оппонентом.

С такой однонаправленной эволюцией вообще легко ошибиться. Цзянг Сяоронг тому прекрасное доказательство. Кучу кристаллов угрохал на то, чтобы вырасти, а в итоге превратился из достающего до небес гигантского древа в крохотное деревце бонсай.

Однако сделал ли этот иной ошибку в своей эволюции сам, или же к этому приложило руку ИЦМО?

Впрочем ладно, я в любом случае узнаю все ответы, как только попаду внутрь башни.

Развернувшись, я заметила, что и вояки тоже почти закончили свою битву. Земля перед входом в башню была буквально завалена мёртвыми телами подопытных, однако, уверена, сбежать тоже удалось многим; иначе военным никак не удалось бы завершить бой столь быстро. Но особой беды я в этом не видела. Нынешний мир полон поедающих людей иных, так что кучка подопытных особо ничего не изменит. Иных и без того слишком много.

Подняв с земли штурмовую винтовку одного из павших солдат, я направилась к военным, отчего те тут же перепугались и направили дула своих оружий на меня.

– Черныш! – выкрикнула я, и все солдаты тут же повернули головы и уставились на Черныша. – А-Ксинг и остальные застряли внутри?

Черныш едва заметно кивнул, явно всё ещё не успев отойти от шока.

– Желаете их спасти? – с вызовом поинтересовалась я. Хотела бы я просто шокировать их, тем самым взяв их под свой контроль, но, к несчастью, для этой задачи я попросту слишком юна и привлекательна, да и объявилась невесть откуда. Поэтому, даже если продемонстрирую им свою силу, они едва ли согласятся слепо выполнять мои указания. По этой причине, чтобы заставить их поступить так, как я того желаю, мне остаётся лишь воспользоваться их рвением спасти своих братьев по оружию.

Если бы с башни спрыгнула не я, а Ледяной Император, уверена, у него бы не возникло с этим никаких проблем. Всё, что от него бы потребовалось, это махнуть рукой и призвать их к оружию, и все тут же с готовностью последовали бы за ним! Чёрт, я… я… могу лишь терпеливо ждать, пока сама не вырасту и не возмужаю. Что ещё мне остаётся?

Глаза Черныша тут же загорелись, что вкупе с его чёрным оттенком кожи выглядело так, словно в ночи зажглась пара ярких прожекторов.

– А то! Конечно, хотим!

На что я довольно кивнула.

– Все, кто желают войти со мной внутрь должны немедленно перевооружиться. Выдвигаемся через тридцать секунд. Дольше ждать мы не можем.

Не став дожидаться их ответа, я вновь устремилась вверх по отвесной стене башни к уступу, где я оставила Цзянг Сяотиана. Когда же я уже было собралась по привычки взвалить рюкзак себе на плечи, меня внезапно остановил Сяотиан.

– Я сам понесу рюкзак, – заявил он. – Тебе предстоит бой, так что будет лучше, если тебя не будет отягощать лишний груз.

– А ты сможешь? – удивлённо вылупилась я. Рюкзак был почти такого же роста, что и Сяотиан.

– Разумеется, – отозвался Цязнг Сяотиан, и покосился на меня каким-то странным взглядом. – Ты, надеюсь, не путаешь меня с обычным малышом, нет ведь?

– Ну, ты же сам сказал, что не можешь использовать свою способность, – смущённо почесав нос, пробормотала я.

– Верно, не могу, – усмехнулся Цязнг Сяотиан, – однако заморозить и разбить парочку сердец мне всё ещё по плечу.

Эх. Ясненько. Вот она, разница в наших способностях. Для Ледяного Императора насмерть заморозить несколько человек настолько просто, что это даже не котируется как «использование его способностей». Вероятно, для него это так же просто, как и чихнуть.

Подняв на руки малыша, я вновь спрыгнула на землю. Солдаты, как и было велено, уже были собраны и готовы выдвигаться. Всего их было человек тридцать. Не так уж много, но их малое число с лихвой компенсировалось качеством бойцов. Вероятно, благодаря их военной выучке и относительно спокойной жизни на базе с самого начала апокалипсиса, они ещё не успели скатиться до жестоких мародёров.

Пусть многие подопытные и сумели сбежать, уверена, там внутри их также осталось немало. Помощь опытных военных мне точно не помешает. Возможно, кто-то из них даже знаком с планом внутренних помещений.

В этот момент ко мне подошёл Черныш и, сделав глубокий вдох, выпалил:

– Мы пойдём первыми. Остальные же останутся проверить положение гражданских за пределами базы.

– Понял. Тогда вперёд, – кивнув, согласилась я.

После чего между нами повисла пауза. Я уставилась на них, а они в свою очередь молча уставились на меня.

– Ведите! – закатив глаза, велела я. – Или же вы хотите, чтобы я и мой трёхлетний сын возглавили атаку?

– …

Вояки тут же покраснели и поспешно отвели глаза в сторону, после чего самый высокопоставленный среди них – младший лейтенант – принял на себя командование и отдал приказ построиться в несколько шеренг для входа в башню. Впереди шли разведчики, за ними двигалась основная группа, ну а замыкали процессию ещё несколько солдат, чьей обязанностью было приглядывать за тылом.

Глядя на то, как выдрессировано они себя ведут, я почувствовала себя чуть более уверенной в успехе нашей миссии. Пока их дух крепок, эти ребята смогут продемонстрировать весьма существенную боевую мощь. Их плохие результаты в недавнем сражении были связаны не с их недостаточной выучкой, а скорее с общей неразберихой и появлением Валуна, которому все их пули были попросту нипочём.

Все уставились на раскуроченные ворота смотровой башни. Выражения их лиц были мрачными, но вояки всё равно без колебания смело шагнули вперёд.

Чернышу поручили остаться подле меня, что шла в самом хвосте, и приглядывать за тылом, вероятно потому, что из всех здесь присутствующих он был единственным, кто был со мной так или иначе знаком. Покосившись на Цзянг Сяотиана, он невольно нахмурился. Ранее некоторые солдаты уже предложили мне оставить малыша снаружи, но я отказалась.

– Сяо Ю, может мне подыскать для тебя какую-нибудь пару обуви? – не смог сдержаться Черныш при взгляде на мои босые стопы. – Внутри однозначно будет немало обломков и осколков. Если войдёшь туда без обуви, мигом порежешь себе ноги, наступив на что-нибудь острое.

Я молча утолстила слой льда у себя на ступнях и продемонстрировала результат ему.

Вояки при виде слоя льда затаили дыхание.

– Сяо Ю, – запинаясь, выпалил Черныш, – к-как ты это сделал?

– Ничего особенного в этом нет. У всех людей нынче есть те или иные необычные способности.

– Но никто не может использовать их так, как ты, – пробормотал кто-то из толпы идущих впереди.

– А нас ты сможешь научить быть такими же сильными? – с явным энтузиазмом поинтересовался Черныш.

– Поговорим об этом позже. Сейчас нам стоит сосредоточиться на спасении ваших товарищей.

После чего я тут же слиняю, словно меня на базе и вовсе никогда не было.

Однако солдаты, услышав мои слова, буквально залучились надеждой и предвкушением, отчего у меня тут же холодный пот на лбу выступил. Эт-это… ладно, если они хорошо себя проявят в этой спасательной операции, я, так и быть, расскажу им о кристаллах эволюции.

В конце концов, ИЦМО уже давным-давно должны были узнать об их существовании. Ни за что не поверю, что они могли не додуматься вскрыть парочку иных, учитывая то нереальное количество подопытных, что до недавнего времени удерживались здесь.

Но, хоть они и знают об их существовании, сотрудники лаборатории предпочли не разглашать это открытие.

Если люди раньше узнают о полезных свойствах этих кристаллов, станет ли положение человечества лучше в будущем?

Через какое-то время мы добрались до лифта. Судя по размеру створок, что были настолько велики, что все тридцать с небольшим членов нашего спасательного отряда смогли бы войти внутрь лифта, стоя бок о бок, это был явно грузовой лифт.

– Ехать на лифте сейчас не самая удачная идея, – спокойно заметила я.

– Это да, но других способов спуститься вниз мы не знаем, – тихо прошептал Черныш. – Сами мы никогда в него даже не заходили. Учёные позволяли нам лишь сторожить периметр башни, да за порядком в лагере беженцев следить.

– Тогда как получилось, что А-Ксинг и остальные оказались внизу?

– Не так давно мы получили сигнал SOS из лаборатории, так что лейтенант взял с собой группу людей и спустился вниз. И через какое-то время оттуда внезапно хлынули эти монстры.

Выходит, мы имеем дело с тайной подземной лабораторией? Я прикрыла глаза и взмолилась, чтобы эта лаборатория оказалась не слишком уж большой, иначе те сбежавшие подопытные могут оказаться лишь вершиной айсберга.

Солдаты из группы разведки аккуратно приблизились к стене и ткнули на кнопку вызова лифта, а остальные военные тем временем приняли оборонительное построение. Створки лифта медленно разошлись, явив взору лишь несколько разорванных в клочья тел людей в белых лабораторных халатах.

Все облегчённо выдохнули.

Махнув рукой, младший лейтенант подал всем сигнал входить, однако когда очередь дошла до меня, он внезапно преградил мне путь.

– С какой целью ты туда едёшь? – с лёгким нажимом спросил он. – Желаешь заполучить исле––

– Ой, да ладно тебе, посмотри, в каком мире мы сейчас живём. Почему бы тебе не перестать ходить вокруг да около и прямо не высказать свои подозрения. Ты ведь, небось, думаешь, что я пришёл украсть результаты их исследований, так ведь? Так вот, знай же, я здесь лишь чтобы вернуть долг Чен Янксингу, – спокойно выпалила я. – Я никогда не оставляю свои долги неоплаченными.

Что, вместе с тем, не мешает мне регулярно лгать.

Младший лейтенант на секунду заколебался, после чего покосился на Цзянг Сяотинана и лишь тогда опустил свою руку, позволяя мне войти в лифт.

Кстати да, никто не стал бы тащить за собой ребёнка, если бы шёл красть данные из лаборатории. Цзянг Сяотиан оказался действительно удачным прикрытием!

Воспользовавшись идентификационной карточкой одного из учёных и его глазным яблоком, нам удалось успешно запустить лифт.

Я молча бросила взгляд на находящуюся сбоку от входа панель с кучей разных кнопочек. Как оказалась, все они были простыми муляжами. Для активации лифта достаточно было просто провести карточкой и поднести глазное яблоко к сканеру сетчатки глаза.

– А А-Ксинг оказывается везунчик, – раздался едва слышный смешок Черныша. – До недавнего времени мы прикалывались над ним, говоря, что он, мол, любит навешивать на себя лишние проблемы, но, как оказалось, в этот раз он умудрился помочь кому-то столь сильному, как ты. Серьёзно, Сяо Ю, кто ты такой? Эти твои движения просто бомба. Сильно сомневаюсь, что хоть кто-то из нашего отряда смог бы одолеть тебя в рукопашном бою.

– Моя семья из поколения в поколение практикует свой уникальный стиль единоборств, – продолжила плести я свою ложь, стараясь не обращать внимания на давящегося хохотом Сяотиана подле меня. Нацепив на лицо серьёзную мину, я решила перехватить инициативу в диалоге. – И вообще, это мне надо спрашивать, кто вы и чем тут занимаетесь! Зачем удерживаете здесь этих ин… монстров? Пусть эти твари в основном и были сосредоточены на побеге, жертв среди находящихся снаружи гражданских, уверен, всё равно немало.

– Да чтоб мы знали! – яростно выпалил Черныш и притих, покосившись на младшего лейтенанта. Лишь убедившись, что лидер его не останавливает, он решился продолжить. – Нам известо лишь то, что здесь находится подземная исследовательская лаборатория, в которой учённые анализируют этих монстров, пытаясь выявить их слабые места и узнать причину, почему они вообще вдруг обратились в чудовищ. Однако мы даже не подозревали, что монстров внизу настолько много. Мы думали, что их там всего несколько штук.

– Если бы мы знали об этом, думаешь, стали бы охранять эту выгребную яму? – в гневе прорычал один из вояк. – Давно бы уже забросили внутрь парочку гранат и уничтожили всех этих ублюдков!

– Разве вы не регулярная армия? – с подозрением переспросила я. – Если вы не наёмники, зачем тогда охраняете исследовательскую лабораторию?

– Разумеется, мы регулярная армия, – спокойно отозвался Черныш. – И раз уж верхи приписали нас охранять эту лабораторию, то, полагаю, она как-то связана с правительством. Как минимум, оно владеет её частью.

– Оу, – отозвалась я, краем глаза покосившись на Цзянг Сяотиана. Оказывается, в этом деле даже правительство замешано, Даге! Ты всё ещё хочешь, чтобы твой ди-ди стал врагом этого исследовательского центра?

Цзянг Сяотиан бросил на меня взгляд и бесстрашно выпалил:

– Огненный Король тоже является частью правительственных войск, однако я никогда его не боялся.

Все дружно опустили взгляды и удивлённо уставились на Цзянг Сяотиана. Что же касается меня, то с меня градом полился холодный пот. Ледяной Император воистину могуч. Его даже не волнует, что эти ребята тоже услышат его слова…

– Кто такой Огненный Король? – озадачено поинтересовался Черныш.

– «Могущественный Король Огня» или же просто «Огненный Король» для краткости – это название очень старого мультика. Мой Сяотиан его просто обожает!

Цзянг Сяотиан же, услышав мои слова, резко застыл, но, к счастью, не стал больше открывать рот, освободив меня от необходимости прикрывать очередную его гениальную оговорку.

Выражения солдат вокруг выглядели так, словно они не могли решить смеяться им над моим притянутым за уши оправданием или же плакать, но как только лифт дернулся и остановился, все тут же в миг вновь сосредоточились и насторожились. По сигналу младшего лейтенанта вояки сформировали оборонительный строй, направив дула своих оружий в сторону створок.

Я тоже, протолкнувшись мимо Цзянг Сяотиана, подняла оба своих пистолета и стала в один ряд с остальными военными.

А затем створки лифта медленно отворились.

Сноски

1. ОП : от англ. «Over Powered». Этой аббревиатурой характеризуют персонажей с излишней для своего вида силой